←  Доисторические времена

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Заселение Америки

Фотография Gundir Gundir 06.01 2020

Фен Монтень (Fen Montaign), Дженни Ротенберг Гритц (Jennie Rothenberg Gritz)

https://inosmi.ru/sc.../246542202.html

 

Более полувека основная версия прибытия первых поселенцев в Америку выглядела так: около 13 тысяч лет назад небольшие отряды охотников каменного века пешком преодолевали перешеек между восточной Сибирью и западной Аляской, в конце концов пробираясь вниз по свободному ото льда сухопутному коридору в самое сердце Северной Америки. Преследуя степных бизонов, шерстистых мамонтов и других крупных млекопитающих, эти предки сегодняшних коренных американцев создали процветающую культуру, которая в итоге распространилась по двум континентам до самой оконечности Южной Америки.

Однако за последние годы эта версия событий пошатнулась, не в последнюю очередь благодаря тому, что в Северной и Южной Америке были открыты археологические памятники, свидетельствующие о том, что люди присутствовали на континенте за тысячу или даже две тысячи лет до предполагаемой первой миграции. Более поздняя теория, известная как «Путь водорослей», оказалась ближе к истине: по мере отступления массивных ледяных щитов, покрывающих западную часть Северной Америки, первые люди прибывали на континент не только пешком, но и на лодках — они путешествовали вдоль тихоокеанского побережья и находили себе пропитание благодаря изобилию прибрежных ресурсов. Эту гипотезу подкрепляют археологические памятники возрастом 14-15 тысяч лет, найденные вдоль западного побережья Северной Америки.

Теперь рамки наших представлений о том, когда люди достигли Америки и откуда они пришли, значительно расширились. Вырисовывается картина, которая говорит о том, что люди могли прибыть в Северную Америку по крайней мере 20 тысяч лет назад — примерно на 5 тысяч лет раньше, чем принято считать. А новые исследования показывают, что на неизведанных просторах, лежащих между Северной Америкой и Азией, возможно, жили сотни или тысячи человек.

 

Сердце этой территории давно затоплено Тихим океаном, и теперь на ее месте находится современный Берингов пролив. Но примерно 25-15 тысяч лет назад сам пролив и обширная прилегающая к нему территория размером с континент находились выше уровня моря. Этот исчезнувший мир называется Берингией, а развивающаяся теория о его ключевой роли в населении Северной Америки известна как гипотеза «стоянки в Берингии» — именно «стоянки», потому что поколения людей, мигрирующих с Востока, могли селиться там до того, как перебирались в Северную Америку.

Эту новую гипотезу продвигают не столько археологи, вооруженные лопатами, сколько эволюционные генетики, которые сравнивают образцы ДНК из некоторых древнейших человеческих останков в Америке с еще более древними, найденными в Азии. Их открытия привели к серьезному разрыву между тем, что говорит генетика, и тем, что в действительности показывает археология. Возможно, люди жили по обе стороны от Берингова перешейка около 20 тысяч лет назад. Но скептически настроенные археологи говорят, что не поверят в эту грандиозную идею, пока не у них в руках не окажутся соответствующие артефакты, и указывают на то, что в настоящее время в Северной Америке нет ни одного подтвержденного археологического памятника старше 15-16 тысяч лет. Другие археологи уверены, что это лишь вопрос времени — когда-нибудь на обширных, малонаселенных землях Восточной Сибири, Аляски и северо-западной Канады будут обнаружены более древние памятники.

Эта захватывающая, хотя порой понятная лишь посвященным дискуссия затрагивает базовые вопросы, которые касаются каждого из нас — например, почему люди впервые прибыли в Америку и как им удалось выжить. Тем не менее, независимо от того, когда и как они отправились в путь, их маршрут пролегал через побережье современной Канады. Поэтому я отправился в Британскую Колумбию, чтобы встретиться с группой антропологов, которые обнаружили важные признаки древней жизни вдоль Тихого океана.

Неровная береговая линия Британской Колумбии изрезана бесчисленными бухтами и заливами и усеяна десятками тысяч островов. Прохладным августовским утром я прибыл на остров Квадра, примерно в 100 милях к северо-западу от Ванкувера, чтобы присоединиться к группе исследователей из Университета Виктории и некоммерческого Института Хакай (Hakai Institute). В команду антропологов под руководством Дэрила Федье (Daryl Fedje) вошли его коллеги Дункан Макларен (Duncan McLaren) и Квентин Макки (Quentin Mackie), а также Кристина Робертс (Christine Roberts), представитель племени канадских индейцев Вэй Вай Кум.

Место раскопок располагалось в тихой бухте, берега которой густо поросли канадской елью и кедром. К моменту моего приезда команда как раз заканчивала раскопки, продлившиеся несколько дней — последние из серии раскопок на побережье Британской Колумбии, во время которых были обнаружены артефакты возрастом 14 тысяч лет — одни из самых старых в Северной Америке.

На галечном пляже и в близлежащем лесном раскопе глубиной около шести футов и площадью четыре фута Федье с коллегами обнаружили более 1200 артефактов, в основном каменных орудий — некоторым из них было 12 800 лет. Все это свидетельствовало о богатой, приспособленной к жизни у моря культуре: каменные скребки, наконечники копий, простые ножи из отщепов камней, резцы и булыжники размером с гусиное яйцо, которые использовали в качестве молотков. Федье считает, что этот участок бухты, скорее всего, служил основным лагерем, который был идеально расположен для добычи рыбы, водоплавающих птиц, моллюсков и морских млекопитающих из холодного моря.

По мнению Макки, археологические богатства побережья Британской Колумбии указывают на ключевой недостаток изначальной теории Берингова перешейка: она делает акцент на материковый, а не морской путь. «Люди говорят, что побережье — дикое, неприятное место для жизни, — говорит Маки, крепко сложенный человек с непослушной седой бородой в потрепанной зеленой шляпе, пока он отдыхает от просеивания через сито камней и земли с места раскопок на острове Квадра. — Но зато там много продовольственных ресурсов. Это были такие же люди, как мы, с таким же мозгом. А нам известно, что в Японии люди регулярно перемещались на лодках туда и обратно с материка на окружавшие его острова еще 30-35 тысяч лет назад».

Несколько недавних исследований показывают, что по мере того, как последний ледниковый период начал ослаблять свою хватку, часть побережья Британской Колумбии и Юго-Восточной Аляски освободилась ото льда еще в период с 17 до 18 тысяч лет назад. Федье и другие отмечают, что люди, которые переходили по перешейку через Берингово море из Азии, могли поплыть на лодке вдоль береговой линии после того, как льды отступили. «Скорее всего, люди довольно рано появились в Берингии, — говорит Федье. — Мы пока точно не знаем, но, безусловно, есть вероятность, что речь идет о 18 тысячах лет».

Федье, Макларен и Макки подчеркнули, что одной из главных целей их многолетних исследований было найти свидетельства существования древних культур коренных прибрежных общин Британской Колумбии. По мнению многих их североамериканских коллег, передовая методика поиска прибрежных памятников, которую применяют эти трое ученых, поставила их на передний край поиска первых американцев.

***

Сегодня побережье тихоокеанского северо-запада мало напоминает тот мир, который должны были обнаружить первые американцы. Густо поросшая лесом береговая линия, которую я увидел, была бы голой скалой после отступления ледяных щитов. А за последние 15-20 тысяч лет уровень моря поднялся примерно на 400 футов (120 метров). Но Федье и его коллеги разработали сложную методику поиска древних береговых линий, не затопленных прибывающим морем.

Их успех зависел от того, удастся ли им разгадать геологическую головоломку, относящуюся к концу последнего ледникового периода. Когда планета нагрелась, огромные ледяные щиты, покрывавшие большую часть Северной Америки — в некоторых местах толщиной по две мили (3 километра) — начали таять. Их таяние в сочетании с таянием ледников и ледяных щитов по всему миру вызвало глобальный подъем уровня моря.

Но ледяные щиты весили миллиарды тонн, и, когда они исчезли, на земную кору перестал давить огромный вес, так что она вновь поднялась, как примятый поролон. В некоторых местах, по словам Федье, побережье Британской Колумбии поднялось более чем на 600 футов за несколько тысяч лет. Изменения происходили так быстро, что они были заметны почти с каждым годом.

«Сначала это с трудом укладывается в голове, — говорит Федье, высокий, стройный мужчина с аккуратно подстриженной седой бородой. — Земля выглядит так, как будто она была такой с незапамятных времен. Но на самом деле этот ландшафт очень изменчив».

Эта изменчивость оказалась благословением для Федье и его коллег: уровень моря действительно резко вырос, когда закончился последний ледниковый период, но на многих участках побережья Британской Колумбии этот подъем был компенсирован аналогичным подъемом земной коры. Вдоль пролива Хакай на центральном побережье Британской Колумбии повышение уровня моря и отскок земли почти полностью уравновесили друг друга, а это означает, что современная береговая линия находится в нескольких метрах от береговой линии возрастом 14 тысяч лет.

Чтобы отследить древние береговые линии, Федье и его коллеги взяли сотни образцов донных отложений из пресноводных озер, болотных массивов и прибрежных зон. Микроскопические останки растений и животных показали им, какие области были затоплены океаном, какие были частью суши или находились в промежутке между ними. Они заказали аэрофотосъемку с лазерной эхолокацией, которая, по сути, позволяет убрать деревья с ландшафта и выявить такие особенности, как уступы вдоль русел старых ручьев, которые могли привлечь древних охотников и собирателей.

Эти методы позволили археологам с удивительной точностью определить местонахождение таких объектов, как место раскопок на острове Квадра. Добравшись до бухты, вспоминает Федье, они нашли многочисленные артефакты каменного века на галечном пляже. «Как Гензель и Гретель, мы пошли вслед за этими артефактами и обнаружили, что они обнажились в русле ручья, — сказал Федье. — Это не высшая математика, если у вас достаточно разноуровневой информации. Мы вполне можем найти иголку в этом небольшом стоге сена».

В 2016 и 2017 годах команда Института Хакай во главе с археологом Дунканом Маклареном раскопала участок на острове Трикет, где были найдены обсидиановые режущие инструменты, рыболовные крючки, деревянное орудие для разжигания огня с помощью трения и древесный уголь возрастом 13 600-14 100 лет. На близлежащем острове Калверт они обнаружили 29 следов, принадлежащих двум взрослым и одному ребенку, которые отпечатались в слое глинистой почвы в прибрежной зоне, покрытой затем песком. Возраст древесины, найденной в следах, оценивается примерно в 13 тысяч лет.

Другие ученые тоже ведут подобные поиски. Лорен Дэвис (Loren Davis), археолог из Университета штата Орегон, исследовал область от Сан-Диего до Орегона с помощью аэрофотосъемки и проб донного осадка, чтобы определить возможные места поселений, затопленных поднявшимся морем, такие как древние морские заливы. Работая вдали от моря, Дэвис открыл поселение, построенное более 15 тысяч лет назад в Куперс Ферри, штат Айдахо. Эта находка, о которой стало известно в августе 2019 года, прекрасно согласуется с теорией ранней береговой миграции в Северную Америку. Расположенное на реке Салмон, которая соединяется с Тихим океаном через реки Снейк и Колумбия, поселение Куперс Ферри находится в сотнях миль от побережья. Оно по крайней мере на 500 лет старше места, которое долгое время считалось старейшим подтвержденным археологическим памятником на американском континенте — Свон-Пойнт, Аляска.

«Древние племена, двигавшиеся на юг вдоль Тихоокеанского побережья, могли набрести на реку Колумбия, первое место, свободное ото льда, вдоль которой они могли бы легко двигаться пешком или на лодках и попасть в Северную Америку, — сказал Дэвис в докладе о результатах своей работы. — По сути, долина реки Колумбия была первым пунктом миграционного маршрута, на котором люди сворачивали в сторону от Тихоокеанского побережья».

***

Один из постулатов археологии заключается в том, что самое раннее обнаруженное место почти наверняка не является первым местом обитания человека, а только самым древним, которое пока что удалось найти археологам. Если выводы множества эволюционных генетиков верны, возможно, на североамериканской стороне Берингова перешейка около 20 тысяч лет назад уже жили люди.

Эске Виллерслев (Eske Willerslev), руководитель Центра геогенетики Института планетарных наук (Globe Institute) Копенгагенского университета и почетный профессор кафедры экологии и эволюции имени принца Филиппа в Кембриджском университете секвенировал первый древний геном человека в 2010 году. С тех пор он секвенировал многочисленные геномы в попытках восстановить общий облик первых американцев, в том числе геном мальчика из Монтаны возрастом 12 400 лет, детей со стоянки Апворд-Сан-Ривер (Upward Sun River) на Аляске возрастом 11 500 лет и скелетную ДНК мальчика, чьи останки возрастом 24 тысячи лет были найдены у села Мальта, недалеко от российского озера Байкал.

Согласно Виллерслеву, сложный геномный анализ древних человеческих останков — который позволяет определить, когда популяции слились, разделились или были изолированы — показывает, что предки коренных американцев попали в изоляцию от других азиатских групп около 23 тысяч лет назад. «Самое экономное», по его словам, объяснение столь давней генетической изоляции заключается в том, что первые американцы мигрировали на Аляску гораздо раньше, чем 15 тысяч лет назад — возможно, более 20 тысяч лет назад. Виллерслев пришел к выводу, что «между людьми из Апворд-Сан-Ривер и другими жителями Берингии был длительный период циркуляции генов» от 23 до 20 тысяч лет назад.

«В основном происходил обмен между населением восточной и западной Берингии, — сказал Виллерслев в интервью по телефону из Копенгагена. — Таким образом, эти группы находились в окрестностях Берингии, и были до некоторой степени, хотя и не полностью, изолированы друг от друга. Обе эти группы уже находились там, по обе стороны Берингова перешейка, около 20 тысяч лет назад. Я думаю, что это очень вероятно».

Благодаря этим новым данным в сочетании с исследованиями экологии окружающей среды ледникового периода Берингии и появилась гипотеза «стоянки в Берингии». По мнению некоторых генетиков и археологов, территория в районе Берингова перешейка и вокруг него является наиболее правдоподобным местом, где предки первых американцев могли стать генетически изолированными и превратиться в отдельный народ. Они полагают, что такая изоляция была бы практически невозможна в южной части Сибири, или вблизи тихоокеанского побережья российского Дальнего Востока, или вокруг острова Хоккайдо в Японии — местах, уже занятых азиатскими группами.

«Анализ полного генома, особенно древних ДНК из Сибири и Аляски, в корне изменил ситуацию, — говорит Джон Ф. Хоффекер (John F. Hoffecker) из Института арктических и альпийских исследований Университета Колорадо. — Где еще могли разместиться эти люди таким образом, что они не могли обмениваться генами с остальной частью населения Северо-Восточной Азии?»

Могли ли люди вообще выжить в северных широтах Берингии во время последнего ледникового периода, прежде чем они перебрались в Северную Америку? Это было подтверждено исследованиями, показывающими, что значительная часть Берингии не была покрыта ледяными щитами и могла быть пригодной для обитания в то время, пока в Северо-Восточной Азии заканчивался последний ледниковый период. Скотт Элиас (Scott Elias), палеоэколог из Института арктических и альпийских исследований Университета Колорадо, использовал скромный показатель — окаменелости жуков — чтобы восстановить картину климата в Берингии 15-20 тысяч лет назад. Копая в торфяниках, прибрежных обрывах, вечной мерзлоте и вдоль берегов рек, Элиас обнаружил фрагменты внешнего скелета свыше 100 различных видов крошечных жуков того периода.

Сравнивая окаменелости древних жуков с найденными сегодня на сходных ландшафтах, Элиас пришел к выводу, что в южной части Берингии была довольно влажная, напоминающая тундру природная зона, в которой могли обитать самые разные животные. Он говорит, что зимние температуры в южной приморской области Берингии во время пика последнего ледникового периода были лишь немного холоднее, чем сегодня, а летние температуры, вероятно, были ниже на 5-9 градусов по Фаренгейту.

«Люди могли бы вести довольно неплохую жизнь на южном побережье перешейка, особенно если они знали, как добывать пропитание из моря, — говорит Элиас. — Вдали от побережья в Сибири и на Аляске должно было быть очень холодно и сухо, но там жили крупные млекопитающие, так что эти люди могли совершать охотничьи набеги на соседние высокогорья».

Сторонники гипотезы «стоянки в Берингии» также указывают на группу замечательных археологических памятников со стоянки на реке Яна в Сибири, расположенной на западном краю Берингии, в 1200 милях (2 тысячах километров) от того, что сейчас называется Беринговым проливом. Расположенные значительно выше полярного круга, археологические памятники на Яне были открыты в 2001 году Владимиром Питулько, археологом из Института истории материальной культуры в Санкт-Петербурге. Группа археологов во главе с Питулько работали там почти два десятка лет и обнаружили свидетельства процветающего поселения возрастом 32 тысячи лет, включая инструменты, оружие, замысловатые узоры из бусин, подвески, чаши из кости мамонта и резные антропоморфные фигурки.

Судя по скелетам убитых животных и другим данным, на этой стоянке, по-видимому, от 32 до 27 тысяч лет назад круглый год проживало до 500 человек, а вплоть до 17 000 лет назад люди периодически приходили сюда. Питулько и другие говорят, что стоянка на Яне является доказательством того, что люди могли выживать в северных широтах Берингии во время последнего ледникового периода.

И все же те, кто прошел через Берингов перешеек, явно не были людьми с берегов Яны. Лаборатория Виллерслева извлекла генетическую информацию из молочных зубов двух мальчиков, которые жили в этом поселении 31 600 лет назад, и обнаружила, что их ДНК только на 20% совпадает с ДНК коренных американцев. Виллерслев полагает, что на смену жителям Яны, вероятно, пришли древние сибирские племена, которые смешались с ними и в итоге мигрировали в Северную Америку.

Оказавшись в Новом Свете, первые американцы, которых было, вероятно, несколько сотен или тысяч человек, отправились на юг, подальше от ледяных щитов, и разделились на две группы — северную и южную ветви. Северная ветвь осела на территории нынешних Аляски и Канады, в то время как члены южной ветви «стремительно распространились», по словам Виллерслева, по Северной, Центральной и Южной Америке. Такое перемещение могло бы объяснить, почему археологических памятников возрастом 14-15 тысяч лет намного больше в Орегоне, Висконсине, Техасе и Флориде. Южнее, в Монте-Верде на юге Чили, где убедительные свидетельства человеческих поселений насчитывают как минимум 14 500 лет.

«Я думаю, что благодаря данным генетики становится все более и более очевидным, что люди были гораздо талантливее в том, что касается расселения, чем мы думали, — говорит Виллерслев. — Люди очень рано могли совершать невероятные путешествия, [делать такие] вещи, которые нам, даже с современным оборудованием, было бы очень трудно осуществить».

По мнению Виллерслева, в первую очередь этих древних людей подталкивало не истощение местных ресурсов — на нетронутых континентах пища была в изобилии, а людей было совсем немного — а врожденное стремление человека исследовать мир. «Что ж, если за несколько сотен лет они разошлись по всему континенту и распространились в разных местах обитания, — говорит он. — Видимо, ими двигало нечто иное, чем просто потребность в ресурсах. И я думаю, что самое очевидное — это любопытство».

Некоторые археологи, такие как Бен А. Поттер (Ben A. Potter) из Университета Аляски в Фэрбенксе, подчеркивают, что генетика может предоставить лишь ориентиры для новых раскопок, а не убедительное доказательство теории «стоянки в Берингии» или расселения в Америке 20 тысяч лет назад. «Пока не будет фактических доказательств того, что люди действительно там жили, это остается лишь интересной гипотезой, — говорит он. — Все, что мы узнали — это то, что [предки коренных народов Америки] были генетически изолированы от тех мест, где в то время осели восточные азиаты. Генетике совершенно не обязательно указывает на то, что местом их стоянки должна была быть именно Берингия. У нас нет доказательств того, что в то время в Берингии и на Аляске жили люди. Но у нас есть доказательства того, что они были в окрестностях Байкала и на Дальнем Востоке России».

После того, как Поттер раскопал останки двух младенцев и девочки возрастом 11500 лет на стоянке Апворд-Сан-Ривер в долине Танана на Аляске — одни из древнейших человеческих останков, найденных в Северной Америке — Виллерслев секвенировал ДНК младенцев. Оба ученых в соавторстве написали статью для журнала «Нэйче» (Nature), в которой высказались в поддержку того, что «долгосрочная генетическая структура коренных американцев соответствует модели „стоянки в Берингии"».

Однако Поттер считает, что новостные сюжеты, основанные на тех или других результатах исследований, были слишком бескомпромиссными. «Одна из проблем с освещением вопроса в средствах массовой информации заключается в том, что они сконцентрировались на единственной гипотезе — миграции вдоль северо-западного побережья ранее 16 тысяч лет назад — которая в достаточной мере не подкреплена доказательствами».

Поттер сомневается, что люди могли выживать в большей части Берингии во время самого лютого пика ледникового периода, около 25 тысяч лет назад. «Повсюду, — говорит он, — от Европы вплоть до Берингова пролива этот крайний северный регион обезлюдел. Там никого не было, и это продлилось очень долго».

Но некоторые ученые возражают, что причина, по которой в восточной части Сибири или Аляски не было обнаружено стоянок старше 15-16 тысяч лет, заключается в том, что в этом обширном, малонаселенном регионе наблюдается невысокая археологическая активность. Регион, который сегодня считается Берингией, представляет собой обширную территорию, которая включает в себя современный Берингов пролив и простирается почти на 3 тысячи миль (4 тысячи 800 километров) от Верхоянского хребта в Восточной Сибири до реки Маккензи в западной Канаде. Многие археологические памятники в самом сердце древней Берингии сейчас лежат под Беринговым проливом на глубине 150 футов (45 метров).

Древние памятники порой обнаруживают случайно, когда дорожные рабочие, железнодорожники или местные жители находят артефакты или человеческие останки — а это происходит очень редко в таких отдаленных регионах, как Чукотка, в далекой северо-восточной Сибири. «То, что между Яной и Свон-Пойнт не было найдено стоянок, еще ничего не значит, — говорит Питулько. — А их там кто-нибудь искал? Прямо сейчас никто [из археологов] не работает на территории от реки Индигирки до Берингова пролива, а это более 2000 километров. Эти памятники должны быть там, и они там есть. Просто их надо поискать, и еще важно иметь хорошую карту». Хоффекер соглашается: «Я думаю, что наивно указывать на археологические данные по северной Аляске или Чукотке и говорить: „Ну, у нас нет стоянок возрастом 18 тысяч лет, и мы делаем вывод, что там никого не было". Мы так мало знаем об археологии Берингии до 15 тысяч лет назад, потому что это очень отдаленный и малонаселенный регион, и половина его территории оказалась затоплена во время последнего ледникового периода».

***

Дэрил Федье передает наверх каменные орудия из ямы глубиной пять футов в дубраве на острове Квадра с восторгом человека, вынимающего семейные реликвии из бабушкиного сундука на чердаке. Из раскопа, освещенного мощными фонарями, подвешенными на растянутых между деревьями веревках, Федье протягивает самые многообещающие находки своему коллеге Квентину Макки, который промывает их в небольшом пластиковом контейнере с водой, прибитом к дереву, и вертит в руках, словно ювелир, осматривающий драгоценные камни.

«Квенин, взгляни-ка на это», — говорит Федье.

Осматривая темный камень размером с гусиное яйцо, Макки поворачивается ко мне и указывает на заостренный конец камня, который использовался для ударов по предметам в процессе изготовления орудий. «У него есть небольшие грани, — говорит Макки. — Я уверен, что это молоток. Он симметричный, сбалансированный — хороший ударный инструмент».

Макки кладет молоток в пластиковый пакет с застежкой вместе с небольшим кусочком бумаги, на котором помечена глубина и расположение объекта в раскопе.

За ним следует серый камень длиной два дюйма с острыми краями, на котором отчетливо видны плоские сколы, которые образовались в процессе обработки. «Я думаю, что предмет, который сейчас у меня в руках, — говорит Макки, — это двусторонний резец: одним концом можно сверлить, а другим — царапать по оленьему рогу». Его тоже кладут в пакетик с застежкой.

Шли часы, и за целый день Федье с коллегами достали из раскопа примерно 100 каменных артефактов: острый инструмент, который, вероятно, использовали для резки рыбы или мяса, нижнюю половину небольшого наконечника копья и множество каменных отщепов — побочных продуктов процесса изготовления инструмента.

Федье считает, что особенно многообещающей областью, где археологи могли бы применить метод его группы, является юго-восточное побережье Аляски и северная оконечность Аляскинского залива. «Всего в пяти футах над уровнем моря вы можете найти места, которые великолепно подходили для жизни людей 16 тысяч лет назад», — говорит он.

Тед Гебель (Ted Goebel), заместитель директора Центра по изучению первых американцев Техасского университета A & M (Texas A&M University), говорит, что недавние разработки в области генетики, в сочетании с работой Федье и его коллег, подстегнули его стремление к поиску ранних американцев в отдаленных уголках Аляски, включая притоки реки Юкон и на полуострове Сьюард.

«Пять лет назад я бы сказал вам, что вы несете ахинею, если бы вы предположили, что на Аляске или в отдаленных уголках Северо-Восточной Азии 20 или 25 тысяч лет назад жили люди, — говорит Гебель. — Но чем больше мы слышим от генетиков, тем скорее мы должны выйти за эти рамки в своих рассуждениях».

Майкл Уотерс (Michael Waters), директор Центра изучения первых американцев Техасского университета A & M, который обнаружил в Техасе и во Флориде поселения человека, предшествующие культуре Кловис, говорит, что Федье с коллегами разработали «блестящую стратегию» для поиска ключевых артефактов там, где археологи еще никогда не искали. «Это одна из самых захватывающих вещей, о которых я узнал за последние годы, — говорит Уотерс. — Я желаю им успеха в поисках более ранних памятников».

В поиске верного пути

Дженни Ротенберг Гритц (Jennie Rothenberg Gritz)

Найденные свидетельства будоражат воображение. Но доказать, как именно люди впервые достигли Америки, будет сложной задачей.

Пока ученые спорят о заселении Америки, стоит отметить, что правильных ответов может быть несколько. «Я думаю, что современные данные указывают на множественные миграции, множественные маршруты, множественные периоды времени, — говорит Торбен Рик (Torben Rick), антрополог из Смитсоновского национального музея естественной истории.

Рик начал свою собственную карьеру с исследования вероятной миграции вдоль «пути водорослей» — края береговой линии, которая, очевидно, когда-то простиралась от Азии до Северной Америки.

«Люди, в общем-то, могли постепенно продвигаться вдоль побережья и иметь такой же набор ресурсов, который в целом был для них привычным», — говорит Рик, который годами раскапывал участки на побережье Калифорнии. Покойный коллега Рика по музею, Деннис Стэнфорд (Dennis Stanford), был знаменитым сторонником солютрейской гипотезы, согласно которой первые американцы прибыли из Европы по льду через Северную Атлантику. Рика эта идея не привлекает, но он одобряет готовность Стэнфорда исследовать необычную концепцию: «Если мы не посмотрим, не проверим и не будем до последнего придерживаться своей идеи, мы никогда не докопаемся до истины».

Что касается памятников в Южной Америке, которые насчитывают более 14 тысяч лет, могли ли люди приплыть туда на лодке, например, из Океании? Это вопрос, который исследователи должны были бы рассмотреть. Но, по словам Рика, эта теория «не прошла бы проверку на вшивость», потому что маловероятно, что люди тогда могли пересечь открытый океан.

Тем не менее, он отмечает, что ученые мало знают о доисторических судах, потому что их делали из недолговечных материалов. «Я мог бы просто сказать: „Ха-ха, эта идея никуда не годится", — но я не могу точно сказать, как появились эти ранние памятники, — признается он. — Человек невероятно изобретателен. Я бы никогда не стал это недооценивать».

Фэн Монтень (Fen Montaigne) — опытный журналист, автор книги «С ветерком по России» (Reeling in Russia). Работал московским корреспондентом таких изданий, как «Нэшлнл Джеографик» (National Geographic), «Нью-Йоркер» (New Yorker)и «Аутсайд» (Outside). Ведет аккаунт в Твиттере @fenmontaigne

 

Дженни Ротенберг Гритц (Jennie Rothenberg Gritz) — ведущий редактор журнала «Смитсониан» (Smithsonian). Ранее работала старшим редактором журнала «Атлантик» (Atlantic).

 

Рафаль Гершак (Rafal Gerszak) — заслуженный журналист из Тихоокеанского Севера-Запада Канады.

 

Ответить