←  Политика

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Санкции и контрсанкции

Фотография stan4420 stan4420 14.08 2018

Санкции США означают конец компрадорского капитализма в России
 
 

Александр Халдей

 

США готовят новый пакет санкций, направленный не только против российских банков, корпораций, бизнесменов, но и против тех, кто с ними ведет бизнес. Полный перечень российских компаний есть в печати, и я не хочу пересказывать в сотый раз то, что все уже знают почти наизусть: названия компаний и фамилии людей. Главное в том, что всех их отрезают от долларовых расчетов, включая и расчёты по российским государственным облигациям.

Для высших менеджеров этих компаний лафа жизни на две страны кончилась катастрофой. Бедный Греф напрасно столько лет демонстрировал лояльность соседям по даче, не признавая Крыма. Не помогло. Вышвырнули Грефа с его банком с американского рынка и не посмотрели, что выбрасывают глубоко преданного им человека.

Российская финансовая система, ядром которой была связь с долларом, получила смертельный удар. И вопрос уже не в том, примут санкции такими или смягчат — эти не примут сейчас, примут другие завтра, суть не в этом. Топор подвешен, и он непременно упадёт на головы наших либералов. Их будут дожимать, закручивая тиски всё больше и давя на Трампа всё сильнее. Трамп очень слаб, несмотря на рейтинги популярности.

Истеблишмент США сжирает даже популярных президентов. Если Трамп переживёт ноябрьские промежуточные выборы в Конгресс, он с высокой вероятностью не выиграет президентские выборы. Второй раз «глубинное государство» эту ошибку не допустит. И тогда преемник доделает всё то, что не доделает Трамп. Россию ждёт полная финансовая изоляция с запретом на импорт современного оборудования и экспорт нефти и газа. Впереди лекарства и продукты. Тот, кто в это не верит, не понимает происходящего.

Насколько силён шок в российских элитах от происходящего, показывает выступление Пескова. Это как начало Отечественной войны: все её ждали, а когда началась — не поверили. Думали — провокация. Оказалось — война. Помните наши военные доктрины? «На чужой земле и малой кровью! От тайги до британских морей Красная армия всех сильней!» В жизни получилось несколько иначе. И лишь благодаря тому, что отрезвление произошло быстро, врага остановили под Москвой через полгода.

Песков — Молотов нашего времени. Он осторожно высказался в том плане, что мы не видим пока предмета для разговора. Дескать, пока в США реально кто-то высказался за какие-то санкции. Будет официальное решение — тогда поговорим. И добавил то, что должно всех успокоить: «Финансовая система России достаточно устойчива, это всем хорошо известно. Она доказала свою устойчивость в достаточно непростые времена. На фоне продолжающейся непредсказуемости наших заокеанских партнеров, конечно же, мы должны и держим нашу финансовую систему в надлежащем состоянии. Это очевидно». Лучше бы он сказал другое, совсем простую мысль — что Россия адекватно отразит все атаки на её финансовую систему.

 

Потому что натянутый оптимизм не вносит успокоения. Какая финансовая устойчивость, когда РУБЛЬ РУХНУЛ ТОЛЬКО ОТ ОЖИДАНИЯ САНКЦИЙ? Только от слухов об их приближении? Ничего ещё нет, только разговоры с неясными перспективами — а рубль на валютной бирже уже упал. Спекулянты, господствующие на бирже и держащие этот рынок, стали массово выходить из рублевых активов.

Песков всё же не Путин, и всё, что он говорит вне прямого цитирования, он говорит от себя лично. Это его трактовка и его аргументы. Все понимают — финансовая система была устойчивой, пока по ней всерьёз не били. «Непростые времена», о которых говорит Песков, были на самом деле довольно простыми — по сравнению с теми временами, которые грядут. Сейчас нам грозит не просто тотальная война. Нам грозит вторжение. Или ещё есть те, кто этого не понял?

Санкции — лишь фрагмент мозаики. Фон. То, что изображено на этом фоне, рисуют другие. Экс-глава ЦРУ в США — персонаж, далёкий от амплуа Жириновского в России. Он не борец за оригинальность. Его задача — озвучивать некоторые намерения правящего в США класса. Бывший глава ЦРУ Майкл Морелл призвал устроить в России «оранжевую» революцию по примеру украинской. Спровоцировать её должны антироссийские экономические санкции, которые спешит принять Конгресс.

Всё предельно открыто: санкции наложатся на пенсионную реформу и повышение налогов и цен — и народ выйдет на улицы. Непопулярные реформы — следствие санкций, поэтому надо продолжать. Все санкции со времён Обамы направлены на то, чтобы поднять на восстание средний класс, и Морелл уверен, что именно этого «Путин боится больше всего». Он пишет об этом в газете The Washington Post в статье «Путин боится одного. Заставим его думать, что это может случиться». За восстанием в России последует вторжение. Интервенция всегда следует за революцией.

То есть США открыто используют существующую в России финансовую систему для организации государственного переворота. Все остальные каналы для них обрублены. Уверения в том, что наша финансовая система надёжна — это попытка скрыть растерянность от понимания того, насколько она ненадёжна. Но если Путин устами Пескова не говорит это сейчас прямо, то это вовсе не значит, что он этого не видит и меры не принимает.

 

Первым шагом было создание платёжной системы МИР и аналога системы СВИФТ. Вторым — резкий сброс 85% американских облигаций. Третьим шагом будет переход к пошаговой национализации финансовой системы — меры совершенно вынужденной и очевидной, о которой будут избегать говорить вслух.

Я недавно писал, что главной чертой советского бюджета было то, что он формировался в результате изъятия свободного нераспределённого остатка прибыли, возникавшего после распределения плановой прибыли предприятий по фондам, согласно установленным нормативам. Благодаря такой системе советский бюджет тянул не только СССР с его республиками, но и полмира вассалов и союзников. И лопнул СССР не потому, что надорвался финансово, а потому, что партноменклатура захотела приватизации. Так бы мы ещё и сегодня жили в этой системе.

Советская финансовая система была действительно очень устойчива, потому что была ограждена от влияния диверсий Запада. СССР всегда, всю свою историю жил в санкциях, но никто никогда этого не ощущал. Нынешние же санкции все мгновенно чувствуют на себе — колебания рубля вызывают скачки цен и риск банкротства банков. Бюджет страны зависим от доходов от экспорта сырья и сбыта российских облигаций. Неверно считать, что санкции ударят лишь по карману банкиров и топ-менеджеров. Ударят, но и по тому, что в СССР называлось «народное хозяйство», ударят не меньше. Слишком мы зависимы от импорта и от доллара.

Я это к тому пишу, что третий шаг в сторону перевода в бюджет аналога советского свободного остатка прибыли мы уже сделали. Государство заберёт у металлургического и химического бизнеса 500 миллиардов рублей в госбюджет. Просто так, безо всяких налогов. Советник президента Андрей Белоусов написал письмо президенту Владимиру Путину, в котором указал, что в металлургии и химии за 2017 год скопились сверхприбыли, возникшие из-за ценовой конъюнктуры, а не в результате действий руководства компаний. Конъюнктурное превышение над средней ценой было 20,8%. Поскольку у нефтяников изымают в бюджет сверхдоходы в виде ренты, то почему этого не сделать с металлургами и химиками? Путин согласился и на письме Белоусова поставил резолюцию «Согласен». Это уже социалистическое перераспределение государством прибыли частных капиталистических предприятий. НЭП в чистом виде.

Либералы грустят — нехорошо, говорят, не по-нашему это, не по-рыночному. Акционеры недополучат дивидендов. Но какие сейчас могут быть дивиденды, когда страна в войне?

Изымать деньги из предприятий можно под разными соусами. Можно, как в СССР, в виде изъятия свободного остатка прибыли, можно, как во многих капстранах во время войны, — приходит государство и изымает всё, что ему нужно. В войну страна, так или иначе, встаёт на рельсы принципов социализма. Это в первую очередь принцип приоритета общенациональных целей над личными. Либералы в войну отстраняются от власти и, если нужно, собственности. Пока их отстранили от части прибыли в двух отраслях. Если будет нужно — национализируют.

Однако вернёмся к нашим банкам. Тем, которые отрезали от доллара — или угрожают отрезать с высокой степенью вероятности этого события. Раньше или позже, но это произойдёт, и сомнений тут нет ни у кого, кроме самих либералов.

В известном фильме «Освобождение» в конце есть вопрос: «Что принёс миру фашизм?». Мы должны точно так же спросить себя: «Что принёс России либерализм?».

Он принёс душой и телом преданную США российскую элиту. Которую приходится подкупать возможностью коррупционного обогащения для предотвращения её открытого выступления на стороне врага. Но и этот подкуп не превратил компрадоров из врагов России в друзей. Они воздерживаются от бунта, но как ненавидели Россию, так и ненавидят. Проблема в том, что они воспроизводят сами себя, захватив контроль в сфере образования, подготовки и расстановки кадров в экономике и пропаганде.

Либерализм принёс России зависимость от закупок технологий добычи нефти и газа. Сырьевая элита презирает машиностроение. Контролируя сырьё и финансы, она покупает оборудование на Западе, делясь с ним частью национальных ресурсов за допуск к технологиям. И кредиты они берут на Западе. И семьи их там. И компании переведены в их юрисдикцию. Они полагают, что так теснее привяжут к себе элиты Запада — вот, дескать, мы вам не только долю в нефти и газе, но деньгами вашими попользуемся, и машиностроение ваше поддержим, нам своё без надобности.

07_72vNZ8N.jpg

Предположения, что они таким образом купили себе агентов влияния, рухнули, как сказочный сон, под отрезвляющим ветром первых санкций. Запад легко выбросил своих вчерашних партнёров, как они о себе думали. Они для Запада не партнёры, а папуасы, которые за стеклянные бусы покажут, где лежит золото.

Либерализм поставил Россию в зависимость от поставок оборудования в военно-космическую отрасль. Это уже так серьёзно, как отдать ключи от наших ракетных шахт в Пентагон. Зависимость сокращается, но она стала так велика, что пока избавиться от неё не удаётся. Тем не менее наши корпорации и ключевые банки почему-то по уши завязли в схемах прокачки денег через США. Что наши предприятия ВПК делают в США? Что они держат в офшорах? Зачем им это? Как в этом участвуют наши системообразующие банки? Как мы недавно узнали, в Роскосмосе воруют поистине с космическим размахом, и не только деньги, но и комплектующие покупаются у главного противника. Причём так давно, что за это время не только импортозамещение, но и с нуля построить всю космическую отрасль при желании можно было.

Но пока гром санкций не грянул, никто не перекрестился. Ракеты на двойных технологиях из США и комплектующих из Китая — это вам не гражданский авиалайнер Суперджет, состоящий на 80% из западных комплектующих. Это уже не глупость — это измена. И как бы ни пытался сейчас Минпромторг выйти из этой ловушки, либеральная финансовая модель России не позволяет быстро сманеврировать ресурсами. Это порезать заводы на металлолом в «святые» 90-е было легко. Построить новые на уничтоженной технической и кадровой базе так же быстро не получится. В бюджете, формируемом в рамках либеральной парадигмы, денег на это в нужном объёме не будет никогда. Это когда у нас нефтяники с газовиками финансово страдают, им на помощь всё государство приходит. Машиностроителям так в жизни не повезло.

Самое унизительное, что всё это либералы делают со страной, первой в мире полетевшей в космос всего через 12 лет после окончания самой страшной войны. То есть тогда были и технологии бурения нефти, и собственная наука, и турбины для ТЭЦ сами делали, и комплектующие для ракет, и в США оборонные заводы не паслись, как бараны на чужом поле.

Но удовольствия должны быть дорогими. Вы не забыли, что у нас вся страна летает на Боингах и Эрбасах? Как такое случилось в крупнейшей когда-то авиастроительной державе? Как сейчас покупать запчасти к импортным самолётам, если расчёты в долларах нам в США запретят? Как брать в лизинг новые самолёты? На чём летать в стране будут? У нас страна в шести часовых поясах. Всё самолётостроение либералы успешно убили. Всё, что может сейчас Путин — это административными мерами поддерживать Илы и Тушки, давая им заказы от Минобороны и помогая штучно что-то производить.

Но штучные пассажирские самолёты нерентабельны и всегда проиграют иностранцам, которым просто подарили наш рынок. Причина та же — возможность откатов, коррупция, нежелание морочить себе голову с нашим производством. И все легальные финансовые инструменты для этого существуют. Хотя у нас давно есть авиадвигатели намного более тихие и экономичные, чем на Западе.

 

Газета «Аргументы Недели» годами пишет о горькой судьбе нашего авиадвигателя НК-93, которому нет аналогов в мире и который на всех выставках всегда старательно прячут от Путина где-то в дальних ангарах. Причина проста — он дёшев. Выгоднее ставить на Суперджет полностью импортные изделия. Новый авиалайнер стал прачечной по отмыванию колоссальных бюджетных денег. Наши самолёты, уже готовые к производству, намеренно зарезали. Схема проста: деньги из бюджета — контракт с иностранцами — платёж — откат. Минимум лиц, максимум выгоды. Свой банк, как свой врач и свой адвокат, всегда под рукой. Путь от бюджета до офшора самый короткий. Что теперь будет с Суперджетом — неизвестно. Так как там львиную долю комплектующих несут французы, логично для Суперждета после нового пакета санкций ждать судьбы Мистралей. Или как минимум перебоев с поставками.

Понятно, что как бы ни были тяжелы для страны издержки американских санкций, российские финансисты просто так власть не отдадут. Они будут изо всех сил доказывать, что их судьба — это судьба России, и их смерть есть смерть России. И потому надо сначала спасать их, а потом Россию. Мы это уже много раз видели и ещё столько же раз увидим.

От введения санкций пострадают наши самые крупные отрасли — нефтянка, газ, авиа‑ и ракетостроение. Наверняка коснётся судостроения. Станки в Китае купить можно, а вот технологию уже нельзя. Китай технологии сам в Америке покупает. Так что ждут нас непростые времена.

В общем-то, поделом. Своё иметь надо, а не ходить по миру с протянутой рукой и стрелять чужие сигареты, просить чужих денег и чужих идей. Понятно, что нашим либералам хоть плюй в глаза — им всё Божья роса, они любую нужду смогут выдать за добродетель. Но мы не можем не видеть — объективный ход событий в виде острой конкурентной борьбы американского капитализма с российским приводит к тому, что в России разрушается кормовая база компрадорской либеральной прозападной буржуазии.

Америка своими санкциями прямо выталкивает Россию даже из колониального периферийного капитализма. Та смесь капитализма и социализма, что возникнет в России в результате американских санкций, будет совершенно другой системой с совершенно другими элитами, у которых ненависть и недоверие ко всему англосаксонскому будет передаваться по наследству через гены. А любовь коллеги к иноземщине будет понята как сигнал «чужой!». Российская новая элита будет остро англо-и американофобской. Всякое действие порождает противодействие. Санкции уничтожат в России либеральную интеллигенцию и либеральную бизнес-элиту. Прежде всего станет размываться либеральная финансовая система.

Как Китай под социалистические лозунги строит капитализм с китайской спецификой, так Россия под либеральные лозунги начнёт строить госкапитализм с большой социалистической составляющей — с российской спецификой. И это не вопрос вкуса, это осознанная необходимость. Иначе просто не выжить. Основы новой системы заложит Владимир Путин в процессе борьбы за исполнение майских указов в условиях острой геополитической напряжённости.

На либеральную риторику власти не стоит обращать никакого внимания — это риторика прикрытия. Обычная дымовая завеса для успокоения тех, кого будут постепенно отстранять от власти и собственности. Хотят этого или нет, Россия уже встала на этот путь и сойти с него не сможет. Крах либерализма в виде его финансовой системы неизбежен, и в ближайшие годы она будет постепенно демонтирована и изменена. Глобальный кризис своими всплесками этому только поможет. Тенденция обозначена и может менять лишь скорость, но не направление. Исходить будут из той реальности, которую нам создадут наши враги.

Ответить

Фотография ddd ddd 14.08 2018

Российская финансовая система, ядром которой была связь с долларом, получила смертельный удар. И вопрос уже не в том, примут санкции такими или смягчат — эти не примут сейчас, примут другие завтра, суть не в этом. Топор подвешен, и он непременно упадёт на головы наших либералов.

а, так это против либералов санкции, а не патриотов?
Чего ж они все наперебой рассказывают путину как они рады что штаты (наградив их санкциями) считают их настоящими патриотами?

Вы на какой помойке нашли этот обзор?
Ответить

Фотография Викинг Викинг 14.08 2018

Санкции уничтожат в России либеральную интеллигенцию и либеральную бизнес-элиту.

Всё гораздо сложнее. Неизбежен раздрай во власти, возможны даже попытки дворцового переворота, поскольку финансовая и экономическая изоляция не устраивает тех силовиков и единороссов, у кого кубышки набиты долларами. Кризис власти наступит накануне следующих президентских выборов, возможно, досрочных.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 14.08 2018

Компрадорский капитализм это сущность нынешнего режима. Он никуда не исчезнет. Глобализм непобедим.

Ответить

Фотография Викинг Викинг 14.08 2018

Вообще-то компрадорскими называются компании, которые работают в какой-либо стране не ради интересов этой страны, а исполняя волю иностранцев. Руководители российских компаний работают на себя, на гос-во (платят налоги) и на акционеров (выплачивают дивиденды, в т.ч. иностранцам). И где тут компрадоров разглядели?

Ответить

Фотография Ученый Ученый 14.08 2018

Я имею в виду экономику ориентированную в бОльшей степени на экспорт и импорт, чем на внутреннее производство и  потребления. После общения с нашими коллегами-леворадикалами я отчасти перенял из фразеологию.

Ответить

Фотография Gundir Gundir 14.08 2018

скажите, Гундир - а если лапти будут приносить больше дохода, чем айти - вы забросите свои серверы?

Чтобы чем то заниматься, в этом надо хоть чуть-чуть понимать. А, я про лапти знаю только то, что они нахрен никому не нужны. Но, в целом Вы правы. нормальный предприниматель должен пытаться вести деятельность в самом прибыльном сегменте, и, отказываться от не прибыльного. Это лучше и для его кошелька, и, для блага всего остального населения

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 15.08 2018

Но, в целом Вы правы. нормальный предприниматель должен пытаться вести деятельность в самом прибыльном сегменте, и, отказываться от не прибыльного

ура, Гундир будет лапти плести!

(если спрос будет)

чур - мне первую пару лаптей фирмы "Gundir & Со" !

Ответить

Фотография Gundir Gundir 15.08 2018

ура, Гундир будет лапти плести!

я для "нормального предпринимателя" слишком ленив и инертен

 

чур - мне первую пару лаптей фирмы "Gundir & Со" !

мы вам накочегарим (ц)

Ответить

Фотография Gundir Gundir 15.08 2018

https://inosmi.ru/po.../242996311.html

 

«Россия избавилась от 84% своих американских долговых обязательств», — гласил июльский заголовок «Си-эн-эн». Глава российского Центробанка Эльвира Набиуллина заявила, что продажи были всего лишь частью «диверсификации структуры валют в целом». Но в случае с долларом США, на который приходится две трети мировых валютных резервов и большая часть международной торговли (за вычетом еврозоны — прим. автора), сброс столь значительного количества долларовых заемных средств выходит далеко за рамки разумной диверсификации.

Поэтому многие комментаторы предположили, что правительство на самом деле защищает себя от будущих экономических атак США. «Похоже, что Россия забеспокоилась из-за санкций и своих возможностей торговать казначейскими облигациями, — сказал один из главных бондовых трейдеров, — потому они и продали».

Тем не менее, российскому Центральному банку нужны доллары, которые он всегда держал в основном в форме высоколиквидных процентных казначейских облигаций США, чтобы стабилизировать рубль посредством рыночных интервенций и помочь своим банкам управлять ликвидностью. Кроме того, президент России Владимир Путин заявил, что «Россия не отвергает доллар» и «не планирует никаких резких шагов». Однако, это не вяжется с заголовками СМИ.

Поэтому мы решили рассмотреть еще одну возможность: заголовки попросту неверны, и Россия и близко не продавала столько облигаций.

Начнем с данных Министерства финансов США о запасах казначейских ценных бумаг. Они действительно показывают падение российского казначейского долга на 81 миллиард долларов (на 84% — прим. автора) — с 96 миллиардов в марте до 15 миллиардов долларов в мае. Другие цифры, однако, говорят о том, что фактически распродажа со стороны России была значительно менее масштабной.

Одним из показателей являются данные министерства финансов, которое отслеживает сделки с долгосрочными казначейскими облигациями между американскими и иностранными компаниями — единственный компонент финансовых активов России, который снизился, начиная с марта. С марта по май эти данные демонстрируют российские продажи в размере лишь 35 миллиардов долларов.

Однако эта цифра, вероятно, несколько занижает данные продаж со стороны России. Москва, возможно, продала некоторые казначейские облигации неамериканским участникам рынка, либо осуществила часть продаж через иностранных финансовых посредников, которые эти данные не фиксируют. Тем не менее, даже если так, то неучтенными остаются казначейские облигации на сумму примерно 46 миллиардов долларов.

По российским данным, отсутствует аналогичная сумма. Центральный банк России сообщает, что в период с марта по май общий объем внешнего долга сократился на 50 миллиардов долларов. Однако с марта укрепление доллара снизило долларовую стоимость недолларовых долговых активов России. По нашим оценкам, это объясняет снижение на семь миллиардов долларов, означая, что фактические продажи казначейских облигаций составляют 43 миллиарда долларов. Это на восемь миллиардов долларов больше, чем показывают американские данные, что, вероятно, отражает примерно соответствующий этой цифре размер российских продаж неамериканским компаниям или продаж через иностранных посредников.

Это оставляет 38 миллиардов долларов в «пропавших» облигациях. Куда они могли деться? Наиболее логичным объяснением является то, что Россия вывезла эти активы за пределы Соединенных Штатов для защиты от захвата властями США.

Двумя наиболее вероятными пунктами назначения могли бы быть Бельгия, где находится банк-депозитарий «Еуроклиар», и Каймановы острова. Поэтому мы рассмотрели данные обеих сторон.

Действительно, в апреле и мае, как показывают цифры, бельгийские запасы казначейских облигаций выросли на 25 миллиардов долларов, в то время как фонды Каймановых островов увеличились на 20 миллиардов долларов. Этой суммы в 45 миллиардов долларов более чем достаточно, чтобы учесть недостающие 38 миллиардов.

Кратко говоря, Россия, похоже, продала только около 45% своих казначейских активов — существенно, но гораздо меньше, чем 84%, о которых сообщают СМИ. 16% по-прежнему зарегистрированы в качестве российских активов в Соединенных Штатах, а остальные 39%, по нашему мнению, скрываются в Бельгии и на Каймановых островах. С ростом американо-российской напряженности не стоит удивляться новым проявлениям в ближайшие месяцы такого рода «офшоринга» по отношению к принадлежащим России казначейским облигациям США.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 16.08 2018

                                          Начало истории

 

Санкционные «поблажки»

Как 60 лет назад Запад ослабил политико-экономическое давление на СССР
  
 

Советская Россия, а потом и СССР изначально находились под экономическими санкциями и другими торговыми ограничениями Запада. Периодически они ослаблялись, а в годы Великой Отечественной войны США, Великобритания и ее доминионы эти меры отменили. Но ненадолго: уже с 1947-го они быстро восстанавливались и поэтапно расширялись. (Такой же тренд наблюдается и сегодня…) Однако в середине августа 1958-го эти санкции – впервые после Второй мировой войны - были существенно ослаблены, и в таком виде ситуация сохранялась почти пять лет.

Если точнее, то с 15 августа 1958 г., – 60 лет тому назад, – страны НАТО в соответствии с решением небезызвестного Координационного комитета НАТО по экспортному контролю (КОКОМ) отменили большинство запретов и ограничений на торговлю и научно-техническое сотрудничество с СССР и его союзниками. Этот «коллективный» шаг был обусловлен не только известными изменениями во внутренней и внешней политике СССР вскоре после Сталина, но и связанными с этими изменениями геополитическими трендами. А также тем, что ограничения, введенные в 1947-1952 гг., не привели к существенному ослаблению экономического и военного потенциала СССР и стран соцлагеря.

Так ли иначе, но 14 августа 1958 г. КОКОМ единогласно принял решение об ослаблении санкций на торговлю и научно-техническое сотрудничество с СССР, с его восточноевропейскими союзниками и КНР.

 

Реестр этих ограничений для СССР сократился почти в полтора раза, с восточноевропейскими странами-союзниками Москвы – почти вдвое, с КНР – более чем на четверть. Причем около 60% «ассортимента» прежних ограничительных мер напрямую касалось поставок в эти страны науко- и техноёмких технологий/товаров оборонного, двойного и гражданского назначения; еще почти 20% - импорта высокотехнологичных товаров из этих подсанкционных стран. Соответственно, в перечень ограничительных мер были включены и капиталовложения в развитие высокотехнологичных отраслей (в этом сегменте ограничения были ослаблены в 1958-м в части проектов по развитию сугубо гражданских отраслей СССР и стран социалистического лагеря). Вместе с тем США подтвердили, что сохраняют экономическое и научно-техническое эмбарго в отношении КНР, КНДР и Северного Вьетнама. Ввиду известной конфронтации Штатов с этими странами в тот период.  

Что касается ретроспективы введенных ранее ограничений, то они проистекали из «Доктрины Трумэна» (март 1947 г.), предусматривавшей, напомним, противодействие СССР по всем направлениям - социально-экономическому развитию, обороноспособности, научно-технологической сфере, внешнеэкономическим связям,    внешней политике. С того времени в США стали вводиться соответствующие запреты и ограничения.

В марте 1948 г. под санкции минторга США в отношении СССР и соцстран Восточной Европы, кроме «титовской» Югославии (не включаемой в список подсанкционных стран), подпали свыше 85% экспортного ассортимента американских материалов и оборудования стратегического и двойного профиля, в т.ч. лицензий на их научно-техническую доводку и производство. В 1949 г. – в канун создания (4 апреля 1949 г.) блока НАТО - эти меры были распространены практически на весь означенный ассортимент, чем одновременно подтверждались меры, определенные принятым ранее, в феврале того же года, новом законе США «Об экспортном контроле» взамен действовавшего с 1940 г.

В том же 1949 г., вскоре после создания НАТО, был учрежден натовский Координационный комитет по экспортному контролю для надзора за поставками товаров СССР и его союзникам (КОКОМ). Продублировав осенью 1949-го все упомянутые выше запреты/ограничения, комитет тогда же предписал их применять другим странам НАТО.

 

Кроме того, комитет этот разработал в отношении советского блока стратегию «Контролируемого технологического отставания», утвержденную в конце 1951-го.

 

Согласно ей «оставшиеся» вне запретов/ограничений изделия среднего и высокого технологических переделов, как и аналогичные разработки, могли поставляться в СССР и просоветские соцстраны не раньше чем через 4 года, а подпадавшие под ограничения – через 5 с половиной лет после их серийного выпуска.

В КОКОМ (существовал в 1949-1994 гг.), напомним, входили все страны альянса, а также Япония и Австралия. При этом не участвующие в НАТО Австрия, Финляндия, Ирландия, Лихтенштейн, Новая Зеландия, Швеция, Швейцария, ЮАР и (высокотехнологично-миниатюрный) Лихтенштейн, наряду с Тайванем и Южной Кореей, взаимодействовали с комитетом в рамках специальной комиссии и в двустороннем режиме. Но именно через последнюю группу стран (за исключением ЮАР, Тайваня и Южной Кореи), т.е. в режиме обоюдного реэкспорта, осуществлялась в конце 1940-х – середине 1950-х основная часть торговли между странами советского блока и КОКОМ. Поскольку западный бизнес вовсе не стремился окончательно терять советский и просоветский рынки, а СССР и его союзники нуждались в современных по тому времени западных технологиях.

Между тем экономико-технологическая блокада СССР со стороны США   в тот же период усиливалась и законом 1951 г. «О контроле над оказанием помощи в целях взаимной обороны» («Закон Бэттла»). Он был подписан президентом США Г. Трумэном 26 октября 1951 г. В документе указывалось, что внешнеторговый курс Штатов «…будет заключаться во введении или продлении эмбарго» всех товаров стратегического назначения в страны, «угрожающие безопасности США». Причем «…никакая военная экономическая или финансовая помощь не будет предоставляться стране, которая не введет подобного рода эмбарго на торговлю с указанными странами».

 

Точнее, Вашингтон распространил на все страны мира блокадный экономический курс против СССР и его союзников. Но и эти меры не возымели должного действия.

 

По американским данным (1956-1957 гг.), экономика СССР и его «сателлитов» испытывала слабое воздействие от торговых ограничений, особенно в гражданских отраслях благодаря реэкспортным операциям и более тесной кооперации со странами-союзниками.

В тот период американские и британские СМИ не единожды отмечали, что в СССР активно развивается, особенно в промышленности, энергетике и транспортной инфраструктуре, собственная научно-технологическая и производственная база. Причем в более тесной кооперации с наиболее развитыми странами СЭВ и Варшавского Договора (ВД) – ГДР, Польшей и Чехословакией, чему способствовала реализуемая с середины 1950-х долгосрочная программа экономической интеграции стран СЭВ-ВД.   Вдобавок росли объёмы реэкспорта между странами советского блока и НАТО через государства и их компании, не участвующие в западных ограничениях на торговлю с СССР и его союзниками.

По тем же оценкам, внешняя политика и риторика послесталинского руководства существенно отличается от последнего сталинского периода. Москва, как отметил в конце августа 1956 г. глава МИД ФРГ (в 1955-61 гг.) Г. фон Брентано, «…демонстрирует готовность СССР и ряда его союзников к диалогу с Западом - это, например, дипломатические отношения СССР с ФРГ с 1955 г.; международные совещания в Женеве по вопросам разоружения, по Берлину, Индокитаю; нормализация отношений между СССР и Югославией, вывод военных баз СССР из Австрии, Финляндии и КНР».

Ввиду этих и смежных факторов, по оценке многих западных аналитиков того времени, эффект западных торговых ограничений на гражданскую экономику СССР минимален. В военной же сфере их воздействие двоякое: с одной стороны, Москва решилась на масштабное сокращение советских вооруженных сил, в том числе ВВС и ВМФ, в середине-второй половине 1950-х, подтверждая незаинтересованность СССР в конфронтации с Западом, что благоприятно сказывается на гражданской экономике страны. Но с другой – СССР располагает собственными оборонными двойными технологиями, чему наилучшее подтверждение – запуски осенью 1957 г. первых двух искусственных спутников Земли и дальнейшее развитие таких программ. В связи с этим ЦРУ отмечало также наличие в тех спутниках британских компонентов электропитания, а они могли быть получены путем реэкспорта в СССР через третьи страны.

 

В целом, как отмечалось в отчете посольства ГДР в СССР своему МИД (май 1958 г.), «западные и югославские дипломаты в Москве считают, что нелишне ослабить внешнее давление на советскую экономику и политику тов. Хрущёва – прежде всего, ввиду его успехов в борьбе со «сталинистами» и «военными ястребами» в советском руководстве…».

 

Поэтому с 15 августа 1958 г. КОКОМ были, например, сокращены на 30-50% упомянутые временные лимиты того же комитета на поставки СССР и его союзникам стратегических и смежных материалов и технологий; расширились квоты на ввоз из советского блока высокотехнологичной продукции; был упрощен контроль над западными инвестициями в гражданские отрасли тех же стран и за продажей им научно-технических/производственных лицензий для гражданских отраслей; упрощался также фрахт грузовых судов стран-членов НАТО для внешнеторговых перевозок стран ВД, СЭВ, КНР и т.п.

0_da3b2_fd197eaa_orig.jpg

В этой связи характерна оценка военной политики Хрущева (на фото с президентом США Д. Эйзенхауэром) российским историком и политологом Алексеем Ракитиным: «…В марте 1956 г. он отменил принятый ранее план строительства в период 1955–65 гг. 14 тыс. новых истребителей (правда, имеются сведения, по которым тот зарубил этот план не в 1956 г., а двумя годами позже). Более того, с 1956 г. началось значительное сокращение ВВС (оно осуществлялось в рамках масштабного сокращения всех Вооружённых Сил СССР на основании постановления Президиума ЦК КПСС от 9 февраля 1956 г.). В том же году из состава советских ВВС на несколько десятилетий (до начала 1970-х включительно) исчезла штурмовая авиация, упразднённая приказом министра обороны СССР Г.К. Жукова (№ 30660 от 29 апреля 1956 г.).

 

Подобные изменения происходили и в ВМФ. Как отмечает аналитик Кайл Мизоками в The National Intеrest (США) 10 августа 2018 г., в «… сентябре 1945 г. Сталин дал указание построить 3 линкора и 7 тяжелых крейсеров, современных по тем временам. Но линкоры водоизмещением в 75 тыс. тонн каждый так и не были построены, а из 7-ми тяжелых крейсеров водоизмещением по 36,5 тыс. тонн строить начали только два (в 1948 г.) — и ни один не спустили на воду (проекты законсервировали в 1954-55 гг.). Хотя СССР в 1980-х принял на вооружение 4 тяжелых крейсера типа «Киров», мечты Сталина о великом красном флоте так и не воплотились в жизнь».

Похоже, эти факторы сыграли едва ли не главную роль в ослаблении торговых санкций/ограничений в отношении СССР и его союзников в 1958 г. Но, как известно, в начале 1960-х взаимоотношения СССР и стран ВД с США и странами НАТО обострились, а в 1962-м едва не разразилась новая мировая война, которая стала бы последней для человечества.

 

Поэтому в 1962-1965 гг. было восстановлено большинство западных ограничений и запретов, что были ослаблены в августе 1958 г.

 

Тем более что с 1964-1965 гг. СССР, его союзники и КНР резко увеличили военно-техническую помощь Северному Вьетнаму (ДРВ) в связи с началом американской агрессии против него, находившегося, повторим, под торговым эмбарго Вашингтона.  

 

              Артем Леонов

Ответить

Фотография Gundir Gundir 17.08 2018

 

Первого августа в Конгресс США поступил законопроект, получивший номер S.3336. Поступил он, правда, уже не первый раз, в августе его внесли уже в переработанном виде. Законопроект S.3336 дважды прошел слушания в Сенате и был отправлен в комитет по международным отношениям – на обсуждение. До его принятия в переработанном виде в любом случае далеко. А может быть, он вообще никогда не будет принят.

Проект внесен сенаторами Линдси Грэмом и Джоном Маккейном – двумя заклятыми друзьями России, которые известны своими жесткими высказываниями и радикальными предложениями в отношении РФ. Но также они известны и тем, что совсем небольшая доля их предложений получает одобрение в Конгрессе. Популярность у двух сенаторов тоже довольно низкая: Линдси Грэм входит в тройку сенаторов с самым низким рейтингом поддержки, а Джон Маккейн, который еще полгода назад находился в худшей десятке, перебрался лишь на 17-е место с конца.

Официально проект называется «Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2018». По сути это многословный комментарий к текущему международному положению, правам и обязанностям США по отношению к союзникам по НАТО, положениям международных договоров по ограничению использования химического оружия и истории обвинений в адрес России. Существенная для российских читателей часть акта заключена в разделе TITLE VI. Именно там содержатся предлагаемые изменения к санкционному режиму в отношении РФ.

Личные, энергетические, финансовые

Секция 235 предлагает ввести стандартный набор санкций (список из секции 224в, запрет на бизнес и въезд, конфискация активов и прочее) в отношении очень широкого круга физических и юридических лиц, «прямо или косвенно вовлеченных в нелегальную и коррупционную деятельность президента России Владимира Путина».

Это смелое предложение, фактически оно требует признать, что президент 12-й экономики мира и ведущей ядерной державы занят нелегальной и коррупционной деятельностью, – и что с этим дальше делать? Мало того, это предложение избыточное – ведь уже приняты положения о санкциях против российских физических и юридических лиц, вовлеченных в «обслуживание интересов российской власти» – определение существенно более широкое, новое определение в него автоматически включается.

При этом в рамках старого определения, которое действует уже больше года, разведка США едва удосужилась переписать список олигархов из Forbes в суперсекретный отчет, а власти включили в реальный санкционный список всего лишь нескольких малозначимых чиновников и четверых бизнесменов – шума было много, но экономического эффекта удивительно мало. Можно предположить, что эта секция введена в проект «для порядка», вряд ли даже его авторы ожидают практической реализации предложения, аналогичное которому уже давно принято и фактически не исполнено.

Сходство с предыдущим раундом поиска зловредных олигархов добавляет секция 623. В ней руководителю разведки предписывается в срок 180 дней (помните?) представить несекретный доклад с секретной частью (помните?) об олигархах и иностранных политиках (помните?), близких к Путину (вроде бы это уже входило в предыдущий запрос год назад, но, видимо, перепечатки статьи из Forbes сенаторам мало) и, буквально, «состоянии и имуществе Владимира Путина». Ну что ж, у руководителя разведки есть отличные источники – на сей раз не Forbes (представитель Forbes официально заявляет, что журнал не может сосчитать активы президента России), но Time, Newsweek, Businessinsider или BBC. Подождав полгода, можно перепечатать любую из их статей на тему – с тем же эффектом, что и в прошлый раз.

Секция 236 предлагает вводить стандартные санкции против любого юридического или физического лица, которое через 180 дней после принятия поправок будет инвестировать в энергетический проект, контролируемый государственной или квазигосударственной компанией из России, сумму более $250 млн. $250 млн – существенная сумма для институционального инвестора. Такой порог выводит из-под удара покупателей акций энергетических проектов на открытом рынке.

Для финансирования крупного проекта $250 млн крайне мало. Средняя цена значительного проекта в энергетике приближается к $7–8 млрд. Если этот пункт будет принят и начнет исполняться всерьез, то России придется расстаться с мыслью, что ее проекты, инициируемые компаниями типа «Газпрома», «Роснефти» или «Лукойла», – от газопроводов (включая «Северный поток – 2») в Европе до добычи в Африке или Венесуэле, – получат финансирование из источников в развитом мире. И если месторождения в Венесуэле не такая большая проблема, то достройка «Северного потока – 2» напрямую зависит от участия и софинансирования со стороны западных партнеров.

Принятие секции 236 нанесет существенный удар по взаимодействию России и Европы в энергетической области, – удар, к которому Европа вряд ли сейчас готова. Как правило, в такой ситуации законопроект, который планируется к принятию, сразу включает в себя возможность сделать исключение, например по решению президента США. Но секция 236 не предполагает исключений, и это делает ее непроходной.

Секция 237 предполагает введение санкций против всякого, кто будет коммерчески способствовать разработке, развитию и модернизации новых (но не старых) месторождений нефти (но не газа) на территории РФ. Оговорка про новые месторождения выводит из-под удара подавляющее большинство материковых месторождений классической нефти в России: границы месторождений крайне расплывчаты, и практически вся новая разведка сосредоточена на старых месторождениях.

Основная новая разведка приходится на сланцевую нефть, шельф и глубокое море. Но эти проекты уже находятся под американскими санкциями. Тут стоит заметить, что соблюдают эти (старые) санкции далеко не все компании: в частности, Statoil ведет совместные проекты на Доманиковой свите – сланцевом месторождении, расположенном вдоль Уральских гор. Так что даже если секция 237 будет принята, большого ущерба по сравнению со старыми санкциями от этого России не будет. 

Секция 238 требует запрета на проведение американскими гражданами и компаниями любых операций с новым (но не старым) российским государственным долгом. Это старая идея, которая уже пару раз была отклонена. Но даже если она будет принята, то в ближайшие 5–7 лет ущерб для России от нее будет невелик: Россия, обладая полутриллионом валютных резервов и последовательно наращивая их, вряд ли будет стремиться к серьезному увеличению своего валютного долга.

Внутренний же долг она вряд ли будет стремиться продавать именно инвесторам из США – у нее и среди резидентов хватает покупателей, а инвесторы из Европы и развивающихся стран пока продолжают покупать рублевые долги России.

В секции есть и вторая часть – та самая, которая вызывает сегодня столько панических вопросов у российских резидентов на тему «а можно ли еще держать доллары в Сбербанке?». Текст законопроекта уполномочивает президента США блокировать любые транзакции банков из приведенного списка (семь госбанков, поправки готовились так небрежно, что Внешэкономбанк стоит в списке одновременно на первом и на восьмом месте, а «Открытие» в список не попало), если эти транзакции оперируют с собственностью указанных финансовых институтов, расположенной на территории США или управляемой или контролируемой американским лицом (то же относится к «коммерческому интересу» от этой собственности, проще говоря – к доходам).

У меня нет сведений о собственности этих банков на территории США или об управлении американцами. Но очевидно, что депозиты в долларах клиентов указанных банков не являются собственностью банков, не расположены в США и не контролируются американцами. В этом смысле закрытие прямых корреспондентских счетов означенных банков в американских банках (перевод в европейские) будет максимальным (и, скорее всего, избыточным) действием, требуемым для защиты банковских балансов и сбережений их клиентов. Если поправка будет принята, то на это действие у российских банков будет 90 дней – вполне достаточно.

239-я секция требует подвергать санкциям любого, кто сотрудничает с компаниями или лицами, ответственными за кибератаки. Слово «Россия» в секции не упомянуто; никакой новизны это не несет, санкции против пособников кибертеррористов введены давно; почему она внесена, не очень понятно.

Посты и бюджеты

В целом предлагаемые поправки отлично вписываются в традицию антироссийских санкций – они грозны с первого взгляда, мало на что влияют, если прочитать внимательно, структурированы так, чтобы избежать потенциального коммерческого ущерба для американцев, и скорее должны наносить моральный, чем материальный ущерб России.

К таким же (моральным) относится и секция 701, которая предлагает проверить, не является ли Россия спонсором терроризма. За спрос денег не берут, признание России террористическим государством – мера настолько жесткая, что на нее в США никто не пойдет, но звучит красиво. 

Большой вопрос, будут ли приняты эти поправки. Документ явно писался не для этого и вообще не про санкции. Вся суть документа начинается с секции 704.

Секция 704 предлагает создать Объединенный национальный центр реагирования на гибридные угрозы России. Центр – это бюджеты, люди, поставщики и подрядчики, удобные начальственные кресла для отставных сенаторов и еще много-много полезного. За создание такого центра стоит побороться – и спасибо России за повод.

Секция 705 еще более прозрачна – в ней предлагается выделить $250 млн Фонду противодействия российскому влиянию. Распределять эти средства, видимо, придется госсекретарю Майку Помпео и администратору USAID Марку Грину. Дело это опасное – год назад $100 млн были выделены этому Фонду, но обязанные их распределить тогдашние госсекретарь Рекс Тиллерсон и администратор USAID Вейд Воррен вскоре были уволены.

Следующие секции – от 706-й до 710-й – требуют от соответствующих органов власти США блокировать действия России в Интерполе, обязать соцсети уничтожать российский пропагандистский контент, подготовить подробный отчет о взаимодействии России с террористическими организациями и Ираном в Сирии (параллельно Россия на уровне поправок в акт обвиняется в геноциде и других нарушениях международных норм во время сирийской кампании – создание такого отчета может стать платформой для существенного изменения характера действий США в Сирии).

Фактически предлагаемый законопроект преследует две цели: перераспределить больше бюджетных денег (на защиту американских выборов от российской угрозы уже выделены миллиарды долларов, на помощь друзьям вне Америки в борьбе с российским влиянием – сотни миллионов, но деньги кончаются) и обеспечить США базу для дальнейшего усиления изоляции России на международной арене. Экономические санкции являются частью ритуала – бесполезной и безобидной, по крайней мере в той форме, в которой они, скорее всего, дойдут до окончательного варианта документа, если он когда-нибудь будет одобрен.

Американцы в очередной раз доказывают, что, даже борясь за мировую справедливость, они прежде всего прагматично думают о своих интересах. После принятия новых санкций катастрофы не будет – скорее всего, в России даже не почувствуют их эффекта. А это значит, что Россия продолжит медленно умирать в жесткой политической и мягкой экономической изоляции – и у нас еще есть немного лет на то, чтобы смеяться над американскими потугами «поставить Россию на колени»

https://carnegie.ru/commentary/77059

Ответить

Фотография Jim Jim 17.08 2018

Популярность у двух сенаторов тоже довольно низкая: Линдси Грэм входит в тройку сенаторов с самым низким рейтингом поддержки

Где-то недавно читал статистику , что из 17 законопроектов, автором которых был Грэм, законом стал только один.

Ответить

Фотография ddd ddd 14.09 2018

Власти США планируют ввести второй, «жесткий» пакет санкций против России из-за использования химического оружия при отравлении Сергея и Юлии Скрипалей в Великобритании, сообщила на слушаниях в Палате представителей помощник госсекретаря Маниша Сингх.

Сингх напомнила, что для предотвращения введения второго пакета санкций Вашингтон требовал от Москвы проверяемые гарантии неприменения отравляющих веществ в будущем. По ее словам, власти России до сих пор этого не сделали.

«В связи с этим мы учитываем ноябрьский крайний срок, абсолютно. Мы планируем ввести вторую волну чрезвычайно жестких санкций в рамках закона о контроле над химическим и биологическим оружием и запрете его применения», — сказала Сингх.

Первый пакет санкций был введен в конце августа. Он предусматривал запрет поставок продукции двойного назначения.
«Жесткий» пакет санкций, который может быть введен в ноябре в случае отказа России от сотрудничества, по данным СМИ, может включать в себя запрет на полеты «Аэрофлота» в США, запрет российского импорта, запрет на поставки в Россию американских товаров или полный разрыв дипломатических отношений.
Ответить

Фотография Gundir Gundir 14.09 2018

запрет российского импорта

это шо значит?

Ответить