←  Раннее средневековье, или Темные Века

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Арабы против Византии

Фотография scriptorru scriptorru 28.03 2020

Это цитата из труда немецкого ориенталиста А. Мюллера, который написан ещё в конце XIX в. Вы прочли её невнимательно: там нет "некритического, филологического подхода и отношения к цифрам подобно Геродоту". Подобные рассуждения с менторским тоном для меня, как историка, выглядят довольно забавно. Поменьше апломба.

Ну, можно бы было еще Ломоносова привести, тоже вариант. Но с тех пор многое изменилось и было исследовано. Мюллера здесь разве что, как литератора покрытого пылью можно использовать. Если вы историк (специализация?), то это не значит, что вы предметно в военной истории разбираетесь, владеете методикой исследования источников в указанном плане, иначе бы вы к другим авторам обращались ( и это без всякого "менторского" тона) Это был бы, тот же Хэлдон или Николь, указанная работа Морозова и Банникова, Дельбрюк. Большаков еще более или менее, но текст Мюллера вообще к научному осмыслению битвы при Ярмуке, по своей сути не имеет и устарел. Пригоден только для поверхностного ознакомления с темой.

 

Это весьма поверхностный взгляд.

Это вы решили просто что-то написать, без тени научности. Я в принципе, давно занимаюсь военной историей. Потому знаю цену вещам. Нужно использовать работы авторов специально исследующих предмет. Мюллер в данном случае литератор, некритически и поверхностно подходящий к вопросу толку от него никакого, на фоне исследователей специально занимавшихся темой военной истории Византии.


Сообщение отредактировал scriptorru: 28.03.2020 - 17:53 PM
Ответить

Фотография scriptorru scriptorru 28.03 2020

Еще вариант цифр: "Войско армянина Ваана, посланное Ираклием, уничтожило один из отрядов мусульман, однако сил у Ваана было недостаточно, и 20 августа 635 г. мусульманам сдался Дамаск. Только к лету 636 г. постепенно была собрана сакелларием евнухом Феодором Трифирием крупная армия в 40 000—50 000 воинов (в т. ч. 12 000 арабов-христиан Гассанидов), которая под началом того же Ваана 23 июля потерпела поражение на р. Ярмук. Последовавший затем раздор между главнокомандующим Вааном и Феодором привел к разделению войска. Обе части его были разбиты в битве на берегу того же Ярмука 20 августа 636 г."с.271

По: Шувалов П. В. Секрет армии Юстиниана: восточноримская армия в 491—641 гг.— СПб.: Петербургское Востоковедение, 2006. — 304 с. (Серия «Militaria Antiqua», X).

Это можно считать предельно возможными цифрами для византийской армии в битве при Ярмуке.


Сообщение отредактировал scriptorru: 28.03.2020 - 19:13 PM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.03 2020

Ну, можно бы было еще Ломоносова привести, тоже вариант.

Это чепуха. Он не занимался исследованием арабо-византийских войн.

 

Но с тех пор многое изменилось и было исследовано.

Экое открытие!

 

Если вы историк (специализация?), то это не значит, что вы предметно в военной истории разбираетесь, владеете методикой исследования источников в указанном плане, иначе бы вы к другим авторам обращались ( и это без всякого "менторского" тона)

Если бы вы хотя бы немного читали процитированную мною литературу, то избежали бы подобных глупостей. В основном цитирую научную (реже – научно-популярную и учебную) литературу и первоисточники. Главное для меня, чтобы эти материалы были в наличии (в электронном или бумажном виде).

 

иначе бы вы к другим авторам обращались ( и это без всякого "менторского" тона) Это был бы, тот же Хэлдон или Николь, указанная работа Морозова и Банникова, Дельбрюк.

Это весьма лицемерное и несуразное заявление с вашей стороны. Военный историк Х. Дельбрюк, которого вы рекомендуете, являлся современником историка-арабиста А. Мюллера (оба родились в 1848 г.), о труде которого вы высказались весьма нелицеприятно: "Но с тех пор многое изменилось и было исследовано. Мюллера здесь разве что, как литератора покрытого пылью можно использовать".

 

Большаков еще более или менее, но текст Мюллера вообще к научному осмыслению битвы при Ярмуке, по своей сути не имеет и устарел.

Это вовсе не научный форум. Здесь высказываются все желающие, кроме тех, кто был наказан вечным баном или попал в группу "ветряные мельницы". Большинство посетителей нашего сайта – школьники и студенты. Насчёт "устаревания" – см. чуть выше.

 

Пригоден только для поверхностного ознакомления с темой.

Здесь соглашусь. Логичнее было бы процитировать его ранее, чем исследование О. Большакова.

 

Я в принципе, давно занимаюсь военной историей. Потому знаю цену вещам. Нужно использовать работы авторов специально исследующих предмет.

Опять же, ярко выраженный здесь апломб пока никак не подтверждается.

 

Мюллер в данном случае литератор, некритически и поверхностно подходящий к вопросу

Снова вы ошиблись в своих оценках.

http://istorya.ru/fo...537#entry489847

Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.03 2020

Это был бы, тот же Хэлдон или Николь, указанная работа Морозова и Банникова, Дельбрюк.

Всему своё время. Однако потом не упрекайте меня, если придётся повторять уже выложенные цитаты. Я процитирую те места в указанных изданиях, где упоминается битва при Ярмуке.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.03 2020

Арабские армии эпохи ранних исламских завоеваний, похоже, располагали значительным числом пеших лучников. Эффективность их стрельбы, наряду с высокой мобильностью и маневренностью арабских отрядов, были ключевым фактором в их победах над византийскими и сасанидскими войсками. В битве при реке Ярмук в 636 г., в начальной фазе которой мусульманская армия заняла оборонительные позиции, именно лучники не дали византийцам прорвать их оборону1188.

 

Можно предположить, что численность отрядов конных лучников в византийской армии никогда не была велика и командиры различных рангов добивались высокой боеспособности своих отрядов только благодаря тому, что уделяли самое пристальное внимание навыкам стрельбы у своих подчиненных. У нас нет данных о том, что византийские лучники сыграли сколь-нибудь значительную роль в борьбе {352} с исламскими завоевателями в 30-е гг. VII в. Нельзя сказать, что византийцы вообще отказались от использования лучников. У них всегда были конные стрелки, а провинциальные пешие войска всегда включали в себя значительное число людей, вооруженных луками. «Тактика» Льва и «Тактический Компендиум» допускают, возможно, следуя «Стратегикону» Маврикия, что кавалерист может иметь на вооружении лук, колчан и стрелы. Это, вероятно, позволяет предположить, что многие кавалерийские отряды были вооружены именно таким образом. Тем не менее, трактат «О боевом сопровождении» рекомендует всадникам спешиться и предполагает, что каждый воин должен был уметь владеть тем оружием, которое было удобно для него. Из этого может следовать, что лук никоим образом не был широко распространенным видом оружия (Leo, Tact., VI, 2–3; Syll., § 39, 4; ср. Maur., I, 2; Velit. VIII, 4, 5; X, 5). {353}

 

 

1188 Kaegi W. Byzantium and the Early Islamic Conquests… P. 120–131. {598}

 

Банников А.В., Морозов М.А. Византийская армия (IV–XII вв.). СПб.: Евразия, 2013. С. 353, 598.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.03 2020

Завоевание арабами в VII столетии ближневосточных территорий Империи способствовало значительным изменениям в византийской военной организации. После того как попытки встретить и отразить захватчиков в открытом бою окончились неудачей, были внесены серьезные коррективы в стратегию имперской обороны, которые заключались в том, чтобы избегать открытых столкновений с мусульманскими войсками. После поражения на реке Ярмук в 636 г. византийские войска сначала отступили в Северную Сирию и Месопотамию, а вскоре, после утраты последних и разрыва коммуникаций с оставшимися арабами-немусульманами и персами, продвинулись еще далее – к линии Тавра – Антитавра. Конечным результатом этого процесса был вывод тех армий, которые действовали в Сирии, Палестине и Месопотамии, а также и в Египте, в Малую Азию и их реструктуризация в совершенно иной стратегической и экономической ситуации1084. {322}

 

 

1084 Об этом см.: Kaegi W.E. Byzantium and the Early Islamic Conquests. Cambridge, 1992. Donner F. The Early Arabic Conquests. Princeton, 1981. {593}

 

Банников А.В., Морозов М.А. Византийская армия (IV–XII вв.). СПб.: Евразия, 2013. С. 322, 593.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 29.03 2020

СРАЖЕНИЕ ПРИ ДЖАБИЯ-ГАБИТА И НА РЕКЕ ЯРМУК В 636 Г.

 

Битва произошла возле селения Габита или Джабия на восточных склонах Голанских высот, приблизительно в трех милях к северо-востоку от современного городка Нава. Джабия была важной базой и лагерной стоянкой для Гассанидов, конфедерации христианских арабских племен, которые долго были оплотом Византии на Востоке, действуя в {319} составе ромейских армий против Сасанидов и их арабских союзников и охраняя безопасность границ восточных провинций, особенно Палестины.

 

Джабия с ее богатыми пастбищами, обеспечивавшими фураж и продовольствие, служила отличной базой для ведения военных действий. Ее положение было стратегически важно, поскольку отсюда контролировалась не только дорога из Дамаска на юг, но и близлежащая местность на юг и на восток. Понятно, почему обе стороны стремились овладеть этим пунктом. Приблизившись с северо-запада, имперские войска расположились на некотором расстоянии от ромейской дороги на Дамаск, проходившей северо-восточнее, параллельно руслу пересыхающей речки Вади аль-Рукад, впадающей в Ярмук. Потом дорога уходила к востоку, пересекала это русло южнее Джабии и снова поворачивала на северо-восток. Чтобы избежать охватов, ромеи сильно растянули фронт по пересеченной местности, что весьма затруднило коммуникации между обоими флангами.

 

Одна штаб-квартира – вероятно, войск правого фланга, располагалась около современного города Якуза, приблизительно в 15 милях к югу от Джабии, другая – в Джиллике (совр. Кисва), к северу от Джабии. Там была ставка Феодора Тритурия; в то время как в самой Джабии почти наверняка стояли гассаниды.

 

Византийцами командовал Вахан (Ваан), ему помогали Феодор Тритурий, магистр милитум на Востоке (начальник полевой армии Востока) и Георгий, начальник армянской полевой армии, вместе с Джабалом ибн аль-Айхамом, шейхом гассанидов. При ставке также находился Никетас, сын персидского царя Шахрбараза, взошедшего на трон с помощью Византии и убитого заговорщиками. Вахан, кажется, находился в лагере магистра милитум в Армении, в то время как силы Феодора стояли несколько севернее Джабии. В день генерального сражения ромейская армия приняла обычный боевой порядок. Георг командовал правым крылом, неизвестный офицер в чине друнгария – левым. {320} Неясно, взял ли Вахан на себя командование центром, или его сохранил Феодор Тритурий. Однако, на несмотря типичное построение, из противоречивых и иногда искаженных свидетельств о сражении, безусловно ясно одно: каждая часть византийской армии фактически сражалась сама по себе.

 

Точную численность сторон невозможно определить. На имперской стороне действовали управления двух полевых армий – Востока и Армении, но маловероятно, что все их войска были сняты с фронтов для действий на этом отдельном участке. Грубая оценка восточной полевой армии предполагает приблизительно 15 000 человек, а армянской, соответственно – 12 000. Если по 50 % от каждой армии отправилось в поход, то общее количество не превышает 15 000 солдат, включая от 2 000 до 5 000 арабских союзников. Если добавить сюда дополнительные силы, например гарнизон Эмесы, то во всей имперской армии окажется около 20 000 бойцов. Мне эта цифра кажется наиболее вероятной, хотя и остается предположительной. Маловероятно, что арабы имели такую же численность. Сама их тактика на заманивание и изматывание противника предполагает численный перевес ромеев. В обеих армиях в значительной степени была представлена и пехота, и конница, хотя точный состав ромейских войск не выяснен.

 

На сегодняшний день трудно детально восстановить ход сражения. Можно предположить, что приказ к общему наступлению имперской армии по всему фронту был отдан в полдень 18 или 19 августа, в ответ на мусульманские вылазки, поддержанные лучниками из главной линии. Арабы преднамеренно выбрали это время, поскольку византийцы больше них страдали от жары. Стратегически положение ромеев было относительно выгодным, но тактически они имели несколько проблем. Изрезанный ландшафт, особенно в центре и на правом фланге, предполагал необходимость для наступающих дробить свои силы.

 

Самого серьезного внимания заслуживало еще и то обстоятельство, что на Вади аль-Рукад имелся только один {321} мост, и в случае его захвата неприятелем все войска на восточном берегу оказывались в мышеловке.

 

В начальной стадии боя в северном секторе византийская пехота, преодолевая сопротивление заградительных сил неприятеля, повела бодрое наступление в направлении мусульманского лагеря. Беда была в том, что их рвение умело использовалось арабами, которые симулировали беспорядочное отступление и даже начали для вида показной демонтаж лагеря. В то же время, пользуясь складками местности, значительные силы укрылись в засадах и стали ждать своего часа. Вероятно, эта тактика была спланирована ими заранее. В ходе преследования образовался разрыв между пехотой и конницей, в который устремились всадники Халида ибн аль-Валида, атаковав ромейскую кавалерию на фланге, совместно с засадными отрядами, которые теперь вышли на поле. Сопротивление византийской конницы было сломлено, и она была рассеяна. Теперь притворно отходившие части арабской пехоты сделали поворот кругом и контратаковали истощенных ромейских пехотинцев, которые, не выдержав удара с двух сторон, с наступлением сумерек обратились в бегство. Печальным следствием этого стал захват единственного моста через Вади аль-Рукад. Гассаниды, которые стояли на страже этого ключевого пункта, частью дезертировали, частью перешли на сторону врага. Воспользовавшись моментом, Халид ибн аль-Валид напал прямо на лагерь в Джиллике, быстро подавив там всякое сопротивление. Всего за четыре или пять часов весь византийский левый фланг рассыпался.

 

Первый день боя подошел к концу. После незначительного начального успеха ромеев и последовавшей очень жестокой борьбы, отмеченной и мусульманскими, и византийскими источниками, первая стадия сражения закончилась поражением имперских сил на северном участке посредством клина, вбитого арабами между этими силами и центром. Скорее всего, тактика заманивания неприятеля к своему лагерю, чтобы нарушить взаимодействие между {322} имперскими войсками и прорвать их фронт, была тщательно спланирована заранее командующим Абу Убейда ибн аль-Джаррахом. В этом он проявил себя более искусным полководцем, чем ромеи, сумев привязать действия своих войск к особенностям местности. К этому времени южное, или правое крыло, и центр имперских сил, базировавшиеся на лагерь в Якузе, перешли Вади аль-Рукад, и дошли на восток до Вади-Аллана. С этого положения они попытались отбросить арабов, прорваться к их ставке и, в свою очередь, охватить центр и правый фланг. Однако Вади-Аллан им перейти не удалось. Поскольку весть о предательстве гассанидов распространилась среди солдат, их моральный дух сильно упал. Ситуация еще ухудшилась, когда, в результате внезапного ночного нападения, арабы захватили лагерь в Якузе, защитники которого разбежались по оврагам или бросились на северо-восток, по дороге на Дамаск.

 

Потеря этого лагеря на правом фланге и моста через Вади аль-Рукад подразумевала, что главные силы имперской армии были отрезаны как от левого крыла (которое они, возможно, считали еще боеспособным), так и от всех путей отступления. Они были прочно заперты между обрывистыми берегами Вади аль-Рукада и Вади-Аллана на западе и на востоке, и рекой Ярмук на юге. Утром 20 августа арабы начали решающее наступление с севера и с запада, от лагеря в Якузе. Разразившаяся песчаная буря помогла им скрытно подойти к окруженным. Паника охватила ромейские войска, каждый спасался как мог. Много всадников и лошадей сломали себе шею в напрасной надежде перескочить крутые овраги. Многие солдаты вместе со своими командирами складывали оружие и садились на землю в ожидании плена. Но аль-Джаррах приказал в плен никого не брать.

 

К тому времени организованного сопротивления уже никто не оказывал. Главной задачей ромейских командиров в таком положении было наведение хоть какого-то порядка, но в данном случае это оказалось совершенно {323} невозможным. Хотя многие бросились в поисках спасения к Дамаску, пока мост через Вади аль-Рукад еще не был захвачен арабской конницей, все свидетельства говорят об очень тяжелых потерях имперских войск, как на поле битвы, так и в ходе беспощадного преследования не только до Дамаска, но и далее на север, до самой Эмесы.

 

Имперская армия на Ближнем Востоке прекратила свое существование, и хотя полевые армии Востока и Армении, отдавшие ей свои части, сохранили боеспособность, но сильно уменьшились в численности, и о воссоздании фронта в Палестине и Сирии для эффективного сопротивления арабам уже не могло быть и речи. Только отдельные гарнизоны крепостей и хорошо укрепленных городов могли еще как-то держаться. Полевым войскам император Ираклий приказал впредь всячески уклоняться от сражений.

 

Несмотря на противоречия в сообщениях различных источников об этой битве, с годами все более обраставших полулегендарными подробностями, мы можем составить о ней относительно полное представление. Ясно, что имперская армия страдала в основном от двух главных бед. Во-первых, это отсутствие единоначалия. Главнокомандующему Вахану не удалось полностью подчинить себе византийских военачальников и прекратить распри и интриги. Координация действий имперских частей и их связь между собой почти полностью отсутствовала. В результате такой несогласованности создавалось впечатление, что на поле боя вместо центральной, северной и южной группировок фактически действовали две, если не три, отдельные армии. Важный мост через Вади аль-Рукад был доверен потенциально ненадежным войскам, которые частично перешли на сторону врага, частично рассеялись до начала боя, а те, что остались, не сумели дать должного отпора неприятелю. Хотя устройство лагерей вполне соответствовало стандартной византийской практике и положениям военных руководств того времени, вынос далеко от поля боя подвергал их опасности набега мобильных арабских сил, а всю армию – {326} угрозе окружения. Дело в том, что византийцы на собственном горьком опыте были уже хорошо знакомы с этой тактикой кочевников. В нужный момент защита обоих лагерей оказалась удивительно беспомощной. Этот факт особенно важен, поскольку говорит о том, что византийцы существенно недооценили мобильность мусульманской конницы и скорость ее передвижения. В результате все попытки ромеев установить «фронт» закончились весьма печально, а арабы могли свободно перемещаться как вдоль этого фронта, так и поперек, легко прорывая его в ключевых пунктах в любые моменты сражения. Отсутствие связи между имперскими войсками превратило сражение при Джабии-Ярмук в несколько отдельных столкновений, связанных между собою только тем, что результат каждого предыдущего непосредственно влиял на ход и результат последующего, при полном отсутствии тактического взаимодействия частей.

 

Во-вторых, мусульманское командование отлично изучило особенности неровной и сильно изрезанной местности и привязало к ней тактику ведения боя. Особенно эффективными оказались притворные отступления и укрытие целых подразделений в оврагах, до момента внезапной атаки. Абу Убейда ибн аль-Джаррах предвидел заранее, что сражение окажется «рассыпанным» на несколько очагов, и предоставил своим командирам большую степень свободы действий в рамках общего плана, который они блестяще выполнили. Инициатива, таким образом, оставалась почти полностью на стороне арабов, а византийцы лишь безуспешно пытались удержать фронт и, кроме правого фланга, действовали исключительно пассивно.

 

Поражение имперских сил объясняется еще несколькими факторами. Прежде всего, в их частях было очень много новобранцев, а ветераны были незнакомы ни с тактикой, ни с самой природой врага, с которым они собирались иметь дело. Нам известно, что командующий армянской полевой армией Георгий в лагере в Якузе в течение нескольких дней проводил тактические занятия, с намерением приучить {327} своих солдат сражаться в новых условиях, ознакомить их с вооружением неприятеля и способами ведения боя. Многие источники сообщают о низком боевом духе и падении дисциплины в ромейских войсках, а это сказывалось на отношениях с местными жителями. Главнокомандующий Вахан не нашел общего языка с правителем Дамаска в вопросе продовольственных поставок для армии. Этот правитель подстрекал горожан подкрадываться по ночам к лагерям и вызывать возможно больший шум, провоцируя тревогу. Такая враждебная и нервная обстановка на своей территории сама по себе не сулила ромеям ничего хорошего и уж конечно не побуждала их к ратным свершениям на поле битвы.

 

Большая часть всего сказанного отражала общее состояние имперских армий на Востоке после окончательного поражения персов в 626–627 гг. Несмотря на административную реформу инфраструктуры полевых армий и гарнизонных сил, моральный дух, воинская дисциплина и боевая подготовка оставляли желать много лучшего. Нет никакой причины сомневаться в том, что поражение византийцев прежде всего было результатом превосходного стратегического и тактического планирования арабского командования, но разногласия и интриги в высоких штабах, отсутствие координации действий и связи и падение дисциплины сыграли свою роковую роль. С этим печальным наследием, ставшим главной причиной потери оставшихся восточных провинций и Египта, империя, несмотря на все усилия, не смогла справиться до самой середины VIII столетия. {328}

 

46cc926e69e1.jpg

{319}

 

1ea857b84699.jpg

{324}

 

2d299ee0d042.jpg

{325}

 

Хэлдон Дж. История византийских войн / Пер. с англ. М.А. Карпунина, С.С. Луговского. М.: Вече, 2007. С. 319–328.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 29.03 2020

Весной 634 г. три отряда мусульман по 3000 воинов совершили набег на Сирию и Палестину. Один из этих отрядов разгромил у местечка Датина около Газы наспех собранное войско дукса Палестины Сергия. Два других отряда с подошедшими подкреплениями захватили город Бостру в Заиордании, рассеяв отряды союзных империи арабов. Посланный на смену погибшего Сергия брат Ираклия Феодор выступил навстречу мусульманам с меньшей, чем у них, только что собранной армией и потерпел сокрушительное поражение в битвах у города Джабия (Гавифа) на реке Ярмук около Бостры и у города Аджнадейн (Джаннаба) около Елевферополя, после чего арабы заняли сдавшиеся им Газу, Тивериаду и Эмессу и нанесли еще одно поражение имперскому войску у города Пеллы 23 января 635 г. Войско армянина Ваана, посланное Ираклием, уничтожило один из отрядов мусульман, однако сил у Ваана было недостаточно, и 20 августа 635 г. мусульманам сдался Дамаск. Только к лету 636 г. постепенно была собрана сакелларием евнухом Феодором Трифирием крупная армия в 40 000–50 000 воинов (в т.ч. 12 000 арабов-христиан Гассанидов), которая под началом того же Ваана 23 июля потерпела поражение на р. Ярмук. Последовавший затем раздор между главнокомандующим Вааном и Феодором привел к разделению войска. Обе части его были разбиты в битве на берегу того же Ярмука 20 августа 636 г. Позиция для боя была выбрана крайне неудачно, и ветер гнал в лицо солдатам тучи пыли и песка. Войска были оттеснены на крутые скалистые берега, где {271} солдаты гибли, пытаясь спастись бегством. Возможно, союзные арабы уклонились от участия в битве. Так или иначе, разгром был полный: погибли оба военачальника, масса командиров и большая часть армии. Никаких серьезных мер по дальнейшему укреплению обороны Ираклием принято не было. В результате в последующие несколько лет Сирия и Палестина были потеряны. Города и целые области добровольно переходили под власть халифа. В 638 г. сдалась Антиохия, в 640 г. мусульмане захватили Дельту Египта, в следующем году им сдались Верхний Египет и Александрия. Это было концом великой империи и ее армии. {272}

 

Шувалов П.В. Секрет армии Юстиниана: восточноримская армия в 491–641 гг. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2006. С. 271–272.

 

Ответить