←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Constitutio Antoniniana (эдикт Каракаллы о...

Фотография Стефан Стефан 23.08 2020

Основное мероприятие, связанное с именем Каракаллы – дарование прав римского гражданства всем жителям империи. В 212 г. Каракалла издал эдикт, носящий название Constitutio Antoniniana. По этому эдикту права римских граждан распространялись почти на всё свободное население, кроме неких дедицитиев. Этот законодательный акт завершал процесс ассимиляции всего свободного населения, начавшийся ещё во времена Республики. Древние историки не придавали Constitutio Antoniniana особого значения, считая этот закон исключительно фискальной мерой. Так, Дион Кассий сообщает о нем одной фразой: «Он сделал римлянами всех своих подданных, на словах – чтобы оказать им благодеяние, на деле же, чтобы отсюда к нему притекало больше (налогов), так как перегрины большинство их не платят» (LXXVII, 9). Ни Геродиан, ни автор жизнеописания Каракаллы в «Истории Августов» специально не говорят о нем; последняя только мимоходом упоминает эту меру в связи с его отцом: «Предки (Септимия) были римскими всадниками раньше, чем право гражданства было дано всем» (SHA. Sept. Sev, 1). Несколько раз этот закон упоминается у юристов (напр., Dig., 1, 5, 17), два упоминания у христианских писателей – Григория Чудотворца (In Orig. orat. pan., 1) и {97} Августина (Civ. Dei, V, 17) – вот и все, что сообщает о нем традиция. Очевидно, что античные авторы не сочли его чем-то важным, как это случилось бы, будь он принят за столетие до этого.

 

Папирус, найденный в Египте, сохранил часть этого эдикта: «Император Цезарь Марк Аврелий Север Антонин сказал: Теперь, устранив жалобы и прошения, следует лучше исследовать, каким образом мне воздать благодарность бессмертным богам за то, что этой победой… они меня спасли. Итак, я считаю, что смогу великолепно и благочестиво воздать должное их величию, если я сделаю почитателями богов перегринов, включив их в число моих людей. Поэтому я даю всем перегринам земного круга римское гражданство с сохранением всех категорий городов, исключая дедитициев. Следует не только… но также победой… Кроме того, этот эдикт умножит величие народа римлян, так как станет такое же достоинство…» (Pap. Giessen. 40)3. Папирус сохранился с большими лакунами, многое приходится реконструировать, есть и в принципе невосстановимые строки, кроме того, до сих пор не вполне понятно, содержит ли он один эдикт Каракаллы или компиляцию нескольких законов. Обычно при изучении этого документа исследователи обращаются к текстологии, толкованию термина «дедитиции» или его экономическому и юридическому значению4.

 

 

3 Перевод эдикта Каракаллы дан по: Хрестоматия по истории древнего Рима / п.р. С.Л. Утченко. М., 1962. С. 554.

 

4 Jones A.H.M. Another Interpretation of the Constitutio Antoniniana // JRS. 1936. Vol. XXVI. P. 218–227; Heichelheim F.M. The Text of the Constitutio Antoniniana and the other three decrees of the Emperor Caracalla in Papyrus Gissensis 40 // JEA. 1940. Vol. XXVI. P. 10 ff.; Ранович А.Б. Эдикт Каракаллы о даровании римского гражданства населению империи // ВДИ. 1946. №2. С. 66–80; Штаерман Е.М. К вопросу о dediticii в эдикте Каракаллы // ВДИ. 1946. №2. С. 81–88; A.N. Sherwin-White. The Roman Citizenship. Oxford, 1939. P. 218–227; Millar F. The Date of the Constitutio Antoniniana // JEA. Vol. 48. 1962. P. 124–131; Ельницкий Л.А. Новые эпиграфические данные и эдикт Каракаллы о римском гражданстве // ВДИ. 1980. 1. С. 74–98. {98}

 

Пантелеев А.Д. Жертвы глобализма: эдикт Каракаллы и положение христиан в начале III века // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. Вып. 5 / Под ред. Э.Д. Фролова.  СПб.: Издательство СПбГУ, 2006. С. 97–98.
Ответить

Фотография ddd ddd 30.08 2020

ДЕДИТИЦИИ
(лат. dediticii) - в Др. Риме:
1) племена, покоренные после длит. сопротивления и капитулировавшие без договора, обеспечивающего им к.-л. права;
2) "варвары", поселенные принудительно на рим. землях;
3) отпущенные на волю рабы, ранее осужденные за уголовное преступление или заклейменные господином. Д. не имели права жить в Риме, получать рим. гражданство, составлять завещания и назначаться наследниками; были изъяты из действия эдикта 212, даровавшего всем жителям империи римское гражданство. Статус Д. был отменен Юстинианом.

Источн.: Тит Ливий, Римская история от основания города, пер. под ред. П. Адрианова, 2 изд., M., 1897, кн. 1, (§) 38, кн. 5, (§) 27; Гай, Институции, X., 1891, кн. 1, (§) 4, 5, 7.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 30.08 2020

Изданный в 212 г. н.э. императором Каракаллой эдикт о предоставлении прав римского гражданства всем свободным жителям Римской империи (за исключением так называемых дедитициев), за которым в литературе закрепилось название Constitutio Antoniniana, был важной вехой на пути превращения Римской империи из государства членов общины города Рима в государство всех обитателей огромной средиземноморской державы.

 

Как отмечают современные исследователи, принятие этого важного документа не нашло широкого отклика у современников данного события. По этой причине в нашем распоряжении имеется не такое уж большое количество свидетельств источников для анализа содержания эдикта, целей, которые преследовались императором Каракаллой при его принятии, и предпосылок для такого значительного расширения круга обладателей прав римского гражданства. Информация по этим вопросам содержится в трудах древних авторов (Дион Кассий, автор жизнеописания Септимия Севера в сборнике «Писатели истории Августов»), в эпиграфическом материале и небольшом количестве грекоязычных папирусов.

 

Современные историки уже давно и очень активно изучают ряд аспектов истории Древнего Рима, связанных с принятием Constitutio Antoniniana. В частности, много внимания в литературе уделено вопросу о том, кого в тексте эдикта относили к разряду дедитициев.

 

Затрагивается современными исследователями и вопрос о предпосылках издания рассматриваемого нами эдикта. При этом историки пишут о том, что, хотя, согласно Диону Кассию (LXXVIII, 9) и текстам грекоязычных папирусов, император Каракалла объяснял издание эдикта стремлением расширить круг почитателей традиционных римских богов («я лучшим и наиболее благочестивым образом удовлетворю величие богов, если я всех чужестранцев, когда бы они не вошли в круг моих подданных, приобщу к почитанию наших богов»), в действительности же, издавая свой эдикт, он руководствовался заветом своего отца, императора Септимия Севера, обогащать солдат, а на остальных жителей империи не обращать внимания (см. Dio. LXXVII, 15, 2). Обогащение же солдат достигалось не только повышением жалования отбывавших военную службу солдат, но и тем, что новые римские граждане должны были платить введенный Августом в 6 г. н.э. налог на наследства и дарения (vicesima hereditatum et legatorum), взимавшийся с наследств и дарений, достававшихся не кровным родственникам или прямым наследникам (см. Suet. Oct. 49; Plin. Paneg. 37; Dio Cass. LV, 25; LVI, {62} 28; SHA. M. Antonin. 11), средства от сбора которого поступали в военную казну (aerarium militare) и использовались для выплаты денежного пособия выходившим в почетную отставку преторианцам и легионерам.

 

Некоторые современные исследователи отмечают, что издание эдикта было связано и с тем, что незадолго до него (в декабре 211 г. н.э.) Каракалла организовал убийство своего брата и соправителя Геты. А ведь их отец завещал братьям жить дружно. Расширением возможностей для выплаты денежного пособия выходившим в отставку преторианцам и легионерам, по мнению этих историков, Каракалла надеялся погасить недовольство солдат римской армии убийством сына пользовавшегося большим авторитетом в армейских кругах империи Септимия Севера.

 

На наш взгляд, при выяснении вопроса о причинах принятия Constitutio Antoniniana важно уяснить, почему она была принята именно в 212 г. н.э. Конечно, здесь имел значение факт недавнего убийства Геты. Однако следует иметь в виду и то, что в следующем, 213 г. н.э., исполнялось 20 лет правления династии Северов и этот юбилей следовало отметить денежными подарками и раздачами не в меньших масштабах, чем это было сделано Септимием Севером по случаю 10-летия его правления империей (см. Dio. LXXVII, 1, 1). Кроме того, начиная с этого года, уходили в почетную отставку те легионеры, которые в 193 г. н.э. возвели на императорский престол основателя династии отца Каракаллы Септимия Севера и обеспечили ему победу в борьбе за господство в империи в годы гражданской войны 193–197 гг. н.э. Следовательно, Каракалла должен был позаботиться о том, чтобы в его распоряжении имелось большое количество денежных средств для празднования юбилея нахождения у власти династии и раздачи выходного пособия легионерам, которым династия Северов была обязана господством в Римской империи.

 

Конечно, в случае нехватки средств в военной казне, Каракалла мог восполнить их из других источников, как это было сделано Октавианом Августом при учреждении aerarium militare в 6 г. н.э. (см. RGDA, XVII). Но в последние годы правления Септимия Севера и в первый год правления Каракаллы римляне вели войны с теми внешними врагами, победы над которыми не приносили значительного пополнения средств государственной казны. Кроме того, деньги из фиска и эрария использовались для покрытия других расходов, в частности, на начавшееся в 212 г. н.э. строительство терм Каракаллы, и рост этих расходов привел к увеличению вдвое налога на отпуск рабов на свободу (см. Dio. LXXVIII, 9). Поэтому Каракалле приходилось рассчитывать на поступления в военную казну. Для увеличения их он не только расширил круг плательщиков налога на наследства и дарения, но и вдвое (с пяти до десяти процентов) увеличил размер этого налога (см. Dio. LXXVIII, 9). {63}

 

Сергеев И. К вопросу о предпосылках принятия Constitutio Antoniniana // История античного мира и средневековья в университетах Украины. К 40-летию кафедры истории древнего мира и средних веков ХНУ имени В.Н. Каразина. Тезисы докладов Международной научной конференции (Харьков, 25–26 октября 2018 г.). Харьков: НТМТ, 2018. С. 62–63.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 30.08 2020

Папирусные фрагменты греческого текста эдикта Каракаллы о представлении прав римского гражданства и англоязычный перевод

http://papyri.info/ddbdp/p.giss;;40

Ответить

Фотография Стефан Стефан 31.08 2020

Процессы проникновения и внедрения варваров в римское общество, принципы и условия их существования внутри империи в наиболее драматические для нее IV–V вв. чрезвычайно сложны. Интерпретация терминов, которыми в источниках обозначаются различные группы варварского населения, далека от однозначности и единства понимания. Среди них не последнее место занимают dediticii1.

 

Проблема дедитициев, такой категории жителей Римского государства, которую можно назвать «внутренними варварами», актуальна для всех периодов его существования. Появившись в эпоху завоевания Римом Италии, они известны и авторам IV–V веков. Но, несмотря на тысячелетнее существование данного понятия, о положении дедитициев не только в поздней античности, но даже и в республиканские времена мало, что известно. Термин dediticii, возникший в процессе завоеваний, не получил юридической разработки в римском законодательстве. Он применялся как само собой разумеющийся, означая неприятеля, сдавшегося на капитуляцию после упорного сопротивления (Ранович 1946: 73). Тит Ливий один раз описывает процедуру сдачи. «Коллатинцы сдались (deditosque), и, насколько мне известно, порядок сдачи (deditionis) был таков. Царь спросил: “Это вы послы и ходатаи, посланные коллатинским народом, чтобы отдать в наши руки себя самих и коллатинский народ?” – “Мы.”

 

– “Властен ли над собой коллатинский народ?” – “Властен.” – {246} “Отдаете ли вы коллатинский народ, поля, воду, пограничные знаки, храмы, утварь, все принадлежащее богам и людям, в мою и народа римского власть?” – “Отдаем.” – “А я принимаю.”» (Liv. I. 38. 1–2). В римских правовых памятниках есть единственное определение дедитициев. Оно гласит, что «peregrini dediticii называются те, кто некогда с оружием в руках сражались против римского народа, а затем, будучи побеждены, сдались (victi se dediderunt)» (Gai. Instit. I. 14). Это определение почти дословно повторяет Исидор Севильский: Dediticii primum a deditione sunt nuncupati. Deditio enim dicitur quando se victi aut vincendi hostes victoribus tradunt (Isidor. Hispal. Etymol. IX. 4. 49) и современные исследователи (Jones 1936: 231; 1964: I, 620; 1968: 131; Банников 2005: 135). Но иногда, вероятно, статус дедитициев получали те общины, которые под давлением тяжелых обстоятельств добровольно принимали власть римлян. Так, например, поступили жители Капуи под угрозой захвата их самнитами: «А потому, отцы-сенаторы, мы передаем под власть и покровительство ваше и народа римского народ кампанский и город Капую, земли, святилища богов и все, что принадлежит богам и людям; и отныне, что бы не случилось с нами, это случится с отдавшимися под вашу власть (dediticii vestri)» (Liv. VII. 31. 4).

 

Положение дедитициев было, вероятно, весьма неопределенным. Т. Моммзен считал, что это были жители государства, лишенные местного гражданства из-за роспуска тех общин, которые римляне насильно включили в союз или покорили (Mommsen 1910: 168). До настоящего момента данные представления не изменились, и peregrini dediticii называются члены тех общин, которые были распущены за то, что сопротивлялись римскому оружию до последнего. Они пользовались ius gentium, однако их собственное ius civile уже не признавалось (Санфилиппо 2002: 126).

 

Практика обращения в dediticii, то есть замирения племен на самых тяжелых условиях, когда они не только не получали никаких элементов римского гражданства, но формально теряли и свое, продолжалась и во времена империи, но теперь она осуществлялась в отношении варваров, которых принуждали переселиться на территорию римских провинций. Из «Жизни двенадцати цезарей» Светония известно, что император Октавиан Август «…подчинившихся ему (dedentis se) свевов и сигамбров перевел в Галлию и поселил на полях близ Рейна» (Suet. Caes. II. 21). Возможно, об этом же факте, имевшем место {247} во время войны с германцами, сообщается в биографии Тиберия: «он захватил сорок тысяч пленных (quadraginta milia dediticiorum), переселил их в Галлию и отвел им землю возле берега Рейна» (Suet. Caes. III. 9. 2). Вероятно, и впоследствии римские правители использовали пленных из варварских племен теми же способами (Dio LXXI. 11. 4; 21. 1; SHA. Marc. IV. 24. 3; Claud. XXV. 9. 4). Широкие масштабы данное явление приобрело после Марка Аврелия (Коптев 1995: 20).

 

Эдикт Каракаллы о даровании прав римского гражданства всему населению империи привлек к себе повышенный интерес исследователей после находки в 1910 году гиссенского папируса 40, поскольку в нем обнаружились подробности этого постановления, неизвестные по литературным и правовым источникам. Длительная дискуссия о содержании эдикта 212 г. касалась прежде всего судьбы тех, кто имел статус дедитициев. Из-за плохой сохранности текста гиссенского папируса мнения ученых разделились, но сейчас большая часть исследователей считает, что dediticii не получили права римского гражданства по constitutio Antoniniana (Ранович 1946: 70; Штаерман 1946: 87; Коптев 1995: 46; Mathisen 2006: 1014). Любопытную гипотезу о причинах такого изъятия высказал А.Х.М. Джонс. Он полагал, что государство таким образом защищало свои интересы от возможного посягательства городов: большинство новых римских граждан в провинциях продолжало оставаться членами городских общин, а dediticii несли повинности непосредственно в пользу государства (Jones 1936: 235).

 

Сложнейшим остается вопрос о том, какие группы населения Римской империи относились к дедитициям и остались перегринами и после 212 г. Р. Мэтизен не совсем прав, когда сетует на то, что данная проблема редко поднималась в антиковедении (Mathisen 2006: 1018). Она обсуждалась многократно, но однозначного решения, действительно, пока не имеет (Ростовцев 2001: 132, 358–359). Меньше всего сомнений у ученых по поводу сохранения прежнего негражданского статуса покоренных варваров, поселенных на римской земле. Но таких было еще немного (Ранович 1946: 74). Тезис Т. Моммзена о том, что все сельское население римских провинций не подпало под действие эдикта, был отвергнут (Ростовцев 2001: 358), но и после 212 г. есть надписи, упоминающие неграждан в III в., а также ряд военных дипломов, дающих права римского гражданства некоторым категориям солдат. Представляется, что новое прочтение надписей из Мезии и Дакии, когда бессы {248} указывают свою этническую принадлежность и одновременно являются римскими гражданами (старая интерпретация: это разные категории жителей), неверно (ср.: Штаерман 1946: 87 и Mathisen 2006: 1016). По мнению Е.М. Штаерман, нет никаких сведений, что люди, получившие гражданство только за службу, были варварами, лишь недавно переселившимися в империю (Штаерман 1946: 81–82, 85). Вероятно, на окраинах империи, заселенных варварскими народами, сохранявшими свою племенную организацию, могли еще рассматривать население vici как варваров, относящихся  к  категории  peregrini  dediticii. Е.М. Штаерман предполагала, что, может быть, исключение, сделанное из constitutio Antoniniana и затрагивавшее главным образом те области, которые доставляли наибольшее число солдат (дунайские провинции), имело целью сохранить некоторую притягательную силу за военной службой, дававшей римское гражданство (Штаерман 1946: 88). Данное предположение пересекается с указанной выше гипотезой А.Х.М. Джонса. {249}

 

 

1 Отпущенники по закону Элия Сенция в данной статье рассматриваться не будут. {246}

 

Ермолова И.Е. Dediticii в поздней Римской империи // Индоевропейское языкознание и классическая филология-XVI. (чтения памяти И.М. Тронского). Материалы Международной конференции, проходившей 18–20 июня 2012 г. / Отв. редактор Н.Н. Казанский. СПб.: Наука, 2012. С. 246–249.

 

http://cyberleninka....rimskoy-imperii

http://tronsky.iling...tronsky2012.pdf

Ответить

Фотография Стефан Стефан 31.08 2020

Ранович А.Б. Эдикт Каракаллы о даровании римского гражданства населению империи // Вестник древней истории. 1946. № 2. C. 66‒80.

http://ancientrome.r...tm?a=1527189787

 

 

Штаерман Е.М. К вопросу о dediticii в эдикте Каракаллы // Вестник древней истории. 1946. № 2. C. 81‒88.

http://ancientrome.r...tm?a=1527190137

 

 

Ельницкий Л.А. Новые эпиграфические данные (Tabula Banasitana) и эдикт Каракаллы о римском гражданстве // Вестник древней истории. 1980. № 1. C. 162‒171.

http://ancientrome.r...tm?a=1528297829

 

 

Коптев А.В. От прав гражданства к праву колоната. Формирование крепостного права в поздней Римской империи. ‒ Вологда: Ардвисура, 1995. ‒ 264 с.

http://ancientrome.r...tm?a=1263032732

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.09 2020

Официальное название эдикта Каракаллы «Антонинова конституция» происходит от официального имени Каракаллы – «Антонин», которое он получил в 195 г. в связи с тем, что его отец, Септимий Север, объявил себя сыном Марка Аврелия и братом Коммода (представителей династии Антонинов, носивших это имя). В первые три века императорского периода Рима «конституцией» называли постановление (распоряжение) императора как магистрата, имевшего империй.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 17.09 2020

Законы периода империи. Естественный ход развития римского государства требовал сосредоточения законодательной власти в руках одного лица – принцепса (императора). Однако первоначально принцепс был республиканским должностным лицом, и как таковой он не являлся законодателем, а лишь обладал магистратским империем (imperium) – то есть высшей и неделимой распорядительной властью, включавшей в себя: (i) право созывать и командовать легионами с возможностью праздновать триумф; (ii) полицейскую власть с правом применять репрессии к тому, кто сопротивляется или оспаривает его приказ; (iii) юрисдикцию, то есть судебную власть в уголовной и частноправовой сфере и руководящую деятельность вообще в судебной области; (iv) право созывать и председательствовать в сенате и в комициях, а, значит, возможность ставить на голосование свои предложения в этих органах (то есть право законодательной инициативы). Другими словами, в самом начале периода империи принцепс не обладал полномочиями на издание законов (leges) в специальном смысле этого слова, но мог отдавать прямые приказы и издавать административные распоряжения, то есть указы.

 

Общее название для таких указов – конституции принцепсов (constitutiones principum). Виды императорских конституций следующие.

 

1) Рескрипт (rescriptum, дословно «написанное в ответ») – письменный ответ императора на представленный ему для разрешения запрос (как от должностных, так и от частных лиц). Обычно императорская канцелярия писала заключение внизу под прошением, а принцепс подписывался. После этого текст нового рескрипта вывешивался в публичном месте, а сам проситель мог получить копию за плату. Рескрипты по своей сути являлись не судебными решениями, а толкованием существующих норм, а, значит, могли вносить новшества как в область jus civile, так и в сферу jus honorarium. Человек, являвшийся в суд с полученным по своему запросу ответом императора, в значительной степени гарантировал выигрыш дела. Достаточно долгое время в сфере частного права именно рескрипты имели преобладающее значение среди всех видов императорских конституций. {42}

 

2) Декрет (decretum, дословно «решение», «постановление», «определение») – судебное решение, выносившееся от имени принцепса, чаще всего – в порядке апелляции на решение нижестоящей инстанции.

 

3) Эдикт (edictum, буквально «объявление») – общее распоряжение, обязательное для выполнения всеми; эдикты издавались принцепсом в качестве магистрата, обладающего imperium (точно так же, как раньше это делали республиканские должностные лица, например, преторы); выставлялись у резиденции принцепса.

 

4) Мандат (mandatum, дословно «поручение») – инструкция, адресованная чиновникам того или иного ведомства или наместнику провинции; касается вопросов суда и управления; мандаты точно так же как эдикты изначально покоились на административной власти принцепса (его империи), которой он обладал как высший республиканский магистрат. В эпоху раннего принципата мандаты и эдикты могли сохранить свою силу после смерти издавшего их принцепса только в том случае, если их подтверждал преемник. Таким образом, эти два вида императорских конституций первоначально также не являлись законами в собственном смысле этого слова. Созданные мандатами и эдиктами нормы относились к сфере jus honorarium, а не jus civile. {43}

 

Зайков А.В. Римское частное право в систематическом изложении: Учебник. М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2012. С. 42–43.

 

Ответить