←  Новейшее время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

II Балканская война

Фотография andy4675 andy4675 Сегодня, 12:06 PM

Никифоров:

 

Дележ добычи, начавший-
ся после разгрома Османской империи, вызвал вскоре распад союза и
привел к междоусобной Второй Балканской войне 1913 г. Шовинис-
тически настроенная буржуазия и милитаристские круги оказывали
все большее влияние на политическую ситуацию на Балканах, пре-
вратившихся в «пороховой погреб Европы».
Уже через несколько месяцев, в июне 1913 г., желание Болгарии
заручиться более благоприятным для себя стратегическим положе-
нием толкнуло ее на военные действия в Македонии, разрушив тем
самым Балканский союз. Во Вторую Балканскую (межсоюзническую)
войну теперь были вовлечены силы Болгарии, Сербии, Греции, Ру-
мынии, Черногории, а также Турции.
 
...
 
Во вре-
мя Первой и Второй Балканских войн дипломатия России делала все,
что было в ее силах, чтобы снять напряжение между балканскими
странами, но эта политика не принесла желаемых результатов. Бол-
гария надеялась заполучить почти всю Македонию и район Салоник,
несмотря на то, что Греция уже захватила эти территории. Диплома-
тическая служба России пыталась урезонить болгар и греков и разре-
шить спорные вопросы мирным путем. В результате в Афинах лишь
усилилось раздражение.
Тем временем греческие войска двинулись в бой и провели 19–21 ию-
ня первое победоносное сражение при Килкисе, ставшее началом
вытеснения ими болгар из Македонии. 10 июля была оккупирована
Кавала, еще через две недели — Александруполис и многие другие
территории. В декларации греческого правительства говорилось:
«Мы поставлены ныне перед необходимостью принять военный вы-
зов, который состоялся без всякого предварительного объявления.
Но мы имеем твердую веру в святость борьбы, в ее справедливость и
неизбежность, ибо мы боремся не для того, чтобы завоевывать чужие
территории, а для сохранения того, что нам принадлежит»43.
Российское общественное мнение посчитало результаты двух
Балканских войн поражением национальных интересов России и
победой Центральных держав. Славянские государства теперь были
разделены враждой; только Сербия и Черногория оставались друзья-
ми России. Отношения с Грецией были испорчены, но в целом были
лучше, чем со славянской Болгарией. Оплошность российской дип-
ломатии была исправлена активным содействием в деле присоедине-
ния Крита к Греции в 1913 г.
Балканские войны сопровождались небывалым патриотическим
подъемом в Греции, а командовавший греческой армией кронпринц
Константин стал национальным героем. Греки получили почти пол-
ное удовлетворение своих вековых чаяний. Восторженная встреча в
Афинах короля Константина, получившего престол после убийства
его отца в Салониках в марте 1913 г., в день подписания Бухарестско-
го мира, превратилась в национальный праздник.
Бухарестский мир 1913 г., который подвел итоги двух Балканских
войн, стал для греков настоящим триумфом. Греция получила бога-
тые земли Южной Македонии, включая «лучший европейский порт
на Эгейском море» — Салоники, часть Западной Фракии с Кавалой,
Драмой, Серре, Южным Эпиром с г. Янина и большинство островов
в Эгейском море, а затем и вожделенный Крит. В состав Греческого
королевства вошел фактически и полуостров Афон. Греция увеличи-
ла свою территорию на 68 %, а население — на 78 %, выйдя по пос-
леднему показателю на первое место среди балканских государств, не
считая Турции.
Балканские войны 1912–1913 гг. стали для греческого государст-
ва не менее значимыми, чем национальная война 1821–1829 гг., в
результате которой было создано первое независимое государство
на Балканах — Греция. Возросла ее политическая и стратегическая
роль на Балканах и в Средиземноморье. Армия и дух нации находи-
лись на подъеме, и это еще больше разжигало стремление греков по
всему миру к осуществлению их мечты о захвате Константинополя и
возвращении выходящих к Эгейскому морю районов Малой Азии 44.
Сбывалось пророчество Е. П. Демидова о том, что скоро грекам по-
надобится не только луна, но и солнце. Венизелос в разговоре с дру-
зьями, состоявшемся после подписания мира, воскликнул: «А теперь
обратим наши взоры на Восток!».
 
 
43 АВПРИ. Ф. Политархив. 1912 г. Д. 332. Л. 303 об. См. также: Соколовская О. В. Основ-
ные проблемы внешней политики Греции в конце XIX в. // В «пороховом погребе Европы».
1878–1914 гг. С. 228–251.
44 Греция собиралась также отвоевать Западную Фракию, претендовала на Северный Эпир,
перешедший к Албании.
 
Первая победоносная Балканская война привела к фактическо-
му расколу балканского мира, к взаимной вражде между недавними
союзниками в вопросе, повторяю, дележа территорий.
В этой нелегкой ситуации первый шаг к разрешению вопроса
«национального объединения» сделала София, начав военные дейс-
твия против сербов.
Скажу от себя, что национализм на Балканах всегда связан с вой-
нами, со стремлением «исправить» историю.
Стоит добавить, что выход Болгарии из Балканского союза был
воспринят резко отрицательно экзархом Иосифом, получившим
информацию о подготовке союза с Центральными державами и
Турцией32.
29 июня 1913 г. болгарские войска осуществили нападение на
сербские позиции на реке Брегалница. На стороне Сербии высту-
пили Черногория, Греция, Румыния, а также Турция. Военные силы
оказались слишком неравными, и поражение Болгарии было предо-
пределено.
Турецкие войска вновь заняли Адрианополь и часть Фракии.
Румынская армия двигалась на софийском направлении, угрожая
болгарской столице.
Сербские части одержали победу над болгарами на реке Брегал-
ница. 20 июля София запросила перемирия, которое не было отверг-
нуто победителями во многом благодаря советам России33.
Впереди был «злосчастный» для болгар Бухарест.
Если же говорить о самих картинах быта военного времени, там
были и «захватчики», и «освободители», действовавшие по принци-
пу — «нам чужого не надо, но и свое не отдадим». И недавний осво-
бодитель становился хозяином на новых землях. Так, судя по болгар-
ским документам, на новых территориях, «освоенных» сербами, шли
грабежи, притеснения, оскорбления, репрессалия, убийства, аресты
и заключения в тюрьмы как болгарского духовенства, так и самого
болгарского населения, прежде всего учительства, именитых граж-
дан. Цель Белграда состояла в проведении политики «сербизации»
(в частности, менять окончание болгарских фамилий на сербское
«ич»)34, в признании главенства сербской церкви, то есть в очеред-
ном «освоении» несчастной Македонии, где новорожденным было
приказано давать сербские имена35. Однако, и в наш, уже XXI век,
болгаро-сербские отношения так и остались «отношениями», не под-
нявшись на другую, высокую ступень родства славянских народов.
«Славянство есть, — писал его жестокий критик К. Н. Леонтьев, —
славизма нет». Впрочем, о каком славизме могла идти речь, когда
можно было услышать от какого-либо «грубого» серба такие слова,
обращенные к болгарскому священнику: «Среден ти пут, попе, … ти
материна»36. («Счастливо тебе пути, поп», далее идет ненормативная
лексика).
Впрочем, эти слова могли бы принадлежать и «грубому» болгари-
ну при иных обстоятельствах, когда хозяином положения был он.
В этой войне «отличались» и эллины, которые как и болгары,
проводили агитацию по «возвращению» болгар в греков. Бывало,
они угрожали им, в случае неподчинения, записать болгар в цыга-
не37. И при греках болгары сидели в салоникской тюрьме, «единст-
венная вина которых была в том, что они родились болгарами и хо-
тели такими и умирать»38. Судя по документам, греки действовали с
не меньшей жестокостью по отношению к болгарам, проявлявшим
самую малейшую степень самостоятельности, даже и без таковой.
Здесь также хватало насилия: духовное лицо чистило арестантские
нужники39, девицы были, как обыкновенно в истории происходит
на протяжении тысячелетий, насилованы, около пяти с полови-
ной тысяч болгар были помещены в концентрационный лагерь на
о. Трикери40.
 
31 АВПРИ. Ф. Политархив. Д. 1351. Л. 62.
32 Екзарх Стефан I Български. Документален сборник. София, 2003. С. 15–16.
33 Подробнее см.: Искендеров П. А. Балканские войны. С. 498– 499.
34 Последните български владици в Македония. Съставител Лизбет Любенова. София,
2012. С. 64.
35 Там же. С. 33.
36 Там же. С. 27.
37 Там же. С. 75, 76.
38 Там же. С. 78.
39 Там же. С. 87.
40 Там же. С. 92–99.

 

 
 

Все последние обвинения - это просто набор ярлыков болгарской пропаганды того времени, которые смешно и разбирать. В плен к грекам попало 5.330 болгар, во время Второй Балканской войны. В плену они пробыли менее 5 месяцев (сама войга длилась МЕСЯЦ). И разместили военнопленных болгар не только на острове Трикери (на самом деле: Палео Трикери), но и в других местах - на острове Итака, в Митилене (на острове Лесбос), в Халкидике... А концентрационным - панславистская пропаганда называет только лагер на острове Палео Трикери. Я не знаю, как там мучали или не мучали болгар. То что я знаю - это то, что именно на этом острове была эпидемия холеры, среди болгарских военнопленных. Эпидемия холеры была зафиксирована в зоне оккупации Болгарии, в городе Серрес, ещё как минимум с начала весны 1913 года. То есть то, что конкретно на этом острове среди болгарских военнопленных могла быть повышенная смертность - это вероятно. С другой стороны, нам точно известно, что все тысяча военнопленных болгар, которые оказались на Итаке, живыми и невредимыми вернулись в Болгарию.

 

 

Впрочем, и болгары чинили насилия над греческим духовенст-

вом, например, в Сересе41, держали в плену греческих владык42. От-
сюда и можно вывести ту ненависть к болгарам. Собственно говоря,
здесь действовало ветхозаветное правило: «око за око, зуб за зуб».
 
41 Там же. С. 123.

 

Болгария оккупировала густонаселённые греками территории Македонии в течении 6-7 месяцев (в Западной Фракии подобная оккупация продолжалась около 5,5 - 6 лет), в течении которых болгарские власти издевались над любым, кто не декларировал себя болгарином, а тем паче если это был активный грек-патриот (или турок-патриот). Греки же никакой густонаселённой болгарами территории не оккупировали (да и сама Вторая Балканская война шла всего-лишь 1 месяц), да и там, где проживали болгары, болгарская армия насильственно эвакуировала их с собой вместе в Болгарию, когда началось её повсеместное отступление. То, что оккупированные болгарами земли не были болгаронаселёнными, а были преимущественно неболгаронаселёнными, наиболее ярко свидетельствуется тем фактом, что во всех этих землях болгарская армия получала отпор, встречалась с сопротивлением местного населения. А греческая армия с таким сопротивлением от местного населения не встречалась.

 

По-моему, очевидно, кто врёт. Также как очевидно и то, зачем врёт. Громче всех кричит "на помощь! воры!" тот, кто сам вор.

 

Болгарская история сохранила благодарную память о русских
дипломатах, в частности, о консуле в Салониках Беляеве, благодаря
помощи которого владыка Иларион и ряд других были отпущены на
свободу 43.
Тут же надо упомянуть консула в Одрине С. А. Клименко, много
сделавшего для облегчения участи болгар при осаде города44.
Одним из интересных документов того времени является письмо
от 18 июля 1913 г. македонских болгар, проживавших в Константино-
поле, экзарху Иосифу I. Излагая в нем все несчастия, обрушившиеся
на их братьев в Македонии и подчеркивая равнодушие к происходя-
щему императора православной России, авторы письма просили эк-
зарха сделать всё, что возможно, для сохранения целостности и нераз-
деленности болгарского народа. В случае же неудачи, подчеркивали
они, «можно смело сказать, что славянство и православие — два сует-
ных слова», и можно со «спокойной совестью» переходить в унию, ко-
торая защитит народ, язык, училища, церкви45.
Последующие события, связанные с революционными событи-
ями и обретением русскими беженцами «второго дома» в Болгарии,
показали, что «славянство и православие» не были списаны в архив
истории.
Возвращаясь в Бухарест, «основным камнем преткновения в ходе
переговоров стало определение направления сербо-болгарской гра-
ницы в том, что касалось территорий, лежавших на левом берегу
реки Вардар с городами Штип, Кочаны и Струмица, а также греко-
болгарского разграничения во Фракии. В конечном итоге Болгарии
(при поддержке Петербурга, не желавшего чрезмерного ее ослабле-
ния) удалось отстоять Струмицу»46.
Мирный договор был подписан в Бухаресте 10 августа 1913 г. Бол-
гария, можно сказать, должна была платить «по счетам». Достаточно
сказать, что к Румынии «ушла» Южная Добруджа, из македонских
земель Болгарии «достался» лишь Пиринский край, в то время как к
Греции отошла Эгейская Македония с портами Салоники и Кавалла,
Сербия, в свою очередь, захватила Вардарскую Македонию.
 
43 Там же. С. 125.
44 Последните български владици в Македония. С. 160–161.
45 Там же. С. 327–330.
46 Искендеров П. А. Балканские войны. С. 499.

 

 

Не так. Ещё до Пиринского края в состав Болгарии от "Македонии" УЖЕ был передан Кюстендил.
 
29 сентября 1913 г. между Болгарией и Турцией был заключен
Константинопольский мирный договор, согласно которому от сла-
вянской Болгарии отходила Восточная Фракия. София могла доволь-
ствоваться лишь частью Западной Фракии с поселками Дедеагач и
Порто-Лагос на берегу Эгейского моря.
Балканские войны нанесли серьезный удар по экономике всех
участвовавших в них государств. По оценкам австро-венгерских фи-
нансовых экспертов, обе войны обошлись балканским странам в об-
щей сложности в 3 млрд франков, причем на долю Болгарии при-
шлось 670 млн франков47.
 
47 Там же. С. 502.

 

 

Потерпев поражение, болгарские правящие круги не замедлили
обвинить в нем Россию. Апофеозом русофобских настроений стало
стихотворение, каждая строфа которого заканчивалась проклятием
на голову «братской России»48. И хотя номер газеты «Дневник», где
оно было помещено, подвергся конфискации и правительство выра-
зило свое сожаление Неклюдову, тем не менее, эти зарифмованные
проклятия можно было считать первыми горькими плодами настрое-
ний в славянстве, результатом «игры на качелях», уже принесшей не-
мало бед в русско-болгарских отношениях в прошлом.
Прежние клятвы в «вечной благодарности» России были забыты.
Слишком свежи были воспоминания о позорном Бухарестском мире,
по которому Болгария из обширных македонских земель сохранила
лишь Пиринскую Македонию, а Южная Добруджа была присоеди-
нена к Румынии. Как вспоминал Сазонов, «Бухарестский мир был
только пластырем, налепленным на незалеченные балканские язвы,
которым было суждено снова вскрыться не далее как через год... Для
Болгарии Бухарестский мир запечатлевал крушение честолюбивой
мечты Фердинанда Кобургского о создании болгарского царства от
пределов Албании и до Мраморного моря. Горечь обманутых надежд
и затаенная злоба против тех, кого они считали виновниками испы-
танных ими разочарований, поставили судьбы болгарской политики
в тесную связь с венским кабинетом, как это наглядно доказала миро-
вая война 1914 года»49.
И если говорить о болгарских националистах, то их неприязнь к
России, ее политике могла бы быть сконцентрирована в следующих
фразах:
1. Я люблю Россию, но ненавижу русскую политику.
2. Я люблю Россию, но только когда она не решает свои дела за
меня.
3. Я люблю Россию, но ненавижу самодержавие.
4. А за что я должен любить Россию, если после 1878 г. моя роди-
на оказалась под двойным русско-турецким игом?
5. А за что я должен любить Россию, если она всегда была для
меня мачехой?
6. А за что я должен любить Россию, если освобождение ею моей
страны связано с оккупацией?
7. Я ненавижу Россию, потому что она лишила Болгарию Маке-
донии.
8. Я ненавижу Россию, потому что она лишила Болгарию ее пер-
вого князя.
9. Я ненавижу Россию, потому что я всегда “меньший брат” для нее.
Итак, Россия, как считали болгарские национал-патриоты, ста-
ла ответчицей за их неудачи, забывая, что Россия не всемогуща и не
могла позволить себе ссору с державами, поддерживавшими болгарс-
ких оппонентов. Ревизия договора была явно России не под силу, как
и сохранение подобия равновесия на Балканах.
Болгарское правительство начинает открытую политику сбли-
жения с Германией и Австро-Венгрией. Наглядным свидетельством
этого курса было заключение займа в Германии, чего так упорно не
хотела допускать русская дипломатия. Предлагаемое ею посредни-
чество по получению кредита во Франции было отвергнуто. В разго-
воре с русским посланником А. А. Савинским (июль 1914 г.) болгарс-
кий премьер-министр В. Радославов подчеркнул, что «народ уже не
так верит России, что он чувствует себя оставленным, и оставленным
всеми: теперь мы восстановили против себя Россию, в лице Австрии и
Германии мы имеем только врагов славянства, с соседями мы со все-
ми в ссоре; мы не славяне — мы монголы, и ничего у нас нет общего
ни с сербами, ни с русскими»50.
Ясно было одно: болгарское правительство готово к заключению
союза даже с неприятелями России, лишь бы добиться реванша в ма-
кедонском вопросе.
В непростой ситуации, сложившейся в результате Балканских
войн, для Фердинанда было два варианта дальнейшей политики:
отречение от престола или продолжение борьбы за дело «нацио-
нального объединения» в ходе грядущей войны. По мнению экзар-
ха Иосифа, он должен был покинуть престол. Убеждение экзарха в
необходимости отречения Фердинанда, сеющего только зло в Болга-
рии, было подкреплено информацией о готовящейся царем церков-
ной унии с Римом и о подготовке союза с Центральными державами
и Турцией51. Экзарх, глубоко переживавший болгарскую драму, пря-
мо заявил потерявшему, по его мнению, все моральные права оста-
ваться на троне Фердинанду: «Если Вы любите Болгарию, если Вы
дорожите династией, Вы должны отречься от престола». Однако Фер-
динанд не собирался уходить на покой. Он готовился к реваншу. Сам
же экзарх умер со словами: «Болгарский престол занят иностранцем.
Он покинет несчастную Болгарию после того, как опозорит и погу-
бит болгарские чаяния и идеалы... Храните Болгарию, которая нахо-
дится на страшном распутье»52.
«Чаяния и идеалы» были присущи и Фердинанду, и пришедше-
му к власти летом 1913 г. правительству «либеральной концентра-
ции», в котором руководящая роль принадлежала авторам извест-
ного «письма от 23 июля», отправленного царю Фердинанду. В этом
письме, полном неприятных и резких высказываний в адрес русской
политики в Болгарии, настойчиво «рекомендовалась единственно
спасительная политика сближения с Австрией». Письмо было напи-
сано «в момент, когда сам Данев, шеф болгарских русофилов, при-
знал свою русофильскую политику “обанкротившеюся”; когда все
в Болгарии винили Россию и в отказе Сербии от договора... Авторы
письма лишь придали, — как подчеркивал русский корреспондент
в Болгарии, — положительно австрофильскую форму этому отрица-
тельному русофильскому настроению и сделали они это не столь-
ко потому, что повиновались глубокому внутреннему убеждению,
сколько потому, что такое выступление сулило им власть»53. Одно за-
мечание: эта «власть» давала им возможность «поправить» курс бол-
гарской политики.
Конечно, в России знали о царящих настроениях в Болгарии, рав-
но как и признавали желательность привлечения Болгарии на свою
сторону. Так, в июле 1914 г. А. В. Неклюдов, как он писал позднее в
своих воспоминаниях, подал записку на имя Сазонова о высадке
мощного десанта в Варне или в Бургасе с одновременным изданием
«прокламации, обращенной к местному населению и убеждающей
его, что целью прихода русских войск является возвращение Адриа-
нополя и потерянной во Второй Балканской войне территории, а
также защита от турок». «Все это, — по мнению Неклюдова, — могло
поставить на русскую сторону и народ, и армию, а в конечном счете,
и Фердинанда»54. Однако это предложение не прошло. Достаточно
сказать, что против выступил начальник штаба Ставки М. В. Алексе-
ев, считавший, что Россия не обладает необходимыми силами для ор-
ганизации десанта55.
Начиналась Первая мировая война.
 
48 АВПРИ. Ф. Канцелярия. 1914. Оп. 470. Д. 159. Л. 123 об.
49 Сазонов С. Д. Воспоминания. С. 120–121.
50 Сазонов С. Д. Воспоминания. С. 120–121.
51 Екзарх Стефан I Български. Документален сборник. С. 15–16.
52 Там же. С. 19–20.
53 Калина И. Из Болгарии (Болгарский нейтралитет) // Вестник Европы. 1915. № 2. С. 299.
54 Цит. по: Айрапетов О. Р. Балканы в стратегии Антанты и ее противников (1914–1918 гг.) //
Новая и новейшая история. 2003. № 5. С. 204.
55 Там же.
 
5 февраля 1913 г. правительство Т. Майореску в очередной и пос-
ледний раз продлило действие политического союзного договора с
Австро-Венгрией, а 26 и 27 февраля — с двумя другими державами
Тройственного союза. В тот момент власти Румынии еще не хотели и
не собирались решительно рвать с прежней линией своей внешней
политики, ориентированной на Центральные державы.
После неудачи румыно-болгарских переговоров в Лондоне бо-
лее активную посредническую роль в разрешении спора о границе
в Добрудже стала играть русская дипломатия. В апреле 1913 г. в Пе-
тербурге состоялась конференция послов великих держав: Англии
(Дж. Бьюкенен), Франции (Т. Делькассе), Германии (Ф. Пурталес),
Австро-Венгрии (Д. Турн) и Италии (А. Карлотти), а также главы
МИД Российской империи С. Д. Сазонова. По итогам работы конфе-
ренции 26 апреля (9 мая) 1913 г. был подписан Петербургский прото-
кол, согласно которому Болгария уступала Румынии г. Силистрию с
примыкающей территорией радиусом 3 км, считая от края города91.
По итогам Петербургской конференции Бухарест заявил, что согла-
шается с результатами европейского арбитража, однако оставляет
за собой право действовать, если война на Балканах продолжится и
последуют новые изменения в балансе сил на полуострове 92. Силист-
рия — давнее яблоко раздора на румынско-болгарской границе —
переходила в собственность Бухареста. Однако к югу от Дуная на-
зревали гораздо более серьезные события, которые давали Румынии
основания надеяться, что она сумеет еще больше увеличить размеры
своей прибыли.
Комиссия по разграничению под Силистрией вела работы на
местности, когда в ночь с 16 на 17 (с 29 на 30 июня) 1913 г. болгар-
ская армия внезапно атаковала своих вчерашних союзников, и это
стало началом Второй Балканской войны. Получив от атакованных
Сербии и Греции сообщение о произошедшем, Румыния прекратила
работы комиссии по разграничению. 20 июня в Бухаресте состоялась
четырехчасовая манифестация, участники которой требовали вступ-
ления Румынии в войну; присутствовали и лозунги «Долой Авст ро-
Венгрию!»93. В тот же день 20 июня король Кароль I подписал декрет
о мобилизации румынской армии, которая официально начиналась
с полуночи 23 июня. 27 июня Румыния объявила, что находится в со-
стоянии войны с Болгарией. Одновременно Бухарест обратился ко
всем европейским державам с нотой о том, что не стремится к тер-
риториальным приращениям, а хочет лишь помешать установлению
гегемонии Болгарии на Балканах и обеспечить для себя стратегичес-
ки обеспеченную линию границы в Добрудже 94.
Разведка российского Одесского военного округа отмечала, что
румынской прессой, интеллигенцией и большинством городского
населения Румынии мобилизация против Болгарии была встречена с
огромным энтузиазмом. На улицах проходили патриотические мани-
фестации, на которых среди прочих лозунгов звучало: «Долой Болга-
рию и Австрию», «Нам надоела Австрия», «Да здравствует Россия»95.
Таким образом, предстоящий поход против Болгарии воспринимался
политическим классом Румынии как антиавстрийское действие.
В общей сложности под знамена было призвано 568 800 чел., из
которых, по данным русской военной разведки, реально явилось поч-
ти 400 тыс. человек. Из-за погрешностей в мобилизационном плани-
ровании румынских военных властей, число явившихся резервистов
оказалось значительно больше, чем требовалось для укомплектова-
ния частей армии военного времени. В итоге около 100 тыс. призван-
ных было распущено по домам. А вот укомплектование армии конс-
ким составом вызвало большие затруднения, из-за нехватки в стране
лошадей нужного качества. Общая сила мобилизованной полевой
армии Румынии летом 1913 г. составляла 223 батальона, 83 эскадрона,
528 полевых, 6 конных и 16 горных скорострельных орудий, 60 поле-
вых и 8 тяжелых скорострельных гаубиц, 38 рот инженерных войск; в
общей сложности около 250 000 штыков, 13 000 сабель и 636 орудий96.
Считая резервные и тыловые части, мобилизованная армия насчиты-
вала 11 500 офицеров и около 400 тыс. нижних чинов97.
Переправа румынских войск через Дунай началась 2 июля; к
11 июля переправились все четыре корпуса, предназначенные для
действий в Северной Болгарии98. На неприятельской территории ру-
мыны не встретили никакого сопротивления, так как вся болгарская
армия в это время вела тяжелые бои на сербском и греческом фрон-
тах. В Северной Болгарии румынские войска чувствовали себя в пол-
ной безопасности. Дивизии и целые корпуса румынской армии могли
двигаться по одной дороге длинной растянутой колонной со скорос-
тью 20–25 км в день. Единственный боевой успех румынской армии
во Вторую Балканскую войну был одержан 1-й кавалерийской диви-
зией генерала Георгия Богдана, которая 5 июля под Фердинандовом
окружила и практически без сопротивления взяла в плен два полка и
артиллерийский дивизион 9-й болгарской дивизии, отступавшей из
пределов Сербии от Белоградчика. О направлении движения болгар
румынское командование было оповещено сербами.
Для румынских войск операции против Болгарии приобрели ха-
рактер военной прогулки. Военный корреспондент петербургской
газеты «Новое время» Генштаба полковник В. Н. фон Дрейер в сво-
ей книге называл действия румынской армии в 1913 г. «опереточной
войной» и «царским маневром»99. Один смелый подпоручик из кава-
лерийского 5-го рошиорского полка вместе со своим ординарцем по
собственной инициативе побывал в совершенно беззащитной Варне и
потребовал у местных властей сдачи этого города и Евксинограда, лет-
ней резиденции болгарского царя. В ответ префект Варны, чтобы хоть
как-то исправить нелепость ситуации, просил его прибыть хотя бы со
взводом солдат. В итоге румынский офицер за свою самодея тельность
получил взыскание от начальства, в планы которого в тот момент не
входило занятие Варны 100. На софийском направлении румынские
войска продвигались стремительно и также добивались бескровных
успехов. К 15 июля пехота уже прочно занимала линию балканских
перевалов Враца–Орхание–Этрополь–Златица; кавалерийские разъез-
ды находились в 15–20 км от Софии. Болгария оказалась лишена воз-
можности к дальнейшему сопротивлению и запросила мира.
Все операции румынской армии, связанные с ее балканским по-
ходом, длились чуть больше двух месяцев: демобилизация была на-
чата 31 июля; с 5 по 16 августа румынские части переправились из-за
Дуная; к 1 сентября все они вернулись в свои гарнизоны. По наблю-
дениям русского военного агента Е. А. Искрицкого, войска возвраща-
лись с войны без особого энтузиазма, так как не одержали никаких
побед. Людские потери составили около 2 тыс. человек, павших жерт-
вами холеры. В финансовом отношении победоносный поход, кото-
рый некоторые скептики называли «холерной экспедицией», стоил
Румынии немногим более 100 млн лей. «Таким образом, конечный
политический результат, достигнутый румынами, несомненно блес-
тящий», — докладывал Искрицкий 101.
Фактически, в результате событий лета 1913 г. Румыния без крови
завоевала статус арбитра и жандарма всего Балканского полуострова.
Косвенно это проявилось и в выборе места для проведения мирной
конференции. Она начала работу 17 июля 1913 г. в Бухаресте, пред-
седателем был избран глава правительства Румынии Т. Майореску.
Дипломатическая деятельность последнего на Бухарестской конфе-
ренции была расценена большинством в правящей элите Румынии
как несомненный успех. Однако его партнер по коалиции Т. Ионес-
ку остался недоволен, так как он считал задачей политики Румынии
не просто заключение мира, но образование союза балканских госу-
дарств для защиты положений мирного договора. Это внесло рознь в
ряды коалиционного правительства102.
28 июля (10) августа 1913 г. был подписан Бухарестский мирный
договор, завершивший Вторую Балканскую войну. Судьба Южной
Добруджи определялась 2-й статьей этого трактата, которая гласила:
«Между Царством Болгария и Королевством Румыния старая грани-
ца между Дунаем и Черным морем исправляется, согласно протоколу
№ 5 от 22 июля (4 августа) 1913 года Бухарестской конференции, сле-
дующим образом: новая граница идет от Дуная, выше Туртукая по
течению реки, и достигает Черного моря, к югу от Экрене. […] Особо
оговорено, что Болгария в срок не более двух лет уничтожит сущест-
вующие фортификационные сооружения и не будет строить новых в
Рущуке, в Шумле, в промежуточной между ними области и в двадца-
тикилометровой зоне около Балчика»103.
Таким образом, по Бухарестскому миру Румыния приобрела тер-
риторию болгарской Южной Добруджи общей площадью 7609 км2, с
городами Туртукай, Силистрия, Добрич и Балчик. Для обозначения
приобретенных земель румынская печать стала использовать выраже-
ния «Новая Добруджа» или «Кадрилатер» (т. е. «Четырехугольник»).
В административном отношении присоединенные территории обра-
зовали два новых жудеца (уезда) королевства Румыния — Дуростор
(с центром в Силистрии) и Калиакра (с центром в Базарджике/
Добриче)104. По данным болгарской статистики, к моменту аннексии
из 286 тыс. жителей области только 6348 были румынами. Современ-
ная румынская научная литература даже не пытается оспаривать тот
факт, что Румыния не имела ни малейших этнографических прав на
владение данной территорией. Со стороны Бухареста этот захват был
актом неприкрытого военно-политического хищничества, «импери-
ализма квадратных километров», за который рано или поздно пред-
стояло заплатить по счету.
 
91 Iordache A. Criza politică din România şi războaiele balcanice 1911–1913. Bucureşti, 1998.
P. 228.
92 Garoescu G. G. Războaiele balcanice 1912–1913 ş i Campania română din Bulgaria / Ed. a II-a.
Bucureşti, 1935. P. 108.
93 Кросс Б. Б. Румыния между Тройственным союзом и Антантой… С. 74.
94 Iordache A. Viaţa politică în România… P. 226.
95 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Ед. хр. 3123. Л. 16–35. «Отчет о мобилизации, перевозках, пе-
реправе и общем состоянии румынской армии в Балканскую войну 1913 года (По негласным
сведениям, полученным Разведывательным отделением штаба Одесского военного округа в
Румынии)».
96 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Ед. хр. 3123. Л. 16–35. «Отчет о мобилизации, перевозках, пе-
реправе и общем состоянии румынской армии в Балканскую войну 1913 года (По негласным
сведениям, полученным Разведывательным отделением штаба Одесского военного округа в
Румынии)».
97 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Ед. хр. 3124. Л. 25 об.
98 Там же. Л. 6.
99 Дрейер В. Н., фон. Разгром Болгарии. Вторая балканская война. 1913 г. СПб., 1914. С. 151.
100 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Ед. хр. 3124. Л. 8.
101 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Ед. хр. 3124. Л. 18 об.
102 Iordache A. Criza politică din România şi războaiele balcanice 1911–1913. P. 250–251.
103 Букурещки договор за мир. 28 юли / 10 август 1913 г. // История на българите 1878–1944
в документи. Т. 2. Периодът на войните 1912–1918 / Съст. В. Георгиев, Ст. Трифонов. София,
1997. С. 215–218.
104 Иширков А. Физическа география // Научна експедиция в Добруджа, 1917 г. Доклади
на университетски и други учени / Съставител и редактор проф. Петър Петров /Дял втори.
Статии от сборник „Добруджа”. География, история, етнография, стопанско и държавно-по-
литическо значение (Издание на Съюза на българските учени, писатели и художници. София,
1918). София, б.г. [1994]. С. 71.

 

 

Это всё балабольство. О какой этнографической картине региона идёт речь? О той, которую болгары создали колонизацией Южной Добруджи? Вот как выглядел этнографически регион Южной Добруджи в 19 веке:

 

According to Bulgarian historian Liubomir Miletich, most Bulgarians living in Dobruja in 1900 were nineteenth-century settlers or their descendants.[93][94]

 

https://en.wikipedia.org/wiki/Dobruja

 

В результате Второй Балканской войны и Бухарестского мира 1913 г.
Румыния фактически стала арбитром стран полуострова и гарантом со-
хранения сложившейся по итогам войн 1912–1913 гг. новой расстанов-
ки сил в регионе. По сути дела, Румыния вошла в неформальный блок
государств-победителей, своего рода «Бухарестскую антанту», целью
которой было не допустить реванша Болгарии или Турции. Румыния
ясно заявляла, что будет препятствовать любым попыткам изменения
сложившегося после Балканских войн положения на полуострове 105.
Общность интересов сближала Румынию с Сербией и, следовательно,
все больше углубляла пропасть между Бухарестом и Веной.
Балканские войны стали временем крутого поворота во внешней
и военной политике Румынии, союз которой с Центральными держа-
вами фактически прекратил существовать. Летом 1913 г. русский во-
енный агент полковник Е. А. Искрицкий видел множество воинских
эшелонов возвращающихся с войны румынских частей, вагоны ко-
торых, в основном офицерские, были украшены надписями мелом,
примерно такого содержания: «N-артиллерийский полк со славой
возвращается из балканского похода в город N. Следующий победо-
носный поход — на Будапешт»106.
 
106 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Ед. хр. 3124. Л. 35 об.

 

Ответить