←  Русь

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Бродники

Фотография Стефан Стефан 02.02 2019

БРО́ДНИКИ, вольные степные поселенцы на юж. и юго-вост. границах Др.-рус. государства. Этнич. состав Б. не определён, локализация поселений гипотетична. Впервые Ипатьевская летопись упоминает Б. под 1147 как сторонников ростово-суздальского кн. Юрия Владимировича в его противостоянии с киевским кн. Изяславом Мстиславичем. Б. участвовали в Липицкой битве 1216 на стороне переяславского кн. Ярослава Всеволодовича – союзника своего брата, владимирского кн. Юрия Всеволодовича. В Калкской битве 1223 сражались на стороне монголо-татар. Вопреки крестному целованию, данному Плоскиней – воеводой Б., монголо-татары пленили и замучили киевского кн. Мстислава Романовича, его зятя кн. Андрея и дубровицкого кн. Александра. В 1254 Б. упомянуты в послании венг. короля Белы IV папе Римскому Иннокентию IV в числе народов и территорий, покорённых монголо-татарами.

 

 

Лит.: Плетнева С. А. Половцы. М., 1990.

 

Бродники // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/dom...ry/text/1884184

Ответить

Фотография Стефан Стефан 02.02 2019

БРОДНИКИ [древнерус. бродничи, бродници], обитатели южнорус. степей от Подунавья до Подонья, сформировавшие в сер. XII ‒ 1-й пол. XIII в. военно-политические образования по соседству с Киевской Русью, половцами и Венгрией. Источники свидетельствуют о многочисленности Б. и наличии у них своих воевод. В древнерус. летописях Б. упоминаются вместе с половцами как участники усобиц рус. князей (под 1147 и 1216). Во время битвы на Калке в 1223 г. часть Б. («бродницы старые») во главе с воеводой Плоскыней перешла на сторону монголов, нарушив союз с рус. князьями. В 1254 г. венг. кор. Бела IV в письме к папе Иннокентию IV упоминает Б. (лат. Brodnici) в одном ряду с Русью, Куманией и Болгарией как вост. соседей Венгрии ‒ данников татар.

 

Происхождение и этническая принадлежность Б. остаются предметом дискуссий. Важнейшим свидетельством является одна из речей византийского историка Никиты Хониата (произнесена в 1190), где Б. (по наиболее вероятному толкованию греч. этнонима οἱ ἐκ Βορδόνῃ) определяются как ветвь «тавроскифов» (традиц. название русских в визант. источниках того времени), что четко отличает их как от команов (половцев), так и от влахов. На основании этого Ф. И. Успенский высказал мнение о преимущественно древнерус. этническом характере Б. На сегодняшний день эта гипотеза остается наиболее обоснованной, хотя высказывались и иные т. зр. Относительно социального происхождения Б. в историографии существует мнение, что их основу составляли беглые холопы и крестьяне из соседних и отдаленных областей Руси, стекавшиеся в степи, где они стали своего рода предшественниками южнорус. казачества, обитавшими в поселениях у речных бродов (Н. Ф. Котляр). В румын. историографии утвердилось мнение о румын. этнической принадлежности Б., однако в наст. время не имеется свидетельств, дающих основания для отождествления этого народа с предками совр. румын (В. П. Шушарин).

 

Среди Б. было, очевидно, распространено правосл. христианство, о чем свидетельствует упомянутый в рус. летописи факт принесения их воеводой Плоскыней присяги на кресте киевскому кн. Мстиславу Романовичу в 1223 г. В послании кор. Белы 1254 г. русские и Б. названы племенами «неверных», как православные (наряду с язычниками) нередко именовались в зап. источниках. Римская Церковь стремилась обратить Б. наряду с половцами в католичество. Так, в 1227 г. папа Григорий IX послал миссионеров «к куманам и в соседнюю страну бродников» (in Cumanis et Brodnici terra vicina).

 

 

Ист.: Codex diplomaticus Hungariae ecclesiasticus et civilis. Bdpst., 1829. Vol. 1, pars 1. P. 108; Vetera monumenta historiam Hungariae Sacram illustrantia. R., 1860. Vol. 1. P. 93. N 127; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 494, 508; Т. 2. Стб. 342; НПЛ. С. 63; Nicetae Choniatae Orationes et Epistulae / Ed. J. L. van Dieten. B.; N. Y., 1972.

 

Лит.: Успенский Ф. И. Образование Второго Болгарского царства. Од., 1879. Прил. 5. С. 36‒37; Пашуто В. Г. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968; Котляр М. Ф. Хто такі бродники // Український іст. журнал. 1969. № 5; Князький И. О. Славяне, волохи и кочевники Днестровско-Карпатских земель (кон. IX ‒ сер. XIII в.). Коломна, 1997. С. 204‒207.

 

Князький И.О. Бродники // Православная энциклопедия

http://www.pravenc.ru/text/153461.html

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 02.02 2019

А.В. Майоров. «Русь, Византия и Западная Европа: Из истории внешнеполитических и культурных связей XII—XIII вв.»:

 

a-nevsky.ru/library/rus-vizantiya-i-zapadnaya-evropa-iz-istorii-vneshnepoliticheskih-i-kulturnih-svyazey-xii-xiii-vv75.html

Ответить

Фотография Стефан Стефан 02.02 2019

РУСЬ И БРОДНИКИ

 

Происхождение бродников не вполне ясно, и в эту главу мы их включаем условно. Они (под названием Praedenecenti) упоминаются в источниках IX в. и, кажется, относятся к тем славянам, которые отошли перед болгарами к северу от Дуная1. Здесь уже как «ветвь русских» они наряду с половцами встречаются в конце XII в. (см. стр. 204). Но бродники ‒ кочевой народ, живший и в восточной части Половецкой земли2. Они были связаны с Черниговом, выступая в качестве его союзников опять-таки рядом с половцами. В 1146 г. где-то близ Дедославля многие «бродничи и половци придоша» к Святославу Ольговичу, «уеве его»3. После этого служили они и {115} суздальским князьям: Юрий Всеволодович водил на Липицу сильные полки, включавшие муромцев, бродников и городчан4. Видимо, здесь они были наемниками, так как князь старался собрать наибольшее войско («погнано бяше из поселей и до пешець»).

 

В качестве союзников монголов они упоминаются новгородской летописью при описании битвы на Калке. Воевода бродников Плоскыня ‒ человек крещеный: он нарушил клятву на кресте, данную русским князьям5. В XIII в. бродники вместе с половцами отмечены на территории «Половецкого епископства» у границ Венгрии.

 

Как ни скудны сведения летописи, они не дают оснований отождествлять бродников с подунайскими берладниками, больше схожими с русскими ушкуйниками. {116}

 

 

1 G. Györffy1, S. 14‒15. 2 Ф.И. Успенский2, стр. 389‒390. 3 ПСРЛ, т. II, стб. 342 (1146 г.); ср. т. VII, стр. 39 (под 1147 г.). 4 Там же, т. XXV, стр. 112, 113 (1216 г.). 5 НПЛ, стр. 63 (под 1224 г.). {325}

 

Пашуто В.T. Внешняя политика Древней Руси. М.: Наука, 1968. С. 115‒116, 325.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 03.02 2019

В заключение главы обратимся еще к одному степному наименованию, появившемуся на страницах летописи одновременно с черными клобуками и «дикими половцами». Это бродники ‒ отряды вольных русских степных поселенцев, аналогичных казачеству, возникшему в степях на 500 лет позднее. Название «бродники» происходит от слова «бродить», близкого по смыслу тюркскому корню «каз» (кочевать), от которого образовалось слово {92} «казаки». Для локализации месторасположения в степях броднических поселений в нашем распоряжении есть только косвенные данные. Бродники упоминаются, как правило, вместе с половцами, связанными с Черниговским княжеством (с Ольговичами). Отсюда можно сделать вывод, что они жили где-то рядом с этими половцами, кочевавшими, как мы видели, в бассейне Дона. В археологических разведках, которые наш отряд вел па среднем Дону (в Воронежской области), были обнаружены остатки (скорее следы) нескольких кратковременных небольших поселков (почти кочевий), характеризующихся находками на них обломков типичных древнерусских горшков XII в. Не исключено, что эти поселки, расположенные в устьях маленьких правых притоков Дона, в скрытых от врагов и ветров овражках, принадлежали выходцам из Руси, бежавшим от притеснений боярства и князей, ‒ бродникам. Возможно, что отдельные их группы находились не только на среднем Дону, но и в других, отдаленных от Дона районах степи. Вероятно, бродниками были основаны поселки, остатки которых, обнаруженные на нижнем Днепре и сопровождавшиеся обширными христианскими кладбищами, характеризуются находками обломков типичных русских сосудов. Последний раз в летописи они были упомянуты в кровавый 1223 г. как участники битвы на Калке. Характерно, что бродники вместе с половцами первыми дрогнули и начали отступать под напором врага. Они чувствовали себя гораздо ближе к кочевникам, чем к русским воинам. Видимо, к этому времени (через три поколения после первого упоминания) бродники в основной массе слились с половцами. Это естественно: в степь из Руси бежали мужчины, жен они брали не с далекой родины, а из ближайших кочевий, а следовательно, большинство их в начале XIII в. только на четверть были русскими. Впрочем, к тому времени и в самих половецких кочевьях было много таких же «квартеронов»: браки между представителями двух миров ‒ русского и степного были постоянными. {93}

 

Плетнева С.А. Половцы. М.: Наука, 1990. С. 92‒93.

 

Ответить

Фотография bis bis 04.02 2019

Когда некий Евстафий епископ Фессалоникский в 1170-1175 гг. комментируя географа Дионисия, пишет, о таврах или росах, живущих около Ахиллова Бега, он кого подразумевает для своего времени? Не тех же кого Никита Хониат в 1190 году поминает? Можно попробовать предположить где же эти неуловимые бродники базировались: там же где и тавроскифы античных авторов до них жили, чьи курганы на все стороны от Великого Луга известны или где-нибудь на Дону, Днестре, в степях половецких? 

Ответить

Фотография bis bis 04.02 2019

Как раз их прозвание и говорит яснее всего, что эти люди "жителями степей" не являлись. Если то беженцы к половцам были, по Плетневой С. А. что тогда за страна такая фигурирует в источниках, на которые еще Успенский Ф.И. внимание обращал - Brodnic terra, или regio Brodnici?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 04.02 2019

Можно попробовать предположить где же эти неуловимые бродники базировались: там же где и тавроскифы античных авторов до них жили, чьи курганы на все стороны от Великого Луга известны или где-нибудь на Дону, Днестре, в степях половецких?

 

Сведения о земле бродников также очень скудны. О бродниках при изложении событий XIII в. несколько раз упоминается в русских летописях. Известно, что их вождь Плоскиня во время битвы с монголо-татарами в 1223 г. у реки Калки предал русских и перешел на сторону монголов. О бродниках, как о соседящих с куманами, русскими и болгарами, несколько раз упоминают западноевропейские документы24, в том числе и документы римского папы 1222 и других годов. В 1227 г. в Куманию и Землю бродников назначался папский епископ. Затем Земли бродников были завоеваны монголо-татарами. В 1250 г. венгерский король Бела IV сообщал, что татары завоевали восточных соседей Венгрии, и при этом перечисляет земли: русские, куманские, болгарские и бродников25. Ясно, что бродники занимали какую-то часть современной территории Молдавии. Однако бесспорных данных о местонахождении и об этническом составе населения Земли бродников у нас нет.

 

 

24 См. Documente privind istoria Romîniei, v. I, pp. 334‒346; Очерки истории СССР IX‒XIV веков. М., 1953, стр. 368‒370.

 

25 См. Documente privind istoria Romîniei, v. I, pp. 334‒346.

 

Мохов Н.А. Очерки истории молдавско-русско-украинских связей (с древнейших времен до начала XIX века). Кишинев: Штиинца, 1961. С. 19.
Ответить

Фотография bis bis 04.02 2019

Занимать какое-то время они могли какую угодно территорию, куда доплывали, но база их была, если туман не нагонять, сами понимаете где. :)

Ответить

Фотография Стефан Стефан 04.02 2019

Занимать какое-то время они могли какую угодно территорию, куда доплывали, но база их была, если туман не нагонять, сами понимаете где.

У меня нет сведений о каких-либо морских походах бродников. Судя по указаниям венгерских источников, их земля граничила с Венгрией, т.е. по крайней мере частично находилась на территории современной Румынии.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 10.02 2019

Печальная пальма первенства в деле наемничества принадлежит, вне сомнения, половецким ханам. Во многих летописных контекстах XIIXIII вв. непросто отличить половцев-наемников от союзников и даже самостоятельно действующей военной силы. Но не только половцы бывали наемниками у русских князей во второй половине XII XIII в. Среди наемников мы встречаем и русских, предположительно, людей, прежде всего придунайскую вольницу, называемую бродниками и берладниками. Согласно сведениям источников XIII в., бродники жили преимущественно на нижнем Дунае1. Это была буйная вольница, не желавшая подчиняться никаким князьям или их наместникам. Подобными же были и берладники.

 

 

Земля бродников. Область обитания бродников достаточно определенно указывается иностранными источниками XIII в. Это ‒ низовья Дуная2. Исходя из сообщения византийского историка Никиты Хониата (современника описываемых им событий), что какие-то отчаянно храбрые русские «люди из Вордоны (Бордоны)» помогали болгарам в войне за независимость с Византией в 1186 г., Ф.И. Успенский пришел к выводу, что речь шла о бродниках.

 

Источники же первой половины XIII в. знают бродников вблизи Трансильвании, на среднем и нижнем Дунае. В 1222 г. венгерский король Андрей II дал земли иерусалимским рыцарям в Трансильвании ‒ «вплоть до границ бродников». В письмах папы Григория IX 1227 и 1231 гг. называются земли «половцев и бродников». А письмо венгерского короля Бела IV папе Иннокентию IV определяет места обитания бродников, образовывавших своеобразное государственное объединение. Король пишет, что татары заставили платить дань страны, с востока граничащие с его королевством, а именно: Русь, Куманию, землю Бродников, Болгарию3.

 

Итак, сочинения византийских историков, папские письма и буллы, венгерские королевские письма и грамоты согласно свидетельствуют о том, что бродники постоянно находились в районе Подунавья. Русское же население этой области жило в городах нижнего Дуная, а поэтому наиболее логичным представляется рассматривать бродников как выходцев из этих мест. Именно в устье Дуная, разделяющегося на множество мелководных протоков, были особенно нужны лоцманы и знатоки бродов. {249}

 

На первый взгляд определение бродников по их основной, сугубо мирной профессии противоречит известиям источников, главным образом летописей, в которых они выступают, как правило в описаниях военных действий. Но, во-первых, летописцы и хронисты раннего средневековья главное внимание уделяли политической истории, основное содержание которой тогда составляли нескончаемые войны. Некоторое отражение находили в источниках и события дипломатической и церковной истории, все же прочие житейские дела рассматривались летописцами как будничные, мало интересные и поэтому не заслуживавшие их внимания. Наивно было бы надеяться напасть в источниках на следы деятельности бродников в качестве проводников купеческих караванов на Дунае.

 

Во-вторых, происхождение этого этнонима от мирных занятий его носителей вовсе не означает, что они ограничивались выполнением лоцманских обязанностей. Полная опасностей и головоломных приключений жизнь на нижнем Дунае, арене почти беспрестанных войн, заставляла местное население быть готовым каждый миг отразить нападение врага. Постепенно, полагаю, в среде бродников образовались постоянные, а затем даже профессиональные военные отряды. Со временем воинские контингенты бродников начинают играть заметную роль в военной истории Причерноморья, Южной и даже Северо-Восточной Руси.

 

В проблеме этнической принадлежности бродников наиболее распространена мысль о том, что они были в основном русскими людьми. Этот взгляд базируется в основном на двух сведениях источников. Первое среди них ‒ упоминание византийского историка Никиты Хониата о выходцах из Вордоны, презирающих смерть, ветви русских, поддержавших болгар в национально-освободительной борьбе против Византии. Ф.И. Успенский на основании историко-лингвистического анализа сообщения Никиты Хониата пришел к выводу, что греческий историк имел в виду бродников и что в XIII в. они жили также и на Дунае4. Второе летописное известие относится к эпизоду битвы на Калке 1223 г., когда воевода бродников Плоскыня (вне сомнения, русское имя. ‒ Н.К.) целовал крест, принося лживую клятву русским князьям5.

 

Н.М. Волынкин обратил внимание на то, что в тексте Никоновской летописи название «бродники» трансформировалось в «бронники»6. Даже при пересказе широко известного текста древнерусской повести о битве на Калке (включенной во многие летописные своды) никоновский летописец вместо обычного «ту же и бродници быша старые, и воевода ихъ Плоскыня» (как в процитированном выше отрывке Лаврентьевской летописи) употребляет форму «бронники»: {250} «Быша же съ татары Бронницы, а воевода у нихъ Плоскиня»7. Срезневский же вообще отождествляет обе формы этого слова8.

 

Поэтому первое упоминание о бродниках в летописи следует отнести к 1146 г., под которым в Никоновском своде отмечено, что во времена междоусобной войны Изяслава Мстиславича киевского со Святославом Ольговичем черниговским последний получил от Юрия Владимировича из Суздаля «помощь четыренадесять тысящь бронникъ», и это решило исход кампании в пользу Святослава9.

 

Вряд ли количество этих бродников было столь внушительным (вероятно, в этом тексте мы встречаемся с обычным для памятников письменности средневековья преувеличением численности войск), но, надо думать, они представляли собой немалую военную силу, поскольку союзник Изяслава Мстиславича черниговский князь Изяслав Давыдович, услышав о приходе бродников, отказался от похода на Святослава Ольговича.

 

Можно было бы подумать, что Юрий Долгорукий прислал на подмогу Святославу тяжеловооруженных, закованных в броню воинов. Однако уже само их громадное по тем временам количество лишает летописный текст подобного толкования: носившая латы дружина самого Долгорукого вряд ли насчитывала больше одной тысячи всадников. Да и продолжение летописного рассказа убеждает в том, что Юрий послал помогать союзнику не собственных ратников, а наемников.

 

Через год, в 1147 г. Святослав Ольгович продолжил военные действия против Изяслава Мстиславича и вновь воспользовался помощью наемников-бродников. Когда Святослав стоял возле Неринска, в Рязанском княжестве, половецкие послы предложили ему помощь. Святослав принял ее, и вскоре «бродничи и половци придоша к нему мнози, уеве его»10. Эти половецкие дядья ‒ не что иное, как гипербола, использованная киевским летописцем, тогда недружелюбно относившимся к Ольговичам. В этих словах содержится констатация близких, подчас родственных связей черниговских князей с половецкими ханами, но, конечно же, не все пришедшие ханы были свойственниками («уями») Святослава.

 

Важно отметить, что русские летописцы рассказывают о бродниках в будничном тоне, как о хорошо известных им людях. Описывая Липицкую битву 1216 г., которую Юрий и Ярослав Всеволодовичи дали Мстиславу Мстиславичу новгородскому, летописец вообще называет бродников среди жителей русского Северо-Запада, перечисляя войско владимиро-суздальского князя: «И бяху полъци силни велми: муромъци, и бродници, и городчане, и вся сила Суздальской земли»11.

 

Участники Липицкой битвы далее ставят свои полки в боевой порядок. В длинном перечислении сил противников сказано: {251} «…Арослав (Ярослав Всеволодович, брат Юрия. ‒ Н.К.) же ста своими полкы с муромьскыми, и с городчаны, и с бронники противу Володимеру (Всеволодовичу, еще одному брату Юрия. ‒ Н.К.) и смолняномъ…»12. Однако бродники мало помогли Юрию Всеволодовичу. В битве победили новгородцы, возглавляемые известным полководцем Мстиславом Мстиславичем Удатным.

 

Рассказ летописца о Липицкой битве, как мне кажется, решает вопрос об этнической принадлежности бродников: основную их массу составляли русские люди. А разделенные 70-ю годами два упоминания о бродниках в Черниговской и Суздальской землях открывают возможность для утверждения, что эти земли были одним из районов их обитания. Ведь в том же 1147 г. Иван Берладник вместе с отрядом берладников служил все тому же Святославу Ольговичу ‒ и изменил ему. Недовольный медлительностью Святослава, избегавшего битвы с войском Изяслава Мстиславича киевского, «отступи его Иванко Берладникъ къ Ростиславу смоленьскому князю13, вземъ у Святослава 200 гривенъ серебра, же 12 гривни золота»14. Вероятнее всего, берладники Ивана были частью большого контингента бродников, находившегося тогда в северо-восточной части Древнерусского государства.

 

Можно высказать предположение, что большой отряд бродников, ставший на службу к черниговскому и суздальскому князьям, затем обосновался в их землях, пополняясь за счет местного населения и частично ассимилируясь с ним.

 

Последний раз в древнерусских источниках бродники упоминаются в горестном описании северорусскими летописцами битвы с монголами на Калке. В собранном наскоро русском войске, вероятно, оказались и бродники (летописный рассказ о бродниках неясен; не исключено даже, что они с самого начала пристали к монголам, рассчитывая поживиться добычей в случае успеха кочевников). Как и подобает наемникам, в решительную минуту, увидев, что монголы берут верх, они приняли их сторону: «Ту же и бродници быша старые, и воевода их Плоскыня; и тъи окаянный целовавъ крест кы князю Мстиславу (Романовичу киевскому. ‒ Н.К.), и обѣма князема15, яко их не избити и пустити их на искупѣ, и сългавъ окаянный, предасть их связавъ татаром…»16 ‒ как упоминалось выше. То, что предводитель бродников Плоскыня целовал крест, представляет, по мнению многих историков, одно из доказательств русского (а не тюркского) происхождения бродников. Этот аргумент выглядит весьма сомнительным.

 

Как же объяснить те факты, что на Калке бродники поддержали татар против русских князей и, так же как берладники, во многих случаях {252} сотрудничали с врагами Руси ‒ половцами? Ответить на этот вопрос, скорее всего, можно следующим образом. И берладники, и бродники жили за счет своего оружия, они были наемниками и служили тому, кому им было выгодно в ту минуту.

 

По моему мнению, бродниками были и берладники, встречающиеся в летописях в связи с деятельностью звенигородского в прошлом князя Ивана Ростиславича, прозванного на Руси Берладником. Трудно сказать, назвали ли воинство, скапливавшееся под стягами Ивана Ростиславича, по этому его прозвищу, или это были обитатели области Берладь в междуречье Днестра и Дуная. {253}

 

 

1. Котляр М.Ф. Русь на Дунаї // Український історичний журнал. Київ, 1966. № 9; Он же. Хто такі бродники // Там же. 1969. № 5.

 

2. Свод сведений иностранных источников о местах обитания бродников см. в моей статье: Русь на Дунае. Здесь же приводятся лишь некоторые из них. Ссылки на источники и литературу в основном даются в этой же статье.

 

3. Vetera Monumenta Historica Hungariam Sacram illustrantia / Ed. A. Theiner. T. 1. Romae, 1860. P. 231.

 

4. Успенский Ф.И. Образование второго Болгарского царства. Одесса, 1879. Приложение V, С. 35 и сл.

 

5. ПСРЛ. Т. 1. Лаврентьевская летопись. Вып. 3. Л., 1928 (далее: Лаврентьевская летопись, 3). Стб. 508. {256}

 

6. Волынкин Н.М. Предшественники казачества ‒ бродники // Вестник Ленинградского ун-та. 1949. № 8. С. 55.

 

7. ПСРЛ. Т. X. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. СПб., 1885. С. 91.

 

8. Срезневский И.И. Материалы для Словаря древнерусского языка. Т. 1. М., 2003. Стб. 180.

 

9. ПСРЛ. Т. IX. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. СПб., 1862. С. 171.

 

10. Летопись по Ипатскому списку. СПб., 1871. С. 242.

 

11. Лаврентьевская летопись, 3. Стб. 494.

 

12. Там же. Стб. 497.

 

13. родному брату Изяслава Мстиславича киевского.

 

14. Летопись по Ипатскому списку. С. 239.

 

15. Мстиславу Святославичу черниговскому и Мстиславу Мстиславичу галицкому. Эти три Мстислава были старшими в русском войске, пришедшем на Калку.

 

16. Лаврентьевская летопись, 3. Стб. 508. {257}

 

Котляр Н.Ф. Наемники в русском войске (XII‒XIII вв.) // Анфологион. Славяне и их соседи. Власть, общество, культура в славянском мире в Средние века. К 70-летию Бориса Николаевича Флори. Вып. 12. М.: Индрик, 2008. С. 249‒253, 256‒257.
Ответить

Фотография Gurga Gurga 04.10 2019

Среди наемников мы встречаем и русских, предположительно, людей, прежде всего придунайскую вольницу, называемую бродниками и берладниками. Согласно сведениям источников XIII в., бродники жили преимущественно на нижнем Дунае1. Это была буйная вольница, не желавшая подчиняться никаким князьям или их наместникам. Подобными же были и берладники.

БЕРЛАДНИКИ, БРОДНИКИ, ГАЛИЦКИЕ ВЫГОНЦЫ

Р.А.Рабинович ("И разошлись славяне по земле", Тельнов, Степанов, Руссев, Рабинович, Кишенев, 2002)

...В связи с упоминанием бродников и в Подонье и в Подунавье большинство российских исследователей исключает трактовку этого названия как этнонима, хотя и подразумевают под бродниками восточнославянское по происхождению население. По их мнению, слову "бродник" синонимично слово "казак" (Волынкин 1949; Котляр 1969 и др.). Исключение составляет мнение В.П. Шушарина, полагающего, что слово "бродники" - это этноним-самоназвание (Шушарин 1978: 42). Те же авторы, это в основном, румынские исследователи, которые придерживаются идеи восточнороманского происхождения бродников, не акцентируют внимание на славянской этимологии этого названия и стараются "не замечать" упоминания о бродниках в Подонье русскими летописями.

...Донские бродники селились на русском пограничье со степью, так же как и дикие половцы. По мнению С.А. Плетневой, дикие половцы были изгоями половецких кочевий, а бродники - изгоями русских земель (Плетнева 1975: 281). Исследовательница полагает, что бродники не считали себя подданными русского князя, поддерживали мирные отношения с половцами и были под покровительством одной из орд, кочевавших на Дону.

 

...по мнению большинства русских исследователей, этимология слова "бродники" - достаточно прозрачна и связана со славянским словом "бродить".

 

...Кроме восточнороманской, тюркской и славянской версий этнического происхождения карпато-днестровских бродников существует еще одна версия, едва намеченная и по сути не замеченная в литературе. В. Васильевский в рецензии 1879 г. на книгу Ф. Успенского "Образование Второго Болгарского царства" отметил, что верность словопроизводства бродников от слова "бродить" "не вполне очевидна в силу существования германского народа Броднингов (ветвь Герулов), имя которого очень близко по звукам к бродникам" (Цит. по: Грот 1881: 273).

Данная версия связи броднингов и бродников, на наш взгляд, не только любопытна, но и в определенной степени возможна.

 

 

А не БРОДНИНГОВ ли это готские девы, которые звенели русским златом на Дону в "Слове о полку Игорева"?

Ответить