←  Позднее Средневековье, или эпоха Возрождения

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Палмарис – государство восставших рабов Бр...

Фотография Стефан Стефан 03.08 2018

Палма́рис Респу́блика, принятое в литературе название государства беглых негров-рабов в пальмовых лесах (палмарах) северо-восточной Бразилии, на территории капитанства Пернамбуку (близ современного г. Порту-Калву, штата Алагоас) в 1630–97. Первые укреплённые посёлки беглых негров (называемые киломбо или мокамбо) появились в лесах Пернамбуку в конце XVI в. В 1630-х гг. возникло примитивное раннеклассовое государство с элементами родоплеменной организации и патриархального рабства. Во главе государства стояли избиравшийся пожизненно, верховный вождь, обладавший высшей светской и духовной властью, и совет старейшин. Их основной задачей было обеспечение обороны П.р. силами всеобщего ополчения и создание складов продовольствия и оружия. Население П.р., достигавшее 20 тыс. человек (беглые негры, а также мулаты, индейцы), занималось земледелием, ремёслами (гончарное, текстильное, обработка металлов), вело меновую торговлю с индейскими племенами. В период расцвета П.р. её столицей стало поселение Макаку. Земля в П.р. находилась в общей собственности, причём существовали как семейные участки, так и общинные поля. Совместный труд применялся также во время охоты, собирательства, при строительстве укреплений. Использовался и труд военнопленных, обращённых в рабство. Исповедовался афро-христианский синкретический культ. Население П.р. пользовалось поддержкой индейцев и беднейших слоев белого населения Пернамбуку. Голландские и португальские колонизаторы направляли против П.р. многочисленные карательные экспедиции. В 1677 португальцам удалось нанести поражение защитникам П.р., в 1678 между португальскими властями и П.р. был заключён мир. В 1679 португальские войска возобновили военные действия, но жителям П.р. во главе с верховным вождём Зумби удалось изгнать колонизаторов с её территории (этому содействовало также восстание индейцев на севере Бразилии). В 1692 Зумби нанёс португальцам новое крупное поражение. Однако к 1694 колониальные власти создали 6-тысячную армию, которая в январе 1694 блокировала Макаку. В феврале 1694 Макаку был взят, большинство жителей П.р. погибло. Последние киломбо негров были разрушены в 1697.

 

Литература:

Хазанов А.М., К вопросу о негритянском государстве Пальмарес в Бразилии, «Новая и новейшая история», 1958, № 2;

Помбу Роша, История Бразилии, пер. с португ., М., 1962;

Ennes E., As guerras nos Palmares, S. Paulo, 1938;

Rodrigues N., Os africanos no Brasil, 3 ed., S. Paulo, 1945;

Freitas M. M. de, Reino Negro da Palmares, Rio de J., 1954;

Ramos А., О negro na civilização brasileira, Rio de J., 1956;

Carneiro E., О quilombo dos Palmares, 2 ed., S. Paulo, [1958].

 

Крауц К.А. Палмарис Республика // Латинская Америка: Энциклопедический справочник

http://latin_america...арис_Республика

Ответить

Фотография Стефан Стефан 03.08 2018

ПАЛМА́РИС РЕСПУ́БЛИКА (португ. República de Palmares), Киломбу Палмарис (португ. Quilombo dos Palmares – Пальмовое поселение), принятое в историографии обозначение совокупности поселений беглых рабов, сформировавшейся в 17 в. в колониальной Бразилии. Находилась в пальмовых лесах (palmares) капитании Пернамбуку (ныне штат Алагоас) и представляла собой своеобразное раннеполитич. образование, соединявшее в себе черты племенной организации и государства. Первые поселения беглых рабов начали складываться в сев.-вост. капитаниях Баия и Пернамбуку с 1580-х гг., когда бегство негров-рабов с плантаций сахарного тростника в пальмовые леса на склонах хребта Серра-да-Баррига стало принимать массовые масштабы. С 1630 число беглецов резко увеличилось вследствие ослабления контроля португальцев над афр. невольниками, вызванного нидерл. агрессией на северо-востоке Бразилии (1624–54). Начав с примитивных форм хозяйствования (охота, рыболовство, собирательство), беглые рабы вскоре наладили с.-х. и ремесленное произ-во (изготовление ткани и одежды, выплавка металла, ремонт и изготовление холодного и огнестрельного оружия и пр.). Синкретическая религия обитателей П.р. представляла собой смесь афр. верований с католицизмом. Вся власть в республике находилась в руках избираемого вождя, который издавал приказы для всех поселений (киломбус), организовывал их защиту от внешних угроз и назначал управителей. Прерогативы его власти признавали de facto и португальцы, и голландцы, пытавшиеся во взаимной борьбе привлечь на свою сторону воинов П.р. В 1670-х гг. поселение быв. невольников возглавил молодой негр, принявший в детстве крещение, но в П.р. носивший афр. имя Зумби. В нач. 1690-х гг. португальцы начали наступление на П.р. В февр. 1694 центр. укреплённое киломбу – резиденция Зумби – было взято штурмом отрядом бандейрас, использовавшим артиллерию. Почти все защитники «Чёрной Трои» (так назвали крепость-киломбу впоследствии) были убиты. Раненый Зумби бежал и пытался заново организовать воен. сопротивление карателям, но 20.11.1695 погиб. Несмотря на уничтожение П.р., бегство негров-рабов в тропич. леса и создание ими небольших лесных поселений продолжались ещё неск. десятилетий. В память о П.р. назван один из гл. городов штата Алагоас – Униан-дус-Палмарис, где 20 нояб. – в день смерти Зумби, отмечается праздник Негритянского самосознания.

 

 

Лит.: Хазанов А.М. К вопросу о негритянском государстве Палмарес в Бразилии // Новая и новейшая история. 1958. № 2; Крауц К.А. Палмарес: освободительное движение рабов в Бразилии XVII в. // Латинская Америка. 1970. № 3; Reis J.J., Gomes F. Liberdade por um fio. História dos quilombos no Brasil. São Paulo, 1996.

 

Н.К. Палмарис Республика // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/2705299

Ответить

Фотография Стефан Стефан 03.08 2018

Четверть века (1630–1654 гг.) господствовали голландцы в захваченной ими части Бразилии. Однако им так и не удалось овладеть всей страной. Более того, с течением времени их положение осложнилось. Они оказались не менее жестокими эксплуататорами, чем португальские колонизаторы, а история их колониального хозяйства, как писал Маркс, «дает нам непревзойденную картину предательств, подкупов, убийств и подлостей»1. Поэтому угнетенные классы, а потом и фазендейро стали проявлять недовольство чужеземцами. К тому же завоеватели, укрепив свои позиции в стране, повели наступление против католической церкви.

 

Непрекращавшиеся войны голландцев с испанцами и португальцами, которые велись в значительной мере за счет населения Бразилии, ложились на него тяжелым бременем. Высший совет при губернаторе по указанию голландских властей приказал «провести регистрацию всех обрабатываемых земель с одновременным требованием, чтобы все жители передали (Вест-Индской) компании половину своих плантаций, которые окажутся в состоянии, не обеспечивающем урожай». Члены Совета, сообщая об этом директорам Вест-Индской компании, писали: «Мы вынуждены регистрировать всех жителей, извещая их в то же время, что будем посылать в их дома солдат, чтобы брать муку силой…» Советники признавались, что подобная политика приводила к «грабежам и притеснениям», которые «происходили ежедневно»2.

 

Экономический гнет, насильственное введение голландского языка и законодательства, религиозные распри и непрерывные войны рождали недовольство всех слоев населения, которое все чаще выливалось в вооруженные выступления против голландцев.

 

В начале 1644 г. колонисты Мараньяна напали на голландские гарнизоны и изгнали их с территории капитанства. Как раз к этому времени пошатнувшиеся дела Вест-Индской {40} компании лишили ее возможности посылать в Бразилию дополнительные контингенты наемных войск, а также вынудили сократить суммы, шедшие на содержание колониальной администрации. Это, с одной стороны, поставило преграду дальнейшим завоеваниям и ослабило силы голландцев, а с другой – вызвало трения между Нассау и Советом директоров компании. Нассау был отозван.

 

В 1644 г. место Нассау в Ресифи занял назначенный Вест-Индской компанией триумвират, проводивший колониальную политику, сопровождавшуюся посягательством на имущество португальских колонистов, увеличением налогообложения, религиозными притеснениями. При этом колониальные власти стремились экономить на содержании войск. Ущемление интересов местного населения, террор, направленный против недовольных, приводили лишь к росту их числа. Ко всему этому в голландской части Бразилии началась эпидемия.

 

К 1645 г. в занятой голландцами части Бразилии созрел заговор, целью которого было изгнать завоевателей из пределов колонии. Душой заговора являлись плантаторы, стремившиеся освободиться от вводимых голландцами ограничений и новых поборов и надеявшиеся добиться от Португалии, вновь ставшей независимым королевством (1640 г.), дополнительных привилегий. Во главе заговора стоял Жоао Фернандес Виэйра – богатый плантатор и торговец из Ресифи.

 

В то время как правительство Португалии продолжало поддерживать с Нидерландами мирные отношения, португальский генерал-губернатор в Баие Антонио Тельес-да-Сильва установил с помощью своих агентов тесный контакт с заговорщиками1. Было условлено, что к моменту их выступления (в июне 1645 г.) на границах голландской части Бразилии будут сосредоточены португальские войска, союзные им индейцы и вооруженные негры, а с моря их поддержат португальские корабли. Вскоре на территорию голландской Бразилии был направлен крупный отряд вооруженных негров во главе с Энрике Диасом. Вслед за ним будто бы для поимки этого отряда «бежавших» негров был выслан отряд индейцев во главе с индейским вождем Фелипе Камарау. {41}

 

Заговорщики сосредоточили свои силы близ Ресифи, одновременно призывая к выступлению окрестное население и снабжая его оружием. Заговор быстро вылился в грозное восстание (оно началось 13 июня). Силы Виэйры, который стал руководителем движения, росли непрерывно. Восставшие плотным кольцом окружили Ресифи. В боях с голландцами особенно отличились негры Диаса и индейские воины (среди них жена Камарау).

 

Успехи восставших вызвали в Нидерландах большое беспокойство. Здесь начали подготавливать посылку мощных подкреплений. Однако португальские власти также решили оказать поддержку восставшим. В Бразилию в качестве главнокомандующего повстанческой армии был послан Франсуа Баретту. В то же время португальские власти Баии начали оказывать восставшим прямую помощь. Войска Виэйры дважды (1648–1649 гг.) выиграли крупные сражения у Гуарарапес. Одержать окончательную победу восставшим мешало превосходство голландцев на море, что затянуло борьбу еще на несколько лет.

 

Положение изменилось после 1652 г. В этом году началась англо-нидерландская война, отвлекшая голландские морские силы от далекой Бразилии. К этому времени была создана португальская Вест-Индская компания, начавшая вытеснять голландских купцов и развернувшая военные операции. В 1653 г. повстанцы контролировали уже всю территорию бывшей голландской Бразилии, исключая Ресифи.

 

Только теперь правительство Португалии решило выступить открыто. В 1653 г. в Бразилию был послан большой флот. Осажденные с суши повстанцами, а с моря португальским флотом, голландцы 26 января 1654 г. капитулировали. Вся Бразилия вновь стала португальской колонией.

 

Освободительная война населения Бразилии против голландских завоевателей имела большое значение в процессе исторического развития страны. Впервые население колонии выступило как самостоятельная политическая и вооруженная сила, объединенная общим стремлением изгнать завоевателей. Герои освободительной войны – местный уроженец европейского происхождения Виэйра, негр Энрике Диас и индеец Камарау – символизировали это объединение. Политика Португалии, которая долгое время стояла в стороне от борьбы колонистов за освобождение страны, и необходимость временной организации самостоятельного управления {42} способствовали зарождению пока еще нечеткой идеи о возможности независимого существования, о единстве интересов, связывающих различные слои населения страны. {43}

 

 

1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 23, стр. 761.

 

2 F. Rocha Pombo, História do Brasil, t. 3, p. 322–323. {40}

 

1 Одновременно в Лисабоне предпринимались шаги к закреплению за собой колонии. В 1640 г. было введено звание вице-короля Бразилии (это не было прямой заменой должности генерал-губернатора, так как не все генерал-губернаторы получали звание вице-короля). С 1645 г. в португальском королевском доме был введен титул «принц Бразилии». {41}

 

Очерки истории Бразилии / Отв. ред. В.И. Ермолаева. М.: Соцэкгиз, 1962. С. 40–43.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 04.08 2018

Стремление рабовладельцев возместить потери, понесенные во время войны, вызвало новые попытки порабощения еще независимых индейских племен. Кровавые походы бандейрантов во второй половине XVII в. приняли характер невиданного истребления индейцев. В 1664 г. были почти полностью уничтожены индейцы тапуйяс, в 1679 г. – тарамомбесес. Индейцы упорно защищали свою свободу. В 1686 г. вспыхнуло восстание индейцев на северо-востоке страны. Индейским племенам (жандуины, карири) удалось создать конфедерацию, которая объединяла более 15 тыс. человек. Во главе конфедерации стоял вождь Канинде, сумевший нанести несколько серьезных поражений регулярным войскам. В 1692 г. португальцы были вынуждены даже заключить мир, обязавшись не порабощать индейцев жандуин. Этот мир был вероломно нарушен португальцами. Война возобновилась и длилась до 1710 г., когда полковнику Наварру удалось разбить основные силы жандуинов. Восстание {43} перекинулось на север – в Мараньян, когда португальцы предприняли (1713 г.) попытку использовать тамошних индейцев для подавления восстания их собратьев, сражавшихся в других районах Бразилии. Среди индейских воинов были и сбежавшие с плантаций рабы-негры.

 

Важной вехой освободительной борьбы индейцев являлась война племени гуарани против испанцев и португальцев в 1750–1756 гг. Специфической особенностью этой войны явилось то, что иезуиты, против которых сначала боролись индейцы, позже выступили вместе с индейцами, так как Мадрид и Лисабон, претендуя на территорию их редукций, решили прогнать их с насиженных мест.

 

Как и в предшествующий период, общественно-экономическая отсталость и проистекающая отсюда военно-техническая слабость обусловили победу колонизаторов.

 

Одновременно с наступлением на индейские племена, усилилась эксплуатация рабов на плантациях. Еще в ходе войны против голландцев в королевском указе от 10 ноября 1647 г. отмечалось, что рабы «или умирали от голода и непосильного труда, или убегали внутрь страны, где вскоре тоже погибали. И таким образом погибло и умерло бесчисленное число людей в Мараньяне и Паре, а также в других частях Бразилии»1.

 

Однако опасность гибели в девственном лесу не останавливала рабов от побега. В леса стали убегать в большом числе не только рабы-индейцы, но и рабы-негры, что раньше было сравнительно редким явлением. Беглые рабы-негры, собираясь группами, основывали небольшие поселки – киломбо, принимавшие обычно вид тех негритянских селений в Африке, откуда беглецы были родом. Плантаторы жестоко преследовали беглых негров. Экспедиции по их поимке дали Бразилии страшную фигуру «лесного капитана», не сходившую с исторической арены до отмены рабства. Во главе вооруженных до зубов отрядов в сопровождении свор собак капитаны разрушали киломбо, превращали их жителей вновь в рабов и продавали на плантации.

 

Однако ничто не смогло сломить волю негров и заставить их примириться с рабством. Все новые и новые беглецы скрывались в лесах. В 1630 г. ими была основана Республика Пальмарес («Пальмовая республика»)2 – государство {44} беглых рабов. Оно было расположено в капитанстве Пернамбуку, недалеко от нынешнего города Порто Кальво (штат Алагоас). Это маленькое государство (о котором имеется очень немного достоверных сведений) просуществовало более полувека (1630–1697 гг.), отстаивая свою независимость в тяжелой борьбе с португальскими и голландскими войсками, отрядами охотников за рабами.

 

В период расцвета в Пальмаресе было около 20 тыс. жителей, которые обитали в поселках (некоторые из них насчитывали до 2 тыс. зданий, например столица Пальмареса – Макако). Вот что писал о Макако и государственном устройстве Пальмареса современник: «Это главный центр всех поселений. Он укреплен прочными палисадами и брустверами для защиты воинов. Город занимает большую территорию. Страна имеет своего министра юстиции и все атрибуты цивилизованного государства. Негры подчиняются одному из них, которого они называют Ганга Замба1 или Великий господин и который выглядит как король. Он имеет дворцы, помещения для своей семьи и охраняется гвардией и офицерами, которые имеют свои специальные помещения. Все оказывают ему почтение и внимание как монарху и рассматривают как господина. Те, кто подходят к нему, становятся на колени и складывают руки, что является символом {45} признания его власти. Они обращаются к нему как к королю и подчиняются ему с благоговением»1.

 

Из приведенного отрывка видно, что название «республика» не вполне соответствует тем отношениям, которые были установлены в Пальмаресе2. Но название это имеет почву потому, что в первое время (еще до создания более или менее прочных государственных установлений) отношения между жителями киломбо базировались, вероятно, на равноправии и выборности руководителей. Общественный строй Пальмареса в период его высшего расцвета был, по-видимому, аналогичен тогдашнему строю негров банту (стоявших на наиболее высоком уровне общественного развития и наиболее многочисленных в сравнении с другими неграми, доставляемыми в Бразилию) с теми изменениями, которые определялись бразильскими условиями и наличием в составе населения Пальмареса негров других племен и народностей (в Пальмаресе находил убежище любой бежавший негр). Пальмарес был складывавшимся негритянским феодальным государством (с элементами родо-племенной организации и патриархального рабства) во главе с вождем, избиравшимся пожизненно. Привилегированный класс состоял из приближенных вождя (как правило, являвшихся его родственниками), которых он назначал своими непосредственными помощниками и правителями отдельных киломбо. Основная часть населения была занята сельским хозяйством (меньше ремеслом). При этом земледелие носило поликультурный характер (бананы, кукуруза, сахарный тростник, маниок, фасоль). В Пальмаресе применялся труд военнопленных, обращенных в рабов. Население Пальмареса вело меновую торговлю с близлежащими голландскими, португальскими и индейскими селениями. Во время войны Пальмарес нередко заключал союзы с индейскими племенами. Негры брали себе в жены индианок. Нередко в Пальмаресе находили убежище беглые индейцы-рабы. Религиозные представления жителей киломбо характеризовались смешением отдельных элементов католицизма с фетишизмом. Сохранившиеся в значительной мере обычаи первобытнообщинной демократии и дали, как {46} видимо, повод современникам назвать Пальмарес республикой1.

 

Плантаторы, разумеется, не могли спокойно смотреть на существование негритянского государства, этого средоточия беглых рабов и потенциальной базы восстаний. Два похода против Пальмареса совершили голландцы (1643 и 1645 гг.). Оба раза они были разбиты. После неудачных экспедиций португальцев в 1654–1687 гг. для уничтожения Пальмареса была создана специальная армия. В январе 1694 г. она блокировала военный лагерь негров, обнесенный тройной стеной. Атаки лесных капитанов и паулистских бандейрантов, поддержанных артиллерией, разбивались о непреклонное мужество осажденных, терпевших недостаток в вооружении и продуктах питания. Главные укрепления Пальмареса были взяты штурмом через месяц после начала блокады. Когда всякое сопротивление было уже безнадежным, защитники Пальмареса бросились со скалы, предпочитая смерть рабству2. В 1696–1697 гг. были разрушены последние киломбо Пальмареса. {47}

 

 

1 A.M. Perdigão Malheiro, A escravidão no Brasil, parte I, Rio de Janeiro, 1944, p. 244.

 

2 Она получила свое название из-за того, что была расположена в пальмовых лесах. {44}

 

1 По некоторым источникам – Замби или Зумби.

 

1 A. Ramos, The Negro in Brazil, p. 45–46.

 

2 Не следует забывать, что европейцы-очевидцы в те времена зачастую переносили привычные им представления на обычаи индейцев и негров, называя королями, министрами и т.д. людей, вовсе не располагавших прерогативами политических руководителей классового общества, а являвшихся лишь главенствующими представителями рода или племени. {46}

 

1 См. подробнее: А.М. Хазанов, К вопросу о негритянском государства Пальмарес в Бразилии. «Новая и новейшая история», 1958, № 2, стр. 13–31.

 

2 По некоторым данным, Замба погиб в последующих боях, сумев с частью воинов отступить из Макако. Он погиб, сражаясь с отчаянным мужеством. {47}

 

Очерки истории Бразилии / Отв. ред. В.И. Ермолаева. М.: Соцэкгиз, 1962. С. 43–47.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 04.08 2018

Если процесс формирования господствующего класса и институтов власти шел обычным путем, то эксплуатируемый класс складывался на своеобразной основе. Сначала основным объектом эксплуатации португальцам виделись индейцы. Непокорных убивали, склонивших головы обращали в рабов. Разрушался хозяйственный уклад жизни индейцев побережья, пользовавшихся подсечно-огневым способом земледелия. Местное население оказывало яростное сопротивление всяким попыткам насильственного закабаления – индейцы уходили в труднодоступные для португальцев леса, совершали внезапные нападения на укрепленные поселки колонизаторов (отметим, в частности, неоднократные атаки в 80-х годах XVI в. форта Сан-Филипи в устье Параибы), поднимали восстания (в 1555 г. индейцы тамайос, в 1557 г. – касте, в 1561 г. – тупи). Силы были неравными. «В самом деле, – писал находившийся в Бразилии в 1556–1558 гг. француз Жан де Лери, – когда перед ними оказывался один из наших всадников при всей амуниции, с пистолетом в руках, на скачущем коне, так что, с одной стороны, огонь и гром, с другой – чудовище, составленное из человека и коня, то первой их мыслью было, что это Эньян, т.е. на их языке сам дьявол»4. Середина XVI в. – время наиболее кровопролитных сражений в Бразилии. Бандейранты5 – участники военных походов во внутренние районы – уничтожали или уводили на фазенды индейцев. Иной набег давал добычу в несколько тысяч рабов. Уничтожение индейцев и захват их земель оправдывались в сознании конкистадоров папской буллой о борьбе с неверными, захватившими Иерусалим, которой намеренно давалось расширительное толкование6. Отряды бандейрантов, действовавшие с конца XVI в. по XVIII в., создавались на принципах наемничества: богатые {107} землевладельцы и торговцы набирали (за свой счет) такие отряды по большей части из деклассированных элементов Сан-Паулу. Жадность плантаторов не знала границ. Объектами их «охоты» становились даже индейцы-земледельцы, жившие близ португальских поселков и доставлявшие туда плоды земли и своего труда. Разорение индейских сельскохозяйственных зон усугубляло трудности с продовольствием у самих колонистов.

 

В колонизации приняли участие и иезуиты, впервые появившиеся на бразильской земле в 1549 г. Они действовали тонко и расчетливо, начав с духовного подчинения индейцев. Иезуиты основали несколько миссий там, где индейцы еще до прихода европейцев обладали земледельческими навыками. К концу XVI в. церковники-миссионеры стали богатыми землевладельцами, к которым перешли огромные земли, принадлежавшие короне. Они получали также щедрые подаяния от короля и частных лиц7. Индейцы мало-помалу благодаря «гуманным» методам иезуитов становились крепостными. Деятельность и иезуитов, и бандейрантов, несмотря на различие в средствах, преследовала одну и ту же цель – превращение индейцев в подневольную рабочую силу. Португальская колонизация нанесла непоправимый урон развитию индейской культуры в Бразилии, привела к уничтожению целых племен.

 

Расчет на индейцев как основную рабочую силу не оправдал себя. Тогда португальцы решили прибегнуть к труду рабов, доставлявшихся из Африки через Атлантический океан. Развитию работорговли в Бразилии способствовала географическая близость к Африке (от Ресифи до африканских берегов расстояние меньше, чем до южных границ Бразилии). Сначала черные рабы использовались как домашняя прислуга, но по мере освоения территории Бразилии их все больше и больше заставляли работать на вновь создаваемых плантациях. Другой сферой приложения рабского труда стала горнодобывающая промышленность, особенно после открытия месторождения алмазов. Ориентация на повсеместное использование рабов вела не только к дискредитации физического труда в глазах белого населения, но и к преобладанию в хозяйстве отраслей, использовавших примитивную мускульную силу, не дававшую простора для внедрения техники и развития сложных профессиональных навыков. Рабы появились в Бразилии вместе с первыми донатариями, а сама трансатлантическая торговля «живым товаром» продолжалась три с половиной века. За это время в Бразилию было ввезено не менее 5 млн рабов.

 

Африканцы никогда не мирились со своим рабским положением. Бывало, еще по пути в Америку негры бежали, бунтовали. И тогда хозяева кораблей, на которых перевозили рабов, становились беспощадными. Самых непокорных убивали, но, поскольку «живой товар» стоил больших денег, чернокожих людей старались запугать.

 

В самой Бразилии рабы не только убегали от хозяев в леса, но объединялись для борьбы с рабовладельцами. Высшей формой организованной борьбы рабов за свободу явилось создание так называемой «республики Палмарис» (республика пальмовых лесов) – своеобразного негритянского государства на территории Бразилии. Это государство, представлявшее собой большое военизированное поселение, возникло в глубинных районах капитании Пернамбуку. Оно просуществовало с 1630 по 1697 г. Среди его жителей (до 20 тыс.) были не только беглые негры, но и индейцы. Обитатели Палмариса занимались земледелием, знали ремесла – они не только {108} пользовались огнестрельным оружием, унесенным из фазенд, но и чинили и даже изготовляли его в хорошо налаженных кузницах и мастерских. Первые десятилетия после основания «республики» португальцы, занятые борьбой с голландцами, вынуждены были терпеть это государственное новообразование. Более того, им приходилось вступать в определенные соглашения с Палмарисом. Вожди негритянского поселения, в свою очередь, пытались заручиться гарантиями португальцев и обещали последним помощь в борьбе с иноземными захватчиками. Так, король Канинде, как называют одного из вождей «республики» документы того времени, обратился к португальцам с предложением «в случае, если какая-либо вражеская армада вознамерится захватить часть Баии или Пернамбуку, Итамараки, Параибы или Риу-Гранди, отдать 5 тыс. вооруженных людей в подчинение губернатору и капитан-губернатору, чтобы по его приказу выступить на защиту португальцев в любой час и любую пору и направиться в то место, куда он их пошлет, а для того они постоянно будут хорошо снабжены стрелами и луками»8.

 

Однако, когда внешняя угроза миновала, португальцы изменили тактику. В середине 80-х годов XVII в. двор поставил перед колониальными властями задачу немедленно ликвидировать свободные негритянские поселения. Но выполнение этого распоряжения оказалось нелегким делом. Война, особенно в 90-е годы, носила ожесточенный характер. Правительственные войска применяли артиллерию.

 

Раненых и убитых среди португальских солдат и офицеров было так много, что нападавшие не раз вынуждены были делать паузы до прихода новых подкреплений. В начале 1694 г. португальцам удалось нанести противнику серьезное поражение.

 

Во главе бывших рабов в последние годы существования «республики Палмарис» стоял верховный вождь Зумби (Зомби), талантливый организатор и военачальник, несмотря на преклонный возраст сохранявший живой ум и физическую силу. Португальцы долго не могли схватить его. Но нашелся предатель, который, как сообщал в письме от 14 марта 1696 г. в Заморский совет губернатор Пернамбуку Каэтану ди Меллу ди Кастру, «привел отряд в Мокамбу, только что оставленную его (Зумби. – Авт.) семьей»9. Преследователи настигли Зумби и его близких. В отчаянной схватке из 20 сражавшихся негров только один остался живым. Среди убитых был и Зумби. Его голова была выставлена на всеобщее обозрение, чтобы запугать рабов и подбодрить потерявших покой хозяев. Гибель Зумби (по свидетельству Домингуса Жоржи, руководившего карателями, она произошла 20 ноября 1695 г.) не сломила воли негров к сопротивлению. Только в 1697 г. пал последний укрепленный лагерь. Но и после падения Черной Трои (так иногда называют этот лагерь в литературе) столкновения португальцев с рассеянными в лесах отрядами беглых рабов продолжались по крайней мере до 1700 г. Война рабов являлась одним из самых грозных социальных потрясений колониальной Бразилии. {109}

 

 

4 Léry L. de. Le Voyage au Brésil de Jean de Léry (1556–1558). P., 1927. P. 191.

 

5 От португальского bandeira – знамя.

 

6 Следует, однако, отметить, что с XVI в. в общественной мысли колониального бразильского общества зарождаются гуманистические мотивы. Они не стали основополагающими в политико-правовой сфере, но оказали несомненное влияние на развитие бразильской культуры, заложив в ней прогрессивные идейные традиции. В целом господствовавшее религиозное сознание как в Бразилии, так и в метрополии было дифференцированным. Помимо ортодоксального католицизма существовали различные религиозно-мистические течения, нередко еретические. В Бразилии в XVII–XVIII вв. довольно широко был распространен так называемый «себастьянизм» (по имени португальского короля Себастьяна I, погибшего в 1578 г. в авантюрном крестовом походе в Марокко) – своеобразная разновидность мессианского учения. {107}

 

7 См.: Lahmeyer Lobo Eulália M. Administração colonial luso-espanhola nas Américas. Rio de Janeiro, P. 270. {108}

 

8 Ennes E. As guerras nos Palmares. São Paulo, Rio de Janeiro, Recife, Porto Alegre, 1938. Vol. 1. P. 65.

 

9 Ibid. P. 260. {109}

 

История Латинской Америки. Доколумбова эпоха – 70-е годы XIX века / Отв. ред. Н.М. Лавров. М.: Наука, 1991. С. 107–109.

 

Ответить