Rambler's Top100
 
 


История России
Всемирная история

День инженерных войск.
Errol Barrow(Барбадос).
День Богородицы Альта Грасия,Доминиканская респ.
   

История Тувы

История России, Всемирная история

ПОИСК



РЕКЛАМА

Каменный век. Проведенные в 1999-2000 гг. исследования московских и томских генетиков показывают, что современные тувинцы - это потомки древних людей, обитавших на территории Тувы еще 30 тыс. лет назад, один из древнейших народов Южной Сибири.

Первые зафиксированные следы обитания древних людей в Туве относятся к раннему палеолиту. Наиболее древние каменные орудия ашельского времени (300 - 100 тыс. лет назад) обнаружены к югу от хребта Танну-Ола у пос. Торгалыг Овюрского района. В Туве открыто около десятка комплексов с каменными орудиями мустьерского периода (100-30 тыс. лет назад).

Интенсивное освоение территории Тувы древним человеком началось в эпоху позднего или верхнего палеолита (20-15 тыс. лет назад). Сложился современный фенотип человека. Климат, фауна и флора также приобрели современный облик.

Древние люди жили родовыми общинами. Имели общую собственность на средства производства и уравнительное распределение продуктов. Главным их занятием были охота, собирательство, рыболовство. Жили они в больших землянках, шалашах и пещерах.

Большое сходство генетических признаков современных тувинцев и американских индейцев указывает на вполне вероятное участие их древних предков-американоидов в начальном этапе заселения Америки.
С переходом к новокаменному веку (неолиту, 6-5 тыс. лет назад) древние люди Тувы, впервые применив технику полировки, сверления и ретуши, начали изготовлять более совершенные орудия. Огромным достижением стало изобретение лука и стрел. Научились изготовлять глиняную посуду, украшать ее геометрическими узорами. Жители степных районов Тувы занимались разведением домашних животных: коз, лошадей и коров. Шел процесс хозяйственного освоения новых территорий. Увеличивалось население.

Эпоха бронзы в Туве (конец III тысячелетия - IX в. до н.э.) ознаменовалась переходом древних обитателей к занятию оседлым скотоводством в сочетании с примитивным земледелием. Охота, рыболовство и собирательство по прежнему оставались важными источниками существования. Данные археологических раскопок свидетельствуют об освоении самородной меди и изготовлении из нее методом холодной ковки разнообразных изделий. Медные орудия начали постепенно вытеснять каменные. Из бронзы отливали ножи, кинжалы, тесла, наконечники для стрел, различные украшения. Из камня, глины и дерева изготовлялись сосуды. Тогда же были освоены верховая езда на лошади, использование повозок, выделка кожи, прядение, ткачество и изготовление более удобной одежды.

В это время на территории Тувы жили предки динлинов - люди смешенного европеоидно-монголоидного типа с преобладанием европеоидных черт. От современных европеоидов они отличались значительно более широким лицом. Это сближает их с верхне-палеолитическими кроманьонцами Западной Европы. В древних китайских хрониках им дается такое описание: «Рост средний, часто высокий, плотное и крепкое телосложение, продолговатое лицо, цвет кожи белый..., белокурые волосы, нос, выдающийся вперед, прямой, часто орлиный, светлые глаза». Антропологически и археологически они были связаны с этническим миром Средней Азии и южнорусских степей.

Ранний железный век (VIII - II в. до н.э.) характеризуется значительно более высоким уровнем развития хозяйственной деятельности человека, в сравнении с предшествующими этапами.

Жившие в то время в Туве европеоидные племена, имели заметное сходство в оружии, конском снаряжении и образцах искусства со скифами Причерноморья и племенами Казахстана, Саяно-Алтая и Монголии. Они перешли к кочевому скотоводству, которое с тех пор стало основным видом хозяйственной деятельности населения Тувы и оставалось таковым вплоть до перехода на оседлость в 1945-1955 гг.

Большим достижением племен Тувы было освоение железа. Судя по великолепным бронзовым изделиям, бронзолитейное искусство находилось на достаточно высоком уровне. Большое применение находили ранее освоенные виды хозяйственной деятельности и ремесла.

Повышение производительности труда позволило создавать избыточный продукт. Вслед за этим серьезные изменения произошли в социальных отношениях. Утверждение право наследования богатств по отцовской линии привело к имущественному расслоению. Убедительным примером этого является исследованный в 1971-1974 гг. курган Аржаан (VIII - III вв. до н.э.). В нем было обнаружено коллективное погребение древнего племенного вождя, его жены и 15 приближенных. Вместе с ними были захоронены более 160 коней.

Своеобразное и самобытное искусство местных племен сочетало в себе как местные особенности, так и элементы широко распространенного среди племен евразийских степей т.н. «скифо-сибирского звериного стиля». Об этом, свидетельствуют материалы кургана Аржаан и многие другие находки археологов. Большой интерес представляют предметы декоративно-прикладного искусства, отлитые древними мастерами из бронзы, других цветных металлов или вырезанные из рога, кости, камня и дерева.

Период хунну (II в. до н.э. - I в. н.э.). Около 201 г. до н.э. территория Тувы была завоевана хунну и стала северной окраиной их государства. В китайских источниках сказано, что его основатель и первый шаньюй Модэ (206-174 гг. до н.э.) на севере от своих владений подчинил енисейских кыргызов, кыпчаков, а также динлинов. Под динлинами, видимо, подразумевались племена, «гаогюй» (они же «теле»). В их состав входили и предки уйгуров.

К периоду хунну относится первое упоминание о местных племенах чиков. В начале II в. до н.э. часть племен хунну проникает в Туву и смешивается с ее местными обитателями. Археологические данные убедительно показывают, что с этого времени меняется не только облик материальной культуры местных племен, но и их антропологический тип, который вплотную приближается к центрально-азиатскому типу большой монголоидной расы. Полное соотнесение их с этим типом у известных отечественных антропологов вызывает большое сомнение из-за заметной европеоидной примеси. Примерно в это же время в Саяно-Алтайское нагорье проникли самодийские племена - пионеры оленеводства в мире.

В Туве в этот период значительное развитие получило кочевое скотоводство. Разводились различные виды домашних животных с преобладанием овец и лошадей. При хунну «каждый имел отдельную полосу земли и перекочевывал с места на место, смотря по приволью в траве и воде».

Подсобным видом хозяйственной деятельности оставалось земледелие. Отдельные племена подтаежной зоны занимались собирательством, охотой, торговали мехами. В домашнем хозяйстве использовался труд рабов. Из местной железной руды в несложных сыродутных горнах выплавлялось железо. Путем его горячей ковки изготавливались орудия труда и оружие. Основным жилищем для людей была разборная юрта. Однако строились и срубные дома.

В начале 70-х гг. I в. до н.э. держава хунну переживала глубокий кризис, вызванный внутренними социальными противоречиями, экономическими трудностями и военными неудачами. Воспользовавшись этим восстали подчиненные хунну племена. По свидетельству китайской летописи «динлины...напали на них с севера, ухуаньцы вступили на землю их с востока, усуньцы с запада».

В середине I в до н.э. произошел раскол державы хуннов и население Тувы оказалось в составе северохуннского государства, которое в 93 г. распалось под ударами им подвластных и соседних хунну племен - динлинов, сяньби и других.

После этого гегемония в степи перешла к древнемонгольским племенам сяньби, создавшим свое государство. Их вождь Таншихай возглавил борьбу с хунну, сумел подчинить себе территорию современной Монголии, разгромить три китайских армии. В 157 г. он разбил динлинов. В исторических источниках говорится о том, что «в 411 г. жужани покорили саянских динлинов». В середине VI в. жужаней в свою очередь разгромили тюрки - тугю.

Во II - V в. н.э., судя по археологическим источникам этнический и культурный облик местных племен заметным изменениям не подвергался. Вместе с тем они стояли у истоков древней традиционной культуры и в сложении тувинского народа.

Произошел переход от полукочевого к более подвижному кочевому образу жизни. В связи с этим наибольший удельный вес в структуре скотоводства стало занимать овцеводство. Срубные жилища окончательно уступили место легким войлочным юртам. В это время были заложены многие основы кочевого быта тувинцев. Шире стала применяться кожаная и деревянная посуда, более удобная и практичная в кочевых условиях, чем глиняная. Многие предметы труда и быта, датируемые этим временем, сходны с тувинскими современными. Великолепные образцы орнаментального искусства дает керамика. По ним видно, что в каноническую форму арочно-лопастного орнамента местные мастера вносили индивидуальное своеобразие. Орнаментом украшались не только сосуды, но и утварь, одежда, оружие. В хуннское время прослеживаются многие особенности традиционного орнамента современных тувинцев. В настоящее время древние мотивы орнамента в Туве с успехом используются при изготовлении ковровых изделий.

Высока вероятность того, что у хунну была письменность, которой вполне могли пользоваться и древние обитатели Тувы. Однако ее образцы пока не обнаружены. Из тех же китайских хроник мы узнаем, что перебежчик из Китая, евнух Юе «научил шаньюевых приближенных завести книги, чтобы по числу обложить податью народ, скот и имущество». В сообщении об обмене посольствами между Китаем и древнекамбоджийским царством Фунан, который состоялся в период 245-250 гг., говорится о близком сходстве письменности фунанцев, употреблявших индийский шрифт, с письменностью хунну.

В мировоззрении племен Тувы господствовали анимистические представления - вера в духов и олицетворение сил природы. В это время получают распространение культ предков и шаманство, которое, по мнению некоторых исследователей пришло в Сибирь из Китая.

Племена Тувы в раннефеодальный период. Во второй половине IV в. возникло государство жужаней, в которое входили Монголия, Западная Маньчжурия (Северо-Восточный Китай) и восточная часть современного Синьцзяно-Уйгурского района КНР. Правящая верхушка жужаней в целях обогащения и удовлетворения потребностей в лучших пастбищах для скота, в продуктах земледелия и ремесел оседлых народов вела непрерывные войны с тюркскими народами и Китаем. В результате в V в. владения ихрасширились, доходя на юге до Гоби, на севере до Байкала, на западе до Карашара, на востоке до границ с Кореей.

Жужане создали первое раннефеодальное государство на территории современной Монголии, стоящее в сравнении с сяньбийским на более высокой ступени развития. Расцвет Жужаньского каганата связывают с деятельностью правителя Шэлуня, который в 402 г. принял титул кагана и провел ряд мероприятий по укреплению своего государства. В результате получилась довольно стройная система управления каганатом, включающая в себя правителя, его наместников (селифы управители восточного и западного крыла, на которые делилось государство), тысячников, сотников и других военачальников. Эта система заметно влияла на военно-административное устройство государств Центрально-Азиатского региона в дальнейшем. Ставка кагана находилась на Хангае, около р. Тамир.

Однако из-за междоусобных войн и распрей Жужанский каганат потерял былую мощь, в результате чего потерпел поражение от алтайских тюрок, ранее признававших себя зависимыми от жужаней, и в УI в. прекратили свое существование. Основная часть населения Жужанского каганата вошла в состав государства алтайских тюрок, а другая, известная под названием аваров, откочевала на запад, в Дунайско-Карпатскую котловину.

Еще в 111 в. до н.э. племена чи-ди, по утверждению древнекитайских историков, были вытеснены со своих мест на севере Китая в южную часть Гоби. В начале новой эры, когда они начали кочевать по северной части пустыни, в летописях Вэйской династии их уже именовали "гаогюй" (высокие повозки) 14. Наряду с названием "гаогюй" в исторических источниках Китая для них употреблялось и народное название"чиле", а во всем Китае эти племена назывались гаогюйскими динлинами.

Однако в истории Суйской (581-618 гг.) и Танской (618-907 гг.) династий названия "гаогюй" и "чиле" заменены термином "теле". О наиболее ранних предках тувинцев известно из китайских хроник, свидетельствующих о том, как в 49 г. до Н.Э. шаньюй северных хуннов Чжичжи разгромил враждебные племена усуней и гяньгуней (кыpгызов), а затем на севере покорил динлинов. Теле, или гаогюйские предки тувинцев, считали себя потомками хуннов, и их язык был сходен с хуннским.

На протяжении VI - VII вв. племена теле кочевали на обширных пространствах от Большого Хингана до Тянь-Шаня, включая современную Монголию и Туву. Теле представляли собой конфедерацию племен, основу которой составляли племена огузов, уйгуров, тардушей, игравшую в истории восточной части Центральной Азии как самостоятельную роль, так и в связи с историей древних тюкю и уйгуров. Следовательно, ранними предками тувинцев были в основном кочевые племена теле, близкие по происхождению и языку к племенам тюкю, или тюрок.

В начале VI в. зависимые от жужаней племена тюкю переселились в северо-западный район Монгольского Алтая, южный район Русского Алтая и западную часть современной территории Тувы, где они занимались плавкой железа и изготовлением из него оружия и военных доспехов, а также кочевым коневодством и овцеводством. Тюкю создали хорошо оснащенную оружием и доспехами кавалерию, которая под предводительством Тумена (Бумына) все чаще стала рыскать по степями пустыням Центральной Азии.

Обобщенный образ тюкю представлен в Суйской летописи следующим образом: "Сила тюкю заключается лишь в верховой езде и стрельбе из лука. Если они видят благоприятное положение, то про­двигаются вперед, если замечают опасность, тотчас же отступают. Они бушуют, как буря и молния, и не знают устойчивого боевого порядка. Лук и стрелы являются их когтями и зубами, а кольчуги и шлемы ­повседневным одеянием. Их войска не маршируют строем и не разбивают лагерей на определенном месте. Они поселяются там, где находят воду и траву, а их овцы и лошади представляют собой военный провиант".

В 534 г. тюкю появляются у китайской границы. В 546 г. Тумен разгромил племена теле, шедшие в поход против жужаней, захватив более 50 тыс. кибиток. Покоренные племена теле составляли ударную силу войск тюкю и, как свидетельствует летопись Таншу, тюкю "их силами геройствовали в пустынях севера".

В 552 г. Тумен сокрушил государство жужаней, основал каганат тюкю (тюрок)lS и объявил себя каганом. Тумен умер в 553 г. Его преемники, ведя непрерывные войны, раздвинули владения каганата с юга на север от Великой Китайской стены до Байкала, с запада на восток от Азовского моря до Ляодунского залива.

Тюкю занимались скотоводством и земледелием, кузнечными и ювелирными ремеслами. У них раньше, чем у других кочевых народов Центральной Азии, появилась орхоно-енисейская древнетюркская ру­ническая письменность, дешифровку которой осуществили в 1893 г. датский ученый В. Томсен и русский академик В.В. Радлов.

Памятники орхоно-енисейской письменности найдены в Монголии,Туве, Хакасии, на Алтае, в Казахстане, Киргизии, Калмыкии, на Северном Кавказе и Дунае. Самые большие надписи были высечены на камнях Орхона, а наибольшее скопление камней с письменами (около 150) обнаружено на верхнем и среднем Енисее, в том числе в Туве около 90.

Мощь тюкю еще на заре каганата почувствовал соседний Китай, раздираемый внутренней династийной борьбой, а потому искавший союза с каганом тюкю, чтобы заслонить себя от воинственныx кочевых племен. Так, двор Северных Чжоу ежегодно посылал тюкю 100 тыс. кусков шелка, а династия ceвepныx Ци опустошала свою казну на подарки кагану тюкю. О слащавых речах и возлияниях, о щедрых дарах-взятках династийных правителей, все более втягивавших тюрок в коварную ловушку, свидетельствует текст орхонского памятника в честь Кюльтегина (632 г.).

Между тем тяжба между племенами, правителями и подданными ослабляла каганат. Суйский император отметил, что у них "братья спорят из-за власти, отцы дяди не доверяют друг другу", что "восточные варвары (кидане и си) жаждут отомстить тюкю", и кыргызы "со скрежещущими зубами поджидают свою удачу". Уже в 581 г. Тюркский каганат распался на две части: восточную (Толес) и западную (Тардуш).

Раздроблению его в значительной мере способствовала также политика Танской династии, умело разжигавшей внутренние противоречия в государстве тюрков. В конце концов в 630 г. танскoмy Китаю удалось нанести решительный удар войскам тюкю, подчинить себе значительную часть племен каганата; в результате Первый Тюркский каганат прекратил свое существование.

Из племен теле, подчинявшихся ранее восточной ветви Первого Тюркского каганата, в 627 г., после ряда восстаний против тюкю, выделились племена сеяньто, уйгуров, а также монголоязычныe племена си, шивей, киданей, татар, которые объединились в каганат племен теле, далеких предков coвpeмeнныx тувинцев, во главе с племенем сеяньто, называвшимся по-тюркски "токуз-огуз", т.е. "девять огузов" или "девять племен". По мнению крупного тюрколога А.Н. Бернштама, тюкю и теле различались по тотемным предкам: прародителем тюрок считался волк, а огузов - бык. Хотя быт и язык теле (токуз-огузов) были весьма сходными с восточными тюкю, термин "токуз-огуз" появляется в китайских источниках в 630 г., а также зафиксирован вдревнетюркских надписях VIII в. как название девяти племен и какконфедерация племен теле.

В каганат, возглавляемый сеяньто, вошли Монголия, Тува и государство Хягас (енисейские кыргызы). В 641 г. войска сеяньто предприняли поход в Китай, но были отброшены китайскими отрядами.

В 646 г. китайские войска совместно с конницей восточных тюкю разгромили сеяньто севернее хребта Хангай, что способствовало их рассеянию. После того как в 648 г. китайские отряды разгромили остатки сеяньто у Монгольского Алтая, название этого племени исчезло из китайских источников. Среди токуз-огузов главенствующую роль стали играть уйгуры.

Однако токуз-огузы в условиях возросшего могущества танской империи были вынуждены в 648 г. временно признать власть Китая. В числе 13 префектур или административных областей и военных губернаторств, учрежденных китайскими властями для управления территориями теле, находилась префектура Ханхай, в которую входили, помимо прочих территорий, Тува и Хакасия.

Племена теле, попавшие под власть Китая, часто использовались для военных походов, несли тяжкие повинности, подвергались физическому истреблению и разорению, что приводило часто к восстаниям, которые обычно жестоко подавлялись; кроме того, не прекращались набеги тюкю и токуз-огузов. В тюркоязычных массах тюкю и теле, как свидетельствует текст орхонского памятника, родилась и крепла идея объединения и государственной самостоятельности тюркских народов.

В результате ряда восстаний племен тюкю во главе с Гудулу (Ильтересом) и его советником Тоньюкуком, а также удачных сражений с китайской армией удалось восстановить политическую самостоятель- . ность тюкю, создать Второй Тюркский каганат (682-744 гг.).

Возрожденный каганат восточных тюрков в первое время находился во враждебном окружении: на юге - Китай, на востоке - кидани, хи (татаби) и огуз-татары, на севере и северо-западе - токуз-огузы, гулигане (курыкане), гегесь (кыргызы). Гудулу-каган прорвал это окружение, разгромив токуз-огузов, захватил кочевья уйгуров и теле на Хангае, разместил южную ставку на Черных песках.

Наивысшего расцвета Тюркский каганат достиг в период правления преемников Ильтерес-кагана - его брата Капаган-кагана (693-716 гг.) и сына Могилян-кагана (716-734 гг.). Капаган-каган стремился к расширению государственных границ и укреплению центральной власти. В 696 г. Капаган предложил императору Китая усмиритьвосставших киданей в обмен за тюкю и, получив согласие, разбил киданей, вернув таким образом всех тюкю, ранее расселенных в китайских префектурах. В это время кидане и хи платили Капаган-кагану налоги, выполняли подневольные работы; западные тюкю также были зависимы от него. Его войско насчитывало 400 тыс. лучников. Это было время наивысшего могущества Капагана.

Однако ему не удалось избежать межплеменных противоречий и раздоров. Чаще всех против кагана восставали токуз-огузы. В 713 г. некоторые из них откочевали в пределы Китая. В 715 г. 10 тыс. юрт западных тюкю с разрешения императора поселились у излучины Хуанхэ на старой территории племен тюкю. Восстали оставшиеся по северную сторону пустыни токуз-огузы, кочевья которых распространялись и на территорию Тувы. Нанесенное Капаган-каганом сильное поражение токуз-огузам (715 г.) не могло восстановить прежнего могущества, откочевки племен подрывали силу каганата, усиливали внутренние неурядицы.

Сын Ильтереса Могилян стал каганом в тот момент, когда токуз-огузы не признавали власти кагана тюкю; хи и кидане также воспротивились подчинению восточным тюкю, а тюргеши (западные тюкю) объявили своего кагана.

В этих условиях военные способности Кюльтегина (брата Могиляна) , знания, энергия и опыт советника трех каганов Тоньюкука помогли кагану удержаться, укрепить власть и политическое влияние восточного каганата.

В 720 г. Китай пытался разгромить тюкю с помощью киданей и басими, но Тоньюкук разбил басими около Бешбалыка, а затем нанес поражение и китайским войскам. После этих побед ситуация резко изменилась в пользу Могилян-хана. К 717 г. все племена Капаган-хана, в том числе племена Монголии и Тувы, оказались под властью "небоподобного, неборожденного тюркского", как гласит памятник в честь Кюльтегина, Билге-кагана (Могиляна).

Вскоре после смерти Кюльтегина (731 г.) Могилян-каган был отравлен (734 г.), после чего у тюкю начались междоусобицы из-за власти. Неурядицами в каганате восточных тюрков воспользовались подвластные ему уйгуры, и в 745 г. началось восстание, в результате котороговосточно-тюркский каганат сошел со сцены навсегда и на смену ему пришел Уйгурский каганат (745-840 гг.).

В середине VIII в. Уйгурский каганат занимал обширную территорию от Алтайских гор на западе до Хингана на востоке и от Саянна севере до Гоби на юге. Столицей каганата стал г. Балыклык (Кара­балгасун), основанный в 751 г. на р. Орхон.

В Уйгурском каганате верховная власть принадлежала кагану, которому подчинялись наместники (тутуки) подвластных областей и местные князья (беги).

Важнейшими отраслями хозяйства уйгуров были кочевое скотоводство, частично земледелие и охота. Достаточно высок был у уйгуров уровень развития металлургии, кузнечного, гончарного и ювелирного ремесел и прикладного искусства. Уйгуры также были отменными архитекторами и строителями. Кроме того, они создали собственную письменность, основой формирования которой был язык огузских племен. Кроме рунического алфавита уйгуры пользовались согдийским и eгo адаптированным вариантом (он назывался уйгурским), манихейским и брахми алфавитами.

В V - VI вв. в Среднюю Азию стали продвигаться тюркские племена из Центральной Азии (огузы и др.); в Х-ХII вв. расширился диапазон расселения древних уйгурских и огузских племен (в Восточный Туркестан и Малую Азию); происходила консолидация предков тувинцев, хакасов, алтайцев.

Первый уйгурский каган Пейло, происходивший из главенствующегo рода Яглакар, и eгo сын Моюн-Чур, проявивший себя смелым и искусным полководцем, энергично вели курс на расширение территории и укрепление каганата, завязали весьма выгодные для себя сношения с танским Китаем.

Моюн-Чур оказал правителям Китая неоценимую услугу в смертельно опасное для правящей династии время, когда в 756-759 гг. началось восстание согдийских колонистов и китайских крестьян и огромная 150-тысячная армия повстанцев во главе с генералом Ань Пушанем, объявившим себя в 757 г. императором, подошла к танской столице.

Воспользовавшись чреватой опасными последствиями обстановкой в Китае, каган Моюн-Чур заключил с императором договор, по которому уйгуры выставили большую армию для подавления восстания.

За свои услуги Моюн-Чур получил от императора официальное признание и пышный титул, а также в знак "мира и родства" китайский император дал ему в жены свою дочь и завел обычай ежегoдногo дарения каганату десятков тысяч кусков шелковой ткани и большого количества разного рода предметов роскоши.

С падением Восточногo Тюркскогo каганата (745 г.) местные племена Тувы (уйгуры, кыргызы частично, и тюкю), среди которых главенствующее место занимали чики, обрели ненадoлгo самостоятель­ность. Еще задолгo до этогo чики вступили в союз с кыргызам Минусинской котловины ради защиты своих кочевий в бассейне верхнeгo и cреднего Енисея от нашествий центрально-азиатских кочевников. Но в 750-751 гг. уйгуры в жестких схватках сломили сопротивление чики, превратив Туву в окраину каганата. В это же время уйгуры вели войну с карлуками на Иртыше, с монгoлоязычными татарами на востоке каганата.

В связи с захватом Тувы кыргызы все чаще стали беспокоить уйгуров, и поэтому В 758 г. уйгуры начали против них войну, несмотря на то, что основные силы войск каганата в это время были заняты подавлением восстания в Китае. Но уйгурам не удалось покорить кыргызов Минусинской котловины.

Тува и сопредельные с ней территории Северо-Западной Монгoлии превращались в опорные районы каганата для обеспечения безопасности уйгуров и для развертывания агрессии против кыргызов, алтайских тюкю и карлуков.

Тем временем к началу IX в. гocудapcтвo кыргызов настолько окрепло, что их предводитель объявил себя каганом, что вызвало войну между уйгурами и кыргыами,' которая началась в 820 г. и продолжалась почти 20 лет. Основной ареной этой войны вначале была территория современной Тувы, поскольку кыргызы стремились отвоевать этот стратегически важный район, откуда можно было бы прорваться на просторы Центральной Азии.

В Туве археологами найдены остатки гoродищ, замков, крепостей и стен, сооруженных уйгурами. Насчитываются 14 гoродищ и один наблюдательный пункт, расположенные цепочкой по Хемчику, вплоть до р. Межегей, размещенные стратегически продуманно, как бы по одной дугooбразной линии, обращенной выпуклостью к северу, Саянам, прикрывая центральные, наиболее плодородные районы от возможногo вторжения северных соседей - кыргызов и алтайских тюкю. По этой же линии проходят участки так называемой дороги Чингисхана, которая на деле сооружена уйгурами еще задолгo до образования великой империи монгoлов.

Уйгурский каганат был разгромлен енисейскими кыргызами в 840 г. Исход борьбы был предопределен не только мощью кыргызов, но и непрерывными войнами уйгуров с соседями, которые пожирали лучшие силы сторон, разоряли и обескровливали тех и других, что и заставляло откочевывать от уйгуров множество племен. Не случайно войска кыргызов на пути соединились с повернувшей оружие против своих армией уйгуров во главе с Мохэ и с китайскими войсками, воевавшими против уйгуров, с племенами хи (татаби) и шивэй. Китайские летописцы зафиксировали следующее заявление кыргызскогo кагана уйгурскому: "Твоя судьба кончилась. Я скоро возьму золотую твою орду (дворец), поставлю перед нею моего коня, водружу мое знамя". После разгрома значительная часть уйгуров переселилась в Восточный Туркестан, где появилось новое уйгурское Турфанское княжество, получившее признание танского Китая.

В результате на территории Минусинской котловины, Алтая, Тувы и Северо-Западной Монгoлии возникло государство кыргызов Xaгac во главе с каганом (IX-XIII вв.).

Кыргызы занимались земледелием и скотоводством и вели оседлый образ жизни, по уровню общественногo развития они стояли выше тюрок, хотя и у них еще сохранялись пережитки первобытно-общинных отношений. Кыргызы стремились к более тесным связям с другими гocударствами запада и востока, поддерживали оживленный культурный обмен по Великому шелковому пути.

В 843 г. в Китай прибыл первый посланник государства Хагас, принятый императором с особым великолепием. Вскоре кыргызы принимали ответное посольство с императорской грамотой, признававшей кыргызскогo правителя каганом. Кыргызы сумели завязать с Китаем разносторонние торгoво-культурные связи на добрососедской мирной основе. Государство Хагас, судя по китайским источникам, никогда неустраивало вооруженных нападений на Китай, твердо поддерживало дружественные связи с Тибетом, карлуками Семиречья и арабами Средней и Передней Азии. В государство Хагас в IX-X вв. входили лишь земли Минусинской котловины, Алтая, Тувы и Северо-Западной Монгoлии.

В середине ХII в. найманы и кидане отторгли от государства Хагас eгo владения в Северо-Западной Монгoлии и на Алтае. За государством Хагас остались Минусинская котловина, Кэм-Кэмджиут (территория Центральной и Западной Тувы, лежащая между Саянами и хребтом Танну-Ола) .

В период существования Тюрскских, Уйгурскогo и Кыргызскогo каганатов, охватывающих большой отрезок времени (с VI по XHI в.), племена теле сыграли ведущую роль в этногенетических процессах, определивших затем этнический состав и расселение племен Южной Сибири. На территории Тувы и в целом Саяно-Алтая обитало аборигенное, тюркское по происхождению, население, состоящее из племен теле, чики, азов, тубо, толанко, уйгуров, кыргызов и др. Несмотря на межплеменные раздоры, непрерывные войны, переселения, смешения, эти племена выжили, сохранили себя.

Общий уровень культуры племен тюкю и наиболее развитых племен теле (уйгуры), этих ранних исторических предков тувинцев, был довольно высоким для тoгo времени, о чем свидетельствует наличие у них рунической письменности и общегo для всех тюркоязычных племен письменногo языка.

Культура и быт населения Тувы в рассматриваемый период имели общность форм с соседними племенами и народами. Многие их черты сохранились с тoгo времени на протяжении нескольких веков вплоть до нынешнегo времени, отражая генетическую связь и преемственность культуры и быта тувинцев с их далекими историческими предками. Это, например, шаманство, календарь с 12-летним животным циклом, сохранившиеся доселе обычаи, а также целый ряд географических названий древнетюркскогo происхождения и т. д. Вряд ли приходится сомневаться в том, что древнетюркские черты культуры и быта современных тувинцев связаны с непрерывным участием их предков в этногенетических процессах в историческом взаимодействии племен, образовавших тувинскую народность.

Монгольский период. В конце Х - начале XI в. лесные оседлые монгoлоязычные племена, занимавшиеся преимущественно охотой и рыболовством, разведением свиней и лошадей, двинулись на запад, вытесняя с насиженных мест тюркоязычных кочевников-скотоводов, чем вызвали смешение и ассимиляцию разноязычных кочевых и оседлых племен, частью растворяясь в кочевой массе аборигенов. В течение двух веков пешие лесные жители стали кочевниками-скотоводами, позаимствовав от тюркоязычных коренных жителей образ жизни и быт степных кочевников и приспособив к ним многие элементы прежнегo оседлогo быта.

К началу ХII в. тувинские племена либо соседствовали, либо жили вперемешку с монгoлоязычными. Кереиты кочевали между Хангайским и Алтайским хребтами, по долинах рек Орхона и Толы; западнее от них между Хангайским и Алтайским хребтами - найманы; в Западном

Забайкалье и бассейне нижнегo течения Селенги и Орхона обитали воинственные меркиты; по реке Онон жили джалаиры; в долине рек Онона и Селенги - тайчжиуты. Среди монгoлоязычных племен, которые еще до конца ХII в. не представляли единогo монгoльскогo этноса, более вceгo выделялись племена, именуемые белыми татарами (-бай да-да), черными татарами (хай да-да) и дикими татарами (шэн да-да), кочевавшими в восточной части Монголии, в районе озера Будир-Нур. В надписи орхонского древнетюркскогo памятника в честь Кюльтегина (732 г.) упоминаются кидане и татабы. Из них, вероятно, вышли черные татары, согласно китайским источникам являющиеся ядром племенногo объединения, получившегo в начале XIII в. общее наименование монгoлов.

Ведя борьбу за вытеснение из центрально-азиатских степей их тюркоязычных обитателей, монгoлоязычные племена постепенно объединялись в единое государство. Предводителем объединительной борьбы выступил выдающийся полководец и государственный деятель Темучин (1155-1227гг.).

В 1199 г. Темучином были разгромлены в районе алтайскогo озера Кызыл-Баш войска найманскогo Бурук-хана, который после этогo бежал в область Кем-Кемджиут, являвшуюся владением енисейских кыргызов.

Согласно средневековым мусульманским источникам, Кыргыз и Кем-Кемджиут суть две области, смежные друг с другом, обе они составляют одно владение. Их границами были на юго-востоке р. Селенга, на севере и северо-востоке Ангара. Под областью Кем-Кемджиут, получившей свое название от рек Улуг-Хем и Хемчик, понимались тогда расположенные южнее Минусинской котловины земли между Саянами и хребтами Танну-Ола, по южную сторону которой кочевали и найманы.

Сын одного из влиятельных представителей монгольской феодальной аристократии Есугей-Батора Темучин был энергичным, находчивым стратегом, который, предприняв ряд успешных походов, подчинил себе к 1204 г. все племена Монголии. В 1206 г. на Всемонгольском курултае (съезде) племенные вожди Монголии присвоили Темучину имя и титул Чингисхана.

С именем Чингисхана связано создание объединенного монгольского феодального государства, опиравшегося на хорошо вооруженное и крепко организованное войско, подразделявшееся в соответствии с традициями хуннов и тюрок на десятки, сотни, тысячи и десятки тысяч воинов. Во главе крупных подразделений были поставлены представители кочевой аристократии и члены "золотого рода" (т.е. рода Чингисхана).

В 1207 г. монгольские войска под командованием Джучи (1228-1241 гг.), старшего сына Чингисхана, покорили лесные народы, жившие в Южной Сибири от Байкала до Копсе-Холя, от Селенги до Алтая, от Убса-Холя до Минусинской котловины. Это было множество племен, названия которых зафиксированы в "Тайной истории монголов". Тувиноведы, в частности Н.А. Сердобов и Б.И. Татаринцев, обратили внимание на встречающиеся в "Тайной истории монголов" этнонимы"оорцог", "ойин" или "хойин".

В этнонимах "ойин иргэн" (лесные обитатели), "ойин урянкат" (лесные урянхаты), пожалуй, можно видеть отражение взаимодействия различных племен, в результате чего образовалась тувинская народность. Потомки курыкан и дубо, проживавшие в Прибайкалье, поднапором чингисханских войск ушли на север, сложились в якутский народ, который называет себя "урянхай-саха", в то время как выделившийся со временем из лесных племен тувинский народ именовался вплоть до 20-х гг. ХХ в. урянхайцами, а тувинская земля - Урянхайским краем.

Проживавшие на востоке Тувы туматы, чрезвычайно воинственное племя, первыми в 1217 г. восстали против монголов, отчаянно дрались с большой армией, посланной Чингисханом. Во время одной из битв был убит опытный полководец 11 командовавший армией Борагул-нойон.

После расправы с восставшими в 1218 г. монгольские сборщики дани потребовали для своих правителей туматских девушек, что глубоко оскорбило туматов. Вновь вспыхнуло восстание, которое было под­держано другими племенами и в том числе кыргызами, отказавшимися дать монгольскому командованию войска. Для подавления восстания, охватившего почти всю территорию Тувы, Минусинской котловины и Алтая, Чингисханом была послана большая армия во главе с Джучиханом. Передовые части армии возглавлял многоопытный Буха-нойон. Войска Джучи, жестоко подавляя восставших, покорили кыргызов, ханьхасов, теляньу, родовые группы хоин и иргэн, лесные племена урасутов, теленгутов, куштеми, обитавших по лесам страны кыргызов, и кем-кемджиутов.

Восставали не только тюркоязычные племена, но и монгольские. По сведениям Рашид-ад-Дина, Чингисхан вынужден был предпринимать карательные экспедиции против найманов и других племен, бунтовавших в его владениях. Территории бассейна верхнего Енисея, а также Саян и Алтая, отданные вначале Джучи, затем переходят в собственность (улус) Великого хана Монголии. "Все войско монгольское, а следовательно, и народ монгольский, - метко заметил акад. Б.Я. Владимирцов, - по стародавнему степному обычаю, делился на два крыла, левое и правое". Это значит, что предки тувинцев представляли собой правое крыло армии Чингисхана под названием "Урианхайнтумен" из "Урианхайн улуса".

Эта армия укрепила власть степной аристократии, подавляя сопротивление рядовых кочевников, содействовала превращению массы аратов в феодально-зависимых людей - харачу-карачыл (простойнарод или черный люд). Кроме того, часть этой армии 10 тыс. чел.) входила в личную гвардию Чингисхана.

Несмотря на разногласия по вопросу о личности и характере деятельности Чингисхана, бесспорным является тот факт, что Чингисхан был выдающимся полководцем, крупным государственным деятелем своей эпохи, внесшим большой вклад в создание и укрепление единого монгольского феодального государства, в образование из разрозненных тюркско-монголоязычных племен монгольского народа. Следует признать и тот факт, что завоеванные народы были отброшены на несколько столетий назад в своем социально-экономическом развитии.

Во время агрессии в Китай (1211-1215 гг.) Чингисхан приобрел искусство осады и штурма городов, высокую для того времени технику ведения боя. К 1221 г. под ударами его армий пали цветущие государ­ства в Средней Азии, были превращены в груды развалин крупнейшие очаги цивилизации той эпохи - Бухара, Самарканд, Отрар, Ургенч, Мерв, а их население было истреблено почти поголовно. Затем войска Чингисхана вторглись в Азербайджан и Грузию, разрушая все на своем пути, и опустошили Хорасан, Афганистан и Мазендаран. Через Северный Кавказ войска Чингисхана вышли в южно-русские степи, где в1223 г. на р. Калке разбили русские войска. Последний свой поход Чингисхан предпринял против государства тангутов в 1225 г.

Незадолго до смерти Чингисхан разделил свои огромные владения - Северный Китай, Восточный Туркестан, Среднюю Азию, большую часть Ирана и Кавказа - между четырьмя сыновьями (Джучи, Чагадай, Угедей, Тулуй). Его преемники продолжали расширение империи.

В период правления Угедея (1228-1241 гг.) возглавляемые Батуханом (Батыем) и Субеэтаем войска предприняли походы на Русь и вЮго-Восточную Европу. В 1241-1242 гг. войска Батыя опустошили Венгрию, Польшу, Силезию и Моравию, но, дойдя до берегов Одера, Дуная и Адриатического моря, неожиданно повернули назад. Русь явилась заслоном для Западной Европы от опустошительного нашествия монголов.

Созданная Чингисханом и его преемниками великая Монгольская империя распалась вследствие постоянной борьбы между чингисидами за власть, часто вспыхивавших восстаний покоренныx народов. В течение ХIII в. территория Тувы представляла собой арену сражений между войсками претендентов на власть - Хубилая и его младшего брата Арик-Буm, внука Угедея Хайду и Ширке (сторонника Хайду). В 1275-1276 гг. против монгольских ханов восстали кыргызы и племена Тувы. Свирепо подавив это восстание, правители Монголии переселили часть населения в Маньчжурию.

Распад Монгольской империи в начале ХVII в. привел к образованию нескольких ханств. Земли к северу от Кобдо вплоть до Саян, а затем от Алтая на западе до Копсе- Холя на востоке принадлежали тувинским племенам, находившимся в составе западно-монгoльcкого ханства.

Тувинские племена, находившиеся под владычеством Алтын-ханов, кочевали не только на территории современной Тувы, но и южнее, вплоть до Кобдо, и восточнее - до оз. Копсе-Холь.

Положение тувинцев в составе государства Алтын-ханов было тяжелым. Являясь албату, они обязаны были платить натуральные налоги (скотом, пушниной, изделиями домашнего производства и т.д.), нести уртельную (ямскую) повинность, воинскую службу. Алтын-ханы, считая себя полными хозяевами жизни и имущества подвластных им людей, распоряжались кочевьями, бросали материальные и людские ресурсы на военные нужды в своей междоусобной борьбе. Зависимые от Алтын-ханов и джунгарских ханов тувинские племена иногда искали у русских защиты. Кыргызы еще в 1629 г. просили построить русский острог на Хемчике для защиты их от Алтынхана. В 1651 г. предводитель племен точи, саян и мунгат, перекочевавших на Алтай в долину Катуни, тархан Самарган Ирга просил поставить острог при слиянии рек Бии и Катуни и обязывался принять русское подданство и вносить ясак. Князь Саянской "землицы" Эрке-Тарга позднее обратился с такой же просьбой к русским от имени родов и племен хойюк, тодут, кара-чооду, кол, ухэри, соян.

Примечательным событием является появление в русских документах самоназвания "тувинцы',, которым именовали себя все Саянские племена. Наряду с ним употреблялось другое название - "сойоты", Т.е. по-монгольски "саянцы", "сойоны". Тождество этнонимов "тувинцы" И "сойоты" не подлежит никакому сомнению, поскольку, как справедливо утверждает Б.О. Дoлгих, этноним "тувинцы" образован из самоназвания и является общим для всех саянских племен. Не случайно именно на землях Прибайкалья, Копсе-Холя и Восточной Тувы, где кочевали в VI - VIII вв. ранние предки тувинцев - племена тубо, теленгиты, токуз-огузы, шивэи из конфедерации теле, русские встретились с племенами, называвшими себя тувинцами. Этноним «Тыва», фиксируется в русских документах 1661 г., свидетельствуя о существо­вании тувинской народности. Вполне возможно, что данное самоназвание бытовало в среде тувинских племен еще задолго до появления русских землепроходцев у Байкала. Однако для полной консолидации тувинских племен еще не было объективных условий.

В результате войны между джунгарскими и маньчжурскими ханами, спровоцированной маньчжурами, большая часть ясачных тувинцев Иркутского и Красноярского уездов оказались вновь под властью джунгарских ханов, а несколько позднее и халхаских феодалов вассалов цинов.

После победы маньчжурских войск над джунгарами тувинские племена раздробились и вошли в состав различных государств. Основная часть их осталась в Джунгарии, неся воинскую повинность; например, в 1716 г. тувинские войска в составе армии джунгаров участвовали в рейде в Тибет.

Тувинские племена, кочевавшие на контролируемой маньчжурами территории от р. Хемчик до Монгольского Алтая, находились под властью хотогойтского князя Бубэя. Эти племена, слывшие непокор­ными и воинственными, в то же время ценились как отменные воины, превосходящие по силе, ловкости и храбрости монголов. Слава о них дошл и до русских пределов. С.В. Рагузинский отметил в своих записках, относящихся к 20-м годам XYIH в., что "князь Бубэй кочует близ русской границы и 5 тысяч вооруженных конников, которые являются наилучшими монгольскими войсками и называются урянхи.

Опасения маньчжурских властей, вызванные заявлением джунгарского хана Цэвэнравдана о том, что он восстановит владения джунгаров и объявляет земли по Улуг-Хему и Хемчику принадлежащими Джунгарии, вынудили императора Канси предпринять новый поход против ойратов. Бубэй, видя в тувинских племенах союзников Цэвэнравдана, выступил против него в 1717 г., разбил на Алтае теленгитов, заставил перекочевать с Хемчика на Тес одного из самых влиятельных зайсанов Хуралмая со своими соплеменниками.

Во время очередного похода в 1720 г. Бубэй взял в плен 400 тувинцев, которых переселил затем в урочище Баянцзурх в Цэцэнхановский аймак. А в 1722 г. непокорное племя зайсана Лопсан-Шыырапа угоняется маньчжурами далеко на юг, в чжахарские владения.

После смерти императора Канси волнами прокатились восстания отчаявшихся поселенцев-тувинцев в Халхе. С первым восстанием племени Лопсан-Шыырапа маньчжуры расправились быстро. Однако тувинские племена настолько сильно были разорены поборами и военными набегами монголо-маньчжурских войск, что император вынужден был дать распоряжение о выделении им скота.

В 1725 г. зайсан Хуралмай вновь поднял на борьбу против маньчжуров свое племя. Это выступление охватило и тувинцев, живших по Улуг-Хему и Хемчику. Бубэй послал в погoню за Хуралмаем свoeгo сына, а сам двинулся на Улуг-Хем и Хемчик, где свирепо расправился с повстанцами, казнив всех сообщников Хуралмая.

В 1726 г. ойратский хан Цзвзнравдан снова потребовал от императора вернуть Джунгарии земли по Улуг-Хему и Хемчику. Но он и на этот раз получил решительный отказ. Бубэю же было поручено ор­ганизовать охранную зону по р. Тес на случай вторжения джунгаров с югo-запада.

В условиях разорительных войн и распрей за власть со всей остротой встал вопрос о регулировании русско-китайских отношений в области торгoвли и пограничногo режима.

В конце ХVII - начале ХVIII в. Россия заботилась о мирном движении своих людей на восток к Великому океану с целью освоения территорий Сибири и Дальнегo Востока, ища одновременно добросо­седских отношений с Цинским Китаем.

Согласно Буринскому и Кяхтинскому трактатам, подписанным в 1727 г., между Китаем и Россией устанавливаются торговые связи, определяются статус Российской духовной миссии в Пекине и порядок дипломатических сношений через российский Сенат и цинский Лифаньюань. В результате заключения этих трактатов была демилитаризована граница. В разменном письме "О доподлинном определении границ между Россией и Китаем" указывалось:: "...на вершине Эргек-Тыргак тайга, на левом конце Уса-реки, на вершине Кынземеде, на хребте поставили два знака, Шабийн-Давага на дороге, наверху поставили два знака; на Кяхте с поставленным знаком вceгo 24 знака поставили, что есть помянуто в догoворе, урочищей и с обеих сторон по одному знак уставили поверху тех хребтов и посередине разделили; а которые хребты и реки прошли поперек, и оные поставленными знаками пересекли и равномерно разделили, от Кяхты начали и до Шабийн-Дабага новопоставленных знаков с северной стороны хребты и реки и всякие угoдья, да будет во владении Российской империи, от новопоставленных знаков с полуденной стороны хребты и реки и всякие угoдья да будет во владении Срединной империи".

Вслед за подписанием и ратификацией Кяхтинскогo догoвора, определившегo русско-монгoльскую границу, обеими сторонами Были созданы пограничные караулы. Но по Саянской линии границы не было караульно-гарнизонной службы со стороны Монголии, какую несли от Солон-Баргу на востоке до Баян-Булака в Дзасакту-ханском аймаке монгoлы под контролем и наблюдением маньчжурских офицеров. Однако позднее, в 1760 г., маньчжурские власти установили границу длиной 40-50 км от Маньчжурии до Тарбагатая, состоящую из трех участков: от Маньчжурии до Кяхты (28 караулов), от кяхты до Дзинзилика (9), от Дзинзилика до Тарбагатая (24 караула), из которых 12 проходит по югу Тувы27. Это были кордоны, призванные хранить мир и союз для продолжения обоюдной торгoвли, пресекать все пограничные злоупотребления, не допускать перехода людей, а также скота через границу, отыскивать и поступать с ними по положению догoвора 1727 г., не допускать торгoвли недозволенными товарами. Караулы были поставлены не на удаленных, труднодоступных, оторванных от базовых районов саянских участках границы, а на местностях, находящихся поблизости Халхи и особогo Кобдоскогo округа, что давало возможность сочетать уртельную и караульную службы. Имея прямую с Улясутаеми Кобдо уртельную связь, эти караулы пополнялись людскими и материальными ресурсами за счет как монголов, так и тувинцев, являлись опорными пунктами поддержания связей между центральной и местными администрациями. В это же время царские власти поставили пограничные караулы на севере Тувы. Русскими и монгoлокитайскими пограничными службами периодически осматривалась граница по Саянам, совместно инспектировались караулы и проводились совещания по вопросам торгoвли и др.

Пограничный режим в районе Тувы окончательно определился в результате разгрома и уничтожения Джунгарии в 1755-1766 ГГ. войсками Цинской империи, вследствие чегo Тува подпала под власть китайскогo богдыхана.

Маньчжурские власти ввели в Туве в 1760 г. военно-административную систему управления, в которую включались хошуны (удельные княжества), сумоны и арбаны. Сумон и арбан состояли из аратских хозяйств, которые должны были содержать соответственно 150 и 10 конников в полной боевой экипировке. Арбаны объединялись в сумоны (роты) , cyмoны - в дзаланы (полки); хошун представлял собой дивизию или корпус.

При господстве монгoльских ханов тувинские племена управлялись посредствам степногo феодальногo права, официальными сводами котоpoгo являлись "Их цаас" Чингисхана, "Монголо-ойратские законы" 0640 г.) и "Халха Джирум" 0709 г.). Маньчжуры с учетом старомонгoльских законов ввели свод постановлений и законов, относящихся ко всем племенам, вошедшим в состав империи богдыхана, - "Уложение палаты внешних сношений", изданный в 1789 г., затем со значительным}{ дополнениями в 1817 г. на маньчжурском, монгoльском и китайском языках. Этот свод подтверждал наследственное право Bepxoвнoгo собственника-императора Цинской династии на землю Тувы и подданство ему тувинцев, наделял ханов и нойонов Монголии и Тувы правом совладения Тувой.

Тува при маньчжуро-китайском господстве и русском протекторате.
У кочевых скотоводов, охотников Тувы в течение 2 тыс. н.э. облик хозяйства, быт и культура в условиях больших потрясений, прошедших ураганом по Центральной Азии, почти полностью сохранились в первоначальном виде. Консервативность и преемственность культуры главным образом объясняется закреплением сменившими друг друга завоевателями традиционного способа хозяйствования на основе территориальных расселений племен, хотя многие достижения кочевой цивилизации были растеряны из-за непрерывных войн.

В период маньчжурского ига в Туве господствовали патриархально-феодальные отношения, основанные на крепостном праве и разного рода повинностях. Основными классами тувинского общества были феодалы (удельные князья, чиновники и ламы высшей иерархии), которые верно служили богдыхану, пользуясь его покровительством, владея по воле повелителя лучшими пастбищами и охотничьими угодьями, посевами и основной частью скота, а также эксплуатируемый класс - араты, платившие богдыхану ежегодно в виде албана 9 тыс. соболиных шкурок, налог на содержание чиновничьего аппарата, уртельной и караульной служб, несших на своих плечах тяжесть продуктовой, отработочной и денежной рент. Помимо этого с податного населения собирались ценности в пользу буддийской церкви, а с подчиненных монгольским ханам и нойонам хошунов - скот и пушнина. Эти поборы тяжким бременем ложились на плечи тувинских аратов.

И в то же время следует отметить, что с установлением границы между Китаем и Россией создавались более благоприятные условия для полного слияния родственных западных и восточных тувинских племен в единую народность и оживления хозяйственной и духовной жизни края, именуемого в монголо-маньчжурских документах Урянхаем.

В эпических произведениях тувинского фольклора недаром венцом богатырских подвигов героев является мирное благоденствие и процветание в стране, где живут счастливые люди, обладающие пастбищами с обильным травостоем и водопоем и тучными стадами, не знающие бедности и унижений. Алчности, захватническим вожделениям противопоставляются высокогуманные деяния любимых героев, несущих людям мир и благополучие, утверждающих справедливость, победу добра над злом. Это народная мечта об идеальных героях, могущих влиять на поведение и действия реальных правителей, на их мораль и нравственность.

Маньчжурские власти, используя демилитаризацию русско-китайской границы, изолировали Туву от внешнего мира, запретив всякую торговлю в ней своим и чужим купцам. Разумеется, изолированность края была одной из серьезных причин его отставания, сохранения в незамкнутых форм натурального производства и обмена. Распоряжение богдыхана было продиктовано интересами казны, заключающимися в том, чтобы не допускать купцов любой страны к тувинской пушнине. Но тем не менее в конце ХУIII - первой половине XIX в. самостоятельные кочевые хозяйства Тувы, преимущественно крупные, особенно феодальные, переживали своего рода расцвет, создавали достаток и благополучие на богатой дарами природы земле.

За мирным периодом протяженностью немногим более 100 лет обнаружилось глубокое разложение насквозь пропитанной коррупцией и внутренним разладом системы правления цинов, чем воспользовались европейские державы для вмешательства во внутренние дела цинского Китая.

Пекинский договор 1860 г. предоставил царской России право вести в Северо-Западной Монголии и Урянхайском крае беспрепятственную беспошлинную торговлю и тем самым положил конец изоляции Тувы от остального мира. Торговцы получили право ездить в Китай, Монголию и Туву и свободно продавать, покупать и обменивать там разного рода товары для русских купцов открылся широкий доступ в Туву.

Русские купцы, начавшие свою деятельность в Туве с 1863 г., до конца -XIX в. безраздельно овладели местным рынком, где вели неэквивалентную натуральную, часто долговую торговлю с возраста­ющими процентами в зависимости от просрочки уплаты долгов за выданные в кредит товары. Скупщики открыто грабили весьма наивных в торговых делах тувинцев, часто прибегая при взыскании долгов к услугам тувинских чиновников, находившихся у них в долгу, спаиваемых и одариваемых ими же. По подсчетам В.И. Дулова, тувинцы ежегодно продавали 10-15 % своего скота.

В результате русский торговый капитал превращал массу аратов в неоплатных должников, пастухов чужих стад, усугублял социальные противоречия в тувинском обществе.

С другой стороны, русские купцы организовывали доходные имения, в которых занимались орошаемым земледелием, промышленным скотоводством и племенным делом. Под их влиянием появилось в местной среде немало предпринимателей, которые разводили скот для сбыта в русских приисках и городах, скупали и продавали пушнину, русские и китайские товары выгодно сбывали своим 'соплеменникам. Таким образом, русский торговый капитал уничтожал местную ограниченность и замкнутость, вовлекая Туву в хозяйственную связь с Россией.

Потянувшийся вслед за торговцами поток русских крестьянских переселенцев имел положительное значение в хозяйственном развитии края, существенно влиял на развитие социальных отношений. Переселенцы в Пий-Хеме, Улуг-Хеме, Каа-Хеме, Хемчике и вдоль северного Танну-Ола построили более 200 поселков, деревень и хуторов, освоили тысячи десятин поливных, богарных и иных земель, где выращивалось продовольственное и товарное зерно, велось доходное скотоводческое и мараловодческое хозяйство. Русские населенные пункты размещались там, где имелись тучные поливные и богарные земли, соседствующие с тайгой. Эти земли приобретались иногда путем захвата, иногда сделки между богатым переселенцем и тувинским чиновником.

Русские крестьяне принесли в Туву более совершенные орудия и навыки труда, новые способы обработки посевов и переработки продуктов животноводства, позаимствовав при этом у тувинцев многовековой опыт хозяйствования в суровых условиях края. Смекалистые и предприимчивые люди здесь быстро обогащались, легко усваивали обычаи и нравы коренного населения, вступая в деловые и дружеские связи с

тувинцами. В хозяйствах зажиточных крестьян и кулаков работали и кормились русские батраки и обнищавшие араты, которые получали плату за свой труд в 2-3 раза меньше, чем первые.

Поощряемая царскими властями политика создания переселенческогo фонда путем вытеснения тувинцев с их земель вызвала впоследствии острые противоречия между переселенцами и местным насе­лением, отвечавшим на случаи обезземеливания их русскими властями массовой потравой хлебов и сенокосов переселенцев, кражами и yгoнами скота. Попытки властей разобраться в причинах этих явлений иположить им конец еще более разжигали вражду, так как при рассмотрении жалоб допускалось явное завышение в оценке потерь от потравы и yгoнa и столь же крупные обсчеты при взыскании стоимости причинeннoгo ущерба в пользу пострадавших.

Кроме тoгo, появились противоречия внутри русскогo населения: между старожилами - крупными собственниками земли и новоселами, которые по прибытии в Туву не могли получить землю и по сути дела оказались в положении безземельных колонистов. Земельный вопрос осложнялся еще и тем, что лучшие поливные земли были в руках землевладельцев из старожильческогo русскогo населения, и по этой причине новосел становился наемным работником крупногo собственника. На почве социальногo неравенства и жестокой эксплуатации батраков и бедняков как из тувинцев, так и из русских назревали условия сложных социальных потрясений в тувинском обществе, все более сраставшемся своими интересами с Россией.

Еще в конце 30-х гoдов XIX в. русские золотоискатели нашли месторождение золота в Сыстыг-Хеме и начали нелегальную eгo разработку. В 70-е гoды, вопреки запретам тувинских и китайских властей, разрабатывались золотые россыпи на Серлиге и Сескиире. Уже в 1883 г. на Серлиге действовало девять приисков, а в 1896 г. - одиннадцать с 500 рабочими. Наряду с русскими в приисках работали и тувинцы, в основном, землекопами и подсобными рабочими. Некоторая часть богатых тувинских предпринимателей выгoдно сбывала свою продукцию на этих приисках, используя острую нужду рабочих в продуктах питания и некоторых товарах. Русско-тувинские связи в этой области еще более расширились к началу ХХ в., когда золотодобыча росла,

двигалась в глубь Тувы, принося большие прибыли и с лихвой покрывая установленный для царской казны сбор. Сыстыг- Хемские и Серлигские прииски к 1881 г. дали, по официальным данным, 446 пудов 21 фунт шлиховогo золота на сумму 9,5 млн руб.

В 1904-1914 гг. в Туве было сделано 454 заявки на золотоносные площади. Разработка золота велась в 29 действующих приисках хищнически: золотодобытчики, будучи неуверенными в завтрашнем дне, стремились как можно больше выбрать золота, не заботясь о тщательной обработке руды, промывке песков. Со всех имеющихся приисков с 1904 по 1914 г. было сдано 1440 пудов золота.

В 1885 г. царские власти с целью урегулирования взаимоотношений русских торгoвцев и тувинцев учредили Усинский пограничный округ, что свидетельствовало о стремлении царизма к экономическому освоению Тувы и закреплению русскогo присутствия в этом стратегически важном районе. Эти действия русских властей в Туве и Монгoлии обусловливались стремлением предотвратить проникновение сюда США, Англии, Японии, Германии и других гocударств, которые действовали за спиной богдыханскогo Китая. Под давлением этих держав маньчжурские власти пытались упрочить свое положение в Туве. В1901 г. китайское правительство разрешило въезд в Туву своим купцам, тем самым отказавшись от своей традиционной политики изоляции Тувы от метрополии.

Получив свободный доступ к тувинскому рынку, китайские купцы стали завозить в Туву дешевые английские и американские ткани. В руках китайских купцов оказался также сбыт таких важных продуктов, как чай и табак.

Китайские купцы гoраздо размашистее, чем русские, применяли долгoвую торгoвлю с нарастающими процентами; при этом, опираясь на маньчжурские и тувинские власти, добивались нещадногo взыскания долгов: должник подвергался побоям, eгo имущество продавалось за бесценок, часть вырученногo шла на уплату долга, другая часть – на "судебные издержки". В случае несостоятельности должника долг взыскивался с родственников или с хошуна, к которому принадлежал должник. Но так как каждая кредитная сделка с удвоением долга в случае просрочки представляла чрезвычайно выгoдную операцию, ки­тайские фирмы охотно взыскивали лишь половину долга, соглашаясь на отсрочку уплаты второй половины. Этот способ давал им возможность держать массу населения в неоплатном долгу и вместе с тем гарантировал получение дешевогo сырья.

С caмогo появления китайской торгoвли в Туве тувинские нойоны и крупныe чиновники стали брать за счет своих хошунов кредиты серебром или товаром у китайских фирм. Подобногo рода кредиты, как известно, не контролировались, расходовались для нужд наезжавших из Монгoлии китайских сановников с их свитами, а также для поездок местных чиновников. Каждый хошун Тувы ежегoдно должен был вносить крупные суммы в кассы фирм в счет погашения так называемогo служебногo долга.

Китайские купцы, появившиеся в крае, затмили дурную славу русских торгoвцев и даже оттеснили их на задний план. Пользуясь правительственным покровительством, а также поддержкой иностранногo капитала (английскогo, американскогo), китайские торгoвцы быстро овладели тувинским рынком, потеснив русскую торгoвлю. За короткое время посредством неслыханногo надувательства, ростовщичества и внеэкономическогo принуждения они присвоили огромное количество скота и многих продуктов apaтскогo хозяйства, способствовали массовому разорению аратов, деградации экономики Тувы, чем ускорили падение режима Цинов в крае.

В период гocподства Цинов разрозненные, экономически и политически слабо связанныe между собой родственно-язычные племена, ранее кочевавшие на пространствах от Алтая до Прихубсугулья , Минусинской котловины до Больших озер и бассеина р. Хомду (Кобдо) Северо-Западной Монгoлии, сосредоточились на современной территории Тувы, за исключением районов Больших озер и Прихубсугулья, образовав тувинскую народность, имеющую развивающуюся самобытную культуру на основе единого тувинского языка.

Проникший в Туву в XIII-XIV вв. ламаизм при маньчжурах глубоко пустил свои корни в тувинскую почву, сросшись с тувинским шаманизмом, представляющим собой систему древних религиозных верований, в основе которой лежит вера в добрых и злых духов, окружающих человека, населяющих горы, долины леса и воды, небесную сферу и подземный мир, влияющий на жизнь и судьбу каждого человека. Пожалуй, как нигде, в Туве сложился своего рода симбиоз ламаизма и шаманизма. Буддийская церковь не стала применять метод насильственного уничтожения шаманизма; наоборот, она, проявляя терпимость к древним верованиям и обрядам тувинцев, причислила к буддийским богам добрых и злых небесныx божеств, хозяев-духов рек, гор и лесов. К новогоднему местному празднику "шагаа" буддийская церковь приурочила свой "праздник 16 чудес Будды", во время которого, как и прежде, совершались языческие обряды жертвоприношения. Моление духам-хранителям предшествовало молениям в честь высших ламаистских божеств.

Переход на летние кочевья араты издревле отмечали приношениями тенгриям и духам, испрашивая обильные своевременные дожди и теплые дни, сочную траву на пастбищах и хорошие водопои. В это же время монастыри отмечали день рождения Будды, первую стрижку его волос, день смерти и погружения в нирвану. Осенние хуралы в честь начала проповеди Будды совпадали с днями перехода аратских хозяйств на зимние пастбища, когда совершались жертвоприношения тем же небесным божествам и духам местностей с просьбой посодействовать благополучной зимовке скота, а день памяти вероучителя Цзонхавы (23-25-й день первой зимней луны) - с традиционным днем поминовения усопших.

Иногда на лечение больного, отпевание покойного и совершение разного рода обрядов нередко приглашались одновременно и шаман и лама или одно и то же лицо оказывалось и шаманом и ламой; не единичны случаи, когда лама женился на шаманке, а дети шаманов ходили в цepкoвныe школы.

В 22 хурэ (монастырях) служила пятая часть мужского населения. Ламы принадлежали к разным ступеням церковной иерархии и имели возможность путем самосовершенствования подниматься до верхней ступени.

Ламаизм, безусловно, явился надежной опорой феодально-колониальных порядков. Однако нельзя не отметить, что монастыри представляли собой центры оживленных обменов материальными и духовными ценностями, готовили грамотных людей, стремились выработать в массовом сознании тувинцев желание следовать в повседневной жизни определенным морально-этическим нормам. Тувинцы могли ознакомиться с содержанием многих выдающихся произведений индийских, тибетских и монгольских писателей и ученых только через посредство образованных лам из своей среды. Это был чуть ли не единственный источник, который питал тувинский фольклор необычными сюжетами, элементами знаний других народов, демократическими идеями.

Высоко ценились до совершенства отработанные приемы диагностики и лечения, применяемые знатоками тибетской медицины из монастырей. Глубокая вера аратов во всесилие такого лечения исходила из того, что лежащие в основе тибетской медицины знание о цикличности характера жизнедеятельности человеческого организма совпадало с представлениями тувинцев об окружающем мире, о природе.

Наряду с традиционной архитектурой тувинцы освоили церковную архитектуру, овладели профессиями строителей, маляров-художников, краснодеревщиков. Великолепные здания храмов сооружались без единого гвоздя из местного материала под руководством тибетских, китайских и монгольских мастеров наставников. В хурэ создавались библиотеки с богатейшим фондом светских и буддийских книг и рукописей. Чудом уцелели и дошли до нас лишь отдельные фрагментарные рукописи по истории Тувы, написанные, несомненно, в стенах этих монастырей. В хурэ араты впервые встретились с церковными оркестрами и разнообразными масками, использовавшимися для массовых танцевальных действий, мистерий, отражающих древние представления о духах гор, лесов, рек. Все это, естественно, сформировало тувинское народное творчество в области прикладного, музыкального и зрелищного искусства.

До недавних пор принято было считать тувинский народ бесписьменным. Это положение нуждается в уточнении.

Как известно, появление в 1240 г. самого древнего общемонгольского историко-литературного памятника – «Монголын нууц товчиян» (Секретная история монголов) связано с заимствованием древнеуйгурской письменности. С этого времени вплоть до 1921 г. тувинцы входили в состав Монголии и наравне с монголами пользовались старомонгольской письменностью. Часть образованных, монгольским языком тувинцев свободно распоряжались ею, но основная масса населения из-за отсутствия приспособленной к тувинскому языку орфографии не могла ее использовать. По этой причине Н.Н. Попе был разработан в 1930 г. проект тувинской письменности на основе унифицированного новотюркского латинизированного алфавита , распространение и совершенствование которого справедливо связывается с подвижнической ролью А.А. Пальмбаха.

В тувинской народной культуре встречается немало элементов, заимствованных у других народов и претворенных в национально-самобытные формы. И в то же время в ней неизменно присутствуют около 40 видов музыкальных инструментов, древнейший вид певческого искусства «хоомей» с поражающим разнообразием стилей, многожанровый фольклор, в котором представлены эпос, сказки, пословицы, погoворки, загадки, частушки, йерээл (благoпожелания), алгыш (восхваления), каргыш (заклинания). О музыкальности и певческих склонностях, способностях к импровизации и искрящихся озорных пениях тувинцев писали многие исследователи. Крупный знаток музыкальной культуры тувинцев Е.В. Гиппиус подчеркивал, что, "испытав воздействие поэтики, мелодики ладовогo строя, а отчасти и жанров мон­гoльскогo народногo песенногo искусства последних шести столетий, народное песенное искусство тувинцев претворило это воздействие в новых национально своеобразных формах, не сходных с монгoльскими прототипами (в особенности в ладовом и ритмическом отношениях) .

Следует отметить, что хурэ, как барометр, отражали настроения масс, служили источником крамольных идей. Из ламской среды исходили веселые, ocтpoyмные, полные сарказма шyтки в адрес жадных, глупых, заносчивых чиновников, идеи о судьбах народа и родины, просветительстве и демократизме.

В конце XIX в. Россия как соучастница межимпериалистических сделок в Югo-Восточной Азии и ее сосед Китай, представлявший собой полуколонию западныx держав, были озабочены судьбами сопредельных территорий, приобретенных ими еще в ХVIII в. военным или мирным путем.

Шертная грамота Алтын-Ханa на имя царя Михаила Федоровича, поданная в 1634 г., а также разменное письмо по случаю подписания Кяхтинскогo догoвора дали основания России поставить вопрос об Урянхайском крае как принадлежащем России. Исторические права России основывались на том, что территория между Саянами и хребтом Танну-Ола, согласно Кяхтинскому догoвору, с ХУII в. Принадлежит России, при этом реки, бегущие на юг, принадлежат Китаю, а реки, бегущие на север, - России. Посему утверждалось, что настоящая граница должна проходить по водоразделу, Т.е. по хребту Танну-Ола.

В начале ХХ в. в деловых кругах России был поставлен вопрос о принадлежности Урянхая, имеющегo исключительно важное для России стратегическое значение. С 1903 по 1911 г. обстоятельно изучали Урянхай и сопредельные территории военно-разведывательные и научные экспедиции, возглавляемые В. Поповым, Ю. Кyшелевым, А. Барановым, В. Родевичем.

После китайской революции 1911 г. создались благoприятныe условия для вхождения Тувы в состав России. В январе 1912 г. амбын-нойон первым обратился к русскому царю с подобным прошением, затем к нему присоединились хемчикский хамбу лама Лопсан-Чамзы, нойон Буян-Бадраху, а затем и другие правители хошунов. Однако царские власти, боясь осложнения отношений с Китаем и европейскими партнерами, промедлили с решением вопроса и только 17 апреля 1914 г. объявили высочайшую волю царя - взять под свое покровительство Урянхайский край.

Присоединение Тувы к России не приняло форму протектората, для этогo были слишком большие препятствия. После длительныx перегoворов между дипломатами России, Китая и Монголии 25 мая 1915 г. было подписано "Трехстороннее соглашение России, Китая и Монголии об автономной Внешней Монголии". В нем определялось: "Территорию автономной Внешней Монголии составляют согласно 4-й статье нот, обмененных между Россией и Китаем 23 октября 1913 года (5-го числа ll-го месяца 2-го года Китайской республики), области, находившиеся в ведении Китайского амбаня в Урге, цзян-цзюня в Улясутае (выделено нами. - Ю.А.) и китайского амбаня в Кобдо, причем границей с Китаем служат границы четырех аймаков Халхи и Кобдоского округа сопредельных: на востоке - с Хулунбуирским округом, на юге - с Внутренней Монголией, на юго-западе - с Синьцзянской провинцией и на западе - с Алтайским округом.

Формальное разграничение между Китаем и автономной Внешней Монголией будет произведено особой комиссией из делегатов России, Китая и автономной Внешней Монголии, причем к началу работ по разграничению будет приступлено не позже двух лет со дня подписания настоящего соглашения". Из приводимого нами текста 11-й статьи Тройственного соглашения явствует, что Урянхай тройственным соглашением был включен в состав автономной Внешней Монголии.

Кроме того, в Тройственном соглашении признавались автономия Внешней Монголии, Китая и особые права России во Внешней Монголии. Отношения трех государств в связи с Урянхайским вопросом сплелись в новый узел противоречий, определивших для тувинского народа извилистый путь к свободе и национальной независимости, потребовавший в дальнейшем немало жертв и упорства.

Независимость.

В 1921 году в Туве победила народная революция. 13-16 августа в местности Суг-Бажи Тандинского района состоялся Всетувинский Учредительный Хурал девяти хошунов, который провозгласил образование Тувинской Народной Республики и принял первую Конституцию.

Советская делегация настояла на закреплении в специальной резолюции положения о том, что в международных сношениях республика действует под покровительством РСФСР. По существу решения Учредительного Хурала отражали соотношение сил внутри страны, то есть большинство народных представителей высказались за суверенитет во внутренних делах и в то же время понимали необходимость внешнеполитической поддержки со стороны Советской России.

Советское правительство, следуя принципам, провозглашенным в первых своих Декретах, обращением к тувинскому народу в 1921 г. отказалось от незаконных действий царского правительства и протектората России над Тувой, и объявило, что оно отнюдь не рассматривает Танну-Туву как свою территорию и никаких видов на нее не имеет, тем самым de-facto признало независимость ТНР.

В 1920-х гг. среди тувинских политиков не было единого мнения по поводу приоритетных направлений и методов достижения внешнеполитических задач. Безусловно, национальные интересы тувинского народа различными политическими группами понимались по-разному: монгольское руководство продолжало считать Туву частью Китая, как во времена существования Цинской империи; советские представители были за фактическое сохранение протектората России; часть правящей феодальной верхушки Тувы видела будущее тувинского народа в составе Монгольского государства; большинство населенияа выступало за сохранение суверенитета ТНР. Положение молодого государства было осложнено отсутствием опыта, выработанных механизмов для осуществления и защиты национальных интересов на международной арене. Первопроходцами на этом пути стали Монгуш Буян-Бадыргы — фактически первый председатель правительства и министр иностранных дел ТНР, Куулар Дондук — председатель Президиума Малого Хурала ТНР. Им приходилось полагаться на свою интуицию и политическое чутье, основывая руководящую деятельность на принципах наибольшего учета интересов своего народа, что не исключало ошибок в процессе поисков альтернатив развития тувинского государства.

СССР, несмотря на фактическое признание им тувинского государства, с закреплением межгосударственных отношений спешил, что можно объяснить неопределенностью перспектив советско-китайских отношений и отсутствием информации у советской стороны о позиции Китая по тувинскому вопросу. Положение осложнялось расхождением позиций НКИД СССР и Коминтерна в тувинском вопросе, однако общим в их позициях было то, что тувинский вопрос ими рассматривался шире, чем просто монгольская проблема.

Между тем, к середине 1920-х гг. ситуация изменилась, и потребовалось кардинальное изменение позиции советского руководства в данном вопросе. В июне 1925 г. Советская Россия, в связи с усилением панмонгольских настроений в ТНР, согласилась на заключение соглашения об установлении дружеских отношений с ТНР, подписанного 22 июля 1925 г. и закрепившего суверенитет ТНР и советско-тувинские отношения de jure. Напротив, процесс установления дипломатических отношений между ТНР и южным соседом был сложным и противоречивым. До середины 1920-х гг. правительство МНР отказывалось признавать суверенитет тувинского народа, и обосновало свою позицию тем, что считает Урянхайский край частью Монголии, следовательно, и Китая. Именно противоречивый подход не позволял Монголии объективно отнестись к неоднократным выступлениям под панмонгольскими лозунгами, которые происходили в 1920 — 1930-х гг. в Туве.

Необходимо особо подчеркнуть, что только при активном содействии НКИД СССР тувинскому правительству удалось сохранить суверенитет государства. В ходе международной тройственной конференции, проходившей в Кызыле в июле 1924 г., по настоянию советской стороны была принята совместная советско-монгольская декларация о невмешательстве во внутренние дела тувинского государства. Советская сторона, как более авторитетная, оказала определяющую роль в нормализации отношений между Тувой и Монголией. Так, под давлением советского руководства во второй половине 1920-х гг., кроме СССР, тувинское государство признала и Монголия, тем самым укрепив внешнеполитическое положение ТНР.

После заключения договора в 1925 г. ТНР получила возможность выступать как равноправная сторона, что позволило ей достичь определенных успехов на пути реализации своих национальных интересов. Министр иностранных дел ТНР в середине 1920-х гг., характеризуя основные направления внешнеполитических связей Тувы за прошедший период, выделил государственно-политическое, экономическое, культурно-научное направления. В числе государств, с которыми ТНР сотрудничала на равных началах, министр отметил СССР, МНР, Китай.

С первых дней установления советско-тувинских дипломатических отношений возник вопрос о государственных границах. Процесс определения государственных границ между СССР и ТНР, ТНР и МНР был трудный и длительный. Он был обусловлен комплексом факторов - политических, экономических, этнографических, географических. Следует отметить, что позиция СССР в данном вопросе определяло его отношение к тувинскому вопросу как таковому. По вопросу о тувинско-советской границе в 1924 г. председатель правительства ТНР Монгуш Буян-Бадыргы и чрезвычайный полномочный представитель СССР в ТНР Я. X. Давтьян в ходе непротокольных бесед договорились, что граница между СССР и ТНР временно установлена по принципу uti possidetis, который сводится к преемственности границ. Правительство THР, занявшее более активную позицию в данном вопросе, в ходе реализации положений данных договоренностей и договора 1925 г. столкнулось с противодействием правительства СССР, избегавшего открытого обсуждения вопроса о границах. Так, в данный период вопрос о государственных границах между ТНР и СССР не был разрешен.

И все же, в конце 1920-х гг. в других сферах взаимодействия тувинско-советские связи были расширены. Более того, СССР направил усилия на расширение своего военного присутствия в ТНР и сформировавшийся комплекс тувинско-советских отношений был дополнен военно-политическим сотрудничеством.

Советское руководство параллельно с этим через своих представителей начинает проводить активную кадровую политику в Туве, что привело к смене руководства. На VIII съезде ТНРП на руководящие посты в партийных организациях были избраны молодые партийные работники, ревсомольские кадры, обучавшиеся, главным образом, в учебных заведениях СССР и МНР, во главе с И.Ч. Шагдыржап, С. К. Тока и др. Съезд поручил ЦК ТНРП направить свои усилия на укрепление связей с СССР. В результате в области внутренней и внешней политики ТНР устанавливаются новые акценты.

Внешнеэкономические и культурные связи между СССР и ТНР имели глубокие исторические корни и особенно активными они стали в 1920-х гг., что было связано с провозглашением суверенитета ТНР.

С 1921 г. между ТНР и Советской Россией были установлены торговые связи, которые прошли в своем развитии несколько этапов. В начале стороны искали пути и формы сотрудничества, создавали специальные органы для их осуществления. Важным каналом хозяйственного взаимодействия государств стала Русская самоуправляющаяся трудовая колония (РСТК) в ТНР. Именно торгово-экономические связи, опережавшие в своем развитии политические, в некоторой степени способствовали заключению советско-тувинского договора 1925 г. и одновременно формированию условий для более тесного торгово-экономического, идейно-политического сближения обеих государств. Советские торговые организации при поддержке правительства добились ощутимых результатов на тувинском рынке. Эти годы были периодом формирования основ не только внешнеэкономической доктрины, но всей экономики молодого тувинского государства. По примеру СССР, эффективными средствами протекционистской политики правительства ТНР стали нетарифные инструменты, предоставлявшие возможность использования защитных мер национальных интересов. В сфере внешнеторговых отношений эти протекционистские меры начинают проявляться в стремлении постепенно вытеснить иностранный, частный торговый капитал. В 1926 г. Конституция ТНР ввела монополию на внешнюю торговлю как орудие экономического закрепления существующего строя в Тувинской Республике. В конце 1920-х гг. как результат осуществления такой политики иностранные фирмы (кроме советских) вынуждены были свертывать свою деятельность.

В истории культуры тувинского народа удивительным образом переплелись различные компоненты тюркского и монгольского этнокультурных элементов. Тувинский народ, являясь тюркским по языку, был более близок к таким же народам, проживавшим на территории советского государства. В то же время, исповедуя буддизм ламаистского толка, а также, живя по соседству с монголами, в составе различных государственных образований, когда-либо существовавших в Центре Азии, по нравам, обычаям и ролу занятий тяготел к Монголии. С создания тувинским народом своего государства вопросы культурного сотрудничества закономерно стали одним из направлений работы государственных органов. Хотя по сравнению с насущными экономическими и политическим задачами они занимали второстепенное место.

Со своей стороны, СССР рассматривал культурные связи с тувинским народом как средство влияния на состояние внутренних дел в этом регионе. Тувинское руководство, со своей стороны, исходя из учета политических и экономических интересов, определило более плодотворным и перспективным направлением культурного сотрудничества с СССР. Это вытекало из общей благоприятной и благожелательной обстановки, созданной советским руководством, которое опиралось на свои внешнеполитические и идеологические установки. В этом смысле симптоматичен тот факт, что советская сторона стала первой выдвигать проекты сотрудничества в области культуры. С середины 1920-х гг. советско-тувинские культурные связи постепенно становятся объектом одной из сфер сотрудничества двух государств.

Таким образом, в 1920-х гг. при активном содействии Советского Союза произошло не только государственно-правовое оформление ТНР, но и были завязаны внешнеполитические, внешнеэкономические и культурные связи. Советско-тувинское сотрудничество в основном было направлено на решение практических задач, таких как подготовка кадров для поднятия экономики страны, а также формирования нового поколения руководящих работников. За первое десятилетие существования тувинского государства произошла эволюция во внешнеполитическом курсе его правительства. Если в первые годы после провозглашения ТНР ее руководители стремились проводить относительно самостоятельную внешнюю политику, установив связи с соседним Советским Союзом, то в конце 1920-х гг. приход к власти левых в ТНР наметил не только изменение внутриполитического курса, но внешнеполитической ориентации государства в последующие годы.

В 1930-е гг. советское правительство продолжало осуществлять политику расширения своего влияния на тувинское государство и поддержало внутри- и внешнеполитический курс левых. Следует отметить, что новые назначения в дипкорпусе с обеих сторон также были неслучайными, входившие в него представители были сторонниками активизации советско-тувинского сближения. Такие кардинальные изменения в политической и социально-экономической областях стали предпосылками для пересмотра принципов взаимоотношений между РСТК в Туве и государственными органами места его пребывания. Начинается встречное движение, когда Советское правительство постепенно сужает полномочия своих органов в Тувинской Республике, изымая из их ведения подведомственные им предприятия и учреждения, и передает в ведение органов тувинского государства.

Со своей стороны, правительство левых в ТНР также в качестве приоритета в области международных отношений официально утверждает советское направление. В этот период в ходе реализации своих целей они начинают репрессии против своих политических оппонентов и осуществляют чистку в партии и во всем государственном аппарате. Во многом благодаря поддержке советского руководства и его представителей левые смогли укрепить свои позиции во внешней и внутренней политике.

В это же время в Туве, как выражение отношения населения к внутриполитическим и экономическим мероприятиям левых, с одной стороны, и как влияние политических процессов в сопредельных государствах, с другой, стали проявляться антиправительственные выступления в отдельных частях республики. Советское руководство, чтобы сохранить свое влияние в регионе, содействовало ликвидации данных выступлений. Правительство ТНР для устранения в дальнейшем возникновения таких стихийных форм протеста, а также в связи с осложнением международной обстановки, направило свое внимание на вооружение и оборону. Советские военные специалисты помогали в подготовке специалистов для Тувинской народно-революционной армии (ТНРА). Так надо отметить, что в советских средних и высших учебных заведениях получило образование 25% командного состава ТНРА.

В этот период другим влиятельным консультантом тувинского руководства по вопросам внутри- и внешнеполитического развития оставался Коминтерн. В 1935 г. VII Всемирный конгресс Коминтерна принял ТНРП на правах сочувствующей организации. В разработке проектов Программы, Устава ТНРП и Конституции ТНР 1941 г.. в составлении и редактировании этих документов практическую помощь оказывали работники исполкома Коминтерна и ЦК ВКП (б).

В 1930-х гг. но настоянию советских партийных органов руководству ТНРП пришлось налаживать отношения с МНРП, что должно было способствовать нормализации тувинско-монгольских отношений. Однако устранить трения между двумя государствами не удалось. Одним из сложных аспектов межгосударственных связей оставался вопрос о государственных границах. Монгольское руководство попыталось использовать вопрос о границах для обострения внимания на самом факте существовании ТНР. В 1930 г. в Улан-Баторе на межправительственном совещании решили создать паритетную комиссию в составе равных представителей правительств обеих государств для определения границ между Тувой и Монголией. Тувинская сторона отстояла свою позицию, и при проведении границы приоритетным был объявлен хозяйственный принцип. В результате усилиями правительства ТНР была заключена серия договоров между ТНР и МНР. Однако вопрос о границах не был разрешен.

В этот период в структуре, характере и методах осуществления внешнеэкономической стратегии ТНР произошли кардинальные изменения, с одной стороны, как объективный результат качественных сдвигов в экономике республики, с другой, как следствие эволюции внутриполитического курса правительства. Тувинские государственные организации укрепили свои позиции на рынке, а также были определены приоритетные направления во внешнеэкономических отношениях.

В целом, в 1930-х гг. внешнеэкономические и культурные связи получили дальнейшее развитие, они стали более целенаправленными и регулярными, были предприняты советские научно-исследовательские экспедиции в ТНР, результаты которых позволили наметить направления развития тувинского государства. В эти же годы, как закономерное следствие внешнеполитических изменений и внутриполитической обстановки в Туве, начинают активизироваться советско-тувинские культурные связи. Тувинским руководством было намечено общее направление сотрудничества с сопредельными с Тувой советскими регионами, которые традиционно играли заметную роль в деле активизации советско-тувинских отношений. Советские научные экспедиции, расширяя информационное содержание проектов развития сотрудничества, в конечном счете, все же были направлены на реализацию советских экономических интересов. Несомненно, все усиливающееся влияние СССР в области культурных связей, данные научных экспедиций в последующий период, наряду с другими фактами способствовали принятию советским руководством решения в тувинском вопросе в последующий период.

Наметившаяся лояльность монгольского руководства к тувинскому государству явилась отражением усиления позиции СССР в регионе и в мире в целом. Новое руководство ТНР, желая сохранить свою независимость во внутренних и внешних делах, продолжало политику дистанцирования от МНРП и МНР. Во всех делах, касающихся споров с Монголией, стремилось консультироваться с советским руководством или советскими представителями.

С началом второй мировой войны обострившиеся международные отношения и обстановка в регионе окончательно определили вовлечение тувинской республики в экономическое и военно-политическое объединение с СССР. X Великий Хурал, открывшийся в июне 1941 г., по данному вопросу принял Декларацию о вступлении в войну на стороне СССР. В ТНР начинается перестройка народного хозяйства на военный лад и организация всемерной помощи СССР. Созданы ряд новых воинских формирований, увеличен срок службы, в результате чего, численность ТНРА к концу 1941 г. возросла в 2,5 раза. С 1943 г. тувинские добровольцы участвовали в сражениях на фронтах Великой Отечественной войны и за боевые заслуги награждены орденами и медалями СССР и ТНР.

Анализ внешнеэкономического сотрудничества СССР с ТНР показывает, что в период войны наблюдается все более усиливавшаяся интеграция народного хозяйства Тувы в советские структуры. В то же время следует отметить, что стремление интегрировать тувинскую экономику и советскую нашло отражение в ряде шагов советского правительства, когда оно безвозмездно передало тувинскому государству все находящиеся на территории тувинского государства советские промышленные предприятия, школы, клубы со всем оборудованием и имуществом. В годы войны советско-тувинские связи приобрели еще больший вес, тем самым были созданы реальные экономические и политические предпосылки для вхождения Тувы в состав Советского Союза.

Одним из направлений взаимодействия советского и тувинского правительства оставался вопрос о взаимоотношениях ТНР с МНР. Так, в 1940-х гг. в противоположность советско-тувинским наблюдается осложнение тувинско-монгольских отношений как результат демонстративного дистанцирования ТНР от МНР. Одним из аспектов тувинско-монгольских разногласий, как и в предыдущий период, являлся вопрос о границах. Если до 1941 г. их пытались разрешить по дипломатическим каналам в двухстороннем порядке, то с начала второй мировой войны НКИД СССР настоял на прекращении всякого обсуждения вопросов о границе. Однако стороны проигнорировали эту рекомендацию и продолжали спор по вопросу о границах. Тувинское руководство, стремясь как-то сгладить разногласия с монгольским руководством, предпринимало попытки направить диалог в сторону развития партийного сотрудничества. Но желаемого результата не было достигнуто, так как монгольское руководство ставило все вопросы сотрудничества в зависимость от пограничных проблем. Так, вопрос был отложен на последующий период, но к нему так и не возвращались.

Таким образом, причины вхождения Тувы в состав СССР носят комплексный характер и связаны не только с ситуацией в тувинско-советских, монгольско-тувинских отношениях, но и обшей международной обстановкой. Укрепление позиции СССР на международной арене на последних этапах войны позволили советскому руководству проводить решительную политику по отношению к тувинскому государству. Если исходить из этих позиций, вхождение ТНР в состав СССР явилось закономерным итогом усиления влияния СССР на Востоке и в мире в целом.

Весной 1944 г. от правительства СССР тувинскому партийному руководству пришло сообщение, что их прошение о принятии ТНР в состав СССР будет рассмотрено, если они его официально сформулируют. В середине августа Чрезвычайная VII сессия Малого Хурала трудящихся Тувинской Народной Республики приняла соответствующее решение. Президиум Верховного Совета СССР, рассмотрев просьбу Малого Хурала ТНР, одобрил проект и в 1944 г. принял Указ о принятии Тувинской Народной Республики в состав СССР. В свою очередь, Президиум Верховного Совета РСФСР принял в соответствии с этим Указ "О принятии ТНР в состав РСФСР на правах автономной области с непосредственным подчинением республиканским органам".

Эти указы о принятии Тувы в состав Советского Союза на правах автономной области; были опубликованы только в местной печати. Такой уровень секретности диктовался тем обстоятельством, что в конце войны проходили сложные переговоры между союзниками по вопросу о будущем Монголии (на Ялтинской конференции в феврале 1945 г. США и Великобритания согласились с требованием СССР о предоставлении Монголии статуса независимого государства, а до 1946 г. суверенной МНР признали только СССР и непосредственный сосед Монголии — ТНР, суверенитет которой также признали только СССР и МНР).

Тува после вхождения в состав СССР начинает развиваться, целенаправленно копируя советский опыт строительства во всех его формах. От областных органов власти отошел ряд функций, которые ранее выполняли органы государственной власти ТНР. Это касалось вопросов регулирования международных отношений, организации обороны, внешней торговли, кредитной и денежной системы. Полпредство ТНГ в СССР было преобразовано в представительство Тувинской автономной области при Совете Министров РСФСР. Организационная интеграция Тувы в советские структуры длилась достаточно долго, вплоть до 1960-х гг., когда Тува в октябре 1961 г. получила статус автономной республики.

С 28 августа 1991 года - в конституции республики закреплено название Республика Тува /Тыва/.

На сегодняшний день Республика Тыва является одним из субъектов Российской Федерации, который так же как и другие ее субъекты стремится к установлению и развитию межрегиональных, внешнеэкономических и культурных связей - с соседними Алтаем, Бурятией, Красноярским краем, Хакасией, а также Китаем, Монголией, Турцией. О перспективах дальнейшего их развития можно говорить только, опираясь и учитывая исторический опыт в один из самых ярких и сложных периодов истории тувинского народа — период существования Тувинской Народной Республики.

 

 

Летопись основных событий истории Тувы с древнейших времен до новейшего времени:

40–30 тысяч лет назад - человек еще в палеолите (древнейшем периоде каменного вка) заселил территорию Тувы.

20–15 тысяч лет назад - в позднем или верхнем палеолите происходит интенсивное освоение территории ТУВЫ первобытным человеком. Главное его занятие – охота и собирательство.

6–5 тысяч лет назад - неолит (новокаменный век). Людьми производятся более совершенные каменные орудия, появляются лук и стрелы.

Конец III тысячелетия – IX в. до н.э. – эпоха бронзы. Совершается переход к скотоводству в сочетании с примитивным земледелием.

VIII- III вв. до н.э. - ранний железный век. Переход местных племен к кочевому скотоводству - основному занятию населению Тувы на протяжении двух с половиной тысяч лет. Развитие горного дела и металлургии. Освоение железа. Общественный строй племен Тувы находится на грани разложения первобытнообщинных отношений. Своеобразное и самобытное искусство местных племен вобрало в себя элементы скифо-сибирского «звериного стиля», распространенного в изобразительном творчестве племен евразийских степей.

II в.до н.э. - V в. н.э. – население Тувы смешивается с пришлыми племенами, которых оттеснили в Туву племена хунну, создавшие военно-племенной союз и установившие господство в Центральной Азии.

Около 201 г. до н.э. – территория Тувы подвергается завоеванию хунну. Изменяется антропологический тип населения Тувы от смешанного европеоидно-монголоидного типа с преобладанием европеоидных черт к центрально-азиатскому типу большой монголоидной расы. Местные племена ведут кочевой образ жизни. Идет разложение родовых отношений и складывание зачатков государственности.

VI-VIII вв. н. э. – древнетюркское время. Территория Тувы находилась в составе тюркского каганата. Основное занятие населения – кочевое скотоводство. Основное жилище – куполообразные войлочные юрты. Основная пища – мясо и молочные продукты. Руническая письменность. Складывание феодализма. Культурные и торговые связи со Средней Азией, Китаем. Формируется основное ядро тюркской общности, принявшей впоследствии этническое наименование тувинцев.

745–840 гг. – уйгуры разбили государство древних тюрков и создали свой каганат. Уйгуры, один из древнейших тюркоязычных народов, соорудили в Туве крепости. В то время на территории Тувы была оседлая цивилизация. Основным жилищем кочевников – скотоводов была разборная решетчатая юрта, покрытая войлоком. Существовала енисейская письменность. К имевшимся этническим группам – тюркоязычные чики, азы, дубо, теле, тюкю и другие – прибавились уйгуры, оставившие значительный след в этногенезе современного тувинского народа.

IX–XII вв. – Тува находится в составе древних кыргызов. К племенам и этническим группам прибавляются кыргызы.

1207 г. – покорение племен Тувы монгольскими войсками под командованием Джучи – старшего сына Чингисхана. На территорию ее проникает значительное количество монголоязычных и иных племен. В основе религиозных представлений тувинцев лежит шаманизм, одна из древнейших форм религий, существовавшая с каменного века. Не составляя еще единой народности и не имея общего самоназвания, различные тувинские племена уже имели единую территорию и общий язык с разными диалектами. В письменных источниках в начале XIII в. население Тувы упоминается по имени «кэм-кэмджиутов» или «тубасов». Этноним «дубасы», или «дубо», стал позднее самоназвание всех тувинцев – «тыва улус». Ассимиляция местного тюркоязычного населения с монгольскими этническими группами способствовала также формированию того центрально-азиатского физического типа, который характерен для современных тувинцев.

XIII–XIV вв. – Тува находится под владычеством монгольских феодалов.

XIII–XVI вв. - начало распространения ламаизма в Монголии и в Туве.

XIV-XVI вв. – население Тувы было независимо от монгольских феодалов и жило на своих исконных территориях.

Конец XVI-начало XVII в. – значительная часть тувинских племен попадает под власть Шолой Убаши-хунтайджи (Золотого царя), первого Алтын-хана, главы феодального объединения в Монголии. Часть северо-восточных тувинских племен входила в XVII в. состав России.

1616 г., октябрь 2-26. – первое русское посольство установило непосредственные связи с тувинскими племенами и побывало у Алтын-хана Шолой Убаши-хунтайджи.

1617 г, апрель. – поездка первого посольства Алтынхана в Москву и прием его русским царем М. Ф. Романовым.

1617 г., между 13 апреля и 29 мая. – первая жалованная грамота царя М. Ф. Романова Алтын-хану Шолой Убаши-хунтайджи о принятии его в русское подданство.

1633 г., май, 25. — жалованная грамота царя М. Ф. Романова Алтын-хану Омбо Эрдени о принятии его в подданство.

1634 г., июнь, 3—1635 г., апрель, 26. — поездка русского посольства во главе с Я- Е. Тухачевским к Алтын-хану.

1635 г., январь, 14. — грамота Алтын-хана царю М. Ф. Романову о принятии им русского подданства, взаимной помощи, посылке послов.

1636 г., февраль 9. — жалованная грамота царя М. Ф. Романова Алтын-хану о принятии его в русское подданство.

1636 г., 28 августа, — 1637 г., 23 апреля. — поездка русского посольства во главе с С. А. Гречениным к Алтын-хану.

1636 г., август, 28—1637 г., апрель, 23. — поездка русского посольства во главе с Б. Карташевым к ламе Дайн Мерген-ланзу.

1637 г., февраль, 4. — письмо Алтын-хана царю М. Ф. Романову о пожаловании его служилыми людьми и жалованьем и о верной службе русскому царю.

1637 г., апрель, 23—июнь, 5. — Переговоры томского воеводы И. И. Ромодановского с Дурал-табуном и послом Алтын-хана Мерген Дегой.

1637 г., октябрь, 27. — прием царем М. Ф. Романовым послов Алтын-хана и ламы Дайн Мерген-ланзу.

1638 г., февраль 18. — прием царем М. Ф. Романовым послов Алтын-хана.

1638 г., февраль, 28. — жалованная грамота царя М. Ф. Романова о принятии Алтын-хана в русское подданство.

1638 г., сентябрь, 5—1639 г., апрель, 26. — поездка русского посольства во главе с В. Старковым к Алтын-хану.

1638 г., сентябрь, 5—1639 г., апрель, 26. — поездка русского посольства во главе с С. Неверовым к ламе Дайн Мерген-ланзу.

1639 г., марта, 10 или 11. — грамота Алтын-хана царю М. ф. Романову о взаимной военной помощи и о согласии проводить послов в Китай и Тибет.

1639 г., апрель, 26 — июнь, 3. — прием томским воеводой И. И. Ромодановским послов Алтын-хана.

1639 г., июнь, 3. — письмо томского воеводы И. И. Ромодановского в Посольский приказ об отправке в Москву послов Алтын-хана.

1639 г., октябрь, 20. — доклад Сибирского приказа царю М. Ф. Романову о взимании ясака с киргизов, о переговорах по этим вопросам с Алтын-ханом и о постройке острога на р. Абакан.

1642 г., март, 24. — письмо томского воеводы С. В. Клубкова-Мосальского в Сибирский приказ о задержке послов Алтын-хана до присылки киризскнх аманатов (заложников).

1644 г., январь, 9. — грамота из Сибирского приказа томскому воеводе С. В. Клубкову-Мосальскому о возможном нападении на сибирские русские города Алтын-хана и о принятии необходимых мер предосторожности.

1645 г., май, ранее 2. — грамота Алтын-хана царю М. Ф. Романову о причинах разрыва отношений с русским государством и о присылке к нему послов для восстановления прерванных связей.

1645 г., между 9 мая и 31 августа. — приезд послов Алтын-хана в Томск.

1647 г., между 16 и 31 августа. — письмо томского воеводы О. И. Щербатого в Посольский приказ о приезде посла Алтын-хана Мергена Деги для подтверждения русского подданства.

1648 г., между 9 июня и 31 августа. — письмо томского воеводы И. Н. Бунакова в Посольский приказ о приезде в Томск послов от Алтын-хана.

1649 г., между 24 марта и 31 августа. — письмо красноярского воеводы М. Ф. Дурново в Сибирский приказ о трудностях сбора полного ясака в Тубинской ясачной волости Красноярского уезда до того, как ясачные люди этой волости уплатят ясак (натуральный налог) Алтын-хану.

1650 г. сентябрь, не ранее 1. — письмо томского воеводы М. П. Волынского в Сибирский приказ о приеме монгольских послов Мерген Деги с товарищами и о просьбе Алтын-хана прислать к нему кого-нибудь из прежних русских послов, приезжавших в Монголию.

1652 г., декабрь, не ранее 1. — письмо кузнецкого воеводы Ф. Е. Баскакова томскому воеводе Н. О. Нащокину о разгроме Алтын-ханом киргизских (хакасских) князей.

1652 г. декабрь, не ранее 31. — письмо красноярского воеводы М. Ф. Скрябина томскому воеводе Н. О. Нащокину о переговорах красноярского служилого человека С. Коловского с послом Алтын-хана Мерген Дегою в связи с приходом Алтын-хана в Тубинскую волость и о сборе ясака с киргизских ясачных людей.

1656 г. — Алтын-хан Лубсан снова появлялся в Тубинской волости.

1663 г. — Алтын-хан Лубсан возобновляет посольские отношения с Москвой и признает русское подданство.

1679 г. — Алтын-хан Лубсан снова присягнул на верность московскому государю.

1681 г. — Алтын-хан Лубсан явился с данью ко двору императора Китая.

1688 г. — земли тувинцев завоеваны джунгарским ханом Галданом.

XVII — XVIII вв. — идет процесс сложения различных групп населения в единую народность Тувы. Чиновники и высшие ламы пользуются монгольской письменностью.

1726 г., апрель, 7. — Указ китайского императора Иньчжэня Лифаньюаню (учреждению, ведавшему иностранными делами) о подданстве урянхов.

1727 г., август, 20 — Заключение Буринского трактата об определении границ между Россией и Китаем.

1758 г. — установление владычества маньчжуров над Тувой.

1763 г. — над кожуунамп Тувы учреждается объединенное управление во главе с амбын-нойоном — владельцем Оюннарского кожууна, который находился в прямом подчинении Улясутайского цзянь-цзюня. Ставка амбын-нойона находилась в Самагалтае. Первым амбын-нойоном Тувы был Манаджап, монгол по происхождению.

1773 г. — возведение хурээ в Самагалтае, первого ламаистского храма в Туве.

1786—1793 гг. — правление Дажы Оюна, ставшего родоначальником династии тувинских амбын-нойонов.

Конец XVIII в. — ламаизм утверждается в Туве в качестве официальной религии.

XVIII—XIX вв. — продолжение и завершение процесса формирования тувинской народности.

1860 г., ноябрь, 2, — заключение Пекинского дополнительного договора об определении русско-китайских границ, порядке дипломатических сношений и о торговле в Кульдже.

1876—1878 гг. — восстание тувинских аратов против маньчжурского владычества.

1883—1885 гг. — восстание «Алдан-Маадыр» (60-ти богатырей).

1885 г. — образование Турана — первого русского поселка в Туве, ныне г. Туран Пий-Хемского кожууна.

1911 —1913 гг. — Синьхайская революция в Китае.

1911 —1912 гг. — освобождение Тувы от маньчжурского ига.

1913 г., октябрь, 23. — Декларация России и Китая о признании автономии Внешней Монголии.

1913 г., октябрь, 23. — нота русского правительства китайскому министру иностранных дел Сун Баоци о признании Россией Внешней Монголии частью территории Китая.

1914 г., апрель, 4 — июль, 17. — установление покровительства (протектората) России над Тувой.

1914 г., август, 6. — закладка города Белоцарска (ныне г. Кызыл — столица Республики Тыва). В 1994 г. в честь 80-летия этого события на доме по Комсомольской улице, 16, вывешена мемориальная доска с текстом на тувинском, русском и английском языках: «Этот дом построен в 1914 г., охраняется государством как па мятник деревянного зодчества города Кызыла, бывшего Хем-Бельдира, Белоцарска».

1915 г., май, 25. — заключено трехстороннее соглашение России, Китая и Монголии об автономии Внешней Монголии.

1917 г., февраль, 27 — март, 2. — Февральская революция в России.

1917 г., март, 29. — образование временного Урянхайского краевого комитета и вступление его в управление краем вместо Комиссара по делам Урянхайского края.

1917 г., октябрь, 24—25. — Октябрьская революция в России.

1918 г., март, 25. — в управление краем вступил Урянхайский Совет рабочих и крестьянских депутатов.

1918 г., июнь, 16—18. — заключение договора между представителями русского населения края и представителями кожуунов Танну-Тува о независимости тувинского народа и объявлении самостоятельности страны.

1918 г., июль, 7—11. — падение власти Советов в Туве, восстановление комиссарства и земства, отмена распоряжений и постановлений Советов, в том числе и договора, заключенного с тувинским народом; восстановление протектората.

1919 г., апрель. — вооруженное восстание хемчикских аратов против колчаковцев.

1919 г., август, 16. — разгром Сибирской партизанской армией под Белоцарском колчаковского отряда.

1920 г., июнь, 11. — отход из Тувы монгольского отряда.

1920 г., сентябрь, 16—20. — Съезд русского населения Тувы восстановил Советскую власть. Уполномоченный Сибирского революционного комитета РСФСР И. Г. Сафьянов заявил на съезде: «В настоящее время Советское правительство считает Урянхай, как и прежде, самостоятельным и никаких видов на него не имеет».

1921 г., январь, 4. — Пленум ЦК РКП (б) признал необходимым принять меры для борьбы с находящимися на территории Тувы белогвардейскими отрядами и оказать содействие местному крестьянскому населению в мирном устройстве жизни.

1921 г., март. — разгром аратами отрядов китайских милитаристов под Шагонаром и Чаданом.

1921 г., май, 23. — разгром красноармейцами, партизанами и аратами белогвардейского отряда на Тарлашкыне и Хемчике.

1921 г., июнь, 25—26. — на Чадане в долине р. Хемчика проходили переговоры между представителями двух хемчикских кожуунов и мирной русской делегацией о путях достижения полной самостоятельности Танну-Тува.

1921 г., июль, 11. — победа Монгольской народной революции.

1921 г., август, 13—16. — победа народной революции в Туве. Образование республики Танну-Тува Улус. Всетувинский Учредительный Хурал, проходивший в Суг-Бажи (с. Атамановка, ныне с. Кочетово), утвердил первую Конституцию республики.

1921 г., сентябрь, 9. — обращение Народного комиссариата по иностранным делам РСФСР к тувинскому народу о признании Советским правительством независимости Тувы.

1921 г., декабрь, 1—2. — разгром красноармейцами и партизанами во главе с С. К. Кочетовым вторгшихся в Туву из Западной Монголии остатков корпуса генерала Ба-кича. Завершение гражданской войны на территории Тувы.

1941 - принятие конституции Республики Тува.

июнь 1944 - вступление Тувы во 2 мировую войну на стороне Антифашистского блока.

август 1944 - принятие Республики Тува в состав РСФСР в качестве автономной области.

октябрь 1961 года - Тува получает статус автономной республики в составе РСФСР.

август 1991 года - Тува официально становится Республика Тува /Тыва/ в составе РФ.

 
 
   
 
Хронология
 
 
Библиотека
 
 
Статьи
 
 
Люди в истории
 
 
История стран
 
 
Карты
 
   
   
 
Рефераты
 
 
Экзамены, ЕГЭ
 
 
Ссылки
 
 
ФОРУМ
 
 

В избранное!
нас добавили уже 6715 человек...
 
   
   
РЕКЛАМА
 
   
 

     
Поиск на портале:
вверх
История.ру©Copyright 2005-2017.
вверх