←  Российская империя

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Февральская революция. Последний февраль и...

Фотография shutoff shutoff 03.02 2020

Дать заработок (доставить на фабрики и заводы сырье и топливо) для пролетариата Петрограда и Москвы и накормить население

двух названных центров - в настоящий момент - значит предотвратить неизбежность катастрофически надвигающейся опасности для всей страны и лишить сплотившиеся ныне оппозиционные и революционные силы возможности воздействовать на массы

 

 Спасибо ув-й г-н stan за публикацию этой докладной записки начальника Полицейского департамента РИ, которая была

отправлена Николаю 2 на рубеже января и февраля 1917 г. Глубокий и точный анализ сложившегося тогда положения и "основной надвигающейся опасности для общества и государства в возможности и сплочения ныне оппозиционных и революционных сил" для воздействия их на массы.

 

 Г-да ddd и Gundir до сих пор не понимают почему у нас из-за действий таких как они политических деятелей-либералов произошёл 1917 г. и продолжают ёрничать. Вспомнят, когда их необольшевики посадят на кукан и стране без пролития моря крови уж тогда невозможно будет помочь, да и останется-ли она?... Дождутся...

 

 Я хотел у них спросить, а помнят-ли они с чего начался

1917 г., его т.н. "февральская революция"? Не либералы-ли вместе с генералами из высшего командования во время ПМВ сместили нашего почти святого Императора 103 года назад в это время? Ради чего? Свободы и демократии? Неужели они думают, что победа Советов (точнее - союза левых эсеров, большевиков и анархистов-коммунистов) была возможна при нём? Неужели они, как их т.н. "украинские" собратья из Рады,  так уверены в своём интеллектуальном "величии"? Лично я вижу только ёрничество не по делу, попытки стараться выделить себя из толпы собравшихся на нашем форуме...

 

 Нет в них ни глубины интеллектуального анализа, ни видения ситуации в ясном свете во всей стране, ни достоверной информации о положении в мире (верят всяким английским фейкам). Даже такой авантюрный политик как Ленин, несмотря на студень к этому времени в его мозгах, и в этом их превосходит, а Л. Троцкий - полностью кроет...

 

 Ответ-те себе - к чему ведёт эта Ваша пропаганда скрытая под критику Путина? Чего Вы сможете ей добиться даже в самых сокровенных Ваших мечтах? Я вижу в ней лишь попытку устроить в стране раздрай через двоевластие, но другого полюса власти в стране не вижу даже в зачатке, даже в проекте... Сплошное бла-бла всяких психически неустойчивых личностей склонных к манифестациям и протестам на улицах, дракам с полицией их охраняющей и не желающих дать нам возможности даже посмотреть вперёд...

 

 Г-н ddd, Вы желаете чтобы их защищая меня и таких как я 

полицейские таких даже тронуть не могли? Чтобы эти протестующие против "азиатского деспотизма" и за "европейство" были такими-же неприкасаемые для полиции как и на "незалежной"?

Ответить

Фотография Alxan Alxan 02.11 2020

Разоблачаем коммунистические мифы, которыми они подменили историю.

 

f5ecc1a0395c.jpg

 

Февральская революция началась со стихийного, никем не управляемого, солдатского бунта.

 

 

Последняя ставка

25-26 февраля

 

Развязка близилась. Не делать попыток для подавления беспорядков было для властей теперь совершенно немыслимо. Это значило окончательно и без возврата сложить оружие и стать перед совершившимся фактом поражения существующего строя. Власти должны были, не медля ни часа, найти и пустить в дело надлежащую военную или полицейскую часть. Колебания и промедления были явно и буквально подобны смерти. Момент был, решающий судьбу векового царизма… Какая именно часть расстреливала на Невском манифестацию вечером 25 февраля, я не знаю до сих пор. Но так или иначе властям удалось перейти в наступление. Это был поворотный пункт событий, вступивших в новую фазу.
Если бы сил для наступления хватило, если бы удалось терроризировать безоружное и все еще распыленное население и разогнать его по домам, движение могло быть так же (хотя бы и ненадолго) ликвидировано, как раньше десятки раз ликвидировались беспорядки. 
 
На другой день, в воскресенье, 26 февраля, на улицах висели, а также валялись сорванными и скомканными новые прокламации генерала Хабалова. Расписываясь в них всенародно в своем бессилии и указывая, что его прежние предупреждения не повели ни к чему, он снова угрожал "решительными" мерами и "применением оружия" против "беспорядков" и "скоплений". Этот день, действительно, прошел под знаком решительных мер и применения оружия. Последняя отчаянная попытка была предпринята. 
День прошел в последней схватке, среди звона оружия и порохового дыма. Вечер показал, что игра проиграна, к вечеру карта была бита.
 
Небольшой отряд конной полиции имел директиву разогнать толпу, скопившуюся на Екатерининском канале; ради безопасности городовые стали стрелять в нее с противоположной набережной, через канал. В это время на Екатерининском канале по набережной, занятой толпой, проходил посланный куда-то отряд павловцев – четвертая рота, вся или часть ее. И здесь произошел исторический факт, знаменовавший перелом событий, открывший новые перспективы движения. Видя картину расстрела безоружных, видя раненых, падающих около них, находясь сами в районе обстрела, павловцы открыли огонь через канал по городовым.
Это был первый случай открытого массового столкновения между вооруженными отрядами.
Никаких сомнений ведь ни для кого быть не могло; ни о какой конечной победе революции не могло быть речи без победы над армией, без перехода армии – активно или пассивно, но непременно в большей своей части – на сторону революционного народа. И Павловский полк положил этому начало вечером 26 февраля.
События сразу вышли на новый путь, предвещавший победу. Восстание полка в общей обстановке последних дней означало почти наверняка битую карту царизма.
Дело, начатое павловцами вслед за волынцами и литовцами, продолжали измайловцы. К часу дня на стороне народа насчитывали уже 25 тысяч человек петербургского гарнизона. Восставшие полки направились к Государственной думе, часть же революционных отрядов войск вместе с народом пошла к «Крестам» и Предварилке освобождать политических заключенных.
Государственная дума, остававшаяся доселе явно за бортом народного движения, получила не только значение его территориального, но и видимость его политического центра. Общественные верхи в лице Государственной думы не шли к революции. Революция так или иначе пошла к ним.
 
Сомнений ни у кого в Петербурге быть уже не могло: царские власти никак не могли повлиять на ход событий. Вероятно, в эти часы и они поняли, что борьба с революцией может быть теперь только одна: безотлагательная сделка с буржуазией и «общественными кругами».
Несомненно, с другой стороны, и то, что и думско-буржуазные верховоды из «Прогрессивного блока» удесятерили свои старания по части «представлений», «давлений» и соглашений с остатками былого величия царизма. Эти группы продолжали упорствовать в своем отказе не только примкнуть к революциям, не только попытаться стать во главе ее, но и подписаться под ней как совершившимся фактом. Это сомнению не подлежит. И это уже было внехода событий. И это не могло ровно ничего изменить в них.
Было поздно.
На сцену выступал иной фактор событий, которого не было до сих пор: полномочная организация всей демократии революционного Петербурга — организация, приспособленная для боевых действий, освященная славными традициями и готовая взять дело революции, свое дело в свои руки.
Это был Совет рабочих депутатов.
 
(из "Записки о революции", Николай Суханов)

 

Прошу обратить внимание на даты.
Никакого отречения Николая II еще не было, как не было и Временного правительства.
И, как видим, буржуазия ни революции, ни какого-либо дворцового переворота не совершала.

 

27 февраля, вечер
 
Все попытки направить войска на усмирение Петербурга были бесплодны. Поход Иуды Иванова и других генералов кончился позорным провалом. Все «верные» части сохраняли свою верность и слушались начальников только до вокзалов, а затем немедленно переходили на сторону революции, и начальники слушались их.
 
Что произошло за это время в сфере «высокой политики»?
 
Родзянко уже довольно давно и вполне благополучно вернулся из своей экскурсии, предпринятой в целях «последних предупреждений», в целях последних попыток составить «единый фронт» царизма и буржуазии против народной революции. Но Родзянко, во всяком случае, опоздал.
За эти часы стало ясно, что тактика одоления революции «единым фронтом» с силами царизма уже стала, пожалуй, более рискованной, чем тактика одоления демократии путем попытки использовать и обуздать революцию, «присоединившись» к ней и «став во главе ее»…
Бесплодная экскурсия Родзянки в связи с тем, что происходило в двух шагах от его кабинета, в Совете рабочих депутатов, сдвинула наконец каменную Магометову гору и поставила ребром вопрос о перемене тактики. Родзянко после совещания с думским комитетом заперся в своем кабинете (соседнем с нами) и просил дать ему несколько минут на размышление…
Было около полуночи.
Из кабинета Родзянки в комнату вошел Милюков. Увидев нашу группу, он прямо направился к нашему столу. У него был торжественный вид и сдерживаемая улыбка на губах.
- Состоялось решение, - сказал он, — мы берем власть…
 
Непрерывная работа всего государственного механизма полным ходом при таких условиях была гарантирована: переворот не будет задавлен голодом и разрухой. Легкая и безболезненная ликвидация старого строя на всем необъятном пространстве страны была несомненна. Попытки сорвать переворот со стороны плутократии, фронтовых генералов и всех наличных сил царизма были заведомо обречены на неудачу.
Но перед демократией теперь возникала новая задача, новая программа действий, новая линия поведения: не допустить, чтобы совершенный переворот лег в основу буржуазной диктатуры, и обеспечить, чтобы он стал исходной точкой действительного торжества демократии. 
Здесь завязывался узел всей политики первого революционного правительства и намечалась его линия поведения по отношению к демократии, воплощенной в Совете рабочих депутатов.
 
(из "Записки о революции", Николай Суханов)

Почему и зачем Петроградский Совет отдал власть буржуазии?
Почему и зачем буржуазия эту власть взяла?
И на каких условиях?
 
 
1 марта.
 
Исполнительный Комитет собрался в одиннадцатом часу почти в полном составе.
Обстоятельства во избежание провала революции, в целях закрепления победы над царизмом и установления необходимого режима политической свободы заставляли победивший народ передать власть в руки своих врагов, в руки цензовой буржуазии. 
Надо было поставить цензовую власть в такие условия, в которых она была бы ручной, была бы неспособна повернуть вспять революцию и обратить свое классовое оружие, использовать свое положение против демократии и рабочего класса. 
 
Три условия: декларация полной политической свободы, амнистия и немедленные меры к созыву Учредительного собрания — представлялись мне абсолютно необходимыми, но вместе с тем исчерпывающими задачами демократии при передаче правительственных функций в руки цензовой буржуазии.
 
Часу в шестом было возобновлено заседание комитета.
Было постановлено: в министерство Милюкова представителей демократии не посылать и участия их в нем не требовать.
Выдвинутые мною три требования от правительства были развиты и дополнены. 
В развитие пункта о политических свободах был предложен и принят пункт о распространении всех завоеванных гражданских прав на солдат, которые вне строя должны быть переведены на гражданское подозрение. Борьба за армию сильно облегчилась для демократии благодаря этому, специально выговоренному условию, и благодаря ему армия несравненно более быстро и безболезненно перевила в руки Совета.
Другой стороной того же дела, развитием и гарантией пункта о свободах было требование уничтожения полиции и замены ее народной милицией, не подчиненной центральной власти.
В развитие требования Учредительного собрания и народовластия были выставлены и утверждены, во-первых, возможно скорые и максимально демократические выборы в городские и сельские муниципалитеты; а во-вторых, после интенсивных поисков надлежащей формулировки было решено требовать, чтобы правительство «не предпринимало никаких шагов, предрешающих будущую форму правления», с тем чтобы Учредительное собрание свободно решило вопрос о республике или монархии.
Наконец, как мера гарантии, Исполнительным Комитетом было выставлено техническое требование невыхода из Петербурга и неразоружения воинских частей, принимавших участие в перевороте.
Последний пункт — о личном составе правительства — был решен без всяких затруднений. Было решено не вмешиваться в это дело и предоставить буржуазии как угодно формировать министерство.
Обсуждение было закончено. Все эти решения Исполнительного Комитета было необходимо провести через Совет.
В Совет отправился для доклада Стеклов...
В начале первого часа мы собрались в преддверии думского комитета. 
Нас пригласили в комнату заседаний думского комитета.
Милюков требовал от нас декларации, в которой было бы указано, что данное правительство образовалось по соглашению с Советом рабочих депутатов: «постольку» это правительство должно быть признано законным в глазах народных масс и заслуживать доверия их; главное же он требовал, чтобы в этой декларации был призыв к доверию офицерству и к признанию солдатами командного состава.
Милюков отлично ориентировался в положении дел. Он понимал, что без соглашения с Советом рабочих депутатов никакое правительство не может ни возникнуть, ни существовать. Он понимал, что в полной власти Исполнительного Комитета дать власть цензовому правительству или не дать ее. Он видел, где находится реальная сила, с которой неизбежно быть в контакте; видел, в чьих руках находятся средства обеспечить для новой власти и необходимые условия работы, и самое ее существование. Милюков видел, что он принимает власть не из рук царскосельского монарха, как он хотел и на что рассчитывал в течение всего последнего десятилетия, а принимает власть из рук победившего революционного народа. Как хорошо он понимал это и какое значение придавал этому факту, видно хотя бы из его настоятельных просьб о том, чтобы наши декларации были напечатаны и расклеены вместе по возможности на одном листе, одна под другой... 
 
(из "Записки о революции", Николай Суханов)
 
Как видим, отречение Николая II от престола уже ничего не значило.
Никакой власти император на момент отречения, 2 марта, уже не имел.
Отречение Николая II и манифест Михаила, с отказом принятия власти и закреплением в манифесте уже решенных революцией вопросов власти, всего лишь юридическое закрепление уже фактически сложившейся политической ситуации.
 
В середине дня кто-то принес в Исполнительный Комитет текст отречения Николая II… Документ этот ранним утром привезли из Пскова Шульгин и Гучков, ездившие за отречением от имени Временного комитета Государственной думы.
Конечно, последний манифест Николая не произвел в Исполнительном Комитете никакого впечатления. Посмеялись кем-то переданному сообщению, что Николай перед отречением "назначил" Г. Е. Львова премьер-министром. Ужасно предусмотрительно со стороны мудрого и попечительного монарха! Ужасно тонко со стороны инспирировавших его дипломатов буржуазии!..
Мы посмеялись над наивным анахронизмом в тексте последнего манифеста, но не уделили ни малейшего внимания самому факту отречения. Для всех нас было очевидно: этот факт ныне, 3 марта, не вносит решительно ничего нового в общую конъюнктуру. Революция идет своим ходом, и новая комбинация сил складывается вне всякой зависимости от воли и образа действий каких-либо Романовых. Никаких Романовых 3 сего марта нет, как уже не было их ни вчера, 2-го, ни даже позавчера, 1-го, как их не будет никогда впредь. Низложение Николая само собой разумелось до такой степени, что в эти дни никто из нас не заботился о практическом и формальном осуществлении этого акта. Никакие усилия, никакая дипломатия, никакие козни правого крыла тут ничего не могли изменить ни на йоту. Тут было все ясно с манифестом, так же как и без него.
Акт об отречении, полученный в Исполнительном Комитете, не стал ни предметом серьезного внимания, ни тем более предметом официального обсуждения. Это был никчемный клочок бумаги, имевший для нас разве беллетристический, но никак не политический интерес.
 
(из "Записки о революции", Николай Суханов)
 
Все для России складывалось благополучно. Революция победила без  Гражданской войны, без кровопролития. И все российское общество, все его слои, в основном, приняли революцию. Даже царь согласился, приняв как неизбежное.
И никакой сколь-нибудь существенной контрреволюционной силы, способной задушить революцию, не наблюдается.
 
Одно НО...
 
Но тогда еще не была доставлена вражеским государством "чумная бацилла" в Россию из Швейцарии в опломбированном вагоне. 
 
А зачем вражескому государству это было нужно?
 
Немецкое правительство имело свои виды на русских радикалов. Война зашла в тупик, и немцы поняли наконец, что единственный шанс ее выиграть — это разобщить вражеский союз, предпочтительно выведя из войны Россию.
Потерпев поражение в попытке вывести Россию из войны в 1915 году военными средствами, Германия предпринимала теперь политические шаги, обращая себе на пользу межпартийную борьбу в революционной России. Временное правительство всецело и преданно поддерживало союзников: его лояльность наводила некоторых лиц в Германии на мысль, что февральская революция была организована Великобританией.
Единственная возможность отделить Россию от Четверного согласия состояла поэтому в поддержке радикальных экстремистов, которые выступали против «империалистической» войны и желали ее превращения в гражданскую, — иными словами, надеяться можно было только на Циммервальдско-Кинтальских левых, признанным лидером которых был Ленин. Возвратясь в Россию, Ленин мог создать бесконечные трудности Временному правительству, разжигая классовую ненависть, играя на чувстве усталости народа от войны или даже пытаясь захватить власть.
 
Русская революция, Ричард Пайпс

 

 

А "чумная бацилла" при победе Русской революции навсегда лишалась даже ничтожной надежды на какую-либо свою власть и политическое влияние.

 

Ответить

Фотография Пугач Пугач 02.03 2021

Сегодня 104 годовщина отречения Николая II от престола Российской Империи. 

 

2 (15) марта 1917 года.

 

 

 

%D0%9E%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%


Сообщение отредактировал Пугач: 02.03.2021 - 22:41 PM
Ответить

Фотография Ученый Ученый 12.03 2021

Не либералы-ли вместе с генералами из высшего командования во время ПМВ сместили нашего почти святого Императора 103 года назад в это время? Ради чего? Свободы и демократии?

Главной причиной низложения Николая 2 был неудачный ход войны. Не только либералы, которые в военном деле не очень разбирались, но даже военные и англичане (имеющие репутацию умных людей) полагали, что после революции русская армия будет успешней воевать.

Ответить

Фотография ddd ddd 12.03 2022

«Получить деньги, оставленные разными лицами на братской могиле»
Каких жертв потребовала «бескровная» смена власти

 

61K12 мин....

105 лет назад, 5 марта 1917 года, в Петрограде была образована Комиссия по устройству похорон жертв Февральской революции. В ее задачи входил учет всех погибших и раненых, а также организация скорбного торжества в новом стиле. Но выбор Дворцовой площади в качестве места захоронения вызвал ожесточенные споры в обществе и трения между Петросоветом и Временным правительством. А многие последующие действия похоронной комиссии носили очень странный характер.
 

KOG_122121_00002_2_t222_212628.jpg

«Ряд ораторов произнес прочувствованные речи, посвященные героям восстания против тирании»

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк»

«Пристрелены на Неве своими конвоирами»

«Чистосердечное признание — верный срок». Эту мудрость из арсенала отечественных криминальных элементов многие годы применяли участники Февральской революции, утверждая, что революция эта была мирной и почти бескровной. Так, в десятую годовщину свержения императорской власти один из активнейших участников этих событий — В. И. Чарнолуский, входивший в 1917 году в ЦК Трудовой народно-социалистической партии,— вспоминал о событиях в Петрограде:
 

«По всему городу солдаты и граждане производили массовые аресты, начиная с министров, сановников и генералов, и кончая рядовыми жандармами и городовыми. Свозили их во дворец (Таврический, часть которого отдали под содержание таких арестованных.— "История") непрерывными вереницами, но не было ни грабежей, ни насилий. Мне известен лишь один единственный случай, когда доставленные во дворец семеро (если не ошибаюсь) полицейских, не принятые за полным неимением свободных тюремных помещений, были пристрелены на Неве своими конвоирами».
 

Не писать об этом расстреле Чарнолуский попросту не мог, ведь спущенные под лед тела не унесло в море, и они всплыли в мае 1917 года. Этот шокирующий эпизод и десять лет спустя был слишком памятен современникам, так что отрицать его не имело никакого смысла.
 

Скрыть истинные масштабы произошедших тогда убийств и ранений было гораздо проще.
 

Тела погибших в феврале–марте 1917 года доставляли в покойницкие больниц, церкви и часовни. А раненых привозили в многочисленные в Петрограде лечебные учреждения как частные, так и различных ведомств и воинских частей. Так что полной и сколько-нибудь точной статистики не существовало, и причастные к учету городские или общероссийские организации публиковали отличавшиеся в разы цифры. Что позволяло объявлять любые сведения об убитых, раненых и покалеченных приблизительными и преувеличенными.
 

Казалось бы, навести порядок в этом разнобое должна была комиссия по организации похорон жертв революции, созданная по решению Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов 5 марта 1917 года. В отчете об этом его заседании говорилось:
 

«Первым обсуждался вопрос о похоронах жертв революции. Ряд ораторов произнес прочувствованные речи, посвященные героям восстания против тирании. Решено устроить 10 марта похороны жертв революции. Местом погребения их избрана Дворцовая площадь, как то место, где пали жертвы 9 января 1905 г., как символ крушения того места, где сидела гидра дома Романовых. Решено ознаменовать эти гражданские похороны всеобщей забастовкой. Для устройства и планомерного проведения похорон конструирована похоронная комиссия».
 

Однако точный учет жертв революции сразу же отошел на второй план, поскольку немедленно возникли ожесточенные споры о правильности выбора места торжественного погребения, и комиссия оказалась в их эпицентре.


KOG_124272_00002_2_t222_212536.jpg

«Дворцовую же площадь поковыряли, но, кажется, бросят»

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк»

«Могут быть заложены взрывчатые вещества»

Инициаторами выбора Дворцовой площади в качестве места для братской могилы стала группа из четырех архитекторов и скульпторов, которые жаждали всемирной славы. Ведь монумент на главной площади столицы страны прославил бы их на века. Вечером того же дня, 5 марта 1917 года, еще до публикации решения Петросовета, эти представители Общества архитекторов-художников объявили о своей победе собравшимся для обсуждения текущей ситуации видным питерским деятелям искусств.
 

«Мне,— записал в дневнике художник А. Н. Бенуа,— с ясностью представились вообще те испытания, которые ожидают "обновляющуюся Россию". Отовсюду теперь вылезут такие же дилетанты-демагоги. Ведь успела та же четверка предложить где-то услуги по устройству торжественного погребения "жертв революции". Она даже выбрала и самое для того подходящее место: площадь перед Зимним дворцом!
 

Под видом борьбы за свободу, за "коллективное начало" и пуская в ход всякие новые для них же лозунги, они пролезут до нужных им вершин, и станут эти Репетиловы и Хлестаковы оттуда только мешать людям более компетентным делать настоящее дело».
 

Компетентные люди опасались, что новое сооружение разрушит целостность ансамбля Дворцовой площади. Не исключалось и то, что наэлектризованные во время торжественных похорон массы народа начнут громить главный символ прежней власти — Зимний дворец — и уничтожат бесценные произведения искусства. 6 марта 1917 года Бенуа писал:
 

«Является и опасность, как бы стотысячная толпа, которую привлечет погребальное шествие, под влиянием каких-либо шалых демагогов не ринулась бы на самый дворец и заодно на Эрмитаж! Экстренно мной вызванный Горький согласился сам съездить в Совет рабочих депутатов урезонивать "товарищей". Он предложит им площадь Казанского собора, которая была ознаменована столько раз революционными выступлениями и среди которой когда-то уже стоял памятник в виде обелиска. Нечто подобное можно было бы соорудить и теперь».
 

Опасность последствий похорон на Дворцовой площади осознавали не только деятели культуры, но и представители политических партий. В тот же день в Петросовет было передано по телефону сообщение уполномоченного этого органа, видного большевика В. Д. Бонч-Бруевича, в котором говорилось:

«Великосветская старушка предупреждает, что под Дворцовой площадью имеются погреба, в которых могут быть заложены взрывчатые вещества, а затем во время похорон может быть взорвана площадь вместе с народом».

Была ли на самом деле старушка и существовали ли погреба, особого значения не имело.
 

Руководители Петросовета, встретив сопротивление, что называется, закусили удила, и на Дворцовой площади началась подготовка к рытью братской могилы.
 

Однако вопросом озаботилось и Временное правительство, которое собиралось использовать Зимний дворец для собственных нужд. Его, в частности, рассматривали в качестве места проведения Учредительного собрания, которому предстояло решить судьбу государственного устройства России. И устраивать возле дворца место, где имели бы возможность собрать массовые митинги представители любых политических сил, якобы ввиду скорби по погибшим, было крайне непредусмотрительно.
 

Временное правительство объявило, что из-за большого количества коммуникаций, проложенных под Дворцовой площадью, устройство там захоронения нецелесообразно. Но Петросовет стоял на своем и приступил к тому, что его противники называли «уродливым копанием могил в центре города». Однако осуществлению этого замысла мешала еще и погода. Поэтесса и общественный деятель З. Н. Гиппиус 7 марта 1917 года констатировала:

«Дворцовую же площадь поковыряли, но, кажется, бросят: трудно ковырять мерзлую, замощенную землю; да еще под ней, всякие трубы... остроумно!».
 

В тот же день в Петрограде было распространено объявление:

«Комиссия по устройству похорон жертв революции извещает граждан, что, вследствие целого ряда технического характера осложнений, похороны, назначенные на 10-е марта, переносятся на другое число. О дне похорон будет объявлено особо».
 


KOG_122160_00002_2_t222_212559.jpg

«Все желающие принять участие в процессии должны для этого организоваться в стройные колонны»

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк»

«Там немало и городовых»

Помимо выбора места для братской могилы еще более важным осложнением «технического характера» стало обстоятельство, о котором Гиппиус писала в дневнике:

«Офицеров и вообще настоящих "жертв" (отсюда и оттуда) родственники давно схоронили».
 

Но формальным поводом для переноса даты похорон стало желание делегаций из многих городов России принять участие в траурных мероприятиях. Правда, возникли и новые осложнения. К примеру, внешний вид делегатов от киевского гарнизона — трех солдат — оказался таким, что членам похоронной комиссии пришлось срочно выискивать для них новые комплекты обмундирования и нижнего белья.
 

Ко всему прочему, в комиссию потоком пошли письма от семей, чьи родные пропали в дни революции без вести, с просьбами об установлении их судьбы. Приходили и прошения об увековечении памяти уже похороненных.

«Всепокорно прошу,— писала В. Ларионова,— Комиссию по организации похорон жертв революции не отказать в просьбе убитой горем матери внести в список жертв имя моей погибшей дочери Евгении Ларионовой, павшей от руки конного городового на Посадской ул. 24 февраля.

Ее кровь пролилась первой для освобождения родины.

Прошу покорно не отказать мне хоть в этом утешении».
 

Семьи погибших просили и о материальной помощи. Но с этим возникало еще больше проблем, чем с включением в список жертв, создание которого хотя бы намечалось. 7 марта 1917 года по инициативе гражданина Л. Гуревича был создан Фонд памяти борцов за свободу. Но жертвовали в него очень и очень немного.
 

За всеми этими делами комиссия не стала заниматься оценкой общего количества убитых и пострадавших во время революции. Она просто разослала в больницы, госпитали и лазареты запросы о том, кто поступал к ним в те дни, привозили ли их живыми или уже мертвыми, и запросила списки убитых, умерших и раненых. А главной задачей стал выбор кандидатов для почетного захоронения из тех, кого еще не успели похоронить.
 

«Там немало и городовых»,— иронизировала Гиппиус. Поэтому в первую очередь решили избавиться от тел, которые невозможно было опознать. 13 марта 1917 года похоронная комиссия от имени исполкома Петросовета распорядилась:

«Исполнительный Комитет Совета Рабочих и Солдатских Депутатов настоящим разрешает и поручает Николаевскому Военному Госпиталю похоронить за счет Временного Правительства неопознанные трупы, находящиеся в сарае Ник. Воен. Госпиталя».
 

Вслед за этим начался отбор тел тех, кого сочли достойным почетного захоронения. Позднее писали, что едва ли не каждую кандидатуру обсуждали на собраниях по месту прижизненной работы или службы. Но вряд ли это было так, ведь среди намеченных к почетному захоронению было немало тех, кого все же не опознали.
 

В списках, присланных лечебными учреждениями, числилось в общей сложности 624 убитых, раненых и умерших от ран. Но в итоге решили похоронить по 46 усопших в четырех братских могилах. Примечательно, что об остальных еще не упокоенных в документах комиссии никаких упоминаний не было.
 

«К 17-му числу Комиссия,— говорилось в ее отчете,— окончила свою подготовительную работу».

22 марта 1917 года газеты опубликовали церемониал Национальных похорон жертв революции:

«1. Место похорон и братской могилы — Марсово поле.

2. День похорон 23 марта».
 

В этот же день, 22 марта, члены похоронной комиссии лихорадочно пытались добыть нужное для обеспечения похорон количество гужевого транспорта — колясок и линеек. А вскоре их начали волновать совсем другие, вполне естественные для чиновников вопросы.


KOG_124220_00002_2_t222_212452.jpg

«Гробы как-то потеряли свой смысл "ларцов успокоения", символ примиряющего конца. Алый цвет сообщал им особую живучесть или гальванизованность»

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк»

«Вызвать фирмы в Комиссию похорон»

«Море голов,— рассказывали "Известия" в репортаже с похорон.— Над толпой развеваются черные знамена траура и гордо реют красные знамена борьбы. Их много без конца. И какие надписи: "Вечная память борцам за свободу", "Гордитесь, братья, павшие за свободу. Свободная Россия не позабудет вас"».
 

На необычное прежде на траурных церемониях сочетание цветов обратил внимание и художник А. Н. Бенуа:

«Самым жутким моментом был тот, когда появились (на Кадетской линии) вслед за черными знаменами первые два гроба, обтянутые ярко-красным сукном. В этом сразу сказался, и с особенной отчетливостью, новый дух времени, разрыв с самым закоренелым обычаем (я не ожидал от соотечественников, что они так дерзко порвут со священными ритуалами смерти), сказалось и что-то злое, вызывающее. Гробы как-то потеряли свой смысл "ларцов успокоения", символ примиряющего конца. Алый цвет сообщал им особую живучесть или гальванизованность. Красивая такая лодочка, двигавшаяся над массой обступавших ее рабочих, казалась каким-то "ведущим обездоленных куда-то на бой".
 

Совершенный Брейгель! (особенно его "Триумф смерти"),— вот что напоминало зрелище на Марсовом поле».
 

После похорон деятельность организовывавшей их комиссии, казалось бы, должна была закончиться. В особенности после того, как 24 марта 1917 года был опубликован ее отчет о проделанной работе — о трудном приготовлении могил в мерзлой земле, изготовлении значительного количества цинковых гробов и прочих сложностях, которые удалось преодолеть.
 

Но Петросовет набирал все большую силу, и положения, которое давала работа в одном из его органов, никто из членов комиссии, судя по всему, терять не хотел. Первым делом они занялись поиском финансирования.

Уже на второй день после похорон, 25 марта 1917 года, был нащупан источник регулярных финансовых поступлений. Члены комиссии направили в исполком срочное предложение:

«Члены Комиссии по устройству похорон настаивают перед Исполн. Ком., чтобы он незамедлительно сделал предложение всем кинематографическим фирмам, делавшим съемку похорон жертв революции, об отчислении в пользу С. Р. и С. Д. не менее 25% дохода с ленты похорон.

Срочность предложения вызвана тем, что ленты уже демонстрируются сегодня.

Вызвать фирмы можно в Комиссию похорон».
 

Кроме того, сердобольные граждане и в день похорон, и позднее бросали на братские могилы деньги — комиссия решила, что может сама найти им наилучшее применение. И 3 апреля 1917 года в исполкоме Петросовета был получен необходимый мандат:

«Исполнительный Комитет Совета Рабочих и Солдатских Депутатов поручает предъявителю сего члену секретариата Александру ГОРИНУ получить и доставить в Исполнительный Комитет деньги, оставленные разными лицами на братской могиле (Марсово поле). Милицию и воинских чинов Исполнительный Комитет просит оказать товарищу ГОРИНУ полное содействие».
 

Но чем же решили заниматься члены комиссии? Они сочли важным делом создание музея венков и знамен с похорон. После траурной церемонии их складировали в одном из помещений Таврического дворца и начали требовать предоставления для нового музея обширного помещения. 10 апреля 1917 года они писали в исполком Петросовета:

«Обратив внимание на Цирк Модерн на Каменноостровском проспекте, мы нашли это здание весьма подходящим».
 

Еще одно задачей стало обустройство братских могил на Марсовом поле. Но, судя по документам комиссии, ее деятельность сводилась к подписанию требований на материалы, необходимые для этого. А в июне 1917 года председатель исполкома Петросовета Н. С. Чхеидзе получил сообщение, в котором говорилось:

«Дорогая могила жертв революции на Марсовом поле продолжает оставаться в безотрадном состоянии».
 

Помимо прочего, члены комиссии вроде бы взяли на себя заботу о живых жертвах революции — о раненых.
7 апреля 1917 года они переслали в исполком Петросовета письмо сестры милосердия О. М. Фрейденберг, просто и бесхитростно добавив к нему свои подписи:

«Позволяю себе,— писала она,— обратить внимание Совета Рабочих и Солдатских Депутатов на крайне тяжелое положение, в каком находятся жертвы Революции солдаты, раненые 27–28-го Февраля и в Марте сего года.

Они размещены во всех больницах и лазаретах, уходом пользуются очень плохим, обращение с ними иногда возмутительное, иногда только равнодушное».

Но добавлением подписей дело и кончилось. При всем том комиссия просуществовала до сентября 1917 года. Точное общее число жертв так и осталось неизвестным. По данным регистрационного бюро Всероссийского союза городов, опубликованным в марте 1917 года, в ходе революции 266 человек было убито, 995 ранено, 279 заболело, 64 пропали без вести.
 

Но много позже, когда Февральскую революцию перестали называть мирной и бескровной, эти цифры были поставлены под сомнение. Так, группа исследователей Санкт-Петербургского университета МВД России во главе с профессором В. П. Сидоренко выяснила, что в феврале–марте 1917 года пострадало значительно больше полицейских, чем считалось прежде. Не 19 убитых и 48 раненых, по данным регистрационного бюро, а от 30 до 40 убитых и около 100 раненых.
 

Опровергались и другие цифры, опубликованные Союзом городов. К примеру, профессор А. Б. Николаев установил, что только по одному Таврическому району Петрограда в те дни было зарегистрировано раненых и больных 2421, что значительно превышает цифры по всему городу.
 

Но были и люди, считавшие, что жертвы Февральской революции были не только в Петрограде и не только в феврале и марте 1917 года. Мудрейший отечественный писатель М. М. Пришвин считал долгую и кровавую Первую мировую войну прологом Февральской революции и 5 марта 1917 года записал в дневнике:

«Война вся эта была, как революция, и жертвы ее — жертвы революции. Не будь войны, не было бы и революции...».

Евгений Жирнов
www.kommersant.ru/doc/5251882

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 20.03 2022

foto_1..jpg

 

148838492717895669.jpg

 

1917d.jpg

 

1917_2_500_ZHenskaya_manifestaCiya_v_Pet

Ответить