←  Краеведение

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Основание Мариуполя: кем?

Фотография L.V. L.V. 11.08 2020

Спасибо! :)

Ответить

Фотография L.V. L.V. 25.08 2020

Немного передохну (ударение ставьте, куда хотите). Приведу небольшой рассказ. Уже когда-то упоминал о существовании записок астраханского офицера Петра Зубарева, который в мае – сентябре 1747 года съездил из Астрахани в Крым и обратно со спецзаданием. И он, как минимум один раз (около 6 или 7 июля), был на устье Кальмиуса и взаимодействовал с местным запорожским полковником, тот ему давал сопровождение до Берды. Вероятно, и на обратном пути (конец июля – начало августа) он проезжал тем же путем. В общем, здесь может содержаться некоторый интересный материал по нашим краям.

 

К сожалению, эти записки нам пока известны только по краткому их пересказу П.Юдиным в журнале «Русский архив» №12 за 1898 год. Этот автор не дал точную ссылку на место хранения этого документа, сообщив лишь: «При разборе дел Астраханского губернского архива, мне удалось отыскать переписку под заглавием "Столп о Трухменцах" (нач. 1745 и оконч. 1747 года)». Надо ли говорить, что я попытался отыскать эти записки?

 

По моей просьбе его попытались найти сотрудники Астраханского гос. архива (спасибо им!). Вот что они ответили:

 

На Ваш запрос сообщаем следующее.

Автор указанной Вами статьи «К истории наших сношений с Крымом (Посылка поручика Зубарева в Бахчисарай)» П.Юдин ссылается на статью В.В. Александрова «О поездке поручика Петра Зубарева в Крым в 1747 г.», опубликованную в «Отчете Петровского общества исследователей Астраханского края за 1895 г.». В ней Александров пишет следующее: «В делах бывшей Астраханской губернской канцелярии, опись которым я в настоящее время составляю, существует, между прочим, дело, заведенное в 1745 году и оконченное в 1747 году, на первом листе которого значится: «Столп о трухменцах», где находится много данных, относящихся к сношениям нашим к туркменам Мангишлакского полуострова. … Документы, заключающиеся в этом деле, вообще очень интересны, но особенно характерны те из них, которые относятся к командированию в Крым поручика Зубарева с 5-ю турками, выкупленными из туркменского плена» ( http://aonb.astranet...bm000020023.pdf Сайт Астраханской областной научной библиотеки им. Н.К. Крупской).

 

Как видно, на момент написания статьи исследователь изучал дела Астраханского губернского архива. В настоящее время фонды Государственного архива Астраханской области представлены в том виде, какой приобрели после 1918 года. Так как описи архивных фондов неоднократно подвергались усовершенствованию и переработке, упомянутое дело под заголовком «Столп о трухменцах», датированное 1745-1747 гг., может содержаться в любом архивном деле того же временного периода, либо утеряно или выбыло.

 

С учетом изложенного нами были просмотрены годовые разделы (1743-1749 гг.) описей архивного фонда №Ф-394 «Астраханская губернская канцелярия». Однако заголовков дел, относящихся к интересующей Вас теме, выявить не удалось. Также обращаем Ваше внимание на то, что не все заголовки дел отражают реальный состав и содержание хранящихся в них документов.

 

Сообщаем также, что юридическим и физическим лицам предоставлено право самостоятельной работы в читальном зале госархива по интересующим их темам на безвозмездной основе (контактный телефон читального зала – 8-8512-210610). С описями фондов госархива Вы можете ознакомиться в электронном виде на сайте Агентства по делам архивов Астраханской области: archive.astrobl.ru в соответствующем разделе. Интересующая Вас информация может содержаться в документах фонда Ф-394 «Астраханская губернская канцелярия», а также в архивных фондах местных органов власти и управления второй половины XVIII – начала XIX вв., содержащих документы за интересующий Вас период.

 

 

На мой уточняющий вопрос, не могли ли эти документы из Астрахани осесть в Москве в РГАДА (честно говоря, уже не помню, почему я это предположил, но там тоже есть некоторые дела по Астрахани, например, фонд 404), астраханцы мне дали ответ, что сведениями о передаче такого дела в РГАДА они не располагают.

 

Я пытался на сайте ГААО (Гос. архив Астраханской обл.) нужное мне дело, но не преуспел. А с учетом того, что там просмотр реализовано очень неудобно – возможно я просто прошел мимо, просмотрел. В общем, пока тема этих интересных для нашего краеведения записок остается еще не закрытой. Возможно, рано или поздно, эти документы кому-нибудь таки удастся найти.

 

(Продолжение следует).

Ответить

Фотография L.V. L.V. 04.09 2020

(Продолжение. Точнее – окончание)

Я уже давно держу в своей дырявой голове этот вояж поручика Зубарева как один из множества стоящих (ударение ставьте на свой вкус) сюжетов для исследования. Поэтому меня заинтересовало вот это дело из фонда 16 РГАДА: «д.599. Переписка Астраханского губернатора камергера Брылкина о пограничных делах с Крымом и Персией / Передано из Мин-ва государственных имуществ через Азиатский департамент/ 1747, 1745». По названию, теме и году – очень близко к искомому. Решил попробовать отработать этот след – а вдруг? Случаются же в жизни чудеса?

 

В прошлом году смог просмотреть в архиве фотопленку с этим делом. Качество ее, конечно… Но не будем о грустном. Начиналось все вполне оптимистично. Даже мангышлакские туркмены, помнится, мелькнули. Но, к сожалению, искомого отчета Зубарева я там найти не смог. Правда, в этом деле неоднократно встречались большие документы, записанные шифром (большей частью – без расшифровки). Их я в основном быстро пролистывал. Так что, не исключаю, что мог что-то случайно и прозевать. Но, похоже, что этого документа в данном деле на самом деле нет.

 

Зато я встретил документы по другому, чуть более позднему путешествию, также прошедшему через наши места. Оно не такое «вкусное», как описание Зубарева, но, за неимением гербовой – пишем на простой. Даже такой незамысловатый и неполный сюжет позволяет лучше понять тогдашнюю ситуацию в наших краях. Сразу предупрежу, что читал я эти документы более года назад и сделал тогда только краткие выписки, так что мог многое забыть или напутать. Если кто-то этим сюжетом заинтересуется, то лучше перепроверить его по первоисточнику. Ну вот, всех предупредил, теперь с чистой совестью и слабой памятью можно и приступить к рассказу.

 

Если ничего не путаю, то 13 декабря 1747 года коменданту крепости святой Анны (на нижнем Дону) было доставлено секретное письмо от крымского Ор-бея (коменданта Перекопского замка) Салиг-бея. Письмо и устная информация к нему были доставлены его доверенным человеком по имени Кал-Мамбет Гаджи-ага (Хаджи-ага?). Об этом письме сразу же тайно уведомили Астраханского губернатора Ивана Онофреевича Брылкина – то ли на тот момент крепость святой Анны находилась в его ведомстве, то ли просто взаимно согласовывая политику приграничных властей на южной окраине России.

 

Как оказалось, Салиг-бей действовал не по собственной инициативе, и лишь выполнял волю своего хана Селим-Гирея (1743-1748). В письме сообщалось, что во время отлучки крымского хана в Порту – из Крыма сбежал его калга (первый заместитель, обычно – наследник) Шагин-Гирей. Он был довольно популярным человеком в ханстве, особенно после своих геройских подвигов во время последней турецко-персидской войны. Какие там у него с ханом разногласия вышли – я не выяснял. Но, как бы то ни было, Шагин-Гирей со своими приближенными ушел на правобережье Днепра, где нашел себе много сторонников среди тамошних ногайцев. И, по агентурным сведениям крымских властей, он якобы собирался перебраться на Кубанскую сторону Азовского моря. Крымский хан беспокоился, что в зимнее время не сумеет надежно перекрыть путь беглому царевичу через крымские владения в Поднепровье и просил русские власти подстраховать его усилия в их зоне влияния. В письме Ор-бея сообщалось, что нужно ожидать «по нынешнему зимнему времяни переправу оного калги с ево едино мысленники чрез море (которое-де льдом покрыто) на усте речки Миюса или в гирлах Дона близ Азова, а не в других местах». Интересно, что к запорожцам с этим вопросом крымцы, похоже, не обращались. Видимо, подозревая, что Шагин-гирей может договориться с ними за некоторую мзду об их нейтралитете.

 

Коменданта крепости святой Анны и руководство Войска Донского эта информация встревожила. В условиях мирного времени и без прямых указаний по этой ситуации из столиц – портить отношения с Крымским ханством им было не с руки. Поэтому донцы назначили из своих старшин Степана Ефремова (сына тогдашнего войскового атамана Данилы Ефремова, в 1753 году займет место отца) и Максима Бобрикова, выделив им 400 казаков. Они должны были уже 19 декабря выступить в путь. Так как на северном берегу дельты Дона на то время уже не было конских кормов, то им было предписано стать на «той» (южной) стороне Дона у развалин Азова и отправлять разъезды по барьерным землям вплоть до реки Еи. А из гарнизона крепости святой Анны было послано до 80 гарнизонных казаков и калмыков, который должны были отправиться к Миусу, к Каменному броду, а их разъезды должны были доходить до Еланчика (Мокрого?). Также им должна была помогать уже имевшаяся на Миусе застава Азовского казачьего полка.

 

Ну а пока донцы и гарнизонные собирались в поход, где им предстояло безуспешно морозить свои задницы на свежем декабрьском ветру (калга так и не рискнет совершить этот прорыв), донской войсковой атаман Данила Ефремов (надо полагать, по согласованию с комендантом крепости святой Анны) решил еще и по-иному воспользоваться этой ситуацией. Он навешал на уши крымскому посланцу Гаджи-аге, что на обратном пути того могут обидеть тамошние запорожцы, поэтому навязал ему сопровождение из своих людей. Вот как это описывалось в документе: «<…> для подлинного разведывания об оном калге, к тому ж  - не имеетца ль при Перекопи каких собранных войск – отправил с вышеозначенным посланцом Гаджи-агою, под претекстом опасности [от] шатающихся в степи своеволных запорожских казакв, которые б не могли ему на проезде какой обиды причинить, нарочных искусных людей  - казака Ивана Федорова и при нем трех человек калмык. И писано о скорейшем их отправлении и до Калмиюса препровождении от меня». То, что один раз (по пути на Дон) Гаджи-ага уже благополучно проехал через запорожские владения в Северном Приазовье – во внимание принято не было. Тем более, что у донцов на запорожцев, которые в 1743 году вперлись в эти края и устроили бучу с Войском Донским, до сих пор был огромный зуб. Да и крымцам они особо не доверяли, не без оснований подозревая возможность попытки с их стороны отвлечь внимание русских и совершить в это время неожиданный набег. В общем, Гаджи-агу уговорили.

 

Уже 15 декабря Иван Федоров с тремя калмыками выехал из Черкасского. В помощь им, помимо их собственных лошадей, им дали еще и казенных. Вот как с его слов описывались цели его путешествия: «под претекстом препровождения до Перекопи бывшего в Черкаском [городе] Гаджи Кал-Мамбета с товарыщи, якобы по опасности проезда [от] шатающихся по крымской степи запорожских казаков, а на самом деле – приказано мне высочайшие императорского величества интересы наблюдать и пристерегать, не имеетца ль у них, кримцов, каких собранных войск к нападению на границы Ея императорского величества». Здесь интересны, как минимум, два момента. Первый – что угроза крымским посланникам от местных запорожцев признавалась не слишком значительной. Второй – что занятые на тот момент запорожцами территории донцы привычно называли «Крымскими степями», а не «древнейшей и старожитной Кальмиусской паланкой». Интересно, почему? :)

 

Вместе с крымцами они все вместе благополучно прибыли в Перекоп «двенатцатым днем» (т.е. 27 декабря?). На допросе в Черкасском он потом объяснял о причинах столь медленной езды: «затем и неспешно путь мой продолжал, что по степи снег велик упал», да еще прибавлял, что лошади у крымских посланников «были худы». Но к моменту их прибытия обстановка уже разрядилась. Шагин-Гирею так и не удалось поднять среди очаковских и буджакских татар широкое восстание. В его шайке было всего 62 татарина и 400 турок. Разбитый и раненый он бежал в Молдавию.

 

В Перекопе Федоров со своими калмыками пробыл еще 13 дней (до 9 января?). По какой-то причине планировалось, что обратный путь они совершат через Кубанскую сторону (зачем?). Но Керченский пролив еще не было покрыто льдом, а «перевозные лодки» уже были остановлены из-за стужи. Поэтому обратно двинулись той же дорогой, через Северное Приазовье. Салиг-бей выделил им двух сопровождающих татар и вручил еще два письма в Черкасск. Татарские сопровождающие проводили их только до Молочных Вод «из-за великого снега», потом повернули обратно. На 13-й день донские посланники добрались до Чалтыря (40 верст до Черкасска) «с великою нуждою» и 22 января, наконец, возвратились в сам Черкасск.

 

Путь от Черкасского до Перекопа составлял около 490 верст. Чтобы преодолеть этот путь за 12 – 14 дней, надо было держать среднюю  скорость 35 – 40 верст в день. По тем временам это была очень приличная скорость даже для летнего времени. А тут – зима, свежевыпавший снег, а Федоров еще и оправдывается за медлительность! Железные были люди!

 

Еще интересный момент, на который стоит обратить внимание в этих записках – это полное отсутствие в них упоминаний о встречах во время своего пути с местными жителями – ногайцами и запорожцами. А и те, и те в то зимнее время в наших степях в каком-то количестве присутствовали. Это мы хорошо знаем из материалов дела о массовом нарушении ногайскими пастухами русской границы по Берде поздней осенью 1747 года, где с этим делом пришлось отдуваться кальмиусскому полковнику Марку Усу. По крайней мере до конца ноября (последний найденный документ) ногайцы достаточно свободно кочевали со своими стадами между нижней Бердой и Кальмиусом, изрядно усложняя жизнь местным запорожским зимовчакам и звероловам. Так что по пути посланникам должны были периодически встречаться зимовники запорожцев и юрты ногайцев, а также протоптанные дороги между ними. Обогреться у очага для путешествующих много дней по зимней степи – было бы великим благом. И, подозреваю, что они все-таки могли где-то ненадолго «зависнуть» в свое удовольствие. Тем более, что вернулись они с уменьшенным количеством лошадей (типа, те пали из-за тяжести пути). Но вот, что подозрительно, пали не собственные лошади донских посланцев, а именно казенные… Что наводит на некоторые размышления…

 

Под конец упомянем, что после получения информации о прекращении угрозы прорыва Шагин-Гирея – посланные русскими команды для его поимки – были возвращены обратно. И только одна партия «по особливому Императорскому указу» была оставлена в развалинах Таганрогской крепости. Которая, по мирным договорам после последней войны должна была оставаться разрушенной и заброшенной. Но, если все делать постепенно и незаметно – то это уже вроде и не такое грубое нарушение… :)

 

Также добавим, что Шагин-Гирей  со временем получит прощение хана. Так что и у него все сложилось хорошо. На какой положительной ноте мы этот немудренный рассказ и завершим.

 

Если кто захочет самостоятельно почитать документы по этим событиям – смотрите РГАДА, ф.16, д.599, листы <где-то в начале, не записал> - письмо Астраханскому губернатору Брылкину с завязкой этой истории; л.43 – сообщение Д.Ефремова о получении перевода письма от Салиг-бея (второго?), 1 фев. 1748; л.69 – 74 об. – письмо Брылкину от Д.Ефремова, с приложением отчета Ивана Федорова и перевода письма Салиг-бея.

 

Всем спасибо!  :thank:

Ответить

Фотография L.V. L.V. 18.09 2020

Подсказали короткий отчет о раскопках 2015 года на месте старого редута в Мариуполе. Выложил на Папакоме: http://papacoma.naro.../domaha2015.pdf

Ответить

Фотография Gurga Gurga 18.09 2020

Путь от Черкасского до Перекопа составлял около 490 верст. Чтобы преодолеть этот путь за 12 – 14 дней, надо было держать среднюю  скорость 35 – 40 верст в день. По тем временам это была очень приличная скорость даже для летнего времени. А тут – зима, свежевыпавший снег, а Федоров еще и оправдывается за медлительность! Железные были люди!

Мамай рысачил еще похлеще. :v:

Ответить

Фотография L.V. L.V. 22.09 2020

Один хороший человек с Украины подсказал на Википедии трешовую карту-реконструкцию "Населенные пункты Запорожья в XVIII веке":
 
1775_Zaporizhya.png?fbclid=IwAR04HVcbVxL
 
Получил массу удовольствия от ее изучения. Прекрасная иллюстрация того, как НЕ НАДО делать карты-реконструкции. Зато красивая!    :wub:
 
Вот только некоторые из замеченных мной несуразностей по территориям Северного Приазовья и Донбасса:
 
- Начало "форпоста Домаха" с 1594 года (откуда именно такая дата???)
- Балысарай по 1672 год (т.е., параллельно с "форпостом Домаха"??)
- слобода Кальмиусская с 1739 и с 1771 года. Ну да, именно с этих дат.   
- Кривая граница "северного" барьера
- Еланчикская паланка с 1734 года
- Территория к востоку от Кальмиуса действительно отошла донцам именно в 1747 году? Не годом раньше? :)
- Запорожская территория 1734 года до устья Дона, причем не по старую границу по Темернику (как требовал  в 1743 году полковник Кишенский), а заканчивающуюся чуть западнее, зато вместе с куском дельты Дона (на которую запорожцы в XVIII веке вообще ни разу не претендовали!).
- Крепость св. Анны на нижнем Дону вообще не показана, а годы ее существования приписаны крепости св. Димитрия Ростовского.
- Азов к России с 1739 года???
- запорожский треугольничек на Кривой косе в 1750 году (откуда?)
- 61 зимовник в Кальмиусской паланке в 1775 году. Может немного в другом году? Известный же документ...
- огромная куча левых поселений с левыми датами - слобода Покрово-Киреева  на Грузском Еланчике (1740), с.Колпаковка у Миуса (к. XVII в.), хутора Мандрыки на месте Донецка (кон. XVII века), х.Макеева (кон. XVII в.), село Ольховатские дворики (Чё??? кон. XVII века), с. Старомихайловка в верховьях Волчьей (1747) - и еще целая куча аналогичной непонятной мутной хрени. Что курил автор карты и откуда он эту ерунду взял? Такого бреда даже Феодосий Макаревский (в "запорожском" слое своих "Материалов...") себе не позволял! По крайней мере - в таком количестве.
- красные треугольнички - в том числе для обозначения урочищ. Каким образом наличие урочища доказывает наличие жилья в нем???
- Бахмут с 1571 года. За эту дату тамошние краеведы бьют канделябром без предупреждения.
- Славяносербия на месте Запорожских Вольностей??? Хоть один документ, где сами запорожцы этим возмущались бы - в студию! 
- слобода Барвинково - сер. XVII века. Гы! Я все-таки когда-то сделаю халтурку по началу истории этого города.)
- Использование слова "сакма" применительно к реалиям XVIII века...
- Нанесение поселений приазовских ногайцев конца XVIII - начала XIX века применительно к казацкому времени...
- называние русских крепостей "иноземными". Ну-ну...
 
И т.д. И т.п.
И этот смутно знакомый орел рядом с подписью автора. Где-то я очень похожий уже видел.  :dumau:   А потом в Мариуполе памятники Святославам да идолы Перуна появляются...
Ответить

Фотография bis bis 27.09 2020

 

Ну, с почином меня! Опубликовал свою первую книгу.  :v:  Дистанционно, в городе-герое Донецке. Ну, именно так мне захотелось... Вроде не плохо получилось. А поскольку в Мариуполь такое издание (по понятным причинам) вряд ли скоро попадет, то выкладываю PDF книжного варианта:
 
 
Ну, даст Бог - не последняя! Уже работаю над следующей и еще парочку держу в уме.    :ph34r:

 

Думал, так, полистать, а прочел всю. Хорошо написано. Успехов вам. :) Спс. 

Ответить

Фотография L.V. L.V. 28.09 2020

Вам спасибо!  :thank:

Ответить