←  Юмор

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Микропроза

Фотография Новобранец Новобранец 20.11 2021

... – Лаврентий, сколько всего к текущему моменту? – осведомился вождь, разминая папиросу «Герцеговина Флор».
— Пять тысяч шестьсот четырнадцать, — мрачно ответил нарком НКВД. Перехватил безнадежный взгляд Меркулова и поспешно уточнил, — Верно, за сегодня еще семеро, итого пять тысяч шестьсот двадцать один...
— Это же невозможно, товарищ Сталин! — срывающимся голосом поддержал начальника комиссар госбезопасности 3–го ранга. – Ладно бы места в Бутырской закончились, дополнительные площади как–нибудь изыщем. Но у меня девятнадцать лучших следователей увезли в психиатрическую! Де–вят–над–цать! Бойцы Гражданской, старые чекисты, такое повидали – не пересказать! А тут... Тут...
Мелкулов издал звук, похожий на всхлип. Секретарь ЦК ВКП(б) поднялся из–за стола, прошелся по кабинету. Тихо задал вопрос портрету Ленина на стене:
— Ну так и что?.. Дальше что?
Берия раскрыл пухлую папку.
— Девятьсот двадцать чертежей устройства, которое они называют «атомной бомбой». Все разные. При этом ни один не умеет считать в столбик, а про дроби вообще впервые слышат. Тысяча триста с копейками схем несуществующего танка Т–54, однако никто не умеет пользоваться даже винтовкой Мосина... Хотя мы со стопроцентной гарантией можем утверждать, что они именно ОТТУДА.
Приоткрылась дверь, в кабинет заглянул Поскребышев. Лицо бледное. Молча показал четыре пальца и нырнул обратно в секретарскую.
— Пять тысяч шестьсот двадцать пять, — вздохнул Берия. Утер лысину платочком.
— Ну не в расход же их, — гости высокого кабинета еще не видели Сталина настолько растерянным. – Что о нас скажут потомки в светлом коммунистическом будущем? Пять с лишним тысяч! Целая дивизия!
— Дивизия? – вскинулся маршал Тимошенко. – Вы сказали – дивизия?! А это же идея! Товарищ нарком, как у них со здоровьем?
— Рожи лощеные, отъетые на лучших харчах. Многие занимаются этим... Так его?... Фи... Фид... — раздраженно отозвался Берия. Заглянул в справку с грифом «Совершенно секретно». – Тьфу, басурманщина! Да, разумеется, фитнесом и воркаутом.
— Физкультурой, — шепотом уточнил Меркулов, заметивший недоуменный взгляд вождя.
— Разбить на маршевые роты, — твердо сказал Тимошенко. – Опытные командиры и политработники – упирать именно на политработу! На марксистское материалистическое понимание истории! В полевые лагеря под Куйбышев! Затем эшелонами на озеро Хасан. Товарищ нарком, вы говорили, что большинство увлекаются японской культурой?
Берия покосился на лежавший у края стола конфискованный прибор, называемый заполонившими Москву пришельцами «планшетом». С плоского экрана таращился единственным глазом Какаши Хатаке – как выяснил один из отправленных в клинику Кащенко следователей, «шиноби Скрытого Листа из клана Хатаке, Шестой Хокаге Конохи», о котором подследственный повествовал восемь суток подряд.
— Не возражаю для простоты называть ЭТО «культурой», — нарком едва удержался от желания сплюнуть прямиком на паркет. – Вот и пусть изучат предметы обожания на практике. Именно, на Хасан! И далеко, и под присмотром будут...
Скрипнула дверь. Поскребышев показал еще семь пальцев и вновь сгинул. Из секретарской ощутимо потянуло запахом настойки валерианы.
#дико_извиняюсь
#обезвредь_попаданца

Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 07.10 2022

Очень аккуратная сказка.
— Дракон! — дрожащим голосом позвал Мужик.
— Я! — отозвался Дракон из пещеры.
— Выходи на свет божий, нечисть поганая.
Дракон высунул из пещеры удивлённую голову. Мужик выронил из рук дубину.
— Повтори?
— Выходи на свет божий, нечисть поганая, — испуганно прошептал Мужик. — Пожалуйста.
Дракон вышел.
— Ну?
Мужик собрался с духом.
— Биться будем. Не на… Как же там? Минутку.
Выудив из-за пазухи листок бумаги, Мужик развернул его, прочитал и убрал обратно.
— Биться будем, не на жизнь, а на смерть!
— Уверен? — уточнил Дракон.
— В чём?
— В необходимости битвы.
— Да, — ответил Мужик. — У любого действия есть последствия. Я — твоё последствие за похищение царской дочки.
— Ух ты! — восхитился Дракон. — Даже не запнулся ни разу. Репетировал?
Мужик скромно кивнул.
— А тебе-то самому это зачем надо? Ты не из Богатырей, судя по запаху. Я прав?
— Почти. Я вольнонаёмный Богатырь.
— Вольнонаёмный? — удивился Дракон. — Это как?
— Ну вообще я горшечник, — пояснил Мужик, — но иногда берусь за разную работу, не связанную с изготовлением горшков.
— Зачем?
— Деньги нужны. У меня одиннадцать детей.
— Понятно, — ухмыльнулся Дракон. — А про защиту не слышал?
— Почему же? — Мужик встал в защитную стойку. — К бою я хорошо подготовился. Две книги прочитал.
— Про сражения?
— Одна про сражения, другая по кораблестроению.
— А её-то зачем?
— Интересная.
— Чудак, — улыбнулся Дракон. — Ладно, пора бой начинать, у меня ещё дел полно.
— Да, — согласился Мужик. — Мне тоже ещё крышу чистить и конюшню перестилать.
— Нервничаешь?
— Заметно, да?
— Очень, — кивнул Дракон. — Нападай.
Мужик поднял дубину с земли. Глубоко вдохнув, он зажмурился, поднял дубину над головой и, издавая громкий клич, побежал на Дракона.
— Глаза открой, — подсказал Дракон. — Мимо пробежал.
— Это тактическая хитрость, — смущённо ответил Мужик. — Так надо.
Размахнувшись, он ударил Дракона по лапе: дубина отскочила Мужику в лоб.
— Зелье забыл выпить? — предположил Дракон.
— Зелье? — переспросил Мужик, потирая лоб.
— Для силы. У тебя же нет богатырской силы, значит, тебе нужно зелье. Ты у Бабы-Яги не был, что ли?
Мужик покачал головой.
— Чудак! — вздохнул Дракон. — Без зелья тебе меня не одолеть.
— Совсем никак? — расстроился Мужик.
— Совсем. Оставь это дело Богатырям, а сам ступай перестилать крышу. Чего вот ты вообще сюда пошёл? А если бы я был в плохом настроении и сжёг тебя?
— Деньги же нужны. Одиннадцать детей. А за освобождение Царевны обещали приличную сумму. Перестилая крыши столько не заработаешь.
— Делай больше горшков, — предложил Дракон.
— Мои горшки уже в каждом доме есть, — сказал Мужик. — Они хорошие, новые людям ещё не скоро понадобятся.
— А ты делай так, чтобы они быстрее приходили в негодность, тогда чаще покупать будут.
Мужик возмущённо фыркнул:
— Я лучше на Драконов ходить буду.
— Смотри-ка, какой правильный! — захохотал Дракон.
— Зато мне ни перед кем не стыдно, — ответил Мужик. — И никто про меня ничего плохого не скажет.
— Чудак. Слушай, Царевну я тебе не отдам. У меня на неё планы.
— Съешь?
— Нет. Мне нужно иноземного Принца выманить, Царевна приманкой будет. Потом домой её верну.
— А если Богатыри придут? — спросил Мужик.
— С ними я договорюсь, — подмигнул Дракон. — А тебе я вот что скажу: бросай-ка ты свою вольнонаёмную деятельность. Если тебя съедят или с крыши упадёшь, кто о твоих детях позаботится?
— А кормить чем?
— Горшки будешь делать. Сейчас, погоди.
Дракон зашёл в пещеру и вернулся с увесистым мешком в лапе.
— Мне нужно десять тысяч горшков, — сказал он. — Это задаток. Будешь приносить по горшку в месяц. Понял?
— Я столько не проживу, — развёл руками Мужик.
— Наверняка ты этого не знаешь, — махнул лапой Дракон. — Что, берёшься за мой заказ?
— Спрашиваешь!
Мужик схватился за мешок и, пыхтя, потащил его в сторону деревни. Дракон проводил его взглядом, усмехнулся, и пошёл обратно в пещеру.
— Тебе правда нужно десять тысяч горшков? — спросила Царевна.
— Нет, не нужно, — ответил Дракон.
— Я так и думала. Помочь захотел?
Дракон кивнул.
— А чего просто так золота не дал?
— А он бы не взял. Он правильный. Письмо для Принца дописала?
— Ага, — Царевна зевнула. — Вон, на сундуке лежит. Жалобное, чуть сама не поверила. А не боишься, что твоё золото того Мужика испортит?
— Таких ничем не испортить, — улыбнулся Дракон. — А если он хотя бы половину своих детей вырастит такими же, как он сам, то именно ими будут восхищаться и ставить в пример остальным. А если в мире всё будет плохо — из них получатся отличные ориентиры добра. Посмотрим через пару сотен лет, что из этого выйдет.
Автор : Роман Седов

Ответить

Фотография Gundir Gundir 24.12 2022

Король сказал, что двери его сокровищницы открыты передо мной! – буркнул рыцарь.
- Они и открыты, - миролюбиво откликнулся кладовщик. Прямо перед твоим носом.
- Тогда дай мне войти.
Кладовщик не сошел с порога.
Рыцарь нахмурился:
- Ты не выполнишь приказ короля?
Кладовщик покачал головой:
- Если ты войдешь, двери сокровищницы будут открыты не перед, а за тобой. Вот это уже серьезное нарушение приказа.
- Для чего мне распахнутые двери, если я не могу пройти внутрь? – вспылил рыцарь.
- Понятия не имею. Строить догадки о королевских намерениях не в моих привычках.
- Король хотел, чтобы я сам выбрал себе в сокровищнице награду!
- Он именно так и сказал?
- Нет, - признался рыцарь. Он произнес: "В награду за то, что ты поразил дракона, двери моей сокровищницы открыты перед тобой! "
- Угу, - кивнул кладовщик. - Я так и думал.
Рыцарь взялся за меч.
- Я при исполнении, - напомнил кладовщик. - Не советую.
Насупившись, рыцарь произнес:
- Ладно. Я скоро вернусь.
Он развернулся и зашагал прочь.
- Как только ты появишься тут, двери тотчас же перед тобой откроются! – заверил кладовщик рыцарскую спину и сомкнул створки.
Через полчаса у входа в сокровищницу загрохотала железная перчатка.
Кладовщик выглянул:
- Быстро ты.
- Пропускай! – бросил ему рыцарь брюзгливо.
Кладовщик поднял брови:
- Король сказал еще что-нибудь?
- Нет, - ответил рыцарь. - Он не сказал. Король написал.
Рыцарь протянул кладовщику свиток, тот развернул его и медленно, по складам, прочел: «Подателю сего, рыцарю, поразившему дракона, разрешено войти в королевскую сокровищницу и взять там то, что рыцарь сочтет достойной для себя наградой".
- А потом ты положишь то, что взял, на место? – поинтересовался кладовщик.
- Читай дальше, - скомандовал рыцарь.
Кладовщик отмотал от свитка еще немного и продолжил: "Взятое рыцарь волен вынести из сокровищницы и использовать по своему разумению, для своего блага и без всяких ограничений. Подпись Король".
- Какой король имеется в виду? уточнил кладовщик.
Рыцарь ткнул в самый конец свитка – там стояла приписка: "Нашего королевства". Под текстом красовались три печати: чернильная, из воска и из красного сургуча.
- Все верно, - с сожалением согласился кладовщик. - Что ж, выбирай.
Рыцарь ступил через порог, повел носом и прошелся вдоль полок.
- Я возьму это, - сказал он, ткнув пальцем в ближайшую драгоценность.
- Ты уверен? кладовщик всем своим видом советовал рыцарю отказаться от замысла.
- Абсолютно.
Кладовщик что-то нацарапал на бумажном листе.
- И еще это, - рыцарь, надувая щеки и натужно краснея, снял с верхней полки огромный ларец.
Кладовщик сокрушенно добавил каракулей.
- Какая нужда записывать? с подозрением спросил рыцарь.
- Для порядка.
- Король увидит список?
- Не исключено. Если его величество вдруг пожелает узнать, какую награду ты выбрал, я буду готов к отчету.
- Ладно, пусть будет так, - рыцарь потер ладони. Тогда еще это, и это, и вон то.
- Не многовато ли? – со значением в голосе заметил кладовщик.
- В самый раз. Тем более, что я не закончил.
- Думаю, будет лучше, если я сейчас же сообщу королю, что тут делается, - тоскливо вздохнул кладовщик.
Рыцарь небрежно вынул из-за пазухи клочок пергамента и предъявил его кладовщику. На пергаменте значилось: "Рыцарю не мешать! " Внизу, как положено, вилась подпись "Король. Нашего королевства" и виднелись три печати.
Пыхтя, рыцарь выволок из угла туго набитый объемистый мешок.
- Ме-шок, - произнес вслух кладовщик, ожесточенно корябая пером, и добавил: - Сколько добра уходит!
- У кого уходит, а кому добавляется, - процедил рыцарь, шатаясь под тяжестью толстенного рулона.
- Зачем тебе ковер? - возмутился кладовщик.
- В дополнение к гобеленам! - отрезал рыцарь и полез за гобеленами.
Кладовщик перевернул свой листок на другую сторону.
- А это что? - полюбопытствовал рыцарь, разглядывая массивную кованую конструкцию непонятного назначения.
- Не знаю, - пожал плечами кладовщик. Раз находится здесь, наверное, что-то ценное.
- Беру, - решил рыцарь.
Кладовщик вывел в реестре: "Жылизяка тижолая 1 штука ", - и шмыгнул носом.
- Ну, теперь вон тот сундук, два ящика и короб со шкатулками. Пожалуй, все, - рыцарь вытер пот со лба. – Ах, да! Еще тележку!
Кладовщик встрепенулся:
- В приказе было написано "вынести". Все, что не сможешь унести, останется здесь!
Рыцарь пошарил за пазухой. На очередном куске пергамента имелось короткое разрешение "Пусть вывозит! ", заверенное королевской подписью
и тремя печатями.
Взвалив на тележку свою награду и перевязав ее веревками, чтобы куча не рассыпалась, рыцарь попробовал сдвинуть тележку с места. У него ничего не вышло.
- Помогай! пропыхтел он утомленно.
- И не подумаю! - мотнул головой кладовщик. - Об этом речи не было.
Рыцарь полез за пазуху. Кладовщик вздохнул и налег на тележку. Колеса страдальчески скрипнули.
Они с трудом выпихнули поклажу через двери.
- Дальше на меня не рассчитывай! - злорадно заявил кладовщик. - Мое место в сокровищнице!
- А ты мне больше и не нужен.
Рыцарь свистнул.
Пол и стены затряслись, и в галерею ступил дракон.
- Тащи! - крикнул рыцарь и бросил дракону конец каната, привязанного к тележке.
- Ну, ты даешь! - хмыкнул дракон, обозрев гору ценностей.
Кладовщик раскрыл рот и сполз спиной по стенке.
- Представляешь? - дракон подмигнул кладовщику и кивнул на рыцаря. – Этот прохиндей собрал уже четырех принцесс! Каре!
Рыцарь пожал плечами.
- Ты же утверждал, что поразил дракона! - в отчаянии крикнул ему кладовщик.
- Конечно, поразил! - подтвердил дракон, впрягаясь в тележку. - Этот рыцарь и теперь продолжает меня поражать.

Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 24.01 2023

Уточка.

 

Она попала мне сегодня точно по темечку, когда я разгребал шкаф в прихожей от старого хлама. Десять с небольшим лет назад дочка перед сном вдруг вспомнила:
— Папа, мама, мне же завтра нужно желтую уточку в садик принести, у нас будет праздник, мы с уточками будем танцевать!
И тут же уснула, чтоб, значит, не огрести как гонцу за плохие вести.
Купить уточку вечером в понедельник в те давние–давние времена было невозможно – никаких Авито и экспресс–доставок китайцы еще не придумали.

У нас с любимой в наличии было две старых пеленки, один маленький мячик, ползунки с принтом «веселые утята», большой шерстяной носок с дыркой, условно желтый, а также пол–литра водки, литр виски, упаковка пива (шесть банок) и три пачки сигарет. Не то, чтобы всё это было категорически необходимо при изготовлении желтой уточки, но если уж ты начал делать уточку, то к делу надо подходить серьёзно.

В принципе, уточка – очень удобное для творческой реализации животное. В процессе сборки уточки все интуитивно понятно, с ней намного проще, чем с той же икеевской мебелью – мы ни разу не потеряли хвост, клюв или, скажем, крылья.
Самая большая засада случилась с глазками – их просто неоткуда было брать. Мою идею взгромоздить на уточку солнечные очки любимая отвергла с негодованием – во–первых, ничего кошмарнее уточки в солнечных очках, в мире, похоже, не бывает. А во–вторых, брендовые Ray–Ban любимая просто зажала, это было совершенно очевидно.
Поэтому я быстро оторвал две пуговицы на ее халатике, пока она не опомнилась. А когда опомнилась, было поздно – глазки уже сияли на нашей уточке, как родные. А распахнутый халатик всяко лучше запахнутого, тут, я думаю, никто не будет спорить.

Как и полагается в длительном созидательном процессе неподалеку от финала у нас возникли принципиальные творческие разногласия.
— Что хотел сказать художник этим жутким клювом, спросят нашу дочь! И что она ответит – что у уточки двойной вывих челюсти? – негодовала любимая.
— Это не челюсть, это губы. Губы уточкой, сейчас все так носят, — парировал я отважно, и любимая замолкала, совершенно потрясенная красотой моей ответа и губами уточки.

Мы успели к утру, но показывать заспанной дочке уточку не решились, детская психика так ранима, знаете ли. Уточку запихнули в пакет и любимая повела обоих в садик.

Вернулась любимая не одна, а с нашей уточкой.
— Мне по секрету сказали, что когда воспитательница принимала уточек у детей, после нашей у нее случилась истерика. «Скорую» не вызывали, обошлись фельдшером из соседней школы, но он тоже не сразу успокоился, хотя, говорят, сильный мужчина, две войны прошел. В общем, уточку мне завернули в три слоя упаковочной бумаги и велели не разворачивать, пока не принесу обратно домой, потому что на улице могут быть женщины и дети.

Разворачивать уточку мы тогда не стали. Любимая сказала, что раз мы уже трезвые, дело может кончится психической травмой. Сверток мы положили в шкаф на самую верхнюю полку.
Там его и нашел однажды дедушка, между прочим, старейший врач–психиатр «Скорой помощи» Санкт–Петербурга.
Теперь нашу уточку он использует как реквизит – когда буйные пациенты не слушаются врача, он показывает им нашу уточку со словами:
— Посмотри, на кого ты стал похож!
Говорит, что ничего эффективнее отечественная психиатрия еще не видела.

Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 28.01 2023

СУП....

– Дорогой мой дедушка, наконец-то свершилось! Мы отправляем оружие на Украину. Пока это только артиллерия, но с чего-то надо начинать.

Дедушка – пожилой немец с редкими волосами и угловатым лицом, словно высеченным из камня, оторвался от книги, которую читал, сидя в кресле возле окна, и поверх очков посмотрел на ворвавшегося в комнату внука.

– А против кого Германия посылает артиллерию, Йонас? – спокойно переспросил он.

– Ну как же, против России, разумеется! – удивившись вопросу, горячился молодой человек с белыми зубами и хмурым от природы лицом. – Ты разве новостей не читаешь? Теперь Украина ударит по России нашим оружием как следует.

– Понятно, – ответил старик и, сощурившись, задумчиво поглядел в окно, за которым сияло яркое летнее солнце.

Затем он со вздохом разочарования резко захлопнул томик Томаса Манна и, отложив его на столик, спросил:

– Йонас, помню у тебя была хорошая фотокамера. Дашь мне её на время?

– Конечно, дедушка, но зачем?

– Так… Хочу погулять, запечатлеть город. Главное, чтоб до супа дело не дошло.

– До какого супа? – удивился внук, но старик ничего не ответил.

Спустя несколько месяцев молодой Йонас, ещё более возбуждённый, вновь пришёл к старику.

– Хорошо идёт война на Украине, дедушка! – воскликнул он, потирая руки.

Старик, по обыкновению сидящий у окна с книгой, опустил голову и вопросительно посмотрел на внука поверх очков.

– Пишут, – продолжал Йонас, в волнении переступая с ноги на ногу возле кресла, – что Россия проигрывает. А мы, кроме артиллерии, поставили Украине системы противовоздушной обороны. Представляешь? Если так дело пойдёт, Россия неминуемо потерпит поражение, а мы, как союзники, займёмся разделом проигравшей страны. Вот увидишь ещё, как мы Кёнигсберг заберём! Мог ли ты себе такое представить, а, дорогой дедушка?

– Да, такое я себе представить не мог, – спокойно согласился старик и задумчиво посмотрел в окно на пасмурный осенний день.

Затем он со вздохом разочарования захлопнул томик Фёдора Достоевского и положил его поверх недочитанной книги Манна.

– Послушай, Йонас, – заговорил старик, – у меня подвал забит всяким хламом, помоги мне его освободить.

– Зачем? – удивился внук. – Решил разобрать вещи или заняться ремонтом?

– Да, есть одна идея. Главное, чтоб до супа дело не дошло.

– Да о каком супе ты всё время говоришь, дедушка? – вновь удивился молодой человек, но, как и в прошлый раз, ответа не получил.

Через несколько месяцев молодой Йонас вихрем влетел в комнату старика и, задыхаясь, закричал:

– Ну, кажется всё! России крышка!

Услышав эту новость, старик, по обыкновению спокойно сидящий у окна с книгой, в этот раз побледнел и беззвучно приоткрыл рот.

– Дедушка, Германия отправляет против неё танки! – продолжал кричать Йонас. – Теперь разгром России неминуем. У-у-у! Круто демократический Запад взялся за деспотичного гиганта. А уж с нашим оружием, с нашей артиллерией, нашими танками, нашими деньгами и всем нашим военно-промышленным комплексом… Словом, против всего Западного мира России не устоять. Самое время готовиться к принятию капитуляции. Мог ли ты себе такое представить, дедушка? А?

Старик, тяжело дыша, посмотрел в окно, за которым медленно падал пушистый белый снег. Затем, сглотнув, он резко захлопнул книгу, которую держал в руках, и, ни слова не говоря, протянул её внуку поверх недочитанных томов Манна и Достоевского.

– Что это? – удивился Йонас и пробежал глазами название, – Немецко-русский словарь?

– Да, надо учить русский, внучек, – подтвердил старик.

– Ну конечно, – сообразил молодой человек. – Ведь придётся как-то общаться с побеждёнными.

– Помнишь, я тебе говорил про суп? – не своим голосом сипло произнёс старик.

– Да-да, что-то такое было, – небрежно листая книгу, отозвался внук.

– Дело в том, Йонас, когда европейское оружие в очередной раз направляется в сторону России, это верный признак того, что в скорости на наших улицах русская армия будет раздавать гуманитарную помощь. Учи русский язык, внучек, пожалуйста, чтобы в самый суровый момент жизни не остаться голодным и суметь попросить у русских немного супа.

Ответить