←  История войн

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Спецоперации

Фотография Castle Castle 10.05 2017

Операция "Пенициллин"/ "Яалом"
 
В начале 50-х годов советское ОКБ Микояна и Гуревича разработало новый реактивный истребитель – МиГ-21. Быстрый и манёвренный, он мог стать серьёзным противником боевым самолётам, стоявшим на вооружении у потенциальных врагов СССР. 
IvSJ5.jpg
МиГ-21ф13
 
В 1961 году Советский Союз начал поставлять «миги» арабским странам, которые вели подготовку к большой войне с Израилем. К 1963 году МиГ-21 уже стоял на вооружении ВВС Сирии, Ирака и Египта. В начале 60-х годов израильские военные специалисты осознали опасность этого истребителя и пришли к выводу, что для успеха в будущей войне Израилю необходим угон одного из его экземпляров. Создатель и командующий ВВС Израиля Дан Толковский говорил: «Основной принцип ведения войны: чтобы победить, нужно знать оружие, которым воюет противник».
Операция по угону МиГ-21 получила имя «Яалом» (ивр. – «бриллиант»). в русскоязычной литературе чаще всего используют название «Пенициллин», .
 
Первые попытки угона МиГ-21 были предприняты израильтянами в 1963–1964 годах. Для выполнения этой задачи израильские спецслужбы завербовали капитана египетских ВВС Махмуда Аббаса Хильми. Лётчик находился в оппозиции к египетским властям из-за того, что получил приказ бомбить мирное население Йемена во время гражданской войны, разгоревшейся в этой стране после революции 1962 года. За угон истребителя израильтяне предложили Хильми политическое убежище и один миллион долларов. Однако операция закончилась неудачей – по ошибке Хильми угнал старый учебно-тренировочный истребитель Як-11. Точных данных о причине этого провала нет, однако существует версия, что лётчик угнал самолёт до того, как получил полные инструкции от израильских спецслужб. В результате египтянин не получил миллиона долларов, но ему было предоставлено убежище и небольшое денежное пособие.
foto_1_izrailskie_spetsialisty_osmatriva
​Израильские специалисты осматривают самолёт Як-11, угнанный Махмудом Хильми 
 
В апреле 1965 года командующий ВВС Израиля генерал Эзер Вейцман обратился к директору «Моссад» Меиру Амиту с настоятельной просьбой всё-таки заполучить МиГ-21. Война с коалицией арабских стран была не за горами, и израильтянам было жизненно важно ознакомиться с характеристиками нового самолёта и отработать тактику боя против него.
Проанализировав опыт прошлых неудач, специалисты «Моссада» пришли к выводу, что нужно делать ставку на немусульманина. В это же время в израильское посольство во Франции обратился иракский еврей Иосиф Максур (по другой версии – Иосиф Шамаш). Он был одним из немногих евреев, оставшихся в Ираке после создания государства Израиль и массовой эвакуации еврейского населения из арабских стран. Иосиф работал слугой в доме христиан-ассирийцев по фамилии Редфа и был весьма уважаемым человеком из-за своей природной смекалки. Однажды во время бытовой ссоры один из Редфа допустил антисемитское высказывание в адрес своего еврейского слуги. Иосифу было шестьдесят лет, и он имел очень смутное представление о том, кто такие евреи и что такое иудаизм. Но после этого случая он начал больше интересоваться своим происхождением, стал патриотом Израиля, вышел на связь с израильскими спецслужбами и предложил им свои услуги. Старому слуге было известно, что один из членов семьи Редфа – Мунир – пилотировал МиГ-21 и хотел покинуть Ирак, так как в стране начались гонения на христиан. Этой информацией Иосиф и поделился с израильскими спецслужбами.
Вскоре «Моссад» начал переговоры о том, каким образом будет проведена операция и какие гарантии получит семья Редфа. Речь шла о переезде в Израиль целого клана и выплате огромной компенсации, так как семья имела в Ираке большое количество недвижимости. В итоге стороны сошлись на сумме в 500 тысяч фунтов стерлингов. Половину этой суммы должен был получить дядя Мунира, выехав на лечение в Швейцарию. Иракское правительство доверяло ему, и отъезд не вызывал бы подозрений. В переписке «Моссада» и Мунира Редфа самолёт фигурировал под кодовым словом «Пенициллин».
Чтобы Редфа не сомневался в намерениях израильской стороны, его на несколько дней тайно вывезли на Святую Землю. 24 января 1966 года в сопровождении представителей израильских спецслужб он прибыл на авиабазу «Хацор», где встретился с начальником воздушного отдела Генштаба ЦАХАЛ Мордехаем Ходом, а также руководителем «Моссада» Меиром Амитом. Пилоту рассказали, каким путём следует лететь из Ирака в Израиль, чтобы не быть запеленгованным иракскими и иорданскими радарами, а он, в свою очередь, заверил израильтян в том, что ему удастся добиться перевода на ту военную базу, где стоят самолёты МиГ-21. Иракец совершил совместный полет с израильским летчиком на двухместном самолете "Метеор" для ознакомления с подлетом к аэродрому. На следующий день Редфа был загримирован и для конспирации переправлен в Европу под чужими документами, а оттуда вернулся в Ирак.
 
Информацию о своей деятельности Редфа передавал с помощью почтовых открыток. 17 февраля 1966 года он сообщил израильтянам:
«У нас всё в порядке. Скоро возьму пенициллин. Привет новым друзьям. До скорой встречи»
Через два месяца от него пришла новая информация:
«Мне удалось перевестись из госпиталя, где я нахожусь, во внутреннее отделение. Перевод произойдёт в июне. Тогда же, по всей видимости, перешлю вам пенициллин»
17 июля он прислал последнее сообщение перед угоном:
«Переведён во внутреннее отделение. Прохожу курс терапии пенициллином. Скоро привезу его вам. В начале августа моя жена с детьми и братом выезжает за границу»
Клан Редфа частично выехал за границу под различными легендами, а оставшиеся были эвакуированы израильскими ВВС из гор Курдистана, куда семья ушла под предлогом пикника. Эвакуация состоялась сразу же после того, как израильтянам стало ясно, что самолёт угнан.
 
14 (по другим данным – 13) августа 1966 года состоялся тренировочный полёт, во время которого Мунир Редфа должен был угнать самолёт. Однако с первой попытки сделать это не удалось. Пилот поднял машину в воздух, производил полёт по заданному курсу и уже собирался резко поменять направление движения, как вдруг началось задымление кабины (загорелась проводка), и Редфа был вынужден вернуться на базу.
Следующий полёт состоялся 15 (по другим данным – 16) августа. На этот раз всё прошло успешно. Лётчик изменил заданный курс, выключил радио, из которого раздавались приказы вернуться назад, и направил самолёт в сторону иорданской границы. Приближаясь к границе Иордании и Израиля, Редфа увидел два израильских истребителя, летевших ему навстречу. Самолёты обменялись условными сигналами, и МиГ-21 в сопровождении израильтян направился на военный аэродром в пустыне Негев.
Израильские пилоты провели три дня до вылета в состоянии полной боевой готовности, но, даже поднявшись в небо, не знали о том, какую задачу им предстоит выполнить. Даже ведущий звена подполковник Ран Ронен не был извещен о том, какое значение для Израиля имеет его вылет. Через несколько секунд после того, как самолёты набрали высоту, диспетчер дал им приказ лечь на курс 90 градусов, который вёл в Иорданию. Ронен попросил подтверждения, и диспетчер повторил приказ: «Курс 90, предельная скорость. На перехват». Затем в наушниках раздался голос, который пилоты никак не ожидали услышать. К Ронену обратился сам командующий ВВС генерал Мордехай Ход: «Ран, через несколько минут ты увидишь кое-что, что сбивать нельзя. Следи за направлением на 11 часов»
Ран Ронен вспоминал:
«Я сказал генералу: «Вас понял!» И через некоторое время увидел на горизонте чёрную точку. Эта чёрная точка стала уходить влево, пока не оказалась от меня на 90 градусов. Я увидел силуэт самолёта. Это было невероятно! Это было что-то невозможное! Это была просто мечта! Это было что-то невообразимое!»
К восторгу Ронена, ставшего первым израильтянином, который увидел суперсовременный МиГ-21, примешивался страх перед непредсказуемым поведением пилота, находившегося за его штурвалом:
«Я сказал ведомому, чтобы он шёл за ним на расстоянии 150 метров, держал его в прицеле, и чтобы всё оружие было готово. Я подумал, что пилот МиГа может быть камикадзе, и всё это хитрая ловушка. Я не выпускал ручку управления и рычаг управления двигателем из рук на случай, если он попытается оторваться, если что-то предпримет. Я летел немного выше, очень близко… метров десять… меньше… И тогда он меня заметил. Я кивнул ему головой – он ответил. Тогда я поднял левую руку – он ответил и на этот жест. Тогда я показал ему знаками, чтобы он следовал за мной. Он кивнул в знак согласия, и я его повёл»
Самолёт Ронена шёл рядом с «мигом», а его ведомый держал угнанную машину в прицеле до тех пор, пока самолёты не приземлились в Израиле.
8635237805_6cccb2ca8b_b.jpg
Самолёт, угнанный Муниром Редфа, в музее ВВС Израиля 
В Израиле Мунира Редфа встретили как героя. Его семья получила убежище, большую сумму денег, а он сам, по данным, приведённым в статье «The Jewel in the Crown», устроился на работу лётчиком в одну из нефтедобывающих компаний на Синае. Через некоторое время клан Редфа уехал в Западную Европу, так как не смог прижиться в еврейском государстве. В 1998 году Мунир Редфа умер от инфаркта.
foto_3_munir_redfa-8a7598a75f73c28e3d3ab
Слева – Мунир Редфа в 60-е годы. Справа – он же в последние годы жизни 
 
Израильские ВВС сумели в полной мере воспользоваться угоном новейшего самолёта. Благодаря нескольким полётам на угнанном «миге» лётчики ЦАХАЛ могли прогнозировать поведение противника в воздухе. Данни Шапира, ведущий израильский лётчик-испытатель тех лет, приводит такой эпизод:
«Один лётчик мне сказал, что час назад в Негеве сел МиГ-21, и предположил, что я скоро сяду за штурвал этого самолёта. Я подумал, что это шутка и сказал: «Хватит трещать!» Но на следующее утро меня вызвал Мордехай Ход. Он взглянул на меня, улыбнулся и сказал: «Слушай, Данни, ты будешь первым в мире западным пилотом, который полетит на МиГе-21. Я ответил: «Что ж, здорово!»
Шапира осмотрел самолёт и получил инструктаж от Мунира Редфа. После этого все арабские надписи на приборной доске были переведены на иврит и английский, а уже через несколько дней лётчик поднял МиГ-21 в небо над Средиземным морем. Позднее Шапира вспоминал: «Ничего не было сложного. Скороподъёмность отличная. Этот самолёт был минимум на 900 или даже 1000 килограммов легче, чем «Мираж».
 
j0C25qL.jpg?1
 
2895_800.jpg
 
foto_4_danni_shapira_i_ugnannyy_mig-21-3
Данни Шапира с угнанным «мигом»
 
Ознакомившись с новинкой, Шапира начал участвовать в учебных боях против лучших израильских пилотов:
«У нас была программа: потренировать пилотов, посмотреть, как маневрирует МиГ-21, и понять, что должен делать «Мираж», чтобы оставаться на хвосте у МиГа и сбить его»
Хорошо отзываются о МиГ-21 и специалисты по истории ВВС. В частности, писатель и историк Лон Нордин даёт ему следующую оценку:
«Надо сказать, что русские научились делать очень экономичные самолёты – они даже не использовали клепку впотай. То есть, поверхности не были идеально ровными, а некоторые швы были совсем грубыми. Но какая разница, если самолёт может выдать двойную скорость звука? Этот МиГ был эффективен, быстр, обладал хорошей манёвренностью. А если он в бою живёт не больше двух дней – пусть будет дешевле!»
Помимо достоинств нового «мига», израильтяне узнали и о том, что на больших скоростях и малой высоте его управляющие поверхности действуют медленно и неэффективно. Главным же недостатком самолёта являлся очень плохой обзор задней полусферы. «Если зайдёте сзади, немного ниже (в ста пятидесяти метрах под МиГом), то он вас не заметит, – резюмировал Данни Шапира после учебных полётов, – Если замечаете, что МиГ начинает делать небольшие повороты то влево, то вправо, это значит, что он вас высматривает, он вас не видит, но пытается увидеть. Как только он начинает поворачивать – подлетайте и стреляйте в него».
Впервые услугой Мунира Редфа и трудами Данни Шапира израильтяне воспользовались 7 апреля 1967 года. После того как сирийская армия обстреляла еврейские поселения, в воздух были подняты две эскадрильи истребителей Dassault Mirage III, которые вступили в бой с сирийскими «мигами» и сбили шесть из них, не понеся при этом потерь. Ошеломлённые сирийские лётчики докладывали, что израильтяне действовали так, будто знали обо всех тактико-технических характеристиках этих самолётов. Но главным результатом угона иракского «мига» стали успешные действия ВВС Израиля во время Шестидневной войны, когда израильские пилоты сбили шестьдесят самолётов противника, потеряв лишь двенадцать своих. Так, полковник Гиора Эвен-Эпштейн одержал семнадцать воздушных побед и стал одним из наиболее результативных асов в истории реактивной авиации.
 
2087_8.jpg
Трофейный МиГ-17 в сопровождении Mirage III ВВС Израиля 
 

Сообщение отредактировал Castle: 10.05.2017 - 23:14 PM
Ответить

Фотография Castle Castle 05.06 2017

Операция Barmaid или самая большая тайна HMS Conqueror.

Подводная лодка, которая потопила аргентинский крейсер «Генерал Бельграно» во время войны за Фолклендских островов, участвовала в гораздо более смелой и опасной операции «холодной войны» спустя всего несколько недель после ее окончания.

Conqueror.jpg

 

В начале 80х годов США обнаружили, что подводные лодки и надводные корабли СССР не только стали быстрее и тише, они еще и стали использовать протяженные буксируемые антенны гидроакустических станций, увешанные гидрофонами, - изобретение, которое считалось ноу-хау американского флота. Возникло подозрение, что в США или Великобритании орудует советский шпион, передавший СССР секретную технологию. Для того, что бы подтвердить или опровергнуть эти опасения, была задумана почти сумасшедшая операция - планировалось похитить такую антенну у советского корабля. Операция получила наименование  Barmaid - Барменша. General Dynamics, поставщик спецоборудования для ЦРУ, построила пинцетное оборудование с резаком, которое было установлено на британских подводных лодках. Но почему бы не использовать более крупные ВМС США? Считается, что тем самым было отдано должное выучке и дисциплине британских подводников, которые избегали ковбойства, свойственного американцам, и знали когда нужно остановиться. Впрочем есть и более прозаичная причина - в случае обнаружения британской АПЛ, скандал не затронул бы российско-американские отношения, критически важные для судеб мира.

Сначала HMS Churchill пытался оторвать антенну,  а затем HMS Conqueror, получивший наконец шипцы и резак с телевизионным управлением, в течении пары месяцев пробовал похитить антенну, но безуспешно. Наконец в августе 1982 года АПЛ была наведена на советский разведывательный корабль, замаскированный под польский траулер и плававший в Баренцевом море практически и границ территориальных вод СССР.  Англичане и американцы надеялись, что близость дома усыпит бдительность советских моряков. На счастье британских подводников, антенна ГАС не была включена, иначе АПЛ быстро бы обнаружили. HMS Conqueror, под командой все того же бесстрашного капитана Christopher Wreford-Brown, подошла под перископом практически вплотную к советскому кораблю, их разделяло только несколько ярдов, и задействовала шипцы и резак. Офицеры расценивали свое задание как безумие, столкновение с корпусом или винтами корабля казалось неизбежным. Но Врефорд-Браун подтвердил свою квалификацию одного изз дучших подводников Ройял Нэви. Резак работал не очень быстро, он "грыз" трос и должен был оставить следы, похожие на естественный обрыв троса. Захватив отрезанную антенну, АПЛ отошла в сторону и на грубину, выпустила водолазов, которые привязали драгоценную находку к корпусу подлодки.  По возвращению в  Клайд антенна была срочно отправлена самолетом в США для изучения экспертами. Честно говоря, не знаю - стоила ли эта операция того риска, который обернулся в случае разоблачения авантюры. После операции бортжурнал HMS Conqueror был уничтожен, что дало много поводов для пересудов историкам Фолклендской войны.

http://www.telegraph...-on-Russia.html

 

По иронии судьбы, и американская буксируемая антенна попала в руки советских экспертов, правда совершенно случайным образом.

Наша торпедная атомная подводная лодка «К-324», проэкта 671РТМ (Victor III class) несла боевую службу в Саргассовом море, пристроившись под каким то кораблем. Это оказался фрегат ВМС США USS McCloy (FF-1038) типа "Бронштейн", испытывавший новейшую противолодочную систему обнаружения TASS (Towed Array Surveillance System) с антенной длиной более полукилометра. Антенна тестировалась на обнаружении АПЛ "Филадельфия", а «К-324» обнаружить не смогла. 25 октября 1983 года во время резкого маневра АПЛ намотала себе на винт американскую антенну и оборвала ее, но и сама потеряла ход. Пришлось всплывать, при осмотре и была выявлена причина поломки. Нашу всплывшую "Щуку" в Саргассовом море первым обнаружил рейсовый канадский авиалайнер. К ней тут же ринулись два новейших американских эсминца — "Питерсон" и "Николсон" (типа "Спруенс"). Они сразу поняли причину аварии — невооруженным глазом было видно, что за лодкой тянулся обрывок той самой суперсекретной антенны, которой лишился фрегат "Макклой" и которая намоталась на огромный семилопастный винт нашего корабля. Командир "Питерсона" вызвал на связь командира русской подлодки и предложил ему помощь в освобождении от намотавшегося троса. Командир Терехин, уже понявший, что за сюрприз он поймал, отказался. 

Американские корабли опасно маневрировали вокруг, пытаясь обрубить своими винтами злополучную антенну. Через сутки неожиданно эсминцы успокоились и отошли на приемлемую дистанцию. Лишь много позже выяснилось, что они повторили тот же трюк, что и мы с их "Макклоем": под "К-234" под водой подошла атомная подводная лодка "Филадельфия". Часть троса с гидролокатором зацепилась за что-то уже на корпусе подлодки "Филадельфия". В конце концов бронированный кабель-шланг лопнул и "Филадельфия" унесла непосредственно капсулу с гидролокатором на своем корпусе. Но на винтах "К-324" оставалось свыше 400 метров суперсекретной низкочастотной антенны.
Два американских корабля снова пытались зажать лодку в клещи, маневрируя на дистанции около тридцати метров, довольно нагло предлагая помощь. Однако наш командир вывесил прямо на поднятый перископ сигнал о том, что в помощи не нуждается и требует прекратить опасное маневрирование. Корабли и вертолеты пытались крючьями зацепить антенну с кормы лодки, однако она была намертво накручена на винт. В конце концов американцы начали демонстративно готовить шлюпки с десантно-штурмовым отрядом и аквалангистами. И приказал приготовить к бою все оружие, которым была оснащен корабль, вплоть до стрелкового, пистолетов Макарова и автоматов Калашникова, которые хранились в корабельных пирамидах под замком и традиционно никогда в море даже и не доставалось. Напомню - в эти самые дни шла агрессия США против Гренады, и в воздухе явственно пахло порохом. Лодка была приготовлена ко взрыву.
1301029099_769px-uss_peterson_dd-969_wit
 
На десятые сутки вынужденного "совместного плавания" с американскими кораблями подошло, наконец, спасательное судно "Алдан" и стало заводить на "К-324" буксирный трос. Вот тут-то и загремели выстрелы.
Американцы стреляли из карабина по буйкам троса, стараясь разбить их вдребезги и утопить трос. Положение спас подоспевший разведывательный корабль "Находка",  прикрывший лодку своим корпусом от наседавших эсминцев, а "Алдан" затем оттащил лодку "за ноздрю" на Кубу. Там в бухте Нипе на небольшой местной верфи кубинские газорезчики помогли освободить винт от троса, который тут же затребовала Москва. Трофей доставили в столицу военным спецрейсом, под охраной истребителей дальнего действия. 13 ноября наша лодка снова вышла в море.

Сообщение отредактировал Castle: 05.06.2017 - 23:41 PM
Ответить

Фотография Castle Castle 25.06 2017

Неправильно понятая депеша стала причиной начала Корейской войны

https://lenta.ru/art.../letsstartawar/

Ответить

Фотография Castle Castle 05.08 2017

30 сентября 1985 года в Бейруте средь бела дня близ посольства СССР в Ливане были захвачены заложниками четверо сотрудников советских учреждений в этой стране. Ответственность за случившееся взяла на себя анонимная организация, назвавшая себя «Силы Халеда бен аль-Валида». Были похищены сотрудник торгпредства Валерий Мыриков, атташе посольства Олег Спирин, работник консульства Аркадий Катков и врач Николай Свирский.

 

Фотографии заложников террористы отправили в посольство.

1456658104111725758.jpg

 

Бейрут 1985 год. Слева направо: освобожденный заложник, врач Николай Свирский, советник посланника Юрий Сусликов, заложник Валерий Мыриков, последний справа — резидент советской разведки в Ливане Юрий Перфильев.

Zalojniki.jpg

 

Аркадия Каткова бандиты убили.

1456658266123389817.jpg

 

Об операции по их освобождению пишут много самой противоречивой информации, вплоть до откровенных небылиц.

Две, на мой взгляд более-менее внушающих доверие публикации:

http://www.chekist.ru/article/2257

https://www.kommersant.ru/doc/2289302

 

П.С. Спирин, находясь в 1990 году в служебной командировке в Кувейте в качестве консульского работника, за несколько дней до вторжения Ирака… сбежал к англичанам. 

 

П.П.С. Освобождение наших заложников было бы невозможно без участия Валида Джублата. Но теперь он враг Асада и, соответственно, нам не друг. Зато "Хезболлахи" теперь - наши друзья и соратники.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 06.08 2017

а у вас ошибка в теге

 

Об операции по их освобождению пишут много самой противоречивой информации, вплоть до откровенных небылиц. Две, на мой взгляд более-менее внушающих доверие публикации: http://www.chekist.ru/article/2257https://www.kommersant.ru/doc/2289302

я тоже не верил в вариант а-ля Рэмбо: будто бы "Вымпел" приехал на место, разыскал похитителей, грохнул двоих из них, оставив на видном месте - а потом послал оставшимся бандитам сообщение "следующего /убитого/ можете выбрать сами".

так скорее еврейский Моссад себя повёл бы

Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 11.09 2017

Операция "Жираф".

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 18.09 2017

Вербовка Джона Уолкера

КГБ был известен многими успешными вербовками специалистов западных спецслужб. Одной из самых удачных оказалась вербовка в 1967 году американского шифровальщика Джона Уолкера. В это же время в руках КГБ оказалась американская шифровальная машина KL-7, которая использовалась всеми службами США для шифровки сообщений.

Все годы (17 лет!), пока Джон Уолкер не был рассекречен, вооруженные и разведовательные силы США оказывались в патовой ситуации. Где бы ни проходили секретные учения, организуемые по всем правилам конспирации, всегда рядом оказывались сотрудники КГБ.

По словам журналиста Пита Эрли, который написал об Уолкере книгу, с вербовкой американского шифровальщика возникла ситуация, «как если бы ВМС США открыли филиал своего центра коммуникаций прямо посреди Красной площади».

dzhon_uolker.jpg

Уолкер передавал таблицы ключей к шифровальным кодам ежедневно, но вовлек в свою агентурную сеть семью, что его и погубило. На скамье подсудимых он оказался благодаря показаниям бывшей жены Барбары. Его приговорили к пожизненному заключению.


Сообщение отредактировал stan4420: 18.09.2017 - 02:54 AM
Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 20.09 2017

1505871387-335e1bc9db657a5c449aa1c9f1d01fbf1.jpeg

Эта удивительная история берет своё начало в феврале 1945 года, когда в Ялте встретились лидеры стран антигитлеровской коалиции — СССР, США и Великобритании, чтобы обсудить послевоенный мировой порядок. После конференции американского и английского послов, сопровождавших на совещании троицы глав своих государств Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля, было решено свозить к советским детишкам в знаменитый “Артек”. 

— Кортеж машин с иностранными гостями, возглавляемый громадным черным “хорьхом” Лаврентия Берия, въехал на территорию “Артека” и медленно двинулся к дружине “Сталинские соколята”, где должна была состояться торжественная встреча послов с пионерами, — рассказывает подполковник КГБ в отставке Игорь Атаманенко. — По такому случаю, несмотря на зиму, военным самолетом доставили из Абхазии много свежесрезанных роз. Посол США Аверелл Гарриман передал детям подарок от своего правительства — чек на десять тысяч долларов. Сэр Арчибальд Керр, посол Англии, — на пять тысяч фунтов стерлингов. В это время оркестр грянул американский гимн и хор ребятишек запел его на английском языке. В это время четверо пионеров внесли огромный, сверкающий лаком деревянный герб Соединенных Штатов. Под бурные аплодисменты послу вручили паспорт–сертификат подарка. Валентин Бережков, личный переводчик Сталина, прочел иностранцам содержание сертификата, из которого следовало, что необыкновенное изделие изготовлено из таких ценнейших пород, как сандал, самшит, секвойя, слоновая пальма, парротия персидская, красное и черное дерево плюс черная ольха в придачу. Гарриман, может быть, впервые в своей дипломатической практике сказал то, что думал: “Куда же мне его девать? Где держать? Я не могу оторвать от него глаз!” Бережков мельком обронил: “Да повесьте в своем кабинете, и пусть англичане обзавидуются”. 

Самое интересное то, что посол США внял–таки совету нашего переводчика и распорядился после соответствующих проверок на «жучки» повесить чудо–герб на противоположную стену от рабочего стола. Так началась беспримерная операция под кодовым наименованием «Исповедь» (с чувством юмора были люди, придумавшие такое название), завершившая многолетние усилия отечественной разведки по проникновению в святая святых американского посольства — кабинет его хозяина. В герб США был вмонтирован специальный передатчик «Златоуст». С тех пор на долгое время высшее политическое руководство СССР имело замечательную возможность знакомиться с донесениями американских послов еще до того, как они попадали к адресату — президенту Соединенных Штатов. 

Как же нашим советским разведчикам удалось вмонтировать и оставить незаметным микрофон? Группа высококвалифицированных сотрудников из оперативно–технического управления госбезопасности под руководством академиков Акселя Берга и Абрама Иоффе изобрели и изготовили этот уникальный микрофон. Это было исключительно пассивное подслушивающее устройство, не имеющее ни элементов питания, ни металлических деталей, ни намека на какую бы то ни было генерацию тока, — вообще ничего такого, что могло быть обнаружено с помощью имевшихся на вооружении специалистов мира того времени технических средств. Устройство, отдаленно похожее на головастика с маленьким хвостом, виртуозно вмонтированное в американский герб, приводилось в действие внешним источником излучения микроволнового сигнала, который заставлял рецепторы «головастика» резонировать. Голоса людей влияли на характер резонансных колебаний устройства, позволяя осуществлять внятный перехват слов. Что примечательно: даже без помех! Микрофон мог действовать сколь угодно долго. Микроволновые импульсы подавались «головастику» чрезвычайно энергоемким генератором с расстояния примерно в триста метров. Прием, расшифровка и запись на магнитную ленту возвращающихся колебаний осуществлялись другим уникальным устройством, расположенным на одной линии с передающим генератором. Чтобы передающиеся и принимаемые импульсы не накладывались, вся геометрическая фигура должна была иметь форму равнобедренного треугольника.

Если сказать проще, то микрофон работал лишь тогда, когда на него подавалось нужное излучение с двух сторон со строго выверенных точек. Для обеспечения бесперебойной работы агрегата специальные генераторы и аккумуляторы были установлены на верхних этажах жилых зданий слева и справа напротив здания американской дипломатической миссии. Жильцов, разумеется, выселили. Освободившиеся коммунальные квартиры заняли офицеры оперативно–технического управления НКВД, обслуживающие приемопередающую аппаратуру. 

За время работы «Златоуста» в американском посольстве в Москве сменились четыре посла. И каждый начинал свою деятельность с того, что приказывал убрать из кабинета все вещи, служившие его предшественнику. В помещении делался капитальный ремонт, тщательно прослушивались все стены на наличие жучков. Герб тоже всякий раз снимался со стены, отправлялся на экспертизу, но затем водружался на место. Так магически воздействовал «троянский» подарок на послов. Они даже шторы подбирали под цвет уникального подарка.

Конечно же, американцы проводили мночисленные исследования на предмет возможных утечек информации из посольства США в Москве. И лишь в 1952 году американский радиотехник при посольстве случайно наткнулся в эфире на какую–то неизвестную частоту и сотрудники дипмиссии начали планомерно проверять оборудование кабинетов. К их ужасу, внутри резного герба оказалось какое–то непонятное устройство, которое не имея собственного блока питания умудрялось собирать информацию, а затем передавать её на некоторое расстояние.

Поначалу американцы не могли понять, что за устройство спрятано внутри щита с гербом. Металлическая проволока длиной 9 дюймов, полая камера–резонатор, упругая мембрана…никаких батареек, радиодеталей и каких–либо «нанотехнологий». Ошибка? Неужели настоящий жучок был спрятан где–то в другом месте?!

Разобраться в принципах работы «Златоуста» американцам помог британский ученый Питер Райт – знакомство с микроволновым резонатором Термена шокировало западные спецслужбы, сами специалисты признавалась, что если бы не случай – «вечный жучок» мог бы по–прежнему «подтачивать» символ американской государственности в Посольстве США Москве.

Американцы не решились раскрыть СМИ шокирующий факт об обнаружении жучка, что более семи лет проработал в кабинете Главы дипмиссии США. Нелицеприятная информация стала достоянием общественности лишь в 1960 году – янки использовали «Златоуст» как контраргумент в ходе международного скандала, связанного со сбитым американским разведчиком U–2.

Ответить

Фотография Castle Castle 23.01 2018

Операция "Гидра"
 
В начале 1943 года британские спецслужбы начали получать информацию о разработке гитлеровцами ракет дальнего радиуса действия. В некоторых из этих донесений фигурировало название Пенемюнде – местности на берегу Балтийского моря. Несмотря на то, что в Британии к этому времени уже шли испытания собственного ЖРД, британские специалисты сильно сомневались в способности немцев создать большую ракету. Тем не менее Пенемюнде поверглось тщательной аэрофотосъемке. На фотографиях от 22 апреля были обнаружены большие производственные корпуса, некие непонятные сооружения, но в целом специалисты пришли к выводу, что комплекс не проявляет большой активности – из труб тепловой электростанции не шел дым. Тем не менее аэрофотосьемку самолетами «Москито» стали проводить регулярно. На фотографиях от 14 мая стала заметна возросшая активность на объекте. Это же подтвердили и снимки 12 июня. Однако штатные дешифровшики разведывательных фото не заметили главного.
 
Фотография стартового стола в Пенемюнде
 800px-Peenemunde-165515.jpg
 
 
Доктор Р.В. Джонс, являвшийся научным советником секретной разведывательной службы, сумел получить собственный набор аэрофотоснимков этого достопамятного вылета над Пенемюнде от  12 июня.
Он отчетливо увидел белую ракету, лежащую на железнодорожной платформе и немедленно привлек к этому факту внимание. При ретроспективном анализе ракеты нашлись и на предыдущих фотографиях, 
 
0_8f3a0_476135bd_XL.jpg
 
обнаружился и легкий дымок над трубами теплоэлектростанции – для маскировки немцы поставили на них электроулавливатели.
Атака на Пенемюнде большим количеством бомбардировщиков представлялась необходимой, но Бомбардировочное командование требовало отложить операцимю до августа – в связи с короткими летними ночами. Количество вылетов самолетов разведчиков было сокращено до минимума, что бы не вспугнуть немцев.Тем не менее от англичан не укрылось значительное усиление ПВО объекта.
В 9 часов 40 минут утра 17 августа 1943 года командующий бомбардировочным командованием сэр Артур Харрис отдал приказ о начале операций «Гидра» и «Малёк» – атаки, соответственно, на Пенемюнде и Берлин.
 
Сэр Артур Харрис (Sir Arthur Travers Harris, 1st Baronet), (также известен как  Bomber Harris), глава бомбардировочного командования Королевских ВВС в период Второй мировой войны, Маршал Королевских ВВС (1 января 1946)
420px-Air_Chief_Marshal_Sir_Arthur_Harri
 
Согласно плана, для воздушного налета было намечено три цели: точка F – группа домов, где жили ученые, должна была быть атакована первой; второй целью стала точка B – два огромных цеха; и, наконец, в последнюю очередь нужно было уничтожить точку Е – экспериментальный завод.
Операцию решили начать через пятнадцать минут после полуночи. Часом раньше группа самолетов наведения должна была совершить отвлекающий воздушный налет на Берлин.
Командовать операций был назначен  полковник авиации Джон Сирби.
 
Джон Сирби, в будущем Air Commodore, кавалер ордена «За выдающиеся заслуги» и креста «За выдающиеся летные заслуги» (Air Commodore John Searby DSO DFC) -  слева
john_searby_1913___1986_by_diversdream.j
 
Атака будет проходить в три этапа. Осветительные ракеты озарят район налета, а затем оснащенные РЛС  самолеты поочередно пустят цветные «осветительные ракеты» над тремя точками прицеливания.
Весь воздушный налет должен был длиться сорок пять минут. Первая волна бомбардировщиков уничтожит городок персонала, спустя четыре минуты после запуска над второй точкой прицеливания осветительных ракет будет осуществлена вторая атака на здания цехов. И наконец, ракеты будут выпущены над третьей целью, экспериментальным заводом.
Для воздушного налета на Пенемюнде было выделено 433 «стирлинга», «галифакса» и «ланкастера». Осветительные ракеты над точками прицеливания готовились выпустить 65 самолетов наведения. Восемь самолетов «москито» должны были нанести отвлекающий удар по Берлину, призванный деморализовать противника. Каждый самолет «москито» был снабжен сигнальными осветительными ракетами и минимальным запасом бомб. Они должны были включить свою радио аппаратуру, чтобы навести противника на ложный след.
Над Северным морем бомбардировщики должны были лететь на предельно низкой высоте, чтобы не попасть в зону действия немецких радиолокационных станций. При подлете к Дании вся армада должна была быстро набрать высоту 7000 футов и с этой высоты атаковать цели.
В девять часов, когда первый самолет уже готовился к взлету, в небе появилась ослепительная луна.
К началу вечера все соединения истребителей Германии были приведены в боевую готовность: около четырех часов дня станция радиоперехвата Seerauber установила, что цель английских пилотов находится скорее в Северной, чем в Южной Германии. Разгадав несложный шифр Бомбардировочного командования, немцы сумели прочитать предупреждение оборонительным сооружениям в Кромере о том, что британские бомбардировщики совершат вылет из этого места и вернутся туда же.
Первые сообщения о приближающихся бомбардировщиках получил от постов береговой охраны на побережье Дании майор Херманн. Из своего командного пункта в Бонн Хангелар он обсудил создавшуюся ситуацию с генерал полковником Хубертом Вайзом, находившимся в Берлине, и пришел к выводу, что именно Берлин станет целью воздушного налета.
Вскоре после десяти часов вечера восемь «москито» из 139 й эскадрильи быстро пронеслись над Данией, миновали побережье к западу от Пенемюнде и повернули на юг, к Берлину.
По всей Германии в воздух по тревоге поднимались эскадрильи истребителей. Более 200 самолетов, невиданный доселе рекорд, дежурили в воздухе.
А «москито» уже были на подлете к Берлину. В десять часов сорок две минуты зазвучали все сирены немецкой столицы. Когда к этому вою добавились сигналы радаров и гул сотен бомбардировщиков, берлинцы решили, что им угрожает участь Гамбурга.
Без четырех минут одиннадцать первый «москито» уже был над Берлином, его освещали сотни прожекторов. С громким ревом берлинские зенитные батареи открыли огонь. Четыре миллиона берлинцев со всех ног кинулись в бомбоубежища. Небо озарилось сотнями вспышек, в городе начали взрываться бомбы. К Берлину были стянуты все эскадрильи соединения «Вепрь» Херманна.
Генерал Каммхубер, пытавшийся руководить сражением из своего бункера в Арнеме, обнаружил, что связь прервана. 4 я истребительная дивизия, которой руководил из своего бункера в Меце (Северная Франция) генерал Юнк, приняла на себя командование воздушным сражением, которое в конечном счете развернулось над Северной Германией.
В половине двенадцатого ночи Юнк подал сигнал: «Все ночные истребители на Берлин!»
Погода в районе Пенемюнде отличалась от той, что обещал прогноз: неустойчивая видимость обманула некоторые экипажи самолетов наведения. Каменистый островок Рюген не слишком хорошо был виден на радарах «H2S». Некоторым самолетам наведения удалось отметить точки прицеливания, другие выпустили свои маркеры в море или слишком близко к береговой линии.
Это обстоятельство скомкало начало операции и стоило жизни нескольким сотням иностранных рабочих, которые находились в своем лагере в двух милях к югу от самой южной из точек прицеливания.
Хотя участники операции пока не выбились из графика, беспорядочно сброшенные маркеры поставили под угрозу успех первого удара. Большинство из красных осветительных ракет упали, как уже было сказано, в двух милях южнее точки прицеливания F. Некоторые из экипажей самолетов наведения, введенные в заблуждение неясными показаниями своих радаров «H2S», попытались, вопреки приказу, определить место сброса индикаторов визуально. Атака, несомненно, началась с верной точки прицеливания, безошибочно отмеченной единственным желтым индикатором, сброшенным подполковником авиации Джоном Уайтом из 156 й эскадрильи самолетов наведения.
Его поддержал полковник Сирби, вместе с четырьмя или пятью другими летчиками сбросивший свои желтые индикаторы как можно ближе к первому, чтобы выделить точку прицеливания.
В пятнадцать минут первого, время начала атаки, Сирби увидел, как три самолета наведения сбросили еще несколько индикаторов возле точки прицеливания. Их зеленые индикаторы аккуратно легли рядом с желтыми.
 

0_8f3ad_a8750005_XL.jpg

 

В 12 часов 17 минут он приказал основному соединению начать бомбардировку, ориентируясь на зеленые индикаторы.
Более двум третям из 227 бомбардировщиков удалось безошибочно поразить точку прицеливания. Остальных ввела в заблуждение ошибочная маркировка.
Когда в 1 час 27 минут последний самолет из первой волны удалился, немецкие самолеты еще даже не появились над Пенемюнде.
Планом предусматривалось привлечение еще одной группы самолетов наведения. Они должны были сбросить свои сигнальные маркеры в центр зеленых индикаторов, еще видных после первой атаки. Таким образом, маркировка второй цели, точки В, во многом зависела от аккуратности, с которой была обозначена первая точка прицеливания.
Случилось так, что в результате предыдущего промаха самолеты снова сбросили маркеры справа от жилой зоны.
Только один пилот правильно сбросил свой красный маркер на точку прицеливания В, заводские цеха Пенемюнде. Девять самолетов поддержки должны были сбросить свои зеленые индикаторы на эту новую цель. Естественно, они предпочли крупное скопление красных маркеров, и один единственный верный индикатор был проигнорирован.
Только присутствие головного бомбардировщика наведения спасло атаку от промаха: полковник Сирби тут же передал по радио предупреждение, что самолеты поддержки промахнулись. Затем он дважды передал приказ бомбардировщикам игнорировать зеленые маркеры на юге и бомбить только те, что легли на севере.
В эту вторую волну, которая заняла восемь минут, в атаке участвовали 113 «ланкастеров», самые мощные из бомбардировщиков.
К этому времени в воздухе уже находилось не менее 158 немецких ночных истребителей. Они направлялись к Берлину, находящемуся в 120 милях в стороне от Пенемюнде. Кроме того, Херманн поднял в воздух 55 дневных истребителей, и они также устремились к столице рейха.
В небе над Берлином творился сущий хаос: дневные истребители совершали дерзкие атаки на каждый самолет, который оказывался в поле их видимости. Расчеты зенитных батарей, предупрежденные о появлении над столицей сотен самолетов, открывали огонь по всему, что находилось в пределах их досягаемости, а ночные истребители решили, что зенитки вряд ли открыли бы огонь, не будь в небе самолетов противника.
Когда Херманн, пилотировавший «FW 190» в небе над Берлином, увидел яркие маркеры, выпускаемые британскими самолетами наведения над Пенемюнде, он понял, что его провели. Однако в баках его самолета топлива оставалось всего на пятнадцать минут полета, и он вынужден был уйти на посадку. Остальные самолеты из его эскадрильи вскоре последовали за ним.
Многие другие ночные истребители, также устремились к Пенемюнде. Тщетно искали они бомбардировщики на обычной для бомбежек высоте.
Более опытные летчики скоро поняли, что бомбежка производилась с малой высоты. Из тринадцати экипажей 2 й группы NJG 1 пять направились прямо в Пенемюнде, прибыли туда примерно через тридцать пять минут после полуночи и нанесли удар по бомбардировщикам: лейтенант Муссет сбил пять британских самолетов между 12.44 и часом ночи, прежде чем был сбит сам. Когда он и его радист выпрыгнули с парашютами вблизи Гюстрова, он при приземлении сломал себе обе ноги. Два других пилота из его эскадрильи – Барте и Шеллват – записали на свой счет по два бомбардировщика каждый, а их командир, майор Эхле, сбил три самолета противника.
Тем временем истребители, которые поднялись в воздух из Копенгагена, обнаружили британские бомбардировщики, возвращавшиеся из Пенемюнде. «Me 110» провели две успешные атаки. Многие бомбардировщики пали жертвой этих истребителей из 3 й группы NJG 1 через десять минут, около часа ночи. Прежде чем британские бомбардировщики закончили бомбить Пенемюнде, из Пархема прибыли истребители 2 й группы NJG 5. Ими было сбито еще три бомбардировщика.
Полковник авиации Сирби теперь готовил третью волну атаки. Его «ланкастер» продолжал кружить над Пенемюнде, то уносясь в море от неистово пылающего исследовательского центра, то снова заходя с севера. Каждый раз он видел новые вспышки и огромный массив воспламенившегося, как спичка, леса.
Весь район был затянут пеленой дыма, но, к счастью, командование предвидело, что третья точка прицеливания, точка Е (экспериментальный завод), будет видна неясно.
Бомбардировщикам, участвующим в третьей волне, была дана инструкция ориентироваться на отсчет времени от острова Рюген, в конце которого они должны были прицелиться на ближайший зеленый индикатор, уже сброшенный самолетами наведения.
Однако все пошло не так. В 00.37 самолеты наведения начали маркировать цели для третьей волны: шесть новых самолетов наведения заревели в небе над Пенемюнде на высоте и курсе, который для них заранее определили эксперты по бомбометанию. Пять из них впоследствии доставили опознавательные фотоснимки: три были сняты между точками прицеливания В и Е, а два других – около точки F, к югу от самой южной точки прицеливания.
Две минуты спустя прибыли три самолета поддержки и сбросили свои зеленые маркеры на три красных маркера, которые упали между точками Е и В. Когда 126 «ланкастеров» и 54 «галифакса» из третьей волны прибыли на место, неверно сброшенные зеленые индикаторы горели так ярко, что многие экипажи игнорировали отсчет времени от острова Рюген и пролетели на двадцать или даже на тридцать секунд дольше, чтобы поразить маркеры самолетов наведения.
Только без двенадцати час зеленые светящие бомбы были сброшены самолетом поддержки в самое сердце экспериментального завода. Оставшиеся несколько самолетов бомбили этот единственный верный индикатор, причинив особенно серьезный ущерб важнейшим лабораториям и административным зданиям.
Делая круг за кругом над районом Пенемюнде, Сирби видел воздушные бои, кипевшие вокруг него. Небо вокруг, казалось, представляло собой «дождь из обломков подбитых самолетов». Его охватило жгучее желание повернуть домой, но он взял себя в руки. Он в последний раз вышел на связь с бомбардировщиками, убеждая их «как можно аккуратнее проводить бомбежку и обращать внимание на зеленые маркеры». Затем он повернул свой «ланкастер» и пристроился к основному потоку самолетов, направлявшихся домой.
Так закончилась битва за Пенемюнде.
 
Бомбардировочное командование потеряло 41 самолет, включая сбитый над Берлином «москито». Из первой волны бомбардировщиков было выбито шесть самолетов, то есть около 2,5 процента от общего количества самолетов, участвовавших в налете. Вторая волна лишилась трех самолетов, или 2,7 процента. Однако во время финальной атаки было сбито не меньше 21 самолета, то есть 16,1 процента.
Самой большой победой той ночи был, несомненно, успех берлинской стратегии сэра Артура Харриса: судя по немецким документам, не менее 203 ночных и дневных истребителей, которые в противном случае поджидали бы бомбардировщики над Пенемюнде, были направлены «защищать» Берлин.
Только треть из них впоследствии направились в Пенемюнде. Но даже тогда офицеры наземных постов наблюдения отправляли истребителей со всей Северной Германии в Росток, Свинемюнде и Штеттин.
Более 100 истребителей из Берлина, в отсутствие четких приказов со стороны Каммхубера, решили сесть в Бранденбурге и превратили взлетно посадочную полосу в свалку битых машин.
В Голландии генерал Каммхубер все еще пытался восстановить связь с Германией. Ему казалось чрезвычайно прискорбным, что связь оборвалась именно в ту ночь, когда противник был обречен на поражение. После войны британские офицеры сообщили ему, что два офицера, работавшие в его командном пункте, были британскими агентами. Им было поручено сделать все, чтобы подорвать оборону Пенемюнде в ту знаменательную ночь. Это, однако, всего лишь предположение.
Восемь «москито» не только оттянули 203 немецких ночных истребителя к Берлину, но также вынесли настоящий шквал из выпущенных по ним 11 774 зенитных снарядов.
Двое отважных летчиков, круживших в берлинском небе на своих обшитых фанерой и лишенных вооружения самолетах, намеренно бросая вызов немцам, не вернулись домой.
Как много сотен их товарищей обязаны этим двоим – старшему лейтенанту авиации Куку и его радисту сержанту Диксону – спасенными жизнями?
В Голдапе – штаб квартире командного состава германских ВВС – новость о том, что Пенемюнде весь в огне, пришла вскоре после шести часов утра. К семи часам начальник штаба ВВС, генерал полковник Ганс Иешоннек, был проинформирован о случившемся. К девяти часам он все еще не появился на совещании. Когда секретарь открыла дверь его кабинета, то обнаружила генерала лежащим на полу с револьвером в руке. 
На следующий день после налета «москито» произвел разведку окрестностей Пенемюнде. «В районе цели и вокруг нее большая концентрация воронок, многие здания все еще в огне. В Северной промышленной зоне [экспериментальный завод] порядка двадцати семи зданий среднего размера полностью разрушены, по крайней мере четыре здания все еще горят».
 
peenemuende4_493_01.jpg
 
Более детальный анализ показал, что вокруг экспериментального завода пятидесяти зданиям нанесен серьезный ущерб. Два больших цеха в районе второй цели, к сожалению, избежали серьезных разрушений, одно осталось совершенно невредимым. Больше всего пострадал городок персонала. Все до одного из 100 зданий, рассеянных в лесу, были уничтожены. Из тридцати бараков, которые составляли лагерь для принудительных работ Трассенхайде, восемнадцать было уничтожено огнем. Отчет дешифровщиков гласил: «Жилые здания для персонала пострадали больше всего. Если во время воздушного налета они были заполнены, потери могли быть весьма значительными».
Генерал майор Дорнбергер впоследствии информировал американцев, проводивших его допрос, что воздушный налет британских ВВС стоил жизни 732 работникам, из которых 120 были немцами, а остальные – русскими, поляками и т. д.
Среди них было несколько рабочих из Люксембурга, которые оказывали помощь разведке союзников. После атаки на Пенемюнде поток сообщений от этих агентов прекратился и никогда более не возобновлялся.
Считается, что воздушный налет на Пенемюнде острочил начало ракетной атаки на Британию на два месяца. Производство ракет А-4 было перенесено в подземные заводы в центральной и южной Германии, а испытательный полигон, в Близну, в Польше.
 
По книге Д.Ирвинга "Оружие возмездия. Баллистические ракеты Третьего рейха – британская и германская точки зрения".
Ответить

Фотография Castle Castle 13.03 2018

24 февраля 1968 года из бухты Крашенинникова на Камчатке в свой последний боевой поход вышла подводная лодка К-129 с 98 моряками и 3 ядерными ракетами на борту. 8 марта при загадочных и так до сих пор не выясненных обстоятельствах она затонула в Тихом океане в 2890 километрах к северо-западу от Гавайских островов.

Спустя шесть лет после трагедии американцы осуществили беспрецедентную инженерную операцию, попытавшись поднять погибшую субмарину с глубины в более чем 5 километров.

В свой очередной поход такого рода, оказавшийся последним, лодка вышла ранним утром 24 февраля 1968 года. Она вновь оказалась в Тихом океане во многом случайно: из предыдущего патрулирования корабль вернулся лишь за полтора месяца до этой даты, однако был вынужден заменить вышедшую из строя аналогичную субмарину. Оказавшись в открытом море, К-129 и 98 человек экипажа произвели пробное погружение, отчитались о его успехе и отправились дальше в режиме радиомолчания. В следующий раз на связь подлодка должна была выйти 8 марта после прохождения 180-го меридиана, международной линии перемены дат. Однако ни 8 марта, ни в последующие дни дежурные в Центральном командном пункте ВМФ сигнала от К-129 не дождались.

Активные поиски исчезнувшей субмарины советский флот начал лишь спустя две недели, но все усилия огромной эскадры кораблей успехом не увенчались. Слишком большим был вероятный район катастрофы, а никаких средств слежения за кораблем, которые могли бы пролить дополнительный свет на его судьбу, у СССР не было. Зато они были у США.

5_629_103_dop02ni.jpg

 

 

Полностью статья - 

http://back-in-ussr....-podnimali.html

Ответить

Фотография Castle Castle 29.03 2018

Израиль признал атаку на ядерный реактор в Сирии в 2007 году

 

 Израиль официально признал уничтожение сирийского ядерного реактора в ночь 05/06.09.07. Реактор строился сирийцами при помощи специалистов из КНДР в провинции Дейр-эз-Зор, в 450 км к северо-востоку от Дамаска.

То, что реактор разбомбил именно Израиль было известно давно, более того, были отдельные заявления политиков, по-сути подтверждавшие это, но до сих пор официально этот факт не признавался, впрочем и не опровергался. В связи с признанием опубликовано большое количество фото- и видеоматериалов (см. ссылки ниже) и различные подробности об атаке.
 
5312829_original.jpg
 
Конечно, самые интересные вопросы подобной операции – работа разведки и процесс принятия решений в израильском руководстве. Но это уже тема для другой статьи, здесь же только о военных вопросах.
 
Начнём с названия. В целях секретности, в АОИ операциям присваивают кодовые названия, не имеющие ничего общего с сутью, местом и временем проведения операции. Задним числом операция может получить и другое название. Например: операция по освобождению заложников в Энтеббе 1976 г. имела кодовое название «Кадур hа-Раам» (дословно «Громовой Шар», смысл –  «Шаровая Молния»), по месту проведения известна всему миру как «Операция Энтеббе» («Мивца Энтеббе»), но имеет ещё одно название, «Йонатан» («Мивца Йонатан»), в память о командире «Саерет МАТКАЛь» Йонатане Нетаньягу, погибшего в ходе операции.
 
Об операции в Сирии до сих пор писали, что её название «Бустан» («Фруктовый сад») или «Аризона». Сейчас же стало известно, что реальное название – «Ми-Хуц ле-Куфса», дословно «Вне коробки», от выражения на иврите «Ляхшов Ми-Хуц ле-Куфса», дословно «Думать вне коробки», т.е. «Думать не шаблонно». Соответственно название можно перевести как «Разрыв шаблона», другие варианты – «Уход от шаблона», «Неконвенциональный подход», «Нестандартный подход», «За гранью обычного», «Импровизация», «Вне рамок» и т.п.
 
Но это ещё не всё. «Ми-Хуц ле-Куфса» – общее название операции в АОИ. Собственно бомбардировка реактора получила в ВВС название «Нигун Шакет» («Тихая мелодия»). И «Аризона» также имела место: это было кодовое слово, переданное в эфир (после длительного радиомолчания с момента начала операции) штурманом последнего самолёта. Означало оно, что бомбардировка прошла успешно. Ещё одно название, связанное с операцией: «Кубия Унгарит» (дословно «Венгерский кубик», т.е. «Кубик Рубика»). Так называли здание реактора на этапе планирования операции. Часто говорили просто «Кубия» («Куб»).
 
Итак, официальная информация об ударе:
ВВС начали готовиться к операции с марта 2007 г. Прорабатывался ряд сценариев, уже в мае авиация была готова выполнить задание в течении 12 часов с момента получения приказа.
В операции участвовало 8 самолётов: 4 F-15I (69-я эскадрилья, база Хацерим) и 4 F-16I (по два из 253-й и 119-й эскадрилий, база Рамон).
Операция началась в 22:30 05.09.07 и завершилась в 02:30 06.09.07 с посадкой последнего участвовавшего в налёте самолёта. Собственно бомбардировка происходила примерно в 00:45.
Сразу после полуночи 06.09.07 в КП воздушной обстановки («Хедер hа-Мацав hа-Авири») прибыли премьер-министр Эхуд Ольмерт, министр обороны Эхуд Барак, министр иностранных дел Ципи Ливни, НГШ генерал-лейтенант Габи Ашкенази и заместитель НГШ генерал-майор Моше Каплинский, Начальник Главного разведывательного управления ГШ (АМАН) генерал-майор Амос Ядлин и Начальник Главного оперативного управления ГШ (АМАЦ) генерал-майор Таль Русо.
Управлял операцией Командующий ВВС генерал-майор Элиэзер Шкеди.
При бомбардировке использовались разные типы авиационного оружия.
Ни один из самолётов не пострадал в ходе операции.
Реактор был уничтожен без возможности восстановления.
 
%D7%9E%D7%A4%D7%AA-%D7%94%D7%90%D7%99%D7

 

 

https://bmpd.livejou...143.html#cutid1

 

https://ru.wikipedia...«Фруктовый_сад»

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 15.07 2018

На войне от провалов не застрахован никто. Оступаются даже спецназовцы, хотя их учат сражаться на пределе человеческих сил. Подвести может что угодно: неточность в планировании операции, недооценка противника, палец, дрогнувший на спусковом крючке. Рассказ о самых громких фиаско спецподразделений разных стран.

 

Блин комом для «Дельты»

Элита американской армии, 1-й оперативный отряд специального назначения «Дельта», 24 апреля 1980 года предпринял попытку спасти из посольства США в Тегеране 53 заложника, захваченных радикалами в ноябре 1979-го. Дипломатические усилия правительства не привели к урегулированию кризиса. И Пентагон решил задействовать тогда еще никому не известную «Дельту», созданную в 1977 году по образу и подобию легендарной британской SAS. Однако боевое крещение у оперативников подразделения, мягко говоря, не задалось.

По плану операции, получившей грозное название «Орлиный коготь», спецназовцам нужно было высадиться с военно-транспортных самолетов C-130 на заброшенной британской авиабазе в пустыне. Туда же с авианосца в Персидском заливе направлялись восемь вертолетов RH-53D. После высадки «Дельты» и дозаправки «вертушек» самолеты «Геркулес» должны были вернуться, а вертолеты — доставить спецназовцев в укрытие вблизи Тегерана и ждать их в заранее оговоренном месте. Далее предполагалось, что оперативники «Дельты», выдвинувшись к посольству на подготовленных ЦРУ грузовиках, возьмут его под контроль, а заложников и офицеров эвакуируют вертолетами с футбольного поля неподалеку.

Голливудский сценарий провалился в самом начале. Один из шести вертолетов рухнул в воду из-за поломки лопасти прямо у авианосца. Второй заблудился в песчаной буре и повернул назад. Оставшиеся шесть добрались до базы и приземлились следом за «Геркулесами». Однако база, как выяснилось, находилась рядом с оживленным шоссе — группу сразу обнаружили. Дальше — больше: один из вертолетов задел лопастью самолет-заправщик, и обе машины взорвались.

Восемь спецназовцев и членов экипажа погибли на месте, а группа лишилась всего топлива. В итоге «Дельте» пришлось спасаться на уцелевших «Геркулесах», бросив в пустыне пять «вертушек» с пустыми баками.

Мюнхенский расстрел

Страница позора в истории германских спецслужб, несомненно, — операция по освобождению заложников на Олимпиаде в Мюнхене в 1972-м. Палестинская радикальная организация «Черный сентябрь» захватила членов сборной команды Израиля. Боевики потребовали освободить своих соратников из израильских тюрем, но Тель-Авив на переговоры с террористами идти отказался. Пришлось действовать немецкому спецназу, не располагавшему достаточным опытом для столь сложной операции.

По требованиям экстремистов их вместе со связанными заложниками на двух военных вертолетах доставили в аэропорт Фюрстенфельдбрука, где уже ждал самолет, который должен был вылететь в Каир. Экипаж самолета — переодетые полицейские — готовились обезвредить террористов сразу, как только они поднимутся на борт. Снаружи их прикрывали пять снайперов (на самом деле — обычных стрелков, без спецподготовки). Но за считаные минуты до прибытия вертолетов полицейские по до сих пор неизвестной точно причине покинули самолет.

Боевики поняли, что попали в засаду и бросились обратно к вертолетам.

В результате завязавшейся беспорядочной перестрелки пятеро террористов были убиты, но оставшиеся расстреляли заложников из автоматов. Погибли одиннадцать членов израильской олимпийской сборной.

После такого провала в ФРГ уже через год сформировали профессиональное антитеррористическое подразделение GSG-9, которое сегодня считается одним из лучших в мире.

Мараварская рота

Были неудачи и у советского спецназа. Двадцать первого апреля 1985 года в афганской провинции Кунар в Мараварском ущелье погибла 1-я рота 334-го отдельного отряда специального назначения. Подразделение должно было проверить кишлак Сангам в десяти километрах от границы с Пакистаном, где, по данным разведки, могли находиться душманы.
Бойцы никого там не обнаружили, но дозорные увидели двух боевиков, удиравших со всех ног в ущелье. Рота бросилась в погоню и попала в ловушку.

Несколько сотен душманов, среди которых, по некоторым данным, были и бойцы пакистанского спецназа «Черные аисты», заняли господствующие высоты и открыли огонь. Подразделение оказалось в полном окружении. Отступать было некуда, и спецназовцы приняли неравный бой. Они успели уничтожить несколько десятков нападавших, однако душманы уже пристреляли минометы. Некоторые советские бойцы подорвали себя гранатами, чтобы не попасть в плен к врагу.

В тяжелом бою погибли 32 военнослужащих. Из западни выбрались единицы. Четыре батальона подмоги подошли лишь на следующий день. Они отбили у противника тела павших товарищей и нанесли тяжелые потери организовавшим засаду душманам. За погибшую роту отомстили сполна.
 
«Браво-два-ноль»

Не раз оступался на боевом пути и легендарный британский SAS, служивший образцом для многих спецподразделений во всем мире. Ночью 22 января 1991 года патруль из восьми человек эскадрона B 22-го полка Специальной авиационной службы высадился в Ираке с вертолета «Чинук». Группе с позывным «Браво-два-ноль» приказали прочесать обширный район, обнаружить и уничтожить мобильные комплексы оперативно-тактических ракет «Скад» (советских Р-17) и взорвать волоконно-оптические линии связи, проложенные вдоль шоссе Багдад — Амман. На операцию отводилось 14 суток.

Однако «Браво-два-ноль» столкнулся с проблемами сразу после высадки.

Выяснилось, что группе по ошибке выдали неправильные радиочастоты. Спецназ оказался в глубоком тылу противника без связи с командованием.

Чуть позже их базовый лагерь обнаружил иракский мальчик-пастух, перегонявший неподалеку стадо коз. Вопреки всем предписаниям командир патруля принял решение пощадить случайного свидетеля. Группа спешно свернула лагерь и попыталась скрыться, но вскоре ее настиг отряд противника. Завязался короткий огневой бой. Выполнить боевую задачу не представлялось возможным, и руководитель патруля Энди Макнаб повел группу на запад, в Сирию.

Если в истории и были героические отступления, то прорыв группы «Браво-два-ноль» из Ирака можно назвать одним из них. По-летнемуэкипированный патруль находился в самом центре иракской равнины, а зима в Персидском заливе в тот год была на редкость холодной. Обмороженные, усталые и голодные, спецназовцы продолжали идти на запад. В одну из ночей группа непреднамеренно разделилась — ушедший вперед дозор из трех человек не услышал команды остановиться. А когда рассвело, их уже не было в зоне видимости. Пятерка Макнаба попала в засаду буквально в километре от своей цели. Один из бойцов погиб, второй скончался от переохлаждения, троих взяли в плен.

Из второй группы границу пересек только один боец, известный под псевдонимом Крис Райан. Это случилось 31 января. Один из его товарищей погиб от обморожения, второй попал в плен. Пленных пытали, истязали, морили голодом, но они так и не выдали цель операции. Их освободили лишь в начале марта, благодаря усилиям британской разведки и дипломатов.


Сообщение отредактировал stan4420: 15.07.2018 - 23:29 PM
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 30.11 2018

Хит-парад самых неудачных спецопераций США 
 После Второй мировой войны США регулярно проводят спецоперации с использованием небольших групп военных, которые выполняют крайне сложные задания.

 

 

 

 

 

 

Солдаты в такие спецподразделения проходят жесткий отбор, а также очень тщательную подготовку.

Успех таких операций, как правило, предается широкой огласке. К примеру, операция по уничтожению Усамы бен Ладена. Однако подобные операции также часто подвергаются критике, прежде всего из-за больших потерь личного состава.

Кроме того, не все операции оказываются успешными. Ниже мы расскажем о самых неудачных спецоперациях США.

 

 

Рейд на атолл Макин

359913.742xp.jpg

Рейд на атолл Макин — военный рейд, который проводил 2-й рейдерский батальон морской пехоты США 17 августа 1942 г. на атолле Макин с целью разведки и разрушения японского гарнизона.

10 декабря 1941 г., через три дня после того, как было совершено нападение на Пёрл-Харбор, 300 японских солдат, а также рабочие из состава так называемого Специального отряда вторжения на острова Гилберта прибыли на Макин и оккупировали атолл, не встретив никакого сопротивления.

Атолл Макин, лежащий к востоку от Маршалловых островов, можно было превратить в отличную базу для гидропланов. Таким образом, воздушные патрули японцев получали возможность приблизиться к островам Хауленд, Бейкер, Эллис и Феникс, находящимся под контролем союзников, а также защитить восточный фланг своей зоны действий.

17 августа 1942 г. 211 морских пехотинцев из 2-го рейдерского батальона морской пехоты США высадились на Макин.

Нападение стало для японцев неожиданностью, но эффект внезапности быстро сошел на нет, и они стали оказывать сопротивление. Американцы решили отступить, но оказались в ловушке из-за высоких волн — морпехи просто не смогли бы доплыть до ожидающих их подлодок.

Рейдеры убили по меньшей мере 83 человека и уничтожили японские постройки ценой потери 21 солдата и пленения девяти.

 

Японцы переправили пленных на атолл Кваджалейн и позднее обезглавили их. Своим рейдом союзники надеялись среди прочего ввести японцев в заблуждение относительно своих намерений в войне на Тихом океане, однако, сами того не желая, американцы привлекли внимание противника к стратегической важности островов Гилберта и заставили японцев переправить туда новые войска и возвести на острове укрепления.

После рейда японцы стали тщательно охранять острова Гилберта и всячески укрепили их.

В августе 1942 г. на Макине была расположена рота из состава 5-го специального отряда (700-800 человек), развернулись параллельные работы по созданию базы для гидропланов и возведению прибрежных оборонительных сооружений.

К июлю 1943 г. постройка базы была завершена. База была готова принять гидропланы-бомбардировщики Kawanishi H8K, гидроистребители Nakajima A6M2-N и гидропланы-разведчики Aichi E13A.

Возведение оборонительных сооружений, хоть и не таких мощных, как на атолле Тарава — главной морской базе японцев на островах Гилберта, также было завершено. На атолл прибыли авианосец «Читозе» и 653-я авиагруппа.

 

Северная Корея: Высота 205

359910.742xp.jpg

25 ноября 1950 г. американские спецназовцы должны были захватить и удержать под своим контролем Высоту 205 у реки Чхончхонган.

Однако они не знали, что в Северную Корею введен большой китайский контингент, который готовился к масштабному контрнаступлению.

Ситуация едва не вышла из-под контроля, когда началась контратака китайцев.

Попытка провести операцию обернулась для американцев потерями, так как высота была защищена лучше, чем они ожидали.

 

Из 87 американских спецназовцев выжил только 21. Операция ожидаемого успеха так и не принесла.

 

Операция «Орлиный коготь», или Побег из Тегерана

359909.742xp.jpg

После захвата американского посольства в Тегеране в 1979 г. десятки дипломатов удерживались в заложниках.

Планировалось, что неподалеку от посольства приземлятся вертолеты с американскими спецназовцами, охранники дипломатов будут ликвидированы, а затем заложников посадят в самолет и увезут из страны, прежде чем иранские военные успеют среагировать.

Администрация президента США Джимми Картера решила не начинать войну с Ираном — вместо этого было принято решение о проведении спецоперации.

 

Операция была сложной, и любой неверный шаг мог привести к десяткам жертв.

В день рейда почти все пошло не по плану. Из-за неисправностей спецназу не хватило вертолетов для освобождения заложников.

Провал спецназа в Иране привел к поражению Картера на президентских выборах 1980 г.

Уже после получения приказа отменить операцию один из американских вертолетов врезался в самолет-заправщик, в начавшемся пожаре погибло восемь членов экипажа.

 

 

Операция «Вспышка ярости» в Гренаде

359904.742xp.jpg

Свержение правительства Гренады казалось выполнимой задачей для вооруженных сил Соединенных Штатов. И действительно, конфликт, который произошел в 1983 г., продлился только три дня.

Однако за эти три дня американские спецслужбы столкнулись с массой проблем.

Нападению на тюрьму Ричмонд-Хилл с воздуха помешал неожиданный обстрел зенитной артиллерией.

Военные не обратили внимания на погодные условия на Гренаде, в результате четверо «морских котиков» утонули.

Попытка захватить пустые бараки привела к крушению трех вертолетов и гибели еще троих военнослужащих.


 

Могадишо: что мы тут делаем?

359900.742xp.jpg

Соединенные Штаты вступили в гражданскую войну в Сомали под эгидой гуманитарной миссии, призванной восстановить поставки продовольствия жителям страны.

Однако цели Вашингтона в этой стране скоро расширились, при этом новый президент Билл Клинтон едва ли представлял себе, чего США хотят от этого африканского государства.

В октябре 1993 г. американцы начали спецоперацию в Могадишо с целью ареста двух членов так называемого «правительства Сомалийского национального альянса».

Атака планировалась с земли и с воздуха, но все пошло не так: один из вертолетов был подбит из ручного противотанкового гранатомета, а участникам наземной операции не удалось добраться до цели.

В итоге американцы оказались в окружении — они потеряли еще один вертолет, а бои продолжались до утра и стоили жизни 19 спецназовцам.

Погибли более тысячи сомалийцев, в том числе и мирные жители.

 

Операция в Заливе свиней

359898.742xp.jpg

Операция в Заливе свиней — военная операция, с 1960 г. подготавливавшаяся правительством США с целью свержения правительства Фиделя Кастро на Кубе.

Почти сразу после кубинской революции (1 января 1959 г.) США стали рассматривать возможности свержения революционного правительства.

Местом высадки десанта был выбран залив Кочинос («Залив свиней») — бухта Карибского моря у южного берега острова Куба.

Идея программы поначалу состояла в поддержке кубинской оппозиции, при этом планировалось, что со стороны падение Кастро будет казаться результатом его собственных ошибок.

 

На берегу имелась площадка, которую можно было использовать в качестве аэродрома. На удалении 4-12 км от береговой черты начиналась болотистая местность, через которую в глубь острова вела лишь одна дорога.

Само побережье представляло собой удобные для десантирования песчаные пляжи — были выбраны Плайя-Хирон и Плайя-Ларга.

На десантоопасных направлениях создавались укрепленные районы. Техника и вооружение были рассредоточены и переведены в укрытия.

Кубинцы догадывались о подготовке к вторжению. Штаб революционных вооруженных сил принял ряд мер по подготовке к отражению высадки многочисленных групп в разных районах страны.

 

15 апреля восемь американских бомбардировщиков В-26 разбомбили аэродромы Кампо-Колумбия, Сан-Антонио-ле-Лос-Баньос и Сантьяго-де-Куба.

ЦРУ признало эти бомбардировки успешными, посчитав большую часть кубинских самолетов уничтоженными.

В ночь на 16 апреля на побережье провинции Орьенте наемники дважды пытались высадить десант, но обе попытки были отражены.

Однако еще до этих ударов все самолеты были рассредоточены, а на местах их прежних стоянок находились макеты. Из 24 самолетов ВВС Кубы удалось уничтожить лишь две машины.

 

В ночь на 17 апреля началась высадка главных сил в заливе Кочинос. На рассвете был выброшен парашютный десант.

Находившийся в районе высадки отряд кубинской милиции вступил в бой с силами противника и задержал их продвижение.

С наступлением рассвета авиация Кубы нанесла несколько ударов по силам высадки и уничтожила четыре транспорта, в том числе «Хьюстон», на котором находился в полном составе батальон, и судно «Рио Эскандидо», транспортировавшее большую часть боеприпасов и тяжелого вооружения.

К середине дня на всех направлениях кубинские войска остановили продвижение противника, а затем стали теснить его к побережью.

Утром 19 апреля кубинские войска после 30-минутной артиллерийской подготовки перешли в наступление и окончательно сломили противодействие противника, который вынужден был сложить оружие.

Таким образом, высадившиеся в заливе Кочинос наемники были разгромлены в течение 72 часов, потеряв, по разным данным, от 80 до 120 человек убитыми. 1197 наемников сдались в плен. Потери кубинцев составили 156 человек убитыми и 800 ранеными.

В апреле 1962 г. пленных судили, и в декабре они были выданы США в обмен на медикаменты и продовольствие на $53 млн.

 

Спецоперация в Нигере

359893.742xp.jpg

4 октября 2017 г. у населенного пункта Тонго Тонго боевики из группировки «Исламское государство в Большой Сахаре»* устроили засаду на нигерских солдат и американских спецназовцев, когда те возвращались на базу после миссии по сбору информации о местонахождении Аднана Абу Валида аль-Сахрави (лидера группировки).

3 октября 2017 г. двенадцать американских спецназовцев из 3-й группы специального назначения сопровождали 30 нигерских солдат из батальона безопасности и разведки в рамках гражданской разведывательной миссии по сбору информации вблизи Тонго Тонго в районе Тиллабери в Нигере.

В то время как солдаты возвращались на базу, около 50 вооруженных боевиков начали атаку.

Конвой разведгруппы попал в засаду, в результате которой сразу было потеряно два автомобиля.

Уже через несколько минут после начала боя разведывательный БПЛА США снял на видео боестолкновение.

Полчаса спустя французским реактивным самолетам Mirage было приказано атаковать боевиков, и они прибыли на место примерно через два часа.

Несмотря на то что теперь появилась воздушная поддержка, французские летчики не могли участвовать, потому что они не могли легко идентифицировать союзные силы от противника.

Тем не менее присутствие истребителей сыграло свою роль, и боевики отступили.

В результате столкновения Нигер и США потеряли 9 человек, еще 10 были ранены.

 

Попытка захватить пустые бараки привела к крушению трех вертолетов и гибели еще троих военнослужащих.

 
Ответить