←  Новое время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Нидерландская революция

Фотография Ученый Ученый 05.04 2021

А.ВЕНЕДИКТОВ - Но до этого за год они направили Эгмонта – за год, да, гёзевства – они направили Эгмонта ко двору его друга и брата Филиппа II, в 65-м году. Они направили Эгмонта с просьбой, с петицией – опять!

 

Н.БАСОВСКАЯ – С просьбой.

 

А.ВЕНЕДИКТОВ – С петицией к королю.

 

Н.БАСОВСКАЯ – Почему именно Эгмонта?

 

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну потому что Эгмонта!

 

Н.БАСОВСКАЯ – Потому что верноподданный.

 

А.ВЕНЕДИКТОВ – Католик!

 

Н.БАСОВСКАЯ – Потому что католик, потому что близок к семье. Уж ему-то не откажут. И он добросовестно… его как раз до Камбре провожали, из Камбре он отплыл в Испанию. При дворе Филипп II принял его внешне очень ласково, а в это самое время отправлял указание в Нидерланды усилить инквизицию, ибо члены союза Компромисс ведь решат запросить и инквизицию ограничить. Но он ласкал его, ласкал так, что многие Эгмонта авторы называют наивным, простодушным. Ну да, рядом с инквизитором по призванию очень многие порядочные люди должны выглядеть наивными и простодушными, потому что надо иметь изысканный, извращенный разум и совесть инквизитора, который улыбнется и обнимет, и отправит указ быть жестче, жестче и жестче. И когда узнает о том, что он арестован, со временем, полностью одобрит действия своего карателя – это чуть-чуть впереди – герцога Альбы. Итак…

 

А.ВЕНЕДИКТОВ – А пока он принят при дворе…

 

Н.БАСОВСКАЯ – Он вернулся счастливый.

 

А.ВЕНЕДИКТОВ – Обласканный королем, обещания рассмотреть…

 

Н.БАСОВСКАЯ – В источники попала его фраза: «Я счастливейший из людей», ибо он поверил обещаниям Филиппа II. Все было сплошная ложь. И главным доказательством было то, что действия против еретиков только усилились. 

https://echo.msk.ru/...s/vsetak/50811/

Ответить

Фотография Ученый Ученый 05.04 2021

Ламорал граф Эгмонт

 

Frans_Pourbus_I_-_Portrait_of_Lamoraal%2

Ответить

Фотография Стефан Стефан 05.04 2021

Партизанская борьба гёзов. Восстание в северных провинциях. На борьбу с испанцами вышли и партизаны. По аналогии с оппозиционным дворянством они стали именовать себя гёзами.

 

Отряды так называемых «лесных гёзов», скрывавшиеся на юге Нидерландов в лесах Фландрии и Геннегау (Эно), нападали на небольшие группы испанских солдат. По приговору подпольных кальвинистских консисторий они казнили испанских пособников. Население поддерживало «лесных гёзов», снабжало их продовольствием, информировало о передвижении испанских войск и действиях властей.

 

В Северных Нидерландах борьбу против испанцев вели «морские гёзы». Их отряды объединили матросов, рыбаков, портовый люд. Под командованием дворян-кальвинистов и при активной поддержке Вильгельма Оранского они вели морскую войну: захватывали и топили испанские суда, осуществляли рейды на приморские города, доставляли провиант в осажденные испанцами города. Корабли «морских гёзов» скрывались в английских портах. Однако весной 1572 г., опасаясь конфликта с Испанией, королева Елизавета приказала «морским гёзам» покинуть Англию.

 

1 апреля 1572 г. отправившийся к берегам Нидерландов караван «морских гёзов» из 25 кораблей захватил расположенный в дельте Рейна зеландский город Брилле. Известие о захвате Брилле послужило сигналом к началу всеобщего восстания против испанцев в северных провинциях Нидерландов.

 

Прибрежные районы страны, защищенные от проникновения испанских войск рукавами дельт Рейна, Мааса и Шельды, стали оплотом восставших. В первых своих сообщениях королю о восстании в Голландии и Зеландии Альба подчеркивал, что главными его участниками являлись ремесленники и их подмастерья, рабочие мануфактур, моряки, бродяги, те самые, которые «прежде разбивали иконы». Подавленное в одном городе восстание с новой силой вспыхивало в другом.

 

Вскоре вся Зеландия и Голландия, кроме Амстердама, оказались во власти «морских гёзов» и «лесных гёзов». Представители зажиточных слоев населения этих провинций, тревожно взиравшие на успехи восставших, поспешили объединиться в интересах сохранения власти и {133} продолжения борьбы с испанцами. В августе 1572 г. они созвали в Дордрехте Провинциальные штаты Голландии. Штаты признали Вильгельма Оранского законным статхаудером Голландии и Зеландии, передали ему верховное военное командование и высшую исполнительную власть в провинциях.

 

Провал собственных планов Вильгельма Оранского, утрата надежды на помощь французских протестантов после событий Варфоломеевской ночи и успехи восстания на севере страны побудили принца Вильгельма перейти на сторону фактически отложившихся провинций. В октябре 1572 г. он прибыл в Голландию и возглавил борьбу против испанского абсолютизма.

 

Вильгельм Оранский стал признанным лидером сопротивления иноземному господству. Он полагался на поддержку кальвинистов, хотя и защищал религиозное примирение и веротерпимость. Он отстаивал традиционные привилегии провинций. Его целью было изгнание испанцев и объединение 17 провинций Нидерландов в единое свободное государство. В борьбе за независимость страны Вильгельм Оранский проявил поистине удивительную стойкость, упорство и героизм. Однажды принятое решение превратило принца Вильгельма в «отца нации», а знамя, под которым он вел свои отряды, стало символом страны1.

 

В Голландии и Зеландии была признана свобода вероисповедания, однако вскоре католические мессы здесь были запрещены. Оставаясь сторонником веротерпимости, Вильгельм Оранский в 1573 г. по политическим соображениям перешел в кальвинизм.

 

Герцог Альба бросил все силы на подавление восстания в северных провинциях. В конце 1572 г. было практически уничтожено население Зютфена и Нардена. Летом 1573 г испанцам после семимесячной осады сдался Харлем. Почти год героически сопротивлялся осажденный Лейден, пока в октябре 1574 г. ему на помощь не пришли «морские гёзы». Они предприняли чрезвычайные меры: разрушили плотины и открыли шлюзы. Хлынувшая вода затопила всю местность, занятую испанскими войсками, и «морские гёзы» смогли подвести продовольствие осажденному городу. {134}

 

В 1574 г. после блестящей победы над испанцами в сражении за Лейден военные действия временно прекратились.

 

За эти годы провал политики открытых репрессий герцога Альбы стал очевидным, и еще в конце 1573 г. он покинул Нидерланды. Его сменил дон Луис Рекесенс.

 

Тактика властей изменилась, они ступили на путь переговоров с восставшими провинциями. Когда весной 1576 г. Рекесенс скоропостижно скончался, власть перешла к Государственному совету. Но Испания уже плохо контролировала управление Нидерландами. К кризису власти добавился и начавшийся в испанской армии летом 1576 г. бунт.

 

После взятия испанцами отчаянно сражавшегося зеландского города Зирикзе, давно не получавшие жалования и нуждавшиеся в подвозе продовольствия, испанские войска оставили свои квартиры и стали продвигаться на юг Нидерландов, захватывая и разоряя города.

 

Юго-западные и центральные провинции страны, оказавшись перед перспективой полного разграбления, вынуждены были вслед за северными выступить против испанских властей. Теперь восстанием была охвачена вся территория Нидерландов. 4 сентября 1576 г. в Брюсселе восставшие захватили здание Государственного совета, а его члены были арестованы. Так был ликвидирован последний орган управления испанской монархии в Нидерландах. Власть перешла к Генеральным штатам, которые за рекордно короткое время собрали армию, способную выступить против армии короля.

 

4 ноября 1576 г. взбунтовавшиеся испанские войска подвергли жесточайшему разграблению Антверпен. Свыше 8 тыс. человек погибло. Все склады и торговые здания были разрушены или сожжены. Награбленное имущество оценивалось более чем в 24 млн гульденов. Антверпен так и не смог больше оправиться от пережитого погрома и вернуть себе былую славу торгового и финансового центра.

 

Антверпенские события ускорили заключение договора об «умиротворении», который делегаты Генеральных штатов обсуждали с октября в Генте вместе с делегатами штатов Голландии и Зеландии. Попытки Вильгельма Оранского объединить в борьбе против испанской тирании южные и северные провинции увенчались принятием всеми 17 провинциями текста так называемого «Гентского умиротворения». {135}   

 

 

1 Государственный флаг Нидерландов и сегодня включает те же цвета, что и знамя Вильгельма Оранского: белый и синий. Официально флаг Республики Соединенных провинций был утвержден в 1599 г. Три горизонтальные полосы равной ширины были окрашены в оранжевый, белый и синий цвета, т.е. родовые цвета династии Оранских. В 1630 г. государственный флаг был частично изменен: оранжевая полоса, быстро выгоравшая на солнце, была заменена красной. Красно-бело-синий флаг остался флагом Королевства Нидерландов. {134}

 

Шатохина-Мордвинцева Г.А. История Нидерландов: Учеб. пособие для вузов. М.: Дрофа, 2007. С. 132–134.

 

Ответить

Фотография Ученый Ученый 06.04 2021

Герцог Альба бросил все силы на подавление восстания в северных провинциях. В конце 1572 г. было практически уничтожено население Зютфена и Нардена. Летом 1573 г испанцам после семимесячной осады сдался Харлем. Почти год героически сопротивлялся осажденный Лейден, пока в октябре 1574 г. ему на помощь не пришли «морские гёзы». Они предприняли чрезвычайные меры: разрушили плотины и открыли шлюзы. Хлынувшая вода затопила всю местность, занятую испанскими войсками, и «морские гёзы» смогли подвести продовольствие осажденному городу. {134}

Казалось бы, после такой такой разрушительной войны, Голландия должна была разориться. Однако она таки и осталась одной из богатейших стран Европы. А огромная испанская империя обанкротилась и стала клониться к упадку.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 06.04 2021

Битва за Лейден

 

Лейден (население – примерно 15 тысяч человек) был богатым городом, одним из центров быстро растущей текстильной промышленности. Поначалу он заявил о своей верности испанской короне (в Лейдене значительную часть населения составляли католики), но уже в 1567 году, после прибытия Альбы в Нидерланды и начала расправы над всеми недовольными бытия Альбы в Нидерланды и начала расправы над всеми недовольными испанским господством, городские власти стали поддерживать Вильгельма Оранского, а в 1572 году даже не пустили в город испанских солдат. Впрочем, магистрат города не давал убежища и повстанцам, пока в июне 1573 года отряд из 160 гёзов не ворвался в город и, разграбив дома многих богатых бюргеров, принудил местные власти разместить у себя гарнизон, состоявший из тех же гёзов, английских и шотландских наемников и французских протестантов-гугенотов (около тысячи человек).

 

Когда же от Лейдена потребовали предоставить крупные кредиты на нужды восстания, многие горожане, в основном католики, бежали. Правда, магистрат, зная, что сторонники Оранского зависят от городских субсидий, позволял себе выдвигать встречные условия. Например наемники, составлявшие гарнизон, были обязаны соблюдать строжайшую дисциплину и не обижать горожан. 31 октября 1573 года к Лейдену подошли 10 тысяч испанских солдат во главе с Франсиско де Вальдесом. Испанский командующий не собирался жертвовать своими солдатами, бросая их в кровавые атаки на стены города. Он предпочел плотно обложить Лейден и морить его защитников голодом.

 

Однако в городе имелись большие запасы продовольствия, которых хватало на несколько месяцев осады. Кроме того, многие крестьяне, узнав о приближении испанцев, укрылись за городскими стенами со своим скотом, что также облегчило жизнь осажденным. А вот испанцы оказались в незавидном положении. Местная почва была слишком сырой и рыхлой для ведения подкопов, и городские оборонительные сооружения повредить не удалось. Кроме того, испанцы, будучи южанами, плохо переносили промозглый и ветреный североморский климат. Да и вообще, осада получилась вялой, монотонной, лишенной активных действий, что само по себе деморализовало осаждавших. Неудачи в борьбе с восстанием угнетающе подействовали даже на «кровавого герцога» – в декабре Альба подал в отставку. Авесной 1574 года, по приказу Вильгельма Оранского, протестантская армия Людвига Нассауского вторглась в Южные Нидерланды, поэтому Вальдес был вынужден 21 марта снять осаду и поспешить на соединение с другими испанскими войсками.

 

Горожане, решив, что Вальдес ушел насовсем, расслабились. Они рассчитались с буйными наемниками, всё время требовавшими денег, и с облегчением вздохнули, когда те покинули город. Теперь гарнизон Лейдена состоял всего лишь из небольшого отряда гёзов и пяти рот городского ополчения. Кроме того, лейденцы проели часть своих запасов во время осады и не позаботились об их пополнении. Такая беспечность вскоре очень дорого обошлась городу. В апреле испанцы разбили армию Людвига Нассауского при Мооке, и 26 мая Вальдес снова появился у стен Лейдена.

 

Он опять очень плотно обложил город, продолжив свою тактику измора. На этот раз горожанам пришлось очень плохо. Уже в июле стала остро ощущаться нехватка зерна, а к августу были окончательно исчерпаны запасы сыра, хлеба и овощей. Потом под нож пустили весь скот, остававшийся внутри городских стен. Магистрат предложил женщинам и детям покинуть город избавив его от лишних ртов. Но испанцы останавливали всех пытавшихся выйти, избивали и, обобрав их до нитки, загоняли обратно.

Положение стало просто отчаянным, можно было надеяться только на помощь извне. Еще в мае, узнав о начале осады Лейдена, Вильгельм Оранский послал горожанам голубя с письмом, в котором просил продержаться три месяца, после чего он их выручит. Принц намеревался пробить береговые дамбы и затопить морскими водами равнину близ города, чтобы прислать к стенам Лейдена флот. Лейденцы, испугавшись бедствий, которые причинит наводнение, в ответном письме умоляли Вильгельма не разрушать плотин. Принц, тем не менее, поступил по-своему. Был собран флот из 200 малых судов под командованием Луи де Буазо и большой запас провизии. 3 августа дамбы были пробиты, но ветер оказался неблагоприятным, к тому же Вильгельм Оранский заболел лихорадкой, и прорыв к Лейдену был отложен. Наконец, принц выздоровел, и в первых числах сентября операция началась.

 

Более 15 миль отделяло флот гёзов от Лейдена, 10 миль удалось пройти без особых проблем. Но тут на пути встала уцелевшая дамба, уреживаемая испанцами. 10 сентября голландцы выбили их оттуда и взорвали дамбу. Казалось, путь к Лейдену открыт. Увы, испанцам удалось восстановить еще одну дамбу, из-за чего единственным проходом к Лейдену остался канал, ведущий к озеру Зутермер. Его охраняли три тысячи испанских солдат, и гёзы не смогли взять канал под свой контроль. Вскоре из-за коварного ветра вода стала уходить, и большинство голландских кораблей село на мель.

 

И ВСЁ-ТАКИ ДЕРЖАТЬСЯ!

 

Увидев корабли на мели, многие лейденцы совершенно пали духом. Тем более, что начался жуткий голод – люди дошли до того, что ели траву, пробивавшуюся сквозь булыжники брусчатки.

В добавление ко всем бедам город поразила чума. Каждый день умирало множество горожан. Пошли разговоры о том, что Лейден выполнил свое обещание принцу Вильгельму, продержавшись три месяца, и теперь надо сдаваться. Некоторые члены магистрата тайно вступили в переговоры не только с Вальдесом, но и с новым испанским наместником Луисом де Рекесенсом. Правда, если Вальдес обещал в случае сдачи никого не наказывать, то Рекесенс требовал безоговорочной капитуляции и выдачи главарей, угрожая в противном случае истребить всё население. Наместник также наседал на Вальдеса, приказывая немедленно захватить Лейден, но тот его приказы игнорировал, по-прежнему считая штурм преждевременным. 13 сентября большая толпа женщин с детьми собралась у ратуши и потребовала сдачи города. К ним вышел бургомистр Петер ван дер Верфф. Напомнив об ужасной участи жителей Нардена и Харлема, казненных испанцами, он призвал сограждан держаться, поклявшись, что готов отрубить себе руку, а то и отдать всего себя на съедение, чтобы накормить голодных. Вдохновленные этой речью горожане решили всё-таки не сдаваться. Свою роль сыграло, конечно, и напоминание о зверствах испанцев в сдавшихся городах. 22 сентября лейденцы отправили Вальдесу послание с отказом сдаваться. Получив это письмо, дон Франсиско решил, что пора идти на штурм – тянуть больше не имело смысла, оголодавший Лейден теперь можно легко взять и отдать на разграбление своим солдатам, уставшим от долгой осады. Вальдес запросил у Рекесенса осадные пушки.

 

Доставка орудий из Амстердама заняла некоторое время. Однако было еще одно обстоятельство, заставившее Вальдеса повременить с приказом о штурме: он был влюблен в местную уроженку Магдалену Монс, которая умоляла его не штурмовать город – якобы там находятся ее родственники, и надо дать им возможность бежать. За это она обещала выйти за дона Франсиско замуж (и позже выполнила свое обещание). В общем, приказ пока не был отдан, о чем Монс смогла оповестить защитников города.

 

ПОДНЯТЬ ПАРУСА!

 

1 октября ветер неожиданно сменился, вода стала прибывать. На кораблях гёзов вновь зазвучала команда «Поднять паруса!». Ошарашенный наводнением испанский гарнизон форта Зутервуд бежал со своих позиций, едва завидев оранжево-бело-синие корабельные стяги. В ночь со 2 на 3 октября испанцы в панике оставили и форт Ламмен, сняв тем самым собственно осаду Лейдена. К воротам города гёзы успели подплыть в последний момент – одна из стен, подмытая морскими волнами, рухнула, оставив Лейден совершенно беззащитным. Но защищать его теперь и не требовалось. Моряки принялись раздавать оголодавшим лейденцам селедку и белый хлеб.

 

ПЛОДЫ ПОБЕДЫ

 

Вильгельм Оранский предложил выжившим лейденцам выбор – освобождение от налогов на 10 лет или основание университета. Они выбрали последнее – Лейденский университет был основан 8 февраля 1575 года. (Теперь это один из самых знаменитых университетов Европы.) Между тем, война с перерывами продолжалась еще целых 74 года. Лишь в 1648 году Испания признала независимость Республики Объединенных Провинций – государства, которое ныне называется Королевство Нидерландов или просто Голландия. Южные Нидерланды со столицей в Брюсселе, где жили преимущественно католики, оставались под властью Испании до 1713 года, потом перешли к Австрии, позже к Франции (1794), затем к Голландии (1815 – 1834). Сейчас эти земли в основном входят в состав Бельгии, а также Люксембурга.

 

А в Лейдене каждое 3 октября устраивают красочный праздник, во время которого магистрат угощает всех изумительной голландской селедкой и белым хлебом. На ужин подается лейденский гюцпот. Не забыли и Магдалену Монс – в ее честь названа одна из лейденских улиц.

 

https://mir-znaniy.c...imya-spaseniya/

Ответить

Фотография Ученый Ученый 06.04 2021

Осада Лейдена.

 

Veen01.jpg

Ответить

Фотография Ventrell Ventrell 06.04 2021

Сколько человек со всех сторон погибло в ходе Нидерландской революции?

Ответить

Фотография Ученый Ученый 06.04 2021

Праздник освобождения Лейдена «Leidens Ontzet»

 

 

Ответить

Фотография Ученый Ученый 06.04 2021

Сколько человек со всех сторон погибло в ходе Нидерландской революции?

В энциклопедии сказано что со стороны голландцев погибло 100 тыс. человек. Конечно это приблизительная цифра.

 

https://ru.wikipedia...дская_революция

 

Население Нидерландов в 16 веке составляло 3 млн. человек.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 12.04 2021

Магдалена Монс

 

Видя бедственное положение Лейдена, дон Франсиско де Вальдес в конце сентября 1574 года решил предпринять генеральный штурм. Как гласит легенда, его любовница Магдалена Монс уговорила испанца не делать этого, пообещав, что выйдет за него замуж.

 

Магдалена родилась 25 января 1541 года в Гааге. Она была младшей дочерью юриста Петера Монса и дочери главы муниципалитета города Антверпен Йоханны ванн Сомбекке. Мы доподлинно не знаем, когда 33-летняя Магдалена познакомилась с Франсиско де Вальдесом, однако есть сведения, что незадолго до первой осады Лейдена он посещал Гаагу, бургомистром которой был один из её братьев.

 

Мы не располагаем какими-либо существенными документами, подтверждающими роль Магдалены Монс в судьбоносной для Лейдена задержке решающего штурма. Тем не менее есть свидетельство о том, что Вальдес в конце сентября посещал Гаагу и на одном из ужинов обсуждал вопрос задержки штурма города. Нам не известно, где находилась в то время Магдалена — мы знаем лишь, что её мать в те дни была в Гааге. Возможно, дочь находилась при ней.

 

Мы также знаем, что Вальдес был в Антверпене в августе 1576 года, а согласно записям из семейного архива Монсов, именно в этом городе испанский командующий собирался венчаться со своей избранницей. В архивах Антверпена нет свидетельств о регистрации брака, однако там сохранилось дело о наследстве, в котором Магдалена Монс фигурировала как вдова Франсиско де Вальдеса. Помимо этого, существует свидетельство испанского посла в Лиссабоне, который в мае 1578 года упоминал предстоящий брак Монс и Вальдеса.

 

Вероятнее всего, они поженились в конце того же 1578 года, а в феврале дон Франсиско вновь отбыл в действующую армию. Магдалена, как жена командующего, могла присутствовать рядом с ним во время осады Маастрихта в 1579 году, а затем отправиться в Италию. Франсиско де Вальдес скончался в 1580 либо 1581 году. Магдалена вернулась в Нидерланды, где впоследствии вышла замуж за высокопоставленного голландского офицера. Она умерла в 1613 году.

 

В последующие десятилетия историки спорили о роли Магдалены Монс в осаде Лейдена. С одной стороны, современники событий считали божественным провидением разразившийся внезапно шторм, который заставил испанцев снять осаду, с другой — Магдалену Монс называли спасительницей города. Как и в случае с Кенау Хасселер, в пользу достоверности легенды говорят лишь косвенные свидетельства. В то же время, эти данные не позволяют и однозначно усомниться в истории о Магдалене. Что же касается самих голландцев, в их памяти она навсегда осталась женщиной, спасшей Лейден. Благодарные потомки даже назвали в её честь одну из городских улиц.

https://homsk.com/be...ady-v-1574-godu

Ответить

Фотография Ученый Ученый 12.04 2021

Магдалена Монс и Франсиско де Вальдес

 

magdalena_mons_i_fransisko_de_valdes-795

Ответить

Фотография Стефан Стефан 18.04 2021

«Гентское умиротворение». Соглашение между северными и южными провинциями было обнародовано 8 ноября 1576 г. В нем провозглашалась верность Филиппу II, подтверждалось единство страны, а также сохранение католической веры в Южных Нидерландах и кальвинизма в Северных Нидерландах. Объявлялась всеобщая амнистия {135} участникам антииспанских выступлений. Все законы, введенные герцогом Альбой, и «плакаты» против еретиков отменялись. Мятежные испанские войска были поставлены вне закона.

 

«Гентское умиротворение» стало компромиссом между католическим дворянством южных провинций и кальвинистами северных. Однако оно не разрешило существовавших противоречий: сохранялось подчинение Испании, не были восстановлены некоторые важные политические привилегии, было отвергнуто предложение о конфискации церковных земель, не решена проблема свободы кальвинистского богослужения за пределами Голландии и Зеландии.

 

Это делало невозможным окончательное решение религиозного вопроса, и поэтому «Гентское умиротворение» могло быть лишь временным примирением. Сказывалось и различие нидерландских земель.

 

Южные провинции были в основном земледельческими. Большое влияние там имели цехи, дворяне-феодалы и церковь, а основную массу населения составляли бедные зависимые крестьяне, приверженные католической церкви.

 

В торговых провинциях севера страны преобладали зажиточные купеческие семьи, многочисленными социальными группами там были поденщики, надомники, цеховые подмастерья, портовые рабочие и моряки.

 

Мануфактуры Фландрии, Брабанта, Турне и Валансьена по объему продукции значительно превосходили мануфактуры Северных Нидерландов, однако мануфактурное производство, фермерство, свободное крестьянское землевладение, торговля и мореходство в Голландии, Зеландии и Фрисландии развивались более динамично и опирались на более прочную социальную базу.

 

Различались и торговые интересы провинций. Мануфактуры Фландрии и Брабанта зависели от испанских рынков сбыта и сырья, в то время как торговля северных провинций была ориентирована прежде всего на Прибалтику, Англию, Францию, Германию, а уже потом на Испанию.

 

При ослаблении давления со стороны испанцев и смягчения режима все эти экономические, социальные и религиозные различия провинций проявлялись еще более отчетливо. Поэтому соглашение между южными и северными провинциями, сплотившимися в борьбе против политики испанских властей, не могло быть продолжительным и прочным. {136}

 

Шатохина-Мордвинцева Г.А. История Нидерландов: Учеб. пособие для вузов. М.: Дрофа, 2007. С. 135–136.

 

Ответить