←  История стран мира

Исторический форум: история России, всемирная история

»

История Румынии

Фотография Strainu Strainu 06.12 2017

In Memoriam. На смерть короля Михая

 

Умер последний король Румынии Михай. Он же последний кавалер ордена Победы. Последний военный и политический деятель, сыгравший большую роль во времена Великой Отечественной войны.

 

Он был чужаком среди средневозрастных или престарелых партийных вождей и генералов, глав государств и правительств свирепо рвавших и трепавших несчастный мир тех времен.  Двадцатилетний монарх, выброшенный на вершину власти перипетиями румынских династических интриг. Неопытный юноша во главе бессильной страны, обреченный пасть жертвой неумолимой судьбы. Он действительно, в конце концов, пал. Но перед этим сделал многое. Наверное все, что было в его силах.

 

Последний король Румынии как мог стоял за свою страну. В безумную первую половину XX века это предполагало путь опасный и извилистый, полный трудных и неоднозначных решений. Тот, кто ныне отправился на высший суд, успел побывать и борцом с нацистами и коммунистами, и пособником и тех, и других. Думаю, споры румын о том, больше зла или добра он принес своей стране не утихнут до тех пор, пока будет жива память о тех временах.

 

Здесь, в России, при желании тоже можно припомнить плохое. Ну хотя бы событие, с которого началось увлечение Михая авиацией – его полет в 1942 году в оккупированный немцами и румынами Крым. При большом желании искать врагов можно вспомнить и несколько предпринятых в 1944 – 1945 годах попыток короля увести Румынию из объятий нового советского союзника. Попыток вполне объяснимых, если учесть, что подобные объятия почти всегда вели к установлению в «братской» стране коммунистического режима.

 

Но именно у нас хорошего о короле Михае можно вспомнить на порядок больше, чем плохого. Вспомнить дни конца августа 1944 года, когда сражавшаяся в Молдавии советская армия обнаружила, что с той стороны фронта по ней больше на стреляют. Следующий месяц она почти не вела боев, а просто шла вперед, беспрепятственно овладев многими местами, где при ином раскладе пришлось бы сражаться долго, жестоко и кроваво.

 

В те дни советская армия не только быстро и беспрепятственно дошла от Украины и Молдавии до ближних подступов к Австрии и югу Германии, но и овладела районом нефтедобычи в Плоешть. Двумя годами раньше немцы и те же румыны пролили под Сталинградом моря крови, пытаясь лишить Советский Союз его источников нефти. Теперь львиная доля нефти Гитлера была преподнесена в дар победителю. Во всей тяжелейшей эпопее Великой Отечественной войны такая ценная добыча, пожалуй, никогда не доставалась советской армии настолько легко.

 

Не забудем и о румынской армии, с сентября 1944 по май 1945 вместе с нами сражавшейся против нацистов.

 

Все это стало возможным только после того, как 23 августа 1944 года король Михай сверг диктатора Антонеску и повернул румынское оружие против Гитлера.

 

Кстати и с нашей стороны история отношений с румынским королем оказалась более позитивной, чем разыгравшаяся в те же дни драма Варшавского восстания. Советская армия за неделю прошла 400 километров от долин Прута и Сирета в Молдавии до Бухареста, лишив нацистов надежды расквитаться с мятежным монархом и вернуть румынскую нефть. Правда шесть месяцев спустя бывший прокурор Вышинский довольно грубо объяснит королю, что заслуги заслугами, но править Румынией теперь должен не он, а коммунисты. Но это будет уже другая история, которую Россия любит вспоминать гораздо меньше, чем освобождение Европы от нацизма.

 

 В лучший мир отошел человек, который для нас является в первую очередь частью истории нашей Победы. И заслуживает того, чтобы в России быть помянутым с благодарностью.

 

 

Dumnezeu sa Va odihneasca in pace, Majestate (Господь да упокоит Вас с миром, Ваше Величество)!

Ответить

Фотография Strainu Strainu 06.12 2017

Ну а моя, то есть историка-любителя, благодарность, заключается понятно в чем. Я о короле Михае писал, и писал немало. В первую очередь здесь   https://www.litres.r.../chitat-onlayn/

В главах «От Великой Венгрии к Великой Румынии» и «Наедине с собой» - отдельные упоминания, далее король Михай становится одним из главных героев глав «Возвращение кошмара», «Большая война», «Поражение» и «Красное королевство», потом надолго исчезает и возвращается в качестве эпизодического действующего лица глав «Холодный ветер свободы» и «Предместье нового Вавилона».

 

Но «Жизнь на пути всех зол» - штука длинная, а есть еще такой вариант –   http://strainu.livejournal.com/  Часть под заголовком «Неодолимое рока могущество». Здесь коротко, бесплатно, и без широкого контекста, а конкретно об усопшем.

 

Наконец, здесь  http://forum.eksmo.r...p?f=135&t=36671  - вариант промежуточный в смысле объема. А в смысле содержания – более щадящий в отношении почившего монарха


Сообщение отредактировал Strainu: 06.12.2017 - 00:36 AM
Ответить

Фотография ddd ddd 06.12 2017

Это ваша работа, вы автор книги?

Ответить

Фотография Ученый Ученый 06.12 2017

Заслуга Михая в том, что он смог порвать с Германией, избежав немецкой оккупации, в отличие от Венгрии и Италии. Награждение Михая советским орденом Победы говорит о высокой оценке его деятельности Сталиным.

Ответить

Фотография Strainu Strainu 06.12 2017

Это ваша работа, вы автор книги?

Да, все предлагаемые тексты мои, хотя и подписаны разными именами.

Ответить

Фотография Strainu Strainu 06.12 2017

Заслуга Михая в том, что он смог порвать с Германией, избежав немецкой оккупации, в отличие от Венгрии и Италии. Награждение Михая советским орденом Победы говорит о высокой оценке его деятельности Сталиным.

Да, король Михай действовал смелее и решительнее, чем Хорти и Бадольо. И был за это вознагражден.

 

И он сделал выбор, требовавший большого мужества. Не только потому, что разрыв с нацистами был рискованным делом, но и поскольку он вряд ли мог питать особые иллюзии относительно возможности избежать советской оккупации, установления коммунистического правления и ликвидации его собственного престола (хотя такое мое мнение и может быть взглядом человека, знающего чем все закончилось, а тогда все еще было скрыто завесой будущего). Но тем не менее, ему хотелось войти в историю не презренной марионеткой нацистов и их румынских союзников, а человеком, внесшим собственный вклад в историю и изменившим ее к лучшему. И это ему удалось, несмотря на печальный исход его правления.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 06.12 2017

несмотря на печальный исход его правления.

Ну для самого Михая исход не такой уж и печальный, учитывая что Антонеску казнили, а все "буржуазные" румынские политики умерли в тюрьме. Останься Михай в Румынии, вряд ли бы он дожил до старости.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 09.12 2017

Устранение Антонеску. Статус Трансильвании. Уверенность в том, что Германия проиграет войну и Румынии необходимо выйти из этой войны, начала проявляться еще в конце 1942 г. и особенно в 1943 г., когда немецкая армия упустила стратегическую инициативу на Восточном фронте. Румыния тогда вступила в переговоры с западными державами в целях заключения перемирия. {587} Переговоры велись как от имени короля и оппозиционных партий, так и со стороны Антонеску, но они не привели к какому-либо конкретному результату. В этих условиях Антонеску постоянно откладывал разрыв союзных отношений с Берлином, надеясь в конечном итоге добиться заключения перемирия с Объединенными Нациями на выгодных условиях.

 

Дальнейшее развитие событий и сложившаяся ситуация на фронте в начале лета 1944 г. (советские войска заняли не только Буковину и часть Бессарабии, но и часть Запрутской Молдовы) вынудили политические силы страны принять срочные меры для предотвращения оккупации всей страны и превращения румынской территории в театр военных действий. В этих условиях на повестке дня возник вопрос о создании блока внутренних политических сил, которые выступили бы против Германии и, следовательно, против военного режима маршала Антонеску. Однако этому решению препятствовала сдержанность лидеров главных политических партий относительно сотрудничества с компартией. Учитывая, что в ходе переговоров о выходе Румынии из войны против СССР, западные союзники рекомендовали румынским представителям обратиться к советскому руководству для заключения перемирия, национал-либералы и национал-цэрэнисты были вынуждены согласиться с участием коммунистов в политическом блоке, направленном против Антонеску. Создание в июне 1944 г. Национально-демократического блока, в состав которого вошли представители либералов, цэрэнистов, социал-демократов и коммунистов, стал политической основой переворота 23 августа 1944 г.45

 

В августе 1944 г. положение на фронте значительно осложнилось вследствие вступления советских войск в восточную часть Румынии, перед руководством страны встала необходимость заключения перемирия. 23 августа 1944 г. И. Антонеску был вызван в королевский дворец, где король потребовал от него подписания перемирия. Отказавшись выполнить это требование, маршал Антонеску был арестован вместе с вице-председателем Совета Министров Михаем Антонеску. Вечером того же дня король Михай выступил по радио с обращением46, в котором сообщалось общественности страны и всему миру о том, что Румыния разорвала союз с Германией, вышла из войны против Объединенных Наций, имеет новое правительство и принимает участие в войне против фашистской Германии за освобождение Трансильвании. {589}

 

События 23 августа 1944 г. означали, помимо разрыва со странами «оси» и устранения Антонеску, вступление Румынии в сферу советского влияния. Последовавший за этим период стал одним из самых драматических этапов в истории румынского народа, когда при поддержке Красной Армии и при участии коммунистов был установлен политический и экономический режим, означавший подчинение Румынии ее восточному соседу. Он оказал влияние на самые разнообразные сферы жизни, в том числе и на область культуры.

 

Сразу после обнародования обращения короля вечером 23 августа 1944 г. румынская армия перешла на сторону советских войск в антигитлеровской войне. На протяжении сентября ‒ октября 1944 г. румынские войска приняли участие в боях за освобождение трансильванских уездов, занятых Венгрией в 1940 г., а в дальнейшем вместе с Красной Армией участвовала в боях на территории Венгрии и Чехословакии.

 

После устранения И. Антонеску было сформировано правительство во главе с Константином Сэнэтеску47, в состав которого наряду с большинством военных впервые в истории Румынии вошли и представители Коммунистической партии. Кабинет Сэнэтеску действовал в направлении создания необходимых условий для активного участия Румынии в антигитлеровской войне и выполнения положений перемирия. Одновременно среди наиболее важных задач, стоявших перед премьер-министром, было достижение урегулирования правового международного статуса Румынии в новой обстановке и освобождения части трансильванской территории, занятой Венгрией вследствие Венского диктата 30 августа 1940 г.

 

Утром 29 августа 1944 г. румынская правительственная делегация вылетела в Москву для переговоров по проекту перемирия. Но к участию в дискуссиях и консультациях относительно положений, включавшихся в этот документ, румынская делегация не была допущена, а 10 сентября 1944 г. ей был передан отредактированный в окончательной форме текст перемирия48. Он содержал 20 статей и шесть приложений, определявших правовой международный статус Румынии до подписания мирного договора. Текст перемирия содержал положения военного, политического, экономического, финансового, административного и территориального характера, но в целом из этого документа, подписанного 12 сентября 1944 г., не следовало, что Румыния вышла из антисоветской войны {590} по собственной воле, без какой-либо помощи извне и что она безоговорочно присоединилась к коалиции Объединенных Наций.

 

Согласно перемирию Венский арбитраж был признан недействительным, и на этом основании 10 октября 1944 г. король Михай подписал закон № 487 об образовании Румынского комиссариата по управлению освобожденными регионами Трансильвании, представлявшего румынское правительство на этих территориях. При комиссариате был создан консультативный комитет, в введение которого входили подготовка и принятие решений по всем важнейшим вопросам управления северной частью Трансильвании49. Предполагалось, что вопрос о статусе Трансильвании окончательно решен, однако в действительности положение оказалось несколько иным, поскольку уже в ходе наступления румыно-советских войск на местах давали о себе знать определенные неясности и сложности, вызванные советской стороной, не позволявшие департаменту в полной мере выполнять свои функции. Таким образом, когда освобождение Трансильвании было достигнуто в значительной степени собственными силами, когда румынские части 25 октября 1944 г. окончательно очистили эту территорию от противника, продолжая наступление по другую сторону границы, отказ советской стороны предоставить Румынии действительное право суверенитета над этим краем становился все более очевидным. Вообще говоря, уже с момента подписания перемирия можно было заметить, что принятое решение о северной части Трансильвании и признании за Румынией права на эту территорию в той формулировке, которая была внесена в текст документа, содержало ряд неясностей. Согласно статье 19 перемирия союзные правительства признали решение Венского арбитража несуществующим и согласились с тем, чтобы Трансильвания (вся или большая ее часть) была возвращена Румынии, что подлежало утверждению при мирном урегулировании. Тем временем, начиная с октября 1944 г., из высказываний советских представителей или членов Румынской компартии часто можно было услышать идею о том, что Трансильвания будет передана Румынии только при условии восстановления истинной демократии, а право определять, что является истинной демократией останется за советским руководством, а никак не за румынским правительством.

 

В ноябре 1944 г. резко изменилась внутренняя политическая обстановка в стране. Отставка премьер-министра К. Сэнэтеску {591} дала советским представителям и румынским коммунистам надежду на захват в скором будущем власти в стране. Однако решение короля вновь поручить формирование правительства генералу Сэнэтеску отсрочило претворение в жизнь этих надежд, несмотря на то что в новом кабинете коммунисты получили больше мест. С этого момента вопрос о Трансильвании был превращен в настоящий предмет шантажа, для всех становилось очевидным, что возвращение этой провинции Румынии возможно лишь при условии согласия короля на создание коммунистического правительства. Таким образом, ссылаясь на некие соображения безопасности и необходимость предотвращения межэтнических столкновений, в ноябре 1944 г. Сталин ввел в северной части Трансильвании советскую военную администрацию50. До 6 марта 1945 г. оба румынских премьер-министра ‒ К. Сэнэтеску и Н. Рэдеску51 неоднократно обращались с просьбой о выводе советской администрации и восстановлении румынских учреждений, но их попытки результатов не дали. Положение в северной части Трансильвании оставалось без изменений до прихода к власти правительства П. Гроза (6 марта 1945 г.). В целях использования вопроса о Трансильвании и аграрной реформы для получения весьма необходимого в момент прихода к власти политического капитала Председатель Совета Министров Румынии П. Гроза и министр иностранных дел Г. Тэтэреску обратились 8 марта 1945 г. с письмом лично к Сталину с просьбой об установлении румынской администрации в северной части Трансильвании. На следующий день Сталин сообщил о согласии советского правительства относительно восстановления румынской администрации, однако не на основе суверенного права Румынии на эту территорию, а в качестве вознаграждения для правительства Гроза52. Свидетельством того, что эти действия являлись своеобразной формой политического шантажа, служит то обстоятельство, что советская сторона ссылалась в этом вопросе на положения перемирия как при введении советской администрации в ноябре 1944 г., так и в письме Сталина от 9 марта 1945 г., адресованном премьер-министру П. Грозе. Бессарабия и северная часть Буковины были включены в состав СССР, что было закреплено как в тексте соглашения о перемирии, так и в заключенном позднее мирном договоре. {592}

 

 

Установление коммунистического режима в Румынии

 

Сразу после событий 23 августа 1944 г. вопрос о приходе к власти компартии еще не стоял открыто на повестке дня. На своем пути к власти коммунистам с самого начала пришлось преодолеть три важных препятствия. Во-первых, у них не было поддержки со стороны избирателей. В те дни нельзя было отрицать, что государственный переворот был осуществлен королем. Во-вторых, у КПР отсутствовал «революционный опыт» и, в-третьих, Красной Армии требовалась стабильно налаженная связь с центральноевропейской частью фронта53. В отличие от компартий других восточноевропейских стран, румынские коммунисты не могли сослаться на какие-либо заслуги в организации антифашистского сопротивления. Безусловно, многие деятели компартии провели долгие годы в заключении, но никто из них не пользовался авторитетом в масштабах всей страны. В целом населению Румынии были свойственны антикоммунистические настроения. Единственным из руководства КПР, который сумел более или менее положительно себя зарекомендовать, был Лукрециу Пэтрэшкану, представлявший коммунистов на межпартийных переговорах о создании антифашистского блока, которое проходили накануне 23 августа 1944 г.54 В дальнейшем внутри самой КПР образовались три группировки: «бухарестцы» во главе с Л. Пэтрэшкану, освобожденные из заключения и представленные Георгием Георгиу-Дежем, а также вернувшиеся из Москвы деятели во главе с Анной Паукер и Василе Лукой. Каждая из них вступила в состязание с остальными за лидерство в партии. Для укрепления своих позиций руководство КПР применило при поддержке с советской стороны хорошо известную тактику: использование различных политических партий, как, скажем, Фронт земледельцев, для пополнения своих рядов. Анна Паукер сыграла самую активную роль в осуществлении политики открытых дверей для каждого желающего вступить в ряды компартии. Развитие политической линии КПР шло тремя этапами: беспрепятственное пополнение рядов партии, захват власти, внутрипартийная чистка и выработка идеологии55.

 

Опираясь на поддержку патриотических военизированных отрядов и командования советских частей, румынские коммунисты {593} начали кампанию против правительства генерала Сэнэтеску, выдвинув ряд требований и тяжелых обвинений в адрес «традиционных» партий. На фоне происходивших событий 5 декабря 1944 г. в Бухарест прибыл заместитель наркома иностранных дел СССР А.Я. Вышинский. Под давлением с его стороны король согласился на отставку второго правительства Сэнэтеску, сумев, однако, сформировать кабинет, в котором не оказалось коммунистического большинства. На этот раз глава государства добился создания правительства под председательством генерала Николая Рэдеску, который оказался по сравнению со своим предшественником гораздо более твердым сторонником конституционной демократии56.

 

Период с 6 декабря 1944 г. по 9 марта 1945 г. был отмечен особым драматизмом, агитационные кампании набирали силу под жестким контролем со стороны коммунистов над средствами массовой информации. Ссылаясь на решения Ялтинской конференции, которые на первый взгляд благоприятствовали восточноевропейским демократиям, Н. Рэдеску начал противиться усилению роли военизированных рабочих отрядов (подчиненных компартии) и сумел сохранить отношения с лидерами Национал-цэрэнистской и Национал-либеральной партий, удостоившихся неприязненного отношения со стороны советского командования57. Напряжение достигло кульминации в феврале 1945 г., когда Н. Рэдеску в своей речи в кинотеатре «Аро», переданной по радио, заявил, что Анна Паукер, Василе Лука и остальные руководители компартии действуют по указанию извне и вовсе не думают о благе страны58. 25 февраля 1945 г. коммунисты организовали в Бухаресте и во многих других городах массовые демонстрации, завершившиеся кровавыми столкновениями, а 27 февраля А.Я. Вышинский вновь прилетел в Румынию. Заявив о неспособности правительства обеспечить порядок, он потребовал от короля передачи власти другому лицу. Монарх предпринял попытку сформировать правительство под председательством князя Б. Штирбея, однако оказанное на него давление со стороны представителя советского руководства, вынудило короля согласиться на создание 6 марта 1945 г. кабинета коммунистического большинства во главе с доктором Петру Гроза, лидером Фронта земледельцев. Чтобы обеспечить себе необходимую популярность, правительство П. Грозы выступило с рядом предложений, в том числе касавшихся аграрной реформы, эффективность которой {594} оказалась весьма слабой. В правительство были допущены и представители других политических сил для создания видимости многопартийности его состава, а также с целью получения одобрения со стороны западных союзников и создания видимости демократического правления. В декабре 1945 г. под давлением представителей западных стран на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании было принято соответствующее решение, в результате которого советская сторона согласилась с необходимостью расширения состава румынского правительства в целях обеспечения проведения парламентских выборов, намеченных на 1946 г. На протяжении избирательной кампании вплоть до ноября 1946 г. компартия применяла все возможные средства для запугивания и устрашения населения. Но на состоявшихся 19 ноября 1946 г. выборах демократические партии (особенно Национал-цэрэнистская партия) добились значительного успеха, они получили почти 80% от общего числа голосов избирателей, однако коммунисты сфальсифицировали эти результаты, что привело к протестам со стороны демократических партий.

 

Одновременно с действиями по укреплению своих внутренних позиций правительство уделило особое внимание Парижской мирной конференции. Румынская делегация во главе с либералом Г. Тэтэреску приехала в Париж 29 июля 1946 г. и в ходе состоявшихся дискуссий отстаивала необходимость признания для Румынии статуса как одной из воюющих держав и полного устранения для нее последствий Венского диктата 1940 г. Были также затронуты экономические и политические вопросы. Согласно подписанному 10 февраля 1947 г. мирному договору59 Румынии была возвращена вся территория Трансильвании, однако Бессарабия и северная часть Буковины были переданы Советскому Союзу. Румынии были навязаны обязательства по выплате высоких военных репараций (в основном в пользу СССР), она была также вынуждена согласиться на присутствие на своей территории союзных (советских) войск в течение 90 дней ‒ якобы для налаживания линии связи с частями Красной Армии, дислоцированными в центре Европы. В действительности советские войска находились на территории Румынии до 1958 г.

 

Мирным договором предусматривалось также обязательство ликвидации профашистских организаций и наказания военных преступников. Это положение обеспечивало коммунистам {595} возможность злоупотреблений и произвола в ходе беспрецедентной кампании, поддержанной советским руководством и направленной против оппозиции. В ходе кампании преследовалась цель физического устранения политических противников и всех тех, кто проявил себя во время предыдущих режимов (политические деятели, служащие, представители интеллигенции и т.д.). Решением Совета Министров от 30 июля 1947 г. Национал-цэрэнистская партия, наиболее популярная партия того времени, была объявлена вне закона, а осенью того же года ее руководители во главе с Юлием Маниу были арестованы и преданы суду. Национал-либеральная партия самораспустилась, а Социал-демократическая партия слилась с Коммунистической партией Румынии. Почти все руководители ликвидированных партий были уничтожены в тюрьмах коммунистического режима60.

 

Помимо действий по устранению политической оппозиции, в период 1945‒1947 гг. начался и постепенно усиливался процесс советизации Румынии, особенно в области экономики. Национальный банк ‒ традиционная цитадель либералов ‒ был национализирован, за этим последовало создание централизованной экономики по советской модели.

 

После физического устранения основных политических противников единственным препятствием, которое оставалось на пути коммунистов, стремившихся к полному захвату власти, был король Михай. Румынские коммунисты, исходя из чисто стратегических соображений, сохранили монархию, учитывая при этом символический смысл и традицию монархических настроений в стране, а также принимая во внимание популярность, которой пользовался молодой король Михай. Устранение Г. Тэтэреску из правительства привело к усилению противоречий между кабинетом министров и главой государства, чьи полномочия все более ограничивались. В ноябре 1947 г. Михай вылетел в Лондон, чтобы присутствовать на церемонии бракосочетания будущей королевы Великобритании Елизаветы II. Будучи в английской столице он связался с наиболее влиятельными западными политическими деятелями, однако никакой поддержки с их стороны добиться не смог61. По возвращении короля в страну к нему 30 декабря 1947 г. явились П. Гроза и Г. Георгиу-Деж и в ультимативной форме потребовали подписать за себя и своих наследников акт об отречении от престола. Под давлением и не ощущая какой-либо поддержки, король вынужден был подписать акт об отречении и {596} покинуть страну вместе королевой-матерью в сопровождении нескольких членов его свиты. Вечером того же дня Румыния была провозглашена республикой. Был образован Президиум Народной Республики Румынии, роль которого была номинальной, ибо последнее слово оставалась за компартией62. {597}

 

 

45 Klein G. «Inceputurile rezistenţei antisovietice in România (23 august 1944 ‒ 6 martie 1945)» ‒ 6 Martie 1945. începuturile comunizării României, Bucureşti, 1995. P. 298; 23 August 1944. Documente, 1944‒1945. Bucureşti, 1985.

 

46 România, marele sacrificat al celui de-al II-lea război mondial. Documente, I. Bucureşti, 1994. P. 249‒250.

 

47 Sănătescu C. Jurnal. Bucureşti, 1993.

 

48 România, marele sacrificat… P. 310‒314.

 

49 Sălăgean M. Administraţia sovietică in Nordul Transilvaniei (noiembrie 1944 ‒ martie 1945). Cluj-Napoca, 2002. P. 42‒43. {598}

 

50 Ibid. P. 71‒146.

 

51 Giurescu D.C. Guvernarea Nicolae Rădescu. Bucureşti, 1996.

 

52 România, viaţa politică in documente 1945. Bucureşti, 1994. P. 197.

 

53 Porter I. Operaţiunea «Autonomus». In România pe vreme de război. Bucureşti, 1991. P. 300.

 

54 Tismăneanu V. Condamnaţi la fericire: experimentul comunist in România. Sibiu-Braşov, 1991. P. 6.

 

55 Porter I. Op. cit. P. 290‒300.

 

56 Frunză V. Istoria stalinismului in România. Bucureşti, 1990. P. 180‒182.

 

57 Mourin M. Histoires des nations europeennes. III. Depuis la deuxieme guerre mondiale (1945‒1962). Paris, 1963. P. 402.

 

58 Frunză V. Op. cit. P. 181.

 

59 România, viaţa politică in documente 1947. Bucureşti, 1994. P. 60‒75.

 

60 Micu M. Dosar Ana Pauker. Bucureşti, 1991. P. 112‒113.

 

61 Baciu N. Agonia României 1944‒1948. Dosarele secrete acuză. Cluj-Napoca, 1990. P. 256.

 

62 România, viaţa politică in documente, 1947… P. 308‒311. {599}

 

История Румынии / И. Болован, И.-А. Поп (коорд.) и др. / Пер. с рум. М.: Весь мир, 2005. С. 587, 589‒597, 598‒599.

Ответить

Фотография Strainu Strainu 10.12 2017

Спасибо, Стефан,

Книгу Болована и Попа читал. Хороший рассказ о румынской истории. Мне, правда, упорно кажется, что мой лучше. Не могу удержаться от того, чтобы дать желающим возможность сравнить. Потому загружаю отрывок из своей "Жизни на пути всех зол", посвященный тому же периоду.

 

ПОРАЖЕНИЕ

 

У нацистской Германии не было по-настоящему преданных союзников. Венгрия после разгрома ее армии под Воронежем свернула участие в борьбе на восточном фронте. Болгария, воспользовавшаяся плодами побед Гитлера над Югославией и Грецией, так и не послала ни одного солдата против Советского Союза. Далеко на западе Франко, пришедший к власти во многом благодаря поддержке Германии, мог бы воспрепятствовать проникновению американского и английского флотов в Средиземное море, но он и не подумал этого сделать. Страна, официальной идеологией которой был доведенный до крайности национализм, вряд ли имела право рассчитывать на что-нибудь лучшее. Антонеску был лучшим союзником Гитлера, но и его слова о готовности идти до конца не были искренними.

Суровая история страны развила у румынской элиты исключительно острый нюх на предмет того, с кем в данный момент сила и удача. И если в 1940г. румынский коронный совет принял решение искать союза с нацистами еще до окончательного падения Франции, то Антонеску отдает приказ об отзыве с восточного фронта большей части румынских сил уже 26 ноября 1942г. Завершить отвод остатков третьей и четвертой армий в пределы румынских владений удается в феврале 1943г. Численность румынских войск на восточном фронте сокращается до 112 тыс. в мае и до 63 тыс. в декабре 1943г. Они сражаются на Северном Кавказе, затем эвакуируются в Крым, где получают передышку до апреля 1944г.

Румынское командование делает все возможное для восстановления и укрепления армии, но не спешит снова бросать ее в пекло восточного фронта. Внутренняя политика смягчается. О дальнейшем истреблении евреев речи больше не идет. Требование Гитлера начать их отправку в концлагеря на территории рейха румынскими властями игнорируется. Еврейское население Одессы, хоть и понесло потери в первые месяцы оккупации, благодаря изменению подхода румын в основном сохранилось. При этом отношение Германии к Румынии вполне лояльно – Гитлер знает, что без румынской нефти ему конец.

Представители национал-цэрэнистской и либеральной партий, в первую очередь Маниу, предпринимают шаги по организации переговоров с западными членами антигитлеровской коалиции. Антонеску в курсе этих усилий и до поры поддерживает их. Надежды связываются с наступлением американских и английских войск, тем более что основной театр их операций находится сравнительно недалеко от Румынии. В мае 1943г. союзники разбивают немцев и итальянцев в Африке, а 8 сентября их высадка в Италии приводит к свержению фашистов и выходу страны из войны. Такое развитие событий порождает у Румынии надежду, что войска западных участников антигитлеровской коалиции высадятся на Балканах, и тогда можно будет присоединиться к ним с целью изгнания из Юго-Восточной Европы нацистов и недопущения туда коммунистов.

Но ход итальянской кампании уже может породить сомнения в реальности представляемой румынскими политиками перспективы. Нежелание демократических правительств проливать кровь своих граждан, приведшее к грандиозным поражениям Запада в 1938 – 1940гг., и сейчас оборачивается нерешительным ведением боевых действий. Американцы и англичане позволяют немцам захватить большую часть Италии и в результате на долгие месяцы застревают перед немецкими линиями обороны, наскоро созданными в гористых районах Апенинского полуострова.

А советская армия рвется на запад, невзирая на миллионные потери. Под Курском немцы дерутся с русскими уже без помощи неверных союзников (хотя румынский бензин по-прежнему исправно льется в баки атакующих под Прохоровкой немецких танков). И терпят поражение, после которого в начале осени 1943г. теряют Харьков, Донбасс и Запорожье. Немецкие и румынские силы в Крыму оказываются отрезанными. 6 ноября 1943г. советская армия выбивает немцев из Киева. В декабре 1943г. собравшимся в Тегеране лидерам СССР, США и Великобритании ясно, что освобождать Юго-Восточную Европу от нацистов будет советская армия.

В марте 1944г. советские войска захватывают немалый кусок румынской территории и достигают северных подступов к Кишиневу и Яссам. 10 апреля советская армия входит в Одессу – румынское правление в Транснистрии завершается. В начале мая румынские войска после кровопролитных боев эвакуируются по морю из Крыма.

Тогда же в апреле западные союзники достигли давно желаемой ими цели – сумели организовать массированные рейды авиации на румынские нефтяные источники и ряд промышленных центров. В некоторых налетах участвует до тысячи самолетов. К августу 1944г. добыча нефти в Румынии сокращается в шесть раз. На этом мрачном фоне надвигающегося разгрома на румынском горизонте мелькнул луч надежды - в апреле 1944г. союзное командование на Ближнем Востоке согласилось начать переговоры с направленным в Каир румынским представителем Барбу Штирбеем.

На своем веку автор этих строк видел множество фотографий короля Михая. Имел возможность наблюдать последнего румынского монарха и непосредственно. Не знаю у кого как, но у меня в памяти отложилось следующее – этот человек никогда не улыбается. Нигде не заметно ничего – ни протокольного оскала на американский манер, ни выдающего некую приятную мысль движения уголков губ. Поначалу приходила мысль, что Михай перестал улыбаться после свержения с престола. Но нет – на изображениях сороковых и даже тридцатых годов то же хмурое выражение лица, как и на более поздних. Может быть, оно появилось в 1930г., когда захвативший власть Кароль разлучил мальчика с мамой. Следующие 14 лет Михай прожил в тени жестких, авторитарных мужчин – вначале своего отца, затем Антонеску. Но сам он тоже оказался сильной личностью, достойной править страной, но лишенной этой возможности. До поры его воля и энергия искали выход в пристрастии к быстрой езде на автомобилях и освоении профессии летчика. Эти навыки Михаю еще пригодятся, но позже.

Все же некоторые возможности у короля были, и он ими пользовался. К 1944г. вокруг Михая сложилась выступавшая против диктатуры Антонеску группа единомышленников, были установлены контакты с представителями национал-цэрэнистской, либеральной и социал-демократической партий. А помимо всего этого, в конституции сохранялась статья, дающая королю право отстранить от должности премьер-министра, то есть Антонеску.

6 июня 1944г. американцы и англичане начали высадку на французском побережье, так что стало очевидно, что ждать их на Балканах не приходится. А на переговорах в Каире союзники заявляют, что румынскому представителю отныне имеет смысл вести переговоры о перемирии только с СССР. Советская сторона передает свои условия соглашения – разрыв с Германией, участие в боевых действиях против нее, выплата Советскому Союзу репараций, разумеется, отказ от притязаний на земли, отторгнутые в 1940г., и пропуск советских войск на румынскую территорию.

Король и оппозиция были готовы принять эти условия. С большинством из них согласился и Антонеску. Он не одобрил только одно – разрешение советской армии занять румынскую территорию. Румынский диктатор был прав, не веря сделанному 2 апреля 1944г., после пересечения советской армией румынской границы, заявлению народного комиссара иностранных дел СССР Молотова о том, что Советский Союз не преследует цели смены существующего в Румынии строя. Задним числом в пользу позиции Антонеску можно привести и пример Финляндии, где упорное и умелое сопротивление, на которое натолкнулась советская армия, заставило Сталина отказаться от намерения оккупировать финскую территорию, что спасло страну от коммунистического правления. Но Финляндия имела возможность отсидеться в тихом геополитическом закоулке, а ужасный перекресток, на котором жили румыны, не давал им надежды быть оставленными в покое.

Каирские переговоры прерываются, а разрыв Антонеску с королем и демократическими партиями становится окончательным. В подполье формируется Национально-демократический блок в составе национал-цэрэнистов, либералов, социал-демократов и коммунистов.

С образованием Национал-демократического блока в большую политику Румынии входят коммунисты. Они создали свою партию еще в начале двадцатых годов, но до 1944г. она оставалась маргинальной группой. С 1924г. коммунистическая партия находилась под запретом, так как выступала за отторжение Бессарабии. Коммунистическая идеология как таковая не преследовалась. В 1932г. румынские власти запретили просветительскому обществу «Критерион» провести семинар, посвященный Фрейду, сочтя тему неприличной, но разрешили семинар на тему идей Ленина. Слабость румынских коммунистов объясняется явно не запретом, так как история знает массу примеров, когда политические силы, опиравшиеся на популярные идеи, жили и побеждали вопреки гонениям властей. Теперь же политический вес коммунистов стал расти тем стремительнее, чем дальше вглубь Румынии продвигалась советская армия.

И король Михай, и Маниу высказываются за немедленное смещение Антонеску. Оно и понятно – выход из войны на стороне Гитлера в момент, когда большая часть румынской территории еще не захвачена советскими войсками, возможно, является последним шансом избежать коммунистического правления. Но решительный шаг откладывается месяц за месяцем.

А ведь ход войны подсказывает, что медлить больше нельзя. За открытием фронта на западе последовал страшный удар с востока. 22 июня 1944г. советские войска начали наступление в Белоруссии. Операция оказалась одной из самых успешных в истории советской армии. Уже к началу июля некогда рвавшаяся к Москве группа армий «Центр» была разбита. К концу месяца советские войска освободили Белоруссию, Литву, восток Польши, подошли к Варшаве и достигли границ немецкой Восточной Пруссии. Чтобы восстановить северный участок фронта германское командование перебросило туда элитные танковые дивизии, ранее прикрывавшие восточные рубежи Румынии. В середине лета 1944г. положение нацистов из затруднительного сделалось очень плохим. К началу осени оно станет безнадежным.

В первых числах августа американцы и англичане разгромили немецкую группировку, пытавшуюся сдержать их натиск в Нормандии, и начали стремительное продвижение вглубь французской территории. Очередь Румынии пришла 20 августа. Советская армия начала наступление силами в 900 000 против 650 000 немцев и румын, оборонявших позиции в Молдавии. Удары были нанесены из районов Ясс и Бендер по сходящимся направлениям. 23 августа румыны оставили Кишинев. В тот же день основные силы немецкой группировки были окружены в районе между Хынчешть и Леовой. 26 августа разгром немцев в Молдавии был завершен.

В первый же день советского наступления в Молдавии у короля Михая прошло совещание заговорщиков, на котором смещение Антонеску было назначено на 26 августа. К этой дате в Бухаресте можно было сосредоточить максимальное количество войск, которыми командовали верные королю офицеры.

Неодолимая судьба, в 1933 – 1941гг. оказавшая Гитлеру массу ценных услуг, лишая его противников разума, воли к борьбе и взаимного согласия, в 1944г. решила, что человечество следует избавить от бесноватого фюрера как можно скорее. Поэтому утром 22 августа она привела друга и советника короля Михая Ионела Стырчу в Снагов, элитный дачный поселок севернее Бухареста. Пойдя купаться на озеро Снагов, он встретил рыбачившего там шефа военного кабинета Антонеску Раду Давидеску. Они разговорились, и Давидеску сообщил, что через день его начальник отбывает на фронт. Стырча поспешил в Бухарест, где передал королю эту новость, означавшую, что 26 августа Антонеску будет неуязвим для столичных заговорщиков. Несмотря на тяжелые сомнения, вызванные недостатком в Бухаресте войск, которые могли бы противостоять более чем вероятным ударам немецких частей, Михай принимает решение приступить к свержению диктатора немедленно. Настает 23 августа 1944г. – день, когда в Германию ушли последние цистерны с румынским бензином.

Король вызывает Антонеску к себе во дворец для доклада, вскоре после полудня Антонеску прибывает. Михай добивается от своего премьер-министра согласия на немедленное перемирие с антигитлеровской коалицией. После отказа Антонеску король объявляет ему о смещении с занимаемых постов. Бывшего премьера берут под стражу и запирают в одной из комнат дворца. Новым главой правительства назначается генерал Константин Сэнэтеску. Хотя действия короля, строго говоря, не являются переворотом – конституция дает ему право отправить главу правительства в отставку – Антонеску кричит арестовавшим его офицерам, что завтра они будут повешены.

Но у Михая и его сторонников все идет отлично. У Антонеску было достаточно врагов, в том числе и в Генеральном штабе, который весной 1944г. составил план действий на случай его свержения. 23 августа такой случай действительно представился. Армия принимает к исполнению приказ о срочной переброске войск в столицу и блокаде немецких объектов. Вечером 23 августа румынское радио передает обращение короля Михая, объявившего стране и миру о переходе Румынии на сторону антигитлеровской коалиции. Затем происходит совсем уж неожиданное – тысячи жителей Бухареста собираются у королевского дворца, чтобы поддержать смелое решение своего монарха. Король выходит к приветствующему его народу, и этот теплый летний вечер остался звездным часом в тяжелой и несчастливой судьбе последнего из румынских Гогенцоллернов.

Гитлер приказал восстановить у власти прогерманское правительство, но немцев решение Румынии застало врасплох и привело в растерянность, в то время как румыны действовали слаженно и решительно. Немецкая авиация предприняла жестокий, но бестолковый налет на Бухарест. Последовавшая атака сухопутных войск была успешно отбита. К 26 августа угрожавшие Бухаресту немецкие войска были разбиты и отошли к Плоешть. В этот день нацисты исчезают с румынского горизонта окончательно и бесповоротно. Тогда же из Бухареста в штабы западных союзников настойчиво посылаются сообщения о том, что румынские аэродромы готовы принять американских и английских десантников. Но те по понятным причинам не появляются. На ближние подступы к румынской столице выходит советская армия.

После того как 23 августа румынским войскам на фронте был передан приказ прекратить боевые действия, советская армия по-прежнему вела себя в Румынии как в завоеванной вражеской стране. Невзирая на попытки румын объяснить, что теперь они союзники, 25 – 27 августа она взяла в плен большую часть противостоявшей ей на молдавском фронте румынской армии общей численностью до 170 000 человек. В качестве боевых трофеев у уже перешедшей на сторону антигитлеровской коалиции Румынии были взяты военный и торговый флоты на Черном море и Дунае, множество поездов и других наземных транспортных средств. Политике командования охотно следовали и солдаты, в большом количестве отнимавшие у населения товары, которых они были лишены на своей социалистической родине. В эти месяцы русские получили у румын прозвище «Давай часы».

Последнее сообщение Совинформбюро о взятии в плен румынских войск датируется 27 августа. В этот день завершилась румынская война на восточном фронте. Поход на Советский Союз стоил Румынии 384 тыс. убитых и 245 тыс. раненых.

26 августа советская армия без боя пересекла укрепленную линию Фокшаны – Галац и вошла в Валахию. К 30 августа она сломила сопротивление остатков немецких войск и взяла под контроль нефтяной район Плоешть. На следующий день колонны советских войск шли по Бухаресту, где власти приветствовали их как союзников. 4 сентября советские войска, следуя через Синаю и Предял, перешли Карпаты и вступили в Брашов. Путь в Трансильванию, а оттуда на Будапешт и Вену, был открыт. 6 сентября советские части достигли расположенного в юго-западной Румынии города Турну-Северин, откуда 30 сентября двинулись вглубь оккупированной нацистами Югославии.

Свержение Антонеску и формирование правительства Сэнэтеску были проведены королем Михаем без участия политических партий. Лидеры национал-цэрэнистов, либералов и социал-демократов отсиживались в укромных местах, ожидая исхода событий. Хватило смелости прийти в королевский дворец ближе к вечеру 23 августа только у коммуниста Лукрециу Пэтрэшкану. Он получил пост министра юстиции. По одному представителю от национал-цэрэнистов, либералов и социал-демократов позже получили в правительстве Сэнэтеску посты министров без портфеля.

12 сентября Пэтрэшкану подписывает перемирие с СССР. Румыния, разумеется, признавала частью Советского Союза Восточную Молдавию и Северную Буковину. Зато аннулировались решения Венского арбитража по Трансильвании. На Румынию было наложено обязательство выплатить Советскому Союзу репарации в размере 300 млн. долларов. Она должна была принять участие в войне против Германии. И наконец, наибольшее значение для будущего страны имели статьи перемирия, обязавшие Румынию очистить государственный аппарат от лиц, сотрудничавших с режимом Антонеску, и легионеров, а также учреждавшие Союзную контрольную комиссию (СКК) для наблюдения за выполнением условий перемирия.

Румыния направила против Германии и Венгрии войска общей численностью 380 000. Начальный этап кампании в полной мере отвечал ее интересам – советская и румынская армии отвоевывали у Венгрии северную Трансильванию. 11 октября был взят Клуж, 25 октября изгнание венгров из Трансильвании завершилось.

Советская и румынская армии тем временем шли дальше, к Будапешту. 15 октября Хорти попытался перейти на сторону антигитлеровской коалиции, но повторения румынской истории не получилось. Немцы свергли регента и привели к власти венгерских фашистов. Наиболее очевидной причиной провала Хорти была немецкая оккупация Венгрии, но как выяснилось в последующие месяцы, дело было не только в ней, но и в желании значительной части народа продолжать борьбу. В последние месяцы войны, когда все уже было потеряно, венгры отчаянно сразились за последние остатки своей мечты о возрождении Великой Венгрии. Советское командование хотело взять Будапешт к октябрьским праздникам 1944г., но остатки защищавших город немецких и венгерских войск сдались только 13 февраля 1945г. Второй поход румын на венгерскую столицу оказался труднее, чем первый, 1919 года.

Западная кампания и Вторая мировая война завершились для румынской армии в начале мая 1945г. в Чехии. В войне против немцев и венгров Румыния потеряла 80 тыс. убитыми и 90 тыс. ранеными.

Свержение Антонеску принесло Румынии не только смелый выход из тяжелой военно-политической ситуации, но и глоток свободы. Вышли из тюрем политические заключенные, возобновили легальную деятельность партии, национальные общины и профсоюзы. Разумеется, были отменены антиеврейские и антивенгерские законы.

Очень быстро стало понятно, кто этой свободой лучше всего воспользуется и затем погубит ее. В октябре 1944г. коммунисты выходят из Национально-демократического блока и создают собственную группировку – Национально-демократический фронт. Их партнерами становятся социал-демократы и марионеточная партия Фронт земледельцев, руководителю которой Петру Грозе отводится важная роль в начинающейся операции по установлению в стране коммунистического режима. В октябре коммунисты покидают правительство Сэнэтеску, чтобы из положения оппозиции начать агрессивную кампанию по захвату власти.

В своих действиях они получают полную поддержку СКК. Ее председателем был маршал Малиновский, заместителем председателя, фактически ведшим дела в Румынии – генерал Виноградов. Имелись американский и английский представители, но они предпочитали ни во что не вмешиваться. 20 октября 1944г. Виноградов обвиняет румынское руководство в саботаже «чистки государственного аппарата от фашистских элементов». Пожалуй, этот день можно считать отправной точкой процесса установления коммунистического режима в Румынии – охота на «фашистов», к числу которых мог быть отнесен любой, кто хоть как-то сотрудничал с румынским государством во времена Антонеску, сделалась основным предлогом для разгрома прежней элиты Румынии.

Еще один болезненный удар по румынским властям наносится 11 ноября. Сославшись на начавшиеся в северной Трансильвании гонения на венгров, Советский Союз отстраняет румынскую администрацию от управления областью и берет ее под непосредственный контроль. Теперь румынам должно стать понятно, что, если они не будут слушаться Москву, их может ожидать что-то вроде нового Венского арбитража.

В начале ноября генерал Виноградов выдвигает перед королем Михаем и премьером Сэнэтеску категорическое требование о реорганизации правительства. Министерства были поделены между партиями, треть постов, включая такую важную позицию, как заместитель министра внутренних дел, занимают коммунисты и их союзники. Гроза становится вице-премьер-министром. Тогда же коммунисты начинают явочным порядком приводить своих представителей к власти на местах. Уже к концу ноября их ставленники контролировали половину префектур Румынии.

Румыны быстро вспомнили и стали применять навыки приспособления к неодолимым завоевателям. Коммунистическая партия, которую в 1920 – 30-е годы никто в стране в упор не видел, теперь набирает популярность с необычайной стремительностью. В августе 1944г. в Румынии было меньше тысячи коммунистов, в марте 1945г. – 35 тыс. Еще 70 тыс. человек вступили в ряды коммунистических боевиков. 3 ноября коммунисты собрали в Бухаресте 100-тысячный митинг, опираясь на требования которого генерал Виноградов и потребовал изменений в составе кабинета министров.

Перед лицом коммунистической угрозы король пытается контратаковать. Правительство Сэнэтеску уходит в отставку, 6 декабря к власти приходит новый кабинет во главе с Николае Рэдеску. Новый премьер тоже генерал, но более достойный доверия антигитлеровской коалиции, так как во время правления Антонеску сидел в концлагере. Хотя представительство коммунистов в правительстве король вынужден сохранить, Рэдеску видит свою основную миссию в том, чтобы остановить их натиск.

Смелая, но безнадежная попытка добиться этой цели предпринимается 9 декабря - в ходе встречи с генералом Виноградовым, Рэдеску заявляет, что теперь, когда фронт ушел далеко на запад, Румыния больше не считает целесообразным пребывание советских войск на ее территории. Разумеется, советский генерал не согласился с аргументами румынского премьера. А вот что Советский Союз нашел целесообразным, так это существенное сокращение румынской армии, жандармерии и полиции. Соответствующие указания были доведены до румынского правительства через СКК ближе к концу декабря. Возражать румыны не посмели.

31 декабря Георге Георгиу-Деж и Анна Паукер – два очень разных лидера Румынской коммунистической партии – едут в Москву. Визит затягивается до 16 января 1945г. Согласовывается план захвата коммунистами власти в Румынии. Решающую роль в атаке на короля и правительство коммунисты отводят советским товарищам. От уверенности в собственных силах они очень далеки, о чем свидетельствует риторический вопрос, заданный Анной Паукер накануне отъезда в СССР на одном из совещаний партийного актива.

- Товарищи, скажите, положа руку на сердце, если из ваших городов уйдут советские солдаты, что тогда станет с вашими организациями и вашими префектами?

Наиболее популярной румынской партией, также как и в межвоенные десятилетия, оставалась национал-цэрэнистская. Ее лидер Маниу имел основания надеяться, что на ближайших выборах получит большинство в парламенте. На это делал ставку и король Михай. Он подготовил указ о немедленном проведении в Румынии парламентских выборов. Но выполнение этого решения было заблокировано Союзной контрольной комиссией. В декабре 1944г. Маниу допытывался у американского и английского представителей в СКК, будет ли Румыния включена в советскую сферу влияния. Те дипломатично успокаивали румынского политика, заверяя, что ничего подобного не случится. Хотя правильный ответ на вопрос о советской сфере влияния звучал по-другому: «Да Румыния уже в ней».

После визита Георгиу-Дежа и Паукер в Москву и перед приходом коммунистов к власти в Румынии состоялось одно из самых проклинаемых в современной Восточной Европе исторических событий – Ялтинская конференция лидеров антигитлеровской коалиции. Основным ее итогом считается «сдача» США и Великобританией стран Восточной Европы Советскому Союзу. Однако американцы и англичане никак не могли отдать СССР то, чем они не владели. К моменту начала переговоров в Ялте Польша, Венгрия, Румыния и Болгария находились под советским контролем, который использовался в целях насаждения коммунистических правительств. Не вполне ясным оставалось будущее Германии, Чехословакии и Австрии. Здесь ялтинские договоренности, вероятно, повлияли на такие решения, как отказ американцев прийти на помощь пражским повстанцам и отход американской армии из Саксонии и Тюрингии. Но эти сюжеты были периферийными, а в целом, судьбу Германии и Чехословакии определила глубина проникновения советских и американских войск на их территории, а не статьи международных документов. Лишь советская политика в Австрии оказалась странным исключением из общего подхода к европейским делам.

Руководители США и Великобритании должны были отдавать себе отчет в том, что заставить Сталина отказаться от права быть полновластным хозяином на завоеванных в ходе тяжелейший войны территориях, можно было только затеяв новую войну. Наиболее вероятным ее итогом стал бы захват советской армией уже не только восточной, а всей Европы. Затем могли бы последовать борьба Советского Союза за торжество социализма в Азии и Африке, долгая и жестокая осада коммунистами Западного полушария. В ответ американцы могли бы уничтожить атомными бомбами важнейшие советские города. Остановило бы это Сталина? Полагаю, что на этот вопрос одинаково ответят и те, кто ненавидит Сталина за жестокость, и те, кто восхищается его достижениями в строительстве империи. Разве что советская политика в отношении новоприобретенных территорий из очень жестокой сделалась бы беспредельно жестокой. Такой апокалиптической альтернативе разделу Европы по демаркационной линии между советскими и англо-американскими войсками вряд ли были бы рады даже восточноевропейцы.

Исходя из этой ситуации, надо оценивать и утверждения о том, что, свергнув Антонеску и перейдя на сторону антигитлеровской коалиции, король Михай совершил ошибку, так как этот шаг открыл советским войскам путь в Румынию и привел к установлению коммунистической власти. Переворот 23 августа действительно имел такие последствия. Но с другой стороны, был ли летом 1944г. у Румынии шанс избежать советской оккупации и установления коммунистического режима?

Судьба Румынии была решена не в королевском дворце в Бухаресте, и не в бывшей крымской резиденции российских императоров, а на полях сражений под Сталинградом, Курском и в восточной Белоруссии. После этих побед советских войск, было понятно, что они дойдут до Восточной Европы. А народы всех стран, куда приходила советская армия, должны были строить социализм под руководством коммунистических партий. Эта политика была одинакова и в отношении освобожденных от нацистского господства Польши и Чехословакии, и в отношении сражавшейся за Гитлера до конца Венгрии, и в отношении перебежавшей к победителям Румынии.

Даже в отношении Болгарии, имевшей все основания надеяться, что она останется в стороне. Но в сентябре 1944г. советские войска вошли на территорию этой страны для того, чтобы защитить от болгар американцев и англичан. Ведь уклонившись от участия в агрессии против Советского Союза, болгарское правительство в конце 1941г. объявило войну США и Великобритании, сочтя это наименее обременительным способом показать Гитлеру свою лояльность. А потом Сталин безупречно выполнил союзнический долг, послав войска против «врага» западных участников коалиции, и Болгария на 45 лет сделалась образцовым членом коммунистического блока.

Спасти Румынию от коммунистического правления в августе 1944г. не могли уже ни король Михай, ни Антонеску, ни Рузвельт с Черчиллем. А вот избавить страну от бедствий войны, приблизить ее завершение во всей Европе последний румынский король и его сподвижники очень даже смогли. Останься Румыния в рядах союзников Гитлера, советской армии пришлось бы с боями прорывать укрепленную линию Фокшаны – Галац. Тем временем Германия направила бы серьезные подкрепления для защиты нефтяных районов Румынии. Штурмы крупных городов, как это показали и Сталинград, и Берлин, были во время Второй мировой войны крайне тяжелым делом. Так что бои за Плоешть и Бухарест были бы долгими и жестокими. После чего советским войскам где-то предположительно зимой 1945г. предстояло бы взламывать оборону немецкой, венгерской и остатков румынской армии на карпатских перевалах.

Погибли бы сотни тысяч румынских солдат и мирных жителей, обратились бы в груды развалин десятки городов, начиная от столицы, кончая прелестным трансильванским городком Сигишоарой, где Антонеску готовил запасную резиденцию на случай эвакуации Бухареста. Советская армия все равно захватила бы Румынию. Но счет ее потерь в перечисленных выше предполагаемых сражениях шел бы как минимум на сотни тысяч, может быть и на миллионы. Так что 23 августа в Бухаресте король Михай решил судьбу очень многих румын, а также русских, украинцев, белорусов и представителей других советских народов, которые смогли увидеть конец войны и вернуться домой.

Премьер-министр Румынии Рэдеску был лишен возможности управлять вверенной ему страной. Вмешательство советских военных властей, самоуправство и саботаж коммунистов в условиях навязанного СКК сокращения румынских сил безопасности вели к параличу экономики и разгулу бандитизма. Коммунистические отряды брали под контроль крупнейшие предприятия и даже осуществляли цензуру, запрещая типографиям печатать поддерживавшие правительство газеты.

25 февраля 1945г. коммунисты собрали в центре Бухареста 50-тысячную демонстрацию. Демонстранты предприняли попытку захватить резиденцию Рэдеску. Она располагалась в доме на центральной площади столицы, на противоположной стороне от королевского дворца. Эта довольно невзрачная бетонная коробка, построенная в конце 1930-х для министерства внутренних дел, оказалась для румынских коммунистов знаковым местом. Атакой на это здание они начали операцию по захвату власти, отсюда они долгие годы правили Румынией, а несколько десятилетий спустя штурм того же дома революционерами-антикоммунистами положил конец коммунистической эпохе.

Когда 25 февраля демонстранты попытались вломиться в правительственную резиденцию, полиция стала отстреливаться. Один человек погиб. Под предлогом озабоченности «репрессиями» против коммунистов, 26 февраля в Бухарест прибывает заместитель народного комиссара иностранных дел СССР Вышинский. Для начала советский эмиссар приказывает немедленно сократить столичную жандармерию в два раза. Нужно добиться того, чтобы сопротивляться коммунистическим боевикам было некому.

27 февраля происходит первая встреча Вышинского с королем Михаем. От последнего требуется отправить в отставку Рэдеску. Король тянет время, лихорадочно отыскивая способы избежать прихода коммунистов к власти. 28 февраля Вышинский приходит обиженным на то, что глава румынского правительства еще не отстранен. Настает время вспомнить опыт 1937г. – Вышинский ставит ультиматум об отставке правительства до конца текущего дня и уходит, хлопнув дверью так, что с потолка дворца посыпалась штукатурка. Новый подопечный бывшего прокурора жил в более комфортабельных апартаментах, чем «враги народа» в 1937, но в их положении, тем не менее, было много общего. И их, и румынского короля бдительно сторожили чекисты. Вслед за Вышинским в Бухарест прибывают шесть батальонов НКВД. Советские патрули появляются в центре румынской столицы. 1 марта советские военные власти отключают радиосвязь между бухарестским Генштабом и румынскими армиями, сражающимися на фронте.

Тем не менее, король предпринимает отчаянную попытку вырваться из сжимающихся тисков. Отправив Рэдеску в отставку вечером 28 февраля, он поручает формирование правительства Барбу Штирбею. Представитель старинного боярского рода, этот человек может служить олицетворением старой Румынии. Шансов у него, естественно, нет. 1 марта Вышинский сообщает Михаю, что премьер-министром следует назначить Грозу. Король снова тянет время, и 2 марта советский представитель опять злится. Он кричит: «Требую немедленного ответа!» и стучит кулаком по столу. Монарх имеет полное право прекратить аудиенцию и объявить наглеца персоной нон грата. Но он знает и о советских армейских дивизиях, и о батальонах НКВД. Так что 2 марта 1945г. король Михай согласился поручить формирование правительства Петру Грозе. В Румынии победила социалистическая революция.

 

 

КРАСНОЕ КОРОЛЕВСТВО

 

В мучительные дни конца февраля – начала марта 1945г. король Михай обсуждал реакцию на ультиматум Вышинского с лидерами национал-цэрэнистов и либералов. Первых представлял знакомый нам Маниу, вторых – Константин Брэтиану. Это был уже глубокий старик, за плечами которого остались восемь десятилетий спокойной и благополучной жизни. Константин, приходившийся братом Иону Брэтиану-младшему, родился в 1866 – в тот самый год, когда с принятием конституции и приглашением Гогенцоллернов завершилось создание современного румынского государства. Многие десятилетия он прожил в тени своих отца и старшего брата в спокойствии, достатке и почете, наблюдая за успехами Румынии и ростом влияния семейства Брэтиану. В 1933г., после убийства легионерами лидера либералов Дуки, Константин Брэтиану поднимается к вершинам румынского истеблишмента, став председателем либеральной партии. Двенадцать лет спустя, старик, которому очень хочется дожить жизнь также благополучно, как он прожил большую ее часть, умоляет молодого короля не бросать Румынию на произвол судьбы.

Дело в том, что Михай не желает, чтобы его правление сделалась прикрытием для коммунистического режима, и в ответ на ультиматум Вышинского хочет отречься от престола. Но Брэтиану и Маниу слишком страшно оказаться один на один с коммунистической властью, и они уговаривают короля остаться на посту и в меру (почти отсутствующих) возможностей продолжать противодействовать установлению в Румынии всевластия коммунистов.

6 марта 1945г. король Михай приводит к присяге правительство Петру Грозы. Начинается парадоксальный период, когда коммунистическая диктатура осуществлялась правительством, формально правившим от имени такого некоммунистического персонажа, как король. Национал-цэрэнисты и либералы отказались войти в состав кабинета, но коммунисты смогли привлечь туда представителей незначительной цэрэнистской группировки и группу либералов, созданную главой правительства времен Кароля II Георге Тэтэреску.

Ветеран румынской политики рассчитывал, что его административные таланты и умение находить общий язык со строгим хозяином будут востребованы и при новой власти. К несчастью для Тэтэреску он пришел к коммунистам не с готовностью слушаться их во всем, а с собственной программой. Она заключалась в поддержке внешнеполитической ориентации на Советский Союз, но с другой стороны и в намерении сохранить в Румынии частную собственность и рыночную экономику. Тэтэреску получил пост министра иностранных дел.

СССР спешит достойно вознаградить своего нового восточноевропейского вассала. Уже 9 марта северная Трансильвания окончательно передается под контроль Румынии.

Другим мероприятием, призванным обеспечить новым властям популярность, стала объявленная 23 марта аграрная реформа. У собственников изымались владения, превышавшие 50 гектаров. Поскольку львиная доля помещичьих земель была роздана крестьянам во время реформы 1921г., данное мероприятие было чем-то вроде взлома открытой двери. Экономический и социальный эффект от раздачи крестьянам менее одной десятой земельного фонда страны был ничтожным. Даже политической цели привлечения крестьян на свою сторону коммунисты не достигли. Землю жители румынских сел и деревень, разумеется, взяли, но наиболее популярной в их среде партией все равно остались национал-цэрэнисты.

Для кого земельная реформа 1945г. имела действительно роковые последствия, так это для трансильванских немцев. Первая волна мести за нацистские преступления обрушилась на саксов в январе 1945г., когда советская военная администрация интернировала 75 тыс. жителей немецких округов Трансильвании и направила их на принудительные работы в СССР, в основном в Донбасс. Этот удар был для немецкой общины тяжелым, но не смертельным. 3 тыс. немцев умерли в СССР, порядка четверти депортированных после освобождения уехали в Германию, но 75% отправленных в Союз саксов к исходу 1949г. вернулись в родные места. По настоящему страшным стал удар, нанесенный в марте 1945г. Действуя в «лучших» традициях дискриминационного законодательства времен легионерского правления, правительство Грозы распорядилось конфисковать все немецкие земли, вплоть до самых мелких крестьянских наделов. С этого рубежа начинается период глубокого упадка трансильванских немцев.

Следующим шагом Советского Союза по укреплению связей с румынским коммунистическим правительством стало подписание 8 мая экономического соглашения между двумя странами. Советский Союз снизил на треть причитавшиеся с Румынии репарационные платежи, вернул ей значительную часть конфискованного в августе – сентябре 1944г. транспорта. Выполнение Румынией соглашения привело к переориентации ее экономических связей – в 1945г. на СССР приходилось 95% румынской внешней торговли. Оно предусматривало создание «Совромов» - советско-румынских акционерных обществ, фактически находившихся под советским контролем. Созданные в 1945 – 1946гг. «Совромы» заняли господствующее положение в нефтяной, газовой, горнодобывающей, металлургической промышленности, на транспорте, в банковском и страховом секторах. Особое место принадлежало организации «Совромкварц», добывавшей и поставлявшей в Советский Союз уран, сыгравшей таким образом значительную роль в создании советского ядерного оружия.

За подписанием экономического соглашения последовало празднование победы во Второй мировой войне. 6 июля 1945г. румынский король был награжден орденом «Победа», высшей советской военной наградой, которой удостоились лишь пятеро иностранцев. Сталин помнил о заслугах румынского короля, не забудет он о них и позже.

Однако этот знак признательности со стороны всемогущего советского правителя вряд ли мог быть серьезным утешением для Михая, вынужденного наблюдать за укреплением коммунистической власти внутри страны. В конце марта правительство Грозы приняло закон о чистке государственных органов от «коллаборационистов, легионеров, сотрудников полицейского и пропагандистского аппарата» режима Антонеску.

Важнейшей задачей, решавшейся с помощью этого закона, было установление коммунистического контроля над силовыми структурами государства. В первый месяц своего правления кабинет Грозы уволил половину из 6 тыс. сотрудников министерства внутренних дел. Зато новых полицейских из числа коммунистических выдвиженцев было принято столько, что к середине 1946г. численность сотрудников МВД возросла до 8,5 тыс. В дальнейшем рост силовых структур становился все стремительнее – в 1952г. одних только войск госбезопасности было 50 тыс. В 1945 – 1946гг. прошли массовые увольнения из армии представителей старого офицерского корпуса.

Кабинет Грозы закрыл оппозиционные и установил контроль над независимыми газетами страны. Дольше всего продержалось румынское радио, но в июне и ему было навязано коммунистическое руководство.

По завершении войны в Европе отношения между Советским Союзом и западными участниками антигитлеровской коалиции начали портиться. Разгром в августе 1945г. Японии снимал с западной повестки дня необходимость военного сотрудничества с СССР. А показанные на японцах возможности американского атомного оружия сделались весомым аргументом в ужесточавшихся спорах между бывшими союзниками.

Эти перемены подвигли короля Михая на отчаянную последнюю попытку избавить Румынию от коммунистов. Стране было пора начинать подготовку мирного договора, но США и Великобритания отказывались от переговоров, ссылаясь на непредставительный характер румынского правительства. Естественным выходом из такого положения была смена кабинета, так что 20 августа 1945г. король отправил правительство Грозы в отставку. С точки зрения румынского права и политической традиции это была вполне рутинная процедура, к которой короли прибегали десятки раз. И премьеры всегда беспрекословно слушались монархов.

Но теперь происходит то, что в отличие от называемых переворотом событий августа 1944г., когда король на самом деле действовал в рамках закона, явилось настоящим государственным переворотом. Кабинет Грозы продолжает управлять страной, делая вид, что ничего не произошло. Король отказывается подписывать распоряжения не существующего с точки зрения закона правительства (этот поступок получил парадоксальное название «королевская забастовка»), но они все равно исполняются. Румынам слишком очевидна разница между августом 1944 и августом 1945г. Тогда немецкое господство явно подходило к концу, а теперь советская армия надежно контролирует территорию Румынии. Летом 1945г. в стране расквартирована часть войск, отведенных из Германии по окончании боевых действий, так что численность советского контингента на румынской территории достигает полумиллиона.

Коммунистическая партия сохраняет спокойствие и уверенность в своих (то есть советской армии) силах. 16 октября, в разгар противостояния с королем, собирается партийная конференция, главной задачей которой является отнюдь не поиск выхода из конституционного кризиса, а внутреннее обустройство Румынской коммунистической партии. Дело в том, что уже полгода правившая страной и продолжавшая феерический рост (в сентябре численность РКП достигла 253 тыс. – семикратное увеличение за полгода) партия сама не имела упорядоченного руководства. Такое странное положение сложилось в результате борьбы трех группировок – советской эмигрантской, национальной подпольной и национальной тюремной.

Первая из внутрипартийных групп состояла из самого раннего поколения активистов, бежавших в СССР после запрета партии в 1924г. Она была тесно связана с советским руководством и слабо с самой Румынией, а состояла в основном из евреев. Самой заметной фигурой этой группы, а после возвращения в Румынию в 1944г. неформальным лидером всей компартии, была Анна Паукер. В глазах простых румын она выглядела реинкарнацией королевской любовницы Елены Лупеску, потому что тоже незаконно получила большую власть, и тоже была женщиной и еврейкой (девичья фамилия Анны совсем уж выразительная – Рабинович).

Национальная подпольная группа, созданная Коминтерном в конце тридцатых, в октябре 1945г. не имела никаких шансов возглавить партию. И это несмотря на то, что в ее составе были генеральный секретарь времен войны Штефан Фориш и участник свержения Антонеску Пэтрэшкану.

А причиной такого неудачного для Фориша и Пэтрэшкану расклада стали выдающиеся способности лидера третьей группы – национальной тюремной. Она состояла из активистов второго поколения, посаженных в тюрьмы в начале тридцатых, в основном в ходе подавления забастовок времен Великой депрессии. Ее лидером был Георге Георгиу-Деж. Родившийся в 1901г. в бедной семье в молдавском городе Бырлад и начавший жизненный путь железнодорожным рабочим, он вырос в блестящего политика сталинской школы. Первым выдающимся достижением Георгиу-Дежа стал внутрипартийный переворот начала 1944г. Сидя в тюрьме с 1933г., он сумел организовать свержение силами коммунистического боевого отряда генерального секретаря РКП Фориша. Последний был обвинен в предательстве и посажен под арест на нелегальной квартире. С героем августа 1944г. Пэтрэшкану тогда расправиться не решились, но отвергнутый и советской эмигрантской и национальной тюремной группами, он оказался в изоляции.

Зато влияние вышедшего из тюрьмы в августе 1944г. Георгиу-Дежа росло как на дрожжах. Для вступавшего в коммунистическую партию румынского простонародья именно он – румынский рабочий – а не приехавшая из Москвы еврейка Паукер, был своим человеком. Это объективное преимущество умножалось на политическую ловкость и умение общаться с людьми. Описывающий румынскую историю с антикоммунистических позиций автор Фрунзэ дает Георгиу-Дежу следующую скорее лестную характеристику: «Простой, но не примитивный. Не образованный, но умный. Гибкий, но не раболепный. Обаятельный, но имеющий железную волю.»

Именно он был избран генеральным секретарем РКП на партийной конференции в октябре 1945г. Однако советские хозяева позаботились о равновесии сил в партии – национальный лидер был обложен плотным кольцом московских ставленников. Секретарями партии стали Анна Паукер и ее сторонники – Василе Лука и министр внутренних дел Теохари Джорджеску.

Через полмесяца после партийной конференции румыны получили подтверждение того, что не король, а избранные на ней коммунистические руководители будут определять дальнейшую судьбу страны. 8 ноября руководимая правительством узурпаторов полиция разогнала собравшуюся в центре Бухареста многотысячную демонстрацию в поддержку законного главы государства - короля Михая.

16 – 26 декабря совещание министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в Москве приходит к согласию о принципах урегулирования положения в Румынии, а в последние дни 1945г. в Бухарест с целью объявить волю великих держав прибывает хорошо знакомый румынам Вышинский. Коммунисты делают символические уступки по составу правительства – в него в качестве министров без портфеля входят второстепенные представители национал-цэрэнистов и либералов. Отчаянные попытки Михая назначить беспартийного министра внутренних дел наталкиваются на категорическое несогласие коммунистов и советских представителей, так что на этом посту остается коммунист Джорджеску. В феврале 1946г. США и Великобритания признают кабинет Грозы, что открывает дорогу к подписанию мирного договора. Михай отзывает решение об отставке правительства, и политическая система красного королевства продолжает работу в нормальном режиме.

Впрочем, одну реальную уступку коммунисты все же делают. Они дают обещание обеспечить свободу слова и отчасти сдерживают его. После первых коммунистических заморозков в Румынию приходит оттепель – возобновляется выход газет оппозиционных партий, легче себя чувствует непартийная пресса.

Эта хотя бы частично вернувшаяся свобода имела большое значение для короля и некоммунистических политиков Румынии. Провал попытки убрать правительство Грозы был серьезным поражением, но на его мрачном фоне появился луч надежды. Румынии еще предстояло проводить выборы, а 4 ноября 1945г. избрала свой парламент Венгрия.

Народ соседней страны высказался против коммунистического правления столь однозначно (коммунисты получили всего 17% голосов), что даже Советский Союз согласился с тем, что венгерское правительство сформировала получившая поддержку 57% избирателей Партия мелких сельских хозяев. Правда, советский представитель настоятельно попросил взять в правительство хотя бы немногих коммунистов, а одного из них обязательно назначить министром внутренних дел. К середине 1947г. глава МВД Ласло Райк пересажает остальных министров венгерского правительства и все равно добьется установления коммунистической власти, но тогда этого еще никто не знал.

Поэтому национал-цэрэнисты и либералы начали готовиться к выборам, надеясь, что они положат конец коммунистическому правлению. РКП, разумеется, тоже была в курсе венгерских обстоятельств, и опасалась выборов. Так что правительство отложило их на максимально поздний срок – осень 1946г. – с тем, чтобы успеть обеспечить надежный контроль коммунистов над местной администрацией. По причине подготовки к выборам 1946г. стал для Румынии относительно спокойным.

Вместе с тем, первая половина года была отмечена двумя очень разными казнями. Первая – торжественная и пафосная – досталась на долю Антонеску. Советские власти забрали бывшего румынского диктатора в сентябре 1944г., но в 1945г. он был отдан обратно румынам. В мае 1946г. состоялся показательный процесс, 1 июня увенчавшийся расстрелом Антонеску и трех его ближайших сотрудников. Этот акт должен был означать расставание Румынии с темным прошлым в преддверии вступления в светлое коммунистическое будущее.

Вторая, происшедшая примерно в те же дни (точная дата так и сталась неизвестной), была сугубо секретной, став уже не расставанием с прошлым, а предупреждением относительно надвигающегося будущего. Начавшаяся в 1944г. в стиле бандитских разборок борьба Георгиу-Дежа с Форишем в том же духе и завершилась. Бывший генсек был арестован коммунистическими боевиками и посажен в секретную партийную тюрьму. После того, как состоялось соответствующее решение руководства РКП, шеф коммунистической службы безопасности Пантелей Бондаренко приехал в это укромное место и убил Фориша ударом гвоздодера по голове. Официально тот просто бесследно исчез. Настойчивые попытки его матери выяснить судьбу сына завершились тем, что она была брошена в реку с привязанным на шею жерновом.

К октябрю 1946г. правительство Грозы сочло, что все готово, и назначило парламентские выборы на 19 ноября. Расчеты оппозиции на повторение венгерского опыта оказались наивными. Стараниями контролируемых правящей партией местных властей коалиция РКП, Фронта земледельцев и прокоммунистических (после происшедшего в начале 1946г. раскола в партии) социал-демократов получила 70% мест в Палате депутатов (Сенат был ликвидирован решением правительства Грозы). История сохранила настоящие результаты выборов лишь в нескольких трансильванских уездах. Так в Сомеше национал-цэрэнисты получили 52%, а коммунисты с союзниками – 23% (официально объявленный результат по уезду Сомеш – 70% за коммунистов и 11% за национал-цэрэнистов).

Последнее обстоятельство, сдерживавшее коммунистов, было устранено с подписанием 10 февраля 1947г. Парижского мирного договора между Румынией и странами антигитлеровской коалиции. Были утверждены удовлетворявшая румын граница с Венгрией (та же, что в 1920г.), и не удовлетворявшая (хотя в 1947г., разумеется, никто не спорил) – с Советским Союзом. Последнюю надежду у румынских антикоммунистов отбирала внесенная СССР оговорка о том, что советские войска останутся в Румынии и после вступления в силу мирного договора «для охраны коммуникаций с оккупационной зоной в Австрии».

Уже в марте Гроза намекает королю Михаю, что пора подумать об отречении от престола. Затем были предприняты значительные усилия, призванные подтолкнуть монарха к правильным выводам.

Оттепель заканчивалась, на смену ей шла долгая и беспощадная тоталитарная зима. Последняя попытка противодействия была предпринята 24 мая. Слишком сильного расхождения между политикой правительства и собственными принципами не выдержал министр Тэтэреску, опубликовавший меморандум, в котором осуждался взятый правительством Грозы курс на подавление рыночной экономики. Но мнение либерального союзника теперь для коммунистов было пустым звуком. Следует серия беспощадных ударов по оппозиции, гражданскому обществу и частной собственности.

В это время экономическое положение, остававшееся тяжелым все послевоенные годы, ухудшается до крайности вследствие сильной засухи. Миллионы крестьян, особенно в Молдавии, голодают. В городах вводятся карточки на продовольствие, в деревне - обязательные поставки государству сельскохозяйственной продукции. Положение с продовольствием смягчается благодаря советской помощи. В 1945 – 1947гг. Советский Союз поставил Румынии 480 тыс. тонн зерна. В эти годы в самом СССР миллионы человек жили впроголодь, но укрепление власти румынских коммунистов было для советского руководства более важной задачей, чем прокорм собственного населения.

Теперь, когда крестьянство находится в трудном положении, пора нанести решающий удар по партии, за которую оно недавно голосовало. 14 июля руководство национал-цэрэнистов арестовывается на аэродроме в местечке Тэмэдэу, откуда Михалаке пытается вылететь за границу с целью формирования запасного центра партии в местах недоступных для коммунистических сил безопасности. 30 июля следует указ о запрете национал-цэрэнистской партии, сопровождающийся решительным разгромом всех ее структур.

Вслед за ликвидацией основной оппозиционной силы начинается разгром рыночной экономики. В августе проводится денежная реформа, призванная преодолеть последствия свирепой военной и послевоенной инфляции (20 000 старых лей обмениваются на один новый). Ее особенностью стали жесткие ограничения на предельную сумму, которую могло обменять одно физическое или юридическое лицо, что сделало дальнейшее функционирование многих частных фирм невозможным.

Так что в сентябре 1947г. РКП есть, что предъявить собравшемуся на польском курорте Шклярска-Пореба совещанию коммунистических партий, на котором было принято решение об ускорении социалистических преобразований в Восточной Европе и создании Коминформа. Секретариат этого органа, через который Сталин намерен более жестко управлять зарубежными коммунистами, решено разместить в Белграде, но вскоре ему предстоит переехать в Бухарест.

В конце лета 1947г. закрываются оппозиционные – причем не только цэрэнистские, но и либеральные – а также многие независимые газеты. Разгром организационных структур и неотступная травля активистов привели к тому, что в ноябре 1947г. Брэтиану принял решение о «приостановке» деятельности либеральной партии.

6 ноября 1947г. был отправлен в отставку последний некоммунистический министр румынского правительства Тэтэреску. Внешнеполитическое ведомство возглавила Анна Паукер. Для второго человека в партии такой пост был мелковат – Георгиу-Деж выигрывал борьбу за власть.

В ноябре состоялся показательный процесс над национал-цэрэнистскими лидерами. Маниу и Михалаке были приговорены к пожизненному заключению. Полный великих свершений и тяжелых поражений, жизненный путь Юлиу Маниу завершился в тюрьме в 1953г. Иону Михалаке, возможно самому демократическому из румынских политиков, пришлось сидеть долго – Бог избавил узника от страданий только в 1963г.

Наивысший подъем волны репрессий не зря пришелся на ноябрь. Коммунисты приурочили его к определенной дате - 20 ноября 1947г., дню свадьбы английской принцессы, нынешней королевы Елизаветы. Румынский король был приглашен на торжество. Уничтожая последних союзников Михая в Румынии, новые правители настойчиво давали ему понять, что возвращаться из Лондона не стоит. Некоторое время Михай давал коммунистам основания полагать, что оправдает их надежды – после торжеств в Лондоне король задержался в Швейцарии. Там, на берегах Женевского озера, принцесса из другого древнего рода Европы Анна Бурбон-Парма дала Михаю согласие стать его женой.

Но 21 декабря король к разочарованию премьера возвращается в свою столицу. 30 декабря 1947г. Михай был вызван из Синаи в Бухарест на встречу с Грозой и Георгиу-Дежем. Перед королем положили заранее заготовленный манифест об отречении. Михай спорил, пытался связаться с внешним миром, но убедился, что телефонные линии дворца отключены, и смирился с неизбежным. В тот же день парламент провозгласил Румынию республикой. Так завершилось существование странного красного королевства. И опустился занавес над восьмидесятилетней историей румынских Гогенцоллернов.

Свергнутому королю было велено возвращаться в Синаю и паковать чемоданы. На сборы отводилось четыре дня. Вечером 3 января 1948г. Михай, королева Елена и пятеро придворных сели в поезд на вокзале в Синае. Опасаясь выступлений в защиту монархии, власти рассчитали так, чтобы экс-король миновал румынскую территорию в течение ночи. На следующее утро изгнанники пересекали Венгрию – страну, тоже контролируемую советской армией. Бывший король и его спутники боялись, что с венгерской территории поезд повернет на восток, и их жизнь закончится в неких отдаленных местностях Советского Союза. Но венгерские, затем австрийские названия станций за окном внушали оптимизм – поезд упорно шел на запад. Уже за Веной состав остановился около моста через речку. Через некоторое время подъехал джип и вошедший в вагон капитан американской армии не без пафоса сообщил изгнанному королю: «Сэр, теперь вы свободны!» Анна сохранила верность Михаю, и свадьба была сыграна, несмотря на то, что социальный статус и материальное благосостояние жениха радикально снизились.

Михай был для Сталина и его румынских подопечных политическим противником, окончательную победу над которым они смогли отпраздновать только через три года после начала противостояния. Здесь уместно вспомнить, как редко побежденные враги Сталина оставались в живых и на свободе. Только исходя из этого, можно оценить, насколько советский правитель был признателен румынскому королю за то, что он сделал для советской армии и народа в августе 1944г.

Ответить

Фотография Strainu Strainu 10.12 2017

 

несмотря на печальный исход его правления.

Ну для самого Михая исход не такой уж и печальный, учитывая что Антонеску казнили, а все "буржуазные" румынские политики умерли в тюрьме. Останься Михай в Румынии, вряд ли бы он дожил до старости.

 

  Оно, понятно, смотря с чем сравнивать. Лидеру румынских либералов, глубокому старику Брэтиану, умершему в 1950 г., через несколько дней после ареста, было хуже, чем Михаю. Лидеру крестьянской партии Михалаке, отмотавашему в тюрьме 13 лет, прежде чем смерть избавила его от неволи, тем более. И тем не менее, назвать позитивными итоги жизни короля Михая в 1945 - 1947 гг. я никак не могу.

 

Ну, во-первых, я видел дворец в Синае. Я бы точно был сильно огорчен, если бы меня выгнали из столь приятного места.

 

Во-вторых, я исхожу из того, что у короля Михая присуствовали не только шкурные интересы, но и долг перед страной (будь оно по-другому, он по- другому бы себя вел 23 августа 1944 г., а особенно 20 августа 1945 г.). Свою жизно он спас, но для Румынии уже ничего не смог сделать.  

Ответить

Фотография Ученый Ученый 10.12 2017

После 2МВ наступила эпоха демократии и на королей смотрели косо. Был изгнан итальянский король, который тоже принимал участие в борьбе с немцами и фашистами. А Михай в сущности поступил разумно, сопротивлялся коммунистом, пока были какие-то возможности, а потом сбежал. Он же кажется был плейбоем, а такие люди не очень склонны к самопожертвованию.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 10.12 2017

Интервью, взятое у Михая I в 2011 г.

http://russiahousene...mania-nenavidel

Ответить

Фотография Ученый Ученый 10.12 2017

Михай ругает Антонеску и Гитлера, а вот в румынском фильме Зеркало - начало истины, 1993 Антонеску представлен героем, а Гитлер мудрецом и полубогом, его даже играет атлетически сложенный высокий актер.

Ответить

Фотография Strainu Strainu 01.01 2018

 Он же кажется был плейбоем, а такие люди не очень склонны к самопожертвованию.

 

Ваше предположение «кажется был плейбоем» представилось мне зацепкой для интересной темы. Подружки у принца и затем короля были, числом четыре. Когда я писал историю Румынии, собрал сведения о них насколько смог, хотя это было нелегко. Очень все-таки сдержан и молчалив был Его Величество – вот и в интервью, на которое здесь дана ссылка, ни Лулу, ни Долли не упомянуты.

 

В результате, только две из четверых оказались девушками, поддающимися идентификации, а две другие остались призраками.

 

Первой женщиной принца, скорее всего, была Ивоника (румынское уменьшительно-ласкательное от французской Ивонны), легким призраком мелькающая на страницах дневника отца Михая короля Кароля. В 1937 году, когда Михаю было шестнадцать, королевская фаворитка Елена Лупеску, дама, весьма озабоченная вопросами секса, решила, что мальчик созрел и должен быть обеспечен женщиной. Она и подобрала ему некую Ивонику, с которой принц общался два года. А в 1939 Ивоника чем-то не угодила то ли королю, то ли его фаворитке, и ей велели убираться на все четыре стороны. И кроме нескольких заметок в дневниках Кароля, бедная Ивоника больше нигде в истории не мелькает. И мы о ней больше ничего не знаем. Михай, согласно тем же дневникам, сильно горевал после расставания. Но всю свою последующую долгую жизнь так ни разу об Ивонике не вспомнил.

 

Следующую подругу Михай возможно (хотя не факт) выбрал сам, и может быть прожил с ней самые счастливые моменты своей жизни. Во всяком случае, эту историю любви пресса того времени освещала широко и представляла как безмятежную идиллию. Королевской подругой стала дочка владельца крупнейших металлургических и машиностроительных заводов Румынии Николае Малаксы – Ирина (Лулу). Идиллия прервалась после того, как осенью 1940 года Михай стал королем, а королева-мать Елена вернулась из изгнания. Она объяснила сыну, что его увлечение приходит в противоречие с государственными интересами. Лулу – девушка со слишком серьезным положением в обществе, чтобы быть ни на что не претендующей подружкой, но слишком простая, чтобы сделаться королевой. Михай внял – государственные интересы для него оказались важнее, да и мама, похоже, так на всю жизнь осталась для него главной женщиной.

 

Зато появилась подруга, связь с которой точно не предполагала серьезных обязательств – итальянская актриса Мариелла Лотти. Значительную часть 1940 и 1941 годов она прожила в Бухаресте в номере шикарной гостиницы, снятом для нее королем. Потом вернулась в Италию для продолжения карьеры в кино. В 1948 году, когда уже изгнанный Михай женился, Мариелла раздавала интервью, в которых рассказывала, что с горя собирается уйти в монастырь. Возможно, это был рекламный ход. Во всяком случае, в монастырь она не ушла. На этом с итальянкой можно проститься, и перейти к самой интересной из подруг Михая.

 

В 1942 году около короля появляется еще одна женщина-призрак. И в отличии от Ивоники, бывшей незначительным персонажем, в данном случае призрачность поразительна. Ведь Долли Хризолегос была фавориткой Михая до его отречения в 1947 – все годы, в течение которых произошли важнейшие события жизни последнего румынского короля. Но ничего похожего на положение некоронованной королевы, которое занимала Елена Лупеску при отце Михая Кароле, не было. Во всех передрягах 1944 – 1947 годов на виду прибывали сам король, его придворные и офицеры, изредка королева-мать. Долли оставалась где-то в глубине дворцовых покоев. Но у румынских конспирологов относительно нее есть весьма увлекательная гипотеза. Как они утверждают, Долли была советским агентом, сыграла чуть ли не главную роль в принятии Михаем решения о разрыве с Гитлером, а в последующие годы подталкивала монарха к сотрудничеству с коммунистами. Коли оно так, то наряду с королевским орденом Победы, прелестная авантюристка тоже заслужила что-нибудь вроде Героя Советского Союза. А так ли оно было, толком и не узнаешь, потому как трудно задавать вопросы призракам. Долли Хризолегос появляется не совсем понятно откуда, а после отречения короля вновь уходит в густую тень безвестности. Так до наших дней и остается Долли материализовавшимся в парке королевского дворца летней ночью незадолго до начала Сталинградской битвы привидением «с пышными рыжими волосами и большими зелеными глазами, похожим на древнегреческую богиню» (вау, я тоже в вас немножко влюблен, товарищ Хризолегос).

 

А главное, что можно сказать о Михае в связи с его ранними романами, так это процитировать сделанное еще в тридцатые наблюдение – «он был очень сдержан во всех своих проявлениях». Сдержанность привела к тому, что все последующие десятилетия бывший король так ни словом и не обмолвился о своих девушках. Что с его стороны было порядочным свинством. По меньшей мере, по отношению к историкам.

 

А вот рисковать и даже жертвовать собой, как мне представляется, король Михай был готов. Хотя смещение Антонеску и можно рассматривать как конформистскую перебежку на сторону победителей, предприятие нельзя не признать весьма рискованным. Передовые части советской армии находились в четырехстах километрах от Бухареста, да и с тем, как поведут себя красные по отношению к королю, ясности не было, кроме того, нельзя было с уверенностью предсказать, поддержит ли румынская армия свержение маршала, а вот сила и беспощадность немцев были хорошо известны.

 

Но самым отчаянно смелым (и кстати, идущим вразрез с предположением о связи Долли Хризолегос с коммунистами и/или ее сильном влиянии на политику Михая) решением короля стал указ об отставке коммунистического правительства, подписанный 20 августа 1945 года. Шансы Михая на успех на мой взгляд были нулевыми – в Румынии стояло около полумиллиона советских войск, поддерживавших местных коммунистов, эти последние правили с марта и успели расставить своих людей на все важные посты в силовых ведомствах. Они продолжили править, проигнорировав то обстоятельство, что по закону они уже больше не Кабинет Его Величества. Тем не менее, Михай продолжал настаивать на своем решении до декабря, когда заместитель народного комиссара иностранных дел Вышинский вынужден был потратить несколько дней на то, чтобы съездить в Бухарест и убедить короля в безнадежности его борьбы. 

Ответить

Фотография Strainu Strainu 01.01 2018

Михай ругает Антонеску и Гитлера, а вот в румынском фильме Зеркало - начало истины, 1993 Антонеску представлен героем, а Гитлер мудрецом и полубогом, его даже играет атлетически сложенный высокий актер.

 

Фильм видел. Он снят с симпатией к Антонеску - свергнутый диктатор там единственный положительный герой. Остальные - коммунист Пэтрэшкану, лидер крестьянской партии Маниу и, наконец, король Михай - предатели, которых настигает кара за то, то не боролись за Румынию вместе с диктатором. 

 

Из этого, думаю, понятно, что режиссер Николаеску рассматривает события явно не с точки зрения короля Михая. Реакция этого последнего на "Зеркало" весьма забавна. Он выразил недовольство тем, что король Михай из фильма курит значительно больше, чем реальный Михай курил в то время. И все! Еще один образец знаменитой королевской сдержанности.


Сообщение отредактировал Strainu: 01.01.2018 - 23:24 PM
Ответить