←  История войн

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Союзническая война в Италии (I в. до н.э.)

Фотография Стефан Стефан 13.10 2021

СОЮ́ЗНИЧЕСКАЯ ВОЙНА́, война италийских племён против Рим. республики (91–88 или 90–88 до н. э.). Также известна как Марсийская война (по названию племени марсов, активных участников войны). Началась после отклонения сенатом законопроекта нар. трибуна Марка Ливия Друза Младшего (см. Друз) о предоставлении союзникам прав рим. гражданства. Италики создали собств. федерацию, получившую назв. Италия. При этом Этрурия, Умбрия, греч. города юга Италии и Кампании, а также большинство лат. колоний не присоединились к восставшим. Столицей федерации Италия стал г. Корфиний (ныне Корфинио, обл. Абруцци), который планировалось переименовать в Италику. Здесь располагался сенат из 500 членов и должностных лиц – 2 консулов и 12 преторов. Была начата чеканка монеты союзников с изображением быка (символа самнитов), попирающего волчицу (легендарную кормилицу Ромула и Рема, символ Рима). Воен. силы федерации состояли из отрядов отд. племён, объединённых в 2 группы: северную (марсийскую), которой командовал Квинт Помпедий (Поппедий) Силон, и южную (самнитскую) во главе с Гаем Папием Мутилом. Первый год войны был неудачным для Рима. С целью предотвратить разрастание восстания римляне даровали права рим. гражданства италикам, не участвовавшим в войне (lex Julia), а позднее и тем, кто сложил оружие (lex Plautia Papiria). Эти меры привели к расколу среди италиков и разгрому сил союзников. Среди участвовавших в С. в. рим. полководцев были Гай Марий и Луций Корнелий Сулла. Несмотря на победу, Рим подтвердил права рим. гражданства италикам, новые граждане были приписаны к 8 (или 10) новым трибам, а не ко всем 35. В результате возник единый для всех жителей Италии гражд. и правовой статус.

 

 

Лит.: Нечай Ф. М. Рим и италики. Минск, 1963; Gabba E. Rome and Italy: the Social War // The Cambridge ancient history. 2nd ed. Camb., 1994. Vol. 9: The Last Age of the Roman Republic, 146–43 B. C.; Dart C. J. The Social War, 91 to 88 BCE: A history of the Italian insurgency against the Roman Republic. Farnham, 2014.

 

Алмазова Н.С. Союзническая война // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/4245991

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.10 2021

Из «Эпитом римской истории» Флора:

 

VI. Война против союзников

 

III. 18. Хотя мы и называем эту войну Союзнической, чтобы смягчить ненависть, но, если сказать правду, это была гражданская война. Римский народ, соединив в себе этрусков, латинов, сабинов, создал тело из отдельных членов, но с одной кровью и стал единым, вместив их все. (2) С не меньшей яростью, чем граждане в самом Риме, восстали союзники в Италии. (3) Они стали сильнее и справедливо потребовали прав гражданства. В надежде на захват власти эти права обещал им Друз, павший жертвой личной вражды. (4) Теперь то же пламя, что сожгло его самого, воспламенило союзников к нападению на Рим. (5) Что может быть печальнее этого бедствия? Что пагубнее? Весь Латий и Пицен, вся Этрурия и Кампания и, наконец, вся Италия поднялись против своей матери. (6) Муниципии повели цвет наших храбрейших и преданнейших союзников, каждый со своими знаменами и продигиями. Поппедий21 командовал марсами [и пелигнами], Афраний — латинами, Плотий — умбрами, Эгнатий — этрусками, Телезин — Самнием и Луканией. (7) И народ, судивший царей и племена, не мог справиться с самим собой. Завоеватель Азии и Европы подвергся нападению Корфиния!22

 

(8) Сначала был такой план ведения войны: во время праздника латинов на Альбанской горе среди святынь и алтарей принести в жертву консулов Юлия Цезаря и Марция Филиппа23. (9) Когда это святотатственное преступление не удалось из-за предательства, взрыв ярости охватил Аускул и при стечении народа были убиты послы, прибывшие из Рима на игры. (10) Таково было проклятие нечестивой войны. (11) Ни при Ганнибале, ни при Пирре не было такого опустошения. Окрикул, Грумент24, Фезулы, Карсеолы25, Эзерния, Нуцерия, Пицентия26 опустошены огнем и мечом. Рассеяны армия Рутилия и Цепиона. (12) Юлий Цезарь, потеряв армию, весь в крови был доставлен в Рим, и жалкие похороны были совершены посреди города27. (13) Но великая судьба римского народа, как всегда, возвеличивающаяся во время испытаний, вновь показала себя во всем могуществе. Нападая порознь на отдельные народы, Катон28 разбивает этрусков, Габиний29 — марсов, Карбон30 — луканов, Сулла — самнитов. (14) Помпей же Страбон31 опустошил всю страну огнем и мечом и не прекратил убийств до тех пор, пока не принес город Аускул в жертву манам погибших воинов, консулов, равно как и богам разрушенных городов.

http://ancientrome.r...tm?a=1366220206

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.10 2021

Из «Истории Рима от основания города» Тита Ливия:

 

Книга 73 (91—90 гг.). Консул Луций Юлий Цезарь безуспешно сражается с самнитами. Поселение Нола[9] захвачено самнитами вместе с претором Луцием Постумием, который убит. Многие племена переходят на сторону врага. Консул Публий Рутилий безуспешно сражается с марсами и гибнет в бою; Гай Марий в должности легата ведет войну счастливее. Сервий Сульпиций одерживает победу над пелигнами. Легат Рутилия Квинт Цепион, попав в окружение, удачно прорывается сквозь врагов; за этот успех он получает равную власть с Гаем Марием, становится опрометчив, попадает в засаду, теряет войско и гибнет. Консул Гай Юлий Цезарь[1] успешно сражается с самнитами; после этой победы римляне меняют военную одежду на гражданскую. с.579 Война продолжается с переменным успехом, поселение[2] Эзерния с Марком Марцеллом попадает под власть самнитов. Впрочем, Гай Марий в сражении разбивает марсов, марруцинский полководец Герий Азиний[3] убит, в Заальпийской Галлии Гай Цецилий побеждает взбунтовавшихся саллювиев.

 

Книга 74 (89 г.). Гней Помпей разбил в бою и взял в окружение пиценов; в честь этой победы римляне надевают тоги с каймой и прочие знаки должностных отличий. Гай Марий сражается против марсов, но с переменным успехом. Впервые открыта военная служба для вольноотпущенников. Легат Авл Плотий побеждает отложившихся умбров, а претор Луций Порций — отложившихся этрусков. Возвращены на царства Никомед в Вифинии и Ариобарзан в Каппадокии. Консул Гней Помпей разбивает в сражении марсов. Так как государство страдало от долговых дел, то претор Авл Семпроний Азеллион стал править суд в пользу должников и был за это убит на форуме ростовщиками. Книга описывает также опустошительные набеги фракийцев на Македонию.

 

Книга 75 (89 г.). Легат Авл Постумий Альбин, подозреваемый в позорной измене, убит собственным войском. Легат Луций Корнелий Сулла разбивает самнитов в сражении и берет приступом два их лагеря. Гней Помпей принимает сдавшихся вестинов. Консул Луций Порций в успешной войне несколько раз побивает и обращает в бегство марсов, но при взятии их лагеря погибает, так что окончательная победа остается за неприятелем. Косконий и Лукцей одерживают победу над самнитами, их знаменитейший вождь Марий Эгнатий гибнет, многие самнитские города сдаются. Луций Сулла усмиряет гирпинов, в нескольких сражениях разбивает самнитов, ему сдаются несколько племен. Редко бывало, чтобы на римское консульство притязал человек, еще до консульства совершивший столько подвигов.

 

Книга 76 (89 г.). Легат Авл Габиний, успешно сражаясь с луканцами, захватывает много городов, но погибает при осаде неприятельского лагеря. Легат Сульпиций разбивает марруцинов и отбивает их область. Проконсулу Гнею Помпею сдаются вестины и пелигны. За ними просят мира марсы, в нескольких сражениях разбитые легатами Луцием Муреной[8] и Цецилием Пием. Гней Помпей приступом берет Аскул, легат Мамерк Эмилий избивает италиков. Марсийский вождь Помпедий Силон, зачинщик всей войны, погибает в сражении. Ариобарзан Каппадокийский и Никомед Вифинский согнаны с царств Митридатом, царем Понта. Книга содержит также опустошительные набеги фракийцев на Македонию.

http://ancientrome.r...a=1364143000#73

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.10 2021

Из «Римской истории» Веллея Патеркула:

 

XIII. Затем, с промежутком в несколько лет, в трибунат вступил М. Ливий Друз, человек в высшей степени благородного происхождения, исключительного красноречия и редкой честности, однако при всем своем даровании и наилучших намерениях не пользовавшийся успехом. (2) Он стремился восстановить былую славу сената, вернув ему судебную власть, отнятую у всадников. Последние приобрели ее благодаря законам Гракхов и свирепствовали по отношению ко многим знаменитейшим и к тому же ни в чем неповинным людям. Так они осудили по закону о вымогательстве, несмотря на вопли граждан, П. Рутилия, человека наиболее достойного не только в своем веке, но и во все времена. Во всем том, что Друз предпринимал в интересах сената, он встречал противодействие сенаторов, не понимавших, что предложенное Друзом в пользу плебса было как бы приманкой, чтобы, соблазнив толпу меньшим, добиться большего. (3) Одним словом, судьба Друза оказалась такой, что сенат предпочитал скорее одобрить злодеяния его коллег, чем благородные замыслы его самого, пренебрегая честью, которую ему оказывал Друз, равнодушно воспринимал беззакония, которые замышлялись ими, и, завидуя его безмерной славе, терпел их посредственную репутацию71.

 

XIV. Тогда, поскольку его благие намерения не осуществились, мысль Друза склонилась к дарованию прав гражданства Италии. Когда, намереваясь это осуществить, он возвращался с форума с огромной и нестройной массой сограждан, которая его всегда сопровождала, во дворе дома72 его сразил удар в бок ножом, который остался в ране. Через несколько часов Друз скончался. (2) Но перед тем как испустить последнее дыхание, он обратил взор на окружавшую его скорбную толпу и исторг слово, в полной мере соответствующее его внутренним убеждениям: «О родные мои и друзья! — сказал он. — Будет ли у государства гражданин, мне подобный?». (3) Таким был конец жизни этого достойнейшего юноши. Не обойдем молчанием одну черту его характера. Когда он сооружал себе на Палатине дом, на том месте, где ныне стоит дом, принадлежавший Цицерону, позднее Цензорину73, ныне Статилию Сизенне74, зодчий предложил построить его таким образом, чтобы он был незаметен и недосягаем для свидетелей. Он ему сказал: «Если только позволяет твое искусство, расположи мой дом так, чтобы все мои действия могли бы видеть все».

 

XV. Смерть Друза вызвала Италийскую войну, которая уже давно назревала. В самом деле, в консульство Л. Цезаря и П. Рутилия, сто двадцать лет назад, вся Италия взялась за оружие против римлян. Зло исходило от аскуланцев, — ведь они убили претора Сервилия и легата Фонтея, — далее захватило марсов и распространилось по всем областям. (2) Испытания судьбы этих [народов] были ужасны в той же мере, в какой справедлива причина войны: ведь добивались принадлежности к государству те, на чьем оружии держалась империя. Каждый год и во всех войнах они поставляли двойное число пехотинцев и всадников и тем не менее были лишены прав в государстве, которое благодаря им, поднялось так высоко: будучи людьми одного происхождения, одной крови, они третировались как иностранцы и чужаки.

 

(3) Война эта похитила у Италии более чем триста тысяч юношей. Со стороны римлян наиболее прославились полководцы, Гн. Помпей, отец Гн. Помпея Великого, Г. Марий, о коем мы уже говорили, Л. Сулла, исполнявший за год до того обязанности претора, Кв. Метелл (сын), который заслуженно получил когномен «Благочестивый»: когда его отец был изгнан из Рима народным трибуном Л. Сатурнином за то, что единственный из всех не пожелал дать клятву верности его закону, сын своим благочестием, авторитетом в сенате, поддержкой народа обеспечил ему возвращение. Триумфы и магистратуры не принесли Нумидийскому такой славы, как причина его изгнания, само изгнание и возвращение.

 

XVI. Со стороны италиков наиболее знаменитыми полководцами были Силон Попедий75, Герий Азиний76, Инстей Катон77, Г. Понтидий78, Телезин Понтий, Марий Эгнаций, Папий Мутил. (2) Со своей стороны, я, несмотря на свою скромность, не могу опустить касающееся моей семейной славы, особенно потому, что передаю правду: ведь должна быть великой дань памяти моему прадеду Минатию Магию из Экулана, вождю кампанцев, мужу прославленной верности. Он показал в этой войне такую верность римлянам[13], что с легионом, который был набран им самим у гирпинов, взял совместно с Т. Дидием Геркуланум, осадил вместе с Л. Суллой Помпеи и захватил Компсу79. (3) О его доблестях поведали многие [историки], но наиболее ярко Кв. Гортензий в своих «Анналах»80. Римский народ в полной мере отблагодарил его за верность дарованием гражданских прав ему самому и избранием преторами двух его сыновей в то время, когда они избирались в числе шести.

 

(4) Ход Италийской войны был столь непостоянным и ужасным, что в течение двух лет подряд два римских консула, сначала Рутилий, затем Катон Порций, были убиты врагами, армии римского народа были разбиты во многих местах, так что ему пришлось облачиться в сагум81 и долго оставаться в этой одежде. Италики избрали столицей своей империи Корфиний и назвали его Италика. Рим, постепенно уступая права римского гражданства тем, которые или не брались за оружие, или его сложили, мало-помалу укреплял свои силы. Помпей, Сулла и Марий восстановили клонящуюся к упадку власть римского народа.

 

XVII. Италийская война была большей частью завершена, если не считать некоторых действий под Нолой. Таким образом, римляне предпочли, обессилев сами, дать права гражданства побежденным и надломленным, чем сделать то же самое, пока были сильны обе стороны.

http://ancientrome.r...a=1425002000#13

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.10 2021

Из «Римской истории» Аппиана Александрийского:

 

35. 155 После Флакка и Гракха трибун Ливий Друз86, человек очень знатного происхождения, также обещал, по просьбе италийцев, снова внести[6] законопроект о даровании им гражданских прав [91 г.]. Это было главное пожелание италийцев, так как они рассчитывали, что этим способом они тотчас же станут, вместо подвластных, полновластными. 156 Ливий, подготовляя к этому народ, приманивал его на свою сторону тем, что организовывал много колоний в Италии и Сицилии, выведение которых хотя и было решено с давних пор, однако не было приведено в исполнение87. 157 Сенат и всадников, враждовавших тогда между собою, в особенности из-за судов, Ливий пытался примирить законопроектом, одинаково приемлемым для тех и для других. Не имея возможности открыто вернуть судейские должности сенату, он придумал следующую уловку. 158 Из-за происходивших тогда распрей число сенаторов едва доходило до трехсот; Ливий предложил прибавить к ним столько же сенаторов из числа всадников, руководствуясь знатностью происхождения, так чтобы на будущее время суды состояли из совокупности всех этих шестисот лиц. Ливий присоединил к своему законопроекту еще то, чтобы члены сената производили расследование по делам о взяточничестве, преступлении, по которому тогда почти совершенно неизвестно было привлечение к суду, настолько взяточничество вошло в обычай и было беспрепятственно распространено. 159 Ливий в своем законопроекте имел в виду и сенаторов и всадников, но случилось обратное тому, на что он рассчитывал. Сенат был в высшей степени раздражен тем, что в его состав войдет такое большое число членов из всадников, которые таким образом достигнут высшего звания в государстве; при этом сенат не без основания предполагал, что всадники, сделавшись сенаторами, будут с еще большей силой заводить распри с прежними сенаторами. 160 В свою очередь, всадники подозревали, как бы при таком угодничестве Ливия суды не перешли на будущее время от всадников в ведение исключительно одного сената. Так как всадники хорошо нажились и пользовались большим влиянием[7], то они не без горького чувства выражали свое настроение. 161 Многие из них к тому же и в своей среде были настроены подозрительно, поэтому должны[8] были оказаться в затруднительном положении и относиться подозрительно друг к другу при мысли о том, кто же из их состава признан будет более достойным быть избранным в число трехсот. И зависть к более влиятельным из числа всадников овладела всеми прочими. Сверх всего этого они возбуждены были еще тем, что должны были снова всплыть обвинения во взяточничестве, которые, как они до сих пор были уверены, были уничтожены с корнем и притом в их интересах.

 

36. 162 Таким образом, в ненависти против Друза сошлись в своем настроении и всадники и сенаторы, хотя и те и другие относились друг к другу враждебно; один лишь народ ликовал при мысли о выведении колоний. Но италийцы, ради которых Друз главным образом придумал все это, испугались закона о выведении колоний. Они боялись, как бы у них немедленно не были отняты те общественные римские земли, которые не были еще поделены и которые одни из них возделывали, отчасти захватив их насильственным путем, отчасти скрытно; при этом италийцы сильно беспокоились и о своих собственных землях. 163 Этруски и умбры88, которые испытывали те же опасения, что и италийцы, и которые, как думали, были привлечены консулами в Рим под предлогом выступить с обвинениями против Друза, а на самом деле — выступить с целью убить его, открыто поносили законопроект и поджидали только дня, когда он будет обсуждаться. 164 Друз, обратив внимание на создавшееся напряженное положение, изредка выходил из дома, но все время занимался у себя, в слабо освещенном портике. Когда он однажды к вечеру отпускал от себя толпу народа, он внезапно вскрикнул: «Я ранен», — и с этими словами упал. Он был найден пронзенным в бедро сапожным ножом.

 

37. 165 Таким образом, и Друз был убит89 во время исполнения им должности трибуна. Теперь всадники положили его политику в основу для доносов на своих противников. Они уговорили трибуна Квинта Вария выступить с таким законопроектом: должны быть привлечены к ответу все те, кто явно или тайно помогает италийцам выступать против государства. Всадники надеялись таким образом немедленно подвести всех влиятельных лиц под ненавистное обвинение, суд над ними забрать в свои руки и, после того как они будут устранены, получить в государстве еще большую силу. 166 Когда другие трибуны отказывались дать ход этому законопроекту, всадники с обнаженными кинжалами окружили их и заставили утвердить законопроект. После его утверждения тотчас же началась запись лиц, желающих выступить обвинителями против самых видных сенаторов. 167 Один из последних, Бестия90, не дождавшись вызова в суд, удалился в изгнание, чтобы не отдаться в руки противников; другой сенатор, Котта91, правда, выступил в суде, произнес внушительную речь о своем образе действий, открыто поносил при этом всадников, но и он удалился из Рима до голосования. 168 Завоеватель Греции Муммий92, позорно попавшись на удочку к всадникам, обещавшим оправдать его, приговорен был к изгнанию и провел остаток своей жизни на Делосе93.

 

38. 169 Так как преследования аристократии все более и более росли, народ стал выражать неудовольствие, что ему приходится лишаться сразу стольких лиц, так много потрудившихся на пользу государства. Да и италийцы при известии о печальном конце Друза, о тех поводах, по которым упомянутые выше лица подверглись изгнанию, не считали возможным допустить, чтобы с людьми, действовавшими в их интересах, так поступали. Не усматривая далее никакого средства осуществить свои надежды на получение гражданских прав, италийцы решили открыто отложиться от римлян и повести против них вооруженную войну. 170 Путем тайных переговоров между собой они условились об этом и для скрепления взаимной верности обменялись заложниками. В течение долгого времени римляне не знали о происходящем, так как в городе происходили судебные разбирательства и междоусобные распри. Но когда римлянам все это стало известно, они начали рассылать по италийским городам людей из своей среды, наиболее подходящих, с целью незаметно осведомиться, что такое происходит. 171 Один из них, увидев, как одного мальчика ведут в качестве заложника из Аускула94 в другой город, донес об этом управляющему этими местами проконсулу Сервилию; 172 по-видимому, в то время и в некоторых местах Италией[9] управляли проконсулы — эту магистратуру много времени спустя снова вызвал к жизни римский император Адриан95, но она удержалась лишь короткое время после него. 173 Сервилий со слишком большой горячностью бросился на Аускул в то время, когда жители его справляли праздник, жестоко пригрозил им и был убит, так как они убедились, что замыслы их уже открыты. Вместе с Сервилием был убит и Фонтей, его легат, — так называют римляне тех должностных лиц из числа сенаторов, которые следуют в качестве помощников за правителями провинций.

 

174 После того как убиты были Сервилий и Фонтей, и остальным римлянам в Аускуле не было уже никакой пощады; на всех римлян, какие находились в Аускуле, жители его напали, перебили, а имущество их разграбили.

 

39. 175 Лишь только разнеслась весть о восстании в Аускуле, все соседние народы стали открыто готовиться к войне [90 г.]: марсы96, пелигны, вестины, марруцины, вслед за ними пицентины, френтаны, гирпины, помпеяны, венузины, япиги, луканы, самниты. Все эти племена были настроены враждебно против римлян и раньше — вообще все племена, обитавшие от реки Лириса97, называемой теперь, кажется, Литерном, вплоть до углубления, образуемого Ионийским заливом, по сухому и по морскому пути. 176 Они отправили в Рим послов с жалобой на то, что они, хотя и содействовали во всем римлянам в укреплении их власти, за оказанную помощь не удостоены прав римского гражданства. Сенат дал им очень решительный ответ: если они раскаиваются во всем происшедшем, пусть отправят посольство к сенату — это непременное условие. 177 Теперь у италийцев исчезла всякая надежда, и они стали готовиться к войне. Их общая армия, помимо войск, расквартированных по городам, состояла приблизительно из 100 тысяч пехоты и такого же количества конницы[10]. Римляне послали против них такие же военные силы, состоявшие частью из римлян, частью из оставшихся им верными союзников из числа италийских племен.

 

40. 178 Римскою армией командовали консулы Секст Юлий Цезарь98 и Публий Рутилий Луп. Они оба отправились в путь как на большую междоусобную войну. Остальные магистраты занимали ворота и укрепления Рима — ведь ему грозила опасность, или, по крайней мере, она была очень близка. 179 Принимая в соображение, что война предстоит сложная, что она будет вестись во многих местах, римляне послали вместе с консулами наилучших в то время легатов к ним: к Рутилию — Гнея Помпея99, отца так называемого Великого Помпея, Квинта Цепиона100, Гая Перперну[11]101, Гая Мария и Валерия Мессалу[12]102, к Сексту Цезарю — Публия Лентула103, брата Цезаря, Тита Дидия104, Лициния Красса105, Корнелия Суллу, Марцелла106. 180 Все эти лица, поделив между собой театр военных действий, служили под командою консулов, которые наблюдали за их действиями. Самим консулам римляне постоянно посылали еще других лиц — такою важною представлялась им эта война. 181 У италийцев были свои предводители в каждом из городов, но сверх того были и общие предводители с неограниченною властью над всем союзным войском: Тит Лафрений, Гай Понтилий107, Марий Эгнатий, Квинт Попедий, Гай Папий, Марк Лампоний, Гай Видацилий, Герий Азиний, Веттий Скатон. Они поделили между собою армию на равные части и действовали против римских военачальников. Много успехов они одержали, но потерпели и много неудач. Самое достопримечательное и в том и в другом отношениях сводится в общих чертах к следующему.

 

41. 182 Веттий Скатон обратил в бегство Секста Юлия, вывел у него из строя две тысячи человек и оттеснил его к Эзернии108, находившейся на римской стороне. Луций Сципион и Луций Азиний, руководившие ее защитой, переоделись рабами и бежали, Эзерния была покорена временем и голодом, 183 Марий Эгнатий, захвативший Венафр109 благодаря измене, истребил две римские когорты, стоявшие в нем. Публий Презентей, обратив в бегство Перперну, командовавшего 10 тысячами войска, положил на месте четыре тысячи человек, а у большей части оставшихся в живых взял вооружение. Вследствие этого консул Рутилий отстранил Перперну от командования и оставшуюся часть войска присоединил к армии Гая Мария. 184 Марк Лампоний истребил до восьми тысяч человек из армии Лициния Красса, а оставшихся в живых преследовал до города Грумента110.

 

42. 185 Гай Папий взял Нолу111 благодаря измене и объявил двум тысячам римлян, находившимся в ней: если они перейдут на его сторону, он примет их в свое войско. Они перешли и служили под начальством Папия. Командиры их, не подчинившиеся приказанию, взяты были в плен, и Папий уморил их голодом. 186 Папий захватил также Стабии, Минервий и Салерн112, римскую колонию. Захваченных здесь пленных и рабов Папий присоединил к своему войску. 187 Когда Папий предал пламени все окрестности Нуцерии113, соседние города, напуганные этим, перешли на его сторону и по его требованию послали ему войско в количестве 10 тысяч пехоты и тысячи конницы. С этими силами Папий осадил Ацерры114. 188 Когда Секст Цезарь, взяв с собою 10 тысяч галльских пехотинцев, а также нумидийских и мавретанских[13] всадников и пехотинцев, направился к Ацеррам, Папий привел из Венузии115 сына бывшего нумидийского царя Югурты116 Оксинту, которого римляне держали под арестом в Венузии, облек его в царскую порфиру и часто показывал его нумидийцам, бывшим с Цезарем. 189 Многие из них стали перебегать к Оксинте как своему царю. Тогда Цезарь отнесся с подозрением к прочим нумидийцам и отправил их в Африку. Теперь к нему приблизился надменно Папий и успел уже разрушить часть римского вала. Цезарь послал против Папия через другие ворота всадников и истребил из его отряда до шести тысяч человек, 190 после чего отошел от Ацерр. Тем временем Канузий, Венузия и многие другие города в Апулии перешли на сторону Видацилия. Города, оказавшие ему неповиновение, он завоевал после осады и находившихся в них знатных римлян перебил, а простых граждан и рабов присоединил к своему войску.

 

43. 191 Консул Рутилий и Гай Марий разрушили имевшиеся недалеко от них мосты через реку Лирис, служившие для переправы. Против них, ближе к мосту Мария, расположился лагерем Веттий Скатон. Ночью тайно устроил он засаду в ущельях, находившихся около моста Рутилия. 192 На рассвете он пропустил его пройти по мосту, а затем выступил с сидевшими в засаде, многих из римлян перебил на берегу, многих сбросил в реку. Сам Рутилий, раненный во время этого дела стрелою в голову, спустя немного времени умер. 193 Марий, находившийся у другого моста, по трупам, несшимся по течению, догадался о случившемся, оттеснил тех, кто мешал ему, переправился через реку и захватил охраняемый немногими вал Скатона, так что последний лишь переночевал на том месте, где он одержал победу, а затем, из-за недостатка в продовольствии, на рассвете должен был отступить. 194 Тела Рутилия и многих других знатных римлян перевезены были в Рим для погребения. Нерадостно было при виде убитых консула и такого количества других лиц, и в течение многих дней по этому случаю в Риме был траур. 195 После этого сенат решил хоронить[14] убитых на войне там, где они погибли, чтобы зрелище похорон в Риме не отвращало других от военной службы. Враги, узнав об этом распоряжении сената, вынесли со своей стороны такое же постановление.

 

44. 196 На остающуюся часть года преемника Рутилию не было, так как Секст Цезарь не имел времени отправиться в Рим на выборы и вернуться обратно. Сенат передал армию Рутилия Гаю Марию и Квинту Цепиону. 197 К последнему перешел под видом перебежчика неприятельский полководец Квинт Попедий и дал ему в качестве залога двух привезенных им молодых рабов, которых он выдавал за своих сыновей, а потому и одел их в отороченные пурпуром одежды. В залог он посылал также позолоченные и посеребренные свинцовые круглые пластинки. Попедий настаивал на том, чтобы Цепион как можно скорее следовал со своим войском и захватил лагерь Попедия, оставшийся без начальника. Цепион дал себя уговорить и выступил. 198 Тогда Попедий, очутившись вблизи устроенной им засады, вбежал на какой-то холм с целью якобы высмотреть, где враги, и с холма дал им сигнал. Неприятели быстро явились и уничтожили Цепиона и многих бывших с ним. Оставшуюся часть войска Цепиона сенат присоединил к армии Мария.

 

45. 199 Секст Цезарь с 30 тысячами пехоты и 15 тысячами конницы проходил по какому-то обрывистому ущелью, как вдруг на него напал Марий Эгнатий. Секст был отброшен в ущелье и спасся; его, так как он был болен, несли на ложе к одной реке, где был единственный мост. Здесь он потерял бо́льшую часть войска, у оставшихся в живых погибло вооружение. С трудом добравшись до Теана117, Секст вооружил тут по мере возможности тех, кто еще оставался у него. 200 Когда к нему поспешно подошел другой отряд войска, он вернулся к Ацеррам, все еще осаждаемым Папием. Неприятельские войска расположились лагерем друг против друга, но ни то, ни другое войско не осмеливалось идти в атаку.

 

46. 201 Корнелий Сулла и Гай Марий энергично преследовали напавших на них марсов, пока они не наткнулись на изгородь из виноградных лоз. Марсы с большим трудом переходили через эту изгородь, но Марий и Сулла решили[15] не преследовать их дальше. 202 Корнелий Сулла, расположившись лагерем по ту сторону виноградников, узнав о происшедшем, выступил навстречу бегущим марсам и многих из них перебил. Вообще в тот день было убито более шести тысяч человек, и еще большее количество вооружения было захвачено римлянами. 203 Раздраженные, подобно диким зверям, понесенным ими поражением, марсы снова стали вооружаться и готовиться к нападению на римлян, причем последние не осмеливались упредить их и первыми начать бой. Дело в том, что марсы — народ очень воинственный118, говорят, над ними и состоялся только один триумф после упомянутого их поражения, а раньше, говорили, ни над марсами, ни без марсов не было триумфа.

 

47. 204 Около Фалернской горы119 Видацилий, Тит Лафрений и Публий Веттий, соединившись друг с другом, обратили в бегство Гнея Помпея и преследовали его до города Фирма120. Они отправились теперь в другие места, за исключением Лафрения, который осадил Помпея, запертого в Фирме. 205 Но последний, тотчас же вооружив оставшееся у него войско, не вступил в битву; после же того, как к нему подошло другое войско, послав Сульпиция121 в тыл Лафрению, сам напал на него с фронта. 206 В возгоревшейся рукопашной схватке обе стороны терпели урон. Сульпиций поджег неприятельский лагерь. Враги, заметив это, бежали в Аускул в беспорядке и без командира — Лафрений погиб во время битвы. Помпей пошел тогда против Аускула и приступил к его осаде.

 

48. 207 Аускул был родиной Видацилия. Опасаясь за город, Видацилий поспешил к нему на выручку с 8 когортами. Жителям Аускула через вестника он приказал поступить так: когда они заметят, что он издали подходит, сделать вылазку против осаждавших город, так чтобы враги с обеих сторон завязали бой. 208 Но жители Аускула не решились на это. Тогда Видацилий прорвался в город через строй врагов и с силами, какие он мог собрать, обрушился на жителей Аускула за их трусость и неповиновение. 209 Не надеясь отстоять город, Видацилий перебил всех своих врагов, которые и раньше жили с ним не в ладах и в то время, из-за нерасположения к Видацилию, отговорили народ исполнить его приказание. Затем в храме был сооружен костер, и на нем поставлено было ложе. Видацилий устроил в компании своих друзей пир; во время питья из круговой чаши он принял яд и, возлегши на костер, велел друзьям поджечь его. 210 Таким образом Видацилий, сочтя своею честью умереть за родину, покончил с собою. Секст Цезарь по истечении срока его должности был избран сенатом в проконсулы; он напал на двадцатитысячный отряд врагов в то время, когда они меняли стоянку, перебил из них до восьми тысяч человек[16] и захватил еще гораздо больше вооружения. Он умер от болезни во время затянувшейся осады Аускула и назначил своим заместителем по командованию Гая Бебия.

 

49. 211 Когда о событиях, происходивших в Италии у Ионийского моря, стало известно обитателям по другую сторону Рима, это побудило к отпадению от римлян этрусков, умбров и некоторых других соседивших с ними племен122. 212 Сенат в страхе, как бы не оказаться в беззащитном положении в том случае, если война возгорится вокруг Рима, охранял при помощи вольноотпущенников морскую линию от Кум123 до Рима — тогда впервые вольноотпущенники, из-за недостатка в живой силе, зачислены были в ополчение. Вместе с тем сенат решил дать права124 римского гражданства тем италийцам, которые оставались верными союзу с Римом, к чему главным образом и стремились все италийцы. 213 Это решение сената было распространено по Этрурии, и ее жители с радостью принимали это допущение их к римскому гражданству. Благодаря такой милости сенат сделал благорасположенных к Риму союзников еще более благорасположенными, укрепил в верности союзу колеблющихся, сделал более податливыми противников, вселив в них некоторую надежду добиться того же равноправия. 214 Всех этих новых граждан сенат не зачислил в бывшие тогда в Риме тридцать пять триб с тою целью, чтобы новые граждане, став более многочисленными по сравнению со старыми, не имели перевеса при голосовании, но установил для них новые десять триб, в которых они и голосовали последними. 215 И зачастую голоса их не приносили пользы, так как тридцать пять триб голосовали первыми, а число голосов их превышало половину. Сначала на это не было обращено новыми гражданами внимания, или италийцы довольны были вообще новым своим положением; но впоследствии, когда поняли, в чем дело, это послужило толчком к новой распре.

 

50. 216 Союзники, жившие у Ионийского моря, не зная еще об изменившемся настроении этрусков, отправили в Этрурию по длинным и непроходимым дорогам на помощь 15 тысяч войска [89 г.]. Гней Помпей, ставший в то время консулом, напал на него и истребил около пяти тысяч. Половина оставшихся в живых, возвращаясь на родину по труднопроходимой территории, в суровую зиму, была вынуждена питаться желудями и также погибла. 217 В ту же зиму Порций Катон125, сотоварищ Помпея по консульству, во время войны с марсами был убит. Луций Клуенций с большой неустрашимостью расположился лагерем в трех стадиях от Суллы, стоявшего лагерем около Помпейских гор. 218 Сулла, не будучи в состоянии пережить такой заносчивости Клуенция, напал на него, не дожидаясь даже возвращения своих фуражиров. И тогда Сулла потерпел поражение и бежал. Затем он присоединил к своему отряду фуражиров и обратил в бегство Клуенция. 219 Тот тотчас же переместился со своим лагерем дальше, а когда к нему пришли на помощь галлы, снова приблизился к лагерю Суллы. Когда войска сошлись, один галл огромного роста выступил вперед и стал вызывать кого-либо из римлян на бой. 220 Выступил один мавретанец маленького роста и убил галла. Галлы в страхе немедленно обратились в бегство. Когда боевой строй распался, остальное войско Клуенция не могло уже оставаться на месте и в беспорядке направилось бежать в Нолу. 221 Сулла бросился за ними вдогонку и истребил во время бегства 30 тысяч человек. А когда жители Нолы согласились пропустить их только через одни ворота из опасения, как бы вместе с ними не вторглись и враги, Сулла около укреплений Нолы истребил еще до 20 тысяч. Клуенций погиб во время сражения.

 

51. 222 Сулла перенес тогда свой лагерь на территорию другого племени, гирпинов, и подступил к Эклану126. Жители его поджидали в тот же день помощи от луканов. Поэтому они просили Суллу дать им времени на размышление. Сулла, поняв их уловку, дал им всего один час. Тем временем он обложил деревянную стену Эклана хворостом и по прошествии часа поджег ее. Жители Эклана испугались и сдали город. 223 Его Сулла отдал на разграбление, так как он перешел на римскую сторону не из благорасположения к римлянам, а в силу нужды, остальные же города, переходившие на римскую сторону, Сулла щадил, пока не подчинил все племя[17]. Затем Сулла повернул в Самний, но не в том месте, где предводитель самнитов, Мотил, сторожил проходы, а в обход по другой дороге, чего самниты не ожидали. 224 При внезапном нападении Сулла многих перебил. Из оставшихся в живых, бросившихся врассыпную, Мотил, раненный, спасся с немногими в Эзернию. Сулла, захватив лагерь, пошел на Бовиан127, где пребывал общий совет всех отпавших. 225 В городе было три цитадели. В то время как жители Бовиана обратились против Суллы, последний послал в обход отряд с приказанием захватить, если возможно, одну из цитаделей и подать знак об этом дымом. Лишь только дым показался, Сулла напал с фронта и после трехчасовой жестокой битвы овладел городом. 226 Вот какие удачи за это лето выпали на долю Суллы.

 

52. С наступлением зимы он вернулся в Рим, чтобы там выставить свою кандидатуру в консулы. 227 Тем временем Гней Помпей привел к покорности марсов, марруцинов, вестинов. Другой римский командир, Гай Косконий, подступил к Салапии128 и сжег ее, захватил[18] Канны, и, осадив Канузий, энергично сопротивлялся пришедшим на помощь самнитам до тех пор, пока с обеих сторон не началась страшная резня, и Косконий[43], терпя урон, отступил в Канны. 228 Предводитель самнитов Требаций — его и Коскония разделяла река — приказал сказать ему: или он должен, переправившись через реку, вступить с ними в битву, или отступить, чтобы мог переправиться он, Требаций. 229 Косконий отступил и во время переправы Требация напал на него и одолел в битве. Во время бегства врагов к реке Косконий истребил 15 тысяч человек. Остальные вместе с Требацием бежали в Канузий. Косконий, опустошив территорию ларинатов, венузийцев[19] и эскуланов, вторгся на территорию педикулов и в два дня присоединил это племя.

 

53. 230 Его преемник по командованию, Цецилий Метелл, вторгся в Япигию и одолел в битве япигов [88 г.]. При этом пал другой предводитель повстанцев, Попедий, остальные предводители их постепенно один за другим бежали к Цецилию. 231 Таковы были главные события в Италии во время Союзнической войны. Они привели к тому, что все италийцы получили равноправие с римскими гражданами. Лишь Лукания и Самний не получили его тогда. Но, кажется, и они позже добились того, чего желали. Все новые граждане, впрочем, подобно предыдущим, зачислены были в десять новых триб с той целью, чтобы они не смешались с гражданами, находившимися в старых трибах, и при голосовании не получили перевеса вследствие своего многолюдства129.

http://ancientrome.r...a=1468001000#35

Ответить