←  История древнего мира

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Китай на рубеже нашей эры и реформы Ван Мана

Фотография Стефан Стефан 24.08 2018

ВАН МАН (45 до н.э. – 6.10.23 н.э., Чанъань), гос. деятель заключит. периода правления императоров династии Хань (206 до н.э. – 8 н.э.) в Древнем Китае, император с 9 н.э. Происходил из знатного рода, обладавшего большим влиянием при ханьском дворе. В дек. 8 н.э. захватил власть и провозгласил себя первым императором династии Синь. Провёл ряд радикальных реформ, обосновывая их стремлением вернуться к совершенным порядкам древности. Объявил земли, находившиеся в частном владении, государственными, запретил частным лицам куплю-продажу земли, установил предельный размер земельных наделов, находившихся в частном пользовании (100 му, или ок. 2,5–3,5 га), распорядился наделить землёй всех безземельных крестьян и увеличить размеры наделов для малоимущих. Запретил также куплю-продажу рабов и повысил их статус до «частнозависимых простолюдинов» (сы шу) (гос. рабовладение было сохранено и даже расширено за счёт обращения в рабство преступников вместе с их семьями). Установил монополию государства на производство и продажу соли, железа, вина, продуктов водных и горных промыслов, ввёл гос. контроль над кредитными операциями и рыночными ценами. В целях борьбы с незаконной отливкой денег частными лицами ввёл в оборот новые монеты, изготовлявшиеся под контролем казны. Реформы В.М. вызвали недовольство в разл. слоях общества, стали причиной целого ряда вооруж. выступлений, наибольшим размахом среди которых отличалось краснобровых восстание. Положение в государстве усугубило стихийное бедствие – изменение русла р. Хуанхэ. В 23 н.э. повстанцы «зелёного леса» взяли столицу страны Чанъань. В.М. был обезглавлен, и тело его в знак особой ненависти разорвано на части.

 

 

Лит.: Думан Л.И. Реформы Ван Мана // Вестник древней истории. 1940. № 1; Ли Дин-фан. Ван Ман. Шанхай, 1957 (на кит. яз.).

 

Бокщанин А.А. Ван Ман // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/1898902

Ответить

Фотография Стефан Стефан 24.08 2018

Ван Ман (45 до н.э. – 23 н.э.) – политический деятель империи Западная Хань (202 до н.э. – 8 н.э.) (см. Китай Древний), выходец из знатного рода Ван, родственник правящей династии (по женской линии) – племянник императрицы Юань-тайхоу, супруги императора Юань-ди (48–33 до н.э.). Политическая биография протекала на фоне борьбы за трон родов Ван и Лю, в конечном счете приведшая к смене правящей династии. При императоре Чэн-ди (32–7 до н.э.), сыне Юань-тайхоу, В.М. стал первым министром (8 до н.э.), в 7 до н.э. при Ай-ди (7–1 до н.э.) отправлен в отставку и предан опале; при Пин-ди (1–5 н.э.) вернул пост; добился женитьбы императора на своей дочери (в 1 н.э.), став его ближайшим родственником, затем устранив. При наследнике-ребенке Жу-цзы-ине (6–8 н.э.) возглавил регентский совет, став регентом-императором. В 7–8 н.э., подавив мятежи правившего рода Лю, стал «вице-императором». Низложив Жу-цзы-ина, провозгласил создание новой империи Синь (букв. «Новая»), став ее первым и единственным императором (9–23 н.э.). Продвижению В.М. к трону предшествовала энергичная деятельность, направленная на обоснование легитимации его власти.

 

В 23 н.э. члены рода Лю подняли мятеж, пытаясь восстановить влияние своего дома. Под командой Лю Сю (будущего императора) они действовали на юге (ныне провинция Хубэй), опираясь на вооруженных сторонников. Тогда же в Лояне был провозглашен новый император – его троюродный брат Лю Сюань (под именем Гэн-ши-ди), что создало двоевластие. Попытки рода Ван повернуть исход военных действий в свою сторону оказались неудачными: под городом Вань они потерпели сокрушительное поражение от войск Лю Сю. В.М. погиб во время штурма столицы. Империя Синь перестала существовать. В 25 н.э. произошла реставрация: императором стал Лю Сю (посмертный титул Гуан-у-ди, 25–57 н.э.), провозгласивший империю Восточная Хань.

 

 

e346d110a708.jpg

 

Лит.: см. Ван Мана реформы.

 

Ульянов М.Ю. Ван Ман // Российская историческая энциклопедия

http://www.olmamedia...ok/van-man.html

Ответить

Фотография Стефан Стефан 24.08 2018

Ван Ма́на рефо́рмы – еще до восшествия на трон (в 3–5 н.э.) Ван Ман начал осуществлять преобразования в государстве и продолжал их до конца своего правления. Первые из них были направлены на формирование новой бюрократии как социальной опоры власти: на низшем уровне – путем создания школ, на высшем – возвышением знатоков конфуцианских канонов. С 7 н.э. начались финансовые реформы: были введены монеты крупных номиналов с принудительным курсом, золото подлежало изъятию (у всех слоев населения, кроме самой высшей знати) и компенсации через столичное казначейство. В 10 Ван Ман попытался упорядочить налогообложение и урегулировать цены на пяти крупных оптовых рынках. Еще ранее вышел указ, урезающий самостоятельность крупных землевладельцев (перевод некоторых категорий земель в категорию зависимых, запрет их купли-продажи, частичное перераспределение земель в крестьянских общинах). Также были проведены реформы в социальной сфере (9–11) и сфере управления (12–16), необходимые для дальнейшего развития империи.

 

В 11 произошла природная катастрофа: крупнейшая река Великой равнины – Хуанхэ изменила русло на несколько сот километров, залив огромные пространства, что привело к длительному голоду. В сложившейся ситуации был отменен (12) указ о запрете купли-продажи «государевых» и «частнозависимых» земель и запрещена продажа простолюдинов в рабство.

 

14 год – кульминация эры ванмановских преобразований: были проведены реформы в системе должностей и рангов служащих, началось дробление округов, был понижен статус и изменена система управления уездов. Несмотря на продолжение в 15–16 стихийных бедствий (дождей, разливов рек), Ван Ман не прекращал реформ: издал указ о размерах жалования для чиновников, в 17 – для обладателей титулов знатности («ван», «хоу»). Это позволяло на некоторое время удерживать знать от выступлений, которые в условиях непрекращающегося голода и общей дестабилизации становились неизбежными.

 

Большинство реформ Ван Мана в силу исторических обстоятельств завершались неудачно. Так, попытки реформировать денежную систему отторгались обществом, и за 15 лет правления Ван Ман менял ее пять раз. Система управления в провинции разрушалась, мятежи начали поднимать начальники округов. В 20, подавив мятежников, Ван Ман начал преобразования в военной сфере: возглавил армию, провел оптимизацию структуры войск и военных должностей.

 

В 21 Ван Ман пережил личную трагедию: лишился наследника, умерла его жена и один из внуков. В том же 21 началась гражданская война: на волне локальных мятежей поднялись утратившие власть члены рода Лю и их сторонники на местах. Голод 21–22 стал роковой чертой: и знать, и крестьянство, не выдержав, взялись за оружие. В 22 провалилась последняя попытка переломить ситуацию: отборные войска, посланные на подавление мятежей, преследовали неудачи. Власть выступила с предложением компромиссов, но общество уже было невосприимчиво к ее инициативам.

 

Личность и политическая деятельность Ван Мана неоднозначно оценивается в истории. В традиционном древнекитайском историописании он признается «узурпатором», а его реформы – ошибочными. Эта точка зрения нередко некритично воспроизводится в научной литературе.

 

Ван Ман наметил реформами основные пути развития восточноазиатской империи. Их общая направленность – расширение сферы прямого центрального управления за счет создания общеимперских бюрократических структур, а также создание общеимперской денежной системы, увеличение числа налогоплательщиков и активного занятого в хозяйственной сфере населения для активизации общеимперских экономических механизмов.

 

Фактически Ван Ман стал первым императором, пытавшимся распространить влияние центральной власти не только на столичную область и близлежащие округа, а на все государство, опираясь на разветвленный бюрократический аппарат. Являясь не только монархом, но и фактическим главой исполнительной власти, Ван Ман пытался в исторически короткие сроки решить задачи развития китайского государства, остававшиеся актуальными на протяжении поздней древности и средневековья. Например, пропорциональное участие группировок региональных элит в политическом процессе, которое всегда оставалось решающим фактором стабильности власти.

 

Ван Ман явно переоценивал прочность своего положения. Проводимые одновременно социальные и экономические преобразования болезненно затрагивали интересы значительного числа его подданных, представителей практически всех социальных групп, что лишало его широкой опоры в обществе. Первые же потрясения, вызвав широкое недовольство, противопоставили Ван Мана обществу. Грандиозная природная катастрофа, приведшая к голоду, пресекла его преобразования, пребывание у власти и жизнь. В.М.р., опережая свое время, содержали ценный опыт для будущих поколений правителей: негативный опыт ускоренных (а часто и насильственных) реформ стал предостережением.

 

 

3afe11321ed0.jpg

Монета в виде ножа, введенная в ходе реформ Ван Мана

 

Лит.: Бань Гу. Хань шу (История [Империи Западная Хань]). Гл. 99. Пекин, 1962 (на кит. яз.); Bielenstein H. Wang Mang, the Restoration of the Han Dynasty and Later Han // The Cambridge History of China. V. 1. Cambridge, 1986. P. 223–290.

 

Ульянов М.Ю. Реформы Ван Мана // Российская историческая энциклопедия

http://www.olmamedia...na-reformy.html

Ответить

Фотография Стефан Стефан 25.08 2018

КРАСНОБРО́ВЫХ ВОССТА́НИЕ, крупное нар. восстание в Китае в 17–27 в целях свержения имп. Ван Мана. Было вызвано серьёзным ухудшением положения широких слоёв населения в связи с попустительством имп. власти захвату крестьянских земель крупными землевладельцами и чиновниками, а также финансовым хаосом, явившимся следствием непродуманной денежной реформы (Ван Ман ввёл в обращение 28 разл. монет шести наименований). Восставшие красили брови в красный цвет, чтобы отличаться от солдат правительств. войск (отсюда назв.). Началось под руководством крестьянина Фань Чуна в пров. Шаньдун, сильно пострадавшей в результате разлива р. Хуанхэ от неурожая и голода. В пров. Хубэй против правительств. войск в этот же период сражалась т.н. армия [из] зелёных лесов. Продвигаясь на запад к столице империи г. Чанъань, повстанцы убивали чиновников, отменяли налоги, уничтожали документы, захватывали гос. имущество и земли. В 23 «армия [из] зелёных лесов», которую к этому времени возглавил Лю Сюань, заняла столицу; имп. Ван Ман был схвачен и подвергся жестокой казни. Не желая усиления Лю Сюаня, Фань Чун в 24 нанёс поражение его армии в пров. Шэньси, в 25 занял Чанъань и возвёл на престол пастуха Лю Пэнцзы. В ответ на это Лю Сю, командующий одной из повстанч. армий, действовавших автономно, провозгласил себя императором (посмертное поч. имя Гуан У-ди) и начал борьбу против Фань Чуна. В 27, воспользовавшись отступлением «краснобровых» на восток в связи с нехваткой продовольствия в столице, Лю Сю нанёс повстанцам неск. крупных поражений; Фань Чун был вынужден сдаться. К.в. привело к некоторому облегчению положения рабов и крестьян: за освобождёнными рабами закреплялась личная свобода, предусматривались правительств. меры по защите некоторых личных прав рабов. Было упорядочено денежное обращение, бедным крестьянам на льготных условиях роздана часть гос. земель.

 

Кучера С.Р. Краснобровых восстание // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/2106689

Ответить

Фотография Стефан Стефан 29.08 2018

Политический взлет клана Ван

 

В течение примерно десятилетия политику двора императора Юань-ди определял клан родственников одной из его жен по фамилии Ван.

 

В начале династии Хань главный министр (чэнсян) был самым могущественным человеком империи, за исключением самого правителя. Однако во время царствования императора У-ди, который был сильным, но недоверчивым правителем, пост верховного главнокомандующего (да сыма да цзянцзюнь) стал играть более важную роль в политике. В дальнейшем два человека сумели взять под свой контроль слабых императоров позднего периода династии Западной Хань. Это были сначала Хо Гуан, а затем Ван Ман. И тот и другой были родственниками императриц и имели значительное влияние на управление государством. Ван Ман был племянником супруги Юань-ди императрицы Ван, матери Лю Ао, будущего императора Чэн-ди (51–7 гг. до н.э.), взошедшего на трон в 33 г. до н.э. Тогда ему помогали два опытных государственных деятеля Куан Хэн и Ши Дань.

 

Однако император Чэн-ди попал под влияние своих двух жен, сестер по фамилии Чжао. В то же время членам семейства вдовствующей императрицы Ван были отданы неофициальные, но влиятельные посты в правительстве. Поскольку император Чэн-ди не имел наследника мужского пола, наследным принцем был назначен Лю Син, но он умер раньше императора. Вместо него наследником был выбран другой член императорской фамилии – Лю Синь. Он стал известен под храмовым именем Ай-ди (27–1 гг. до н.э., на троне 7–1 гг. до н.э.). Этот выбор оказался неблагоприятен для семейства Ван, так как при новом императоре фаворитами стали выходцы из кланов Чжао, Фу и Дин.

 

Когда через несколько лет император Ай-ди умер, не оставив наследника, трон занял малолетний император Пин-ди (9 г. до н.э. – 6 г. н.э., правил в 1–6 гг. н.э.). Ван Ману удалось женить Пин-ди на своей дочери, получив таким образом контроль над императорским двором. Но молодой император скоропостижно скончался, и Ван Ман стал регентом при новом «владыке» – маленьком мальчике Лю Ине, потомке императора Сюань-ди, которого историки называют «дитя Ин».

 

Вернувшись к власти, Ван Ман уничтожил всех своих противников. Он начал реформы в духе политики прошлых императоров Сюань-ди и Юань-ди, чтобы {249} успокоить недовольное крестьянство. В ряде случаев Ван Ман, в духе конфуцианской морали, инициировал перераспределение земли, чтобы наделить участками безземельных крестьян. При поддержке конфуцианских ученых (например, известного ученого Лю Синя), которые придерживались концепции смены Небесного мандата и выбора нового правителя из достойных людей, Ван Ман все больше склонялся к мысли самому взойти на трон и основать новую правящую династию. «Дитя Ин» был не единственным претендентом на императорский трон. Ван Ману пришлось столкнуться с сопротивлением в рядах принцев крови, которые вместе со своей гвардией не раз поднимали восстания. После успешного подавления этих выступлений Ван Ман в 8 г. н.э. все-таки провозгласил себя императором, а свою династию назвал Синь (т.е. «Новая»).

 

 

Правление Ван Мана. Династия Синь

 

Действия Ван Мана не вызвали серьезной оппозиции чиновников и ученых. Для идеологического обоснования своего восхождения на трон он прибег к помощи теорий смены Небесного мандата и пяти элементов, или природных стихий, сменяющих друг друга в определенном порядке. Идеи государственного устройства Ван Ман черпал в классической конфуцианской книге «Чжоуский ритуал» («Чжоу ли»). Стараясь быть идеальным правителем, Ван Ман пытался реформировать большую часть государственных структур. Он намеревался реорганизовать денежную систему и бюрократию. При Ван Мане все административные области были переименованы, реформирована налоговая система. Он намеревался провести также земельную реформу и запретить покупку и продажу частных рабов. Долговое рабство оставалось довольно распространенным явлением при Хань. От этих намерений ему пришлось скоро отказаться под давлением крупных землевладельцев. В целях пресечения эксплуатации крестьян торговцами Ван Ман осуществлял регулирование цен на пяти крупнейших торговых рынках.

 

Государственный контроль над экономикой, проводившийся прежде всего через учреждение монополий, при Ван Мане был назван «шестью мерами управления». Хотя некоторые историки склонны видеть в экономической политике Ван Мана «социалистические» тенденции, государственная монополия на соль, железо и вино не помешала торговцам эксплуатировать своих потребителей, главным образом крестьян. Запрет на литье и чеканку частной монеты привел к экономическому хаосу. Население не принимало новые деньги в качестве средства платежей. Кроме того, многие реформы Ван Мана не были таковыми по сути. Старые явления просто получали новые наименования. Так, например, рабы были всего лишь переименованы в «лично подчиненных» (сы шу).

 

Стечение различных обстоятельств привело к значительным трудностям в осуществлении политики Ван Мана. Природные бедствия привели к нехватке зерна и вызвали рост цен на него. В то же время возросли расходы на военные {250} операции против сюнну, а налоговые поступления в казну упали. Все это привело к недовольству новым императором среди крестьян и правящего сословия. При Ван Мане на Хуанхэ произошло огромное наводнение. Река изменила направление своего течения с северного на южное, в результате чего образовалось второе ее русло, которое впадало в море южнее полуострова Шаньдун. В 11 г. началось крупное восстание на севере страны, перекинувшееся потом и на восток, в район современной пров. Шаньдун.

 

Начавшийся в 17 г. голодный бунт в Люйлине (на территории совр. пров. Хубэй) перерос в многотысячное восстание, которое нанесло сильнейший удар по правящему режиму Ван Мана. Среди восставших находился член ханьского императорского дома, дальний потомок императора Цзин-ди Лю Сюань (ум. 25). В 23 г. он провозгласил себя новым императором и принял девиз правления «Гэн-ши» («Смена начала»), т.е. объявил о стремлении восстановить династию Хань. В исторической литературе Лю Сюань часто выступает под именем императора Гэн-ши, а его династия называется Сюань Хань. К восставшим из Люйлиня со своими войсками присоединились и некоторые другие члены клана Лю, в том числе и дальний потомок ханьских императоров Лю Сю (6 г. до н.э. – 57 г. н.э.). В битве при Куньяне (в совр. пров. Хэнань) армии Ван Мана было нанесено сокрушительное поражение. Сам Ван Ман бежал в столицу Чанъань. Здесь он был убит во время уличных боев. Лю Сюань и восставшие заняли Чанъань. Однако их торжество было недолгим.

 

Вскоре после начала восстания в Люйлине в районе современной пров. Шаньдун в 18 г. вспыхнуло восстание под руководством Фань Чуна (ум. 27). Оно получило название «восстания краснобровых», так как его участники красили брови в красный цвет. Партизанская тактика «краснобровых» оказалась эффективной в борьбе с регулярной армией Ван Мана. После его устранения восставшие перешли в наступление на вновь провозглашенного императора Гэн-ши в Чанъани. «Краснобровые» объявили своим императором еще одного потомка ханьского дома – 15-летнего подростка Лю Пэньцзы (10–?).

 

В 25 г. «краснобровые» заняли столицу Чанъань. Город находился в центре борьбы «краснобровых», распавшейся на враждующие группировки армии, находившейся в Люйлине, отрядов крестьянского ополчения и вооруженных формирований крупных землевладельцев и аристократов, а также остатков воинства Ван Мана. В этой борьбе Лю Сюань (Гэн-ши) был низложен и убит. В период острой борьбы за политическое лидерство удачливее других оказался бывший сторонник повстанческой Люйлиньской армии Лю Сю. Он сумел обосноваться в восточной части бассейна Хуанхэ. В 25 г. Лю Сю провозгласил себя императором и определил своей столицей г. Лоян (совр. пров. Хэнань). Так произошло восстановление ханьской династии, а вновь образованная династия получила в исторической литературе название Восточной (по положению столицы), или Поздней, Хань.

 

Чтобы заставить «краснобровых» покинуть Чанъань, было прервано снабжение города продуктами питания. Гонимые голодом, восставшие оставили {251} Чанъань и выступили на запад. Когда же они попытались вернуться в район Чанъани, новый император – Гуан У-ди (Лю Сю) уничтожил их основные силы. Остатки восставших окончательно были ликвидированы в 27 г. Руководители восстания «краснобровых» были казнены. Лю Пэньцзы, который сдался новому императору, была сохранена жизнь. Его отправили на восток в Лоян, а затем дали ему должность и оставили пожизненное содержание. Чтобы окончательно утвердить правление своей династии, императору Гуан У-ди пришлось также покончить с выступлениями некоторых других претендентов на престол на территории современной пров. Ганьсу и Сычуань. {252}

 

История Китая с древнейших времен до начала XXI века: в 10 т. Т. 2. Эпоха Чжаньго, Цинь и Хань (V в. до н.э. – III в. н.э.) / Отв. ред. Л.С. Переломов; Ин-т Дальнего Востока РАН. М.: Наука; Вост. лит., 2016. С. 249–252.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 09.09 2018

С последней четверти I в. до н.э. по стране прокатилась волна восстаний рабов. На рубеже христианской эры империя оказалась в состоянии глубокого внутреннего кризиса. Многие государственные деятели усматривали его причину в росте крупного землевладения и рабовладения.

 

Через всю внутреннюю историю империи Ранней Хань красной нитью проходит борьба против концентрации частной земельной собственности, но к концу I в. до н.э. она приобретает исключительную остроту. Как показывают относящиеся к этому времени доклады сановников Ши Даня, Кун Гуана и Хэ У, вопрос о земле тесно связывается с вопросом о рабах. Две эти общественные проблемы выступают как основные во всех проектах реформ и законах начала христианской эры. Наиболее дальновидные представители правящего класса сознавали необходимость проведения реформ с целью ослабления напряжения в обществе.

 

Попытка проведения подобных мероприятий была предпринята при императоре Ай-ди (6–1 гг. до н.э.): проект указа устанавливал максимальный размер частных земельных владений в 30 цинов (ок. 138 га), а количество рабов у собственников, в зависимости от их общественного положения, ограничивал нормой в 200 рабов у сановной и родовитой знати и 30 рабов у простолюдинов и мелких чиновников (без учета рабов старше 60 и моложе 10 лет). Государственных рабов старше 50 лет предлагалось отпустить на волю. Однако этот проект вызвал такой протест рабовладельцев, что не могло быть и речи о его проведении в жизнь, так же как и других проектов подобного рода, хотя они касались ограничения рабовладения и землевладения только у простолюдинов и мелких служащих. После провала политики реформ в стране вспыхнули восстания.

 

Такова была обстановка, при которой выдвинулся Ван Ман – регент при малолетнем наследнике престола, тесть предшествовавшего императора Пин-ди (1–6 гг. н.э.). Человек исключительного честолюбия, Ван Ман, как ловкий демагог, сумел в короткий срок приобрести популярность в народе и вместе с тем поддержку придворных кругов. Воспользовавшись благоприятным моментом, он совершил дворцовый переворот и в 9 г. н.э. провозгласил себя императором – основателем «Обновленной династии» и сразу объявил о своем намерении проводить реформы самым решительным образом. В расчете на поддержку широких масс населения Ван Ман объявил о восстановлении счастливых порядков древности и возрождении чжоуской «колодезной» системы восьмидворок, обрабатывающих девятый участок в пользу правителя. Он обещал восстановить равновеликие наделы, за счет чего выделить землю всем безземельным и малоземельным общинникам. Это обещание, естественно, выполнено быть не могло. Ван Ман запретил куплю-продажу земли и рабов и провозгласил все частновладельческие земли государственными, а частных рабов – «частнозависимыми», т.е., вероятно, тоже подведомственными государству, но остающимися в распоряжении своих хозяев. При этом государственное рабство ограничениям не подвергалось, наоборот, все виновные в нарушении законов Ван Мана обращались в государственных рабов.

 

Ссылаясь на древние конфуцианские трактаты, Ван Ман даже пытался обосновать исключительное право государства на владение рабами. При нем {61} число государственных рабов снова очень возросло за счет порабощения за преступления. Законы Ван Мана обращали в рабство преступника вместе с его семьей и четырьмя соседними семьями, связанными круговой порукой. Причем у всех этих семей, которые порабощались государством, конфисковалось имущество, в том числе и их частные рабы, переходившие в казну. Такие рабы огромными партиями переправлялись на далекие расстояния для работы в государственных рудниках и мастерских. Так, в 21 г. н.э. «нарушители запрета на отливку монеты в числе пятерок семей, [обязанных круговой порукой], подверглись [аресту], конфискации имущества и были обращены в государственных рабов. Мужчины на телегах, в клетках для преступников, женщины и дети пешком с бряцавшими на шее железными цепями сотнями тысяч переправлялись [в Чанъань], передавались чиновникам, ведавшим отливкой монеты. Пока их [туда] доставляли… погибали шесть-семь из десяти» («История Старшей династии Хань»). Все эти данные говорят о том, что реформы Ван Мана были направлены против роста частного рабовладения, но не рабства, как такового.

 

Имея целью сосредоточить в руках государства все источники доходов и создать сильную бюрократическую империю, Ван Ман чрезвычайно усилил фискальные и полицейские функции государства и увеличил административный аппарат. Чиновники и откупщики были заинтересованы в осуществлении экономических мероприятий Ван Мана, которые давали им возможность наживаться на спекуляции товарами при регулировании рыночных цен и на других злоупотреблениях. Ван Ман стремился подчинить казне все ссудные операции, издавал указы, касающиеся отливки монеты и нормирования цен на рынках, пытаясь добиться активного вмешательства государства в экономическую жизнь страны. Реформы Ван Мана привели к крайнему усилению деспотического гнета государства, они не только не смогли смягчить социальные противоречия, но вызвали еще большее их обострение. Ван Ман пытался спасти положение, объявив об отмене всех своих законов о земле и рабах, однако все было тщетно. По всей стране стали вспыхивать стихийные волнения и голодные бунты. Отряды разорившихся общинников, рабов, батраков действовали по всей стране, принимая разные названия – «Зеленого леса», «Медных коней», «Больших пик», «Железных голеней», «Черных телят» и др. Как правило, они были разрозненны, хотя зачастую действовали бок о бок. Особенный размах имело движение «Красных бровей», развернувшееся в 18 г. н.э. в Шаньдуне, где бедствия населения были умножены катастрофическим разливом Хуанхэ, которая резко изменила свое русло (приняв то направление, которое она имеет сейчас).

 

Движение «Красных бровей» потрясало страну почти десять лет подряд. Оно было несравненно более широким по масштабу, чем антициньское восстание Чэнь Шэна, и более однородным по составу, чем восстание Лю Бана. Вспыхнуло оно столь же стихийно, как и эти предшествовавшие ему мощные движения. Никаких загодя планируемых и далеко идущих идейных целей повстанцы перед собой не ставили, кроме единственной – свержения «узурпатора» Ван Мана. В движении принимали самое активное участие массы обездоленного и эксплуатируемого люда. О том, что движение не носило узкокрестьянского характера, косвенно может свидетельствовать то {62} обстоятельство, что, хотя в числе мероприятий Ван Мана была широковещательная программа восстановления древней системы цзинтянь – уравнительного общинного землепользования, – никакого положительного отклика на нее со стороны тех слоев населения, которые участвовали в восстании, мы не видим. Повстанцы убивали чиновников, отменяли налоги, захватывали имущество богачей, но ни на какой территории не закреплялись, а со всех сторон двигались в одном направлении – к столице империи Чанъани, и еще точнее – к императорскому дворцу Ван Мана. Первым в 23 г. удалось занять столицу отрядам «Зеленого леса». Ван Ман был обезглавлен, тело его разорвано на части. В 25 г. Чанъань захватили «Красные брови». Каждый повстанческий отряд объявлял своего ставленника императором. Одновременно в г. Лоян отрядами представителей правящего класса был провозглашен императором отпрыск ханьского дома Лю Сю, известный в истории под храмовым именем Гуан У-ди (25–57). При несогласованности действий, отсутствии военного и политического опыта у вождей повстанцев, как правило выходцев из низов, все движение на последнем этапе окончательно пошло на поводу у определенных слоев знати, заинтересованных в свержении Ван Мана силами повстанцев, а затем в восстановлении династии Хань и подавлении повстанческого движения. И действительно, Гуан У-ди начал свое правление «карательным походом» против «Красных бровей», которых к 29 г. ему удалось разбить, а затем подавил и все остальные народные движения. С императора Гуан У-ди начинается период «реставрированной» Ханьской династии, называемой Младшей или Поздней; новой столицей империи стал г. Лоян.

 

Мощнейшее в истории Китая восстание «Краснобровых», явившееся выражением острейшей классовой борьбы, привело к некоторому облегчению положения трудового населения и освобождению массы людей от рабской зависимости, что нашло отражение в указах Гуан У-ди.

 

Реставрация Ханьской империи сопровождалась значительными изменениями в ее социальном и политическом строе.

 

После провала реформ и подавления народного движения силами крупнейших землевладельцев стало очевидным, что в обществе появились новые реальные силы, с которыми правящие круги империи должны были считаться.

 

Размах восстаний 17–25 гг. показал необходимость, с одной стороны, уступок угнетенным массам, а с другой – сплочения всех слоев господствующего класса, передавших функцию подавления низов государству и тем самым санкционировавших реставрацию империи. Если при Ай-ди и Ван Мане любые попытки государства ограничить частное рабство и вторгнуться в права землевладельцев встречали отчаянное сопротивление, то теперь, после того как правительство Гуан У-ди жесточайшим образом расправилось с повстанцами, частные собственники уже не протестовали против таких законов Гуан У-ди, как сохранение свободы тем рабам, которые фактически вернули ее себе во время восстаний, как освобождение продавшихся в рабство из-за голода и насильственно порабощенных в этот период. Если эти указы не всегда и не в полной мере могли быть проведены в жизнь, то реально были освобождены все государственные рабы, порабощенные за нарушение законов Ван Мана, а также некоторые категории частных рабов. Указом 35 г. запрещалось {63} клеймить частных рабов, ограничивалось право хозяина на убийство своих рабов, был отменен закон о позорной казни рабов на базарной площади. Предусматривались правительственные меры по защите некоторых элементарных прав рабов. В указе провозглашалось даже (официально – впервые), что раб по своей природе тоже человек. Законы Гуан У-ди, ограничивавшие самоуправство господ, воспринимались ими как неизбежные меры, необходимые для предотвращения острых классовых конфликтов. Вместе с тем изданный правительством Гуан У-ди в 30–31 гг. «Закон о продаже людей» вводил ограничения, упорядочивавшие работорговлю и практику продажи в рабство свободных, чем способствовал нормализации рабовладельческих отношений. По всей вероятности, Гуан У-ди опирался на мелкие и средние хозяйства; крупные землевладельцы – так называемые сильные дома – этих его мероприятий, очевидно, не поддержали, в 52 г. они подняли мятеж, который Гуан У-ди подавил с присущей ему беспощадностью.

 

Правительство Гуан У-ди предпринимало решительные меры по ремонту разрушенных плотин на Хуанхэ, эта область Великой Китайской равнины теперь стала непосредственно примыкающей к столичной (в связи с переносом в Лоян столицы империи из разрушенного во время восстаний г. Чанъань), на ее благоустройство Гуан У-ди обращал особое внимание. Было упорядочено денежное обращение. Облегчено податное бремя. Поощрялись земледелие и шелководство. Бедноте были выделены на льготных условиях государственные поля, в том числе земли опальных «сильных домов». {64}

 

Бокщанин А.А., Непомнин О.Е., Степугина Т.В. История Китая: древность, средневековье, новое время / Ин-т востоковедения РАН. М.: Вост. лит., 2010. С. 61–64.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан Вчера, 22:50 PM

8. КРИЗИС I ВЕКА Н.Э.

 

По переписи 2 г. до н.э., население Ханьской империи составило около 60 млн. человек. Наряду с Римской империей это было величайшее государство древнего мира. Уже в то время китайский народ был самым многочисленным в мире; каждый пятый человек в мире был китайцем. Одних чиновников в Китае насчитывалось свыше 130 тысяч.

 

Складывавшаяся на базе древнейшего этнического образования “хуася” китайская народность сначала носила общее название “цинь” по первоначально объединившей ее империи. И лишь за долгие века существования династии Хань имя ее постепенно вытеснило имя свергнутой ею соперницы: после окончания периода Хань бывшее название “циньцы” сменилось на “ханьцы”, до сих пор служащее самоназванием китайцев.

 

Проблема общественно-экономического строя древнего Китая до сих пор не может считаться окончательно решенной. Выше нам неоднократно приходилось упоминать многочисленных рабов, частных и государственных. Но большинство трудящихся {123} составляли, очевидно, владельцы небольших наделов, крестьяне-общинники. Считать их феодальным крестьянством, однако, мешает ряд причин: в древнем обществе основной, ведущей формой эксплуатации являлось насилие, и лишь в начале средневековья на первый план выдвигаются также экономические формы принуждения. Разные историки придерживаются различных мнений по поводу данной проблемы. Одни ссылаются, как якобы на бесспорный факт, на то, что “число государственных и частных рабов оставалось, однако, в общем небольшим: оно составляло максимум от одного до двух процентов всей численности населения”. Другие дают диаметрально противоположную оценку состояния проблемы, указывая, что “число частных рабов неизвестно, но оно было велико. …В руках отдельных рабовладельцев находилось до 10 тыс. рабов. Труд частных рабов использовался не только в сфере обслуживания, но и в ремесле и в сельском хозяйстве” [37, ч. 2, с. 13]. Видимо, авторы по-разному понимают термин “раб”, некоторые толкуют его расширительно, распространяя и на собственно нерабские прослойки.

 

Такое толкование затрудняет понимание фактов. Главное же, что марксистская концепция общественных формаций как этапов истории человечества вовсе не исходит из того, что большинство тружеников при том или ином строе должны составлять непременно рабы (при рабовладельческом строе) или зависимые крестьяне (при феодализме). Нам представляется, что и в древнем Китае ведущим способом эксплуатации, как в других странах древности, было прямое насильственное присвоение труда непосредственного производителя, будь то раб или общинный крестьянин, с тенденцией отрыва производителя от издавна принадлежавших ему, его общине, средств производства – земли. Как известно, такой способ производства марксистские историки обычно называют рабовладельческим. Дело не в удачности или неудачности самого термина. Экономическому базису соответствовала в древнем Китае рабовладельческая политическая и идеологическая надстройка: деспотическое государство, власть бюрократии, множественность идеологических течений при явном преобладании официальной идеологии – учения “законников”, на смену которому постепенно выдвигалось конфуцианство.

 

При Цинь учение “законников” (“фацзя”) было официально признанной идеологией, при Хань, как выразился крупнейший китайский историк XX в. Го Можо, “каждый князь или император внешне придерживался философии конфуцианства, на деле же их философия была философией “фацзя” [47, с. 122]. {124}

 

Со II в. до н.э. становятся заметны первые признаки экономического и политического кризиса Западной Ханьской империи, приведшие в I в. до н.э. – I в. н.э. к взрыву.

 

Огромное расширение империи, переселение части населения на новые земли, особенно южные, не смогли в достаточной мере служить отводным клапаном для накоплявшихся внутри китайского общества противоречий. Рост товарно-денежных отношений, развитие частной собственности увеличивали неравенство, усиливали эксплуатацию рабов и порабощение общинников. Войны требовали новых затрат. Была введена государственная монополия на добычу соли и железа, резко увеличившая доходы казны и означавшая новое бремя для населения. Подушный налог, которым ранее облагались жители с 15 до 56 лет, стал взиматься с трехлетнего до восьмидесятилетнего возраста. В семьях убивали младенцев и стариков, которых не могли прокормить. Люди укрывались от сборщиков налогов, бежали из родных мест. В 99–98 гг. до н.э. происходили серьезные бунты, угрожавшие перекинуться на столичную область. Под угрозой восстаний власти несколько снизили налоги и ограничили судебное порабощение людей. В I в. до н.э. сообщалось о волнениях рабов на государственных рудниках. Снова, как когда-то при Цинь Ши-хуанди, происходило резкое обострение общественных противоречий, с той разницей, что процесс шел в рамках существовавшей полтора столетия централизованной империи, то есть на гораздо более широкой основе, чем при Цинь, в условиях возросшего уровня производительных сил.

 

Виднейший философ II в. до н.э. конфуцианец Дун Чжуншу ярко характеризовал современную ему социальную обстановку. Дун Чжуншу возмущался, что Ханьская династия во всем следует примеру свергнутой Циньской. Он осуждал губительный рост частной собственности, истоком которого считал реформы Шан Яна (IV в. до н.э.): “…ввели законы Шан Яна… отменили цзинь тянь. Народ получил (право свободно) покупать и продавать (землю). Поля богачей тянулись межа за межой, а у бедного люда не осталось земли, куда можно было бы воткнуть даже шило… В городах встречались люди, которые пользовались таким же почетом, что и правители; в общинах встречались люди, обладавшие богатством гунов и хоу (князей). Как мог малый люд не страдать! Он отбывает месячную воинскую повинность в уезде, затем службу в регулярных войсках. Военные и трудовые повинности в тридцать раз больше, чем в древности. Земельный и подушный налоги, сборы на соль и железо в двадцать раз больше, чем в древности. {125} Некоторые обрабатывают поля богачей, платя за это половину урожая. Поэтому бедный люд постоянно одевается в такие же одежды, которыми покрывают волов и лошадей, ест пищу собак и свиней. Все это усиливается еще и тем, что алчные и жестокие чиновники своевольно наказывают их и убивают. Люди страдают и не имеют опоры, поэтому они скрываются в горах и лесах и становятся разбойниками. Осужденных толпы: за год число их достигает тысяч и десятков тысяч” [31, с. 206–207].

 

Рекомендации самого Дун Чжуншу состояли в восстановлении уравнительного, общинного землевладения (то, что он называл системой “цзинь тянь”, или “колодезных полей”). Он писал: “Хотя древнюю систему цзинь тянь и трудно ввести, но надо понемногу приближаться к древности. Следует ограничить частное владение землей, дабы уравнять с теми, у кого (земли) не хватает. Следует закрывать дорогу тем, кто занимается поглощением земель. Следует возвратить народу и соль и железо. Следует отменить рабство, отменить право на убийство рабов. Следует снизить налоги и сократить повинности, дабы расковать силы народа” [31, с. 207].

 

Из цитаты видно, что Дун Чжуншу надеялся остановить процесс имущественного расслоения; предлагаемый им запрет рабства рассматривался как частный случай излечивания общественных недугов, уменьшения неравенства, смягчения наиболее жестоких форм внеэкономического принуждения. Приписывая все зло школе “законников”, Дун Чжуншу явно не понимал, что предлагаемые им реформы не смогут предотвратить рост имущественного неравенства, размывание слоя мелких собственников. Выступая с программой “расковки сил народа”, ханьские конфуцианцы объективно становились выразителями интересов оппозиционных провинциальных землевладельцев.

 

Дун Чжуншу синтезировал и развил учения Конфуция, Мэн-цзы, Сюнь-цзы, стремясь канонизировать учение, в основу которого легло бы конфуцианство. Философ добился того, что в годы молодости императора Уди конфуцианство официально было признано господствующей идеологией.

 

Дун Чжуншу приложил руку к усилению и без того господствующего идеалистического начала в конфуцианстве: учил, что стихийные бедствия и необычные небесные явления являются признаками гнева или одобрения Небом деятельности людей. Следует, считал он, учитывать эти знамения ради строгого следования угодным Небу моральным принципам.

 

Был издан закон, запрещавший принимать на государственную службу сторонников школы “законников”. Устанавливались {126} конфуцианские культы и ритуалы. В то же время Дун Чжуншу шел в своем учении за Сюнь-цзы: не осуждал насилие в принципе, признавал необходимость наград и наказаний, заимствовал у “законников” принцип равных возможностей для представителей разных социальных слоев. Фактически продолжалось начатое Сунь-цзы сближение конфуцианского учения с учением “законников”, при преобладании конфуцианства.

 

Борьба взглядов продолжалась, и Уди, когда достиг совершеннолетия, отнюдь не во всем слушался конфуцианцев. Представители “законников”, например, Сан Хуньян, выступая против конфуцианцев, требовали максимального огосударствления экономики и расширения внеэкономических мер. После смерти Уди, при его преемнике Чжаоди, в 81 г. до н.э. в Чанъань были приглашены 60 сановников для обсуждения проблемы государственной монополии на соль и железо. Состоялась дискуссия, на которой конфуцианцы выступали за отмену монополии, а “законники” во главе с Сан Хуньяном – за сохранение. Конфуцианцы вместо политики максимального огосударствления, выдвигаемой школой “фа”, предлагали разрешить свободный рынок. Во время дискуссии конфуцианцы заняли другие позиции и в части внешней политики: они предлагали мирные методы в отношениях с варварами-гуннами; школа “законников” настаивала на агрессивных “карательных” походах. Несмотря на позднейшее падение Сан Хуньяна, казенные монополии так и не были отменены.

 

Во время “дискуссии о соли и железе” у “законников” проявилось стремление противопоставить Конфуцию собственного “пророка” такого же калибра, который мог бы конкурировать с ним по своей древности и популярности. С этой целью они усиленно выдвигали Гуань Чжуна, ссылались на его (якобы) книгу, изданную в IV в. до н.э., на его идеи усиления роли государственной машины. Но, в конце концов, по степени популярности Гуань Чжун так и не смог вытеснить Конфуция.

 

Древнее общество рабовладельческого типа достигло зрелости в рамках Западной Ханьской империи, и, как показывают приведенные выше высказывания Дун Чжуншу, начался первый кризис социального строя; рост частной собственности привел к значительному разложению общины, гнет и имущественное неравенство становились для масс невыносимыми.

 

Правительства пытались предотвратить надвигавшуюся катастрофу. При императоре Ай-ди (6–1 гг. до н.э.) была сделана попытка ограничить рост частной собственности: земельные наделы ограничивались 140 га, число рабов у одного владельца – {127} 30–200 человек; предполагалось освободить государственных рабов старше 50-летнего возраста. Но реформа не была проведена в жизнь.

 

Экстренные меры для спасения общественного строя были предприняты, когда в 8 г. н.э. власть захватил Ван Ман, родственник правящей династии, занимавший пост регента при малолетнем императоре. Пытаясь использовать в своих интересах стремление правящего класса к предотвращению назревающего кризиса, Ван Ман объявил о свержении династии Хань и о том, что он начинает собою династию Синь (Новая). Конфуцианцы, искавшие выход из кризиса, винили во всем школу “законников” с ее безбожным прославлением политики частной выгоды, потаканием дурным страстям, разрушением общины и забвением традиций. Ван Ман объявил, что восстановит древнейшие порядки. Фактически он действовал не столько в соответствии с учением Конфуция, сколько с идеями школы “законников” – с ее опорой на средства прямого насилия, субъективизмом, убеждением во всесилии деспотического государства. Идейной базой Ван Мана стала составленная в IV в. до н.э. книга “Чжоу ли” (“Обряды государства Чжоу”). Ван Ман провозгласил восстановление упоминавшейся древней земельной системы “цзинь тянь”, означавшее наделение землей всего населения в равном размере, и общинной организации. Вся земля в империи объявлялась государственной, рабы – также государственными, работорговля предельно ограничивалась.

 

Как будто осуществлялась на практике утопия Мэн-цзы о царстве равенства. Но на деле попытка ликвидировать частнособственнические отношения, достигшие высокого для древности уровня развития, вели лишь к изменению форм гнета, к превращению государственной эксплуатации в главную. В конечном счете, бедствия народа лишь увеличились. Порабощение свободных приобрело огромные размеры: всюду осуждались на рабство тысячи людей; с каждым осужденным обращались в рабство на основе групповой поруки пять семей, связанных с семьей “преступника”. Повсюду в деревянных клетках везли рабов, пешком за клетками шли закованные в цепи женщины и дети. Цены резко подскочили, государство, пытаясь взять всю торговлю в свои руки, вынуждено было снова и снова “портить” монету; поземельный налог возрос до одной десятой урожая.

 

Через три года Ван Ман, видя, что преобразования его ничего не дали, лишь вызвали всеобщее сопротивление, вынужден был издать указ о свободной продаже земли и рабов. Но нарушенное {128} равновесие в экономике и обществе не восстанавливалось. Правительство Ван Мана хотело найти выход из трудностей в удачной войне: потеснить гуннов, завладевших современным Восточным Туркестаном, и восстановить торговлю на Великом шелковом пути. Но война с гуннами, потребовавшая нового напряжения сил империи, окончилась неудачей.

 

Ко всему добавилось стихийное бедствие: в 11 г. н.э. река Хуанхэ, дамбы на которой давно не ремонтировались, изменила русло; при выходе на равнину река разделилась на два потока, один – к северу, другой – к югу от Шаньдунского полуострова, затопив обширные районы.

 

Разоренные общинники и рабы создавали разбойничьи отряды, сливавшиеся в армии. Волна народного протеста, вырвавшаяся таким образом наружу, отличалась от первой, 200 лет назад смывшей династию Цинь. На этот раз бунты не имели оформленной идеологической подготовки: конфуцианцы, являвшиеся ныне представителями официальной идеологии, не присоединились к движению. Стихийно возникавшие отряды повстанцев принимали разные названия: “Зеленый лес”, “Медные кони”, “Большие пики”, “Железные голени”, “Черные телята”. Самым крупным стало восстание “Красных бровей” в провинции Шаньдун, поднятое людьми, разоренными наводнением. В качестве опознавательного знака они выкрасили брови красным цветом; во главе встал бедняк – крестьянин Фань Чун. Поскольку восстания направлялись против “узурпатора” Ван Мана, создались условия для присоединения к ним разных потомков Ханьской династии, которых в это время в стране имелось множество. На подавление “краснобровых” Ван Ман послал огромную армию, пышно именовавшуюся “Зубами тигра”, но она разбежалась. К столице со всех сторон двинулись повстанческие отряды. В 23 г. н.э. Чанъань был занят отрядом “Зеленого леса”, Ван Ман схвачен и изрублен на части. Повстанцы объявили императором возглавлявшего их отряд потомка ханьского императорского рода Лю Сюаня.

 

В результате борьбы между различными отрядами повстанцев, в которой Лю Сюань погиб, верх, в конце концов, взяла группировка, во главе которой встал некто Лю Сю, также выдававший себя за потомка рода Хань. В начале он не участвовал в восстаниях и даже готов был служить “узурпатору” Ван Ману. Но, убедившись в неизбежности падения правительства, Лю Сю сам встал во главе восстания в области Наньян, вблизи второй столицы империи – Лояна. Он оказался ловким политиком и к 25 г. сумел установить власть над центральными и восточными {129} районами, затем занять столицу – Чанъань. Он провозгласил себя императором и постепенно договорился с руководителями повстанческих отрядов северо-западного Китая, признавших его власть над собой.

 

Только после этого удалось покончить с потрясениями, завершившими период Первой империи Хань. Восстания, несмотря на весь накал борьбы, не привели к политическому распаду империи, как это неизбежно произошло бы в доханьское время (когда города еще не были экономически достаточно развиты, чтобы скрепить прочными узами единство империи) или в период после II в. н.э. (когда в Китае успели укрепить свои позиции крупные земельные собственники). {130}

 

Никифоров В.Н. Очерк истории Китая: II тысячелетие до н.э. – начало XX столетия. М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2002. С. 123–130.

 

Ответить