←  Новейшее время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Хельсинский Заключительный акт

Фотография Alisa Alisa 07.01 2009

Советское руководство не только согласилось на подписание в 1975 г. Заключительного акта по безопасности и сотрудничеству в Европе, но и, по всей видимости, именно у советских вождей родилась сама идея о проведении общеевропейской конференции. Во всяком случае, многие советские дипломаты вспоминают, что авторство принадлежит не кому-нибудь, а многолетнему бессменному руководителю советской дипломатии министру иностранных дел А.А.Громыко. Правда, наши дипломаты планировали ограничиться разговором о безопасности, но ещё на стадии обсуждения планов конференции один из западноевропейских коллег предложил добавить к формулировке темы также и слово «сотрудничество». Советские функционеры ещё не знали, к каким далеко идущим последствиям приведёт это, казалось бы, незначительное дополнение.

Конференция в Хельсинки должна была стать кульминацией политики разрядки, начавшейся с конца 1960-х гг. С одной стороны, после Карибского кризиса стало очевидно, что открытое противостояние двух сверхдержав (США и СССР) может в любой момент вылиться в ядерную войну с последующим уничтожением мировой цивилизации. С другой, стабильность обеих мировых систем (социалистической и капиталистической) в начале 1970-х гг. казалась совершенно незыблемой, и надеяться на скорое разрушение любой из них в силу внутренних причин не приходилось. В этих условиях необходимо было выработать правила безопасного сосуществования в биполярном мире, и равную заинтересованность в этом проявляли обе стороны. Поэтому нет ничего удивительного в том, что СССР выдвинул инициативу подобной встречи.

Изначально конференция планировалась в качестве внутриевропейского дела, однако, когда кто-то из западных партнёров предложил пригласить для участия США, советская сторона возражать не стала, что лишний раз свидетельствует о серьёзности намерений советских дипломатов.

Идею конференции поддержал и лично продвигал Л.И.Брежнев. Нельзя сказать, чтобы он отличался большим либерализмом во внешней политике (есть основания вообще сомневаться, что он всерьёз интересовался её тонкостями), но влияние на ещё довольно динамичного руководителя оказывали в начале 1970-х гг., прежде всего, молодые и либеральные по советским меркам аппаратчики и журналисты, готовившие речи генсеку.

Итоговый документ, собственно Заключительный акт, стал результатом компромисса. Причём, не только советско-американского, но ещё, видимо, и внутрисоветского — между «ястребами» и «голубями» отечественной дипломатии.

Сторонники жёсткой линии в советской внешней политике получили главное: гарантию незыблемости границ, а, по существу, сложившегося к тому времени баланса сил в Европе. За тридцать лет, прошедших с окончания Второй мировой войны, СССР и Запад поменялись ролями. Теперь не Советский Союз стремился к расширению своего влияния в Европе, и в этом смысле он перестал быть «геополитическим пассионарием», теперь США и их союзники готовы были к экономической и политической атаке на социалистический лагерь. Поскольку подкрепить их атакой военной, как показал Карибский кризис, было смерти подобно, СССР добился от Запада формальных обязательств вообще отказаться от любых попыток подобного рода. В качестве частного, но показательного примера, можно привести судьбу Германии. Если на Ялтинской конференции Сталин вовсю защищал необходимость сохранения единства послевоенной Германии, полагая, что в таком качестве США будет сложнее включить её в зону своего влияния, то после Хельсинки, по настоянию советских дипломатов, вопрос о воссоединении страны был отложен в долгий ящик. И это была победа наших «ястребов».

В то же время, отечественные «либералы» настояли на том, чтобы Кремль согласился на третью, гуманитарную часть пакетного соглашения. По всей видимости, эти люди полагали, что обеспечение гарантированных в ней прав и свобод человека будет способствовать постепенному сближению СССР с западным миром. При этом едва ли они были «агентами влияния» Запада — просто осознавали необходимость реформ.

Впрочем, высшее руководство страны быстро поменяло свою благодушную оценку гуманитарной части Заключительного акта, расценив её как вмешательство во внутренние дела страны. В одном из своих выступлений Громыко выразился довольно ясно: «Внутренние порядки, внутренние законы — это черта у ворот каждого государства, перед которой другие должны остановиться». Но это произошло уже после подписания Акта. Все дальнейшие нарушения прав человека в СССР стали расцениваться уже не только как его внутреннее дело. У советского диссидентского движения появилось мощное юридическое обоснование, а страна, декларировавшая, но не желавшая жить в соответствии с нормами правового государства, всё больше погрязала в лицемерии. На практике это выражалось в отсутствии реформ и стагнации. Проще говоря — наступила эпоха застоя.

_____________
Автор: Дмитрий КАРЦЕВ, газета "История"
Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.09 2020

Хельсинкский Заключительный акт

http://www.osce.org/...-councils/39505

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.09 2020

ЗАКЛЮЧИ́ТЕЛЬНЫЙ АКТ (Хельсинкский акт), итоговый документ Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1973–75. Подписан 1.8.1975 в г. Хельсинки руководящими деятелями 33 европ. государств (от СССР – Л. И. Брежневым), а также США и Канады. Принятие З. а. являлось важным вкладом в развитие сотрудничества между государствами в разл. областях, способствовало укреплению безопасности в Европе и разрядке междунар. напряжённости в целом. Центр. место в З. а. занимает декларация принципов взаимоотношений между государствами. Участники совещания обязались руководствоваться в своих отношениях принципами суверенного равенства, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ, территориальной целостности государств, мирного урегулирования споров, невмешательства во внутренние дела, уважения прав человека, равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой, сотрудничества между государствами и добросовестного выполнения обязательств в соответствии с междунар. правом. В З. а. были зафиксированы договорённости, призванные дополнить политич. разрядку разрядкой военной, укрепить доверие между государствами (уведомление о крупных воен. учениях, приглашение наблюдателей для присутствия на них и др.) и содействовать процессу разоружения под строгим и эффективным междунар. контролем. В документе были закреплены многообразные договорённости, касающиеся сотрудничества в сфере экономики, науки, техники и охраны окружающей среды, определены гл. направления и формы развития такого сотрудничества, а также зафиксированы договорённости, направленные на расширение и углубление сотрудничества в гуманитарных областях (культура, образование, информация, контакты между людьми и др.) при соблюдении согласованных принципов межгосударств. отношений, в т. ч. принципов невмешательства во внутренние дела и уважения суверенных прав государств. В завершающем разделе З. а. указывалось на необходимость продолжения многостороннего процесса, начатого Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе, в частности путём организации встреч между представителями государств-участников.

 

 

Источн.: Во имя мира, безопасности и сотрудничества: К итогам Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшегося в Хельсинки 30 июля – 1 августа 1975 г. М., 1975.

 

Заключительный акт // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/1986147

Ответить

Фотография Ученый Ученый 26.02 2021

Брежнев в Хельсинки, 1975

Ответить

Фотография Ученый Ученый 26.02 2021

Триумф Брежнева в Хельсинки

 

Торжественная процедура подписания заключительного акта СБСЕ – Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе – растянулась на два дня, 31 июля и 1 августа. С тех пор название финской столицы стало расхожим термином в международной политике. Конечно, сегодня мы говорим о «факторе Хельсинки» реже, чем 40 лет назад, и всё-таки он не исчез с повестки дня.

 

Веками в Европе жило стремление ко всеобщему согласию государств, политических партий, к примирению бывших врагов… Народам (а иногда – и их политическим лидерам) хотелось получить гарантии спокойного, мирного будущего. Как правило, такие процессы становились активнее после большого кровопролития. Так было после Наполеоновских войн, когда, по инициативе императора Александра I, был заключен Священный союз, призванный поддерживать в Европе порядок, установленный после крушения Наполеона. Несколько десятилетий эта система работала, хотя и с перебоями. В ХХ веке понадобились новые инструменты, новые доводы и новые миролюбивые инициативы… Появилась Лига наций, затем – Организация объединенных наций. Но, кроме площадки, на которой представитель каждой страны может высказать свое мнение, необходимы и договоры. В том числе – глобальные, в которых задействованы десятки государств.

 

Конференции по сотрудничеству в Европе советские лидеры добивались 20 лет – с 1954 года. Одним из инициаторов этой идеи был Вячеслав Молотов. Безусловно, это была попытка снизить, приглушить агрессивный запал НАТО. И эту цель советские политики преследовали с завидным упорством. Поэтому, когда Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе заработало, наши журналисты с гордостью объявляли, что всё это сделано «по инициативе социалистических стран».   Так оно, собственно говоря, и было. В 1969 году, на встрече руководителей стран Варшавского договора в Будапеште, идея будущего Совещания была сформулирована вполне внятно. С тех пор Леонид Брежнев и Андрей Громыко говорили об этом постоянно – и в 1973 году в Хельсинки прошла встреча министров иностранных дел нескольких десятков стран, после которой начались переговоры, совещания экспертов, разработки…

 

30 лет прошло после войны. Весь мир говорил о «разрядке международной напряжённости» – то есть, о потеплении в отношениях Советского Союза и Соединенных Штатов.

 

Брежнев прокатил американского президента Ричарда Никсона на яхте вдоль крымских берегов, подружился с федеральным канцлером ФРГ Вилли Брандтом – и накал противостояния систем снизился. Конечно, не из-за прогулок. Заключались торговые договоры, политические соглашения. Началась серьезная и кропотливая работа по сокращению вооружений.

 

Конечно, у разрядки имелись влиятельные противники – прежде всего, те, кто собирался сколачивать состояния на войне и упорно верил в «советскую угрозу», в то, что Брежнев планирует завоевать весь мир. Против этих «ястребов холодной войны» и был направлен «хельсинкский процесс».

 

Взаимоотношения Советского Союза и Финляндии – редкий пример того, как бывшая «провинция» империи, долгое время остававшаяся враждебной к Советской России и даже воевавшая с нею, выстроила дружественные и взаимовыгодные отношения с Москвой. Город Хельсинки когда-то (и, если смотреть на ситуацию с высоких вершин Истории, сравнительно недавно) входил в Российскую империю. И Россия немало сделала для Финляндии. Это видно даже по архитектуре финской столицы, напоминающей Санкт-Петербург, по любовно сохраняемым в Финляндии памятникам императору Александру II и Владимиру Ленину… Случай действительно уникальный. Началась эта история еще в хрущевские времена, когда наши страны подписали Договор о режиме границы и начали активно торговать.

 

И президент Финляндии Урхо Кекконен – друг Советского Союза, наладивший дружеские отношения и с Брежневым, и с Косыгиным – стал одним из «моторов» всеевропейского совещания. В мае 1969 года он направил ноты всем руководителям европейских государств, призывая их выработать единую систему европейской безопасности. Кекконен был готов стать посредником между двумя «лагерями» – капиталистическим и социалистическим.

 

Как приходят к компромиссу «предполагаемые противники», нацеливавшие друг на друга ракеты? Это непростое искусство. Споры шли около трех лет – в том числе и на высшем уровне.

 

К середине семидесятых Советский Союз не испытывал дуновений кризиса – в отличие от Штатов, оказавшихся в психологической яме после поражения в долгой и кровопролитной войне во Вьетнаме. В нашей стране, конечно, хватало проблем и внутренних противоречий, но общий настрой выражали слова тогдашней песни Александры Пахмутовой и Николая Добронравова: «Мы стали сильнее, чем были вчера».

 

Международный оркестр и в те годы был полон противоречий. И Запад вовсе не был монолитным, и в социалистическом мире не обходилось без подковерной борьбы. Так, Париж нервно реагировал на двусторонние переговоры СССР и США. И не без оснований. В «восточном блоке» независимую от Москвы политику пытался вести Бухарест. Брежнев понимал это – и вёл достаточно активную политику не только «среди друзей», но и в Западной Европе.

 

На Западе верили, что после подписания соглашений Советский Союз не сможет вмешиваться в политическую жизнь стран-участниц Варшавского договора. В свою очередь, Москва надеялась, что Хельсинкский акт умерит американские аппетиты в Европе и уменьшит значение НАТО. В известной степени эти надежды оправдались. Правда, лишь на несколько лет – до нового обострения холодной войны.  

 

В СССР самые бурные споры вызывала так называемая «третья корзина» будущих соглашений – «гуманитарная». Против неё выступал не только наш главный идеолог Михаил Суслов, но и представители КГБ и армии. Ведь там провозглашалось «уважение к правам человека и к его фундаментальным свободам: свободе обмена мыслями, свободе совести и религии, свободе передвижения», а эти принципы скверно сочетались с советской системой.

 

В одном из споров американский госсекретарь Генри Киссинджер воскликнул:

– Господин Громыко, что же мы с вами спорим о каких-то тонкостях и нюансах! Ведь всем и так ясно, что Советский Союз никогда не поступится своими интересами, что бы в этот документ ни записали.

 

Лицемерие? Здесь Киссинджер хотя бы действовал ради договоренности. Годы спустя двуличие политиков по отношению к «третьей корзине» проявилось куда ярче. Вот вам красноречивый пример: как только Запад потерял «паритетного» соперника, вопрос «прав человека» в России и других государствах бывшего СССР, по большому счету, перестал интересовать серьезных политиков в Вашингтоне и Лондоне. Хотя именно в 1990-е на бывшей советской территории появились десятки «горячих точек», и в той же самопровозглашенной Чеченской республике правовые вопросы решались нередко на уровне «зиндана».

 

Тогда, в 1975-м, советские лидеры в конце концов согласились с «третьей корзиной». Но поступаться суверенитетом страны не собирались. Почти по Киссинджеру. Главным для них было другое – провозглашение нерушимости границ в Европе.

 

В том числе – ГДР и республик советской Прибалтики! Первая корзина! Ради этого стоило многим поступиться.

В феврале 1972 года президент США Ричард Никсон в послании к Конгрессу признал, что Советский Союз достиг военно-стратегического паритета с США. Он не преувеличивал. Наука и военная промышленность в СССР были готовы и к новому рывку. Для США это был мощный аргумент для того, чтобы присоединиться к хельсинкскому процессу. Переговоры активизировались.

 

Наконец, в июле 1975 года, главы 33 европейских стран, США и Канады встретились в Хельсинки. Мирное будущее Европы и мира было их главной целью. Политики того поколения, не понаслышке знавшие о Второй мировой, вполне искренне стремился свести к минимуму вероятность войны. Все они подписали Заключительный акт. Не присоединилась к большинству только одна единственная европейская страна – Албания, давно выпавшая из «советского мира» и не присоединившаяся к «буржуазному Западу». Энвер Ходжа, обидевшись на весь белый свет, считал себя единственным верным апостолом социализма.

 

На мировой дипломатической арене звезда Леонида Брежнева в те годы сияла ярко. В это трудно поверить, вспоминая последние годы генерального секретаря, когда он, на глазах у всего мира, угасал от болезней. Но международное положение Советского Союза за 18 брежневских лет укрепилось изрядно.

 

Конечно, в этом заслуга вовсе не только генерального секретаря, но и Алексея Косыгина, Андрея Громыко, Бориса Пономарева – тех, кто в те годы занимался международной политикой инициативно и системно. Их объединяло стремление (и умение!) доводить дело до подписание документов, которые действительно имели и имеют определенный вес, а не ограничиваться устными декларациями и объятиями. Не потому ли соглашения того времени оказались самыми живучими? От них если и отказывались, то с серьезными арьергардными боями… И неизменно – с печальными последствиями для «партнёров».

То, что в Хельсинки Советский Союз представлял именно Брежнев (а также Громыко, его заместитель Анатолий Ковалев и Константин Черненко, неофициально исполнявший обязанности помощника генерального секретаря) – было большой победой генерального секретаря. В то время он был только партийным лидером Союза. Формальным главой государства в глазах многих иностранных журналистов считался «советский президент» Николай Подгорный – председатель Верховного Совета СССР. Советским дипломатам приходилось терпеливо объяснять иностранным коллегам, что истинным лидером Советского Союза является руководитель партии, и к Брежневу следует относиться как к бесспорному главе государства. Разобраться в этих хитросплетениях иностранцам было непросто, но к 1975 году весь мир уже знал Брежнева в лицо и именно его считал главой СССР.

http://www.stoletie....elsinki_416.htm

Ответить

Фотография Ученый Ученый 26.02 2021

Подписание заключительного акта

Ответить

Фотография Яго Яго 26.02 2021

Их объединяло стремление (и умение!) доводить дело до подписание документов, которые действительно имели и имеют определенный вес, а не ограничиваться устными декларациями и объятиями.

 

Не потому ли соглашения того времени оказались самыми живучими? От них если и отказывались, то с серьезными арьергардными боями… И неизменно – с печальными последствиями для «партнёров».

Да, с тех пор масштаб политических лидеров в странах-участниках Хельсинкского Соглашения здорово помельчал.

 

Утверждение про арьергардные бои весьма спорно.

Границы каких государств в Европе претерпели изменения под воздействием внешних причин?

 

Объединение в единое государство ГДР и ФРГ. Но было ли это давно ожидаемое объединение насильственным? Нет, конечно, Внутреннее движение к нему, в первую очередь среди немцев ГДР, не встретило возражений со стороны руководства стран соцлагеря, и прежде всего со стороны руководства СССР. Безопасность Европы в целом, и отдельных европейских стран в частности, вследствие объединения не была нарушена. Пожалуй только, Польша испытала от появления новой Германии некоторое беспокойство. Так что, я не вижу в случае с Германией каких то серьезных возражений со стороны кого бы то ни было.

 

Раздел Чехословакии на две отдельные страны Чехию и Словакию произошел добровольно, с согласия обоих народов, без нарушения внешних границ бывшего государства. В разделе никакие внешние силы, даже косвенно, не принимали участие. И следовательно, никакого внешнего противодействия разделу не наблюдалось.

 

Распад СССР. Этот процесс проходил также под воздействием внутренних причин, и мог бы быть назван классическим, мирным, если бы некоторые субъекты бывшего СССР, способствовали сохранению административных границ бывших союзных республик, ставших независимыми государствами. Кто же эти субъекты?

Это прежде всего Армения, на протяжении нескольких лет военным путем оккупировавшая часть территории Азербайджана.

Это Грузия, пытавшаяся военным путем удержать в своем составе две национальных автономии: Абхазию и Южную Осетию.

Это Молдавия, также силой попытавшаяся подчинить мятежное русскоязычное Приднестровье.

Во всех перечисленных случаях новая Россия выступила в роли миротворца. Однако на деле, вмешательство РФ не способствовало восстановлению границ новых независимых государств, а лишь заморозило конфликты на длительный срок.

В любом случае трансформация СССР в СНГ происходила без воздействия внешних сил. И значит, Хельсинкское Соглашение формально было соблюдено

 

Самый сложный по длительности, по кровавости, по уровню вмешательства внешних сил, случай представляет собой распад СФРЮ. Этот процесс далек от своего завершения даже сегодня, спустя тридцать лет. Но это тема должна быть предметом отдельного разговора в силу своей сложности.

Ответить

Фотография ddd ddd 26.02 2021

в названии темы ошибка...

Ответить

Фотография Ученый Ученый 19.10 2021

Три "корзины"

 

К обсуждению на конференции были подготовлены три набора соглашений. Дипломаты на своем жаргоне прозвали эти наборы "корзинами". Так и осталось в истории. Глаже всех проходили обсуждения "второй корзины" – экономической и торговой. Соединенные Штаты заключили договоры на продажу Советскому Союзу зерна и определенных новых технологий. "Вторая корзина" включала и договоры о займах – от США и от Западной Германии. Запад вкладывал деньги в Восточную Германию, Польшу и Чехословакию, а те, благодаря этому, смогли покупать товары в Западной Европе. Это заметно оживило товарно-денежный оборот в Европе, замечает профессор Сури.

 

Советские лидеры считали самыми важными для себя соглашения "первой корзины" – о соблюдении послевоенных границ, разделивших Европу на Запад и Восток, то есть те соглашения, которых Кремль добивался с 1954 года. Правда, учитывая возражения Канады, Испании и Ирландии, в текст была внесена оговорка, по которой "установленные границы в Европе могут быть изменены – в случае мирной договоренности государств". Эта поправка была сделана в надежде на объединение Германии. В документ было также внесено добавление – заявление президента Форда о том, что Соединенные Штаты не считают законным насильственное включение в Советский Союз Литвы, Латвии и Эстонии. К этому заявлению присоединились главы государств НАТО.

 

Тем не менее советские лидеры добились своей цели и праздновали победу. Однако в Хельсинкские соглашения входила и "третья корзина" – гуманитарная, включавшая такие пункты, как "Уважение к правам человека и к его фундаментальным свободам: свободе обмена мыслями, свободе совести и религии, свободе передвижения".

 

С самого начала подготовки конференции советские дипломаты старались преуменьшить значение этих пунктов, представляя их внутренним делом каждой страны. Западные участники, наоборот, считали эти пункты делом международной общественности и без них отказывались подписывать остальные. Споры продолжались вплоть до открытия конференции. Профессор Лондонской экономической школы Владислав Зубок в статье "Хельсинкская конференция: 30 июля – 1 августа 1975 г." пишет: "На отношении Кремля к "третьей корзине" сказалась психологическая особенность переговоров. Текст готовился несколько месяцев, притом в постоянном накале споров чуть ли не из-за каждой формулировки.

 

Министр иностранных дел Громыко не мог поминутно консультироваться с Политбюро и лишь в общем информировал Брежнева и остальных о ходе дел. Но когда члены Политбюро увидели полный текст в канун конференции, они были ошеломлены. Подгорный, Суслов, Косыгин и Андропов предвидели в случае подписания соглашений опасное вмешательство международных сил в политическую жизнь Советского Союза. Но Громыко, чье министерство участвовало в подготовке текстов, удалось убедить Политбюро, что гуманитарные требования Запада – лишь слова. "Мы сами хозяева в своей стране", – сказал он. Было решено в Союзе упоминать о гуманитарных пунктах соглашений туманно. Брежнев надеялся, что они пройдут незамеченными. Но он ошибся".

 

Американская общественность, как и советские дипломаты, не придала значения "гуманитарной корзине". Зато общее возмущение вызвало попустительство западных дипломатов Советскому Союзу в вопросе о положении стран Прибалтики и Восточной Европы. Правда, такую реакцию можно было предвидеть – еще до конференции в Белый дом хлынул поток писем от американцев восточноевропейского происхождения; либералы осудили президента Форда за то, что он избегал встречи с Солженицыным в канун Конференции. Но после подписания соглашений на Форда и Киссинджера обрушились все. В прессе Хельсинкские соглашения называли "вариантом Ялтинских, поделивших в конце Второй мировой войны Европу между Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем". Форд потерял голоса и не был переизбран. Лишь много позже отношение к Хельсинкским соглашениям изменилось. Профессор Сури объясняет это тем, что "соглашения дали надежду, что войны не будет, что Советский Союз отошел от практики враждебных демонстраций вроде Берлинского кризиса 1947 года или Кубинского кризиса 1962 года, что ситуация стала стабильнее и безопасней".

 

Между тем советские лидеры надеялись на сохранение в стране политического статус-кво. Но одним из пунктов Хельсинкских соглашений было требование опубликовать эти документы в газетах во всех странах – участницах конференции. И в Советском Союзе пункты соглашений были напечатаны в газете "Правда". "Любопытно, что Соединенные Штаты, в лице Киссинджера, тоже неохотно приняли гуманитарную корзину, – замечает Джереми Сури. – Киссинджер считал, что исполнение этих пунктов будет требовать проверки, давления, и это затруднит более важные шаги (по контролю за вооружением, развитию торговли и культурного обмена). Но оказалось, что именно "третья корзина" стала самым действенным орудием либерализации советского режима, потому что была подхвачена диссидентами. Публикация в "Правде" сыграла для Кремля роковую роль. Теперь диссиденты громко, на весь мир требовали не абстрактной свободы, а выполнения обязательств, которые само правительство взяло на себя в Хельсинки. Конечно, активисты российских "Хельсинкских групп", чешской "Хартии 77", польской "Солидарности" не сразу изменили ситуацию, но главные пробоины в железном занавесе были достигнуты благодаря их настойчивости, мужеству, а часто и героизму. И такого эффекта на Западе не ожидали".

 

Джереми Сури отмечает одну любопытную деталь: советское правительство "постепенно поддавалось давлению диссидентов, отчасти потому, что репрессии немедленно становились известны всему миру и осуждались общественным мнением. (А в то время советские лидеры уже не хотели быть осужденными и, главное, пристыженными западным миром). И еще важный фактор: диссиденты, люди в основном артикулированные и талантливые, постепенно меняли мировоззрение своих лидеров. Михаил Горбачев прямо говорил о том, как влияли на него диссиденты, начиная с "Пражской весны" 68-го. Так что диссиденты образовывали своих лидеров, особенно новое поколение".

Такой вывод подтверждает и профессор Владислав Зубок в статье "Хельсинкская конференция. 30 июля – 1 августа 1975 г.": "Новое мышление Горбачева и его сторонников обеспечило мирное окончание самого опасного противостояния в новейшей истории. Лидеры горбачевского направления не были готовы проливать кровь своего народа за идеи, в которые они сами уже не верили. Вместо того, чтобы по-прежнему отбиваться от западных идей, советская социалистическая империя – может быть, самая странная империя за всю историю человечества – совершила самоубийство".

 

Хельсинкские соглашения, по мнению многих историков, были началом конца Советского Союза и началом труднейшего процесса – формирования из развалившейся империи новых самостоятельных стран – с рыночной экономикой и демократическим правлением. Но это уже другая история.

 

"Третья корзина" в действии (svoboda.org)

Ответить

Фотография Ученый Ученый 19.10 2021

Раздел заключительного акта, касающийся соблюдения прав человека.

 

VII. Уважение прав человека и основных свобод,
включая свободу мысли, совести, религии  и убеждений

 

Государства-участники будут уважать права человека и основные свободы, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений, для всех, без различия расы, пола, языка и религии.
 

Они будут поощрять и развивать эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных, культурных и других прав и свобод, которые все вытекают из достоинства, присущего человеческой личности, и являются существенными для ее свободного и полного развития.
 

В этих рамках государства-участники будут признавать и уважать свободу личности исповедовать, единолично или совместно с другими, религию или веру, действуя согласно велению собственной совести.
 

Государства-участники, на чьей территории имеются национальные меньшинства, будут уважать право лиц, принадлежащих к таким меньшинствам, на равенство перед законом, будут предоставлять им полную возможность фактического пользования правами человека и основными свободами и будут таким образом защищать их законные интересы в этой области.
 

Государства-участники признают всеобщее значение прав человека и основных свобод, уважение которых является существенным фактором мира, справедливости и благополучия, необходимых для обеспечения развития дружественных отношений и сотрудничества между ними, как и между всеми государствами.
 

Они будут постоянно уважать эти права и свободы в своих взаимных отношениях и будут прилагать усилия, совместно и самостоятельно, включая в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций, в целях содействия всеобщему и эффективному уважению их.
 

Они подтверждают право лиц знать свои права и обязанности в этой области и поступать в соответствии с ними.
 

В области прав человека и основных свобод государства-участники будут действовать в соответствии с целями и принципами Устава ООН и Всеобщей декларацией прав человека. Они будут также выполнять свои обязанности, как они установлены в международных декларациях и соглашениях в этой области, включая в том числе Международные пакты о правах человека, если они ими связаны.

Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 01 августа 1975 - docs.cntd.ru

Ответить

Фотография Ученый Ученый 19.10 2021

Брежнев и Дж.Форд в Хельсинки

 

29jH5JdfKVmmkR7HuRE8qw.jpg

Ответить

Фотография Ученый Ученый 19.10 2021

Однако на деле, вмешательство РФ не способствовало восстановлению границ новых независимых государств, а лишь заморозило конфликты на длительный срок.

Главное сохранить мир, пусть и замороженный.

 

 

Cs4USLBWgAA_pWH.jpg

Ответить

Фотография Яго Яго 19.10 2021

Главное сохранить мир, пусть и замороженный.

Азербайджанцы посчитали иначе.

 

Творить мир не означает множить проблемы, этот мир подрывающие. Как должен был бы действовать миротворец? Силой принудив стороны к перемирию, затем искать решение конфликта  в пределах международных договоров.

 

Ну, установили контроль над Приднестровьем, Абхазией и Южной Осетией, но дальше не продвинулись. Хотя эти образования никак не были признаны в мире, который по прежнему считает их частью Молдавии и Грузии

Ответить

Фотография Ученый Ученый 19.10 2021

затем искать решение конфликта  в пределах международных договоров.

Мы ищем в рамках Минского формата.

 

Ищут пожарные,
Ищет милиция,
Ищут фотографы
В нашей столице,
Ищут давно,
Но не могут найти

Ответить

Фотография Ученый Ученый 19.10 2021

 требования международных договоров и решения международных органов могут действовать только в той части, когда они не противоречат нашей Конституции.

О приоритете международного права над национальным (zakon.ru)

Ответить

Фотография Яго Яго 19.10 2021

 требования международных договоров и решения международных органов могут действовать только в той части, когда они не противоречат нашей Конституции.

О приоритете международного права над национальным (zakon.ru)

Какое отношение ваша Конституция может иметь к миротворчеству в конфликтных районах СНГ? Россия через ООН добилась для себя исключительного права быть третейским судьей на территории бывшего СССР., но судить отказывается, решая спорные вопросы исключительно к своей пользе.

Хотя буквально на днях Эрдоган поставил перед секретариатом ООН резонный вопрос. Почему по прошествии 75 лет после окончания ВМВ продолжает действовать старая конструкция? Мир изменился, появились новые политические центры силы, а в СБ ООН по прежнему все решают пять государств: США, Китай, ВБ, Франция и почему то РФ. Страны победительницы? Но разве Китай, Франция и РФ являлись победителями в ВМВ? Победителем был СССР, но где тогда представлены другие наследники СССР? Китай? Кого и когда конкретно победил Китай? Франция? На каком этапе она победила? А Виши куда девать? А сопротивление вишистов союзникам в Северной Африке?

 Вопросов к СБ ООН много. И скорее всего Эрдоган - это только первая ласточка.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 19.10 2021

решая спорные вопросы исключительно к своей пользе.

Какая польза России поддерживать Азербайджан против Армении? Это Realpolitik.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 19.10 2021

Почему по прошествии 75 лет после окончания ВМВ продолжает действовать старая конструкция?

Потому что порядок лучше анархии, плохой мир лучше хорошей войны. Чем тебе так нравится Эрдоган? Нашел тоже авторитет.


Кого и когда конкретно победил Китай? Франция? На каком этапе она победила? А Виши куда девать? А сопротивление вишистов союзникам в Северной Африке?  Вопросов к СБ ООН много. И скорее всего Эрдоган - это только первая ласточка.

Давно уже требуют преобразовать СБ, но Турция точно никого не победила, поэтому это не ее ума дела. Нам не нужен Эрдоган, у нас есть свой лидер, еще лучше.

 

Россия должна иметь решающий голос в ООН, это в интересах мирового сообщества.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 20.10 2021

Московская Хельсинкская группа

 

12 мая 1976 года в квартире академика Андрея Сахарова была основана Московская Хельсинкская группа. Вступившие в нее правозащитники видели своей целью выполнение Советским Союзом Хельсинкских соглашений. С самого начала существования МХГ подвергалась преследованиям со стороны КГБ. В 1980-е ее члены даже прекратили свою деятельность на семь лет.
 
 
 

12 мая 1976 года в Москве по инициативе ученого-физика и правозащитника Юрия Орлова была создана Московская Хельсинкская группа (МХГ) — группа содействия выполнению Хельсинкских соглашений, одна из первых правозащитных организаций в СССР. В первый состав МХГ также вошли Людмила Алексеева, Елена Боннэр, Анатолий Щаранский, Виталий Рубин, Анатолий МарченкоАлександр Гинзбург, Александр Корчак, Михаил Бернштам, Мальва Ланда и Петр Григоренко. Среди них были известные ученые, писатели, публицисты. Большинство же получило известность благодаря правозащитной и диссидентской деятельности. Был в числе первых членов МХГ и высокопоставленный военный – генерал-майор Григоренко, чуть позже основавший Украинскую Хельсинкскую группу.

 

О создании МХГ было объявлено на пресс-конференции для иностранных журналистов на квартире одного из создателей водородной бомбы Андрея Сахарова, который годом ранее получил Нобелевскую премию мира. Сам академик, однако, решил не вступать в группу. Он считал, что форма индивидуальных выступлений, в которых он остается полностью свободным и в содержании, и в способе выражения, наиболее подходит для него при его сильно выделенном положении.

По воспоминаниям Сахарова, он оставлял за собой право присоединяться к наиболее важным документам МХГ и в дальнейшем часто это делал.

Академик считал, что подчеркнутая Орловым связь с Хельсинкским актом 1975 года (устанавливал принципы миролюбивого и гуманного международного порядка в Европе) придавала деятельности группы дополнительное значение по сравнению с другими организациями такого рода.

 

«Политический выигрыш получился на самом деле гораздо больше, чем я ожидал, — писал Орлов в своих мемуарах. — В тот самый час, когда КГБ стало ясно, что я не отступлю, ТАСС выпустило заявление, только для Запада, по поводу образования группы. В нем утверждалось, что Советское правительство не против наблюдения за соблюдением Хельсинкских соглашений. (Это была ложь.) Важно, однако, кто этим занимается. (Это была правда.) Занимается Орлов, профессиональный антисоветчик, давно забросивший науку. (Это была ложь.) Группа же его — антиконституционна. (И это была чистая правда. По советской конституции всякая организация должна быть руководима Коммунистической партией). Группа образована, говорилось там, с целью подорвать разрядку и посеять сомнения в соблюдении Советским Союзом его международных обязательств».

 

Орлов прошел войну, где был ранен, в 1951 году окончил физико-технический факультет МГУ и поступил на работу в Теплотехническую лабораторию Академии наук СССР, которая участвовала в разработке советского атомного проекта. В 1956 году на партийном собрании, посвященном обсуждению доклада Никиты Хрущева на XX съезде КПСС, Орлов выступил с заявлением, в котором назвал Иосифа Сталина и Лаврентия Берию «убийцами, стоявшими у власти» и выдвинул требование «демократии на основе социализма».

 

Вскоре был исключен из КПСС, лишен допуска к работе с секретными документами и уволен из института.

 

Следующие 16 лет Орлов проработал в Ереванском физическом институте. Он разработал теорию устойчивости радиационного затухания пучков в электронном кольцевом ускорителе и внес значительный вклад в проектирование жесткофокусирующих ускорителей протонов в ИТЭФ. В 1972 году Орлов стал сотрудником Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн Академии наук СССР, но в 1973-м был уволен за поддержку академика Сахарова.

 

«Сама по себе идея создания Хельсинкской группы была хорошей. Удачно использовались то большое значение, которое имеет Хельсинкский акт для СССР, точней для его руководства, и провозглашение Актом связи международной безопасности и прав человека. Признание существования этой связи в международном соглашении действительно имеет принципиальное значение. Именно в силу этих причин выступление правозащитников, использующих в качестве опоры Хельсинкский акт, чувствительно для властей. Это не значит, что они делают из этого положительные выводы. Наоборот! Членство в группах, особенно в республиканских, ставило людей под особенно сильный удар. В этом я вижу отрицательную, трагическую сторону создания групп», — отмечал Сахаров.

 

Официально Московская Хельсинкская группа начала свою работу 15 мая 1976 года. А 18-го был представлен первый документ, описывавший суд над лидером мирного движения крымских татар за возвращение в Крым Мустафой Джемилевым. На заседании в Омске произошел инцидент: Боннэр настолько грубо вытолкнули из зала суда, что Сахарову пришлось отвесить пощечину милиционеру. За восемь месяцев, в течение которых Орлов руководил группой, она выпустила 18 документов. Ученый лично составил документ №5 «Репрессии против религиозных семей».

 

До своего ареста Орлов участвовал в подготовке и редактировании всех документов группы и их передаче в московские посольства стран-участниц Хельсинкского соглашения и руководству СССР.

 

«Каждый из документов был скрупулезно аккуратен, сознательно академичен — даже педантичен — и точно сфокусирован на нарушениях специфических статей именно Хельсинкского акта. Все документы редактировались и печатались Людмилой Алексеевой. Я установил гибкое правило, по которому каждый член группы подписывал только то, что согласен был подписывать: требование консенсуса задержало бы быстрый выпуск полезных документов», — рассказывал Орлов.

 

Сразу же после возникновения МХГ ее участники подверглись давлению со стороны КГБ и партийных структур. Им угрожали, вынуждали эмигрировать или прекратить правозащитную работу. КГБ готовил дела против членов МХГ в течение девяти месяцев. В 1977 году Орлова арестовали и приговорили к семи годам заключения и пяти годам ссылки по статье 70 УК РСФСР «Антисоветская агитация и пропаганда». Перед этим он успел передать свои полномочия Алексеевой, оставшись членом МХГ. В 1986 году, накануне встречи Михаила Горбачева и Рональда Рейгана в Рейкьявике, диссидента лишили советского гражданства и принудительно выслали из страны в обмен на арестованного в США советского разведчика Геннадия Захарова, работавшего в представительстве СССР в ООН. В том же году Орлов вернулся к науке и стал профессором Корнеллского университета.

 

Вслед за МХГ возникли группы в Союзных республиках (на Украине, в Прибалтике, Армении и Грузии), а также за рубежом — с несколько другими условиями и задачами. Так, Американская Хельсинкская группа со временем трансформировалась в международную правозащитную организацию Human Rights Watch.

«Правозащитное движение в короткий срок обросло сетью открытых ассоциаций, — констатировала Алексеева в своей «Истории правозащитного движения в России». — Конечно, их было немного и входило в них всего несколько десятков человек, но благодаря им правозащитное движение стало видно со стороны, в него устремились новые люди, расширился круг вовлеченных в правозащитную работу и многократно усилился ее резонанс. Правозащитное движение стало видней и с Запада: пресса стала намного чаще писать о положении с правами человека в СССР, а радиостанции, вещавшие на Советский Союз, стали много говорить об этом и расширяли знания о правозащитном движении среди советских граждан, что опять-таки привлекало к нему новых людей. Связи московских правозащитников заметно разрослись».

Помимо Орлова были арестованы Гинзбург, Щаранский и Ланда, а Алексееву, Григоренко и Рубина принудили к эмиграции.

 

В общей сложности по приговорам советских судов все члены МХГ вместе взятые должны были отбыть свыше 60 лет лагерей и 40 лет ссылок. В 1981 году на свободе в СССР остались лишь трое членов группы. 6 сентября 1982-го они заявили о прекращении деятельности МХГ из-за усилившихся репрессий. Свою работу группа возобновила на волне Перестройки в 1989 году.

45 лет назад была образована Московская Хельсинкская группа - Газета.Ru (gazeta.ru)

Ответить

Фотография Ученый Ученый 20.10 2021

Правозащитница Людмила Алексеева, одна из основателей Московской Хельсинкской группы.

 

upload-AP_090831017133-pic4_zoom-1500x15

Ответить