Rambler's Top100
 
 


История России
Всемирная история

День пограничника.
День Первой Республики,Армения.
День падения военного режима,Эфиопия
   

Анархизм в Европе в 1/2 XX века

История России, Всемирная история

ПОИСК



РЕКЛАМА

Список рефератов по истории

Анархизм в Европе в 1/2 XX века Скачать Анархизм в Европе в 1/2 XX века

                              СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1) В. Г. Федотова. Анархия и порядок в констексте российского
посткоммунистического развития // Вопросы философии. - 1998.
- № 5. - М., "Наука".

2) В. Плеханов, Собрание сочиненний, том IV.

3) Ф. Энгельс, К. Маркс, "Коммунистический манифест". Интернет.

4) Пётр Рябов. Краткий очерк истории анархизма.
Интернет: http://anarchive.virtualave.net/

5) Емельян Ярославский. Анархизм в России, ОГИЗ СССР, М., 1939.

6) Ленин, том XVIII.

7) Исаак Пуантэ. "Програмный очерк либертарного коммунизма".
Интернет: http://anarchive.virtualave.net/



                                ЛЮБИЧ НИКОЛАЙ



                                  курсовой
                                   РЕФЕРАТ
                                 по истории

                                   на тему

                      АНАРХИЗМ В ЕВРОПЕ В 1/2 XX ВЕКА.
                              УСПЕХИ И НЕУДАЧИ.



                                                   преподаватель: Тимерманис
                                                       Валентина Анатольевна



                                  2000 год
                               Санкт-Петербург

                                 ВСТУПЛЕНИЕ


       Прежде всего, начиная написание моего реферата, я должен ответить  на
вопрос: почему я выбрал эту тему?
        Во-первых, я хочу выделить  несколько  ключевых  событий  в  истории
европейского анархизма, относящихся к первой  половине  двадцатого  века,  и
провести параллель с эволюцией теории безвластия.  На  основе  анализа  этих
ключевых  событий  можно  выявить  основные  тенденции   и   закономерности,
определившие развитие анархизма во второй половине века.
        Во-вторых, я хочу ответить лично для себя на вопрос  -  создали  все
эти проявления  движения  анархистов  реальные  предпосылки  для  реализации
некоторых идей анархизма в наше время? Ведь  начало  века  было  так  богато
разнообразными  бунтами,  террористическими  актами  и  попытками   создания
обществ без власти  под  чёрными  флагами.  Подробное  рассмотрение  истории
европейского анархизма в выбранный  период  на  примере  самых  значительных
событий  даёт  мне  ключ  к  объективной  оценке  современной  обстановки  в
контексте  рассмотрения  перспектив  анархизма.  Анализ  теоретической  базы
сильно влияет на формирование  моих  собственных  взглядов  и  на  выработку
собственных концепций, своего плана действий.
        Я считаю идеи безвластия,  федерализма  и  децентрализации  особенно
актуальными в современной России,  где  существует  "по  некоторым  оценкам,
около 30-40 миллионов  человек,  не  включённых  в  социальные  структуры  и
никому не подчиняющихся, т.е. живущих в состоянии анархии" [1, с. 4].  Цифры
говорят сами за себя.
         История  анархизма,  например,  в  России   во   время   революции,
поучительна как ничто другое, для человека,  желающего  осознать  сильные  и
слабые стороны анархического движения. А испанский  либертальный  коммунизм!
Какой  пример  единения  пролетариата  для   борьбы   с   реакцией!   Каждый
интересующийся  историей  революционной  борьбы,  должен   глубоко   изучить
историю испанской революцию.
        Одним словом, я берусь за  написание  реферата  по  данной  теме  не
только с личной целью систематизации, но и с целью возможного  использования
его в  целях  просвещения  молодёжи,  а  так  же  в  некоторой  степени  для
своеобразной агитации. Следует  признать,  что  работа  является  не  просто
беспристрастным изложением фактов, но, напротив, не лишена доли моей  личной
оценки происходивших событий. Однако я постарался изложить  всё  максимально
объективно, используя разнообразную литературу  с  разными  точками  зрения,
причём не вся она упомянута в списке. Использовано также много материала  из
Интернета, но я не упоминаю некоторые из них,  так  как  не  использовал  их
непосредственно при написании реферата.


                                   Глава I


         Усиление тенденций к безвластию. Исторические предпосылки.

        К началу XX-го  века  тенденции  к  безвластию  в  массах  несколько
усилились,  причём  не  только  в  Европе,  но  и  во  всём  мире.  Марксизм
разделился на течения радикальные и ревизионные, из которых  часть  утратила
былой  радикализм  и  чёткость  построения   программы.   Поэтому   марксизм
несколько утратил свой  роль  унитарной  идеологии  пролетариата  и  не  мог
больше удовлетворять всех рабочих… В то же  время  давление  государства  на
личность и мера его вмешательства в экономику заметно увеличились -  отчасти
это было связано с назревавшей  империалистической  войной  -  милитаризм  и
колониализм,  прежняя  эксплоатация  рабочего  класса  под  покровительством
структур глобального управления, а также давление на мелкого  производителя,
вызванное тенденцией к  монополизации,  не  могли  не  вызвать  решительного
противодействия в виде восприятия радикальной  идеологии  свободы.  Особенно
это актуально по отношению  к  ремесленникам  и  интеллигентному  мещанству,
которые являются основой для распространения анархических идей.
        В преддверии I Мировой Войны официальный Интернационал  уже  не  мог
единить революционеров, что доказали результаты голосований в  парламентских
организациях  стран,  вступающих  в  войну,  когда  большинство   депутатов-
социалистов  проголосовали  за  военные  кредиты   "своим"   правительствам.
Следует особо отметить, что разлад внутри II-го Интернационала не  произошёл
в одночасье в начале войны, но  явился  кульминацией  длительного  процесса,
начавшегося до начала XX-го века.
        В то  время,  как  Интернационал  терял  своё  влияние,  усиливалась
борьба  за  полное  освобождение  личности,   которую   олицетворяли   собой
анархисты.  Ярким  деятелем  этой  борьбы  стал   в   XIX-ом   веке   Михаил
Александрович Бакунин. Характерно  то,  как  складывались  его  отношения  с
Интернационалом. Он был исключён из его рядов за идейное  отступничество,  и
его сторонники тоже были отстранены от участия  в  едином  движении.  Однако
Бакунину  и  компании  удалось  развернуть   активную   пропагандистскую   и
революционную деятельность по всей Европе, оказывавшую  сильное  влияние  на
рост популярности  анархизма  в  Европе;  Социалистический  Альянс  Бакунина
некоторое время успешно конкурировал с Интернационалом, особенно в  Испании.
Бакунин  -  представитель  так   называемого   бунтарского   направления   в
анархизме.
         Потеряв веру в  непогрешимость  Интернационала  и  его  радикализм,
некоторая часть  рабочих  перешла  к  анархо-синдикализму.  Они  действовали
против  капиталистов-  эксплоататоров  методами  так  называемого   "прямого
действия" - стачек и саботажа. Особенно сильны они были во Франции,  набрали
к концу XIX-го века силу и  в  Англии.  Как  мы  видим,  больше  становилось
сторонников  как  индивидуалистического  анархизма,  так  и   коллективного.
Больше  стало  однако   и   отрицательных   безрезультатных   проявлений   -
террористических актов и убийств. Например, вспышка терроризма  в  1890-1895
годах, особенно сильная во Франции и близкой к  ней  Испании.  Однако  такие
личности,   как   Равашоль,   Эрьен,   Казерио   лишь   вызвали    неприятие
общественностью  своих  методов,  повлекшее  за  собой  обострение   критики
анархистов.  Этот  период  ярко   показал   неточность   и   неэффективность
террористических ударов по государственному аппарату.
         В 1985-ом году профсоюзы и биржи труда во Франции  объединились  во
Всеобщую  Конфедерацию  Труда  (ВКТ),  которая  быстро  переросла   масштабы
отдельной страны и объединила большое количество пролетарских  профсоюзов  в
борьбе за свои права.
         XX-ый век анархизм встретил в  фазе  "количественного"  подъёма.  В
области обновления его теоретической базы, напротив,  имел  место  некоторый
идейный застой. Однако,  нельзя  сказать,  что  соперничавшие  с  анархизмом
течения потеряли своё влияние в сильной мере.  Марксизм  по-прежнему  правил
умами большинства рабочих. Очевидно  стало  то,  что  изменить  положение  в
рядах пролетариата - основного революционного класса - вряд ли  удастся  без
долгой и планомерной агитации. Поэтому в начале  XX-го  века  анархизм  стал
идеологией по преимуществу мелкой  буржуазии  -  ремесленников,  крестьян  и
прочих мелких производителей. Также к анархистам примкнула часть  радикально
настроенной интеллигенции. Дело в том, что в то время  анархизм  в  наиболее
полной  мере  отражал  интересы  этих  классов.   Мелкий   производитель   и
крестьянин-собственник в наименьшей мере зависели  от  организации  общества
"сверху". Налоговые сборы были им ни в коей мере не выгодны - они  связывали
их возможности, отнимали прибыль,  не  предоставляя  ничего  взамен  -  ведь
часто крестьяне довольствовались обменными  сделками,  предпочитая  получать
нужный товар без  посредников,  в  том  числе  государства.  Благоустройство
инфраструктуры  они  чаще  проводили   сами,   чем   получали   со   стороны
государства. Как итог, главной теоретической основой анархизма в начале  XX-
го века стало учение  Кропоткина,  ориентированное  на  крестьянскую  среду.
Правда,  это  учение  не  ставило  себе  цели  обрисовать  конкретные   пути
воплотить идеалы в революционную действительность.
         Неумение вести борьбу  постепенно,  идти  путём  частичных  успехов
было главной проблемой и основной причиной неудач в  анархистской  практике.
Так, ещё Бакунин считал,  что  "всякое  политическое  движение,  не  имеющее
своей целью непосредственное, прямое, бесповоротное и  полное  экономическое
освобождение рабочих, <…>, принцип социальной ликвидации,-  всякое  подобное
политическое движение есть движение буржуазное, и, как таковое, должно  быть
исключено из интернациональных движений"[2, с. 21]. Посудите сами, можно  ли
было вести успешную борьбу со столь бескомпромиссных позиций?
          Марксисты же, в противоположность, следовали  Энгельсу  и  Марксу,
которые ещё в середине XIX-го заявили, что "коммунисты  в  капиталистическом
обществе поддерживают всякое  революционное  движение,  направленное  против
существующего общественного и политического  строя"[3].  Таким  образом,  мы
видим, какими заметными были расхождения  между  марксистами  и  анархистами
даже в методах ведения борьбы.

              Теоретическая база анархизма к началу XX-го века.

             Теоретическую  базу  анархизма  я  буду  рассматривать  с  того
времени, когда Европа, вступив в эпоху великих  революций,  способствовавших
утверждению  человеческой   индивидуальности,   освобождению   её   из   под
психологического   гнёта   государства,   крушению    основ    традиционного
монархизма, породила собственно анархизм как философское  учение.  "Анархизм
окончательно сформировался и самоидентифицировался  в  1830-1840  г.г.  -  в
борьбе с  либерализмом  и  государственным  социализмом"  [4],  -  считается
теперь. Анархизм противостоял обоим этим движениям,  и  точным  определением
его смешанной сути  можно  считать  слова  Михаила  Бакунина:  "Свобода  без
социализма есть привелегия и несправедливость. Социализм  без  свободы  есть
рабство и скотство".
         Уже Уильям Годвин и Макс Штирнер в начале  XIX-го  века  обозначили
два   главных   направления   анархизма,   которые   потом   стали   анархо-
индивидуализмом и анрхо-коммунизмом. Штирнер  первым  признал  необходимость
революционного преобразования общества и считал выгодным создание  сбободных
"союзов эгоистов" для  того,  чтобы  они  вместе  прорубили  себе  дорогу  к
индивидуальному счастью…
         Одним словом, суть идеологии анархизма уже  понятна  -  это  синтез
идеи  свободы  и  социальной  справедливости,  синтез  идей  либерализма   и
коммунизма, и в то же время  противоположность  обоих.  Анархизм,  по  моему
личному убеждению, венчает поиски "золотой середины"  в  области  экономико-
политических учений.
         Огромный вклад внёс в выработку теории анархизма Пьер-Жозеф  Прудон
(1809 -  1865).  Он  был  активным  участником  революции  1848-го  года  во
Франции, пропагандировал идеи анархизма в массах,  проводил,  в  отличии  от
Годвина  и  Штирнера,  конструктивную  критику  государственного  строя,  он
избегал  абстрактных  схем  и  прожектёрства.  Его  философия,   дополненная
Бакуниным, была  к  концу  XIX-го  века  основной  теоретической  базой  для
революционеров-анархистов.  Его   недаром   называют   "отцом   европейского
анархизма". Особенно высокую оценку давал философии  Прудона  и  его  личным
качествам А. И. Герцен.
          Так  в  чём  же,  собственно,  суть  прудонистических   концепций?
Государственной власти, иерархии, централизации, бюрократии и  праву  Прудон
противопоставляет       принципы        федерализма,        децентрализации,
взаимопомощи(мютюэлизма), свободного договора и самоуправления.
           Прудон  утверждал,  что  политическая  свобода   невозможна   без
экономического обеспечения и децентрализации управления. "То,  что  называют
в политике властью, - писал он,  -  аналогично  и  равноценно  тому,  что  в
политической экономике называется собственностью, эти две  идеи  равны  друг
другу и тождественно, нападать на одну - значит  нападать  на  другую,  одна
непонятно  без  другой…"   [4]   Исходя   из   этого,   Прудон   сопоставлял
экономическое обеспечение с политической федерацией. Прудон  основывался  на
принципе  равновесия,  отстаивая  как  принципы  равновесия,  так  и   права
личности, так и интересы собственности.
           Лично  для  меня  учение  Прудона  оказалось  настоящей  кладезью
мудрости, дополненной конкретными и чёткими экономическими  обоснованиями  и
инициативами, не потерявшими актуальности и по  сей  день.  Особенно  уважаю
учение Прудона за предложенную  им  идею  так  называемого  "банка  обмена",
который позволил бы  людям,  получающим  трудовой  доход,  брать  бесплатный
кредит.
          Михаил Александрович Бакунин (1814 - 1876),  несомненно,  является
ключевой фигурой в истории анархической мысли и анархического движения  XIX-
го. "Именно Бакунин, будучи одарённым философом,  заложил  основы  анархизма
как  цельного  мировоззрения  (а  не  только  как  программы  действий   или
социологического  учения).   Бакунин   и   инициировал   появление   мощного
революционного движения под анархическими лозунгами почти  по  всей  Европе.
Наконец Бакунин, как никто до и после него, сумел  выразить  основной  мотив
анархизма - идею  бунта,  бескомпромиссной  борьбы  за  полное  освобождение
личности и общества" [4]. Бакунин был истинным  интернационалистом  в  своей
деятельности, что должно быть в каждом анархисте.
          В своих теоретических трудах Бакунин подчёркивал роль  государства
как разрывающего солидарность людей элемента. "Оно  [государство]  разрывает
всеобщую солидарность людей на земле и объединяет только часть  их  с  целью
уничтожения, завоевания и  порабощения  всех  остальных",  -  писал  русский
анархист. Государство, по Бакунину, является не чем иным,  как  "официальной
и правильно установленной опекой меньшинства компетентных  людей  ...  чтобы
надзирать за поведением и управлять поведением этого большого  неисправимого
и ужасного  ребенка  –  народа".  Поскольку  всякая  власть  стремится  себя
увековечить, "ребенок" никогда не достигнет совершеннолетия,  пока  над  ним
господствует упомянутая  опека.  "Итак,  там,  где  начинается  государство,
кончается  индивидуальная   свобода,   и   наоборот.   Мне   возразят,   что
государство, представитель  общественного  блага,  или  всеобщего  интереса,
отнимает у каждого часть его свободы только с тем, чтобы обеспечить ему  всё
остальное. Но остальное –  это,  если  хотите,  безопасность,  но  никак  не
свобода. Свобода неделима: нельзя отсечь ее часть, не  убив  целиком.  Малая
часть, которую вы отсекаете, – это сама сущность моей  свободы,  это  всё...
Такова уж логика всякой власти, что она в одно и  то  же  время  неотразимым
образом портит того, кто ее держит в руках, и губит того, кто  ей  подчинен"
[5,   с.   24]   .   Бакунин    безжалостно    критиковал    государственный
социализм(прежде всего марксизм), доказывал, что на смену  привилегированным
классам  капитализма  придёт  "красная  бюрократия",  так   как   власть   и
эксплоатация неразрывно  связаны  друг  с  другом  и  невозможно  уничтожить
второе, не уничтожив первого. К  сожалению,  Михаил  Александрович  оказался
прав…  В  оценке  марксистов  Бакунин  близко  сходился   с   Прудоном.   Он
радикализовал мелкобуржуазный анархизм французского философа.
           В общем, можно закончить рассказ о теории анархизма к началу  XX-
го  века  на  Бакунине,  как  последнем  действительно   крупном   теоретике
анархизма в XIX-ом веке.



                                  Глава II


                Участие анархистов в I-ой Русской Революции.
                        Другие действия до 1917 года.

           Ко времени начала революции  в  России  анархисты  имели  влияние
преимущественно  на  юге  страны(главные  центры  -  Одесса,  Екатеринослав,
Елисаветград), а также на Кавказе и в Польше(Лодзь, Белосток,  Варшава)  [5,
с. 29] . В Москве и  Петербурге  анархизм  был  представлен  синдикалистами,
ведущими  пропаганду  среди  рабочих  при  активнейшом  противодействии   со
стороны марксистов, а также значительной частью матросов Балтийского  Флота.
Чем же объясняется территориальное тяготение анархизма  к  югу?  В  основном
это следует из классового  состава  анархического  движения.  Ведь  основную
поддержку анархисты получали в тогдашней России от  мелкого  собственника  в
лице крестьянина. В это время  теоретические  труды  Кропоткина,  в  которых
упор  делался  на  крестьянство,  уже  успели  стать   главными   в   теории
российского  анархизма.  Крестьянские  отношения  основывались   обычно   на
обмене, на личном контакте с производителем в городе, поэтому крестьянам  не
доставляло  почти  никакой  пользы   государственное   управление   -   ведь
государство сосало крестьянскую  кровь  -  зерно  -  чтобы  продать  его  за
границу, в  то  время  как  деревня  иногда  голодала.  И  царь  поддерживал
помещиков, которые и у общинников и у индивидуалистов норовили урвать  кусок
земли.  Поэтому  крестьяне,  особенно  зарождавшиеся  фермеры(то   есть   их
российский аналог), поддерживали идею анархического бунта,  верили  в  идеал
"вольного хлебороба", который обожествлял Кропоткин.
           А большевики на юге  сосредоточились  на  пропаганде  в  армии  и
поэтому не составляли анархистам жёсткой конкуренции в  крестьянской  среде.
Но ведь и солдат по сути своей -  тоже  рабочий  или  крестьянин,  только  в
шинели. Поэтому идея анархии  проникала  в  армию.  Например,  восстание  на
броненосце "Потёмкин", говорят, поднял матрос-анархист Матюшенко.
           В то же время в городах на юге анархисты  вели  пропаганду  среди
рабочих мелких и  средних  предприятий,  которые  мечтали  взять  власть  на
предприятиях в свои руки. Тем более, что и сами рабочие  были  выходцами  из
деревни, и посему  их  душевный  склад  был  похож  на  крестьянский  -  они
надеялись самостоятельно взаимодействовать с деревней на  принципах  обмена.
Эти рабочие  не  дистанцировали  себя  от  крестьянства,  как  потомственный
пролетариат крупных городов.
           И агитация приносила  свои  плоды,  что  бы  не  говорили  книжки
Политиздата  через  десять-двадцать  лет.  Именно  эта  пропаганда   сделала
возможным существование потом "республики  Махно",  где  городские  рабочие-
синдикалисты в союзе с крестьянством сумели долгое время  удерживать  Гуляй-
Поле от посягательств как красных, так и белых,  и  националистических  банд
Петлюры. Подводя итоги, можно сказать, что  агитация  создала  благоприятную
почву на юге, на Украине и в Польше, где анархисты сливались  с  борцами  за
национальную свободу.  В  центральных  районах  конкурировать  с  эсерами  и
марксистами анархисты не могли.
           Одним  из  проявлений  анархизма  можно  назвать  так  называемую
махаевщину. Её лидером был А. Махайский(Вольский). Сначала  он  был  социал-
демократом реформистского толка, а затем, будучи в ссылке в  Сибири,  создал
собственную теорию развития революционного движения в России, изложив  её  в
книге "Умственный рабочий". В ней излагалось мнение, что стоящая  за  спиной
буржуазии интеллигенция  выдумала  идею  социализма  якобы  для  превращения
рабочих в орудие для достижения своих  целей.  Махаевцы  преставляли  борьбу
революционных партий в России как направленную на захват власти, так же  как
и  борьбу  евреев  за  свои  права.  К  Махаеву  примкнула  часть   ссыльных
анархистов.  Им  удалось  создать  в  Одессе  группу  "Непримиримые",  а   в
Белостоке - группу "Борьба".
           А вот как характеризовал махаевскую  программу  один  из  лидеров
русских анархистов Новомирский: "Она сводилась к трём пунктам:  1)  рабочему
классу   не   нужно   идеалов,   2)   нужна   экономическая,   революционно-
террористическая  борьба  с   капиталом   и   3)   интеллигенция   -   класс
эксплоататорский, враждебный пролетариату".  Он  же  сказал,  что  "махаевцы
своим отрицанием политической борьбы поставили себя вне истории" [5, с.  31]
. В итоге махаевщина не получила  широкого  распространения  среди  рабочего
класса.
            Во время революции в России 1905-ого года анархисты  действовали
достаточно активно. Но почему же их действия не принесли успеха?  Во-первых,
анархисты   не    ставили    конкретной    задачи    поддержать    буржуазно
-демократическую революцию. Они отрицали в большинстве  своём  необходимость
этого этапа для перехода к анархо-коммунизму. Позорно, но факт -  "в  Москве
в декабре 1905-ого года не было ни одной анархистской боевой  дружины  в  то
время, когда большевики и беспартийные рабочие сражались с оружием  в  руках
на баррикадах" [5, с. 30] .
            Во-вторых(это  вытекает  из  первого),   избранными   некоторыми
анархистами методами были  индивидуальный  террор  и  экспроприация.  А  эти
методы отталкивали революционно  активные  элементы,  особенно  рабочих,  от
анархистов  и  показывали  их  слабость.  Лишь  кое-где   на   юге   анархо-
синдикалисты участвовали в стачках и их организации. А  вот,  например,  что
пропагандировало  течение  "безначальцев"  в  1905  -  1907  годах  в  своём
печатном органе  "Безначалие":  "Беспощадная  народная  расправа.  Признание
краж и всяких открытых нападений на лавки и  дома,  совершаемых  угнетаемыми
классами". Им вторила и газета  "Бунтарь"  так  называемых  "чернознаменцев"
[5, с. 32-33] . Часто агитация  анархизма  взывала  к  откровенно  уголовным
элементам - деклассированным выходцам из  разорившейся  мелкой  буржуазии  и
люмпен-пролетариату.  В  одной  из  советских  книжек  я  нашёл  даже  такую
выдержку из  речи  одного  из  лидеров  одесской  группы  анархо-коммунистов
Гершковича: "Режь, грабь, бей, не надо никаких союзов, никаких  организаций:
грабь, режь, бей…"
           И в-третьих, анархистам  не  удалось,  в  целом,  организовать  в
ответственный  момент  в  зоне  своего   влияния   поддержку   крестьянством
городских  синдикалистов.  Сказалась  неподготовленность  к   бунту.   Одним
словом, непоследовательность действий анархистов  во  время  Первой  Русской
Революции лишила  их  шанса  на  глобальную  конкуренцию  с  большевиками  в
будущем.  На  мой  взгляд,  нужно   было   не   заниматься   терроризмом   и
экспроприацией, рассеивая силы, а создать  боевые  организации  в  Москве  и
Питере,   поддержать   марксистов,   эсеров   и    буржуазно-демократическую
революцию, затем сосредоточиться на пропаганде,  вести  её  на  юге  России,
попытаться вытеснить большевиков и эсеров, и  работать  в  каждой  отдельной
губернии одновременно и по крестьянам и по рабочим в городе. И  тогда,  быть
может, махновская республика, уже в годы II-ой Русской  Революции,  не  была
бы  окружена  кольцом  враждебных  армий…  Нужно   было   также   решительно
отмежеваться от уголовных элементов  и  попробовать  найти  союзников  среди
оппозиционных марксистам партий, например, среди левых эсеров.  Ведь  Виктор
Чернов, как известно, по многим позициям разделял рзделял идеи анархистов.

                       "Вольная республика" Михненко.
     Роль анархистов в Великой Октябрьской Социалистической Революции и
                             гражданской войне.

            Как известно,  социалистическая  революция  стала  возможной  во
многом по причине империалистической войны. Партия большевиков, несмотря  на
то, что все политические партии  России  заняли  оборонческую  или  умеренно
пацифистическую позицию и поддерживали правительство,  не  предала  интересы
рабочего класса. Даже когда  все  европейские  социалисты  проголосовали  за
военные   кредиты   своим    правительствам,    партия    Ленина    показала
последовательно революционное  отношение  к  хищнической  империалистической
войне. Большевики  выдвинули  лозунг  "поражнение  своего  правительства"  и
благодаря этому в конце концов оказались на гребне революционной  волны.  Но
что  же  анархисты,  призывавшие  к  немедленному  введению   коммунизма   и
классовой войне?
            По-моему, это наибольший позор анархического  движения  в  XX-ом
веке - анархисты решили поддержать, в большинстве своём,  своё  государство,
которое до войны  почему-то  хотели  разрушить.  Эти  настроения  и  выразил
Кропоткин, бывший идеологическим вождём анархизма. А ведь,  займи  анархисты
пораженческую позицию, это дало бы им возможность во время революции  встать
вместе с  большевиками!  Вот  что  писал  Ленин  с  возмущением:  "Виднейшие
анархисты всего мира не менее,  чем  оппортунисты,  опозорили  себя  социал-
шовинизмом(в духе Плеханова и Каутского) в этой войне" [6, с. 204-205] .
             Итак, анархисты решили поддержать "свою" буржуазию в войне.  Но
когда началась революция, анархисты не поддержали восстание,  поскольку  под
влиянием лидеров  движения  приняли  решение  не  участвовать  в  борьбе  за
власть,  пусть  даже  и  рабоче-крестьянскую.  Шла  потихоньку  агитационная
работа,  в  августе  и  ноябре  1918-го  года  прошли  конференции   анархо-
синдикалистов, но сильное влияние анархистов  в  Москве  было  только  среди
Московского  Союза  Пищевиков.Теперь  костяки  групп  анархистов  в  крупных
городах составляла интеллигенция. В 1920-ом году был  создан  "Союз  анархо-
синдикалистов-коммунистов города Москвы", однако через  некоторое  время  он
распался. Эта организация занималась  пропагандой  и  попыталась  объединить
московских  анархистов.  Однако   часть   анархо-синдикалистов   решила   от
бакунинского отношения к  государству  и  принять  участие  в  строительстве
нового социалистического строя. Но им не удалось затормозить  сосредоточение
власти в руках большевиков.
            Некоторые "условно-анархисты" бандитского толка перешли к  своей
излюбленной тактике - экспроприациям  и  террору.  Они  захватили  оружие  и
оперировали в Москве и Петрограде, грабили и  арестовывали  буржуев.  Однако
некоторое время эти  дружины  были  полезны  большевикам,  как  своеобразная
"милиция". Когда надобность в них отпала, большевики разоружили эти  группы,
подстроив какую-то провокацию и использовав её для подавления  анархического
движения в Петрограде, Москве и их окрестностях.
            Другое проявление влияния анархо-синдикализма на  ход  революции
- образование внутри ВКП (б) так называемой "рабочей группы". В неё  входили
Александра Коллонтай, Александр Шляпников, Мясников,  Медведев  и  др..  Они
сожалели о появлении новых партийных "верхов"  и  предлагали  больше  власти
дать  профсоюзам,  рабочим  комитетам  на  местах  производства.   Появление
"рабочей группы" совпало с X-ым съездом ВКП (б) и  кронштадтским  мятежом  в
начале  осени  1921-го  года.  Рабочая  оппозиция  требовала   как   свободы
дискуссии, критики внутри партии, так  и  свободы  слова  и  печати  вообще,
особенно   Мясников.    По    характеру    оппозиция    была    профсоюзной,
синдикалистической, но не отрицала некоторой централизации власти.  Если  бы
кронштадтский мятеж и "рабочая оппозиция" не были бы жестоко  подавлены,  то
неизвестно, как могли бы они повлиять на ход революционных преобразований  в
России…
              А  вот  другое   проявление   анархо-синдикализма:   мятеж   в
Кронштадте в 1921-ом году.  Его  поддерживали  и  одобряли  петроградские  и
московские  анархо-синдикалисты.   Мятежники   выдвигали   лозунг:   "Власть
советам, а не партиям". Большевикам с огромным  трудом  и  жертвами  удалось
подавить  восстание.  Характерно,  что  именно  эти  кронштадтские   матросы
боролись в 1917-ом бок о бок с большевиками. И в 1921-ом году они  выдвигали
истинно демократический лозунг в духе раннего социализма, и в этом  была  их
сила; недаром Ленин  говорил,  что  "кронштадтское  восстание  было  опаснее
Деникина,  Юденича  и  Колчака,  вместе  взятых".   К   сожалению,   анархо-
синдикалистам не удалось  вовремя  дать  решительный  отпор  белогвардейским
элементам,  проникшим  в  их  ряды,  и  это  стало  ещё  одним  поводом  для
последующих репрессий против анархистов в  России.  Убеждения  кронштадтских
мятежников разделяла и "рабочая оппозиция". А что же происходило в  те  годы
на юге и Украине?
             А на Украине пропаганда принесла наконец свои плоды:  в  районе
Гуляй-Поля,  города,  где   городские   рабочие   были   тесно   связаны   с
крестьянством, образовался союз для борьбы с интервентами. Его лидером  стал
видный  анархист  Нестор  Михненко(Махно).  В  Гуляй-Поле  стали   стекаться
анархисты, особенно из группы "Набат":  Барон,  Волин,  Аршинов,  Глагзон  и
другие. Это произошло в  1918-ом  году,  когда  на  Украину  пришли  австро-
германские войска. Хотя ещё в сентябре 1917-ого  года  Махно,  вернувшись  с
каторги по амнистии, фактически  установил  в  районе  Гуляй-Поля  советскую
власть,   в    настоящем    смысле    этого    слова,    с    многопартийным
представительством. Набатовцы подвели под махновское движение  теоретическую
и идеологическую базу, видоизменив учение Кропоткина  и  поставив  во  главу
угла тесное взаимодействие между рабочими и крестьяами. В  Гуляй-Поле  почти
все рабочие стояли к тому времени на анархо-синдикалистических позициях.
             В конце  концов  образовалась  своеобразная  "республика",  где
рабочие   и   крестьяне   взаимно   удовлетворяли   нужды   друг   друга   в
сельскохозяйственных продуктах и  промышленных  продуктах.  В  начале  Махно
сотрудничал с Красной армией. Вместе они  помогли  восставшему  пролетариату
Екатеринослава выбить белогвардейцев  из  города.  Армия  Махно  была  очень
интересно устроена: она мобилизовалась по мере  надобности  из  крестьян,  а
костяк её составляли выходцы из городских  рабочих.  Армия  эта  действовала
очень эффективно  на  благоприятной,  родной  местности  и  могла  достигать
огромного(в сравнении с населением) размера по мере  мобилизации.  Этим  она
чем-то   напоминала   революционную   армию   Кубы   Фиделя    Кастро.    На
неблагоприятной   местности   она   теряла   и   тактическое   и   моральное
преимущество. Махно и его командиры в корне  пресекали  акты  мародёрства  -
это известно точно. В Екатеринославе махновцы вошли в контакт с эсерами,  но
вскоре петлюровцы заставили Красную армию и махновцев покинуть город.  Махно
засел  в  обороне  Гуляй-Поля,  но  вскоре  опять  взял  Екатеринослав.   На
конференции анархистов в Курске весной 1919-го года было  вынесено  решение,
что "украинская  революция  будет  иметь  значительные  шансы  быстро  стать
идейно социально-анархической". И в то же время  конфедерация  заявила,  что
"анархист должен постоянно и упорно агитировать за создание вместо  нынешних
советов - истинных Советов рабочих и крестьянских организаций,  беспартийных
и безвластных". Это было время подъёма анархизма на юге России,  проникнутом
светлыми идеями безвластия. Но уже обострились противоречия с  большевиками.
"Рабоче-крестьяне" на верху новоявленной советской  государственной  системы
почувствовали  запашок  неповиновения…  В  1920-ом  году   товарищ   Фрунзе,
командующий Южным фронтом, выманил-таки махновцев на юг, в Крым, для  борьбы
с бароном Врангелем, в который раз угрожая крупномасштабным наступлением  на
Гуляй-Поле. Армия Махно поучаствовала в  атаке  на  Перекоп  и  освобождении
Крыма, но затем Фрунзе отдал приказ о  расформировании  отрядов  анархистов.
Они были окружены и частью разоружены, частью уничтожены. "Батько  Махно"  с
группой единомышленников укрывался в Гуляй-Поле, но когда оборонить  его  от
красных не удалось, он бежал в Румынию, а оттуда - во Францию.
              Мне кажется, что главной причиной конечной неудачи  республики
Махно было то, что военные соединения анархистов оттянулись от своей  земли,
оторвались от крестьянской почвы, дали Красной армии  увлечь  себя  в  Крым.
Там они уже не могли противостоять её предательскому удару,  поскольку,  во-
первых, там не было привычных  махновцам  природных  условий,  во-вторых,  в
Крыму не было крестьянской  среды  и  сочувствущего  анархистам  города  как
опорного пункта. Ведь только  в  "своей"  местности  крестьянское  ополчение
могло обеспечить себя необходимыми продуктами и другими припасами,  а  также
пополнить свои ряды. И в-третьих, крестьяне, воевавшие  в  армии  Махно,  не
имели психологической поддержки: их ноги  топтали  не  знакомую  плодородную
почву Украины, а крымские солончаки…  Ведь  и  вообще,  в  начальный  период
борьбы и становления анархические  сообщества,  состаящие  из  синдикатов  и
земельных групп, характеризуются сильной привязанностью к  земле  или  месту
производства. Это проявлялось  неоднократно  практически,  особенно  в  ходе
южноамериканской революции, и обосновано теоретически.
             Но не следует думать, что анархизм свил себе  гнездо  только  в
России. ВКТ работала по всей Европе, собрала  конференцию  в  1906-ом  году,
где были приняты  ряд  важных  идеологических  установок.  Просто  в  России
анархические  тенденции  проявились  в  то  время  наиболее  революционно  и
заметно; но нельзя  недооценивать  значение  борьбы  синдикалистов  за  свои
права методами стачек и забастовок по всей Европе.

          Участие анархистов в Испанской революции с 1931-го года.

             В 1931 году рабочий класс Испании сверг  монархию  и  установил
республику. В 1936-ом фашисты развязали гражданскую войну. К  этому  времени
население  Испании   находилось   под   сильным   влиянием   двух   фракций:
реформистской  социалистической  партии  и  анархистов.  Поэтому  для   меня
анархическое  движение  в  Испании  занимает  совершенно  отдельное   место.
"Особенностью испанского пролетариата является также  и  то,  что  анархисты
имеют в среде испанских рабочих довольно сильные организации,  тогда  как  в
России анархистское движение, как мы это видели, никогда  не  было  массовым
движением,  а  было  в  большинстве  случаев  движением   небольших   групп,
оторванных от масс" [5, c.  101]  ,  -  признаёт  товарищ  Ем.  Ярославский,
видный большевик.
             Также нужно отметить то, что в Испании на  стороне  республики,
в  отличии  от  России,  стояли   не   только   мещанство,   пролетариат   и
крестьянство,  но  и  часть  либеральной  буржуазии.  Анархисты  в   Испании
объединились в Национальную Конфедерацию Труда.  Их  печатным  органом  была
газета  "Солидаридад  Обрера".  Социальные  преобразования  проходили  очень
успешно(может быть,  в  этом  и  была  причина  такой  оголтелой  фашистской
реакции?). Первые успехи в войне вдохновили анархистов. В статье  от  28-ого
октября 1936-ого года "Солидаридад Обрера" писала  об  испанской  революции:
"Сейчас  мы  находимся  в  кульминационном  пункте  Иберийской  пролетарской
революции". Вот ещё одна радужная  оценка(30/08/1936):  "Впервые  в  истории
народ своими собственными силами одержал победу над армией,  вооружённой  по
последнему слову техники… Впервые в продолжение 15 дней  народ  безвозвратно
уничтожил:  господство   церкви,   отменив   практику   культа,   господство
предпринимателей  над  трудящимися,   и,   наконец,   господство   городской
бюрократической  цивилизации  над  деревней,  …  ,   осуществив   в   рамках
профсоюзных организаций тесную связь рабочих и крестьян". Пусть  даже  и  не
такие  разительные,  но  успехи  были,  несмотря  на  элемент  буржуазии   в
революционном движении. Откуда же такая мощь испанского движения?  Всё  дело
в том, что в Испании 1) анархисты встали рядом с марксистами и  реформистами
в борьбе против  фашизма,  2)  рабочие  и  крестьяне  были  равноправны  как
революционеры и 3) в основу для будущего социализма был положен  принцип  не
уничтожения классов буржуазии и кулачества, но  чисто  анархистский  принцип
социальной  ликвидации,  выдвинутый  ещё  Прудоном  -  принцип   возвращения
капитала труду, уравнения классов, а не диктатуры одного над другим.
              Однако были и вредные  стороны  деятельности  анархистов.  Они
слишком уж хотели перешагнуть через целый  этап  социального  развития  -  к
коммунизму.  Они  слишком  жёстко,  зачастую,  обращались  с   сочувствующей
республике буржуазией, уравнивая с другими классами, но  они  не  уничтожали
её, как это делали большевики в России после  укрепления  советской  власти.
Революционеры в  Испании(и  не  только  анархисты)  слишком  резко  пытались
отменить культы, связанные  с  религией  и  уменьшить  значение  денег.  Это
"подталкивание революции" и принесло ей вред,  кого-то  оттолкнув,  кого-то,
правда, и привлекая. Но можно оправдать  "отмену"  религии  тем,  что  лучше
бороться  с  религией,  запрещая  посещать  церкви,  чем  убивать  попов   и
изолировать верующих  крестьян  от  других,  как  это,  опять  же,  зачастую
делалось в Советской России.
             Долго  и  трудно  шло  объединение  анархистов,  коммунистов  и
либералов в борьбе против фашизма. В мае 1936-го года  НКТ  запретила  своим
организациям  сотрудничать  с  другими   партиями(кроме   фракций   ВКТ)   и
буржуазией. Однако товарищи из испанской  коммунистической  партии  дали  на
это абсолютно правильный ответ: они отвергли ответ НКТ,  как  препятствующий
единству пролетариата, призвали к совместному отпору фашистам.  И  испанские
анархисты проявили конструктивность, которой так часто не  хватало  русским,
решили объединить силы рабочих для отпора реакции.
            В  начале  осени  1936-го  года  в  "Солидаридад  Обрера"   была
опубликована  статья  "Бесполезность  правительства",  где,   в   частности,
говорилось, что "создание коалиционного правительства и внутренняя борьба  в
нём делает невозможной нашу работу в целях  освобождения  Испании".  И  всё-
таки, опять объединившись с  коммунистами  перед  лицом  фашистской  угрозы,
анархисты  вступили  в  правительство,  и  не  в   социалистическое,   а   в
коалиционное, в котором участвовала  и  буржуазная  республиканская  партия.
Это НКТ объяснила так: "Мы сделали это не  из  политических  соображений,  а
ввиду необходимости единства. Сейчас нужно концентрировать внимание на  двух
основных вопросах: выиграть  войну,  укрепить  хозяйство  и  добиться  того,
чтобы испанский народ не испытывал нужды в предметах потребления".  Вот  так
вот появился Единый антифашистский фронт.
             Поражает,   насколько    разнородным    был    Единый    фронт:
Коммунистическая   партия   Испании,    Всеобщий    рабочий    союз,    НКТ,
синдикалистская  организация   Пестаньи,   мелкобуржуазная   республиканская
партия   Асаньи,   каталонская   партия    Эскерра,     буржуазная    партия
"Республиканский   союз",   партия   баскских   националистов,   каталонская
крестьянская организация "Риббагайрес"… И залогом  единства  было  сближение
анархистов и коммунистов.
            "Если все было так хорошо, - спросите вы, - то почему  же  тогда
силы реакции в конце концов победили революцию?.." Мне кажется, что  мировой
империализм   просто   испугала   тенденция   к   быстрому   распространению
социалистических идей. Анархисты в Испании были очень  близки  к  реализации
своей программы либертального  коммунизма.  Но  у  Испании  не  было  такого
ресурсного и людского потенциала, как у России. Все реакционные  силы  мира,
а особенно фашисты Германии, Португалии и Италии, оказали  всемерную  помощь
своим единомышленникам в Испании - и фашизм задавил молодую республику…

                 Эволюция теории анархизма в 1/2 XX-го века.

            К XX-ому веку теория  анархизма  была  ориентирована  скорее  на
крестьянство и мелкую буржуазию. А новые условия  производства,  выдвинувшие
пролетариат в первые ряды революционной борьбы,  требовали  больше  внимания
уделить идеям, ориентированным на промышленных  рабочих.  Поэтому  в  начале
века  началась  выработка  новых  идей,  отражающих  характер  изменений   в
анархическом движении. Похожую  ломку  переживало  анархическое  движение  и
недавно в связи с потерей промышленными рабочими доминации  в  революционном
прогрессе.
            Сложно показать это на примере теории, т. к.  в  начале  века  в
основном  шли  практические  изменения  -  уже  другой  была  основная  цель
агитации, другим  был  и  состав  анархического  движения.  Очень  ярко  это
отразилось в ходе испанской революции. Эта страна была  несколько  отсталой,
и там в анархическом движении смешивались крестьяне и рабочие.  Но  это  был
уже не рабочий класс мелких предприятий,  как  в  России  на  юге  во  время
революции.  Это  были   обособленные   от   сельского   населения   рабочие,
колеблющиеся между коммунистами и  анархистами.  Итак,  какой  же  была  эта
самая концепция либертарного коммунизма, идеология испанских анархистов?
             Во-первых,  конечной  целью   революции   испанские   анархисты
считали,  в  числе  прочего,  отмену  частной  собственности,   точнее,   её
обобществление. Если  в  начале  века  при  анархии  предполагалось   обычно
сохранение  личной  собственности  в  полном  масштабе,  то   с   появлением
трудоёмких  производств,   требующих   коллективного   участия,   социальная
собственность  при  анархии  стала  необходимостью,  во  всяком   случае   в
промышленности. Испанские анархисты часто упрекали  марксистов  в  России  в
сохранении частной собственности. "К  общественному  обладанию  мы  перейдем
сразу и  все  вместе,"  [7]  -  писал  Исаак  Пуантэ  в  "Програмном  очерке
либертарного  коммунизма".  Совершенно  утопичной  эту  идею  можно  назвать
только не зная многовековой истории борьбы за братство и свободу в Испании.
            Отношение ко всем формам  власти  либертарных  коммунистов  было
однозначно отрицательным. Между тем ради объединения усилий  против  фашизма
они вошли  в  коалиционное  правительство,  носившее  отчасти  совещательный
характер. Сразу после исчезновения угрозы  внутреннего  покорения  анархисты
намеревались упразднить все органы власти. Признавались только  добровольные
объединения. Ставка делалась на синдикаты - рабочие  объединения.  "Общество
будет удерживаться инстинктом взаимности, свойственным каждому  человеку,  а
также согласием и преимуществами, которые принесет с собой  коммунизм,"  [7]
- считали анархисты. Основным способом решения вопросов они предполагали  т.
н. ассамблею - совещательное собрание - синдикальное или местное.
            Труд  предполагался  добровольным,  с  обеспечением  неспособных
работать их  сообществом.  Гармонию  и  равновесие,  довольствие  трудящихся
своим видом деятельности  должно  было  обеспечить  отсутствие  принуждения.
Общество должно было  взять  на  себя  функцию  защиты  продуктов  труда  от
посягательств не участвовавших в производстве. "Мы боремся не  с  бродягами,
а с паразитами. Бродяга  может  продолжать  вести  свой  образ  жизни,  если
удовлетворится его результатами и не будет жить за счет труда  других,"  [7]
- заявляли синдикалисты. Плоды труда предполагалось предоставлять  к  общему
пользованию, зарплата  отрицалась  как  увеличивающее  неравенство  явление.
"Каждый,  невзирая  на  вид  выполняемого  им  труда,  всегда  имеет   право
пользоваться общей собственностью -  по  мере  своих  потребностей,"  [7]  -
истинно коммунистический лозунг.
            Предполагалось в каждой  местности  организовать  потребление  и
производство соответствуясь с потребностями, а не наоборот, как  это  делает
государство. Залогом успеха анархии считалось обилие товаров  первоочередной
необходимости,  что  предупредило  бы  кризисы.  Деньги  должны  были   быть
заменены непосредственно тем, что  их  обеспечивает  -  то  есть  различными
материальными ценностями.  Отрицалась  необходимость  равноценности  товаров
при обмене. "Отдают то, что есть в избытке, берут то, в чем нуждаются и  что
предлагают другие," [7] - так  предполагал  синдикалистический  обмен  Исаак
Пуантэ. Отступления от этого принципа считались необходимыми при торговле  с
буржуазными странами.
             Конфедеративное  объединение  должно  было  обеспечить   лучшее
взаимодействие между объединениями трудящихся. В  случае  отказа  какой-либо
общины  предоставить  своё  средство  производства   в   общее   пользование
считалось предпочтительным отказаться от обмена  с  ней.  Анархисты  Испании
считали, что личность в  профсоюзе  должна  согласовывать  свои  интересы  с
интересами  целого  сообщества.  Перед  проведением  каких-то  изменений   в
хозяйственной  деятельности   должны   были   собираться   структурированные
конгрессы  для  решения  вопросов.  При  анархо-синдикализме  предполагалось
повышение уровня технического оснащения  производств  и  развитие  науки,  с
организацией отдельных профсоюзов учёных.
            При анархии должна была иметь место полная  автономия  отдельных
районов. "Каждая община сможет принимать  решения  (на  общих  собраниях)  о
следующих вопросах:
1) производственные обязательства,
2) гарантии условий поддержания производства на ответственном уровне,
3) еженедельное количество труда (в часах),
4) распределение труда в соответствии со способностями или по жребию,
5) формы осуществления распределения,
6) режим быта,
7) размеры  предоставляемого  в  пользование  отдельным  индивидам  (участки
земли и т.д.),
8) объекты личного и общественного  пользования;"  [7]  -  гласит  программа
испанских   синдикалистов.   Обработка   общинной    земли    предполагалась
добровольной, совместной. Эта идея созвучна с идеей организации  колхозов  в
РСФСР, только в  Испании  крестьяне  не  на  словах,  а  на  деле  полностью
пользовались плодами своего труда.  Индустриализация  и  механизация  должны
были облегчить труд рабочих и дать им больше возможностей для  саморазвития,
интеллектуального отдыха.
              Отдельно   следует   рассмотреть   отношение   анархистов    к
преступникам.  "Коллектив  откажется  также   от   наказания   преступников,
поскольку  наказание  не  исправляет  преступления   и  никому   не   служит
примером" [7] . Оборона предполагалась спонтанным сопротивлением  групп  или
одиночек. Единственным наказанием  для  преступников  должно  было  бы  быть
всеобщее презрение и отторжение от коллектива.
            Война должна была бы стать невозможной, за исключением  агрессии
извне. На этот случай все  сооружения  и  инвентарь,  связанный  с  военными
действиями, предоставлялся в ведение местных организаций,  ответственных  за
чрезвычайную ситуацию.  Образование  предполагалось  предоставлять  всем,  а
молодёжи  с  15-ти  до  20-ти  лет  -  ещё  и  трудовую  практику.   Анархо-
синдикалисты в своей программе упоминали упоминали не только хорошие,  но  и
отрицательные стороны  безвластного  строя  -  каждая  группа  и  индивидуум
действуют по своей воля и полностью самостоятельно.
            Программная декларация завершалась  словами:  "Для  общества  мы
добиваемся:   общественной   собственности   и   коллективного   пользования
богатствами, без разделения на бедных и богатых, свободы,  не  подчиняющейся
капризам власти, ликвидации разделения на господ  и  подданных,  работы  для
всех с целью удовлетворения своих потребностей, ликвидации  денег,  делающих
человека бесправным,  улучшения  условий  жизни  и  труда  людей,  братского
сближения между людьми, так чтобы личность жила в обществе, действующем  как
самое меньшее зло." [7] .
           Таким  образом,  сравнивая  анархо-индивидуализм  начала  века  с
развитым рабочим синдикализмом тридцатых  годов,  мы  видим  изменения  и  в
составе движения, и в его  идеалах,  уклон  в  сти-  хийный  комму-  низм  и
взаимопомощь, плюс  приятие  технического  про-  гресса  в  полн-  ой  мере.
Анархизм был и остаётся од-ним из наиболее динамично ме- няющихся  вместе  с
условиями жиз- ни движением.

                                 ВСТУПЛЕНИЕ


       Прежде всего, начиная написание моего реферата, я должен ответить  на
вопрос: почему я выбрал эту тему?
        Во-первых, я хочу выделить  несколько  ключевых  событий  в  истории
европейского анархизма, относящихся к первой  половине  двадцатого  века,  и
провести параллель с эволюцией теории безвластия.  На  основе  анализа  этих
ключевых  событий  можно  выявить  основные  тенденции   и   закономерности,
определившие развитие анархизма во второй половине века.
        Во-вторых, я хочу ответить лично для себя на вопрос  -  создали  все
эти проявления  движения  анархистов  реальные  предпосылки  для  реализации
некоторых идей анархизма в наше время? Ведь  начало  века  было  так  богато
разнообразными  бунтами,  террористическими  актами  и  попытками   создания
обществ без власти  под  чёрными  флагами.  Подробное  рассмотрение  истории
европейского анархизма в выбранный  период  на  примере  самых  значительных
событий  даёт  мне  ключ  к  объективной  оценке  современной  обстановки  в
контексте  рассмотрения  перспектив  анархизма.  Анализ  теоретической  базы
сильно влияет на формирование  моих  собственных  взглядов  и  на  выработку
собственных концепций, своего плана действий.
        Я считаю идеи безвластия,  федерализма  и  децентрализации  особенно
актуальными в современной России,  где  существует  "по  некоторым  оценкам,
около 30-40 миллионов  человек,  не  включённых  в  социальные  структуры  и
никому не подчиняющихся, т.е. живущих в состоянии анархии" [1, с. 4].  Цифры
говорят сами за себя.
         История  анархизма,  например,  в  России   во   время   революции,
поучительна как ничто другое, для человека,  желающего  осознать  сильные  и
слабые стороны анархического движения. А испанский  либертальный  коммунизм!
Какой  пример  единения  пролетариата  для   борьбы   с   реакцией!   Каждый
интересующийся  историей  революционной  борьбы,  должен   глубоко   изучить
историю испанской революцию.
        Одним словом, я берусь за  написание  реферата  по  данной  теме  не
только с личной целью систематизации, но и с целью возможного  использования
его в  целях  просвещения  молодёжи,  а  так  же  в  некоторой  степени  для
своеобразной агитации. Следует  признать,  что  работа  является  не  просто
беспристрастным изложением фактов, но, напротив, не лишена доли моей  личной
оценки происходивших событий. Однако я постарался изложить  всё  максимально
объективно, используя разнообразную литературу  с  разными  точками  зрения,
причём не вся она упомянута в списке. Использовано также много материала  из
Интернета, но я не упоминаю некоторые из них,  так  как  не  использовал  их
непосредственно при написании реферата.


                                   Глава I


         Усиление тенденций к безвластию. Исторические предпосылки.

        К началу XX-го  века  тенденции  к  безвластию  в  массах  несколько
усилились,  причём  не  только  в  Европе,  но  и  во  всём  мире.  Марксизм
разделился на течения радикальные и ревизионные, из которых  часть  утратила
былой  радикализм  и  чёткость  построения   программы.   Поэтому   марксизм
несколько утратил свой  роль  унитарной  идеологии  пролетариата  и  не  мог
больше удовлетворять всех рабочих… В то же  время  давление  государства  на
личность и мера его вмешательства в экономику заметно увеличились -  отчасти
это было связано с назревавшей  империалистической  войной  -  милитаризм  и
колониализм,  прежняя  эксплоатация  рабочего  класса  под  покровительством
структур глобального управления, а также давление на мелкого  производителя,
вызванное тенденцией к  монополизации,  не  могли  не  вызвать  решительного
противодействия в виде восприятия радикальной  идеологии  свободы.  Особенно
это актуально по отношению  к  ремесленникам  и  интеллигентному  мещанству,
которые являются основой для распространения анархических идей.
        В преддверии I Мировой Войны официальный Интернационал  уже  не  мог
единить революционеров, что доказали результаты голосований в  парламентских
организациях  стран,  вступающих  в  войну,  когда  большинство   депутатов-
социалистов  проголосовали  за  военные  кредиты   "своим"   правительствам.
Следует особо отметить, что разлад внутри II-го Интернационала не  произошёл
в одночасье в начале войны, но  явился  кульминацией  длительного  процесса,
начавшегося до начала XX-го века.
        В то  время,  как  Интернационал  терял  своё  влияние,  усиливалась
борьба  за  полное  освобождение  личности,   которую   олицетворяли   собой
анархисты.  Ярким  деятелем  этой  борьбы  стал   в   XIX-ом   веке   Михаил
Александрович Бакунин. Характерно  то,  как  складывались  его  отношения  с
Интернационалом. Он был исключён из его рядов за идейное  отступничество,  и
его сторонники тоже были отстранены от участия  в  едином  движении.  Однако
Бакунину  и  компании  удалось  развернуть   активную   пропагандистскую   и
революционную деятельность по всей Европе, оказывавшую  сильное  влияние  на
рост популярности  анархизма  в  Европе;  Социалистический  Альянс  Бакунина
некоторое время успешно конкурировал с Интернационалом, особенно в  Испании.
Бакунин  -  представитель  так   называемого   бунтарского   направления   в
анархизме.
         Потеряв веру в  непогрешимость  Интернационала  и  его  радикализм,
некоторая часть  рабочих  перешла  к  анархо-синдикализму.  Они  действовали
против  капиталистов-  эксплоататоров  методами  так  называемого   "прямого
действия" - стачек и саботажа. Особенно сильны они были во Франции,  набрали
к концу XIX-го века силу и  в  Англии.  Как  мы  видим,  больше  становилось
сторонников  как  индивидуалистического  анархизма,  так  и   коллективного.
Больше  стало  однако   и   отрицательных   безрезультатных   проявлений   -
террористических актов и убийств. Например, вспышка терроризма  в  1890-1895
годах, особенно сильная во Франции и близкой к  ней  Испании.  Однако  такие
личности,   как   Равашоль,   Эрьен,   Казерио   лишь   вызвали    неприятие
общественностью  своих  методов,  повлекшее  за  собой  обострение   критики
анархистов.  Этот  период  ярко   показал   неточность   и   неэффективность
террористических ударов по государственному аппарату.
         В 1985-ом году профсоюзы и биржи труда во Франции  объединились  во
Всеобщую  Конфедерацию  Труда  (ВКТ),  которая  быстро  переросла   масштабы
отдельной страны и объединила большое количество пролетарских  профсоюзов  в
борьбе за свои права.
         XX-ый век анархизм встретил в  фазе  "количественного"  подъёма.  В
области обновления его теоретической базы, напротив,  имел  место  некоторый
идейный застой. Однако,  нельзя  сказать,  что  соперничавшие  с  анархизмом
течения потеряли своё влияние в сильной мере.  Марксизм  по-прежнему  правил
умами большинства рабочих. Очевидно  стало  то,  что  изменить  положение  в
рядах пролетариата - основного революционного класса - вряд ли  удастся  без
долгой и планомерной агитации. Поэтому в начале  XX-го  века  анархизм  стал
идеологией по преимуществу мелкой  буржуазии  -  ремесленников,  крестьян  и
прочих мелких производителей. Также к анархистам примкнула часть  радикально
настроенной интеллигенции. Дело в том, что в то время  анархизм  в  наиболее
полной  мере  отражал  интересы  этих  классов.   Мелкий   производитель   и
крестьянин-собственник в наименьшей мере зависели  от  организации  общества
"сверху". Налоговые сборы были им ни в коей мере не выгодны - они  связывали
их возможности, отнимали прибыль,  не  предоставляя  ничего  взамен  -  ведь
часто крестьяне довольствовались обменными  сделками,  предпочитая  получать
нужный товар без  посредников,  в  том  числе  государства.  Благоустройство
инфраструктуры  они  чаще  проводили   сами,   чем   получали   со   стороны
государства. Как итог, главной теоретической основой анархизма в начале  XX-
го века стало учение  Кропоткина,  ориентированное  на  крестьянскую  среду.
Правда,  это  учение  не  ставило  себе  цели  обрисовать  конкретные   пути
воплотить идеалы в революционную действительность.
         Неумение вести борьбу  постепенно,  идти  путём  частичных  успехов
было главной проблемой и основной причиной неудач в  анархистской  практике.
Так, ещё Бакунин считал,  что  "всякое  политическое  движение,  не  имеющее
своей целью непосредственное, прямое, бесповоротное и  полное  экономическое
освобождение рабочих, <…>, принцип социальной ликвидации,-  всякое  подобное
политическое движение есть движение буржуазное, и, как таковое, должно  быть
исключено из интернациональных движений"[2, с. 21]. Посудите сами, можно  ли
было вести успешную борьбу со столь бескомпромиссных позиций?
          Марксисты же, в противоположность, следовали  Энгельсу  и  Марксу,
которые ещё в середине XIX-го заявили, что "коммунисты  в  капиталистическом
обществе поддерживают всякое  революционное  движение,  направленное  против
существующего общественного и политического  строя"[3].  Таким  образом,  мы
видим, какими заметными были расхождения  между  марксистами  и  анархистами
даже в методах ведения борьбы.

              Теоретическая база анархизма к началу XX-го века.

             Теоретическую  базу  анархизма  я  буду  рассматривать  с  того
времени, когда Европа, вступив в эпоху великих  революций,  способствовавших
утверждению  человеческой   индивидуальности,   освобождению   её   из   под
психологического   гнёта   государства,   крушению    основ    традиционного
монархизма, породила собственно анархизм как философское  учение.  "Анархизм
окончательно сформировался и самоидентифицировался  в  1830-1840  г.г.  -  в
борьбе с  либерализмом  и  государственным  социализмом"  [4],  -  считается
теперь. Анархизм противостоял обоим этим движениям,  и  точным  определением
его смешанной сути  можно  считать  слова  Михаила  Бакунина:  "Свобода  без
социализма есть привелегия и несправедливость. Социализм  без  свободы  есть
рабство и скотство".
         Уже Уильям Годвин и Макс Штирнер в начале  XIX-го  века  обозначили
два   главных   направления   анархизма,   которые   потом   стали   анархо-
индивидуализмом и анрхо-коммунизмом. Штирнер  первым  признал  необходимость
революционного преобразования общества и считал выгодным создание  сбободных
"союзов эгоистов" для  того,  чтобы  они  вместе  прорубили  себе  дорогу  к
индивидуальному счастью…
         Одним словом, суть идеологии анархизма уже  понятна  -  это  синтез
идеи  свободы  и  социальной  справедливости,  синтез  идей  либерализма   и
коммунизма, и в то же время  противоположность  обоих.  Анархизм,  по  моему
личному убеждению, венчает поиски "золотой середины"  в  области  экономико-
политических учений.
         Огромный вклад внёс в выработку теории анархизма Пьер-Жозеф  Прудон
(1809 -  1865).  Он  был  активным  участником  революции  1848-го  года  во
Франции, пропагандировал идеи анархизма в массах,  проводил,  в  отличии  от
Годвина  и  Штирнера,  конструктивную  критику  государственного  строя,  он
избегал  абстрактных  схем  и  прожектёрства.  Его  философия,   дополненная
Бакуниным, была  к  концу  XIX-го  века  основной  теоретической  базой  для
революционеров-анархистов.  Его   недаром   называют   "отцом   европейского
анархизма". Особенно высокую оценку давал философии  Прудона  и  его  личным
качествам А. И. Герцен.
          Так  в  чём  же,  собственно,  суть  прудонистических   концепций?
Государственной власти, иерархии, централизации, бюрократии и  праву  Прудон
противопоставляет       принципы        федерализма,        децентрализации,
взаимопомощи(мютюэлизма), свободного договора и самоуправления.
           Прудон  утверждал,  что  политическая  свобода   невозможна   без
экономического обеспечения и децентрализации управления. "То,  что  называют
в политике властью, - писал он,  -  аналогично  и  равноценно  тому,  что  в
политической экономике называется собственностью, эти две  идеи  равны  друг
другу и тождественно, нападать на одну - значит  нападать  на  другую,  одна
непонятно  без  другой…"   [4]   Исходя   из   этого,   Прудон   сопоставлял
экономическое обеспечение с политической федерацией. Прудон  основывался  на
принципе  равновесия,  отстаивая  как  принципы  равновесия,  так  и   права
личности, так и интересы собственности.
           Лично  для  меня  учение  Прудона  оказалось  настоящей  кладезью
мудрости, дополненной конкретными и чёткими экономическими  обоснованиями  и
инициативами, не потерявшими актуальности и по  сей  день.  Особенно  уважаю
учение Прудона за предложенную  им  идею  так  называемого  "банка  обмена",
который позволил бы  людям,  получающим  трудовой  доход,  брать  бесплатный
кредит.
          Михаил Александрович Бакунин (1814 - 1876),  несомненно,  является
ключевой фигурой в истории анархической мысли и анархического движения  XIX-
го. "Именно Бакунин, будучи одарённым философом,  заложил  основы  анархизма
как  цельного  мировоззрения  (а  не  только  как  программы  действий   или
социологического  учения).   Бакунин   и   инициировал   появление   мощного
революционного движения под анархическими лозунгами почти  по  всей  Европе.
Наконец Бакунин, как никто до и после него, сумел  выразить  основной  мотив
анархизма - идею  бунта,  бескомпромиссной  борьбы  за  полное  освобождение
личности и общества" [4]. Бакунин был истинным  интернационалистом  в  своей
деятельности, что должно быть в каждом анархисте.
          В своих теоретических трудах Бакунин подчёркивал роль  государства
как разрывающего солидарность людей элемента. "Оно  [государство]  разрывает
всеобщую солидарность людей на земле и объединяет только часть  их  с  целью
уничтожения, завоевания и  порабощения  всех  остальных",  -  писал  русский
анархист. Государство, по Бакунину, является не чем иным,  как  "официальной
и правильно установленной опекой меньшинства компетентных  людей  ...  чтобы
надзирать за поведением и управлять поведением этого большого  неисправимого
и ужасного  ребенка  –  народа".  Поскольку  всякая  власть  стремится  себя
увековечить, "ребенок" никогда не достигнет совершеннолетия,  пока  над  ним
господствует упомянутая  опека.  "Итак,  там,  где  начинается  государство,
кончается  индивидуальная   свобода,   и   наоборот.   Мне   возразят,   что
государство, представитель  общественного  блага,  или  всеобщего  интереса,
отнимает у каждого часть его свободы только с тем, чтобы обеспечить ему  всё
остальное. Но остальное –  это,  если  хотите,  безопасность,  но  никак  не
свобода. Свобода неделима: нельзя отсечь ее часть, не  убив  целиком.  Малая
часть, которую вы отсекаете, – это сама сущность моей  свободы,  это  всё...
Такова уж логика всякой власти, что она в одно и  то  же  время  неотразимым
образом портит того, кто ее держит в руках, и губит того, кто  ей  подчинен"
[5,   с.   24]   .   Бакунин    безжалостно    критиковал    государственный
социализм(прежде всего марксизм), доказывал, что на смену  привилегированным
классам  капитализма  придёт  "красная  бюрократия",  так   как   власть   и
эксплоатация неразрывно  связаны  друг  с  другом  и  невозможно  уничтожить
второе, не уничтожив первого. К  сожалению,  Михаил  Александрович  оказался
прав…  В  оценке  марксистов  Бакунин  близко  сходился   с   Прудоном.   Он
радикализовал мелкобуржуазный анархизм французского философа.
           В общем, можно закончить рассказ о теории анархизма к началу  XX-
го  века  на  Бакунине,  как  последнем  действительно   крупном   теоретике
анархизма в XIX-ом веке.



                                  Глава II


                Участие анархистов в I-ой Русской Революции.
                        Другие действия до 1917 года.

           Ко времени начала революции  в  России  анархисты  имели  влияние
преимущественно  на  юге  страны(главные  центры  -  Одесса,  Екатеринослав,
Елисаветград), а также на Кавказе и в Польше(Лодзь, Белосток,  Варшава)  [5,
с. 29] . В Москве и  Петербурге  анархизм  был  представлен  синдикалистами,
ведущими  пропаганду  среди  рабочих  при  активнейшом  противодействии   со
стороны марксистов, а также значительной частью матросов Балтийского  Флота.
Чем же объясняется территориальное тяготение анархизма  к  югу?  В  основном
это следует из классового  состава  анархического  движения.  Ведь  основную
поддержку анархисты получали в тогдашней России от  мелкого  собственника  в
лице крестьянина. В это время  теоретические  труды  Кропоткина,  в  которых
упор  делался  на  крестьянство,  уже  успели  стать   главными   в   теории
российского  анархизма.  Крестьянские  отношения  основывались   обычно   на
обмене, на личном контакте с производителем в городе, поэтому крестьянам  не
доставляло  почти  никакой  пользы   государственное   управление   -   ведь
государство сосало крестьянскую  кровь  -  зерно  -  чтобы  продать  его  за
границу, в  то  время  как  деревня  иногда  голодала.  И  царь  поддерживал
помещиков, которые и у общинников и у индивидуалистов норовили урвать  кусок
земли.  Поэтому  крестьяне,  особенно  зарождавшиеся  фермеры(то   есть   их
российский аналог), поддерживали идею анархического бунта,  верили  в  идеал
"вольного хлебороба", который обожествлял Кропоткин.
           А большевики на юге  сосредоточились  на  пропаганде  в  армии  и
поэтому не составляли анархистам жёсткой конкуренции в  крестьянской  среде.
Но ведь и солдат по сути своей -  тоже  рабочий  или  крестьянин,  только  в
шинели. Поэтому идея анархии  проникала  в  армию.  Например,  восстание  на
броненосце "Потёмкин", говорят, поднял матрос-анархист Матюшенко.
           В то же время в городах на юге анархисты  вели  пропаганду  среди
рабочих мелких и  средних  предприятий,  которые  мечтали  взять  власть  на
предприятиях в свои руки. Тем более, что и сами рабочие  были  выходцами  из
деревни, и посему  их  душевный  склад  был  похож  на  крестьянский  -  они
надеялись самостоятельно взаимодействовать с деревней на  принципах  обмена.
Эти рабочие  не  дистанцировали  себя  от  крестьянства,  как  потомственный
пролетариат крупных городов.
           И агитация приносила  свои  плоды,  что  бы  не  говорили  книжки
Политиздата  через  десять-двадцать  лет.  Именно  эта  пропаганда   сделала
возможным существование потом "республики  Махно",  где  городские  рабочие-
синдикалисты в союзе с крестьянством сумели долгое время  удерживать  Гуляй-
Поле от посягательств как красных, так и белых,  и  националистических  банд
Петлюры. Подводя итоги, можно сказать, что  агитация  создала  благоприятную
почву на юге, на Украине и в Польше, где анархисты сливались  с  борцами  за
национальную свободу.  В  центральных  районах  конкурировать  с  эсерами  и
марксистами анархисты не могли.
           Одним  из  проявлений  анархизма  можно  назвать  так  называемую
махаевщину. Её лидером был А. Махайский(Вольский). Сначала  он  был  социал-
демократом реформистского толка, а затем, будучи в ссылке в  Сибири,  создал
собственную теорию развития революционного движения в России, изложив  её  в
книге "Умственный рабочий". В ней излагалось мнение, что стоящая  за  спиной
буржуазии интеллигенция  выдумала  идею  социализма  якобы  для  превращения
рабочих в орудие для достижения своих  целей.  Махаевцы  преставляли  борьбу
революционных партий в России как направленную на захват власти, так же  как
и  борьбу  евреев  за  свои  права.  К  Махаеву  примкнула  часть   ссыльных
анархистов.  Им  удалось  создать  в  Одессе  группу  "Непримиримые",  а   в
Белостоке - группу "Борьба".
           А вот как характеризовал махаевскую  программу  один  из  лидеров
русских анархистов Новомирский: "Она сводилась к трём пунктам:  1)  рабочему
классу   не   нужно   идеалов,   2)   нужна   экономическая,   революционно-
террористическая  борьба  с   капиталом   и   3)   интеллигенция   -   класс
эксплоататорский, враждебный пролетариату".  Он  же  сказал,  что  "махаевцы
своим отрицанием политической борьбы поставили себя вне истории" [5, с.  31]
. В итоге махаевщина не получила  широкого  распространения  среди  рабочего
класса.
            Во время революции в России 1905-ого года анархисты  действовали
достаточно активно. Но почему же их действия не принесли успеха?  Во-первых,
анархисты   не    ставили    конкретной    задачи    поддержать    буржуазно
-демократическую революцию. Они отрицали в большинстве  своём  необходимость
этого этапа для перехода к анархо-коммунизму. Позорно, но факт -  "в  Москве
в декабре 1905-ого года не было ни одной анархистской боевой  дружины  в  то
время, когда большевики и беспартийные рабочие сражались с оружием  в  руках
на баррикадах" [5, с. 30] .
            Во-вторых(это  вытекает  из  первого),   избранными   некоторыми
анархистами методами были  индивидуальный  террор  и  экспроприация.  А  эти
методы отталкивали революционно  активные  элементы,  особенно  рабочих,  от
анархистов  и  показывали  их  слабость.  Лишь  кое-где   на   юге   анархо-
синдикалисты участвовали в стачках и их организации. А  вот,  например,  что
пропагандировало  течение  "безначальцев"  в  1905  -  1907  годах  в  своём
печатном органе  "Безначалие":  "Беспощадная  народная  расправа.  Признание
краж и всяких открытых нападений на лавки и  дома,  совершаемых  угнетаемыми
классами". Им вторила и газета  "Бунтарь"  так  называемых  "чернознаменцев"
[5, с. 32-33] . Часто агитация  анархизма  взывала  к  откровенно  уголовным
элементам - деклассированным выходцам из  разорившейся  мелкой  буржуазии  и
люмпен-пролетариату.  В  одной  из  советских  книжек  я  нашёл  даже  такую
выдержку из  речи  одного  из  лидеров  одесской  группы  анархо-коммунистов
Гершковича: "Режь, грабь, бей, не надо никаких союзов, никаких  организаций:
грабь, режь, бей…"
           И в-третьих, анархистам  не  удалось,  в  целом,  организовать  в
ответственный  момент  в  зоне  своего   влияния   поддержку   крестьянством
городских  синдикалистов.  Сказалась  неподготовленность  к   бунту.   Одним
словом, непоследовательность действий анархистов  во  время  Первой  Русской
Революции лишила  их  шанса  на  глобальную  конкуренцию  с  большевиками  в
будущем.  На  мой  взгляд,  нужно   было   не   заниматься   терроризмом   и
экспроприацией, рассеивая силы, а создать  боевые  организации  в  Москве  и
Питере,   поддержать   марксистов,   эсеров   и    буржуазно-демократическую
революцию, затем сосредоточиться на пропаганде,  вести  её  на  юге  России,
попытаться вытеснить большевиков и эсеров, и  работать  в  каждой  отдельной
губернии одновременно и по крестьянам и по рабочим в городе. И  тогда,  быть
может, махновская республика, уже в годы II-ой Русской  Революции,  не  была
бы  окружена  кольцом  враждебных  армий…  Нужно   было   также   решительно
отмежеваться от уголовных элементов  и  попробовать  найти  союзников  среди
оппозиционных марксистам партий, например, среди левых эсеров.  Ведь  Виктор
Чернов, как известно, по многим позициям разделял рзделял идеи анархистов.

                       "Вольная республика" Михненко.
     Роль анархистов в Великой Октябрьской Социалистической Революции и
                             гражданской войне.

            Как известно,  социалистическая  революция  стала  возможной  во
многом по причине империалистической войны. Партия большевиков, несмотря  на
то, что все политические партии  России  заняли  оборонческую  или  умеренно
пацифистическую позицию и поддерживали правительство,  не  предала  интересы
рабочего класса. Даже когда  все  европейские  социалисты  проголосовали  за
военные   кредиты   своим    правительствам,    партия    Ленина    показала
последовательно революционное  отношение  к  хищнической  империалистической
войне. Большевики  выдвинули  лозунг  "поражнение  своего  правительства"  и
благодаря этому в конце концов оказались на гребне революционной  волны.  Но
что  же  анархисты,  призывавшие  к  немедленному  введению   коммунизма   и
классовой войне?
            По-моему, это наибольший позор анархического  движения  в  XX-ом
веке - анархисты решили поддержать, в большинстве своём,  своё  государство,
которое до войны  почему-то  хотели  разрушить.  Эти  настроения  и  выразил
Кропоткин, бывший идеологическим вождём анархизма. А ведь,  займи  анархисты
пораженческую позицию, это дало бы им возможность во время революции  встать
вместе с  большевиками!  Вот  что  писал  Ленин  с  возмущением:  "Виднейшие
анархисты всего мира не менее,  чем  оппортунисты,  опозорили  себя  социал-
шовинизмом(в духе Плеханова и Каутского) в этой войне" [6, с. 204-205] .
             Итак, анархисты решили поддержать "свою" буржуазию в войне.  Но
когда началась революция, анархисты не поддержали восстание,  поскольку  под
влиянием лидеров  движения  приняли  решение  не  участвовать  в  борьбе  за
власть,  пусть  даже  и  рабоче-крестьянскую.  Шла  потихоньку  агитационная
работа,  в  августе  и  ноябре  1918-го  года  прошли  конференции   анархо-
синдикалистов, но сильное влияние анархистов  в  Москве  было  только  среди
Московского  Союза  Пищевиков.Теперь  костяки  групп  анархистов  в  крупных
городах составляла интеллигенция. В 1920-ом году был  создан  "Союз  анархо-
синдикалистов-коммунистов города Москвы", однако через  некоторое  время  он
распался. Эта организация занималась  пропагандой  и  попыталась  объединить
московских  анархистов.  Однако   часть   анархо-синдикалистов   решила   от
бакунинского отношения к  государству  и  принять  участие  в  строительстве
нового социалистического строя. Но им не удалось затормозить  сосредоточение
власти в руках большевиков.
            Некоторые "условно-анархисты" бандитского толка перешли к  своей
излюбленной тактике - экспроприациям  и  террору.  Они  захватили  оружие  и
оперировали в Москве и Петрограде, грабили и  арестовывали  буржуев.  Однако
некоторое время эти  дружины  были  полезны  большевикам,  как  своеобразная
"милиция". Когда надобность в них отпала, большевики разоружили эти  группы,
подстроив какую-то провокацию и использовав её для подавления  анархического
движения в Петрограде, Москве и их окрестностях.
            Другое проявление влияния анархо-синдикализма на  ход  революции
- образование внутри ВКП (б) так называемой "рабочей группы". В неё  входили
Александра Коллонтай, Александр Шляпников, Мясников,  Медведев  и  др..  Они
сожалели о появлении новых партийных "верхов"  и  предлагали  больше  власти
дать  профсоюзам,  рабочим  комитетам  на  местах  производства.   Появление
"рабочей группы" совпало с X-ым съездом ВКП (б) и  кронштадтским  мятежом  в
начале  осени  1921-го  года.  Рабочая  оппозиция  требовала   как   свободы
дискуссии, критики внутри партии, так  и  свободы  слова  и  печати  вообще,
особенно   Мясников.    По    характеру    оппозиция    была    профсоюзной,
синдикалистической, но не отрицала некоторой централизации власти.  Если  бы
кронштадтский мятеж и "рабочая оппозиция" не были бы жестоко  подавлены,  то
неизвестно, как могли бы они повлиять на ход революционных преобразований  в
России…
              А  вот  другое   проявление   анархо-синдикализма:   мятеж   в
Кронштадте в 1921-ом году.  Его  поддерживали  и  одобряли  петроградские  и
московские  анархо-синдикалисты.   Мятежники   выдвигали   лозунг:   "Власть
советам, а не партиям". Большевикам с огромным  трудом  и  жертвами  удалось
подавить  восстание.  Характерно,  что  именно  эти  кронштадтские   матросы
боролись в 1917-ом бок о бок с большевиками. И в 1921-ом году они  выдвигали
истинно демократический лозунг в духе раннего социализма, и в этом  была  их
сила; недаром Ленин  говорил,  что  "кронштадтское  восстание  было  опаснее
Деникина,  Юденича  и  Колчака,  вместе  взятых".   К   сожалению,   анархо-
синдикалистам не удалось  вовремя  дать  решительный  отпор  белогвардейским
элементам,  проникшим  в  их  ряды,  и  это  стало  ещё  одним  поводом  для
последующих репрессий против анархистов в  России.  Убеждения  кронштадтских
мятежников разделяла и "рабочая оппозиция". А что же происходило в  те  годы
на юге и Украине?
             А на Украине пропаганда принесла наконец свои плоды:  в  районе
Гуляй-Поля,  города,  где   городские   рабочие   были   тесно   связаны   с
крестьянством, образовался союз для борьбы с интервентами. Его лидером  стал
видный  анархист  Нестор  Михненко(Махно).  В  Гуляй-Поле  стали   стекаться
анархисты, особенно из группы "Набат":  Барон,  Волин,  Аршинов,  Глагзон  и
другие. Это произошло в  1918-ом  году,  когда  на  Украину  пришли  австро-
германские войска. Хотя ещё в сентябре 1917-ого  года  Махно,  вернувшись  с
каторги по амнистии, фактически  установил  в  районе  Гуляй-Поля  советскую
власть,   в    настоящем    смысле    этого    слова,    с    многопартийным
представительством. Набатовцы подвели под махновское движение  теоретическую
и идеологическую базу, видоизменив учение Кропоткина  и  поставив  во  главу
угла тесное взаимодействие между рабочими и крестьяами. В  Гуляй-Поле  почти
все рабочие стояли к тому времени на анархо-синдикалистических позициях.
             В конце  концов  образовалась  своеобразная  "республика",  где
рабочие   и   крестьяне   взаимно   удовлетворяли   нужды   друг   друга   в
сельскохозяйственных продуктах и  промышленных  продуктах.  В  начале  Махно
сотрудничал с Красной армией. Вместе они  помогли  восставшему  пролетариату
Екатеринослава выбить белогвардейцев  из  города.  Армия  Махно  была  очень
интересно устроена: она мобилизовалась по мере  надобности  из  крестьян,  а
костяк её составляли выходцы из городских  рабочих.  Армия  эта  действовала
очень эффективно  на  благоприятной,  родной  местности  и  могла  достигать
огромного(в сравнении с населением) размера по мере  мобилизации.  Этим  она
чем-то   напоминала   революционную   армию   Кубы   Фиделя    Кастро.    На
неблагоприятной   местности   она   теряла   и   тактическое   и   моральное
преимущество. Махно и его командиры в корне  пресекали  акты  мародёрства  -
это известно точно. В Екатеринославе махновцы вошли в контакт с эсерами,  но
вскоре петлюровцы заставили Красную армию и махновцев покинуть город.  Махно
засел  в  обороне  Гуляй-Поля,  но  вскоре  опять  взял  Екатеринослав.   На
конференции анархистов в Курске весной 1919-го года было  вынесено  решение,
что "украинская  революция  будет  иметь  значительные  шансы  быстро  стать
идейно социально-анархической". И в то же время  конфедерация  заявила,  что
"анархист должен постоянно и упорно агитировать за создание вместо  нынешних
советов - истинных Советов рабочих и крестьянских организаций,  беспартийных
и безвластных". Это было время подъёма анархизма на юге России,  проникнутом
светлыми идеями безвластия. Но уже обострились противоречия с  большевиками.
"Рабоче-крестьяне" на верху новоявленной советской  государственной  системы
почувствовали  запашок  неповиновения…  В  1920-ом  году   товарищ   Фрунзе,
командующий Южным фронтом, выманил-таки махновцев на юг, в Крым, для  борьбы
с бароном Врангелем, в который раз угрожая крупномасштабным наступлением  на
Гуляй-Поле. Армия Махно поучаствовала в  атаке  на  Перекоп  и  освобождении
Крыма, но затем Фрунзе отдал приказ о  расформировании  отрядов  анархистов.
Они были окружены и частью разоружены, частью уничтожены. "Батько  Махно"  с
группой единомышленников укрывался в Гуляй-Поле, но когда оборонить  его  от
красных не удалось, он бежал в Румынию, а оттуда - во Францию.
              Мне кажется, что главной причиной конечной неудачи  республики
Махно было то, что военные соединения анархистов оттянулись от своей  земли,
оторвались от крестьянской почвы, дали Красной армии  увлечь  себя  в  Крым.
Там они уже не могли противостоять её предательскому удару,  поскольку,  во-
первых, там не было привычных  махновцам  природных  условий,  во-вторых,  в
Крыму не было крестьянской  среды  и  сочувствущего  анархистам  города  как
опорного пункта. Ведь только  в  "своей"  местности  крестьянское  ополчение
могло обеспечить себя необходимыми продуктами и другими припасами,  а  также
пополнить свои ряды. И в-третьих, крестьяне, воевавшие  в  армии  Махно,  не
имели психологической поддержки: их ноги  топтали  не  знакомую  плодородную
почву Украины, а крымские солончаки…  Ведь  и  вообще,  в  начальный  период
борьбы и становления анархические  сообщества,  состаящие  из  синдикатов  и
земельных групп, характеризуются сильной привязанностью к  земле  или  месту
производства. Это проявлялось  неоднократно  практически,  особенно  в  ходе
южноамериканской революции, и обосновано теоретически.
             Но не следует думать, что анархизм свил себе  гнездо  только  в
России. ВКТ работала по всей Европе, собрала  конференцию  в  1906-ом  году,
где были приняты  ряд  важных  идеологических  установок.  Просто  в  России
анархические  тенденции  проявились  в  то  время  наиболее  революционно  и
заметно; но нельзя  недооценивать  значение  борьбы  синдикалистов  за  свои
права методами стачек и забастовок по всей Европе.

          Участие анархистов в Испанской революции с 1931-го года.

             В 1931 году рабочий класс Испании сверг  монархию  и  установил
республику. В 1936-ом фашисты развязали гражданскую войну. К  этому  времени
население  Испании   находилось   под   сильным   влиянием   двух   фракций:
реформистской  социалистической  партии  и  анархистов.  Поэтому  для   меня
анархическое  движение  в  Испании  занимает  совершенно  отдельное   место.
"Особенностью испанского пролетариата является также  и  то,  что  анархисты
имеют в среде испанских рабочих довольно сильные организации,  тогда  как  в
России анархистское движение, как мы это видели, никогда  не  было  массовым
движением,  а  было  в  большинстве  случаев  движением   небольших   групп,
оторванных от масс" [5, c.  101]  ,  -  признаёт  товарищ  Ем.  Ярославский,
видный большевик.
             Также нужно отметить то, что в Испании на  стороне  республики,
в  отличии  от  России,  стояли   не   только   мещанство,   пролетариат   и
крестьянство,  но  и  часть  либеральной  буржуазии.  Анархисты  в   Испании
объединились в Национальную Конфедерацию Труда.  Их  печатным  органом  была
газета  "Солидаридад  Обрера".  Социальные  преобразования  проходили  очень
успешно(может быть,  в  этом  и  была  причина  такой  оголтелой  фашистской
реакции?). Первые успехи в войне вдохновили анархистов. В статье  от  28-ого
октября 1936-ого года "Солидаридад Обрера" писала  об  испанской  революции:
"Сейчас  мы  находимся  в  кульминационном  пункте  Иберийской  пролетарской
революции". Вот ещё одна радужная  оценка(30/08/1936):  "Впервые  в  истории
народ своими собственными силами одержал победу над армией,  вооружённой  по
последнему слову техники… Впервые в продолжение 15 дней  народ  безвозвратно
уничтожил:  господство   церкви,   отменив   практику   культа,   господство
предпринимателей  над  трудящимися,   и,   наконец,   господство   городской
бюрократической  цивилизации  над  деревней,  …  ,   осуществив   в   рамках
профсоюзных организаций тесную связь рабочих и крестьян". Пусть  даже  и  не
такие  разительные,  но  успехи  были,  несмотря  на  элемент  буржуазии   в
революционном движении. Откуда же такая мощь испанского движения?  Всё  дело
в том, что в Испании 1) анархисты встали рядом с марксистами и  реформистами
в борьбе против  фашизма,  2)  рабочие  и  крестьяне  были  равноправны  как
революционеры и 3) в основу для будущего социализма был положен  принцип  не
уничтожения классов буржуазии и кулачества, но  чисто  анархистский  принцип
социальной  ликвидации,  выдвинутый  ещё  Прудоном  -  принцип   возвращения
капитала труду, уравнения классов, а не диктатуры одного над другим.
              Однако были и вредные  стороны  деятельности  анархистов.  Они
слишком уж хотели перешагнуть через целый  этап  социального  развития  -  к
коммунизму.  Они  слишком  жёстко,  зачастую,  обращались  с   сочувствующей
республике буржуазией, уравнивая с другими классами, но  они  не  уничтожали
её, как это делали большевики в России после  укрепления  советской  власти.
Революционеры в  Испании(и  не  только  анархисты)  слишком  резко  пытались
отменить культы, связанные  с  религией  и  уменьшить  значение  денег.  Это
"подталкивание революции" и принесло ей вред,  кого-то  оттолкнув,  кого-то,
правда, и привлекая. Но можно оправдать  "отмену"  религии  тем,  что  лучше
бороться  с  религией,  запрещая  посещать  церкви,  чем  убивать  попов   и
изолировать верующих  крестьян  от  других,  как  это,  опять  же,  зачастую
делалось в Советской России.
             Долго  и  трудно  шло  объединение  анархистов,  коммунистов  и
либералов в борьбе против фашизма. В мае 1936-го года  НКТ  запретила  своим
организациям  сотрудничать  с  другими   партиями(кроме   фракций   ВКТ)   и
буржуазией. Однако товарищи из испанской  коммунистической  партии  дали  на
это абсолютно правильный ответ: они отвергли ответ НКТ,  как  препятствующий
единству пролетариата, призвали к совместному отпору фашистам.  И  испанские
анархисты проявили конструктивность, которой так часто не  хватало  русским,
решили объединить силы рабочих для отпора реакции.
            В  начале  осени  1936-го  года  в  "Солидаридад  Обрера"   была
опубликована  статья  "Бесполезность  правительства",  где,   в   частности,
говорилось, что "создание коалиционного правительства и внутренняя борьба  в
нём делает невозможной нашу работу в целях  освобождения  Испании".  И  всё-
таки, опять объединившись с  коммунистами  перед  лицом  фашистской  угрозы,
анархисты  вступили  в  правительство,  и  не  в   социалистическое,   а   в
коалиционное, в котором участвовала  и  буржуазная  республиканская  партия.
Это НКТ объяснила так: "Мы сделали это не  из  политических  соображений,  а
ввиду необходимости единства. Сейчас нужно концентрировать внимание на  двух
основных вопросах: выиграть  войну,  укрепить  хозяйство  и  добиться  того,
чтобы испанский народ не испытывал нужды в предметах потребления".  Вот  так
вот появился Единый антифашистский фронт.
             Поражает,   насколько    разнородным    был    Единый    фронт:
Коммунистическая   партия   Испании,    Всеобщий    рабочий    союз,    НКТ,
синдикалистская  организация   Пестаньи,   мелкобуржуазная   республиканская
партия   Асаньи,   каталонская   партия    Эскерра,     буржуазная    партия
"Республиканский   союз",   партия   баскских   националистов,   каталонская
крестьянская организация "Риббагайрес"… И залогом  единства  было  сближение
анархистов и коммунистов.
            "Если все было так хорошо, - спросите вы, - то почему  же  тогда
силы реакции в конце концов победили революцию?.." Мне кажется, что  мировой
империализм   просто   испугала   тенденция   к   быстрому   распространению
социалистических идей. Анархисты в Испании были очень  близки  к  реализации
своей программы либертального  коммунизма.  Но  у  Испании  не  было  такого
ресурсного и людского потенциала, как у России. Все реакционные  силы  мира,
а особенно фашисты Германии, Португалии и Италии, оказали  всемерную  помощь
своим единомышленникам в Испании - и фашизм задавил молодую республику…

                 Эволюция теории анархизма в 1/2 XX-го века.

            К XX-ому веку теория  анархизма  была  ориентирована  скорее  на
крестьянство и мелкую буржуазию. А новые условия  производства,  выдвинувшие
пролетариат в первые ряды революционной борьбы,  требовали  больше  внимания
уделить идеям, ориентированным на промышленных  рабочих.  Поэтому  в  начале
века  началась  выработка  новых  идей,  отражающих  характер  изменений   в
анархическом движении. Похожую  ломку  переживало  анархическое  движение  и
недавно в связи с потерей промышленными рабочими доминации  в  революционном
прогрессе.
            Сложно показать это на примере теории, т. к.  в  начале  века  в
основном  шли  практические  изменения  -  уже  другой  была  основная  цель
агитации, другим  был  и  состав  анархического  движения.  Очень  ярко  это
отразилось в ходе испанской революции. Эта страна была  несколько  отсталой,
и там в анархическом движении смешивались крестьяне и рабочие.  Но  это  был
уже не рабочий класс мелких предприятий,  как  в  России  на  юге  во  время
революции.  Это  были   обособленные   от   сельского   населения   рабочие,
колеблющиеся между коммунистами и  анархистами.  Итак,  какой  же  была  эта
самая концепция либертарного коммунизма, идеология испанских анархистов?
             Во-первых,  конечной  целью   революции   испанские   анархисты
считали,  в  числе  прочего,  отмену  частной  собственности,   точнее,   её
обобществление. Если  в  начале  века  при  анархии  предполагалось   обычно
сохранение  личной  собственности  в  полном  масштабе,  то   с   появлением
трудоёмких  производств,   требующих   коллективного   участия,   социальная
собственность  при  анархии  стала  необходимостью,  во  всяком   случае   в
промышленности. Испанские анархисты часто упрекали  марксистов  в  России  в
сохранении частной собственности. "К  общественному  обладанию  мы  перейдем
сразу и  все  вместе,"  [7]  -  писал  Исаак  Пуантэ  в  "Програмном  очерке
либертарного  коммунизма".  Совершенно  утопичной  эту  идею  можно  назвать
только не зная многовековой истории борьбы за братство и свободу в Испании.
            Отношение ко всем формам  власти  либертарных  коммунистов  было
однозначно отрицательным. Между тем ради объединения усилий  против  фашизма
они вошли  в  коалиционное  правительство,  носившее  отчасти  совещательный
характер. Сразу после исчезновения угрозы  внутреннего  покорения  анархисты
намеревались упразднить все органы власти. Признавались только  добровольные
объединения. Ставка делалась на синдикаты - рабочие  объединения.  "Общество
будет удерживаться инстинктом взаимности, свойственным каждому  человеку,  а
также согласием и преимуществами, которые принесет с собой  коммунизм,"  [7]
- считали анархисты. Основным способом решения вопросов они предполагали  т.
н. ассамблею - совещательное собрание - синдикальное или местное.
            Труд  предполагался  добровольным,  с  обеспечением  неспособных
работать их  сообществом.  Гармонию  и  равновесие,  довольствие  трудящихся
своим видом деятельности  должно  было  обеспечить  отсутствие  принуждения.
Общество должно было  взять  на  себя  функцию  защиты  продуктов  труда  от
посягательств не участвовавших в производстве. "Мы боремся не  с  бродягами,
а с паразитами. Бродяга  может  продолжать  вести  свой  образ  жизни,  если
удовлетворится его результатами и не будет жить за счет труда  других,"  [7]
- заявляли синдикалисты. Плоды труда предполагалось предоставлять  к  общему
пользованию, зарплата  отрицалась  как  увеличивающее  неравенство  явление.
"Каждый,  невзирая  на  вид  выполняемого  им  труда,  всегда  имеет   право
пользоваться общей собственностью -  по  мере  своих  потребностей,"  [7]  -
истинно коммунистический лозунг.
            Предполагалось в каждой  местности  организовать  потребление  и
производство соответствуясь с потребностями, а не наоборот, как  это  делает
государство. Залогом успеха анархии считалось обилие товаров  первоочередной
необходимости,  что  предупредило  бы  кризисы.  Деньги  должны  были   быть
заменены непосредственно тем, что  их  обеспечивает  -  то  есть  различными
материальными ценностями.  Отрицалась  необходимость  равноценности  товаров
при обмене. "Отдают то, что есть в избытке, берут то, в чем нуждаются и  что
предлагают другие," [7] - так  предполагал  синдикалистический  обмен  Исаак
Пуантэ. Отступления от этого принципа считались необходимыми при торговле  с
буржуазными странами.
             Конфедеративное  объединение  должно  было  обеспечить   лучшее
взаимодействие между объединениями трудящихся. В  случае  отказа  какой-либо
общины  предоставить  своё  средство  производства   в   общее   пользование
считалось предпочтительным отказаться от обмена  с  ней.  Анархисты  Испании
считали, что личность в  профсоюзе  должна  согласовывать  свои  интересы  с
интересами  целого  сообщества.  Перед  проведением  каких-то  изменений   в
хозяйственной  деятельности   должны   были   собираться   структурированные
конгрессы  для  решения  вопросов.  При  анархо-синдикализме  предполагалось
повышение уровня технического оснащения  производств  и  развитие  науки,  с
организацией отдельных профсоюзов учёных.
            При анархии должна была иметь место полная  автономия  отдельных
районов. "Каждая община сможет принимать  решения  (на  общих  собраниях)  о
следующих вопросах:
1) производственные обязательства,
2) гарантии условий поддержания производства на ответственном уровне,
3) еженедельное количество труда (в часах),
4) распределение труда в соответствии со способностями или по жребию,
5) формы осуществления распределения,
6) режим быта,
7) размеры  предоставляемого  в  пользование  отдельным  индивидам  (участки
земли и т.д.),
8) объекты личного и общественного  пользования;"  [7]  -  гласит  программа
испанских   синдикалистов.   Обработка   общинной    земли    предполагалась
добровольной, совместной. Эта идея созвучна с идеей организации  колхозов  в
РСФСР, только в  Испании  крестьяне  не  на  словах,  а  на  деле  полностью
пользовались плодами своего труда.  Индустриализация  и  механизация  должны
были облегчить труд рабочих и дать им больше возможностей для  саморазвития,
интеллектуального отдыха.
              Отдельно   следует   рассмотреть   отношение   анархистов    к
преступникам.  "Коллектив  откажется  также   от   наказания   преступников,
поскольку  наказание  не  исправляет  преступления   и  никому   не   служит
примером" [7] . Оборона предполагалась спонтанным сопротивлением  групп  или
одиночек. Единственным наказанием  для  преступников  должно  было  бы  быть
всеобщее презрение и отторжение от коллектива.
            Война должна была бы стать невозможной, за исключением  агрессии
извне. На этот случай все  сооружения  и  инвентарь,  связанный  с  военными
действиями, предоставлялся в ведение местных организаций,  ответственных  за
чрезвычайную ситуацию.  Образование  предполагалось  предоставлять  всем,  а
молодёжи  с  15-ти  до  20-ти  лет  -  ещё  и  трудовую  практику.   Анархо-
синдикалисты в своей программе упоминали упоминали не только хорошие,  но  и
отрицательные стороны  безвластного  строя  -  каждая  группа  и  индивидуум
действуют по своей воля и полностью самостоятельно.
            Программная декларация завершалась  словами:  "Для  общества  мы
добиваемся:   общественной   собственности   и   коллективного   пользования
богатствами, без разделения на бедных и богатых, свободы,  не  подчиняющейся
капризам власти, ликвидации разделения на господ  и  подданных,  работы  для
всех с целью удовлетворения своих потребностей, ликвидации  денег,  делающих
человека бесправным,  улучшения  условий  жизни  и  труда  людей,  братского
сближения между людьми, так чтобы личность жила в обществе, действующем  как
самое меньшее зло." [7] .
           Таким  образом,  сравнивая  анархо-индивидуализм  начала  века  с
развитым рабочим синдикализмом тридцатых  годов,  мы  видим  изменения  и  в
составе движения, и в его  идеалах,  уклон  в  сти-  хийный  комму-  низм  и
взаимопомощь, плюс  приятие  технического  про-  гресса  в  полн-  ой  мере.
Анархизм был и остаётся од-ним из наиболее динамично ме- няющихся  вместе  с
условиями жиз- ни движением.


Для добавления страницы "Анархизм в Европе в 1/2 XX века"в избранное нажмите Ctrl+D
 
 
   
 
Хронология
 
 
Библиотека
 
 
Статьи
 
 
Люди в истории
 
 
История стран
 
 
Карты
 
   
   
 
Рефераты
 
 
Экзамены, ЕГЭ
 
 
ФОРУМ
 
 

В избранное!
нас добавили уже 6806 человек...
 
   
   
РЕКЛАМА
 
   
 

   
Поиск на портале:
вверх
История.ру©Copyright 2005-2017.
вверх