←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Древнеримские республиканские магистратуры

Фотография Стефан Стефан 17.10 2020

Все магистратуры имели некоторые общие черты:

 

1. Выборность – все республиканские должностные лица, кроме интеррекса, диктатора и начальника конницы, выбирались народом.

 

2. Безвозмездность – занятие государственных должностей считалось почетным и было несовместимо с получением жалования; но из государственной казны магистратам отпускались определенные суммы, нужные для расходов по службе (pecunia attributa) (например, для эдилов по устройству игр, для цензоров при возведении новых построек). При деятельности вне города Рима магистраты получали от государства полную экипировку, деньги, палатки, корабли и т.д.2

 

3. Временность – все республиканские ординарные должности занимались на определенный срок, как правило они были годичными, за исключением цензуры, срок которой определялся в 18 месяцев.

 

4. Коллегиальность – большинство магистратур имело строго коллегиальный характер; решения в них должны были {98} приниматься единогласно, и протест хотя бы одного члена коллегии останавливал дело; все должностные лица избирались попарно (или большим числом) с равными должностными правами каждого, причем любой имел право возражать против решений и действий своего коллеги.

 

Коллегиальность, однако, не обозначает того, что все однородные магистраты должны действовать совместно, как коллегия; они являются не коллегией, а коллегами. Каждый магистрат действует отдельно и самостоятельно – так, как если бы он был один; каждому из них в отдельности принадлежит вся полнота соответственной власти. Но рядом с ним такая же полнота власти принадлежит другому, и в случае желания этот другой своим veto («запрещаю») может парализовать любое распоряжение первого3.

 

Сфера деятельности каждого магистрата (provincia) определялась решением народа или сената или путем жеребьевки (sortitio). Такое распределение было особенно важно в отношении деятельности преторов в городе и наместников в заморских владениях римлян. В последнем случае решался вопрос о территориальных границах деятельности.

 

5. Ответственность – все должностные лица, за исключением диктаторов, цензоров и народных трибунов, за свои должностные действия могли быть привлечены к суду народного собрания – высшие магистраты по истечении должностного срока, низшие даже и раньше. Суду и ответственности подвергались они при этом не за нарушение тех или иных пределов своей власти, а за дурное или своекорыстное пользование законной властью4.

 

6. Магистраты в сфере их непосредственных полномочий имели некоторые общие права:

 

а) право сношений с богами от имени римского народа (ius auspiciorum);

 

B) право сношений с сенатом и народом (ius agendi cum patribus et cum populo), то есть право вносить в сенат relationes, а в народные собрания rogationes;

 

с) право издания общеобязательных распоряжений (ius edicendi; первоначально такие распоряжения объявлялись народу устно in contione, отсюда слово «edictum», а впоследствии они выставлялись в письменной форме на форуме написанными на досках);

 

d) высшее военное командование со всеми относящимися сюда функциями;

 

e) высшая административная и полицейская власть, то есть общая охрана внутреннего общественного порядка, откуда проистекает также, по римским представлениям, уголовная юрисдикция магистратов, их участие в гражданском суде и их полицейская власть в собственном смысле слова. {99}

 

Средствами для осуществления распоряжений во всех этих областях в руках магистратов являлись: 1) право личного или через подчиненных задержания непослушного (ius prendendi), 2) предание суду (in ius vocatio), 3) наложение штрафа (multae dictio), 4) арест какой-либо вещи, принадлежащей ослушнику, для обеспечения его повиновения (pignoris capio). {100}

 

 

2 Это делало магистратуры доступными только для зажиточных людей, а в некоторых случаях – только для весьма богатых, поскольку магистрату «было достойно» устраивать за свой счет увеселения для граждан, проводить денежные и хлебные раздачи.

 

3 В этом состоит сущность так называемого ius intercessionis (права вмешательства, возражения, протеста). При этом ius intercessionis распространяется не только на соименных коллег, но и на других магистратов, низших по сравнению с интерцедирующим: консул может интерцедировать не только консулу, но и претору, квестору и т.д. Однако власть цензора не подлежит ничьей intercessio, кроме intercessio другого цензора; с другой стороны, народный трибун может интерцедировать всем.

 

Однако ius intercessionis не применялось в отношениях между эдилом и квестором. Не использовалось оно и в военной сфере. Нельзя было отменять на его основе решения суда по гражданским делам. Ius intercessionis явилось могущественным средством взаимного контроля магистратов и служило действительным противовесом против абсолютистических поползновений отдельных лиц.

 

Intercessio, в зависимости от того, против чего использует это право магистрат, можно разделить на следующие виды: против постановления (edictum) магистрата, против мнения (rogatio), высказанного при обсуждении вопроса на комициях, или против решения сената (senatus consultum).

 

1. Intercessio против постановления (edictum) магистрата обычно применялось вследствие апелляции гражданина, по отношению к которому принималось это постановление и которое этот гражданин считал несправедливым. При этом апелляция должна была быть высказана персонально магистрату и только этот магистрат мог возражать против постановления другого магистрата. По нормам права, магистрат в течение трех дней должен был удостовериться в правомерности апелляции и только один раз мог возражать против конкретного постановления.

 

2. Intercessio против rogatio было двух видов. Магистрат мог возражать или против высказывания мнения еще до начала обсуждения вопроса, или против уже высказанного мнения. В первом случае речь {167} идет о праве высшего магистрата запретить более низшему магистрату (например, консула – претору) вообще ставить вопрос на решение народом (см.: Liv. XXVII. 5). Запрещение на уже высказанное мнение вначале могли наложить магистраты равного или высшего ранга, но позже оно стало исключительным правом плебейских трибунов. Intercessio против rogatio могло быть высказано за день до проведения комиций (Cic. Att. IV. 1. 6, 6), перед самым выступлением магистрата по данному вопросу уже во время работы комиций (Liv. XLV. 2), перед началом голосования или даже после объявления результатов голосования первых центурий (praerogativa) (Liv. XXVII. 6, 5).

 

3. Intercessio против senatus consultum проводилось по правилу par maiorve potestas, т.е. консул мог наложить запрет на решение сената, принятое по предложению другого консула (Liv. XXX. 43, 1) или претора (но такой вариант был возможен только теоретически, поскольку претор мог председательствовать в сенате лишь в случае отсутствия в Риме обоих консулов), плебейский трибун – на решение по предложению трибуна (Cic. pro Sest. XXXI, 68), консула (ibid. XXXIV, 74) или претора (Cic. Fam. X. 1. 2, 3, 4). В источниках нет примеров наложения консулом запрета на решение сената, принятое по предложению плебейского трибуна. Видимо, такого права консулы не имели. Применение intercessio по отношению к конкретным видам senatus consulta могло быть запрещено законом. Так, согласно lex Sempronia 123 г. до н.э., нельзя было применять intercessio на постановление сената о распределении провинций между консулами (Cic. de Prov. Cons. VIII, 17; de Domo. IX, 24). Intercessio не должно было прерывать работу сената, его накладывали не в ходе обсуждения вопроса, а уже после принятия постановления.

 

4 Например, о попытке привлечения к суду Юлия Цезаря после окончания его консульства сообщает Светоний (Caes. XXIII): «По окончании его консульства преторы Гай Меммий и Луций Домиций потребовали расследования мероприятий истекшего года. Цезарь поручил это сенату, но сенат отказался. Потратив три дня в бесплодных пререканиях, он уехал в провинцию. Тотчас, как бы в знак предупреждения ему, был взят под суд по нескольким обвинениям его квестор; а вскоре и его самого потребовал к ответу народный трибун Луций Антистий, и только обратясь к другим трибунам, Цезарь добился, чтобы его не привлекали к суду, пока он отсутствует по делам государства». {168}

 

Сергеев И.П. Государственные учреждения древних римлян: поздняя Республика и ранняя Империя: материалы к спецкурсу. Х.: ХНУ имени В.Н. Каразина, 2013. С. 98–100, 167–168.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 18.10 2020

Римские магистратуры можно подразделить на несколько разрядов по разным основаниям, каждое из которых в свою очередь характеризует ту или другую сторону власти и полномочий должностных лиц.

 

По объему возложенных на него полномочий магистрат мог пользоваться двоякого рода властью в отношении своих сограждан и других учреждений и лиц в границах государства или города: imperium или potestas.

 

Первоначально оба эти термина употреблялись безразлично, но впоследствии стали различать magistratus cum imperio и sine imperio, причем последним (например, цензор, трибун) стали приписывать potestas (censoria, tribunicia), и таким образом стали как бы вкладывать особое содержание в понятие imperium и в понятие potestas.

 

Полномочия магистратов рассматривались как potestas – «власть»5. Должностная власть позволяла магистратам вмешиваться в действия граждан и назначать себе помощников.

 

Империй (imperium) римляне эпохи архаики воспринимали как магическую силу, которая передается специальным lex curiata de imperio от богов к вождю, чтобы с ее помощью вести народ к благополучию, а войско к победе. Этот термин происходит от глагола imperare – «управлять, властвовать» и буквально означает «приказ», «приказание»6.

 

В эпоху Республики магистраты с империем получали следующие права:

 

1. Общаться с богами от имени общины, проводить auspicia (Cic. de Legg. III. 10).

 

Осуществленные перед выборами ауспиции составляли сакральный фундамент должности магистратов. Они определяли сакральную правомочность магистратской власти, что воплощалось в праве на общественные императивные ауспиции. Это право избранный магистрат получал во время церемонии renuntiatio на электоральных комициях, т.е. с объявлением руководившим комициями магистратом имени новоизбранного магистрата. Без этого формального объявления выборы считались недействительными, оно представляло собой торжественный акт, сопровождавшийся молитвой к богам, чтобы это избрание оказалось благим и счастливым для руководителя комиций, римского народа и плебса. {100}

 

2. Созывать комиции, вносить в них законодательные предложения (rogationes).

 

3. Созывать сенат, вносить в сенат предложения (relationes) и требовать от него заключения по предложенному вопросу.

 

4. Право высшего военного командования, в том числе набора войск и проведения военных операций в роли главнокомандующего, назначения войсковых командиров и право триумфа в случае масштабной победы.

 

5. Право заключения перемирия (но не мира) с врагом.

 

6. Право распределения военной добычи (хотя бы ее части).

 

7. Право высшей административной власти.

 

8. Право высшей судебной власти.

 

9. Право торжественного провозглашения своего преемника в роли держателя империя – любого легитимного магистрата с империем, в том числе и экстраординарного, получавшего империй на короткий срок.

 

10. Право назначения на время отсутствия в Риме всех магистратов с империем, полученным на основе закона, городского префекта (praefectus urbis).

 

11. С последней трети IV в. до н.э. – право стать (по истечении должностных полномочий) промагистратом на основе пророгации империя.

 

При Сулле всем консулам и преторам было дано право на годичное продление империя. По закону 52 г. до н.э. между консулатом и проконсулатом (и между претурой и пропретурой) должно было пройти пять лет.

 

12. Право на инсигнии, символизировавшие империй. {101}

 

 

5 «Potestas, – пишет Павел (Dig. L, 16, 215), – имеет несколько значений: если она относится к магистратам, то это imperium; по отношению к детям – это patria potestas (власть отца); в случае с рабами – это dominium (господство)». Т.е., согласно Павлу, potestas, в отношении магистрата, является эквивалентом imperium. В связи с этим говорится об potestas с определением praetoria, consularis. {168} Однако potestas относится и к магистратам без империя, например, к плебейским трибунам или квесторам (Cic. Clu. XXVII, 74); Цицерон часто противопоставляет potestas и imperium. Следовательно, можно считать, что слово potestas, подобно многим другим римским понятиям, имело широкое и узкое значение. В широком смысле его можно понимать как полномочия, делегированные государством должностному лицу. В узком смысле оно обозначало власть должностного лица, не обладавшего империем. Potestas использовалось также для обозначения власти главы семьи над его детьми и рабами.

 

6 В начале римской истории в понятие «империй» входило представление о высшей гражданской (исполнительной, законодательной и судебной), военной и духовной власти, неразрывно соединённых в руках одного лица – главы общины. В республиканскую эпоху различались три вида империя: большой, малый и полный. Полный империй имел диктатор, остальными наделялись высшие магистраты, избранные на народном собрании. То есть на народном собрании верховный носитель империя – народ – передавал право временного пользования им лицам, облечённым высшей властью в государстве. Символом империя были ликторы, сопровождавшие высших магистратов. В это понятие входили высшая государственная власть и верховное главнокомандование во время войны. Большой империй имели консулы. В 23 г. до н.э. большой империй стал юридической основой единоличной власти Августа, поскольку он был предоставлен вместе с пожизненными полномочиями народного трибуна, т.е. с главным видом potestas. Отныне императором стали называть не верховного главнокомандующего, а главу государства. Облечённый высшими государственными полномочиями, Август стал считать носителем империя самого себя. Из его рук империй, который именовался смешанным, получали городские префекты, в чьём ведении находилась городская полиция, префект претория – начальник императорской гвардии и легат – наместник провинции. К этому времени и сами римляне рассматривали империй несколько иначе. Римский империй стал синонимом Римского государства, крупнейшей державы Средиземноморья, которая распространила власть почти на все территории обитаемого мира. Отсюда и происходит известное нам слово «империя». Малым, или, лучше сказать, младшим, империем распоряжались преторы – младшие коллеги консулов и их заместители. В более узком смысле в этот период понятие «империй» употреблялось для обозначения права командования римским войском, отсюда происходит термин «император», который первоначально обозначал лишь верховного главнокомандующего. Привилегией императора было право праздновать триумф в случае победы над неприятелем.

 

Долгое время римляне полагали, что империй может быть предоставлен только человеку, находящемуся на государственной должности. Однако многочисленные войны заставили изменить этот {169} порядок. В 218 г. до н.э., когда во время II Пунической войны Ганнибал вторгся в Италию, впервые для отражения вражеского нашествия империй был предоставлен человеку, который не занимал никакой магистратуры, но обладал выдающимися полководческими способностями, – Публию Корнелию Сципиону. В 67 г. до н.э. более обширный – проконсульский – империй получил Гней Помпей для борьбы с чрезвычайно распространившимися в Средиземноморье пиратами. Этот империй не был ограничен ни местом (он распространялся на все Средиземноморье на расстояние 50 миль от берега), ни временем. Помпей получил право по собственному усмотрению назначать наместников провинций с консульскими и преторскими полномочиями. Он мог распоряжаться городской казной, доходами провинций, средствами подвластных Риму государств.

 

Imperium, однако, имеет не одинаковую юридическую интенсивность, смотря по тому, где она проявляется, и в этом отношении различается imperium domi и imperium militiae. По древнейшему римскому воззрению, обычный гражданский порядок возможен только «дома» (domi), то есть на территории собственно Рима, в городе, и intra pomerium, то есть в области, лежащей не далее одной мили вокруг его стен. За этими пределами (extra pomerium) всегда возможно вражеское нападение, и потому там римлянин находился всегда «на военном положении» (militiae). Отсюда и указанное различие в содержании imperium. Imperium militiae должно обладать большей интенсивностью и непререкаемостью, и те ограничения власти, которые могут быть терпимы дома, не могут быть терпимы вне его.

 

На территории Рима любой вид империя не был полным. Его действие ограничивалось народным собранием, поскольку именно оно являлось высшим государственным органом; сенатом (его распоряжения – сенатусконсульты – предписывали любому магистрату, как действовать в том или ином случае); законами и моральными нормами. Любой римский гражданин имел право обратиться к народному собранию с provocatio (обжалованием), если усматривал в действиях лиц, наделённых империем, произвол. Кроме того, высшие магистраты не могли издавать законов от своего имени: предложенный ими законопроект обязательно выносился для утверждения на народном собрании. «Внутри городских стен» предполагалась возможность перерыва между осуществлением полномочий магистратом, сдающим свой пост, и принимающим его, допускалось вмешательство магистрата-коллеги в исполнение решения.

 

За пределами Рима любой вид империя действовал в полном объёме. Вне города (в презумпции особых, полувоенных условий) власть магистрата была практически единоличной, его решения обжалованию не подлежали, а невозможность сдать исполнение дел новому должностному лицу продлевала полномочия предыдущего без особых распоряжений. {170}

 

В провинциях, которые были присоединены к Римскому государству, империем пользовались наместники. Именно поэтому они получали должности проконсула, т.е. «в ранге консула», и пропретора, т.е. «в ранге претора». Правда, империй любого наместника действовал только в границах провинции; за её пределами он выступал как частное лицо.

 

Таким образом, империй магистрата включал в себя право организовывать для военной и мирной жизни всю общину (высшая исполнительная, административная, судебная власть). Это не что иное, как делегированный государственный суверенитет, право магистрата действовать от имени римского народа в гражданской и военной сфере. Пророгация империя, по сути дела, – право действовать от имени римского народа в его провинциях. {171}

 

Сергеев И.П. Государственные учреждения древних римлян: поздняя Республика и ранняя Империя: материалы к спецкурсу. Х.: ХНУ имени В.Н. Каразина, 2013. С. 100–101, 168–171.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 22.10 2020

Магистратуры различались по социальному назначению: были чисто плебейские должностные лица (трибуны, плебейские эдилы), которые могли избираться только из числа плебеев и для целей социальной и правовой охраны именно этого слоя, и патрицианские. По степени почетности магистратуры делились на курульные и некурульные (curules и non curules), смотря по тому, имели занимавшие их должностные лица право на отправление своих обязанностей, сидя на особом курульном кресле (sella curulis)7 или нет; к первым принадлежали: диктатор, начальник конницы, децемвиры, консулы, преторы, цензоры, курульные эдилы.

 

Магистратуры различались способом образования полномочий: большинство должностей были постоянными, обычными в публично-правовом порядке (magistratus ordinaria); но некоторые (диктатор, начальник конницы, децемвиры и т.п.) создавались только по чрезвычайным обстоятельствам, хотя и с учетом правовой традиции, и считались как бы выходящими из обычного порядка течения государственных дел (magistratus extraordinaria)8. {101}

 

Все римские магистраты подразделялись на сенаторские (те, которые давали право на включение в состав сената) и на городские чины; первые, собственно, и были общегосударственными, с правительственной властью.

 

Различались еще высшие магистраты (magistratus maiores) и низшие (minores) (Gell. NA. XIII. 15. 4), причем основанием различия служило право на auspicia maiora или minora; к magistratus maiores относились диктаторы, консулы, преторы и цензоры; все остальные – minores – эдилы, квесторы, viginti sex viri, различные curatores и т.п. Высшие магистраты были все патрицианские до тех пор, пока плебеи не получили доступа к занятию этих должностей. Все они, исключая диктатора, избирались в центуриатских комициях, тогда как magistratus minores выбирались в трибутных комициях. {102}

 

 

7 Курульное кресло – украшенное слоновой костью складное сидение без спинки с четырьмя гнутыми, попарно перекрещивающимися ножками. Являлось наследием царских инсигний. Восседая на нем, царь обычно вершил правосудие на форуме или в походе. Римские цари получили их от этрусков наряду с другими символами царской власти (D.H. III, LXI). Курульным оно называлось, видимо, потому, что при перемещении царя оно водружалось на колесницу (currus) (Gell. NA. III, 18. 4; Festus. Ep. p. 49). Курульное кресло имели и магистраты в муниципиях.

 

8 Мы будем вести речь только о тех институтах и учреждениях римлян периода Республики, которые, хотя бы некоторое время, сохранялись и в период Империи. Поэтому экстраординарные магистратуры находятся вне нашего внимания. {171}

 

Сергеев И.П. Государственные учреждения древних римлян: поздняя Республика и ранняя Империя: материалы к спецкурсу. Х.: ХНУ имени В.Н. Каразина, 2013. С. 101–102, 171.

 

Ответить