←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Нобилитет

Фотография Стефан Стефан 15.10 2021

Юлий Цезарь ввел своих друзей-галлов в сенат, чем шокировал римскую общественность.

По-видимому, это были выходцы из романизированных провинций (Цизальпинская Галлия и Нарбонская Галлия). Жителям Трансальпинской Галлии, завоёванной Цезарем, открыл доступ в сенат император Клавдий I в 48 г. Речь идёт о представителях галльского племени эдуев.

http://ancientrome.r...a=1347011000#25

Ответить

Фотография Ученый Ученый 15.10 2021

При­ня­тие Цеза­рем в чис­ло сена­то­ров несколь­ких «полу­вар­ва­ров»-гал­лов, полу­чив­ших от него толь­ко что пра­во граж­дан­ства, рав­ня­лось оскорб­ле­нию обще­ст­вен­но­го мне­ния, кото­рое осуж­да­ло вся­кий при­ток новых эле­мен­тов «транс­аль­пий­ско­го и нося­ще­го пан­та­ло­ны насе­ле­ния»30. Было выве­ше­но воз­зва­ние, при­зы­ваю­щее не пока­зы­вать новым сена­то­рам доро­ги в курию, а на ули­цах народ рас­пе­вал: «тех, кото­рых он вел в три­ум­фе, он вво­дит в курию; они толь­ко что носи­ли шта­ны, теперь же носят широ­кую пур­пу­ро­вую поло­су»31. По-види­мо­му, эти сена­то­ры были сно­ва исклю­че­ны Авгу­стом32. Но уже в 40 г. до Р. Хр. впер­вые ино­стра­нец достиг даже кон­су­ла­та, прав­да, лишь в каче­стве заме­сти­те­ля; это был испа­нец Кор­не­лий Бальб из Гаде­са, воз­вы­сив­ший­ся во вре­мя граж­дан­ских войн, бла­го­да­ря сво­е­му уме­нию лов­ко поль­зо­вать­ся обсто­я­тель­ства­ми и боль­шо­му богат­ству. По сло­вам Пли­ния, он был пер­вым, кото­рый, будучи не толь­ко ино­стран­цем, но даже при­оке­ан­ским жите­лем, полу­чил такую честь, какой пред­ки не удо­ста­и­ва­ли даже насе­ляв­ших Лаций33; прав­да, его впо­след­ст­вии, как и преж­де, пре­зри­тель­но назы­ва­ли «гади­тан­цем, тар­тес­цем» и счи­та­ли недо­стой­ным чести быть сена­то­ром34. Его пле­мян­ник, Бальб Млад­ший, был тоже кон­су­лом, празд­но­вал три­умф после победы над гара­ман­та­ми в 19 г. до Р. Хр. и постро­ил тре­тий камен­ный театр в Риме35. Уже в пер­вое вре­мя импе­рии к сена­тор­ским долж­но­стям допус­ка­лись в боль­шом чис­ле лица, про­ис­хо­див­шие из Нар­бонн­ской Гал­лии36, кото­рая счи­та­лась ско­рее частью Ита­лии, чем про­вин­ци­ей37. «Весь­ма почтен­ная, и слав­ная коло­ния Виен­на», как ее назы­ва­ет Клав­дий в сво­ей речи, была пер­вым и вна­ча­ле, веро­ят­но, един­ст­вен­ным горо­дом, удо­сто­ив­шим­ся чести посы­лать чле­нов в курию38. Вале­рий Ази­а­тик из Виен­ны, достиг­ший такой высоты, как очень немно­гие под­дан­ные в его вре­мя, два­жды был кон­су­лом, но во вто­рой раз (46 г.) он сам сло­жил с себя эту долж­ность в надеж­де изба­вить­ся от интриг сво­их мно­го­чис­лен­ных вра­гов и завист­ни­ков. Пом­пей Вописк из Виен­ны полу­чил кон­су­лат от Ото­на в 69 г.39. Наряду с виенн­ца­ми, сле­дую­щие извест­ные сена­то­ры из гал­лов были: с.103 Доми­тий Афр из Немау­за, пер­вый ора­тор сво­его вре­ме­ни, быв­ший кон­су­лом (suff.) уже в 39 г.40; затем, Юлий Гре­цин из Фору­ма Юлия, отец Агри­ко­лы, сын про­ку­ра­то­ра, каз­нен­но­го Кали­гу­лой41; Анто­ний Прим из Толо­зы, осуж­ден­ный за под­дел­ку заве­ща­ния в 61 г., отли­чив­ший­ся впо­след­ст­вии как при­вер­же­нец Вес­па­си­а­на; нако­нец, Г. Фуль­вий Луп Сер­ви­ли­ан из Немау­за42, воз­веден­ный Вес­па­си­а­ном в пре­тор­ский ранг. Уже в 49 г. сена­то­рам было поз­во­ле­но посе­щать без раз­ре­ше­ний свои име­ния в нар­бонн­ской Гал­лии43.

Фридлендер Л. Различия общественного положения и происхождения // Картины из бытовой истории Рима в эпоху от Августа до конца династии Антонинов. Часть I. Глава III. Три сословия. (ancientrome.ru)


Несмотря на проникновение италиков и провинциалов в римский истэблишмент, еще долго сохранялись общественные предрассудки, считавшие всех неримлян людьми второго сорта.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.10 2021

Л.Руайе. Верцингеторикс бросает оружие к ногам Цезаря.

 

CzpTeFaXEAEDmQn.jpg

Ответить

Фотография Стефан Стефан 16.10 2021

Масштабы влияния народа на политику в Риме следует оценивать с учетом власти аристократии, в частности деятельности сената. После того как в IV в. до н.э. плебеи на постоянной основе получили доступ к курульным магистратурам и в сенат, их возможности занимать высшие должности были фактически, хотя и не формально, ограничены имущественным цензом. Претендовать на эти магистратуры имели возможность только лица, происходившие из сенаторского сословия, всаднического сословия и, видимо, малоизвестного нам сословия эрарных трибунов (которые, вероятно, должны были располагать таким же состоянием, как и всадники). В конце III в. до н.э. все они вместе взятые составляли лишь около 8% от общего числа взрослых граждан мужского пола. Спустя сотню лет это соотношение вполне могло увеличиться благодаря притоку богатств из-за рубежа. Минимальный имущественный ценз всадников в Поздней республике – 400 тыс. сестерциев – выглядел скромно на фоне громадных состояний сенаторов. Состав сената каждые пять лет определяли цензоры. К концу II в. до н.э. любой человек, занимавший курульный эдилитет, имел право стать сенатором, если только по каким-либо причинам не был запятнан позором, а закон Атиния распространил эту привилегию и на трибунициев (бывших плебейских трибунов. – С.Т.).

 

Сразу бросается в глаза характерная черта этой аристократии – своего рода ядро, состоявшее из родов, члены которых вращались в самом центре политической жизни и регулярно занимали высшие магистратуры; некоторые из этих родов были патрицианскими, как Фабии или Корнелии, а некоторые – плебейскими, как Цецилии Метеллы и различные ветви Семпрониев. Очень немногие плебейские роды, сохранившие влияние до самого конца Республики, могли похвастаться тем, что их представители занимали консульство в конце IV или начале III в. до н.э. (в дополнение к вышеупомянутым можно назвать Клавдиев Марцеллов, Домициев и Лициниев). Действительно, в конце IIIII в. до н.э. около половины консулов происходило всего из десяти родов, хотя каждый из них зачастую мог иметь множество ветвей. Однако это не означает, что римская аристократия была столь же замкнутой группой, как, например, средневековая аристократия Венеции. Саллюстий сетовал, что нобили передают консульство из рук в руки и считают, будто новый человек может замарать достоинство этой должности. Тем не менее, в период между Второй Пунической войной и концом Республики треть консулов происходила из семей, не давших ни одного консула в трех предыдущих поколениях, и, вероятно, лишь около 10% из этой трети имели предков-преториев. Лишь у трети из первых в своем роду консуляров обнаруживаются сыновья-консулы, тогда как сыновья консуляров, происходивших из консульских родов, имели больше шансов добиться консульства в своем поколении, {62} особенно во время Второй Пунической войны. Таким образом, семьи, не входившие в ядро ведущих аристократических родов, нередко переживали взлеты и падения статуса, сопряженные с достижением высшей должности, и весьма похоже, что состав семей на периферии сената был весьма изменчив еще до того, как в обновленный и расширенный Суллой сенат вошли выходцы из италийских общин, получивших гражданство11.

 

Сенат представлял собой место для собраний членов правящего класса и единственный официальный орган, где могли вестись подлинные политические дебаты. В этом качестве он и разрешал проблемы, которые в ином случае привели бы к конфликтам, как между самими магистратами, так и между ними и остальной частью правящей элиты, например, вопросы о распределении провинций, войск и денег. Более того, сенат был единственным органом, который мог давать магистратам официальные рекомендации относительно их политики, будь то исполнительные мероприятия или законопроекты для представления в народном собрании. Формально постановления сената являлись всего лишь советами в адрес магистратов, но для союзников Рима в Италии и в других местах имели такую же силу, как и обращенные к широким кругам эдикты римских магистратов, хотя на момент принятия этих постановлений большинство сенаторов не занимало должностей. Эти постановления воспринимались даже как более обязательные, чем решения магистратов12. Постановления имели и то преимущество, что сенат, в отличие от магистратов, исполнявших его постановления, нельзя было призвать к ответу за произвол, даже если его решения шли вразрез с волей римского народа.

 

Суть сенатской процедуры заключалась в том, что созвавший заседание магистрат (консул, претор или трибун) озвучивал предмет обсуждения, а затем опрашивал собравшихся в порядке старшинства – от высших к низшим. Когда наконец все высказывались или выражали согласие с одним из уже выступивших ораторов, магистрат выбирал одно или несколько из выдвинутых предложений и ставил их на голосование. Трибуны могли наложить вето на итоговое решение и тем самым превратить его из постановления (senatus consultum) в суждение (senatus auctoritas), которое уже не требовало обязательного исполнения, в отличие от решения, принятого без возражений. Постановления сената всегда записывались и хранились в казне, точно так же, как и законы. (Суждения сената также могли записываться начерно, но в бронзе не вырезались.) В целом во время дебатов решающим влиянием обладали старшие сенаторы, консуляры, получавшие слово первыми; хотя 5 декабря 63 г. до н.э. имело место знаменитое исключение, когда судьбу заговорщиков-катилинариев определяли избранный претор и избранный трибун – соответственно Цезарь и Катон12a. По многим вопросам удавалось достичь согласия. Но иногда {63} вспыхивали серьезные споры между лидерами сената, как, например, при обсуждении судьбы Карфагена в 152 г. до н.э. или аграрного закона Тиберия Гракха и его попытки переизбраться на должность плебейского трибуна в 133 г. до н.э.13. Однако дошедшие до нас свидетельства всё же не позволяют понять, как именно происходила выработка политики в сенате и существовала ли внутри этого органа, как полагает ряд исследователей, некая внутренняя властная группа, которая и была, по сути, римским правительством.

 

Согласно Саллюстию, политическая борьба, клики и всевозможные злоупотребления возникли, когда с разрушением Карфагена закончилась эпоха согласия. Он пишет о двух сторонах (partes), участвовавших в борьбе: это нобилитет и народ (populus) (или плебс), что в греческом мире означало, соответственно, «немногие» и «многие». Хотя обе стороны подвергались критике за то, что рвали республику на части, но именно малочисленные могущественные люди (лат. «potentes» эквивалентно греч. «δυνατοί» и обозначает правящий класс) принимали решения о внешней и внутренней политике, об официальных назначениях, о войне и финансах и извлекали из этого выгоду, а бедняки гибли в войнах и умирали в нищете, когда могущественные люди изгоняли их с земли. Нобилитет сохранял свое господство благодаря «олигархии» (factio) – в оригинальном значении этот термин не эквивалентен английскому слову «faction», но обозначает, скорее, власть и влияние, сопряженные с богатством. В другом месте Саллюстий пишет, что «factio» – это порочная форма дружбы, которую можно определить как клику или заговор; кроме того, он использует это слово для обозначения господствующего класса, наподобие английского «establishment». Цицерон тоже употреблял это слово для указания на олигархическую правящую группу или «хунту»14. Порой Саллюстий изображает римскую политику как борьбу между в целом единодушной аристократией в сенате и массами бедняков, которым помогают несколько героев-популяров. Однако, рассказывая о Поздней республике, он принимает циничный тон, подобно Фукидиду в отступлении, посвященном гражданской смуте на Коркире: политики могут выдвигать честные на первый взгляд программы защиты прав народа или авторитета сената, но на самом деле под прикрытием заботы об общем благе борются за личную власть. Пока преждевременно решать, насколько Саллюстиево описание справедливо, однако следует указать, что такие коррумпированные политики должны были заимствовать свои лживые лозунги из подлинных традиций защиты статуса аристократии или прав народа. {64}

 

 

10 Crawford 1974 (B 144): № 266, 270. О демократическом элементе в римской политике в целом см.: Millar 1986 (C 113); Lintott 1987 (A 65). {62}

 

11 Саллюстий. Югуртинская война. 73.6–7; Hopkins, Burton 1983 (A 54): 55 слл.

 

12 Полибий. VI.13.4–5; Bruns № 36 слл.; Sherk 1984 (B 239): прежде всего № 9, стк. 63 слл.

 

12a Катон требовал смерти заговорщиков, Цезарь предлагал содержать их в заключении в муниципиях, поскольку римских граждан нельзя было казнить без суда. – С.Т. {63}

 

13 Astin 1967 (C 2); Badian 1972 (C 16): 706 слл.

 

14 Seager 1972 (A 109). {64}

 

 Линтотт Э. Политическая история, 146–95 гг. до н.э. // Кембриджская история древнего мира. Т. 9: Последний век Римской республики, 146–43 гг. до н.э. В 2-х п/т.: П/т. 1 / Под ред. Дж.-А. Крука, Э. Линтотта, Э. Роусон; пер. с англ., предисловие, примечания О.В. Любимовой, С.Э. Таривердиевой. М.: Ладомир, 2020. С. 62–64.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.10 2021

вопросы о распределении провинций

Распределение провинций использовалось для влияния на магистратов - амбициозные политики хотели получить те провинции, где велись военные действия, а поскольку римские наместники открыто грабили провинциалов, то назначение богатой провинции стимулировало магистрата к лояльности по отношению к сенату.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.10 2021

Надгробие Сервилиев

 

sc0034.jpg

Ответить

Фотография Стефан Стефан 16.10 2021

амбициозные политики хотели получить те провинции, где велись военные действия

Магистраты и промагистраты республиканского периода, обладающие империем, нередко начинали войны с соседними племенами и государствами ради получения триумфа, который считался высшей почестью для римлянина.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.10 2021

Марк Юний Брут (И ты, Брут?)

 

800px-Portrait_Brutus_Massimo.jpg

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.10 2021

 

амбициозные политики хотели получить те провинции, где велись военные действия

Магистраты и промагистраты республиканского периода, обладающие империем, нередко начинали войны с соседними племенами и государствами ради получения триумфа, который считался высшей почестью для римлянина.

 

Современные историки обвиняют Юлия Цезаря в грабежах и геноциде, поскольку он начал войну с галлами без всякого повода и в нарушение имевшихся договоров. Единственной целью Цезаря было награбить побольше золота чтобы заплатить свои огромные долги и осуществить государственный переворот. 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 16.10 2021

Современные историки обвиняют Юлия Цезаря в грабежах и геноциде, поскольку он начал войну с галлами без всякого повода и в нарушение имевшихся договоров. Единственной целью Цезаря было награбить побольше золота чтобы заплатить свои огромные долги и осуществить государственный переворот.

Пользуясь галльским золотом, Цезарь активно привлекал на свою сторону нобилей. Например, он подкупил Л. Эмилия Павла и Г. Скрибония Куриона.

http://ancientrome.r...1468002000#p100

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.10 2021

 

Современные историки обвиняют Юлия Цезаря в грабежах и геноциде, поскольку он начал войну с галлами без всякого повода и в нарушение имевшихся договоров. Единственной целью Цезаря было награбить побольше золота чтобы заплатить свои огромные долги и осуществить государственный переворот.

Пользуясь галльским золотом, Цезарь активно привлекал на свою сторону нобилей. Например, он подкупил Л. Эмилия Павла и Г. Скрибония Куриона.

http://ancientrome.r...1468002000#p100

 

 Всех друзей Помпея и большую часть сенаторов он (Цезарь) привязал к себе, ссуждая им деньги без процентов или под ничтожный процент. Граждан из других сословий, которые приходили к нему сами или по приглашению, он осыпал щедрыми подарками, не забывая и их вольноотпущенников и рабов, если те были в милости у хозяина или патрона. (2) Наконец, он был единственной и надежнейшей опорой для подсудимых, для задолжавших, для промотавшихся юнцов, кроме лишь тех, кто настолько погряз в преступлениях, нищете или распутстве, что даже он не мог им помочь; таким он прямо и открыто говорил, что спасти их может только гражданская война. 

PSYLIB® – Гай Светоний Транквилл. ЖИЗНЬ ДВЕНАДЦАТИ ЦЕЗАРЕЙ

 

 

В чем же разница между Цезарем и Катилиной? У Цезаря была профессиональная армия, а у Катилины жалкий сброд. И мозгов у Цезаря было конечно больше:)

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.10 2021

На примере Цезаря мы видим, что в Древнем Риме политическая партия строилась не столько на идеологии или программе, сколько на личных связях ее лидера. Цезарь был готов угождать любому человеку, лишь бы тот не мешал его планам по захвату власти. Но когда он получил власть, эта его беспринципность и непомерные амбиции вызвали разочарование у истэблишмента. Август действовал более практично - сначала самым жестоким образом перебил всех своих врагов а затем поставил перед обществом довольно абстрактную, но благородную цель - возрождение порядка и милосердия.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.10 2021

Андреа Мантенья. Триумф Цезаря.

629px-Triumph9-Mantegna-Julius-Caesar.jp

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.10 2021

Серебряный денарий с портретом Цезаря - пожизненного диктатора. 44 г. до н.э.

 

08.jpg

Ответить

Фотография Стефан Стефан 16.10 2021

Цезарь был одним из представителей нобилитета. Однако многие нобили являлись его противниками и принадлежали к числу оптиматов.

Ответить