←  Новейшее время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

I Балканская война

Фотография andy4675 andy4675 30.09 2020

National Geographic:

 

Иосиф-Павел Эду: французский военный. Родился в 1861 году. Окончил Военную Академию в Сен-Сир. В 1910 году он прибыл в Грецию во-главе французской военной миссии, и оставался там до 1914 года. Во время своего пребывания в Греции, он основал Школу Высшего Обучения для предоставления образования штабникам. Он организовал дивизии таким образом, чтобы они были более подвижными. Во время Балканских войн он не принимал участия в боевых действиях, но занимался обучением и тренировкой новобранцев, а также обороной Саронического залива. Он вернулся во Францию и был поставлен во-главе групп национальной охраны (этнофилаки). Он погиб в 1917 году от несчастного случая.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 30.09 2020

National Geographic:

 

Эсат-паша Глика: турецкий офицер, который окончил Военную Академию Берлина. По её окончании он некоторое время служил в германской армии. В ходе Первой Балканской войны он занимал должность генерала и командующего турецкой армией в Эпире. Он героически защищал Янину от греческих войск, и сумел сохранить в своих войсках строгую дисциплину. Во время осады Янины он относился к христианскому населению очень хорошо. Во время Первой Мировой войны он был одним из протагонистов турецкой победы в ходе Галлипольской операции, вместе со своим братом Вахипом и с подполковником Мустафой Кемалем. Он скончался в 1953 году.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 30.09 2020

Довольная Турция с наргиле, на фоне Балканского союза, поспешающего против неё:

 

ww1-b-686-turkey.jpg.jpg

 

Балканские страны против общего тирана:

 

Balkanika.jpg

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 30.09 2020

Никифоров:

 

Балканские войны и Греция
Огромное влияние на национально-освободительное движение
на Крите оказали революции начала XX в. в России и Турции. Кри-
тяне, чутко прислушиваясь к революционным событиям, извлекали
большую пользу из вовлеченности империй в свои внутренние дела.
Критяне-греки постоянно привлекали внимание всего мира к сво-
ей проблеме, и их активность была оправданна и, в конечном счете,
привела к желаемому результату. В свою очередь критский вопрос
оказал большое влияние на общебалканскую обстановку и усиление
национально-освободительной борьбы против Турции.
Итало-турецкая война 1911 г. послужила неким толчком, вывед-
шим из состояния неустойчивого равновесия внутреннюю и вне-
шнюю жизнь Османской империи. На Балканах ускорилось сбли-
жение различных христианских национальностей на почве защиты
своих церковно-политических и экономических интересов на случай
нападения со стороны Турции или ее распада. Перемены, проис-
шедшие в общественно-экономическом и политическом развитии на
Балканах к началу XX в., поставили вопрос исторического значения:
о пересмотре Берлинской системы 1878 г. и отмене принципа статус-
кво. Освобождение все еще находившихся под властью турок терри-
торий, которые по праву должны были принадлежать балканским
государствам, облегчалось кризисом феодальной системы Османс-
кой империи. Балканские, в том числе и греческие, социалисты, вы-
ступили за решение назревших задач путем создания демократичес-
кой федерации балканских стран. Однако развитие событий пошло
по иному пути: оформился союз монархий, большую роль в созда-
нии которого сыграли Греция и лично Э. Венизелос.
Проделав титанический труд по модернизации Греции, премьер-
министр все свое внимание сосредоточил на решении внешнеполи-
тических задач, ставя во главу угла идею Балканского союза — сою-
за Греции, Сербии, Черногории и Болгарии, направленного против
Турции. Отдавая себе отчет в том, что Греция не может рассчитывать
на успех в войне с Турцией в одиночку, Венизелос еще в 1910 г. заявил
о намерении «повернуть штурвал» к созданию Балканского союза,
чему благоприятствовала международная обстановка. За короткий
срок были установлены тесные политические контакты и подписа-
ны необходимые документы о союзе и военном сотрудничестве с
Сербией, Болгарией, Румынией и Черногорией (территориальные
претензии сторон были искусно обойдены молчанием), мобилизова-
ны ресурсы и созданы боеспособные вооруженные силы для начала
военных действий. В октябре 1912 г. Греция в составе сильной воен-
но-политической коалиции балканских государств вступила в войну
с Турцией. Началась Первая Балканская война.
Греческое королевство, как и его союзники, очень надеялось на
мощную российскую поддержку. После многих сомнений Россия взяла
на себя инициативу поддержки балканских государств и помогла им
заключить в марте 1912 г. союз, который был направлен против Осман-
ской империи. Правда, Россия, «хлопоча о Балканском союзе», имела
в виду мирную солидарность балканских государств. Другие великие
европейские державы также опасались возникновения войны на Бал-
канах и поддержали обращение России и Австро-Венгрии к балканс-
ким государствам, в котором они еще раз попытались удержать их от
решительных действий, обещая заставить Турцию провести до конца
все реформы в Македонии. Эти призывы, однако, не были услышаны,
тем более, что за спиной Балканского союза стояла великая держава —
Россия. Балканские элиты приступили к разделу оставшихся европей-
ских провинций Турецкой империи. Декларация была оглашена 8 ок-
тября 1912 г. в день, когда Черногория объявила войну Турции. Через
10 дней к ней присоединились Болгария, Греция и Сербия.
Реакция российской дипломатии и ведущих политиков была
почти единодушной: нужно оказать помощь, но избежать участия в
конфликте. Российский посланник в Афинах Е. П. Демидов (1912–
1924 гг.) назвал Первую Балканскую войну «каким-то несовременным
крестовым походом против неверных». Он воздавал должное «удиви-
тельному чувству солидарности и патриотизма», проявленному гре-
ками в этой войне. Со всех концов земного шара в Афины ежеднев-
но прибывало множество греков-добровольцев, «покинувших свои
занятия и заработок для защиты отечества». Греческое правительство
17 (30) сентября 1912 г. объявило всеобщую мобилизацию. Уже 25 ок-
тября (7 ноября) 1912 г. греческая армия стояла у ворот Салоник —
столицы Македонии, а после подписания Турцией капитуляции во-
шла в город34.
Россия по мере сил способствовала сближению всех православ-
ных балканских народов для решения их национальных задач в годы
Первой Балканской войны. В частности, она оказала значительную
помощь Греции. Критское правительство также решило отправить
на помощь воюющей Греции критскую милицию в составе 6 тыс. че-
ловек и 1 тыс. жандармов, а также содействовало отправке на фронт
многочисленных добровольцев.
По мнению Е. П. Демидова, «развертывавшиеся события представ-
ляли собой бесподобный случай… для окончательного разрешения
критской проблемы и присоединения острова к Греции». Генераль-
ный консул А. Ф. Шебунин передавал из Канеи еще 4 (17) сентября
1912 г., когда 15 критских депутатов собирались в афинский парла-
мент: «Со стороны Венизелоса на этот раз не будет препятствий к их
допуску в афинскую палату депутатов»35. Шебунин писал, что про-
стые критяне питают к Греции и к греческому флагу «религиозное
чувство», а политические деятели мечтают о более широком попри-
ще для применения своих способностей и о спасении Греции, а с нею
и «Великой греческой идеи»36.
Вскоре критские депутаты, все как один одевшиеся в темно-синие
национальные костюмы, были допущены в качестве гостей в афинс-
кий парламент, а Венизелос приветствовал их появление при общем
энтузиазме депутатов-греков 37. В критских газетах появилась прокла-
мация афинского кабинета о присоединении Крита к Греции и су-
ществовании теперь единого парламента38. Россия смолчала, оказав
тем самым лучшую поддержку этой акции; она также всеми силами
воспротивилась объявлению блокады Крита во время Балканских
войн 39.
Великие державы в это время предпринимали дипломатические
шаги для обеспечения безопасности мусульманского населения ост-
рова. Но с начала Первой Балканской войны по инициативе Велико-
британии они убрали с Крита свои корабли-стационеры, якобы «как
выражение их протеста» против действий греков. Последней отбы-
ла с острова русская канонерская лодка «Хивинец». Министр иност-
ранных дел России С. Д. Сазонов сразу согласился с предложением
Англии, так как считал, что в этом случае России «не пришлось бы
разрешать сложный правовой вопрос о Крите, считаясь с фактичес-
ким положением вещей». Кроме того, по его мнению, это отвлекло
бы часть военно-морских сил Греции для защиты Крита от нападе-
ния турецкого флота, а тем самым отвлекло бы саму Грецию от идеи
«возможного посягательства» на Проливы 40.
Сокрушительное поражение османской армии поставило на по-
вестку дня вопрос о пересмотре Берлинского трактата 1878 г., в ко-
торый были втянуты все подписавшие его в свое время страны. 8 де-
кабря 1912 г. конференция послов великих европейских держав в
Лондоне начала обсуждение балканского вопроса, которое длилось
почти год. Лондонским договором завершилась Первая Балканская
война, но не закончился балканский поединок в споре за османское
наследство.
Король эллинов Георг I назначил генерал-губернатором Крита
заслуженного греческого политика Стефаноса Драгумиса и принял
все меры к полному объединению острова с Грецией. На Крит были
направлены греческие войска, которые полностью заменили наци-
ональную милицию 41. 1 (14) февраля 1913 г. при общем ликовании
критян Драгумис лично поднял греческий флаг и выставил при нем
караул. С острова был удален последний символ турецкой власти и
поднят флаг единения острова с Грецией.
Таким образом, уже после Первой Балканской войны по Лондон-
скому договору от 30 мая (12 июня) 1913 г. Крит воссоединился с Гре-
цией. Окончательное присоединение к Греции «Великого острова
Средиземноморья» стало одним из крупнейших успехов Греции.
Он способствовал еще большему укреплению позиций гречес-
кой буржуазии, поднимавшей на щит «Великую идею», идеологом и
вдохновителем которой был Э. Венизелос.
 
34 АВПРИ. Ф. Политархив. 1912. Д. 330. Л. 215.
35 АВПРИ. Ф. Миссия в Афинах. Д. 1258. Л. 68.
36 Там же. Д. 1480. Л. 39.
37 АВПРИ. Ф. Политархив. Д. 330. Л. 175.
38 С.Т. Хроника дипломатической истории Крита… С. 217.
39 АВПРИ. Ф. Политархив. Д. 330. Л. 214.
40 АВПРИ. Ф. Миссия в Афинах. Д. 1258. Л. 73–74.
41 Там же. Л. 71.
 
Россия оказала многостороннюю помощь воюющим балканским
государствам, в том числе грекам. Но самой большой поддержкой
была дипломатическая — согласие на передачу Греции островов
Лемноса, Имброса, Тенедоса, Самофракии и многих других 42.
 
42 АВПРИ. Ф. Политархив. 1912 г. Д. 330. Л. 296.

 

 
Говорят, что время лечит раны. Может быть, это и справедливо
по отношению к отдельному человеку. Однако в истории все гораздо
сложнее. Непростая, кровавая история балканских народов в борьбе
за свое освобождение, за свою землю, за единоплеменников свиде-
тельствует, что время здесь не может выступать лекарем. Оно лишь
может притушить жар, но не погасить.
Ярчайшим подтверждением этого служит македонский вопрос.
Ему посвящены сотни и тысячи трудов, однако он таковым и остает-
ся. Согласия в нем можно достигнуть лишь внешне, слишком много
македонский вопрос таит сложнейших препятствий, воздвигнутых и
воздвигаемых балканскими государствами, для каждого из которых
Македония — «своя земля», где живет «свой народ».
Младотурецкая революция 1908 г. только приблизила войну с
Османской империей за македонское наследство. Безропотность,
с какой Константинополь уступил все права на Боснию и Герцего-
вину Авст ро-Венгрии, согласие Турции на независимость вассаль-
ной Болгарии (признание суверенитета было в значительной сте-
пени облегчено Россией, списавшей с Порты долги за кампанию
1877– 1878 гг.) — все это не могло не внушать Софии и Белграду, что
Стамбул будет принужден уступить и Македонию — этот лакомый
кусок, столь необходимый для «собирания» Великой Болгарии или
Великой Сербии.
Россия, этот «балканский опекун», с установлением независимос-
ти Болгарии, провозгласившей себя царством, считала свою задачу
по освобождению христианских народов в основном выполненной.
Завершение этой работы, как подчеркивал С. Д. Сазонов, «могло быть
предоставлено усилиям самих освобожденных народов». Фраза «Бал-
каны — для балканских народов» была той формулой, как указывал в
своих воспоминаниях русский министр иностранных дел, в которую
«вмещались стремления и цели русской политики и которая исклю-
чала возможность политического преобладания, а тем более господ-
ства, на Балканах враждебной балканскому славянству и России ино-
земной власти» 22.
В 1912 г. Россия поддержала союз между Сербией и Болгарией,
заключенный для защиты своих интересов и оказания взаимной по-
мощи в случае нарушения status quo, нападения третьей державы на
одну из сторон-участниц договора. В сущности, эти высокие слова
были лишь ширмой: в секретных протоколах к договору речь шла о
войне с Османской империей и разделе ее европейских владений.
В Петербурге надеялись, что соединенными усилиями этих го-
сударств будет, естественно, легче вести будущие военные действия
«ради вскрытия македонского нарыва, а, может быть, и против Авст-
ро-Венгрии, — в случае всегда возможном, — дальнейших попыток
ее продвижения на Балканах» 23.
Тучи над балканскими землями сгущались. Султанская власть в
Македонии должна была быть разрушена.
Сама русская дипломатия практически подталкивала к войне.
Здесь наблюдалась старая картина двойной игры: для публики —
призывы к осторожности, на деле — подготовка сил на случай войны
с Германией и Австро-Венгрией, одним из предварительных этапов
которой были формирование Балканского союза и война с Турцией с
целью создания прочного антиавстрийского бастиона.
Решающую роль в формировании Балканского союза сыграли
переговоры между Сербией и Болгарией о заключении союзного
договора, который был подписан 13 марта 1912 г. Этот документ о
«дружбе и союзе» предусматривал в своем секретном приложении во-
оруженное выступление этих стран против Турции с последующим
дележом Македонии. Сербия признавала за Болгарией права на тер-
риторию к востоку от Родоп и р. Струмы, Сербия же получала права
на земли к северу и западу от Шар-Планины. Разрешение спорных
вопросов возлагалось на российского императора.
Осенью 1911 г. начались болгаро-греческие переговоры, и 29 мая
1912 г. состоялось подписание союзного оборонительного договора.
И в сентябре 1912 г. было заключено вербальное соглашение между
Болгарией и Черногорией о совместных действиях против Турции.
По часто цитируемым воспоминаниям Сазонова, «достигшие
полного объединения в военном отношении, балканские союзники
горели желанием помериться силами с исконным врагом и свести с
ним окончательные счеты за вековое и безжалостное угнетение»24.
8 октября 1912 г. в 10 часов утра Черногория первой из балканс-
ких государств объявила войну Турции.
Схема театра военных действий описывалась неоднократно в ис-
торической литературе, например, П. А. Искендеровым в коллектив-
ном труде «В “пороховом погребе Европы”. 1878–1914 гг.» (М., 2003).
В блестяще написанном разделе, посвященном Балканским войнам,
он рисовал следующую картину. Болгарская армия развивала насту-
пательные операции в направлении Фракии и Константинополя,
греческие войска сконцентрировали свои усилия на занятии терри-
торий в Македонии и Эпире, а интересы Сербии и Черногории рас-
пространялись на Ново-Пазарский санджак, Албанию и Македонию.
Согласно плану, разработанному сербским Генеральным штабом,
Первая сербская армия под командованием престолонаследника
Александра Карагеоргиевича начала продвижение в направлении
Куманово и Скопье; операции Второй армии под командованием ге-
нерала С. Степановича велись в направлении Кюстендила. Третья ар-
мия Б. Янковича двигалась на Косово, а части так называемой Ибар-
ской армии вступили в Ново-Пазарский санджак, для соединения с
черногорскими войсками25.
Священник Иван Дочев писал в своих воспоминаниях, что для
не го наступившая война — право «расплатиться» за 500-летнее рабст-
во, обязанность выполнить свой долг и вернуться к своей семье и к
тихой, спокойной жизни26. Война для него — это не только святая
борьба за освобождение болгарского народа, но и ужас, безумие, не-
разбериха, страдания. Не забыты у него и великие державы с их по-
литикой вовлечения в войну небольших государств. Но придет день,
пишет о. Иван, когда и великие державы постигнет это зло27. Для бол-
гар, подчеркивает священник, важен не Царьград, пусть он остается
Европе, для автора главное — «дать «свободу порабощенным брать-
ям… из Македонии и Одринско» (Одринский вилайет)28.
На страницах дневника И. Дочева можно встретить и скупые
сведения о «Русской больнице», действовавшей, как пишет автор, в
армии с ноября 1912 г. под руководством доктора Гинтилова (Гин-
тило)29. Не мог обойти автор и «коварства» своих союзников, сербов и
греков, оккупировавших местности, ранее оставленные болгарами 30.
Впрочем, сама история балканских взаимоотношений, вернее «квар-
тирного вопроса», была характерна на «сюрпризы» среди балканских
единоверцев, действовавших по прин ципу «нам чужого не надо, но и
свое не отдадим». Причем, под «своим» «пряталась» одна и та же тер-
ритория — македонская.
За «свое» сражался почти один миллион человек, одетых в сол-
датские шинели. Бои шли ожесточенные, но «чаша весов» склонялась
в пользу стран Балканского союза. В октябре 1912 г. сербские войска
нанесли поражение туркам у Куманово, затем последовательно заня-
ли Скопье, Призрен, Дьяково.
Болгарская армия, действовавшая во Фракии, после ряда побед
начала движение по направлению к заветной цели христиан — Кон-
стантинополю. Действия греческих частей также были успешны.
В частности, в начале ноября были заняты Салоники. Поражения
принудили Турцию обратиться в итоге к посредничеству великих
дер жав для заключения столь необходимого для нее мира.
Но мир намечался в будущем, и воинственный Белград стремил-
ся выйти на Адриатику. 18 ноября 1912 г. сербские части, преодоле-
вая сопротивление албанцев, вышли к желанному морю.
Предвестником победы стал акт от 3 декабря 1912 г. о перемирии,
по которому турецкая сторона признала территориальные измене-
ния, ставшие следствием победоносных действий стран Балканского
союза.
Однако произошедший 23 января 1913 г. государственный пере-
ворот в Турции прервал было начавшиеся переговоры о мире, кото-
рые были вскоре возобновлены по просьбе турецкой стороны после
ее военных неудач.
Мирный договор был подписан, но мир так и не наступил вследст-
вие раздора в сфере дележа новых территорий. Для Болгарии — маке-
донских земель, на которые претендовали те же сербы с греками.
Петербург был поставлен в весьма затруднительное положение:
кого следует поддерживать, на кого делать ставку? Если посланник в
Белграде Н. Г. Гартвиг был решительным защитником сербских ин-
тересов, считая, что именно Сербия является надежным оплотом Рос-
сии на Балканах, то его коллега в Софии Н. А. Неклюдов с не мень-
шим жаром выступал за укрепление связей с Болгарией. Возможную
гарантию по предотвращению надвигавшейся межсоюзнической
войны он видел в браке болгарского престолонаследника Бориса с
одной из русских великих княжон31. Подобный брак, по мнению дип-
ломата, уменьшил бы, если не нейтрализовал, опасность новой вой-
ны. Однако в Петербурге этот несомненно удачный ход не получил
одобрения. В столице уже делали ставку на Сербию, все решительнее
поворачивавшуюся к России, нежели на Болгарию с ее подозритель-
ным заигрыванием с Веной.
 
22 Сазонов С. Д. Воспоминания. М., 1991. С. 58–59.
23 Там же. С. 64.
24 Сазонов С. Д. Воспоминания. М., 1991. С. 64.
25 Подробнее см.: Искендеров П. А. Балканские войны 1912–1913 гг. // В «пороховом пог-
ребе Европы». 1878–1914 гг. М., 2003. С. 483.
26 Дочев И. Сага за балканската война. Дневник на свещеник Иван Дочев. София, 2012. С. 24.
27 Там же. С. 101.
28 Там же. С. 153.
29 Дочев И. Сага за балканската война. Дневник на свещеник Иван Дочев. С. 125, 139.
30 Там же. С. 212–213.
31 АВПРИ. Ф. Политархив. Д. 1351. Л. 62.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 04.10 2020

Первая Балканская война. Фракийский (Турецко-болгарский) фронт. "С турками во Фракии":

 

https://anemi.lib.uo...age=428&lang=en

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 06.12 2020

Качественный рассказ на греческом языке о ходе осады Бизани и Яннины. Оказывается, Бизани на самом деле греки не взяли. Просто передовой отряд во-главе с героем войны Велиссариу прорвался ночью к Яннине, и местные турецкие власти запаниковав капитулировали - они сочли, что мощные укрепления в Бизани уже пали. Греки экстренно оформили капитуляцию, пока турки не очухались. Оказывается, воспеваемый турецкой пропагандой Эсат-паша лоханулся гораздо хуже, чем заклеймлённый болгарской (а вслед за ней и кемалистской) пропагандой защитник Салоник (сдавший город грекам после поражений своих сил при Сарандапоре и при Енидзе Вардаре (Яннице)) - Хасан Тахсин-паша:

 

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 06.12 2020

Йозеп Кеп, венгерский кинематографист, с 1910 года держал кинематограф на площади Синтагмы (Конституции) в Афинах. Во время Балканских войн, и до 1917 года он был нанят королевским двором Греции для рекламы при помощи короткометражных лент разных туристических мест Греции, а также для рекламы правоты и правомерности поведения Греции в ходе Балканских войн.

 

Первой Балканской войне (Кеп следовал с греческой армией от Ларисы до Салоник, впоследствии он снимал на камеру военнопленных, добычу, затем - битву при Бизани (с момента принятия командования Эпирским фронтом наследным принцем, а вскоре и королём - Константином) и момент капитуляции Яннины; есть также кадры морских боёв этой войны; кадры продвижения в Северный Эпир (ныне в Албании); кадры похорон убитого греком короля Георгия; кадры с переговоров в Лондоне) посвящены кадры с секунды 8:04 до секунды 29:48:

 

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 22.02 2021

Ход войны греков и турок на Эпирском Фронте. Излагаю по Истории Греческой Нации издательство. Афинон. Я умышленно опустил подробности о боях и о ходе боевых действий при осада городов. Мне показалось важнее показать общий ход дел, а не утопить в деталях.

В начале Балканской войны греческая сухопутная армия сконцентрировалась на двух направлениях: в Фессалии (фессалийская армия), удар которой был направлен на Элассону и на Македонию (тут расположились 7 дивизий) и в Арте (эпирская армия), удар которой был направлен на Эпир (тут расположилась одна дивизия). После окончания завоевания Македонии, греческая армия была в основном переведена оттуда в Эпир.

В начале войны Эпирская Армия Греции, руководимая генерал-лейтенантом Константином Сапундзаки, насчитывала 8 пехотных и эвзонских полков, 1 конную силу и 24 пушки - то есть силы примерно одной дивизии. Позднее ее усилили двумя из трёх батальонов Критского Полка, и Легионом Гарибальдийцев. Общая сила Эпирской Армии в ходе первой фазы войны насчитывала 10 - 13 тысяч человек.

В начале войны действия эпирской армии были ограничены захватом Никополя и Превезы (21 апреля 1912 года). Эта фаза была завершена на этом фронте битвой при Пенде Пигадья, 24 - 30 октября 1912 года, завершившейся победой греков. После этого до 29 ноября стычки на Эпирском Фронте прекратились. Однако 20 ноября в Эпир прибыли подкрепления в виде одной дивизии из Македонии (2-я дивизия). Прибывшие получили приказ совершить отвлекающий маневр в виде высадки у Авлоны (Валоны) своим 2-м полком. По пути туда маршрут поменялся, и высадка была совершена 24 ноября в Айи Саранда, откуда армия направилась в сторону Дельвино. Но выйдя из Айи Саранда уже через несколько километров греки подверглись неожиданному нападению противника на реке Каласьотико. Победа осталась за турками. В тот же день греки снова сели на корабли и вернулись в Превезу 30 ноября.

Между тем, 26 ноября греческий отряд из Олицико занял Скалу Парамифьи (гарнизон которой был захвачен врасплох и пленен), расширив тем самым занятую греками территорию в Эпире. 25 ноября резиденция Штаба Эпирского Фронта была перенесена из Превезы в Филиппиаду. А общее наступление на Яннину было назначено на 29 ноября

Между тем, 27 октября 1912 года отряд из 330 человек выступив из Каламбаки захватил Мецово. 9 ноября этот отряд отбил в местечке Трия Ханья нападение 2 иррегулярных турецких батальонов, стремившихся вновь занять Мецово. Целью захвата Мецово было отвлечение внимания турок с Южного Фронта у Арты, откуда началось главное наступление греков. Поэтому 17, 18 и 19 ноября в Мецово собрались подкрепления: тыловая дивизия, отряд греческих краснорубашечников (эрифрохитонес) и отряд итальянских гаррибальдийцев во главе с Riccioti Garribaldi. К 20 ноября силы в Мецово достигли 3.800 человек. 23 ноября они заняли Сиррако, а 26 ноября - высоты Дрискос и Кондовраки, куда 9 ноября отступили 2 турецких полка. Но на другой день турки контратаковали, получив подкрепления частей 19-й турецкой дивизии, которая оставила Корицу (греческий город в Албании; албанское название - Корче), а также равнинного артиллерийского отряда (оснащено пушками, захваченными турками у греков в ходе столкновения при Соровиче, откуда те бежали). Мецовские греческие силы смогли удержать свои позиции до полудня 28 ноября, и лишь тогда под давлением численно превосходящего противника и не имея артиллерии для обеспечения своей обороны, они отступили восточном направлении. К тому времени в Мецово пришли и первые части отряда эвзонов Неаполя-Сиатисты в качестве подкрепления грекам. А уроженец Химары (греческий город на территории Албании) Спирос Спиромильос (полковник жандармерии, а также участник Борьбы за Македонию в качестве "капитана Буаса" (призывной для вскрытия истинной личности), набрал на Керкире отряд добровольцев и высадившись 5 ноября в окрестностях родного города. Вскоре он полностью освободил регион Химары, где и продолжал оставаться в дальнейшем.

Первое наступление на Яннину заняло время с 29 ноября по 11 декабря 1912 года. С 11 декабря шла осада Яннины греками, знаменовавшая вторую фазу нападения на город, завершившуюся 19 февраля 1913 года. Последнее нападение на Яннину началось 19 февраля, и завершилось взятие города через капитуляции 22 февраля.

В районе города Яннины и редутов Бизани грекам в плен удалось свыше 20 тысяч турецких военнослужащих. Но стадо известно, что значительная часть турецких сил, включая почти нетронутую 13-ю дивизию избежала плетения и отступила в Северный Эпир. Это было не менее 15 тысяч солдат при 15 оружия. В день падения Яннины был телеграммой отдан приказ дивизии размещённой в Корице перерезать туркам путь. Дивизия выступила немедленно, и 23 ноября заняла Лесковики, а на следующий день Коницу. 27 ноября отряд этой дивизии занял Премети, и 2 марта туда же явились и все остальные части дивизии. Утром 3 марта из Премети дивизия направилась к Клисуре. Однако через несколько часов, около 11 утра, по ней с высот расположенных на северо- запад от дороги для повозок начал вестись огонь. После недолгого боя противник был оттеснен, и в тот же вечер авангард дивизии греков вступил в Клисуру. 4 марта там собралась вся дивизия. Местные жители сообщили, что силы турок уже успели уйти в Тепелени, а бой 3 марта греки бились с их арьергардом. Приказом из Штаба от 7 марта, центром дислокации дивизии греков стал город Клисура.

Между тем, с уходом 13-й турецкой дивизии "Ахеронтсктй Отряд" состоявшийся из 11 рот вновь перешёл на западную сторону реки, и занял там к 25 февраля Маргарити, Паргу и Филиаты. 1 марта по приказу из Штаба он направился к Айи Саранда, куда и прибыл 3 марта.

После падения Яннины 4 и 6 дивизии были возвращены в Салоники, а остальная армия готовилась к наступлению на север. Первой выступила 27 февраля 8 дивизия усиленная конным полком. Она двинулась в сторону Аргирокастра (греческий город на территории современного. Албании). 2 марта за ней тем же маршрутом последовала 2 дивизия. 28 февраля передовые разьезды 8 дивизии достигли местечка Хани Эльяс близ Калпаки, где путём рекогнисцировок конного полка гествовавшего впереди дивизии стало известно о пребывании в Какавье 2.500 турок. Здесь 2 марта дивизия дала противнику короткий бой, и тот под угрозой оказаться в окружении отступил. В полдень 3 марта части 8 дивизии вошли в Аргирокастр, а также по просьбе жителей Дельвино заняли и этот городок. 4 марта конный полк греков захватил Тепелени, где стало известно, что отступавшие силы турок сконцентрировались в Берате. Там они оставались до подписания Лондонского мира никоим образом не беспокоят греков.

Элевтериос Венизелос в своей телеграмме от 1 марта 1913 года к гланокомандующему, коронному принцу Константину, указал ему линию, за пределы которой тот ни в коем разе не должен был наступать, поскольку территории на которые претендовала Греция находились лишь в ее пределах. Эта линия лежала на север от Тепелени, Дагли Дага и Панарети, и завершилась в Мосхополе. В телеграмме от 2 марта Венизелос жестко воспрещал главнокомандующему захватывать Авлону (греч. город на территории современной. Албании) - к ней сильный интерес проявляла Италия.

5 марта принц Константин получил от Венизелоса телеграмму о том что убит его отец король Георгий, и 6 марта он отбыл на похороны отца в Афины.

Между тем Эпир постепенно начала покидать греческая армия, которую возвращали в Македонию, где росла агрессивность болгар. Вслед за 4 и 6 дивизия и, уехала, 7 марта, и 2-я. 23 марта в Корицу вернулась 3 дивизия. В районе Клисуры ее сменила 8 дивизия, на месте которой в регионе Аргирокастра - Тепелени была размещена новая, 9-я дивизия, сформированная 18 марта на основании эскадрона Мецово, отряда Химары и 24-го пехотного полка (недавно сформированной из отрядов Ахеронта и Олицика, а также из запас ников (эфедров)). 5 июля, уже в разгар войны против болгар, в Кавалу была переведена 8-я дивизия, после чего для обороны Эпира и для защиты местного населения от набегов албанцев осталась лишь 9-я дивизия.
Ответить