←  Политика

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Что вместо капитализма?

Фотография MHB MHB 09.10 2019

 

В странах западной демократии есть профсоюзы, с помощью которых трудящиеся борются за свои экономические права и условия труда. Профсоюзы- это элемент демократии. В диктаторских государствах любая борьба невозможна, в том числе и экономическая.

 

Это не меняет суть рабочих западных клеточек.

 

Они ориентированы прежде всего на экономическую эффективность и поэтому они диктаторские.

 

Вы не будете хозяину доказывать что он неправ (как это могло быть с советским начальником), вы будете бесприкословно выполнять его приказ - иначе мигом вылетите с работы со всеми в западном обществе вытекающими.

 

Советские рабочие клеточки ориентрованы на социальную эффективность - обеспечить людей рабочими местами.

 

Чтобы вылететь там с работы, надо сильно постараться, так что нравы там гораздо более демократические.

 

Итого - западный служащий живет при каждодневном тоталитаризме под контролем своего начальника-генсека, а в советском обществе - на всех всего один генсек и овер 99% населения его вживую не видит и с ним не общается.

 

Сразу видно: не жили Вы в СССР. Увольняли - только в путь, а еще и статью в трудовик могли записать - потом даже в тюрьму не брали. Профсоюзы были, но они были карманные и занимались, в основном, сбором членских взносов, и никогда профком не шел на конфликт с дирекцией из-за какого-то слесаря Иванова.

Ответить

Фотография FGH123 FGH123 09.10 2019

не жили Вы в СССР. Увольняли - только в путь

 

Да да, конечно, а г-н Шутов свои рассказы про доярок, которые днями празднуют на рабочем месте, а у них коровы недоенные стоят, выдумывает.

Ответить

Фотография Gundir Gundir 09.10 2019

Сразу видно: не жили Вы в СССР. Увольняли - только в путь, а еще и статью в трудовик могли записать - потом даже в тюрьму не брали.

И в отличие от частника, который теряя хорошего работника теряет деньги, и 10 раз подумает, увольнять ли чела за вредность, если тот работник классный, над советским директором не капало, и зарплата не менялась. Увольнял часто по иным причинам.

 

занимались, в основном, сбором членских взносов

путевки еще распределяли, важное дело))

 

Да да, конечно, а г-н Шутов свои рассказы про доярок, которые днями празднуют на рабочем месте, а у них коровы недоенные стоят, выдумывает.

За это их не увольняли, а вот директора пошлешь - только в путь

Ответить

Фотография shutoff shutoff 10.10 2019

г-н Шутов свои рассказы про доярок, которые днями празднуют на рабочем месте, а у них коровы недоенные стоят, выдумывает.

 

 Ув-й г-н FGH123, мои рассказы из жизни, а с мнением о том, что Вы в СССР были ну очень молодым если вообще были, я согласен. Те, которые тогда жили и работали, тоже сталкивались с подобными явлениями. Не было у работника желания выполнять свои обязанности за те копейки, что ему платили из-за решётки в кассе. Если этих денег не хватало, а их всегда не хватает - уж такая у них природа, а сам трудовой процесс не приносит побочного дохода, то к этой работе относились как к обузе и даже стремились от неё избавиться. Очень часто на подсознательном уровне...

Ответить

Фотография ddd ddd 10.10 2019

да нет, именно вы сели в лужу, утверждая что аргентина всегда была отсталой:

Вы хотя бы в тему вникните. Практически все страны Латинской Америки являются недоразвитыми, по сравнению с ведущими странами мира, как в эпоху модерна, так и в эпоху постмодерна.

вот в ответ на такой пассаж я вас и поправил - аргентина была одно время в числе наиболее развитых стран.
вот только у вас там было не "являются", а "всегда были", что бред конечно.
Ответить

Фотография ddd ddd 10.10 2019


 

Аргентина вседа была отсталой и недоразвитой, в смысле доступных ей технологий и состояния ее вооруженных сил.

а теперь найдите это уточнение в своем исходном посте.
Ответить

Фотография ddd ddd 10.10 2019


 
 

 

да нет, слово "всегда была" подразумевает не только современность, а исторический контекст.

Естественно, потому я и написал " Мы говорим о современности, затрагивая капитализм в общеисторическом смысле"
Хотя этот разговор по преимуществу ограничен рамками модерна и постмодерна.

 

в каком смысле вы имели в виду капитализм к делу не относится.

вы написали вполне конкретное утверждение, что аргентина всегда была отсталой.
я показал что это не так.
просто признайте это и пойдем дальше.

Ответить

Фотография scriptorru scriptorru 10.10 2019

вы написали вполне конкретное утверждение, что аргентина всегда была отсталой. я показал что это не так.

Вы не показали, что это не так. Какие известные теоретики утверждают, что это не так? Увы, но Аргентина не относится к ядру мировой капиталистической системы, это сырьевой придаток. Она может быть чуть более или менее развитой, но от этого из круга периферии не выходит. Иными словами это отсталая страна, по отношению к развитым странам ядра. Это аксиома. Что вы хотите показать, а тем более, показали, мне непонятно, поскольку я в курсе темы. Предмета для спора здесь изначально не было. Как минимум смотрите карту из статьи о мир-системном анализе из Википедии https://upload.wikim...d_trade_map.PNG

Все, что не синее - периферия. Ссылку на фундаментальную книгу Франка, я вам уже давал André Gunder Frank. Latin America, Underdevelopment or Revolution https://ru.scribd.co...Revolution-Book На этом можно и закрыть вопрос.

Конечно и о пони, можно рассуждать, как о большом животном, но относительно нормальных лошадей, она все равно будет мелкой. Все познается в сравнении. Потому я вам и указывал на систему отсчета, которую нужно иметь в виду, высказывая оценочные суждения. Но вы судя по всему, не уловили этот момент.

 

PS.

Рау́ль Пре́биш (исп. Raúl Prebisch; 17 апреля 1901, Сан-Мигель-де-Тукуман, Аргентина — 29 апреля 1986, Сантьяго, Чили) — аргентинский экономист, один из авторов гипотезы Пребиша—Зингераruen, разработчик теории зависимого развития. https://ru.wikipedia...i/Пребиш,_Рауль

 

 

Растущее несоответствие социально-экономической структуры латиноамериканского общества новым условиям мирового развития, ограниченный эффект «импортзамещающей индустриализации» побудили усилившую свои позиции местную промышленную буржуазию и либеральных политиков искать более действенных путей модернизации экономики и социальных отношений на путях реформизма. Подъем освободительного движения, рост революционных тенденций, особенно победа Кубинской революции и преобразования на Кубе, заставили поспешить с выдвижением реформистской альтернативы выхода из кризиса латиноамериканского общества и попытаться решить проблемы, вызвавшие к жизни революционный подъем.
 
Теоретическим обоснованием реформистской политики послужила «Доктрина ЭКЛА», разработанная в 50-е годы группой латиноамериканских экономистов и социологов – сотрудников созданной в 1948 г. Экономической комиссии ООН для Латинской Америки (ЭКЛА). Основные положения этой доктрины были изложены в трудах выдающегося аргентинского экономиста Рауля Пребиша (1901–1986), а также Альдо Феррера (Аргентина), Фелипе Эрреры (Чили), Селсо Фуртаду (Бразилия), Хосе Антонио Майобре (Венесуэла). Рауль Пребиш окончил университет Буэнос-Айреса, где затем с 1925 по 1948 г. преподавал политэкономию. Одновременно в 1930–1935 гг. он работал в министерстве финансов, а с 1935 по 1943 г. был директором Центрального банка Аргентины. Он принял активное участие в создании ЭКЛА в 1948 г. и с 1950 по 1962 г. возглавлял ЭКЛА, занимая пост ее исполнительного секретаря. В 1964 г. Р. Пребиш стал одним из инициаторов создания Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) и был ее генеральным секретарем с 1964 по 1969 г., затем возглавил Латиноамериканский институт экономического и социального планирования при ЭКЛА.
 
Рауль Пребиш и другие авторы «Доктрины ЭКЛА» исходили из концепции о принадлежности стран Латинской Америки к сырьевой периферийной зоне мировой экономики, что обрекает их на зависимость и эксплуатацию со стороны индустриальных центров, на хроническое отставание от развитых государств. Преодолеть это состояние страны региона могут только на путях ускоренной модернизации своей экономической и социальной структуры и завоевания на этой основе экономической самостоятельности и равноправного положения в мире.
 
 
 
В силу исторических и природно-географических причин страны Латинской Америки включились в мировое капиталистическое хозяйство и рынок в качестве поставщиков аграрной и сырьевой продукции для промышленно развитых государств и потребителей товаров индустриальных держав.
Основными производителями экспортных культур были крупные землевладельцы — латифундисты. В их руках скопились гигантские земельные массивы. В латифундиях вольнонаемный труд сочетался с кабальными формами найма и аренды.
Развитие агроэкспортного комплекса привело к созданию обслуживавшей его торговой, финансовой и транспортной сети. На этой основе сформировалась крупная торгово-финансовая буржуазия. Она стала частью буржуазно-землевладельческой олигархии, контролировавшей совместно с иностранным капиталом экономическую, а в большинстве случаев и политическую власть.
Господство экспортной модели развития, в угоду потребностям мирового рынка, деформировало экономику. От производства одного-двух экспортных продуктов зависела вся жизнь той или иной страны, экономика приобрела уродливый монокультурный характер (от слова «моно» — «один»). Аргентина превратилась в производителя на внешний рынок мяса и зерна, Уругвай — шерсти и мяса, Бразилия и Колумбия — кофе, Куба — сахара, Чили — селитры и меди, Венесуэла — нефти, Боливия — олова, республики Центральной Америки и Эквадор — тропических культур (их часто даже называли «банановые республики»).
Растущий приток иностранных товаров, ориентация хозяйства на внешний рынок, скудные условия жизни основной части населения тормозили рост местного производства на внутренний рынок.
Фактическая монополия латифундистов на землю порождала безземелье основной массы сельских жителей, углубляла их нищету, консервировала докапиталистические пережитки, патриархальщину. Сельское хозяйство имело преимущественно экстенсивный характер. Крупные землевладельцы были мало заинтересованы в увеличении расходов на совершенствование производства и повышение его технической оснащенности, в эффективном использовании своих угодий, значительная часть которых вообще не вводилась в хозяйственный оборот. При долговременном высоком спросе на аграрную продукцию латиноамериканских стран на мировом рынке, благодатных природно-климатических условиях (плодородные почвы, отсутствие зимы и засух, удобные речные пути), да еще и при обилии дешевой рабочей силы, монополия на землю и без того обеспечивала высокие доходы без особых усилий. Ббльшая часть прибыли тратилась на непроизводительные нужды, на роскошные условия жизни землевладельческой верхушки. Ориентируясь на рынок ведущих стран мира и на импортные товары, олигархия способствовала подчинению национальной экономики иностранному капиталу.
Широкий приток иностранных инвестиций сыграл важную роль в создании в странах региона железнодорожной сети, в развитии сельского хозяйства, добывающей промышленности, торговли, финансовой системы. Результатом стало утверждение иностранных компаний в данных отраслях. Это усиливало экономическую зависимость латиноамериканских республик от передовых капиталистических держав, ущемляло их суверенитет. Иностранный капитал закреплял роль стран Латинской Америки в качестве аграрно-сырьевой периферии мирового рынка, в ущерб местному производству на внутренний рынок.
В итоге Латинская Америка стала средоточием широкого круга взаимопереплетающихся противоречий.
 
Источник: Строганов А.И. Латинская Америка. Страницы истории XX века. М., 2011 с.7 и т.д.

Сообщение отредактировал scriptorru: 10.10.2019 - 11:45 AM
Ответить

Фотография Bezborodov Bezborodov 10.10 2019

И в отличие от частника, который теряя хорошего работника теряет деньги, и 10 раз подумает, увольнять ли чела за вредность, если тот работник классный, над советским директором не капало, и зарплата не менялась. Увольнял часто по иным причинам.

Интересно, Вы в каком СССР жили? Сейчас в путь отправляют просто так - за воротами мол толпа стоит. Не нравится - вперед - по собственному желанию, конечно. Вы, когда последний раз в регионах были? Там просто работы нет. Хороший ты работник, плохой - ее нет в принципе. Нравится уже то, что тебе хоть что-то платят. В СССР перед увольнением еще пять раз на поруки брали - 33 статью за то, что ты директора послал никто не давал - зачем сочинять (я не про единичные случаи, а про закономерность). Сейчас собственник или его надзиратели могут уволить за не тот цвет блузки (по собственному желанию, конечно). Кому Вы все эти придуманные истории про 10 раз подумать рассказываете? Себе? Как будто мы в другой стране живем и ничего не видим и не знаем.

Ответить

Фотография ddd ddd 10.10 2019

 

Аргентина вседа была отсталой и недоразвитой

 

Очень странно, ведь там западный строй, чего это она так?)))

 

не слушайте его, он с умным видом что-то говорит, в реальности не владея информацией.

не была она всегда отсталой.

Ответить

Фотография ddd ddd 10.10 2019

Вы не показали, что это не так. Какие известные теоретики утверждают, что это не так?

причем тут теоретики, когда есть данные статистики?

Увы, но Аргентина не относится к ядру мировой капиталистической системы

мы не это обсуждали.
и тем более не текущее положение дел, после более чем векового правления местных путиных.

Предмета для спора здесь изначально не было.

конечно нет.
ну и раз мы в этом согласны, признавайте свою неправоту
что были неправы говоря что аргентина ВСЕГДА была отсталой и недоразвитой.
Ответить

Фотография scriptorru scriptorru 11.10 2019

не слушайте его, он с умным видом что-то говорит, в реальности не владея информацией. не была она всегда отсталой.

Что поделать с вашей фантазией, по видимому ничего. Как историк, я могу лишь напомнить, что аргументируя нужно опираться на работы специалистов по вопросу. Что я и делаю.

 

причем тут теоретики, когда есть данные статистики?

Кроме вас данные статистики никто не смотрел что ли? Написание научных работ предполагает опору на весь круг доступных источников по теме.

 

конечно нет. ну и раз мы в этом согласны, признавайте свою неправоту что были неправы говоря что аргентина ВСЕГДА была отсталой и недоразвитой.

 

конечно нет. ну и раз мы в этом согласны, признавайте свою неправоту что были неправы говоря что аргентина ВСЕГДА была отсталой и недоразвитой.

Это вам придется признать свою непровоту. Поскольку Аргентина была всегда отсталой и недоразвитой, в отношении стран центра или ядра мир-экономики. Обсуждать здесь нечего. Это страна с догоняющим развитием. В силу конъюнктуры и ума определенных людей в 20 веке, у Аргентины был период относительно благоденствия, который имел свое начало и конец.

Экономист, профессор Катасонов, хавалит книгу Наоми Кляйн, из нее можно и взять основные штрихи к протрету


«Подобное и еще более радикальное настроение поднималось в развивающихся странах. Оно обычно называлось девелопментализмом или национализмом стран третьего мира. Сторонники этого направления утверждали, что их страны окончательно освободятся от порочного круга нищеты лишь в том случае, если будут стремиться к созданию промышленности, ориентированной на внутренний рынок вместо экспорта в страны Европы и Северной Америки природных ресурсов, цены на которые падают. Они защищали регулирование нефтедобывающей, горнодобывающей и других важнейших отраслей промышленности как необходимую основу государственно-управляемых процессов развития.
К 1950-м годам девелопменталисты, как и кейнсианцы или социал-демократы в богатых странах, уже могли с гордостью продемонстрировать некоторые яркие плоды своего подхода. Ведущей лабораторией девелопментализма были страны южной части Латинской Америки, которые называли странами южного конуса: Чили, Аргентина, Уругвай и некоторые области Бразилии. Центром реформ была Экономическая комиссия ООН по Латинской Америке, находившаяся в городе Сантьяго в Чили, которую с 1950 по 1963 год возглавлял экономист Рауль Пребиш. Пребиш подготовил не одну команду экономистов, вооруженных теорией девелопментализма, которые служили экономическими советниками правительств по всему континенту. Политики этого направления, такие как Хуан Перон в Аргентине, с энтузиазмом реализовывали девелопментализм на практике: они вкладывали общественные деньги в создание инфраструктуры, например в строительство шоссе или металлургических заводов, щедро субсидировали местный бизнес для создания новых фабрик и поточного производства автомобилей и стиральных машин, обложив иностранный импорт чрезвычайно высокими пошлинами.
В этот головокружительный период развития страны южного конуса стали больше походить на государства Европы и Северной Америки, чем на других представителей Латинской Америки или третьего мира. Работники новых заводов объединились в мощные профсоюзы, боровшиеся за соответствие уровня их зарплат уровню доходов среднего класса, а своих детей они посылали учиться в новые госуниверситеты. Ужасающий разрыв между местной элитой — членами дорогих клубов и крестьянской массой начал сглаживаться.
К 1950-м годам Аргентина имела самую мощную прослойку среднего класса, больше чем в любой другой стране континента, а в Уругвае уровень грамотности достигал 95 процентов, и все граждане получали бесплатную медицинскую помощь. Успехи девелопментализма были столь поразительны, что страны южного конуса в Латинской Америке стали мощным символом для бедных стран всего мира: они доказывали, что при настойчивом применении разумной политики различия между первым и третьим миром можно в итоге устранить.
Подобные успехи управляемой экономики — на кейнсианском севере или девелопменталистском юге — омрачали жизнь экономического отделения Чикагского университета. Соперники чикагской школы, выпускники Гарварда, Йеля и Оксфорда, получали приглашения от президентов и премьер-министров, чтобы помочь им укротить дикого зверя рынка, и почти никого не интересовали смелые мысли Фридмана, согласно которым надо оставить рынок в покое, чтобы он вел себя еще более дико, чем раньше. Тем не менее были люди, которых кровно интересовали идеи чикагской школы, и это меньшинство обладало властью. …
Очередная доза нашлась в странах южного конуса Латинской Америки, где быстро распространялась контрреволюция чикагской школы. Бразилия уже находилась под контролем поддерживаемой США хунты, и несколько бразильских учеников Фридмана занимали там важные посты. Фридман посещал Бразилию в 1973 году, на пике жестокости правящего режима, и назвал тамошний экономический эксперимент «чудом»56. В Уругвае военные устроили переворот в 1973 году, а на следующий год решили пойти по чикагскому пути. Поскольку уругвайцев, окончивших Чикагский университет, не хватало, генералы пригласили «Арнольда Харбергера и [профессора экономики] Ларри Сьяастада из Чикагского университета с их командой, куда вошли бывшие чикагские студенты из Аргентины, Чили и Бразилии, чтобы реформировать налоговую систему и торговлю Уругвая»57. Эффект их воздействия на прежде достаточно справедливое и равное уругвайское общество проявился моментально: реальные зарплаты снизились на 28 процентов, а на улицах Монтевидео впервые появились толпы людей, копающихся в мусоре58.
 
56 Friedman M. Economic Miracles // Newsweek. 1974. January 21.
57 Biglaiser G. The Internationalization of Chicago’s Economics in Latin America // Economic Development and Cultural Change 50. 2002. P. 280.
58 WeschlerL. A Miracle, a Universe, p. 149.
 
Затем, в 1976 году, к эксперименту присоединилась Аргентина, где хунта захватила власть, свергнув Исабель Перон. Это означало, что Аргентина, Чили, Уругвай и Бразилия — страны, ранее показывавшие пример девелопментализма, — попали в руки военных, пользующихся поддержкой США, и стали действующей лабораторией чикагской экономической школы.
Рассекреченные в марте 2007 года бразильские документы показывают, что за несколько недель до переворота аргентинские генералы связались с Пиночетом и бразильской хунтой и «очертили основные шаги, которые собирался предпринять будущий режим»59.
Несмотря на это тайное предательство национальных интересов, военное правительство Аргентины не решилось зайти так далеко в экспериментах с неолиберализмом, как это сделал Пиночет; оно не стало приватизировать нефтяные запасы страны или, например, систему социальной защиты (это случится позже). Тем не менее, атакуя программы и организации, которые сумели превратить аргентинских бедняков в средний класс, хунта верно следовала Пиночету, опираясь на местных экономистов, обученных по чикагской программе.
Новоиспеченные аргентинские «чикагские мальчики» заняли ключевые экономические посты в правительстве хунты: министра финансов, президента центрального банка, главы департамента ценных бумаг министерства финансов и ряд менее важных60. Но, хотя они с энтузиазмом сотрудничали с военным правительством, самые важное место досталось не им, а Хосе Альфредо Мартинесу де Хос. Он был представителем благородных землевладельцев животноводческой ассоциации «Сосьедад рурал», долгое время контролировавшей экспорт из страны. Этих людей, ближайший аналог аристократии из всех, кого можно было увидеть в Аргентине, полностью устраивала
 
59 Источником служат заметки бразильского посла в Аргентине того времени Жоао Баптиста Пинхейро: Argentine Military Warned Brazil, Chile of 76 Coup // Reuters, CNN. 2007. March 21.
60 Министром финансов Аргентины во время диктатуры был Марио И. Блейер. Он получил степень доктора экономики в Чикагском университете за год до переворота. Адольфо Дис, выпускник Чикагского университета, во время диктатуры был президентом центрального банка Аргентины. Фернандо де Санибаньес, выпускник того же университета, тоже работал в центральном банке. Рикардо Лопес Мерфи, выпускник Чикагского университета, — национальный директор Бюро экономических исследований и фискального анализа при казначействе министерства финансов (1974—1983). Другие выпускники Чикагского университета заняли во время правления хунты посты экономических советников и консультантов.
 
феодальная экономика тех времен, когда им не надо было бояться, что их земли распределят между крестьянами или заставят снизить цены на мясо, чтобы все могли его купить.
Мартинес де Хос был президентом «Сосьедад рурал», а до него это место занимали его отец и дед, кроме того, он входил в правление нескольких транснациональных корпораций, включая Pan American Airways и ITT. И когда он занял свой пост в правительстве хунты, было ясно, что переворот был сделан в интересах элит и был контрреволюцией против достижений трудящихся Аргентины.
Приступив к обязанностям министра экономики, Мартинес де Хос сразу же запретил забастовки и дал право работодателям по своему желанию увольнять работников. Он упразднил контроль над ценами, из-за чего стоимость продуктов питания резко возросла. Он также постарался сделать Аргентину открытой, как и раньше, для иностранных компаний. Мартинес де Хос отменил ограничения на владение собственностью для иностранных компаний и в первые же годы продал сотни компаний, принадлежавших государству61. Благодаря этому у него появилась мощная поддержка в Вашингтоне. Согласно рассекреченным документам Уильям Роджерс, заместитель государственного секретаря по Латинской Америке, говорил своему боссу Генри Киссинджеру вскоре после аргентинского переворота: «Мартинес де Хос — хороший человек. Все это время мы с ним тесно контактировали».
 
Киссинджер запомнил эти слова и организовал встречу с Мартинесом де Хосом, посетившим Вашингтон, «как символический жест». Он также предложил сделать пару звонков, чтобы помочь экономике Аргентины. «Я позвоню Дэвиду Рокфеллеру, — сказал Киссинджер министру иностранных дел хунты, имея в виду главу Chase Manhattan Bank. — И его брату вице-президенту [Соединенных Штатов Нельсону Рокфеллеру]»62.
Чтобы привлечь инвесторов, Аргентина выпустила 31-страничное рекламное приложение к журналу Business Week (его создала великая PR-компания Burson-Marsteller), где говорилось: «Немногие правительства в истории поддерживали частные инвестиции в такой мере, как мы... У нас совершилась подлинная социальная революция,
 
61 McCaughan М. True Crimes: Rodolfo Walsh. London: Latin America Bureau, 2002. Pp. 284—290; The Province of Buenos Aires: Vibrant Growth and Opportunity // Business Week. 1980. July 14, special advertising section.
62 Kissinger H., Guzzetti C.A. Memorandum of Conversation. 1976. June 10, declassified, www.gwu.edu/~nsarchiv.
 
и мы ищем партнеров. Мы освободились от бремени и горячо верим в ведущую роль частного сектора»63.
И снова удар оказался безошибочным: за год зарплаты уменьши¬лись на 40 процентов, заводы закрывались, ускоренно разрасталась нищета. До захвата власти хунтой в Аргентине было меньше бедных, чем во Франции или США, — всего лишь 9 процентов, а уровень без-работицы составлял 4,2 процента64. Казалось бы, Аргентина уже пре¬одолела многие проблемы слаборазвитых стран, теперь же они вер¬нулись. В бедных районах не было воды, и широко распространились болезни, которые можно было предупредить. …»
 
Источник: Наоми Кляйн Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф 2015

Сообщение отредактировал scriptorru: 11.10.2019 - 13:29 PM
Ответить

Фотография scriptorru scriptorru 11.10 2019

Хотя понятно, что успехи Аргентины в плане социального развития, еще не выводили ее в страны центра, в плане научного, техногенного развития. Аргентина в любом случае оставалась периферией. Но и эти успехи сошли на нет. В контексте нашего времени, можно привести цитату из книги профессора Катасонова:


Сообщение отредактировал scriptorru: 11.10.2019 - 13:15 PM
Ответить

Фотография scriptorru scriptorru 11.10 2019

Долговая петля» для Аргентины1
«Классическим» примером «реформ», ведущих страну в «долговую ловушку», может служить Аргентина. В результате неолиберальных реформ, которые начались в стране в 1991 г., резко возрос внешний долг страны. Как известно, Аргентина под давлением МВФ приняла систему так называемого «валютного управления»; курс песо был жестко привязан к доллару (1:1). Эмиссия разрешалась лишь в случае прироста золотовалютных резервов, а контроль за соблюдением этого порядка передавался специальному валютному комитету, тесно связанному с Фондом. Фактически происходила частичная утрата суверенитета, при этом аргентинское правительство рассчитывало в обмен получать кредиты и займы от международных финансовых
организаций. Продавать валютную выручку экспортерам стало необязательно. Валютный контроль по условиям реформы был отменен. В результате либерализации банковской сферы Аргентина стала одной из популярных мировых зон для отмывания грязных денег. На семинаре в октябре 1999 г. с участием специалистов Аргентины и США было заявлено, что в год в стране отмывалось 15 млрд долл., в том числе 6 млрд долл. – связанных с наркобизнесом. Власти сознательно обеспечили бóльшую прибыльность по долларовым вкладам по сравнению с депозитами в песо. Объемы сбережений в долларах и песо почти уравнялись, что стало ярким проявлением долларизации аргентинской экономики. Кредитование экономики также более чем наполовину стало осуществляться в долларах. Треть денежной массы, обращающейся в стране, – доллары. Обязательное резервирование стало осуществляться в долларах. За национальной валютой (песо) осталось лишь две сферы – выдача зарплаты и уплата налогов. В экономику страны, в первую очередь в банковскую сферу, был открыт свободный доступ иностранному капиталу. В результате за шесть лет иностранные банки увеличили свою долю в банковских активах страны с 17% до 53%.
Иностранный капитал проник во все сферы. Цены предприятий были сильно занижены. Под контролем ТНК оказались все ключевые отрасли экономики, в том числе предприятия ВПК. Иностранные инвестиции были направлены не на создание новых предприятий, а на скупку уже существующих (80% всех иностранных инвестиций). Стоило ФРС поднять учетную
ставку, как привлекательность аргентинского рынка для иностранных инвесторов улетучилась. Началось бегство капитала, и остановить его правительство не смогло, т.к. валютный контроль был фактически отменен. Для компенсации потерь от бегства капитала правительство провело тотальную приватизацию по бросовым ценам. После проведения приватизации приток инвестиций в страну резко сократился (в 1994–1995 гг. их объем примерно равнялся аналогичному показателю до приватизации начала 90-х). К концу прошлого десятилетия были парализованы или демонтированы почти все отрасли экономики страны за исключением нефтяной промышленности. Ситуация в стране столь неблагоприятна, что отсюда бегут не только капиталы, но и предприятия. 1999 год был назван годом «великого переселения» промышленных предприятий из Аргентины в Бразилию, где инвестиционный климат якобы более благоприятен. В апреле 1999 г. совместное исследование Министерства экономики Аргентины и МВФ показало, что на тот момент аргентинцы держали за границей не менее 90 млрд долл. Эта сумма превышала объем всех банковских депозитов в стране и в 4 раза – валютные запасы центрального банка. Она равнялась объему экспорта аргентинских товаров за 3,5 года.
Вот что отмечают в связи с опытом «реформ» в Аргентине С. Валянский и Д. Калюжный: «…Наши монетаристы нас убеждают, что инвестиционная привлекательность страны обеспечивается тремя основными условиями: стабилизацией инфляции, устойчивостью валютного курса и экономическим ростом. Будь все это – и капиталы потекут в страну рекой. У Аргентины были моменты, когда все это было одновременно. Однако почему-то капиталы не текли, а не очень грамотные аргентинцы, не сведущие в экономических теориях монетаристов, продолжали упорно вывозить свои капиталы за рубеж»1. «Реформы» имели для страны далеко идущие политические и социальные последствия. К концу 1999 г. экономика Аргентины перестала существовать как целостная система, ориентированная на интересы страны. Контроль иностранного капитала и МВФ над экономикой и финансами страны привел к потере ею политической самостоятельности. В 1997 г. страна получила статус «главного союзника США из стран, не входящих в НАТО». На международной арене выступает как сателлит и вассал по всем без исключения вопросам. На сессии Организации американских государств Аргентина противопоставила себя всем латиноамериканским соседям, оказалась единственной страной Южной Америки, которая поддержала американскую доктрину «ограниченного суверенитета» для Латинской Америки (т.е. фактически поддержала право США на военную интервенцию в любую страну региона по типу интервенции в Югославии). Доктрина, ориентированная на интересы крупного спекулятивного капитала, игнорирует проблемы подавляющей части населения страны. Аргентинцы были потрясены, когда в печать просочились данные секретного доклада Всемирного Банка «Бедность и распределение доходов в Аргентине». Оказалось, что доходы 36,1% жителей страны не позволяют приобрести минимальную продовольственную корзину. 8,6% находятся в состоянии медленного умирания, т.к. потребляют калорий меньше физиологического минимума. Ниже порога бедности находятся 40% детей моложе 14 лет. В феврале 2000 г. Фонд в обмен на выделение нового кредита потребовал увеличить пенсионный возраст для женщин с 60 до 65 лет. Главное же – Аргентина прочно «подсела» на «долговую иглу». Для поддержания паритета песо с долларом власти вынуждены были постоянно прибегать к крупным заимствованиям. Внешний долг, который сначала снизился благодаря приватизации (что активно использовалось в пропагандистских целях), вскоре стал быстро расти.В период 1991–1997 гг. он вырос почти на 50 млрд долл. и достиг величины 110 млрд долл., а в конце 1998 г. подскочил до отметки в 144,2 млрд долл. Интересно, что рост внешнего долга шел быстрее, чем рост ВВП, и намного быстрее, чем рост реального сектора экономики. Это означает, что в ходе реформ Кавалло (министр экономики Аргентины в начале 1990-х) хозяйство страны не развивалось, а проедалось, накладывая все более тяжелое бремя на следующие поколения.
 
Источник: Катасонов Капитализм. История и идеология денежной цивилизации  2013 с.862-864
 
Отсталая периферия, есть отсталая периферия.

Сообщение отредактировал scriptorru: 11.10.2019 - 13:25 PM
Ответить

Фотография ddd ddd 11.10 2019

Это вам придется признать свою непровоту. Поскольку Аргентина была всегда отсталой и недоразвитой, в отношении стран центра или ядра мир-экономики. Обсуждать здесь нечего. Это страна с догоняющим развитием. В силу конъюнктуры и ума определенных людей в 20 веке, у Аргентины был период относительно благоденствия, который имел свое начало и конец.

она входила в топ-5 экономических держав, это по вашему "относительное благоденствие"?

 

 

вы демонстрируете странную для нормального пользователя одержимость болезнью "радикальная всегдаправия".

это больше ветряным мельницам подходит.

 

похоже вы не в курсе, но если один раз признать свою неправоту - то небо на землю не упадет.

Ответить