←  История войн

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Война за независимость в Латинской Америке

Фотография Стефан Стефан 14.06 2019

ВОЙНА́ ЗА НЕЗАВИ́СИМОСТЬ В ЛАТИ́НСКОЙ АМЕ́РИКЕ, вооруж. борьба лат.-амер. народов за нац. освобождение в 1810–26. К кон. 18 в. в исп. и португ. колониях в Америке ускорился процесс формирования буржуазии, укрепился слой латифундистов-креолов, ориентировавшихся на внешние рынки, зарождалась интеллигенция. Эти социальные группы испытывали острое недовольство политикой жёстких ограничений в торговле и предпринимательстве, проводившейся колониальными властями, дискриминацией креолов в правовой сфере, отсутствием благоприятных условий для творч. деятельности. В то же время огромная масса крестьян, состоявшая из индейцев и метисов, подвергалась жестокой эксплуатации и стремилась получить возможность свободно трудиться на земле своих предков. О свободе мечтали и сотни тысяч рабов, не имевших никаких прав и подвергавшихся безжалостной эксплуатации. Огромное влияние на образованную часть лат.-амер. общества оказывали идеи Просвещения. Брожение в колониях вызывали пробивавшиеся сквозь цензурные препоны вести о победе быв. брит. колоний в Войне за независимость в Северной Америке 1775–83, о Французской революции 18 в.

 

8fa6e4267eb6.jpg

 

Крах абсолютизма во Франции дал толчок началу вооруж. борьбы за освобождение в Лат. Америке. В 1789 восстали мулаты, а в авг. 1791 негры-рабы франц. островной колонии Сан-Доминго (см. Гаитянская революция рабов 1791–1803). В сражениях с франц. регулярными войсками им удалось одержать победу, добиться отмены рабства и провозгласить независимость гос-ва Гаити (1.1.1804). Освобождение Гаити имело значит. последствия для эмансипации др. латиноамериканцев, которые восприняли его как пример решительных действий и увидели в Гаити возможный плацдарм для организации воен. экспедиций на континент.

 

Оккупация Испании наполеоновскими войсками весной 1808 привела к острому политич. кризису в этой стране и образованию вакуума власти в исп. колониях в Америке. Этим воспользовались креолы, которые консолидировались и в 1810 начали борьбу за независимость. Образовались три осн. очага войны: б. ч. вице-королевства Ла-Плата (совр. Аргентина, Парагвай и Уругвай), Андские страны (Венесуэла, Новая Гранада – совр. Колумбия, Чили, Перу и Кито – совр. Эквадор) и Новая Испания (Мексика). Восстания не имели общего руководящего центра, деятельность повстанцев никак не координировалась. Инициаторами вооруж. выступлений повсюду являлись землевладельцы-креолы, торговцы, ремесленники и интеллигенция. В ряде районов к ним примкнули крестьяне и рабы, а в Новой Испании крестьянские массы превратились на два года (1813–15) в ведущую силу освободит. движения.

 

b506aa8fd635.jpg

Памятник Х. де Сан-Мартину и освободительным армиям в Буэнос-Айресе. Скульптор Г. Эберлейн. 1910.

 

e29d5f5787c6.jpg

С. Боливар подписывает Основной закон об образовании Колумбии.

 

94cce7e732c1.jpg

Битва при Аякучо. 1824. Работа неизвестного художника. Музей Боготы.

 

Война прошла два этапа. Первый этап (1810–16) начался захватом креолами власти на местах. В ходе войны за независимость в Венесуэле, начавшейся 19.4.1810 под рук. Ф. де Миранды и С. Боливара, креолы дважды создавали самостоят. гос-во (Первая венесуэльская республика в июле 1811 – июле 1812 и Вторая венесуэльская республика в авг. 1813 – дек. 1814). Майская революция 1810 в Буэнос-Айресе, которую возглавили М. Бельграно и М. Морено, привела в своём развитии к провозглашению независимости Аргентины на Тукуманском конгрессе в 1816. В 1811 стал независимой республикой Парагвай. С нояб. 1811 по май 1816 просуществовала Конфедерация Соединённых провинций Новой Гранады, которую создали С. Боливар и А. Нариньо. В 1811 в пров. Вост. берег (Уругвай) начала действовать повстанч. армия во главе с Х. Артигасом, сумевшая через три года изгнать испанцев со своей территории. В Чили власть патриотов сохранялась с сент. 1810 по окт. 1814. Наиболее ожесточённый характер на этом этапе войны приобрела борьба за нац. независимость в Новой Испании, которую возглавили М. Идальго-и-Костилья и Х. Морелос-и-Павон. Первый этап войны завершился повсюду (кроме Ла-Платы) восстановлением власти испанской колониальной администрации. Поражение освободит. движения было обусловлено несогласованностью действий восставших, разл. пониманием участниками движения социально-политич. задач, а также реставрацией старой власти в самой Испании, поощряемой Священным союзом к подавлению антиколониальных выступлений.

 

Второй этап (1816–26) начался в условиях отступления революц. сил. Однако вскоре патриоты перехватили инициативу. Особенно успешно действовала армия Х. де Сан-Мартина, которая завершила освобождение б. ч. территории Ла-Платы и во взаимодействии с армией Б. О’Хиггинса (битва на равнине Чакабуко 1817) изгнала испанцев из Чили. Огромную роль на этом этапе сыграл С. Боливар, который сумел мобилизовать силы патриотов в Андских странах. Независимость Венесуэлы обеспечили победы его армии в сражениях при Бояка (1819) и Карабобо (1821). Его соратник А. Х. де Сукре в битвах на Пичинче (1822), при Хунине и Аякучо (1824), Тумусле (1825) завоевал свободу для Кито, Перу и Верхнего Перу (совр. Боливия). В 1821 провозгласила независимость Мексика. В 1823 объединились в Соединённые провинции Центральной Америки освободившиеся в нач. 1820-х гг. народы этого региона. Заключит. актом войны стала капитуляция в янв. 1826 в перуанском порту Кальяо последнего исп. гарнизона. Испании удалось сохранить в Зап. полушарии только две колонии: Кубу и Пуэрто-Рико.

 

Особым образом протекал освободит. процесс в португ. колонии в Америке – Бразилии. Серьёзное влияние на развитие ситуации в этой стране оказал переезд в Рио-де-Жанейро в 1808 из Европы португ. королевского двора и создание в 1815 «Объединённого королевства Португалии, Бразилии и Алгарви», просуществовавшего до провозглашения Бразилией независимости в 1822. В итоге Бразилия сохранила свою территориальную целостность, форму правления, но её развитие получило отчётливо выраженный консервативный характер.

 

Победе латиноамериканцев в Войне за независимость в немалой степени способствовали и внешние обстоятельства, в т. ч. события в Испании (революция 1820–23 и франц. интервенция 1823), твёрдые возражения Великобритании против интервенционистских планов в Лат. Америке держав Священного союза (Россия занимала нейтральную позицию, объективно способствовавшую достижению целей патриотов), Монро доктрина 1823, провозглашённая США с целью не допустить проникновения европ. соперников на земли, которые амер. правительство и предпринимательский класс считали зоной своих интересов.

 

В ходе Войны за независимость были осуществлены важные экономич. и политич. преобразования. Их изначальная направленность, особенно в тех районах, где во главе движения стояли прогрессивно мыслящие деятели, была связана со стремлением преобразовать Лат. Америку в цивилизованное сообщество, в котором динамично развивающаяся экономика сочеталась бы с утверждением гражд. общества и институтов демократии. На это были направлены меры по экспроприации земель церкви и индейских общин, освобождению торговли и производства от всякого рода ограничений, отмене рабства, провозглашению республиканских конституций. Но способы воплощения в жизнь такого рода программ привели к др. результатам. Земля оказалась не в руках крестьян, а перешла к латифундистам, что привело к вековому застою в аграрных отношениях. Следствием либерализации внешней торговли стало массовое вытеснение с внутр. рынков продукции местных ремесленных предприятий и мануфактур товарами, произведёнными на брит. фабриках, что вместе с правительственными займами у банкиров Европы обернулось в скором времени устойчивой финансово-экономич. зависимостью Лат. Америки от ведущих держав. Республиканская форма правления отвечала политич. интересам крупных землевладельцев, долгие годы не допускавших к власти представителей иных социальных групп. Война за независимость приобрела некоторые черты буржуазной революции, остановившейся в своём развитии и оставшейся незавершённой. Тем не менее она решила важнейшую историч. задачу – вывела страны Лат. Америки из колониального состояния, заложила основы для их развития в качестве суверенных государств.

 

 

Лит.: Campano L. Biografía del Libertador Simón Bolívar. P., 1868; Слезкин Л. Ю. Россия и война за независимость в Испанской Америке. М., 1964; Альперович М. С. Испанская Америка в борьбе за независимость. М., 1971; Марчук Н. Н. Либеральные реформы и Война за независимость Латинской Америки. М., 1999; Silva Ericksen G. B. Breve encuentros con la historia: la independencia de América y sus causas. Iquique, 2001; Fornés Bonavia L. La independencia dê América. Lima, 2005.

 

Ларин Е.А., Марчук Н.Н. Война за независимость в Латинской Америке // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/1925313

Ответить

Фотография Стефан Стефан 17.06 2019

Глава 7

 

ВОЙНА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ИСПАНСКИХ КОЛОНИЙ

 

РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ 1808‒1810 ГОДОВ И НАЧАЛО ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ

 

Непосредственным толчком к подъему освободительного движения в испанских колониях послужили революционные события 1808 г. в метрополии. Вторжение французских войск в Испанию и пассивность придворной камарильи вызвали в стране взрыв народного возмущения. В обстановке начавшейся революции Карл IV вынужден был 19 марта отречься от престола, и королем был провозглашен его сын Фердинанд VII. Через несколько дней интервенты вступили в Мадрид, где в начале мая вспыхнуло народное восстание. Оно было жестоко подавлено оккупантами. Фердинанду VII под давлением Наполеона I пришлось отказаться от своих прав и остаться во Франции, куда его вызвал император. Меньше чем через месяц королем Испании был провозглашен брат Наполеона Жозеф Бонапарт. «Не видя ничего живого в испанской монархии, кроме жалкой династии, которую он прочно засадил под замок, ‒ писал К. Маркс, ‒ Бонапарт был совершенно уверен, что ему удалось прибрать к рукам Испанию»1. Однако испанский народ, не желая признавать власть чужеземцев, поднялся на борьбу против оккупантов. Образовались провинциальные хунты, действовавшие от имени Фердинанда VII. 25 сентября 1808 г. была создана Центральная хунта, местопребыванием которой стала впоследствии Севилья.

 

22 января 1809 г. севильская хунта издала декрет, где указывалось, что американские владения Испании отныне являются не колониями, а «интегральной частью испанской монархии», и провозглашалось равноправие их населения с жителями метрополии2. Дабы обеспечить представительство Испанской Америки в хунте, предписывалось избрать по одному депутату от каждого из вице-королевств и генерал-капитанств. Но за этой декларацией не последовало никаких практических мероприятий.

 

Политическая обстановка в колониях была сложной. Среди колониальной администрации и уроженцев метрополии возникли разногласия по поводу того, признать ли власть Жозефа или же сохранить верность пленнику Наполеона Фердинанду VII, которого временно заменяла Центральная хунта. {155}

 

Вице-короли Перу и Новой Гранады сразу же признали власть хунты. Однако возглавлявшие администрацию Рио-де-Ла-Платы и Новой Испании Линье и Итурригарай, отказавшись это сделать, заняли выжидательную позицию, вследствие чего вскоре были смещены сторонниками Фердинанда VII. К середине 1809 г. власть в Испанской Америке повсеместно оказалась в руках ставленников Центральной хунты.

 

Это соответствовало и стремлениям креольской оппозиции, рассчитывавшей, что после неминуемого, по ее мнению, разгона хунты французскими войсками колонии станут независимыми. Вместе с тем имущие слои населения надеялись, что номинальное признание Центральной хунты даст им возможность сразу же добиться отстранения королевских чиновников и перехода власти к органам колониального самоуправления, где они играли главную роль. Однако, убедившись вскоре, что колониальный режим не претерпел существенных изменений, патриоты стали активнее выступать в защиту своих экономических и политических требований.

 

В некоторых случаях эти выступления принимали характер вооруженных восстаний. Так, 25 мая 1809 г. взялись за оружие жители Чукисаки (Верхнее Перу), где находился известный университет, один из главных центров культуры и духовной жизни Испанской Америки. 16 июля против колонизаторов восстали патриоты Ла-Паса. Волнения охватили и некоторые другие районы Верхнего Перу. В августе 1809 г. антииспанское выступление произошло в городе Кито. Однако руководившие им представители креольской знати, узнав о сосредоточении карательных войск, растерялись и поспешили капитулировать. Все эти восстания являлись стихийными, носили локальный характер и к концу 1809 г. были подавлены испанскими формированиями, направленными вице-королем Перу. В сентябре 1809 г. заговор против колониальных властей возник в Вальядолиде (Новая Испания). Выступление было назначено на 21 декабря, но за неделю до намеченного срока планы заговорщиков стали известны, и они были арестованы.

 

Таким образом, вследствие нерешительности и неорганизованности патриотов власть продолжала оставаться в руках колониальной администрации. Но положение ее становилось все более непрочным, особенно в связи с дальнейшими событиями в Испании.

 

В феврале 1810 г. самораспустившуюся Центральную хунту сменил в качестве верховного органа власти назначенный ею Регентский совет, формально выступавший, как и хунта, от имени Фердинанда VII. Пытаясь прекратить волнения в американских колониях, он предоставил им право избрания 29 своих представителей в кортесы (Учредительное собрание)3. Но серьезные поражения испанских войск в начале 1810 г. и оккупация большей части Испании французами свидетельствовали о бессилии Регентского совета. Известия об этих событиях явились сигналом к началу восстания в различных районах Испанской Америки. В апреле ‒ июле 1810 г. в крупнейших колониальных центрах ‒ Каракасе, Буэнос-Айресе, Боготе, Кито, а вслед за тем и в других городах было свергнуто испанское господство и к власти пришли патриотические хунты. В сентябре 1810 г. революционным движением были охвачены Новая Испания и Чили. Так началась война за независимость испанских колоний, которая приняла затяжной характер и длилась до 1826 г.

 

В ходе ее обозначились четыре основных региональных комплекса: 1) Новая Испания и Центральная Америка, 2) северная часть {156} Южноамериканского континента, 3) вице-королевство Рио-де-Ла-Платы, 4) Тихоокеанское побережье Южной Америки. События в каждом из этих районов были мало связаны между собой, особенно на первом этапе освободительной войны (1810‒1815). {157}

 

 

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 10. С. 433.

 

2 Alamán L. Historia de Méjico. México, 1942. T. 1. P. 272. {155}

 

3 México en las cortes de Cádiz. México, 1949. P. 7‒9. {156}

 

История Латинской Америки. Доколумбова эпоха ‒ 70-е годы XIX века / Редколл.: Н.М. Лавров (отв. ред.), М.С. Альперович. М.: Наука, 1991. С. 155‒157.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 25.06 2019

ПЕРВЫЙ ЭТАП ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЫ

 

Венесуэла и Новая Гранада

 

Раньше всего революционное антииспанское движение охватило северную часть Южной Америки, где главным очагом его стала Венесуэла. 19 апреля 1810 г. в ее столице Каракасе вспыхнуло народное восстание. Испанское владычество было свергнуто, и к власти пришла Верховная правительственная хунта, номинально выступавшая от имени Фердинанда VII. Хунта обратилась к населению других испанских колоний с призывом свергнуть иго колонизаторов и направила за границу своих эмиссаров с заданием заручиться поддержкой иностранных держав. Особые надежды возлагались при этом на переговоры с британским правительством, оказавшиеся, однако, безрезультатными. В Лондоне венесуэльским представителям удалось лишь закупить партию оружия.

 

К концу 1810 г. бо́льшая часть Венесуэлы была освобождена от испанцев, но некоторые провинции еще продолжали оставаться под контролем колониальных властей. Между тем каракасская хунта, где преобладали консервативно настроенные представители креольской верхушки, не вела энергичной борьбы с колонизаторами, а отдельные члены хунты готовы были даже к соглашению с ними. В противовес этой нерешительной и соглашательской позиции Патриотическое общество, которое объединяло широкие слои населения, добивалось полной независимости. Его возглавляли Ф. де Миранда (1750‒1816), прибывший из Европы, и молодой офицер С. Боливар.

 

Симон Боливар (1783‒1830) родился в богатой креольской семье4. На формирование его мировоззрения большое влияние оказали выдающийся просветитель С. Родригес (воспитатель Боливара), а также пребывание в Европе, где Боливар приобщился к прогрессивным идеям и встречался со {157} многими передовыми людьми своего времени. По возвращении на родину он сразу же примкнул к освободительному движению и принял деятельное участие в свержении испанского господства в Венесуэле.

 

Широко образованный человек, блестящий оратор и публицист, Боливар обладал к тому же незаурядным полководческим талантом и исключительной силой воли. Он способен был стойко переносить лишения и не унывал в самых безнадежных ситуациях.

 

2 марта 1811 г. в Каракасе открылся Национальный конгресс. Несмотря на то что большинство в нем составляли консервативные элементы, конгресс под давлением патриотов 5 июля провозгласил независимость Венесуэлы. 21 декабря была принята первая венесуэльская конституция, установившая республиканский строй, декларировавшая демократические свободы и упразднение сословных привилегий, запретившая работорговлю и расовую дискриминацию5. Однако конституция не предусматривала радикальных преобразований в интересах широких масс индейского и негритянского населения, что значительно сужало социальную базу республики, оказавшейся вскоре в смертельной опасности.

 

В марте 1812 г. остававшиеся на северо-западе Венесуэлы (в Коро и Маракайбо) испанские войска под командованием капитана Монтеверде перешли в наступление и благодаря тому, что народные массы, разочарованные политикой республиканского правительства, не оказали ему достаточно активной поддержки, добились существенных успехов. Этому способствовало также стихийное бедствие ‒ землетрясение 26 марта, в результате которого были разрушены Каракас и другие города, погибли десятки тысяч жителей. Воспользовавшись паникой, на время парализовавшей сопротивление патриотов, войска Монтеверде продвигались на восток.

 

В создавшейся критической обстановке конгресс 23 апреля назначил Ф. де Миранду главнокомандующим вооруженными силами, предоставив ему чрезвычайные полномочия. Но Миранда, придерживаясь оборонительной тактики, проявлял пассивность, что позволило испанцам продолжить наступление. В республике 14 мая было введено военное положение. Миранда издал декрет, суливший свободу рабам, которые вступят в республиканскую армию и прослужат в ней 10 лет6. Запоздалое и неопределенное обещание не произвело на рабов особого впечатления, но вызвало сильное недовольство их хозяев ‒ крупных землевладельцев, многие из которых заняли враждебную республике позицию.

 

Во второй половине июня 1812 г. Миранде удалось приостановить наступление испанских войск и даже несколько потеснить их. Но он не использовал этот выгодный момент для перехода в контрнаступление. Между тем испанцы сумели привлечь на свою сторону обитателей обширных равнин бассейна Ориноко ‒ воинственных льянеро. Этому способствовал и введенный правительством республики в интересах крупных собственников Регламент льяносов (1811 г.), лишавший льянеро традиционного права на угон одичавшего клейменого скота, обязывавший их пройти регистрацию и работать в каком-либо скотоводческом хозяйстве7. Играя на ненависти негров-рабов к плантаторам-креолам, колонизаторы через свою агентуру спровоцировали выступление рабов под лозунгом «Да здравствует король Фердинанд VII!». Миранда вынужден был направить часть армии против восставших. В начале июля испанцы благодаря предательству одного из офицеров {158} захватили важный порт и крепость Пуэрто-Кабельо, где находился главный арсенал патриотов.

 

Положение республиканской армии стало критическим. Миранда и большинство других руководителей республиканцев были охвачены паникой, деморализованы перед лицом военных поражений и обострения классовых противоречий. Несмотря на готовность многих патриотов продолжать сопротивление, венесуэльское правительство решило пойти на соглашение с испанским командованием, и 25 июля представитель Миранды подписал акт о капитуляции, а 30 июля испанские войска вступили в Каракас. В тот же день Миранда прибыл в порт Ла-Гуайра, намереваясь на английском военном корабле покинуть Венесуэлу. Но этому воспрепятствовала группа молодых офицеров (среди которых был и Боливар), выступавших против капитуляции и требовавших продолжения борьбы. Считая Миранду предателем, который теперь поспешно спасается бегством, они ночью арестовали его.

 

На следующий день в Ла-Гуайре был получен приказ Монтеверде закрыть порт и никого не выпускать из него. Хотя это распоряжение являлось грубым нарушением условий капитуляции, комендант порта Касас, стремясь выслужиться перед испанскими властями, немедленно выполнил приказ. Миранда попал в руки испанцев, захвативших Ла-Гуайру. Закованного в кандалы, его бросили в подземный каземат. Арестовали также и других руководителей патриотов. Боливару лишь случайно удалось спастись, а затем найти убежище на острове Кюрасао. В Венесуэле на долгое время воцарился режим террора. Все активные участники освободительного движения и другие «неблагонадежные» были включены в проскрипционные списки. Им грозила жестокая расправа. Свыше полутора тысяч патриотов оказались в тюрьмах.

 

Революционное движение охватило и соседнюю Новую Гранаду. 20 июля 1810 г. в ее столице Боготе вспыхнуло восстание против колониальной администрации, в ходе которого был низложен вице-король и создана Верховная хунта Новой Гранады8. Вслед за тем революционные хунты появились в Картахене, Антьокии, Сокорро, Памплоне и других городах, а также в Кито.

 

Между патриотическими хунтами Новой Гранады не было единства. Верховная хунта добивалась объединения всех провинций, провинциальные же хунты отстаивали федеративную систему и требовали широкой автономии. Лишь некоторые из них откликнулись на призыв Верховной хунты направить в столицу своих представителей для участия в работе конгресса, открывшегося 22 декабря 1810 г. Конгресс объявил, что не признает власти Регентского совета, управлявшего Испанией. Но этот важный шаг {159} получил лишь ограниченный резонанс, поскольку заседавшие в Боготе депутаты представляли далеко не всю Новую Гранаду. Вскоре между большинством членов конгресса (от провинций) и Верховной хунтой возникли серьезные разногласия.

 

30 марта 1811 г. в Боготе была провозглашена конституция «Государства Кундинамарки»9, которое номинально считалось монархией во главе с Фердинандом VII, но в его отсутствие должно было управляться президентом10. В сентябре того же года этот пост занял ветеран освободительного движения Антонио Нариньо, выступавший за превращение Новой Гранады в единое централизованное государство и установление республики.

 

К тому времени в столицу уже прибыли представители ряда провинций. Большинство из них высказалось за федеративную систему. 27 ноября 1811 г. представители Антьокии, Картахены, Нейвы, Памплоны и Тунхи подписали акт о создании конфедерации Соединенных провинций Новой Гранады11. Конфедерация представляла собой объединение независимых самоуправляющихся провинций. В ведении федерального конгресса оставались лишь внешние сношения, вопросы войны и мира, определения границ и юрисдикции провинций.

 

Вскоре в рамках конфедерации конституировались как суверенные государства отдельные ее члены. 14 июня 1812 г. была принята конституция «Государства Картахены», согласно которой Картахена объявлялась республикой во главе с президентом12. На этот пост был избран Мануэль Родригес Торисес. Еще раньше были приняты конституции «Республики Тунхи» и «Государства Антьокии». 4 октября 1812 г. открылся конгресс Соединенных провинций Новой Гранады, председателем которого стал состоятельный адвокат-креол Камило Торрес.

 

17 апреля 1812 г. была принята также новая конституция Кундинамарки, официально установившая там республиканский строй13. Но, поскольку Нариньо и другие руководители этой республики по-прежнему выступали за унитарное устройство Новой Гранады, они не соглашались на вступление в конфедерацию и даже пытались насильственным путем {160} присоединить к Кундинамарке ряд районов провинций Сокорро и Тунхи. В связи с этим отношения между Кундинамаркой и конфедерацией резко обострились, а во второй половине 1812 г. дело дошло даже до вооруженных столкновений. Одновременно правительство Картахены, составлявшей ядро конфедерации, вело военные действия против роялистов с целью ликвидации их важного опорного пункта на Карибском побережье ‒ Санта-Марты, которая в январе 1813 г. была освобождена патриотами.

 

В боях с роялистами в Новой Гранаде (конец 1812 ‒ начало 1813 г.) активное участие приняла группа венесуэльцев во главе с Боливаром, который настойчиво призывал к объединению патриотов Новой Гранады и Венесуэлы для совместной борьбы против общего врага14. Боливар сумел убедить руководителей как Соединенных провинций, так и Кундинамарки в том, что судьба новогранадской революции неразрывно связана с освобождением Венесуэлы от испанского господства. Заручившись их согласием и поддержкой, он сформировал отряд из венесуэльских эмигрантов и новогранадских добровольцев и в середине мая 1813 г. повел их в Венесуэлу.

 

Быстро продвигаясь в северо-восточном направлении, отряд Боливара за короткий срок освободил обширную территорию провинций Мерида, Трухильо, Каракас. Успех патриотов был обусловлен активной поддержкой населения, страдавшего от террора роялистов. «Чем дальше они продвигались, ‒ писал К. Маркс, ‒ тем больше росли их ресурсы; свирепые эксцессы испанцев повсюду играли роль вербовщика рекрутов для армии борцов за независимость. Сила сопротивления испанцев была сломлена…»15

 

В начале августа 1813 г. войска Боливара торжественно вступили в Каракас. К этому времени другие отряды патриотов изгнали испанцев из северо-восточной части страны и овладели островом Маргарита. Однако роялисты продолжали удерживать Коро, Маракайбо, Гвиану, часть провинции Баринас, а также Пуэрто-Кабельо.

 

С освобождением столицы была создана вторая Венесуэльская республика во главе с Боливаром, которого муниципалитет Каракаса провозгласил главнокомандующим вооруженными силами и присвоил ему почетное звание Освободителя Венесуэлы. В дальнейшем в связи с тяжелым положением республики он был официально провозглашен диктатором и облечен всей полнотой власти.

 

Главную угрозу освободительному движению представляли в тот момент многочисленные конные отряды, сформированные бывшим офицером испанской армии Бовесом. Объявив об освобождении рабов и пообещав раздать неимущим земли и скот латифундистов-креолов, он призвал цветное население льяносов Ориноко к «священной войне против белых». Обманутые демагогическими обещаниями роялистов и подстегиваемые классовой ненавистью, пастухи и охотники-льянеро, а также значительная часть негров-рабов выступили против республики. Свирепое воинство Бовеса, подстрекаемое вожаками, умело разжигавшими расовую и социальную вражду своих подчиненных к белым и «богатым», поголовно уничтожали не только военнопленных, но и гражданское население, не считаясь с полом и возрастом.

 

Чтобы противостоять натиску превосходящих сил врага, республика должна была объединить усилия всех своих защитников и обеспечить себе активную поддержку широких слоев населения. Однако этому {161} препятствовали классовые интересы богатых мантуанцев ‒ креольской землевладельческой аристократии. Не решившись пойти на отмену рабства и проведение других мероприятий, отвечавших стремлениям народных масс, республиканское правительство значительно сузило свою социальную базу. Сплочению всех сил патриотов против врага мешали также разногласия между Боливаром и некоторыми другими руководителями. В результате армия республики была разгромлена. 6 июля 1814 г. Боливару с остатками своих войск пришлось оставить Каракас и отступить вдоль побережья на восток. Однако роялисты, заняв столицу, следовали по пятам за республиканцами и 18 августа разбили их близ Барселоны. В декабре 1814 г. они овладели последним крупным очагом сопротивления патриотов Матурином. Таким образом, вторая Венесуэльская республика пала. Боливар вынужден был снова искать убежище в Новой Гранаде.

 

Хотя большая часть Новой Гранады оставалась в руках патриотов, положение их было весьма непрочным. Антииспанские силы не были объединены, между различными революционными центрами и лидерами шла борьба за политическую гегемонию. Тем временем существенно изменилась обстановка в Испании, куда еще в марте 1814 г., после изгнания французских оккупантов, вернулся Фердинанд VII, немедленно приступивший к реставрации абсолютистских порядков. В этих условиях конгресс Соединенных провинций Новой Гранады, выражая настроения большинства патриотов, призывал к единству, к укреплению центральной власти, и предложил Кундинамарке присоединиться к конфедерации. Но правительство Кундинамарки отклонило это предложение. Тогда конгресс направил в Кундинамарку свою армию под командованием Боливара, которая 12 декабря 1814 г. вступила в Боготу. Кундинамарка вошла в состав новогранадской федерации, и в январе 1815 г. конгресс и федеральное правительство переехали в Боготу.

 

Между тем правительство Фердинанда VII, восстановив абсолютизм в метрополии, направило свои усилия на подавление восстания в американских колониях. В Южную Америку были отправлены крупные испанские силы под командованием маршала Морильо. В апреле 1815 г. они высадились на побережье Венесуэлы. Ободренные прибытием подкреплений, роялисты активизировали свои действия. Поскольку в Венесуэле испанское господство было восстановлено еще до прибытия экспедиционного корпуса, часть его перебросили в Новую Гранаду. В августе 1815 г. испанские войска блокировали Картахену, к концу года овладели ею и, двинувшись на юг, в течение нескольких месяцев подчинили своей власти всю Новую Гранаду. 6 мая 1816 г. они вступили в Боготу. Восстановление колониального режима сопровождалось жестокой расправой с патриотами: массовые казни, аресты и другие репрессии не прекращались в течение длительного времени. Число жертв роялистского террора исчислялось тысячами. {162}

 

 

6cfe1a74c536.jpg

{157}

 

6222c2cc081f.jpg

{159}

 

7fd7492c1dc3.jpg

{160}

 

4 Среди многочисленных зарубежных исследований, посвященных Боливару, наиболее фундаментальным и объективным, по мнению большинства историков, является книга: Masur G. Simón Bolívar. Rev. ed. Albuquerque, 1969. На русском языке см. Лаврецкий И. Боливар. 3-е изд. М., 1981; Гусев В.И. Горизонты свободы: Повесть о Симоне Боливаре. 2-е изд. М., 1980. {157}

 

5 La constitución federal de Venezuela de 1811. Caracas, 1959. P. 186‒187, 210‒211.

 

6 Parra-Pérez C. Historia de la primera república de Venezuela. Caracas, 1959. T. 11. P. 308.

 

7 Textos oficiales de la primera república de Venezuela. Caracas, 1959. T. 2. P. 176‒193. {158}

 

8 О событиях 20 июля в Боготе см. подробнее: Ильина Н.Г. Колумбия: от колонии к независимости. 1781‒1819 гг. М., 1976. С. 168‒173. {159}

 

9 Искаженное испанцами древнее индейское название территории в центральной части Новой Гранады.

 

10 El pensamiento constitucional hispanoamericano hasta 1830. Caracas, 1961. T. 3. P. 391‒456.

 

11 Ibid. P. 457‒484.

 

12 Ibid. Caracas, 1961. T. 4. P. 75‒148.

 

13 Ibid. P. 11‒74. {160}

 

14 Этот призыв содержался в воззвании, опубликованном 15 декабря 1812 г. в Картахене. См.: El pensamiento político del Libertador. Bogotá, 1953. P. 19‒20.

 

15 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 14. С. 228. {161}

 

История Латинской Америки. Доколумбова эпоха ‒ 70-е годы XIX века / Редколл.: Н.М. Лавров (отв. ред.), М.С. Альперович. М.: Наука, 1991. С. 157‒162.

 

Ответить