←  Вторая Мировая Война

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Сломавшие хребет Зверю

Фотография stan4420 stan4420 12.12 2018

«Четверых убила прикладом»: как 20-летняя крымчанка уничтожила взвод нацистов 

 

Потрясающая история крымчанки, дравшейся за Родину так, что немцы теряли волю сопротивляться.

Обнаружив место побоища и увидев разбросанные тела мёртвых немецких солдат, командование вермахта, скорее всего, приняло событие за «внезапную атаку превосходящих сил противника». Конечно, ведь разом погиб почти целый взвод опытных фронтовиков, включая офицера: некоторые солдаты были попросту изрешечены огнём в упор, а четверых немцев и вовсе забили насмерть в рукопашной ударами автоматного приклада.

920146ac1f45c9bff023dc933a4b12ec.jpg

Германские генералы в полном составе наверняка сошли бы с ума, узнай они правду: отряд нацистов прикончила… 20-летняя раненая и контуженая девушка, санитарный инструктор — уроженка крымского села Новый Чуваш Мария Байда.

 

«Хочу убивать немцев»

Маша родилась 1 февраля 1922 года, окончила неполную среднюю школу в Джанкое, в дальнейшем работала в колхозе, больнице и сельском кооперативе. С первых же дней войны она вступила добровольцем в истребительный батальон: окончив курсы, стала медицинской сестрой.

В декабре 1941 года подала рапорт с просьбой перевести её в разведку на линию обороны Севастополя. Своё решение объяснила элементарно: «Я хочу убивать немцев».

Умирали молодые, в расцвете сил: им бы ещё жить да жить, трудиться для счастья!» В разведку девушку приняли без сомнений. Маша Байда (в звании старшего сержанта) ходила через линию фронта охотиться за «языками»: удавалось ей это вполне неплохо. Однажды Маша захватила обер-ефрейтора вермахта, тащила его на себе в тыл, тот отчаянно сопротивлялся, поднял шум: немцы обстреляли группу, один из разведчиков погиб. Марию наказали трёхдневным арестом на гауптвахте.

Уже будучи на пенсии, Мария Карповна рассказывала: «Я видела столько крови и страданий, что просто у меня окаменело сердце. Не могла забыть разрушенные хаты, убитых детей, стариков и женщин. На поле боя на моих глазах гибли люди.

 

Однако уже через 2 часа её вызвали в штаб: пленный отказывался говорить. Завидев Машу, он поразился: его, здорового мужика, взяла в плен молодая девчонка! Немец раскис, потерял самообладание и рассказал всё. Гауптвахту отменили, а Байде объявили благодарность.

Патронов было в обрез, но разведчицу это не смущало: если становилось нечем стрелять, Маша вылезала из окопа, забирала у мёртвых гитлеровцев оружие и возвращалась назад. Когда Байда в очередной раз отстёгивала подсумок с патронами у убитого немца, рядом разорвалась граната: девушка получила ранение осколками в голову и правую руку, была контужена, потеряла сознание.

7 июня 1942 года немцы двинулись на штурм Севастополя, и Мария вместе со своей разведротой приняла участие в отражении атаки.

 

Она пришла в себя уже вечером, когда было темно. Немцы к тому времени успели прорвать оборону на нескольких участках, остатки разведроты (девять человек, в основном раненые) были взяты в плен: солдаты вермахта как раз просматривали документы красноармейцев, собираясь уводить их с собой.

Всех из одного автомата

Маша приняла своё решение без колебаний, молниеносно: поняв, что все нацисты стоят кучно, в одном и том же месте, она рывком подняла с земли немецкий автомат, быстро прицелилась и открыла огонь.

Большинство немцев удалось застать врасплох: человек десять были убиты или тяжело ранены на месте. Раненые бойцы тут же напали на гитлеровцев и вступили с ними в рукопашную. Как только в автомате кончились патроны, Маша, схватив оружие обеими руками, словно дубину, обрушилась на врагов со звериной яростью.

Красноармейцы, свидетельствуя о её подвиге, впоследствии рассказывали: на их глазах девушка проломила череп немецкому офицеру несколькими ударами приклада, затем что есть силы ударила по голове следующего нациста. Не забудем, что Маша Байда была серьёзно ранена и контужена, но это не помешало ей расправиться с врагами за считаные секунды.

А ведь на момент подвига Маше исполнилось всего лишь 20 лет, и девушкой она была хоть и физически развитой, но всё же абсолютно не напоминающей телосложением Шварценеггера. Хорошо зная тропинку через минные поля, старший сержант вывела раненых красноармейцев в расположение своих частей.

Всё было кончено буквально в мгновение ока. Бойцы подсчитали трупы убитых и обалдели: Мария отправила на тот свет 15 немецких солдат и одного офицера, четверых забив до смерти (!) в рукопашной.

 

Плен, лагерь, гестапо

Толком не залечив ранение, неустрашимая Маша вернулась на передовую, вскоре была ранена ещё раз (!) и уже тогда угодила в госпиталь на Инкерманских штольнях. Вдобавок воспалились прежние раны, начали сильно кровоточить. Находясь на больничной койке, Мария Карповна узнала: 20 июня 1942 года президиум Верховного Совета СССР присвоил ей звание Героя Советского Союза.

Часть группы Байды отступила в скалы южнее Казачьей бухты: там красноармейцы укрывались ещё почти две недели, тщетно ожидая подкрепления. К сожалению, оно так и не прибыло. 12 июля 1942 года Мария Байда была (в шестой раз) тяжело ранена и в бессознательном состоянии захвачена в плен. Начались долгие скитания и мытарства: сначала её отвезли в Бахчисарайский концлагерь, потом — в лагерь под город Славуту.

Не завершив лечение, Маша опять сбежала на фронт и включилась в оборону. Увы, воевать храброй девушке оставалось недолго. 1 июля в ходе массированного штурма немцы ворвались в Севастополь.

 

Там девушка вступила в подпольную ячейку, распространяла листовки о победах советских войск и планировала побег, но кто-то выдал подпольщиков.

Командира ячейки Ксению Каренину казнили, а Машу Байду отправили на Западную Украину, в Ровно, и далее уже — в Австрию, под Зальцбург. 

Неугомонная девушка опять вошла в состав подпольной группы узников, собиравшейся поднять в концлагере восстание. В январе 1945 года Марию Карповну арестовали и посадили в камеру гестапо.

Она находилась в заключении 4 месяца, её избивали, держали в ледяном карцере. 8 мая 1945 года узников освободили американские войска: Мария к тому времени заболела туберкулёзом и не могла самостоятельно ходить. После краткого лечения через полгода Маша вернулась домой.

Скромная героиня

Пребывание в плену поставило 23-летнюю девушку на грань инвалидности. Требовать что-то от государства, скандалить, обивать пороги было не в её характере, хотя такое право она как орденоносец имела.

Ещё шесть месяцев ушло на восстановление здоровья: к счастью, помогло проживание у моря. В мае 1946 года Маша пошла работать простой официанткой в чайную Джанкоя. И лишь осенью 1947 года, выражаясь тогдашними фразами, «награда нашла героя»: Марии Карповне Байде наконец-то вручили орден Ленина и медаль «Золотая Звезда».

Эта красивая девушка, в одиночку уничтожившая почти два десятка матёрых немецких военных, всегда в дальнейшем вела себя очень скромно и без хвастовства.

В 1961 году Мария переехала в Севастополь (именно за этот город она храбро дралась, не жалея крови) и 25 лет подряд проработала заведующей городским ЗАГСом.

По собственному признанию, за это время Герой Советского Союза зарегистрировала 60 000 (!) браков и выдала 70 000 свидетельств о рождении.

О своём потрясающем подвиге она рассказывала журналистам редко, если только очень уж упрашивали. 30 августа 2002 года в возрасте 80 лет Мария Карповна Байда умерла. Она была похоронена на кладбище Коммунаров в Севастополе. Сейчас её имя носит севастопольский парк.

Хочется сказать, что «есть женщины в русских селеньях», пусть это и жутко банально. Но ведь чистая правда.

 

Георгий Зотов

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 21.02 2019

В двух словах: генерал Карбышев

 

чтобы было поменьше хихикающих на эту тему...

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 16.03 2019

Крылатая фортуна Кожедуба

kozhedub.jpg

Иван Кожедуб родился в деревне Ображеевка Сумского уезда в бедной крестьянской семье – шестым и последним. Отец его, церковный староста, слыл незаурядным человеком, эдаким сельским интеллигентом.

 

Разрываясь между фабричными заработками и крестьянским трудом, находил в себе силы читать книги и даже сочинять стихи. Был чрезвычайно религиозен, обладал тонким, взыскательным умом, настойчиво воспитывал в детях трудолюбие, упорство, исполнительность. Неудивительно, что к шести годам последыш Ваня уже много читал. И пронёс затем любовь к печатному слову через всю жизнь. После семилетки энергичный парнишка поступает на рабфак Шосткинского химико-технологического техникума. В ту же пору начинает заниматься в аэроклубе. («Небо, конечно, меня манило, как и всякого мальчишку, но форма лётная привлекала не меньше. И лишь когда взлетел впервые на полторы тысячи метров над землёй, понял: вот это моё до скончания веку!», - вспоминал он).

1940-й год. Кожедуб принят в Чугуевское военное авиационное училище лётчиков. Добротно изучил УТ-2, УТИ-4, И-16. Его поэтому и оставили инструктором при училище. («И летал я, сынок, до одури много. Было бы можно, кажется, не вылезал бы из самолёта. Сама техника пилотирования, шлифовка фигур доставляли ни с чем не сравнимую радость. И вот эту радость мне удавалось передавать таким как сам пацанам. Когда ты любишь дело, легко той любовью и делиться. Плохо было в другом: командование училища вцепилось в меня мёртвой хваткой и долго не отпускало на фронт» - «Вы, разумеется, писали рапорты?» - «Раз пятнадцать или того больше писал. А толку?»).

Лишь в марте 1943 года Кожедуб попадает на Воронежский фронт. («Первый воздушный бой мог стать моим и последним. Мессершмитт-109 пушечной очередью едва ли не ополовинил мой Ла-5. Бронеспинка спасла от зажигательного снаряда. Так на обратном пути ещё и наши зенитчики по ошибке влепили по мне два снаряда. Самолёт-то я посадил, но восстановлению он уже не подлежал. Какое-то время приходилось летать на «остатках» - машинах из серии «на тебе, Боже, что мне не гоже». И только к лету 43-го в судьбе моей наметилось хоть какое-то просветление: присвоили младшего лейтенанта, назначили на должность замкомэски. Как сейчас помню: 6 июля над Курской дугой, во время сорокового боевого вылета я завалил свой первый немецкий самолёт-бомбардировщик Ю-87. Как говорится, лиха беда – начало. На следующий день сбил второй, а через два дня - сразу два истребителя Bf-109 истребил. О том, что мне присвоили звание Героя Советского Союза я узнал, кстати, из твоей, из нашей «Красной звезды». До сих пор храню тот номер от 5 февраля 1944 года»).

kozhedub-1.jpgВторой медали «Золотая Звезда» Кожедуб был удостоен 19 августа 1944 года за 256 боевых вылетов и 48 сбитых самолётов противника. А третью звезду Героя получил 18 августа 1945 года.

(«Иван Никитович, мне не даёт покоя вопрос: почему немецкие асы на порядок больше сбивали самолётов, чем наши?» - «Для начала тебе анекдот. Василий Иванович возвращается из Англии, как Остап Бендер, шикарно одет и весь в золотых побрякушках. Петька интересуется: откуда добра столько? «Понимаешь, Петька, сели мы там играть в карты. Время их - на стол, а мне говорят: джентльмены карты не показывают. И тут мне, Петька, как попёрло». Главное: нам победы засчитывались исключительно по ФКП (фотокинопулемёт - М.З.), а немцам – по личному докладу. Меня сколько раз ребята донимали: «Никитыч, ты же «мессера» завалил, мы все видели, как он загорелся!» А я им: ну и что? Вдруг до своих дотянет. Нет, братцы, вот когда он в землю-то носом тюкнет, тогда я счёт свой и пополню»).

 

Кожедуб полагал: главное для пилота подбить первых три самолёта, а потом он уже становится для противника неуязвим. Наверное, и тут присутствовала некая мистика.

 

Кожедуб, впрочем, никогда её и не отрицал, полагая лётное дело неким особым человеческим промыслом. На этой почве, между прочим, он очень тесно сошёлся с Владимиром Высоцким.

 

***

…Вторая война Кожедуба – корейская – достойна отдельного рассказа. И по правде говоря, я больше всего Ивана Никитовича о ней-то и расспрашивал, по молодости самодовольно полагая, что о первой – Великой Отечественной – всё знаю. Только вот удивительное дело: балагуристый по природе человек, даже в некотором смысле потешник, он всегда напряжённо, с какой-то внутренней опаской, так для него не характерной, отвечал на мои расспросы. Однажды я ему напрямик сказал: зря, мол, вы, товарищ генерал-полковник, так перестраховываетесь – всё ведь давным-давно о той войне известно. («Конечно, шило в мешке таить сложно. Только ты заметь: распространяются о корейской войне отнюдь не те, кто тюкал самолёты янки – все эти «бэшки» и «фешки» (В-26, В-29, F-80 и F-84 – М.З.). Оно и понятно. Мы ведь все давали подписку о неразглашении»). И лишь после ветров, так называемых перестройки и гласности Иван Никитович стал потихоньку делиться своими корейскими приключениями. От него я впервые узнал о героической и трагической охоте за «Сейбром». У меня в дневниках эта эпопея записана на шести страница. Здесь приведу лишь несколько выдержек из рассказа Кожедуба: «Мы долгое время держали инициативу в воздухе. Даже бытовало такое название – «Аллея МиГов» – воздушное пространство, куда самолёты ООН вообще не рисковали залетать. Но потом появились американские «сейбры» – F-86 и круто изменили картину войны в воздухе. Да что там говорить: по некоторым параметрам они просто превосходили наши МиГ-15. «Сейбр» требовалось изучить для того, чтобы найти наиболее эффективные способы борьбы с ним. Но как ты достанешь такой трофей? Мы подобьём F-86, но пилот уводит его в Корейский залив и там катапультируется. А в море американцы были хозяевами полными. Ну и служба спасения у них действовала просто превосходно. Наши же специалисты не могли даже помышлять о том, чтобы достать упавший в море истребитель. Те же, которые падали на землю, для изучения были непригодны – хлам один. И ты же ещё учти, что мы обязаны были вести все воздушные переговоры только на китайском языке. В тактическом классе – ещё куда ни шло. А поднимешься в небо и вся китайская грамота улетучивается. И как налаживать взаимодействие? Выход из ситуации для нас «нашли» в высоких московских кабинетах: принудите, мол, «Сейбр» к посадке. Это легко, сынок, сказать. Его и сбить-то - запаришься, а уж принудительно посадить – просто невероятно. Но приказ есть приказ. Пришлось и мне издать по своей 324-й истребительной дивизии свой приказ за номером 043: добыть «Сейбр». Была даже создана специальная группа для такой цели – все старания оказались безуспешными. И всё-таки мои соколы в итоге раздобыли аж два «Сейбра»! Один мне показали в тине, в иле. Мы его отмыли и отправили в Москву. Тут в чём вся проблема заключалась? На F-86 был впервые установлен противоперегрузочный костюм, который сильно интересовал нашу авиапромышленность. Но, когда мы «Сейбры» сбивали, их летчики выпрыгивали вместе с костюм и шлангом со штуцером. Сам автомат давления, – главное во всем этом деле, – естественно, разбивался вместе с истребителем. Чтобы добыть автомат, нужен был живой самолет. И мы его добыли».

 

Во время войны в Корее в период с апреля 1951 по январь 1952 года пилоты 324-й истребительной авиационной дивизией под командованием Ивана Кожедуба одержали 216 воздушных побед, потеряв всего 27 машин (9 пилотов погибло). 

 

(«Иван Никитович, только честно: сами-то вы летали в небе над Кореей?» - «А как же не летать! Как только мой замполит Петухов - в Москву – я в кабину МиГа. Он хороший мужик и жили мы с ним душа в душу. Но был приставлен ко мне вышестоящим командованием, чтобы я, значит, не своевольничал. Оно, конечно, правильно. Ты представь себе скандал: вдруг бы америкосы сбили трижды героя. Но ты этого не пиши, не надо…»).

 

 

***

 

«…Да, Михаил, был я фартовый малый. Везло мне по жизни – святая правда. Скольким смертям в глаза смотрел, а они меня вблизи разглядывали. Однажды в горящем самолёте в штопор свалился. За несколько метров от земли сумел сбить пламя и выйти из штопора. Ей-богу, мне тогда показалось, словно земля родная меня вытолкала обратно в небо!»

Грешен, думаю сейчас: а ведь Ивану Никитовичу и со смертью-то повезло. Он не увидел распада своей Отчизны – великого Советского Союза, трижды Героем которого был по праву.

 

Михаил Захарчук

 

 

Полностью статья - с эпизодами про жену и про В. Высоцкого - здесь:  http://www.stoletie....zheduba_158.htm


Сообщение отредактировал stan4420: 16.03.2019 - 01:42 AM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 10.05 2019

На фото 8 человек, которые уничтожили 20 полных эскадрилий Люфтваффе Германии

 

Групповой портрет летчиков-асов советской истребительной и штурмовой авиации. 

194866_800.jpg

1-й ряд слева направо: Дважды Герой Советского Союза летчик-истребитель Дмитрий Борисович Глинка (около 300 боевых вылетов и 50 лично сбитых самолетов противника), Трижды Герой Советского Союза летчик-истребитель Иван Никитович Кожедуб (лучший ас союзников периода Второй Мировой войны, 330 боевых вылетов и 62 лично сбитых самолета противника), Дважды Герой Советского Союза летчик-истребитель Павел Яковлевич Головачев (385 боевых вылетов и 26 лично сбитых самолётов противника).

2-й ряд слева направо: Дважды Герой Советского Союза летчик-истребитель Виталий Иванович Попков (325 боевых вылетов и 41 сбитый самолет противника лично и 1 в группе), Дважды Герой Советского Союза летчик-истребитель Андрей Егорович Боровых (475 боевых вылетов и 32 сбитых самолетов противника лично и 14 в группе).

3-й ряд слева направо: Дважды Герой Советского Союза летчик-штурмовик Александр Николаевич Ефимов (222 боевых вылета, 1 сбитый самолет противника лично и 6 в группе, в ходе штурмовок разбил и сжег 9 эшелонов, 47 танков, 28 самолетов и много другой техники противника), Дважды Герой Советского Союза летчик-штурмовик Анатолий Константинович Недбайло (219 боевых вылетов, 5 сбитых самолётов противника лично, в ходе штурмовок уничтожил 17 самолетов, сжёг 30 автомашин, 16 танков и САУ, разбил десять железнодорожных вагонов, подавил 11 зенитных установок и 6 артиллерийских батарей), Дважды Герой Советского Союза летчик-штурмовик Василий Ильич Мыхлик (188 боевых вылетов, нанёс противнику большой урон в живой силе и технике).

 

 

voenved


Сообщение отредактировал stan4420: 10.05.2019 - 02:06 AM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 Сегодня, 01:04 AM

Победы Владимира Лавриненкова

К 100-летию со дня рождения выдающегося аса Великой Отечественной
 
  
bez-podpisi.jpg

Владимир Дмитриевич Лавриненков прошёл путь от лётчика до командира славного 9-го гвардейского авиационного полка, от рядового до генерал-полковника авиации, дважды Героя Советского Союза.

Он родился 17 мая 1919 года в деревне Птахино Смоленского уезда Смоленской губернии в семье крестьянина. По характеру отважный и решительный, честолюбивый, хорошо сложенный, с выразительными ясными глазами, он встретил войну сержантом, пилотом-инструктором Черниговского авиаучилища, куда был направлен в январе 1941 года сразу после окончания в «золотом» выпуске Чугуевского военного училища летчиков.

Участник Великой Отечественной войны с ноября 1941 года. Свой первый боевой вылет Лавриненков совершил на устаревшем И-15 бис, безуспешно пытаясь перехватить Хе-111. На той же машине провел первый бой с «мессерами», чудом приземлив свой изрешеченный биплан на одно оставшееся колесо...

 

Весной 1942 года, переучившись на Як-1, в составе 763-го истребительного авиационного полка (ИАП) он участвовал в боях под Ельцом, где одержал первую победу, решительно контратаковав пару Ме-109.

 

Через несколько дней в тяжелейшем бою с шестеркой Ме-110 он отчаянно уворачивался на вираже от смертоносных очередей «мессеров». Отвага и мастерство напарника Петра Тильченко внесли победный перелом в безнадежную, казалось, схватку. Уйдя на вертикаль, Тильченко снайперски атаковал вставших в вираж Ме-110 и сбил 2 машины.

В конце августа их пару (П.Г. Тильченко имел тогда 11 побед, а Лавриненков — 6) перевели в 4-й ИАП, летчики которого в то время были вооружены истребителями Як-7Б. Вскоре полк, пополненный людьми и перевооруженный на Як-7Б, был направлен на Сталинградский фронт. 25 августа 1942 года отважный младший лейтенант Петр Тильченко погиб. Владимир тяжело переживал потерю друга.

Всего за три месяца боев в составе 4-го ИАП Лавриненков стал ведущим, а затем и командиром звена, одержал 3 победы... В конце октября командир полка А. Морозов объявил, что Амет-Хан, Борисов и Лавриненков откомандировываются в 9-й гвардейский ИАП. После перевооружения на Як-1 полк приступил к боевой работе с аэродромов Зеты и Трудолюбие. С этим полком была связана вся дальнейшая ратная судьба Лавриненкова. С ним он прошел путь от Сталинграда до Берлина.

С 10 по 31 декабря 1942 года старшина Лавриненков провел 21 боевой вылет, в 9 воздушных боях лично сбил 3 самолета противника. В одном из декабрьских вылетов в паре с Екатериной Будановой он подбил Хе-111, но стрелок вражеского бомбардировщика «стеганул» очередью по правому крылу его «яка», сорвав часть обшивки. С большим риском Лавриненкову удалось приземлиться. Это был последний вылет, из которого он привез серьезные боевые повреждения.

Заметим, что с начала 1942 года и до конца войны Лавриненков воевал на машинах с бортовым номером 17. Суеверный, как многие летчики, он считал этот номер, совпадавший с числом дня его рождения, счастливым для себя.

В феврале 1943 года гвардии подполковник Л. Шестаков подписал представление замкомэска 9-го гвардейского ИАП гвардии мл. лейтенанта Лавриненкова к званию Героя Советского Союза. К тому времени он провел 322 боевых вылета на И-15 бис, Як-1 и Як-7, в 78 воздушных боях сбил лично 16 и в группе 11 самолетов противника.

В начале августа 1943 года 9-й гвардейский ИАП был выведен в тыловую полосу Южного фронта, на аэродром Зимовники, где был перевооружен, а лётчики полка переучены на американский истребитель «Аэрокобра». К боевой работе лётчики возвратились 17 августа 1943 года. К концу августа на его личном счету было уже 27 сбитых самолётов противника.

 

Можно представить себе ликование гитлеровцев, когда после столкновения 24 августа 1943 года с уже сбитой им «рамой» – разведчиком ФВ-189 Лавриненкова, выпрыгнувшего из «Аэрокобры» с парашютом, ветер отнес к немецким траншеям, и он был пленён.

 

Также понятно и их негодование, когда, усыпив бдительность врага напускной покорностью, он вместе с другим летчиком В. Карюкиным, обманув конвоиров, выпрыгнул ночью из идущего на полной скорости поезда…

Через 36 дней, после боев в составе партизанского объединения им. Чапаева, участия в разгроме отступающих оккупантов и полицаев в селе Хоцки, он вернулся в свой полк.

При побеге из вражеского плена большую помощь Владимиру Лавриненкову и Виктору Карюкину оказал крестьянин с киевщины Иван Степанович Шевченко, который укрыл лётчиков в своей хате и помог им выйти на партизан.

 

/ Генерал-полковник авиации Н.И. Москвителев вспоминает в своей книге «Линия жизни» как в 1967 году В.Д. Лавриненков, занимавший в ту пору пост первого заместителя командующего Киевской армией ПВО А.И. Покрышкина, попросил его, тогда полковника, встретить какого-то деда, пришедшего к армейской проходной и настойчиво просившего о встрече с Лавриненковым.

Николай Иванович вник в просьбу деда, проводил его к генералу и стал свидетелем их сердечной встречи. Владимир Дмитриевич увёз старика – а им оказался И.С. Шевченко – к себе, щедро угостил его, купил ему полный комплект новой одежды.../

 

***

Возвратившегося из плена гвардии старшего лейтенанта В.Д. Лавриненкова 29 сентября 1943 года радушно принял командующий 8-й воздушной армией грозный генерал-лейтенант авиации Т.Т. Хрюкин. Член Военного Советa фронта генерал А.И. Вихров возвратил В.Д. Лавриненкову его Золотую Звезду, все ордена и приказал привести себя в «максимальный порядок». Вскоре он был представлен командующему фронтом – генералу армии Ф.И. Толбухину. Выслушав лётчика, Толбухин приказал адъютанту принести погоны капитана, сам вручил их Лавриненкову, поздравил с возвращением в строй и с новым званием.

Вскоре комэск гвардии капитан Лавриненков одержал свою 28-ю личную победу, сбив Ю-88 над днепровскими плавнями. Пресса Геббельса негодовала: о Лавриненкове рассказывались небылицы, плелись слухи о его коварстве. Эхо той давней ярости отразили страницы книги «Асы Люфтваффе», изданной на Западе.

 

Апологеты Люфтваффе американские авторы Толивер и Констебл в качестве примера боевой ярости и кровожадности русских, рассказывают, что, подбив Ме-109 и увидев, как немецкий летчик, приземливший машину на вынужденную, пытается скрыться, Лавриненков приземлился рядом и, настигнув противника, якобы задушил его.

 

В свое время, узнав об этой «литературной подробности», Владимир Дмитриевич усмехнулся: «Хорошо, хоть не съел».

В октябре 1944 года, после гибели командира 9–го гвардейского ИАП Героя Советского Союза гвардии подполковника А.А. Морозова, сменив назначенного было на эту должность Героя Советского Союза А.Ф. Ковачевича, В.Д. Лавриненков был назначен командиром прославленного полка.

Всего в годы войны командир 9-го гвардейского Краснознамённого Одесского ордена Суворова истребительного авиационного полка гвардии майор В.Д. Лавриненков совершил 488 боевых вылетов на И-15бис, «Яках», «Аэрокобре» и Ла-7, в 134 воздушных боях сбил лично 35 и в группе 11 самолётов противника. 20 самолётов противника он сбил на И-15 бис и «Яках», 15 – на «Аэрокобре».

Среди лично сбитых им самолётов 14 многомоторных машин: 5 Хе-111, 6 Ю-88, 1 Ю-52, 1 Ме-110, 1 ФВ-189.

Заметим, что стоимость двухмоторного бомбардировщика, по данным немецких специалистов, опубликованных в книге «Промышленность Германии в период войны 1939–1945 гг.» (М., 1956), превосходила стоимость истребителя в 6–8 раз.

 

При этом из всех 7 тысяч советских асов менее 300 человек смогли лично сбить 5 и более двухмоторных машин противника, а 10 и более многомоторных машин сумели сбить в воздушных боях лишь 27 наших летчиков-истребителей.

 

Среди них трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин (20 лично сбитых многомоторных); дважды Герой Советского Союза В.Д. Лавриненков и Герой Советского Союза В.Н. Залевский (по 14 лично сбитых многомоторных); Герои Советского Союза Н.А. Козлов и Н.Ф. Краснов (по 13 сбитых многомоторных); дважды Герои: А.В. Алелюхин, Г.А. Речкалов, Б.Ф. Сафонов, Герой Советского Союза Г.А. Григорьев (по 12 лично сбитых многомоторных); Герои Советского Союза – В.И. Афанасьев, Е.П. Дранищев, Н.А. Зеленов, Н.П. Игнатьев, И.П. Лавейкин, К.А. Новиков (11 лично сбитых двухмоторных); дважды Герои Н.Д. Гулаев и П.Я. Головачёв, Герои Советского Союза – Г.С. Балашов, А.Д. Булаев, И.С. Зудилов, А.Ф. Ковачевич, В.Н. Макаров, С.М. Новичков, Д.Е. Оскаленко, И.В. Тимофеенко (по 10 сбитых двухмоторных). Среди 27 выдающихся асов, записавших на свой счёт не менее десяти двухмоторных машин двое – старший лейтенант Б.П. Рогов (погиб в авиакатастрофе, задев колёсами истребителя за бруствер на краю лётного поля 14.09.1944) и И.Е. Федотов (сбит и погиб 7.07.1942), так и не были удостоены звания Героя Советского Союза.

9-й гвардейский ИАП, который В.Д. Лавриненков возглавлял почти год (с октября 1944 по 25 августа 1945 года), входит в число семи результативнейших советских истребительных авиационных полков, уничтоживших в воздушных боях свыше 500 самолётов противника каждый. На счету лётчиков 9-го гвардейского ИАП 507 самолётов противника, сбитых в воздушных боях и 51 самолёт уничтоженный на аэродромах. Среди побед полка почти половину (222) составляют бомбардировщики, транспортные, и разведывательные машины.

 

После войны В.Д. Лавриненков продолжал командовать полком. В 1948 году он окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, а в 1954 — Военную академию Генерального штаба. Летал до 1954 года, освоил Як-17, МиГ-15, МиГ-17. В 1955–1962 гг. – командующий истребительной авиацией армии ПВО.

 

В 1962–1969 – первый зам. командующего 8-й отдельной армией ПВО (г. Киев), командующим армией в то время был А.И. Покрышкин. В 1969–1977 гг. В.Д. Лавриненков – командующий 8-й отдельной армией ПВО – заместитель командующего войсками КВО по войскам ПВО. Генерал-полковник авиации с 1971 года. С 1977 по 1984 годы – начальник штаба — заместитель начальника Гражданской обороны УССР. В 1984 – 1988 гг. — военный консультант Киевской военной академии войсковой ПВО им. маршала А.М. Василевского (с 1986 – Военная академия ПВО Сухопутных войск).

Был женат. Вырастил сына и дочь.

Жил в Киеве. Автор десяти книг: «Мои воздушные бои» (М., 1943); «Сокол-1» (М., 1976);«Возвращение в небо» (М., 1979); «Без войны» (Киев, 1982); «Гражданская оборона СССР на современном этапе» (Киев, 1983); «Дед Василь» (Киев, 1984); «Колокола памяти» (Киев, 1986); «Шпага чести: повесть о полке «Нормандия-Неман» (Киев, 1988); «Военные повести» (Киев, 1989); «Сокол-2» (Киев, 1989). Последние пять книг написаны им совместно с военным журналистом полковником Н.Н. Беловолом.

 

Книга В.Д. Лавриненкова «Возвращение в небо», изданная в Воениздате и выдержавшая несколько изданий, всегда расценивалась знатоками как одно из лучших произведений советской военной мемуаристики.

 

В книге рассказывается о пути крестьянского сына а авиацию, о воздушных боях, которые он, мужая, провёл под Сталинградом и Ростовом, над Крымским полуостровом и Украиной, в небе Восточной Пруссии и Берлина.

В начале 80-х Владимир Дмитриевич тяжело заболел – рак лёгкого. Он проходил курс лечения в Главном военном госпитале им. Бурденко. Его жена Евдокия Петровна заботливо ухаживала за ним. Не забывал аса и Николай Иванович Москвителев, ставший к тому времени командующим авиацией ПВО страны. Он аккуратно и обильно снабжал дважды Героя рекомендованными ему фруктами – гранатами, которые из Ташкента высылали ему лётные армейские начальники. Месяца через три Лавриненков выписался из госпиталя и улетел в Киев.

В последние годы жизни он работал над книгой о своем боевом товарище и однополчанине – дважды Герое Советского Союза Султане Амет-Хане. По военному времени вопросов у Лавриненкова не было, а вот по его испытательной работе в 40-60-е годы их накопилось немало. И вновь на помощь пришёл Н.И. Москвителев. Он связался с начальником Лётно-исследовательского института К.К. Васильченко, тот дал соответствующую команду и, приехав в город Жуковский, В.Д. Лавриненков за несколько дней собрал информацию, нужную для книги.

Закончить книгу о своём боевом друге, погибшем в испытательном полёте, скромнейшем Амет-Хане, он, увы, не успел – не хватило сил.

Умер 14 января 1988 года. Похоронен на Байковом кладбище в Киеве.

Дважды Герой Советского Союза В.Д. Лавриненков (1.05.1943, №957; 1.07.1944, №20/II) награждён двумя орденами Ленина (1.05.1943; 21.02.1978), орденом Октябрьской Революции (21.02.1974), 6-ю орденами Красного Знамени (31.07.1942; 23.10.1942; 10.07.1943; 1.08.1943; 20.04.1945; 31.10.1967) орденами Отечественной войны I степени (11.03.1985), Трудового Красного Знамени (17.02.1984), Красной Звезды (30.12.1956), иностранными наградами.

Бронзовый бюст Герою установлен в городе Починок Смоленской области, памятник – в городе Васильков Киевской области Украины. Мемориальная доска была установлена в Киеве, на доме, где жил Герой, на зданиях школ в городе Починке и в деревне Пересна, где он учился. В городе Василькове (Киевская область) был установлен памятный знак.

 

Именем дважды Героя Советского Союза Лавриненкова названа одна из улиц города Починка, военный городок в Василькове, школы в Севастополе, Василькове и Починке.

 

Пассажирский речной теплоход носил имя «Генерал Лавриненков». Всероссийский турнир по вольной борьбе памяти В.Д. Лавриненкова проводится в Смоленске. Он – почётный гражданин Смоленска, Севастополя и Починка.

 

 

           Николай Бодрихин

 

 

- надеюсь, свидомые дегенераты не доберутся до памятного знака Героя...

Ответить