Была ли армия Наполеона французской? Вопрос представляется просто абсурдным, но он вовсе не так несуразен, как может показаться на первый взгляд. Действительно, в предыдущих главах мы говорили о французской составляющей императорской армии, которая была для нее стержневой, но рассказ о Великой Армии был бы немыслим без описания другой ее части - а именно нефранцузского элемента. Значимость его менялась со временем как количественно, так и качественно. Тому, насколько важную роль играли солдаты и офицеры нефранцузского происхождения в рядах наполеоновской армии и какую эволюцию претерпели за период существования Первой Империи иностранные контингенты и полки, и посвящена эта глава.
    Прежде всего мы остановимся на том, сколько всего нефранцузов сражалось в рядах наполеоновских войск. Для этого сначала необходимо отметить, что присутствие нефранцузского элемента в рядах императорской армии проявлялось в трех основных формах, а именно:
    1) не французы, но подданные Французской Империи, призванные на общих основаниях под знамена и служащие в рядах «французских» полков. Это были жители так называемых «новых департаментов» - территорий современньгх Бельгии, Голландии (с 1810 г.), Пьемонта, центральной Италии, немецких земель левого берега Рейна;
    2) солдаты иностранных полков на службе Французской Империи. Эти части формировались по очень различным принципам, о чем мы будем говорить позже, но главным для них было то, что они занимали в рядах Великой Армии особый статус и формировались из нефранцузов - поляков, швейцарцев, нем­цев, португальцев, испанцев и т. д.;
    3) контингенты союзников Французской Империи. Эта категория была самой многочисленной и очень неоднородной по своему составу, о чем также будет ид­ти речь ниже.
    Уже одно перечисление форм, в которых иностранцы служили наполеоновскому государству, наводит на мысль, что их роль в армии Империи была далеко не второстепенной. Однако обращение к цифрам дает поистине неожиданные результаты.
    Рассмотрим прежде всего представителей «новых департаментов». Согласно подсчетам Ж. Удайля, которые вполне подтверждаются и результатами нашего исследования, их количество варьировалось от 16,6% в эпоху Консульства до 25,6% к концу существования Империи. В общей сложности численность солдат этой категории, служивших Франции, можно ориентировочно определить в 400 000 человек.
    Что касается иностранных полков, то количество служивших в них за время существования Империи можно приблизительно оценить цифрой 200 000 человек.
    Самым сложным является подсчет численности союзных иностранных контингентов, сражавшихся в ря­дах наполеоновской армии. Полковник Карль в статье, посвященной союзным войскам в «Словаре Наполеона», приводит цифру 718 000 человек. Эту же цифру без проверки приводит Жильбер Бодинье в монументальной «Военной истории Франции». Однако данное число солдат союзных контингентов явно занижено. Дело в том, что Карль для своих расчетов суммирует лишь численность контингентов, выставленных союзными государствами для той или иной кампании (да и то под­час используя неполные данные). Если для ряда временных союзников подобная система подсчета абсолютно закономерна: например, военные усилия Пруссии в пользу Наполеона строго равнялись количеству контингента, выставленного для похода на Россию, - то для таких государств, как герцогство Варшавское или Италь­янское королевство этот метод неприменим. Военные силы этих государств были полностью задействованы для общей борьбы, война прошла по их территории, так что даже гарнизонные и резервные формирования так или иначе влияли на ход войны, и их нельзя сбрасывать со счетов. Поэтому, если бы мы для Польши или Италии считали их вклад лишь по контингентам, выставленным для того или иного похода, для сравнения с военным усилием Франции, нам пришлось бы считать лишь французские войска, выставленные для похода за пределы Франции, что могло бы внести полную путаницу и привести к ложным оценкам. Гораздо корректнее будет в случае с государствами, полностью отдавшими свои ресурсы наполеоновской Империи, считать количество всех мобилизованных, сравнивая с общим количеством мобилизованных французов.
    Именно поэтому вместо 84 800 человек, которыми Кар ль определяет военные усилия Польши и 121 000 -Италии, мы насчитываем, соответственно, 207 500 и 217 432 человека. Данные цифры взяты из сравнительно недавних исследований историков перечисленных стран и,, без сомнения, куда точнее отражают реальность, чем цифры, приведенные в «Словаре Наполеона». Неприемлем также подсчет Кар ля в отношении Испании. Он считает, что военное усилие Испании в пользу Наполеона определяется лишь цифрой 15 000 человек, т. е. численностью корпуса Ла Романа, посланного испанским королем в качестве вспомогательного корпуса в Великую Армию в 1807 г. Однако из испанцев было составлено несколько полков в армии короля Жозефа (не путать с полком Жозефа Наполеона - иностранной части на французской службе). Эти полки официально и составляли испанскую королевскую армию, а испанцы, воевавшие на противоположной стороне, хотя их и было подавляющее большинство, рассматривались как мятежники.
    В общем же, если внести ряд корректив в подсчет Карля, численность иностранных контингентов, прошедших через горнило войн Империи, можно оценить числом 1 млн. человек.
    Таким образом, общее количество нефранцузов в наполеоновских войсках было следующим:
    1) солдаты нефранцузского происхождения в рядах французских полков - 400 000 человек;
    2) солдаты иностранных полков на службе Франции - 200 000 человек;
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24]
[25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Франция под ружьем
Уставшая от революции и террора, от крови и пожарищ гражданской войны, от бесконечных государственных переворотов, от дикой инфляции и обнищания огромных масс народа, Франция на первых порах восприняла приход к власти Бонапарта без особого восторга, но скорее, со...
читать главу
Высшие офицеры
Если имена героев предыдущей главы большей частью стерло неумолимое время, то людей, о которых пойдет речь в этой части нашей книги, трудно назвать безызвестными. Даже тот, кто специально не занимался историей, наверняка слышал имя блистательного Мюрата...
читать главу
Битва при Каннах: позор римлян
Ганнибал с его непримиримой ненавистью к римлянам был постоянным раздражителем и угрозой для Римской Республики. Именно поэтому в 216 г. до н. э. на битву с ним отправились оба новых консула (Теренций Варрон и Эмилий Павел). Силы римлян превосходили Карфаген: по сведениям историков, в римской армии было около 80000 пехотинцев и 7000 конников, в то время как у Ганнибала – 40000 пехоты и 10000 кавалерии.
Сражение должно было состояться вблизи городка Канны, где римляне оборудовали большое хранилище провианта. Предусмотрительный Ганнибал, умело используя данные разведчиков, сумел захватить всю провизию, оставив римлян на голодном пайке.
читать статью

Конец 2-й Пунической войны: Карфаген должен быть разрушен!
На первый взгляд, Ганнибалу только и оставалось, что триумфально войти в Рим. Но он не спешил. Уставшие и поредевшие после 3-летней войны войска, тщетные ожидания восстания итальянских народов против Рима, борьба за власть в самом Карфагене… Все эти факторы усугубило сражение при Ноле, состоявшееся в 215 г. до н. э., где римские войска впервые оттеснили карфагенян. Это не самое яркое с точки зрения военного искусства сражение подняло боевой дух римлян, заставив поверить их в то, что они могут противостоять Ганнибалу, «великому и ужасному».
читать статью