Rambler's Top100
 
 


История России
Всемирная история

День битвы при Вертриере,Гаити.
Прокламация республики,Латвия
   

1. Римский гражданский процесс: понятие, формы, основные черты, вещи в римском праве. Классификация вещей

История России, Всемирная история

ПОИСК



РЕКЛАМА

Список рефератов по истории

1. Римский гражданский процесс: понятие, формы, основные черты, вещи в римском праве. Классификация вещей Скачать 1. Римский гражданский процесс: понятие, формы, основные черты, вещи в римском праве. Классификация вещей

                                  ЗАДАНИЕ.
    1. Римский гражданский процесс: понятие, формы, основные черты.
    2. Понятие вещи в римском праве. Классификация вещей.

1. Римский гражданский процесс: понятие, формы, основные черты.

               ДЕЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА НА IUS И IUDICIUM

  1. Характерной особенностью  римского  гражданского  процесса  в  течение
республиканского периода и периода принципата было деление процесса  на  две
стадии производства, из которых первая называлась ius,  вторая  —  indicium.
Производство в этих двух  стадиях  не  имеет  ничего  общего  с  современным
различием судебных  инстанций.  Дело  в  том,  что  современный  суд  первой
инстанции рассматривает дело от начала до конца и выносит решение  по  делу.
Если это решение не обжаловано в течение установленного срока, оно  вступает
в законную силу и приводится в исполнение. В случае обжалования  суд  второй
инстанции пересматривает состоявшееся  решение.  Римская  же  первая  стадия
процесса  приводила  к  окончанию  дела  только  в  случае  признания   иска
ответчиком (а такой  вопрос,  как  видно  из  открытых  в  1933  году  новых
фрагментов Институций Гая, прямо ставился истцом: требую,  чтобы  ты  сказал
«да»  или  «нет»).  По  общему  же  правилу  in  iure  спорное  дело  только
подготовлялось к решению, а проверка обстоятельств дела и вынесение  решения
происходили во второй стадии (in iudicio). Таким образом, ius и iudicium  не
две  инстанции,  а  два  этапа  одного  и  того  же   производства;   только
прохождение дела через оба эти этапа, по общему  правилу,  приводило  к  его
решению. Какими потребностями было вызвано деление римского процесса на  две
стадии и какие цели оно  преследовало,  наукою  истории  римского  права  не
установлено.
     2. Такая организация процесса существовала в течение ряда  веков,  была
 нормальным порядком (ordo iudiciorum privatorum).
    Поэтому, когда в период абсолютной монархии деление процесса  на  ius  и
 iudicium отпало, процесс получил название чрезвычайного,  экстраординарного
 (extra, ordinem).

        ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ О ЛЕГИСАКЦИОННОМ, ФОРМУЛЯРНОМ И ЭКСТРАОРДИНАРНОМ
                                  ПРОЦЕССАХ

    1.   Гражданский   процесс   республиканского   Рима   носил   название
 легисакционного (per legis actiones).
  В Институциях Гая выражение lege agere,  legisactio  объясняются  двояко:
или (по словам  Гая)  такие  выражения  происходят  оттого,  что  эти  формы
процесса были созданы законами,  или  же  оттого,  что  претензии  сторон  в
легисакционном  процессе  должны  быть  выражены  словами   соответствующего
закона (и следовательно, только при условии, если данная претензия  подходит
под текст какого-нибудь закона и можно было ее осуществить).
  Однако  приведенное  объяснение  вызвало   справедливое   сомнение   И.А.
Покровского:  в  те  отдаленные  времена,  когда   появился   легисакционный
процесс, законов было еще очень немного. Может быть,  lege  agere  означало:
действовать законным образом, т.е. не прибегая к недозволенному насилию.
  2. Стороны являлись в первой стадии (in iure) к  судебному  магистрату  и
здесь выполняли требуемые по  ритуалу  обряды  и  произносили  установленные
фразы,  в  которых  истец  выражал  свою  претензию,  а  ответчик   —   свои
возражения. Магистрат активного участия в процессе не принимал,  хотя  также
давал отдельные реплики по установленному ритуалу.  Совокупность  всех  этих
обрядов и фраз и носила название legis actio.
Для иллюстрации этой формы процесса можно изложить  legis  actio  sacramento
in rem (спор относительно вещи посредством пари). Эта  процедура  описана  в
Институциях Гая следующим образом. Стороны являлись к магистрату (in ius)  и
приносили с  собой  вещь,  составлявшую  предмет  спора  (если  спор  шел  о
недвижимости, приносили кусок земли, черепицы т.п.).  Истец,  держа  в  руке
festuca или vindicta (палку), нала-л ее на вещь  и  произносил  слова:  hanc
ego rem ex iure Quiri-im meam esse aio;  sicut  dixi,  ecce  tibi  vindictam
imposui, т.е. я i верждаю, что этот раб  по  квиритскому  праву  принадлежит
мне; как я сказал, так вот я наложил перед  тобой  Vindicta.  Если  ответчик
молчал или положительно  соглашался  с  этим  заявлением,  то  иск  считался
признанным   (confessio   in   iure,   судебное   признание);   дело    этим
заканчивалось, и истец уносил или уводил  с  собой  спорную  вещь.  Если  же
ответчик спорил, то он говорил и делал то же самое, что и  истец,  и,  таким
образом, на виндикацию истца  отвечал  контравиндикацией.  Тогда  магистрат,
как бы разнимая спорящих, говорил:  mittite  ambo  rem,  т.е.  оставьте  оба
вещь. После этого истец задает новый вопрос:
«postulo anne dicas qua ex causa vindicaveris?», «требую от тебя ответа,  на
каком основании ты заявляешь притязание» (на данную вещь)? На  это  ответчик
заявляет: «ius feci sicut  vindic-tam  imposui»,  т.е.,  «наложив  виндикту»
(выразив притязание на вещь), я поступил по праву.  На  это  истец  отвечал:
«quando tu iniuria vindicavisti, quinquaginta (или  в  зависимости  от  цены
спорной  вещи)  quingenti  aeris  sacramento  te  provoco»,   поскольку   ты
претендуешь на вещь вопреки праву, я вызываю тебя установить залог  в  сумме
50 (или 500). Ответчик делал  взаимный  вызов:  «et  ego  te»  (и  я  тебя).
Магистрат после этого определял, у кого из спорящих должна  была  оставаться
спорная вещь до окончания процесса; та сторона, у которой она оставалась  до
решения спора, должна была выставить поручителей в  обеспечение  того,  что,
если вещь будет присуждена другой стороне, она (со  всеми  плодами  от  нее)
будет  выдана  этой  второй   стороне.   На   том   производство   in   iure
заканчивалось, и претор назначал присяжного судью для решения спора.
  Заключительный акт производства  in  iure  назывался  litis  contestatio,
засвидетельствование  спора.  Стороны  обращались  к  заранее   приглашенным
свидетелям: «testes  estote»,  «будьте  свидетелями  происшедшего».  С  этим
моментом  связывалось  погашение  иска,  т.е.  после  того  как  закончилось
производство in iure,  истец  уже  не  мог  заявить  вторично  то  же  самое
притязание  против  того  же  ответчика,  хотя  бы  дело  и  не  было  потом
рассмотрено во второй стадии (in iudicio)  и  фактически  удовлетворения  по
иску не наступило.
   3. Кроме описанного обряда legis actio  sacramento,  были  еще  следующие
 основные виды legis actiones:  посредством  наложения  руки,  путем  взятия
 залога, в форме истребования назначения судьи, путем приглашения  ответчика
 на суд.
   Когда весь ритуал производства in iure был выполнен, дело  переходило  во
 вторую стадию, iudicium. В этой второй стадии  назначенный  магистратом  по
 согласованию со сторонами присяжный судья (а по некоторым делам, например о
 наследстве, — судебная коллегия) проверял доказательства и выносил  решение
 по делу.
   4.  В  последние  годы  республики  происходят  серьезные   изменения   в
хозяйственной жизни Рима. Вместо земледельческой общины  с  полунатуральным
хозяйством вырастает огромное государство,  ведущее  широкую  внутреннюю  и
внешнюю торговлю. Понятно, что легисакционный процесс, чрезвычайно  сложный
с обрядовой стороны и не открывавший возможности  дать  судебное  признание
вновь складывающимся отношениям  (поскольку  они  не  подходили  под  букву
закона), оказался несоответствующим новым социально-экономическим условиям.
Жизнь требовала, чтобы судопроизводству была  придана  иная,  более  гибкая
форма. Такой упрощенный порядок гражданского процесса  появился  сначала  в
практике перегринского претора, так как к  перегринам  применять  цивильные
leges actiones было нельзя.
  С течением времени и городской претор стал практиковать  этот  упрощенный
порядок,  который  состоял  в  следующем.  Претензия  истца   и   возражения
ответчика заявлялись без каких-либо  обрядностей,  и  все  это  неформальное
производство in iure заканчивалось  вручением  истцу  записки,  адресованной
судье, в которой указывались  те  предположения  или  условия,  при  наличии
которых судье  предписывалось  удовлетворить  иск,  а  при  отсутствии  этих
условий — отказать в иске. Эта записка, содержащая  условный  приказ  судье,
называлась формулой. Отсюда новый  процесс,  сложившийся  в  последние  годы
республики и допущенный (законом Эбуция) к применению по  желанию  тяжущихся
наряду  с  легисакционным,  а  затем  двумя  законами  Августа  (duae  leges
Juliae),  окончательно   установленный   вместо   легисакционного,   получил
название формулярного (производство per  leges  заменено  производством  per
formulas).
  5. Отличие формулярного  процесса  от  легисакционного  не  исчерпывается
упрощением судебной процедуры. Самое основное заключалось в том, что  теперь
претор, давая исковую защиту, не был связан  старым  правилом  об  изложении
иска в точных  словах  закона.  Пользуясь  своим  imperium,  претор  получил
возможность признавать новые отношения развивавшейся  жизни  или,  наоборот,
оставлять порой без защиты отношения, формально  отвечающие  закону,  но  по
существу отмирающие вместе  с  этим  законом,  отказывая  в  подобного  рода
случаях  в  выдаче  истцу  формулы  иска.  В  своем  эдикте  претор  заранее
объявлял, в каких случаях он будет давать исковую защиту, в каких  нет;  при
этом он объявлял и формулы исков.  Таким  образом,  получалось,что  судебная
исковая защита стала не просто средством  признания  и  охраны  материальных
гражданских прав, а основным моментом,  по  которому  только  и  можно  было
судить  о  наличии  материального  гражданского   права.   Поэтому   принято
характеризовать римское частное право как систему исков.
  6.  Составные  части  формулы.  Формула  начиналась  с  назначения  судьи
(Octavius iudex esto, пусть будет судьей Октавий).
  Затем шла важнейшая часть формулы  —  интенция,  в  которой  определялось
содержание претензии истца; тем самым из интенции было видно,  какой  вопрос
ставился на рассмотрение  суда.  Претензия  истца  могла  быть  основана  на
нормах цивильного права; тогда она называлась intentio in  ius  concepta,  а
иск  назывался  actio  civilis.  Например,  формула   виндикационного   иска
собственника  содержала  следующую  интенцию:  «если  окажется,  что   вещь,
относительно которой  идет  спор,  принадлежит  по  квиритскому  праву  Авлу
Агерию (условное обозначение истца), то ты, судья...» и т.д.
  Если требование истца нельзя было обосновать нормами цивильного права,  а
претор все же считал справедливым защитить это  требование,  то  в  интенции
описывались те факты, на которых  истец  основывает  свою  претензию  и  при
наличии которых следует иск удовлетворить. Например,  лицо  договорилось  со
своим  должником,  оспаривавшим  долг,  что,   если   первое   присягнет   в
существовании долга, второй без  суда  уплатит  требуемую  сумму;  это  лицо
присягнуло, однако должник все-таки не  платит;  тогда  претор  давал  истцу
формулу,  в  интенции  которой  указывался  факт  присяги;  такая   интенция
называлась in factum concepta, а иск — actio praetoria.
  Если истец указывал в интенции большую сумму, чем ему следует,  то  такое
преувеличение требования  (pluspetitio)  приводило  не  только  к  отказу  в
удовлетворении иска в полной сумме, но и к  полному  освобождению  ответчика
ввиду   погашающего   действия   литисконтестации   (см,   выше,   п.    2),
сохранившегося и при формулярном процессе.
  Pluspetitio могла выразиться не только в превышении суммы иска, но  также
в преждевременности иска, в предъявлении  не  в  надлежащем  месте  и  т.п.,
причем и в этих случаях pluspetitio сопровождалась теми же последствиями.
  Другая основная часть  формулы  называется  кондемнаци-ей:  в  ней  судье
предлагалось удовлетворить иск, если интенция  подтвердится,  и  отказать  в
иске в противном случае: «если окажется, что.., то присуди  Нумерия  Негидия
(условное обозначение ответчика)[1] , а если этого не окажется, оправдай».
   Если по характеру интенции судье трудно было судить,  о  каком  отношении
идет спор, перед интенцией в формуле описывалось это  отношение,  для  чего
включалась в формулу особая  часть  —  демонстрация;  например:  «если  Авл
Агерий вел дела Нумерия Негидия и при этом...» и т.д.
   По  некоторым  судебным  делам  (например,  по  искам  о  разделе   общей
собственности) судья иногда был вынужден (например, ввиду неделимости вещи)
присудить  вещь  одной  из  сторон,   а   другую   сторону   компенсировать
установлением какого-нибудь нового права за счет первой стороны  (например,
права на денежные выплаты и пр.). Полномочие поступить таким образом  судье
давалось в специальной части формулы, называвшейся adiudicatio.
   Перечисленные части формулы называются  основными  (хотя  demonstratio  и
adiudicatio включались далеко не во всякую формулу).
   В формуле  могли  быть  также  второстепенные  части:  а)  эксцепция,  б)
прескрипция.
   Эксцепция  буквально  значит  изъятие,  исключение.  В  случае  включения
эксцепции  в  формулу  судья,  установив  правильность   интенции,   должен
удовлетворить иск, «за исключением того случая, если...». Таким образом,  в
форме эксцепции ответчик выдвигал свои возражения против  иска.  Однако  не
всякое возражение  ответчика  называлось  экс-цепцией.  Если,  например,  в
интенции говорится, что ответчик должен истцу 100  сестерциев,  а  ответчик
заявляет, что он ничего не должен, это — отрицание иска,  а  не  эксцепция.
Если  же  ответчик  подтверждает,  что  он  действительно  принял  на  себя
обязательство уплатить 100 сестерциев (т.е. интенция им не отрицается),  но
заявляет, что  это  произошло  вследствие  примененного  со  стороны  истца
насилия (так что  кондем-нация,  несмотря  на  подтверждение  интенции,  не
должна иметь места), то такая ссылка называлась эксцепцией.  В  приведенном
примере эксцепция могла быть заявлена, когда бы  истец  ни  предъявил  иск.
Такая эксцепция называется погашающей или уничтожающей.В отличие  от  таких
эксцепции возможны эксцепции отсрочивающие.  Например,  против  иска  истца
ответчик ссылается на состоявшееся между сторонами соглашение не взыскивать
долга в течение двух лет; эксцепция  имеет  тогда  применение  лишь  в  том
случае, если иск предъявлен ранее этого срока.
   Наконец, прескрипцией (буквально — надписание) называлась часть  формулы,
которая следовала  непосредственно  за  назначением  судьи.  Нередко  такая
надпись делалась для того, чтобы отметить что в данном случае истец ищет не
все, что ему причитается, а только часть. Такая оговорка была  нужна  ввиду
указанной выше (п. 2) особенности римского процесса; однажды  предъявленный
из какого-либо правоотношения иск уже  не  мог  быть  повторен;  включением
прескрипции  истец  предупреждал  погашающее  действие  литисконтестации  и
обеспечивал  себе  возможность  в  дальнейшем  довзыскать  остальную  часть
причитающейся суммы.
  7. Как в легисакционном, так и в формулярном процессе судебное решение
обжалованию не подлежало[2] .
   Оно сразу вступало в законную силу и признавалось за истину (в  отношении
сторон  по  данному  процессу);  res  iudicata   pro   veritate   accipitur.
Разрешенный судом вопрос не может быть вторично предметом спора  между  теми
же сторонами. Если  вопреки  этому  снова  предъявляется  иск,  против  него
дается exceptio rei iudicatae, т.е. возражение, что дело уже было  разрешено
судом.
  Особенностью  формулярного  процесса  было,   между   прочим,   то,   что
ковдемнация в иске  определялась  в  денежной  форме.  Исполнение  судебного
решения в случае удовлетворения иска производилось так,  что  первоначальное
притязание истца  заменялось  новым  обязательством,  вытекающим  из  самого
судебного   решения   и   снабженным   особым   иском   (actio    iudicati),
соответствующим современному исполнительному листу. Если ответчик  оспаривал
существование законного решения по делу и возражал против actio iudicati,  а
между тем подтвердить свои возражения не мог, он отвечал в двойном размере.
   Если добровольного платежа по actio iudicati не поступало,  производилось
принудительное взыскание. Магистрат мог арестовать должника до уплаты долга
(личное взыскание) или же обратить взыскание на его имущество. В  последнем
случае  кредиторы  вводились  во  владение  имуществом  должника,   которое
продавалось с публичных торгов.
    8.Экстраординарный процесс. Еще в классическую эпоху наряду с нормальным
 гражданским процессом, делившимся на две стадии —  ius  и  iudicium,  стали
 встречаться случаи, когда спорные дела граждан разбирались магистратом  без
 передачи решения дела присяжному судье. Такой особый,  чрезвычайный  (extra
 ordinem) порядок рассмотрения понем-ногу стал применяться и по таким делам,
 где раньше давалась формула. К  концу  III  в.н.э.,  т.е.  при  переходе  к
 абсолютной монархии, этот  экстраординарный  (extra  ordinem)  процесс,  не
 делившийся  на  ius  и  iudicium,  совершенно  вытеснил  собой  формулярный
 процесс.  Императорская  власть  не  доверяла  выборным  судьям  (хотя   их
 «выборность» и в период принципата была больше на  словах,  чем  на  деле);
 императоры стали  вести  борьбу  с  нарушениями  права  (  а  тем  самым  и
 рабовладельческого строя) непосредственно сами или через своих чиновников.
  В   экстраординарном    процессе    судебные    функции    осуществляются
административными органами: в Риме и Константинополе (в связи с  разделением
империи на Западную и Восточную) — praefectus  urbi  (начальником  городской
полиции), в провинциях — правителем провинции, а по  менее  важным  делам  —
муниципальными магистратами. Однако нередко  императоры  принимали  судебные
дела и к своему личному рассмотрению.
  Рассмотрение дел утратило публичный характер и происходило в  присутствии
лишь сторон и особо почетных лиц, которые  имели  право  присутствовать  при
этом. Если истец не являлся к слушанию дела, оно  прекращалось;  при  неявке
ответчика дело рассматривалось заочно.
  В противоположность процессу  классического  периода  в  экстраординарном
процессе было  допущено  апелляционное  обжалование  вынесенного  решения  в
следующую, высшую инстанцию.  Таким  образом,  на  решение  praefectus  urbi
можно было приносить жалобы императору, на  решение  правителя  провинции  —
praefectus praetorio (начальнику императорской гвардии), а на его решения  —
императору.
  Судебное решение в экстраординарном  процессе  приводилось  в  исполнение
органами государственной власти  по  просьбе  истца.  В  случае  присуждения
ответчика к выдаче определенной  вещи  она  отбиралась  принудительно  (manu
militari),  если  в  течение  двух  месяцев   ответчик   не   передавал   ее
добровольно.
  Если  присуждалась  денежная  сумма,  судебные  исполнители  отбирали   у
ответчика соответствующую сумму или  какую-нибудь  вещь,  которую  продавали
для удовлетворения претензии истца. Обращение  взыскания  на  все  имущество
должника имело место лишь в том случае, если заявлены претензии  несколькими
кредиторами несостоятельного должника, причем  он  не  передает  добровольно
имущества для их удовлетворения.
  Правило республиканского  процесса  об  окончательном  погашении  однажды
предъявленного  иска  (хотя  бы  по  нему  и  не   состоялось   решение)   в
экстраординарном процессе не применяется. Значение res iudicata —  судебного
решения,  вступившего  в  законную  силу  (см.   выше,   п.   7),   остается
непоколебимым.
  2.Понятие вещи в римском праве. Классификация вещей.

                                Понятие вещи
   В классический период в  римском  праве  выработалось  понятие  вещей  в
широком значении. Этим  широким  понятием  охватывались  не  только  вещи  в
обычном смысле материальных предметов внешнего мира,  но  также  юридические
отношения и права.
   Вещи  телесные  и  бестелесные.  Гай   так  и  делит  вещи  на  телесные
(corporales), которые можно  осязать  (quae  tangi  possunt)  и  бестелесные
(incorporales), которые нельзя осязать (quae tangi non possunt). В  качестве
примеров   res   incorporales   Гай   называет   наследство,   узуфрукт    ,
обязательства. Следует отметить, что в числе примеров res  incorporales  Гай
не упоминает права собственности: римские юристы не  различают  четко  право
собственности на вещь и самую  вещь,  вследствие  чего  право  собственности
попадает у них в категорию corpora, телесных вещей.
  В отрывке из комментария Ульпиана к  преторскому  эдикту  в  Дигестах  на
вопрос, что составляет  предмет  иска  о  наследстве,  дается  такой  ответ:
«Universas res hereditarias in hoc iudi-cium venire, sive iura sive  corpora
sint», т.е. предмет этого иска составляют все вещи наследства, будут  ли  то
«права» или «телесные предметы».
  Сопоставляя  это  место  источников  с   примерами,   приводимыми   Гаем,
приходится признать, что  разделяя  вещи  на  телесные  и  бестелесные,  Гай
разумеет под последними не вещи, в смысле предметов внешнего мира, а  именно
права.

                                 Виды вещей
   Вещи движимые и недвижимые. Деление вещей на  движимые  и  недвижимые  в
римском праве не имело особого значения.  И  те  и  другие  подлежали  почти
одинаковым юридическим нормам.
  Тем не менее это естественное деление играло некоторую характерную и  для
рабовладельческого Рима роль. Недвижимостями считались не  только  земельные
участки (praedia, fundi) и недра земли, но и все созданное чужим  трудом  на
земле собственника. Оно признавалось естественной или  искусственной  частью
поверхности  земли  —  res  soli.   Сюда   относились   постройки,   посевы,
насаждения.  Все  эти  предметы,  связанные  с  землей  или   фундаментально
скрепленные  с  ее  поверхностью,  считались  ее  составными  частями.   Они
подлежали правилу  superficies  solo  cedit  —  сделанное  над  поверхностью
следует за поверхностью. Невозможной представлялась отдельная  собственность
на  дом   и   на   землю.   Воздушное   пространство   над   участком   тоже
рассматривалось, как часть поверхности.
  Под res mobiles или per se moventes понимались мебель,  домашняя  утварь,
 рабы, животные.
  Деление вещей на движимые и недвижимые приняло более четкий характер  при
принципате.   В   эпоху   домината    передача    прав    на    недвижимости
регламентировалась уже специальными правилами, направленными на  обеспечение
публичности  соответствующих  сделок.  К  этому  же   времени   окончательно
сложились  особые  права  на  недвижимости:  оброчные   земли,   эмфитевзис,
суперфиций. Впрочем уже по законам XII таблиц приобретение земли и  движимых
вещей  по  давности  владения  требовало  разных  сроков:  для   давностного
завладения землей был установлен в связи с системой  двухпольного  хозяйства
более длительный (два года) срок, чем для движимых вешей (один год). Не  все
недвижимости были подчинены единообразной регламентации;
учитывалось местоположение участков в связи с их хозяйственным  назначением,
различались praedia urbana — городские участки,  застроенные  для  городских
жилищ, городских ремесленных и промышленных заведений, и praedia  rustica  —
сельскохозяйственные  участки:  поля,  луга,  леса,  деревенские  жилища   и
склады. Различались также земли италийские и провинциальные.
      Res mancipi et res пес mancipi. Старое и  главное  деление  цивильного
права вещей на res mancipi и res пес mancipi сохранилось до начала империи.
       Omnes res aut mancipi sunt aut пес mancipi. Mancipi res sunt  praedia
       in Italico solo, tarn rustica, quails est Hindus, quam urbana, quails
       domus; item iura praediorum rusticorum, velut via, iter, actus, aquae-
       ductus; item servi et quadrupedes quae dorso collove domantur,  velut
       boves, mull, equi, asini, ceterae res пес  mancipi  sunt  (Ulp.  Reg.
       19.1).-все вещи считаются  вещами  манципия  или  нвманципия.  Вещами
       манципия являются земельные участки на италийской земле и притом  как
       сельские, каким считается поместье, так и го-
       родскив, каков дом; также права сельских участков, например,  дорога,
       тропа,  прогон,  водопровод;  также  рабы  и  четвероногие,   которые
       приручаются к упряжке или ярму, например, быки, мулы, лошади и  ослы.
       Остальные вещи считаются нвманципи-альными.

  Как видно из текста, круг res  mancipi  был  очерчен  довольно  узко.  Он
охватывал ager romanus, а с  конца  республики,  когда  владычество  римлян
распространилось на всю Италию, земельные, участки, расположенные в Италии,
построенные на них дома и предиальные (земельные)  сервитута,  на  рабов  и
вьючных или упряжных животных, обслуживающих земли римских землевладельцев.
  Наоборот, к числу res пес mancipi относились  все  вещи,  не  входящие  в
группу res mancipi, в частности, провинциальные земли и все движимые  вещи,
мелкий скот (свиньи, овцы, козы), мебель, продовольствие и т. д.
  Это деление определялось тем, что к числу res  mancipi  относились  вещи,
которые издревле и еще ко времени законов XII  таблиц  рассматривались  как
наиболее ценные части римского земельного  хозяйства.  Глава  семьи  силою,
хватая их рукой (manu capere), заставлял  рабов  и  крупный  домашний  скот
работать на себя. С экономическим значением  res  mancipi  была  связана  и
основная особенность их юридического положения: особо  усложненный  порядок
перенесения права собственности на эти вещи. В то время, как для отчуждения
вещей res пес mancipi было  достаточно  простой  передачи  (traditio),  для
отчуждения res mancipi требовалось применение формальных и сложных способов
— mancipatio или in iure cessio.
  Вещи делимые и неделимые. Различались вещи делимые и неделимые.  Делимыми
признавались вещи, которые от разделения не изменяют  ни  своего  рода,  ни
своей ценности; каждая отдельная часть представляет прежнее целое, только в
меньшем объеме: pro parte divisa.
  Кроме материального разделения вещей, мыслилось и разделение права на так
называемые идеальные доли. В таких случаях право на  вещь,  не  разделенную
материально, признавалось принадлежащим и нескольким лицам  всем  вместе  и
каждому из них на известную долю ценности вещи,  на  1/2,  1/3,  и  т.  д.:
totius corporis pro indiviso, pro parte dominium  habere.  При  прекращении
общей собственности на вещь, т.  е.  права  собственности,  принадлежавшего
нескольким лицам в идеальных  долях,  имела  большое  значение  юридическая
делимость или неделимость вещи:  только  в  первом  случае  допускалось  ее
разделение в натуре
между бывшими общими собственниками. Во  втором  случае  вещь  оставалась  в
собственности одного из них, а остальные получали денежную компенсацию .
  Делимыми считались земельные участки; построенные на них здания делились,
но  только  вертикально.  Внешними  признаками  разделения  служили   стены,
границы и межи. Делимыми считались и движимые  вещи,  как  сырье,  материалы
однородного состава (руда, камни, песок).
   Вещи потребляемые и  непотребляемые.  К  потребляемым  относились  вещи,
которые,  согласно  их  прямому  назначению,  при  первом   же   пользовании
материально уничтожались — res quae ipso usu  consumuntur,  tolluntur.  Сюда
относились продовольствие и деньги, последние в том смысле, что  при  каждом
расчете они терялись  для  собственника.  Непотребляемыми  вещами  считались
такие, которые не изнашивались от  употребления  (драгоценный  камень),  или
если и уничтожались,  то  постепенно,  теряя  свою  ценность  и  способность
выполнять свое назначение — res quae usu minuuntur.
  Так как пользование потребляемыми вещами связано с  их  уничтожением,  то
при   предоставлении   собственником   другим   лицам   права    пользования
потребляемыми  вещами,  возврат   их   эквивалента   обеспечивался   особыми
гарантиями.
    Вещи, определяемые  родовыми  признаками,  и  индивидуальные  (genus  et
species). Знакомство с греческими приемами общей  систематики  привело  еще
«старых» римских юристов периода республики к  применению  понятий  рода  и
вида в отношении вещей. Это естественнонаучное и логическое  деление  вещей
дополнялось  требованием  исследовать  в  каждом  отдельном  правоотношении
намерения сторон — рассматривали ли они вещь,  объект  юридической  сделки,
как вещь родовую (genus), т. е. обладающую  общими  чертами  данной  группы
вещей, или как индивидуальную (species), как данный экземпляр определенного
рода вещей. Классики относили к genus вещи, имеющие один  общий  род  и  не
имеющие в обороте индивидуальности. Их меновая ценность определялась по  их
роду, мере, весу, числу, как это видно из выражений — res, quae  in  genere
suo functionem suam recipiunt, res quae numero mensura, pondere  consistunt
—  вещи,  которые  своим  родом  осуществляют  свое   назначение,   которые
определяются числом, мерой, весом.
   Родовым вещам  противопоставлялись  видовые,  индивидуально  определенные
вещи.
   Значение этого деления выступало в  различном  решении  вопроса  о  риске
случайной гибели вещи или партии вещей. Если
вещь  или  партия  вещей  рассматривалась  участниками  правоотношения,  как
родовая, то она считалась юридически не подвержена ной  гибели,  ибо  всегда
могла быть заменена другой однородной вещью или  другой  партией  однородных
вещей. Отсюда правило — genera non pereunt (род не погибает).  В  случае  же
гибели индивидуально определенной  вещи,  лицо,  обязавшееся  доставить  ее,
освобождалось от обязанности замены. Из понятия родовых  вещей  впоследствии
развилось неизвестное ранее понятие вещей заменимых (res fangibiles), т.  е.
таких, которые  оборот  (а  не  участники  каждого  данного  правоотношения)
обычно рассматривает как определяемые родом, весом, мерой, числом.
    Веши простые и сложные. Следуя стоической философии,  Помпоний  различал
три вида вещей:

      Tria autem genera sunt corporum, unum quod continetur uno spiritu  et
      graece henomenon vocatur, ut homo tignum lapis  et  similia:  alterum
      quod ex contingentibus, hoc est pluribus inter se cohaerentibus  con-
      stat, quod synemmenon vocatur, ut aedificium, navis,  armarium,  ter-
      tium quod ex distantibus constat, ut corpora plura  non  soluta,  sed
      uni nomini sublecta, veluti populus, legio, grex. - Существует же три
      рода  тел:  один,  который  составляет  одно  целое   и   по-гречески
      обозначается как «единое бытие», как например, раб, бревно, камень  и
      подобное; другой род, который состоит из составных, т. в. нескольких,
      между собой  связанных  тел,  что  называется  составным  телом,  как
      например, здание, корабль, шкаф;  третий,  состоящий,  из  раздельных
      вещей, как многие не связанные одно с другим, но  объединенные  одним
      именем, например, народ, легион, стадо.

  (1) Простые вещи — corpus, quod uno spiritu continetur — образующие нечто
физически связанное и однородное, не распадающееся на составные части  (раб,
бревно, камень и т. п.).
  (2) Сложные  вещи,  состоящие  из  искусственных  соединений  разнородных
вещей, имеющих между собой материальную связь и носящих  общее  наименование
— universitates rerum cohaerentium, например, здание, корабль,  шкаф.  Части
сложных вещей не  терялись  вполне  в  целом,  они  были  до  их  соединения
отдельными вещами и могли даже принадлежать разным  лицам.  Права  этих  лиц
определялись  в  зависимости  от  свойств  соединения  и   отношений   между
соединенными вещами. Иногда права других лиц не прекращались и  после  того,
как их вещь стала частью чужой сложной вещи. С другой  стороны,  соединенные
части подчинялись праву, установленному на целое.
  (3) Наконец, третью группу составляли  совокупности  раздельных  вещей  —
universitates rerum distantium, материально не связан
ных, соединенных только одним общим назначением и именем,  например,  стадо,
легион. Это — временные хозяйственные или организационные объединения  вещей
или  лиц.   В  таких  случаях  предметами  правоотношений  могли  быть  лишь
отдельные вещи, входившие в  целое.  Однако,  уступая  требованиям  оборота,
римляне допускали в области прав на эти  вещи  также  и  влияние  целостного
представления;  например,  собственник  ста-д  мог  истребовать  все  стадо,
доказав право собственности на б льшую часть отдельных  животных,  ответчику
же предоставля-л сь доказывать, что остальные  не  принадлежали  истцу;  при
узуфрукте   и   залоге   стада   управомоченный   должен    был    нормально
эксплуатировать именно все стадо,  пополняя  убыль  из  приплода  или  путем
прикупки, убоя и отчуждения негодного материала.
   Вещи главные и побочные. Вещами побочными или придаточными (accessorium)
являлись вещи, определенным образом зависящие от главной вещи и  подчиненные
юридическому  положению   последней.   Основными   видами   побочных   вещей
считались:
части вещи, принадлежности и плоды.
   Части вещи не имели юридически самостоятельного существования. Когда вещь
 в целом являлась объектом юридической сделки, то  последствия  этой  сделки
 распространялись и на все части вещи. Объектом самостоятельных сделок часть
 вещи могла быть лишь в случаях своего отделения от целого.  Таким  образом,
 нахождение  составных  частей  в  составе  главной  вещи  подчиняло  их  ее
 юридическому положению и прежние юридические  отношения  по  поводу  частей
 считались прекратившимися, пока длилось их  соединение.  Римляне  проводили
 следующие различия: а) если соединение сопровождалось  изменением  сущности
 включенной вещи или нераздельностью полученного  соединения,  то  права  на
 присоединенную вещь прекращались навсегда для  ее  собственника,  например,
 растворенное вино; б) если ни присоединенная, ни  главная  вещь  не  меняли
 своей сущности, а совокупная вещь, сверх того, не становилась нераздельной,
 то при выделении вещи,присоединенной к главной,  восстанавливалось  прежнее
 юридическое положение присоединенной вещи.
   Так, согласно законам XII таблиц, при застройке чужого  бревна  в  здание
 собственник  не  мог  требовать  выделения  бревна  из  чужого  дома,  пока
 собственник дома сам не разберет его и  не  выделит  бревна.  Тогда  бревно
 снова  признавалось   собственностью   прежнего   хозяина   и   становилось
 самостоятельным объектом иска (actio de tigno iuncto, rei vindicatio).
   Принадлежностью называется вещь, связанная с другой  (главной)  вещью  не
 физически, а экономически: главная вещь не считается незаконченной, если от
 нее  отделена  принадлежность;  принадлежность  также  может   существовать
 отдельно от главной вещи, однако лишь при совместном использовании той  или
 другой вещи достигается хозяйственный результат (например, замок и ключ).
  Ввиду самостоятельного физического  существования,  принадлежность  может
быть  предметом  самостоятельных  прав  на  нее.   Однако   при   отсутствии
специальных  оговорок   заинтересованных   лиц   все   правовые   отношения,
устанавливаемые  на  главную  вещь,  считаются  распространяющимися   (ввиду
хозяйственной связи между обеими вещами) и на принадлежность к  ней  (отсюда
афоризм:
«принадлежность следует судьбе главной вещи»).
   Плоды.  Плодами  естественными  считались   прежде   всего   органические
произведения  вещей,  постоянно  и  регулярно  получаемые  от   эксплуатации
плодоприносящих вещей, без изменения их хозяйственного  назначения,  в  мире
как растительном (огороды, деревья), так и в животном (шерсть, молоко).
   Охота на водных и земельных пространствах составляла плод участков,  если
они специально были отведены  для  охоты.  Относительно  недр  земли  мнения
классиков расходились,  но  большинство  относило  продукцию  недр  земли  к
плодам. Право Юстиниана стало на ту же точку  зрения  и  относило  к  плодам
продукцию каменных карьеров, что было в духе охватившего ту  эпоху  интереса
к монументальному строительству.
   Плоды делились на: a)  fructus  pendentes  —  плоды,  еще  соединенные  с
производящей их вещью; б)  fructus  separati  —  плоды,  уже  отделенные  от
производящей их вещи; в) fructus percepti — плоды, не только отделенные,  но
и захваченные кем-либо  для  себя  или  для  другого.  Они  в  свою  очередь
подразделялись на fructus exs-tantes — плоды, наличные в  натуре  и  fructus
consumpti — плоды потребленные, переработанные  или  отчужденные.  Различали
еще категорию плодов — fructus  percipiendi,  несобранных  по  упущению,  но
подлежащих сбору при правильной хозяйственной эксплуатации вещи.
   Юридическое значение понятия плодов и различия  их  видов  заключалось  в
различии их правовой судьбы при  наличии  права  собственности,  какого-либо
иного  права  на  плодоприносящую   вещь   или   при   установлении   особых
правоотношений по поводу такой вещи .
   При истребовании вещи собственником путем виндикационно-го иска  наличные
плоды  всегда  подлежали  возвращению  собственнику  вместе  с   вещью.   За
потребленные же плоды добросовестный приобретатель ответственности  не  нес.
Это ограничение прав собственника вещи  было  объяснено  на  основе  анализа
римских    источников    Л.И.Петражицким,    доказавшим,    что     ограждая
добросовестного владельца от требований по поводу  потребленных  им  плодов,
римское право стремилось обеспечить  устойчивость  хозяйственных  отношений,
охранить лицо, неправомерно, но  добросовестно  владевшее  чужой  вещью,  от
обременительной обязанности возмещать  доходы,  которые  были,  может  быть,
давно потреблены в ошибочной уверенности, что они принадлежат тому,  кто  их
потребил.
  Доходы. Юридическое понятие плодов было  римскими  юристами  расширено  и
обнимало всякий регулярный доход, как приносимый вещью  естественным  путем,
так  и   получаемый   на   основании   особых   правоотношений   по   поводу
плодоприносящей вещи, например, проценты, получаемые с капитала.
   Имущество. Постепенно римляне пришли  к  представлению  об  объединенных
хозяйственным назначением целых имущественных комплексах.
  Самое раннее обозначение имущества гражданина дано в законах  XII  таблиц
термином familia pecuniaque  —  первоначально  совокупность  рабов  и  скота
(pecus-pecunia). Позднее familia обозначала и всю совокупность имущества.  В
цивильном праве укрепилось понятие имущества, добытого  трудами  домовладыки
—  patrimonium  (отчины),   переходящего   с   соответствующими   культовыми
обязанностями к наследникам.
  В преторском праве иногда употребляется  термин  «отцовское  и  дедовское
добро» (bona patema avitaque — в формуле объявления лица расточителем).  Но,
конечно, понятие имущества обнимает собой все то,  что  принадлежит  данному
лицу, независимо от того, само лицо приобрело это имущество,  или  имущество
досталось ему по наследству. При жизни  собственника  его  добро  —  bona  —
гарантирует кредиторов в платеже долгов.  Отсюда  Павел  сделал  вывод,  что
имуществом каждого лица считается  то,  что  остается  после  удовлетворения
кредиторов,  за  вычетом  долгов.  Как  некоторое   обособленное   имущество
рассматривалось  имущество,  выделенное  домовладыкой  в  пользу  раба   или
подвластного  для  самостоятельного   хозяйствования   и   управления   (так
называемый пекулий, см. п. 117).
   Вещи в  обороте  и  вне  оборота  —  res  in  conunercio  et  res  extra
commercium. Римские юристы различали вещи в обороте,  res  in  commercio,  и
вещи вне оборота, res extra commercium. К первой  категории  относились  все
вещи, составляющие объекты частной собственности и оборота между  отдельными
людьми. Выражение
in commercio esse означало, что  такие  вещи  могли  быть  предметами  мены,
оборота по оценке — aestimationem recipiunt.
  Внеоборотными вещами — res  extra  commercium  —  считались  такие  вещи,
которые или по своим  естественным  свойствам  или  в  силу  своего  особого
назначения не могли  быть  предметами  частных  правоотношений:  res  quarum
commercium non est (D. 18.  1.  16.  рг.).  Классические  юристы  признавали
группу вещей omnium communes, а в Институциях Юстиниана повторили, что  есть
вещи,  которые  согласно  естественному  праву,   принадлежат   всем.   Сюда
относились: а) воздух, б) текучая  вода  и  в)  моря  со  всем,  что  в  них
водится.
  Другую  группу  внеоборотных  вещей  составляли   публичные   вещи   (res
publicae).  Основным  и  единственным  хозяином  публичных  вещей   считался
римский народ.
  Имущества общин-городов (civitates)  на  практике  также  назывались  res
publicae.  Таким  образом,  res  publicae,  во-первых,   служили   по   воле
государства или общин удовлетворению их потребностей как  носителей  власти.
Во-вторых,  res  publicae  служили  источником  государственных  доходов   и
покрывали фискальные нужды — in patrimonio populi vel fisci  —  в  имуществе
народа или фиска. Сюда входили общественные здания и  укрепления,  служившие
целям управления и защиты.
  Следующую категорию публичных  вещей  составляли  вещи,  назначенные  для
общего пользования всех граждан  государства  или  общины  и  служившие  для
удовлетворения общественных потребностей и целей — res  universitatis.  Сюда
относились, прежде всего, публичные дороги и реки.
  Реки делились римлянами на flumina publica и privata,  в  зависимости  от
того, пересыхали ли они  на  известное  время  года  или  нет.  К  публичным
относились непересыхающие  реки,  т.  е.  реки,  на  которых  было  возможно
постоянное судоходство. В случаях, когда реки пересыхали или  покидали  свое
русло, последнее переходило в собственность прибрежных владельцев.
  Помимо публичных рек и дорог, римские источники относили в  группу  вещей
общего пользования театры, стадионы, бани и пр. — quae in usu publico  sunt.
Пользование этими вещами предоставлялось всем гражданам.
  Наконец, вне оборота были  res  divini  iuris  —  вещи  божеского  права,
которые не были способны быть предметом чьего-либо гражданского права.  Сюда
относились вещи, посвященные  богам  (res  sacrae)  —  храмы,  богослужебные
предметы (Гай. 2.  9);  места  погребения  членов  рода,  семьи,  отдельного
человека и даже раба — res religiosae (Гай. 2. 4). Наконец, публичное  право
считало
res sanctae  городские  стены  и  ворота  каждой  общины.  Они  принадлежали
городу, но в оборот могли поступить только  после  срытия  (Гай.  2.  8).  В
праве Юстиниана было допущено отчуждение священных вещей — res sacrae —  для
выкупа пленных или уплаты церковных долгов.

                              Виды прав на вещи
   Из прав на вещи раньше всех оформилось владение, за которым стоит  право
частной собственности. И то  и  другое  понималось  юристами-классиками  как
непосредственное господство над  вещью,  направленное  прямо  на  вещь,  без
чьего-либо посредства — ius in re. Когда  же  вещь  не  принадлежала  самому
заинтересованному лицу, но он притязал на пользование вещью,  принадлежавшей
другому лицу  (res  aliena),  то  возникали  права,  называемые  позднейшими
юристами iura in re aliena, права на чужую вещь.
  Этим определяется порядок дальнейшего изложения. В следующих главах будут
рассмотрены: а) владение, б) собственность и в) права на чужие вещи.

                                 Литература.
  1. Новицкий И.Б. Римское право.- Изд. 6-е, стериотипное.- М.,1997-245с.
  2.  Римское  частное  право:  Учебник  /   Под   ред.   И.Б.Новицкого   и
     И.С.Перетерского.- М.: Новый Юрист,1998.-512с.
  3. Черниловский З.М.  Римское  частное  право:  Элементарный  курс.-  М.:
     Новый Юрист, 1997.-224с.
-----------------------

 [1]Условные обозначения истца и ответчика употреблялись в объявляемых в
   эдикте типах исков; в конкретном деле, разумеется, формула содержала
   действительные имена истца и ответчика.

  [2] Однако за принцепсом признавалось право вытребовать любое дело и
    осуществить надзор за правосудностью решений (см.: Aymard Л. et Auboyer
    J. Rome et son empire. Pari??????????????????????????????????????†????
   s, 1954, p.294 (Histoire generale des civilisations, II).


Для добавления страницы "1. Римский гражданский процесс: понятие, формы, основные черты, вещи в римском праве. Классификация вещей"в избранное нажмите Ctrl+D
 
 
   
 
Хронология
 
 
Библиотека
 
 
Статьи
 
 
Люди в истории
 
 
История стран
 
 
Карты
 
   
   
 
Рефераты
 
 
Экзамены, ЕГЭ
 
 
ФОРУМ
 
 

В избранное!
нас добавили уже 6976 человек...
 
   
   
РЕКЛАМА
 
   
 

   
Поиск на портале:
вверх
История.ру©Copyright 2005-2017.
вверх