Битва разыгралась на холме Сенлак и около него 14 октября 1066 г. Вильям Завоеватель разделил конницу на три «баталь», или «дивизиона», и, как считает большинство историков, строились все три формирования единым фронтом. В центре находилась норманнская кавалерия под началом самого Вильяма, на левом фланге стояла конница бретонцев, а на правом — верховые отряды воинов из других земель, называемых большинством норманнских хронистов «франками», но являвшихся, что почти не подлежит сомнению, по большей части фламандцами и булонцами. Перед строем кавалерии разместились нормандские лучники и пехота. Им предстояло начать битву атакой на английскую пехоту и потрепать ее, однако действия «зачинщиков» не дали видимого эффекта. Почему? Очень вероятно, что Вильям не предоставил пехоте много времени просто потому, что у тогдашних конников не было в обычае стоять и наблюдать, как дерутся другие. Таким образом, кавалерия устремилась вперед вскоре после начала сражения. «Те, кои были последними, сделались первыми», как писал норманнский очевидец сражения Гийом де Пуатье, имея в виду перестановку в изначальном строе нормандцев. Нормандская конница была не очень многочисленной: современные источники утверждают, что количественно она сильно уступала пехоте противника. Однако всадники ударили на врага с таким воодушевлением и героизмом, которые (по мнению одного из хронистов) не знали прецедента в Средние века, а именно с «чрезвычайной храбростью» , как утверждал Вильям из Мальме -бери (не современник битвы. — Ирин. пер.'). Однако волна атакукщих остановилась перед стеной из щитов. Приступ пришлось повторить... потом еще. Как некогда современники событий, так и сегодняшние исследователи никогда не сойдутся в том, сколько же раз бросалась в тот день на штурм вражеских позиций норманнская конница. Так или иначе, все штурмы были отражены необычайно дисциплинированной пехотой англичан, которая стояла стеной, не сходя с места и не покидая оборонительной позиции. Гийом де Пуатье так описывает происходившее: «Странная то была битва, в которой одна сторона имела подвижность и владела инициативой, а другая только отражала атаки, словно бы вросшая в землю».

Битва была не только странной, но и продолжительной. Часто такие средневековые противостояния разрешались в течение часа, а то и менее. Другие — да, но не столкновение при Гастингсе. Раз за разом конница откатывалась от пехотного вала. Особых потерь, как можно судить, стороны не несли, поскольку всадники, вероятно, поворачивали коней и скакали прочь от пехоты до того, как вступить с ней в реальное боевое соприкосновение. В какой-то момент, когда сражение продолжалось уже довольно долго, среди норманнской конницы пронесся слушок, что Вильяма будто бы убили. Во времена, когда геральдика находилась в зачаточном состоянии, подобные ошибки вполне простительны, поскольку многие норманны выглядели похожими один на другого — факт, подтверждавшийся «гобеленом» из Байе. На полотне даже запечатлено, как Вильям снял шлем, чтобы показать лицо и, убедив окружающих в ложности слуха, предотвратить панические настроения, которые могли бы привести его войска к бегству с поля боя, Осознание того, что командир в полном порядке и бьется в одних с ними рядах, могло, конечно, вдохнуть в норманнских конников новые силы, которых вполне достало, чтобы, по крайней мере, провести один из сложных, но довольно широко используемых в кавалерии приемов — ложное отступление. Описанное у Вегетия в его «О военном деле» (De Re Miiitari) — наиболее популярном в Средние века учебнике для полководцев, — известное и по другим источникам, притворное бегство требовало как мастерства, так и дисциплины, поскольку коннице надлежало создать у противника убеждение, что она бежит с поля боя, с тем чтобы в нужный момент развернуться и дружно атаковать. Сложность состояла и в правильности выбора момента. Подобный трюк нельзя было проделывать преждевременно, поскольку его вряд ли удалось бы повторить в ходе одного маневра. И в самом деле, если бы не удалось достигнуть цели — распада вражеского строя в ходе преследования, — кавалерия рисковала оказаться обращенной в уже неподдельное бегство. Под Гастингсом ложное отступление сработало. Хотя значительная часть англичан осталась в строю, многие погнались за откатывавшимися норманнами, чтобы слишком поздно осознать то обстоятельство, что конница уже не бежит, а разворачивается для нового удара. Мало кому из тех английских воинов, соблазненных призрачной победой, удалось вернуться обратно — их настигли и изрубили мечами или растоптали копытами боевых коней. Среди павших оказались, по-видимому, и оба брата Гарольда, Гайрт и Леовайн (также Герт и Леофвин. — Прим. пер.), бившиеся бок о бокс королем в тот день. Такиди иначе, английская «стена» потеряла часть «кирпичиков» и, конечно, стала слабее. Положение на поле поменялось так быстро, что Гарольду Годвинсону оставалось лишь отвести оставшихся воинов ближе к вершине и построить их уже в менее протяженную линию. Однако они были, по-видимому, слишком измотаны И деморализованы, чтобы долго противостоять норманнам. Вместе с тем воины не покинули короля, сражаясь подле него, по крайней мере, до того момента, когда сам он погиб, как считается, вследствие попадания ему в глаз стрелы (потому что Вильям приказал стрелять в англосаксов навесно. — Прим.. пер.). Англосаксонская, или скорее англо-скандинавская, «английская» армия перестала существовать. Как оказалось, ей было суждено стать, по сути дела, последним войском донорманнской эпохи в Англии. Хотя Вильяму еще пришлось преодолевать противодействие Эдвина и Морке-ра, которые уцелели и оставались на севере после Стамфорд-Бриджа, сопротивление их не отличалось сильным упорством и не могло изменить ситуации. Вильям Завоеватель, 1ерцог Нормандии и граф Мена, добавил к перечню титулов еще один, короновавшись короной Англии на Рождество 1066 г. в Лондоне, в который привели его копья и мечи победившей под Гастингсом норманнской конницы.

 

Интересные статьи

Четвертый крестовый поход. Константинополь - 1203-1204 гг
Христиане Четвертого крестового похода, результатом которого стали два штурма Константинополя, в 1203 г. и 1204 г., и образование Франкской Гомании (Латинской империи), передвигались на венецианских кораблях в сопровождении 50 венецианских же галер. Именно в первую очередь благодаря судам, крестоносцам удалось овладеть великим христианским городом. Французские вожаки крестоносного воинства заключили договор с Венецией, которая обязалась предоставить средства транспортировки и провизию, однако лидеры просчитались, и им удалось собрать вместо предполагаемых 30 000 чел. втрое меньшее войско.
читать статью


Болгария
Oтношение большинства русских людей к Болгарии — особое и имеет глубокиe корни. Кто-то, еще во времена нашей вечной дружбы, хорошо провел отпуск в Албене или на Золотых Песках. Другие предпочитали курить «Родопи» и «Шипку», а не дрянные «Памир» или «Дымок», Не забудем также «Плиску», «Сълнчев бряг» и прочие маленькие радости течественной интеллигенции.
читать статью
Великие войны Великих Владык
До восшествия на престол в своей обычной не царской жизни Никифор Геник занимал пост логофета геникона, т.е. министра финансов. Квалифицированный специалист и умный человек, он и на троне продолжал успешно заниматься знакомым делом, совершенствуя кредитно-налоговый механизм и пополняя казну, опустошенную предшественниками. Однако император это прежде всего, полководец, Но талантом военачальника Никифор 1, увы, не обладал, А врагов у Ромейского царства всегда хватало.
читать статью