←  История древнего мира

Исторический форум: история России, всемирная история

»

История Вифинии

Фотография Стефан Стефан 02.03 2018

а разве гора с негреческим названием Олимп-это не история Вифинии?

Я имел в виду, что обсуждение мифического местопребывания олимпийских богов и догреческого субстрата - оффтопик в данной ветке.

 

а про "семь родов славянских" ничего не добавите?

В этой ветке я не планирую давать развёрнутый ответ, ибо этот вопрос не касается истории Вифинии.

 

Думаете это тоже не относится к истории Вифинии?

Безусловно. Вифиния не располагалась на Балканах.

 

Союз семи славянских племён (греч. έπτά γενεάς — «Семь родов» или «Семь племён») — межплеменное объединение славян в VII веке на Балканском полуострове, ставшее наряду с булгарами, а также другими славянами, основой будущего государства — Первого болгарского царства, и болгарского народа[1].

Самой крупной Славинией на балканском регионе, по мнению Г. Г. Литаврина, была под названием «Семь родов» или по другому «Семь племён»[2]. Эта Славиния находилась в Мизии и Малой Скифии[3].

В данном случае "Мизией" (точнее, "Мисией") византийцы именуют балканскую Мёзию. Мёзия (греч. "Μοισία") - область на Балканском полуострове, Мизия (греч. "Μυσία"), - область на полуострове Малая Азия.

Ответить

Фотография Staroff Staroff 03.03 2018

В данном случае "Мизией" (точнее, "Мисией") византийцы именуют балканскую Мёзию.

А..вон оно что...Теперь все понятно.

Спасибо,Стефан.

Ответить

Фотография Staroff Staroff 03.03 2018

Я имел в виду, что обсуждение мифического местопребывания олимпийских богов и догреческого субстрата - оффтопик в данной ветке.

Но в христианское время эта гора Олимп была вся в монастырях и с библиотеками (турки ее называли "монашеской горой").Кирилл и Мефодий там тоже были.

Да и столицу Нового Рима обосновали ведь в этом месте не спроста,я думаю.

 

Как то странно получается-Константин сделал христианство господствующей религией и сразу же перенес столицу прямо к языческому Олимпу.

Ну как это понимать?


Сообщение отредактировал Staroff: 03.03.2018 - 03:33 AM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 04.03 2018

Как то странно получается-Константин сделал христианство господствующей религией и сразу же перенес столицу прямо к языческому Олимпу.

Ну как это понимать?

Во-первых, было бы интересно увидеть древние или средневековые источники, в которых указано, будто Константин I упоминал Мисийский Олимп. Во-вторых, расстояние между современным Стамбулом и горой Улудаг - не менее 150 км, причём последняя не располагается на побережье. В-третьих, никакой связи между основанием Константинополя и горой Мисийский Олимп (которая не являлась символом язычества) не может быть, потому что они находились на разных полуостровах (соответственно Балканском - в Европе и Малая Азия - в Азии), разделённых водами Мраморного моря и проливов Босфор и Дарданеллы.

Ответить

Фотография Staroff Staroff 06.03 2018

Во-первых, было бы интересно увидеть древние или средневековые источники, в которых указано, будто Константин I упоминал Мисийский Олимп

Не Мисийский Олимп,а сакральный центр.

Чисто географические названия Константина вряд ли так уж сильно интересовали.

 

 

Во-вторых, расстояние между современным Стамбулом и горой Улудаг - не менее 150 км, причём последняя не располагается на побережье.

Поэтому мне и интересно,что там забыли Кирилл и Мефодий.

 

 

В-третьих, никакой связи между основанием Константинополя и горой Мисийский Олимп (которая не являлась символом язычества) не может быть

Само название "Олимп"-это символ язычества.

 

Связь между основанием Константинополя и горой Мисийский Олимп очень даже может быть

 "Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей". И взойдя на горы эти, благословил их, и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой

 

Конечно же на самом деле апостол Андрей никак не мог это адресовать киевским горам.

И никогда он там не был.

А вот вифинскому Олимпу эти слова адресовать он вполне мог.

Так что связь между основанием Константинополя и горой Мисийский Олимп очень даже может быть


Сообщение отредактировал Staroff: 06.03.2018 - 04:59 AM
Ответить

Фотография Staroff Staroff 06.03 2018

Олимп малоазийский, не так знаменитый у древних, как Олимп фессалийский, довольно, однако же, известен у языческих греческих и римских писателей, поэтов, географов, историков. Но более известен он у христианских писателей, особенно византийского периода. Обыкновенно он причисляется у тех и у других к древним областям Вифинии и Мизии, иногда к Фригии, из которых первая обнимала северо-западную часть малоазийского побережья Пропонтиды, а вторая - южную и далее вдоль Геллеспонта или Дарданелл, а обе граничили на восток и юго-восток с Фригией, частью с Ликией. Это-то положение Олимпа на пограничье названных областей и есть причина, что он назывался то вифинским, то мизийским, а у новейших писателей называется вифинско-мизийским, мизийско-фригийским, хотя вместо этих частных названий употребляется и общее - малоазийский Олимп...

...

 Императоры любили ездить в пределы Опсикийской темы, между прочим и для пользования целебными водами из горных приолимпийских ключей. В особенности славились с древних времен термы или теплые воды в так называемых Пифиях, на северо-западном склоне Олимпа, неподалеку от г. Пруссы (ныне Бруссы). Император Юстиниан (527 - 565 гг.) построил здесь дворец, больницу и храм арх. Михаила. Но особенно прославился Олимп своими св. отцами - подвижниками и отшельниками. Нынешнее турецкое название его - Кешигдаг, т.е. "Гора монахов", - указывает не на нынешнее только значение его, как обиталища исламских монахов-дервишей, но и на прошлое; напоминает былую судьбу, былую славу Олимпа, как обиталища христианских монахов и отшельников.

...

Указав на начало олимпийского отшельничества, перейдем в его истории ко времени с середины VIII и до середины IX в., как такому, которое сближается со временем жизни на Олимпе св. Константина и Мефодия. В это время Олимп с соседними местностями уже, так сказать, сиял славой своих св. отцов, подвижников и отшельников. Приливу их в эти местности, умножению здесь монастырей и скитов способствовала, без сомнения, давняя известность его как убежища отшельников, как страны монастырей, ибо некоторые из упоминаемых в это время приолимпийских монастырей существовали и прежде.

...

Представленные здесь сведения об Олимпе и его св. отцах-отшельниках за время, граничащее с временем св. Константина и Мефодия, дают, как полагаем, достаточные основания для следующих выводов и пояснений в интересующем нас вопросе.

1. Тот Олимп, на котором жили св. братья, был именно наш малоазийский или вифинский, вифинско-мизийский Олимп. Только к нему подходит выражение жития Мефодия - идеже живут св. отцы - указывающее на тогдашнюю всеобщую известность его, как жилища св. отцов подвижников. Только он славился тогда обилием монастырей, скитов, пустынь и пещер, обилием имен св. подвижников, прославленных за свои иноческие и исповеднические подвиги в устных и письменных сказаниях и целых житиях, написанных именно в век Константина и Мефодия. Ничего подобного не известно об Олимпе фессалийском

...

 На Олимпе оба св. брата прожили совместно несколько лет. Имела ли эта жизнь значение в подготовке их к тому подвигу, который стал их жизненным призванием, - к подвигу учительскому, миссионерскому? Необходимо признать это.

 

http://dugward.ru/li...skiy_olimp.html

 

Впервые опубликовано в качестве примечания к "Свв. Кирилл и Мефодий", в "Трудах Киевской Духовной Академии", 1885, 5-11 и отдельно.

Малышевский Иван Игнатьевич (1827-1897), историк церкви.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.03 2018

§ 1. Природно-географические условия северо-западной Малой Азии. Некоторые проблемы исторической географии Вифинии

 

Основные территории расселения вифинских племен, где позднее возникло ядро их государства, располагались на полуострове Коджаэли ‒ крайней северо-западной части Малой Азии. На западе он ограничен Босфорским проливом (Боспором Фракийским), на юге ‒ глубоко вдающимся в сушу Измитским (в древности ‒ Астакским, позже ‒ Никомедийским) заливом, на севере ‒ Черным морем. По мере развития экспансии вифинских правителей их господство распространилось на земли к востоку, югу и юго-западу полуострова.

 

Данные современных географических исследований позволяют выделить на территории, которую занимало Вифинское царство, пять районов, различающихся по своим природным характеристикам, каждый из которых может быть разбит на несколько более мелких частей. Первый из них ‒ собственно плато Коджаэли, второй ‒ непосредственно примыкающее к нему нижнее течение реки Сакарья, третий ‒ горы и котловины в районе городов Бурсы и Изник, четвертый ‒ часть побережья и прибрежной области к востоку от устья Сакарьи и, наконец, пятый ‒ средняя часть долины этой реки и примыкающая к ней область1. Наибольшее значение в классический и эллинистический периоды истории Вифинии имели первые три района, практически целиком входившие в сферу политического влияния вифинских правителей, поэтому основное внимание в данной части работы будет уделено именно их описанию. {45}

 

Принципиально важной особенностью природы Вифинии было то, что эта область, как и бо́льшая часть Малоазийского полуострова в целом, была покрыта горами. Представляется уместным привести обобщенную характеристику рельефа региона (выдержанную вместе с тем в терминологии, вполне понятной и неспециалисту). «Самая замечательная черта устройства поверхности прибрежных районов Мраморного моря ‒ строго выдержанное широтное направление оргорафических линий. Возвышенности п-ова Коджаэли отделены от южнее расположенной горной цепи широтной впадиной, занятой на западе Измитским заливом, восточнее ‒ озером Сапанджа и переходящей в глубь страны в расширение Акова у Адапазары. Далее к югу, между широтными безымянными цепями… расположена совершенно аналогичная впадина; часть ее, затопленная морем, ‒ современный залив Гемлик2; восточнее лежит озеро Изник. Основное направление орографических линий не изменяется и далее к югу.

 

Широтная впадина Измитского залива ‒ рубеж двух стран, совершенно различных как в геологическом, так и в ландшафтно-географическом отношениях. Если с одной из возвышенностей в районе Гебзе (у входа в залив) бросить взгляд на запад и на север, можно увидеть обширную, почти ровную поверхность, над которой возвышаются лишь отдельные возвышенности круглых очертаний. Это так называемая Фракийская остаточная поверхность; она тянется вплоть до берегов Босфора и может быть прослежена и по ту сторону пролива ‒ на обширных пространствах Фракии. В пределах Анатолии, к востоку от Гебзе, эта денудационная поверхность, над которой возвышаются лишь островные горы, переходит в сильно расчлененную горную страну.

 

Территория к югу от Измитского залива имеет совершенно иную структуру. Здесь тянется сильно расчлененная горная цепь, начинающаяся мысом Бозбурун в Мраморном море; быстро повышаясь к востоку, она достигает 1600 м близ ущелья Сакарьи»3.

 

Самые высокие горы на территории Вифинского царства находились в его южных районах: это горный массив Мизийский Олимп (совр. Улу-Даг), достигающий высоты 2500 м, тогда как {46} преобладающие высоты полуострова Коджаэли ‒ от 100 до 300 м, а максимальные достигают почти 600 м над уровнем моря4. Достаточно значительны также горные массивы, отделявшие территории, входившие в состав Вифинского царства, от расположенной к югу и юго-востоку Геллеспонтской Фригии ‒ Капиорман Даглари и Эльмаджик Даги5.

 

То обстоятельство, что Вифиния была в основном горной страной, существенно затрудняло попытки вражеских нападений. Местное население, прекрасно знающее этот район, умело использовало особенности рельефа и часто прибегало к тактике засад, оказывавшейся весьма эффективной; наиболее яркие примеры этого приведены в «Анабасисе» Ксенофонта. Вместе с тем отмечаемые некоторыми исследователями территориальная компактность и относительное «географическое единство»6 страны могли иметь и отрицательную сторону ‒ возможность организации массовых вторжений крупных сил противника и быстрого захвата наиболее важных стратегических пунктов, что в полной мере проявилось в ходе Первой и Третьей Митридатовых войн.

 

В отношении всего комплекса природно-географических условий ‒ климата, рельефа, наличия полезных ископаемых, природной растительности и факторов, способствовавших возделыванию культурных растений, ‒ Вифиния представляла собой весьма богатую область с обширными возможностями экономического и политического развития, причем ее природа, в отличие от некоторых других областей Анатолии, практически не имела каких-либо экстремальных особенностей, отрицательно сказывавшихся на хозяйстве Вифинии (чрезмерная расчлененность страны высокими горными цепями, как в северной и восточной частях Малой Азии; значительная заболоченность, примеры чего дает Кария; резкие температурные колебания, характерные для внутренних районов полуострова, и проч.). Важно также отметить, что природа северо-западной Малой Азии (опять-таки в отличие от ряда других областей, {47} скажем, западного побережья, очертания которого изменились под воздействием речных наносов) не претерпела сколько-нибудь значительных изменений на протяжении последних двух с половиной тысячелетий, что позволяет широко привлекать современные данные для воссоздания реалий древности.

 

Климат Вифинии имеет переходный характер между типом климата западно-черноморского побережья, с одной стороны, и типом западно-анатолийской окраины. Среднегодовые температуры превышают здесь 14 °C, средняя температура самого жаркого месяца колеблется от 23 до 24 °C. Зима сравнительно мягкая (средняя температура + 6°). При этом характерной особенностью климата полуострова Коджаэли является преобладание на его северном побережье здесь холодных ветров, дующих с Черного моря7. В более южных районах климат значительно мягче. Бо́льшая часть осадков (при суммарном уровне 800 мм в год) выпадает осенью, хотя дожди идут во все времена года8.

 

Земля Вифинии была плодородной (Dion. Perieg., 794: Βιθυνοὶ λιπαρὴν χθόνα ναιετάουσι). Здесь имеют распространение различные виды почв: скелетные почвы с красноземами (округа Бурсы), скелетные почвы с красноземами и коричневыми лесными почвами (округа Болу), луговые почвы речных долин (по течению реки Сакарья)9, а также, видимо, собственно красноземы10, но все они создают весьма благоприятные условия для вегетации разнообразной растительности.

 

Флора Вифинии довольно богата. «Полуостров (Коджаэли. ‒ О.Г.) в основном является лесным районом: леса более характерны для восточной части района, примыкающей к реке Сакарья, и за ней. На дюнах и на кварцитовых возвышенностях леса нет. Чистые составы насаждений редки, лес обычно смешанного типа и состоит в основном из дуба, иногда бука, каштана, в смеси с видами клена, ивы, ольхи… с мощным платаном, вязом, ясенем, яблоней, кизилом… Подлесок состоит из лещинного орешника, рододендрона, бересклета, вишни, рябины, терна, а также из {48} маквиса, который распространен на прогалинах. Многочисленные вьющиеся растения… создают непроходимые чащи11. Травянистая растительность состоит из папоротника-орляка и разных травянистых сезонных видов»12.

 

На плодородие вифинских земель и ведущую роль земледелия в хозяйстве страны косвенным образом указывает то обстоятельство, что греческие колонии, основанные на собственно вифинской территории или поблизости от нее (Калхедон, Византий, Гераклея Понтийская), имели обширную хору, которую они стремились еще более расширить за счет своих соседей-вифинцев13.

 

Античные источники единодушно подчеркивают обилие и разнообразие природных ресурсов Вифинии. Имеет смысл процитировать некоторые наиболее показательные отрывки.

 

Сначала уместно воспроизвести информацию, восходящую к сочинению вифинского уроженца Арриана Флавия: «Говорят, что {49} земля их (вифинцев. ‒ О.Г.) приносит всяческие плоды и обильна лесом, и имеются у них многочисленные каменоломни, хрусталь, рождающийся в горах, и много всякого другого добра» (Eustath. ad Dion. Per., 793. P. 355, 44 = Arr., Bithyn., F. 20 Roos). Арриан писал в римское время, но нет основания сомневаться в том, что естественные ресурсы страны весьма эффективно эксплуатировались и в гораздо более ранние периоды, когда Вифиния была еще захолустным уголком ойкумены. Ксенофонт, описывая вифинское побережье в районе Кальпе, сообщает: «Имеется там у самого моря в границах этой местности и неиссякаемый источник пресной воды. Тут же у моря много деревьев разных пород и особенно много прекрасного корабельного леса14. Горная возвышенность простирается в глубь материка примерно на 20 стадий. Почва ее состоит из земли и не камениста, а приморская ее часть на протяжении более 20 стадий покрыта густым, разнообразным и высоким лесом. {50} Остальная часть этой местности обширна, прекрасна и в ней немало многолюдных деревень. Земля приносит здесь ячмень, пшеницу, всевозможные овощи, просо, кунжут, винные ягоды в достаточном количестве, много винограда, дающего хорошее вино, словом, все, кроме маслины» (Anab., VI, 4, 4‒6; ср. 6, 1 ‒ пер. М.И. Максимовой). Страбон упоминает о прекрасных условиях для развития животноводства и земледелия в округе вифинских городов Вифиниона15 и Никеи (XII, 4, 7), Плиний Младший ‒ об обеспеченности плодами, мрамором, строительными материалами вифинской столицы Никомедии (Epist., X, 41, 2). Античные историки говорят о рыбных богатствах Вифинии: Ливий ‒ об обилии рыбы в Сангарии (XXXVIII, 18, 8), Дион Кассий ‒ о крупных сазанах в Изникском озере (LXXV, 15, 3). Вифиния располагала сравнительно обильными и высококачественными водными ресурсами, что весьма актуально для Малой Азии: так, помимо рек, ручьев и двух крупных озер (Никомедийского ‒ совр. Сапанджа и Никейского ‒ совр. Изник) в районе Прусы находятся источники с целебной водой, именовавшиеся «царскими» (Athen., II, 17), имеющие значение и поныне16. {51}

 

Вифиния была богата и различными диковинами. Так, Афиней со ссылкой на Асклепиада Мирлеанского говорит о некоем растении χαμαικέρασος, произрастающем здесь, которое сам он отождествляет с земляничным деревом, называя его плоды μιμαίκυλον (II, 35). Гален упоминает некие эндемичные лекарственные растения Вифинии (De aliment. facult. Vol. VI. P. 520; 533 Kühn). Наконец, Страбон упоминает, что в источнике Азарития неподалеку от Калхедона водились маленькие крокодилы (XII, 4, 2).

 

Отдельные высказывания древних авторов находят полное соответствие в современных данных. Л. Робер показал, что пассаж Аполлония Родосского о войне между бебриками и мариандинами «за богатую железом землю» (Ар. Rhod., II, 135‒141) имеет вполне реальное историческое содержание: находящиеся в Вифинии между Сангарием и Гипием месторождения железа могли разрабатываться уже в архаическую эпоху17; эксплуатируются они и сейчас18.

 

Вифиния в силу своего географического положения тесно связана с морем. Древние авторы даже пытались отождествить упоминаемых Гомером гализонов с вифинцами на том основании, что возводили этот этноним к греческому греческому ἡ ἅς ‒ морская соль (то есть гализоны ‒ жители области, окруженной морем, а именно Вифинского полуострова) (см. подробнее далее, прим. 36). Характер рельефа (прежде всего, очертания береговой линии, а также то обстоятельство, что внутренние районы страны не были отделены от побережья высокими горами, как на территории центральной и восточной частей черноморского побережья Турции) делал относительно удобным для мореплавания акватории как северного побережья Вифинии к востоку от Боспора19, {52} так и, в особенности, Астакский залив, где имеется большое количество удобных якорных стоянок20. Вифинские реки Артанес, Роя и Сангарий в древности были судоходными ‒ правда, лишь для небольших судов (Arr. Peripl. 17‒18 = GGM I. P. 380‒383, ср. Marc. Her. 8 = GGM I. P. 569). Сангарий (совр. Сакарья) ‒ одна из крупнейших рек Малоазийского полуострова, имеет длину 790 км. Впрочем, многие реки Вифинии, и Сангарий в том числе, пересыхают в засушливое время года: на это указывает, в частности, приводимое псевдо-Плутархом его древнее название ‒ Ксеробат (De fluv., XII, 1). Нижнее течение Сангария было одним из наиболее важных сельскохозяйственных районов страны21. Другие реки Вифинии ‒ текущая неподалеку от {53} Боспора Реба ‒ совр. Рива Дереси (Дионисий Периэгет говорит о ней: «Реба, вода которой влечется, прекраснейшая на земле» ‒ 796), Псилис (Гексу), Гипий (Мелен Чай), Калет (Алапи Чай) ‒ были не столь значительны.

 

Для более эффективного использования водных путей сообщения и дальнейшего развития судоходства в стране весьма действенным средством было бы строительство канала, соединяющего Сангарий с Никомедийским озером (ныне оз. Сапанджа) и далее ‒ с Никомедийским заливом. Из письма Плиния Младшего в бытность его наместником Вифинии (112 г. н.э.), адресованного императору Траяну, известно, что подобные планы существовали уже при вифинских царях: Плиний видел даже незаконченный канал, предназначенный «для стока ли влаги с окружающих полей или для соединения озера с рекой», сооружение которого было начато при ком-то из вифинских монархов. Плиний и сам настаивал на реализации этого проекта, но он так и остался незавершенным (X, 41, 2‒3)22.

 

Таким образом, краткий очерк природно-географических условий и естественных ресурсов Вифинии показывает, что на всем протяжении ее древней истории они имели чрезвычайно важное значение и оказывали самое непосредственное влияние на различные стороны развития страны. {54}

 

 

9f65a5ea4231.jpg

{49}

 

6d7fa3cfdb76.jpg

{50}

 

40923a1d6f83.jpg

{51}

 

1 Erol O. Die naturräumliche Gliederung der Türkei. Wiesbaden, 1983. См. описание каждого из них: S. 55‒61, 65‒67, 104‒108. {45}

 

2 В древности он назывался Кианийским, по имени милетской колонии Киоса, расположенной в месте его максимального углубления в сушу.

 

3 Матвеев С.Н. Турция (Азиатская часть ‒ Анатолия). Физико-географическое описание. М.; Л., 1946. С. 104‒105. {46}

 

4 Протопопов А.П. Военно-топографическое описание… С. 2‒3.

 

5 Strobel K. Die Galater. Geschichte… S. 196. См. на с. 192‒196 описание территории Вифинии в связи с ее рельефом и предположительно прослеживаемой динамикой пределов расселения вифинских племен, а также расширения границ царства.

 

6 Sherwin-White A.N. Roman Foreign Policy… P. 43‒44; Фол А. Тракия и Балканите през ранноеллинистическата епоха. София, 1975. С. 98. {47}

 

7 Erol O. Die naturräumliche Gliederung… S. 56; Жуковский П.М. Земледельческая Турция (Азиатская часть ‒ Анатолия). М.; Л., 1933. С. 76.

 

8 См. сводку информации о климате региона: Матвеев С.Н. Турция. С. 107. Таб. 8; С. 110.

 

9 Матвеев С.Н. Турция. С. 50.

 

10 Жуковский П.М. Земледельческая Турция. С. 75. {48}

 

11 Такой характер растительности, вне всякого сомнения, существовал и в древности, как об этом свидетельствует Ксенофонт, отмечающий, что местное население успешно вело боевые действия, неожиданно нападая из густой поросли (Anab., VI, 4, 26‒27; 5, 12‒13).

 

12 Жуковский П.М. Земледельческая Турция. С. 76.

 

13 Аграрный характер вообще преобладал в большинстве колонизационных мероприятий мегарских дорийцев, составлявших основную часть населения названных полисов. См., например: Legon R. Megara. The Political History of a Greek City-State to 336 B.C. Ithaca; London, 1981. P. 79; Сапрыкин С.Ю. Гераклея Понтийская и Херсонес Таврический. М., 1986. С. 18. {49}

 

14 В османскую эпоху Вифинский полуостров назывался «Агач денизи» («Море деревьев») (Матвеев С.Н. Турция. С. 110. Прим. 1). Корабельным лесом, являвшимся в древности важным стратегическим сырьем, был особенно богат регион Мизийского Олимпа, присоединенный к Вифинии позже. Здесь «при обилии речных и ручьевых вод, при наличии хорошего почвенного покрова, в условиях мягкого климата развились огромные леса, имеющие много общего со среднеевропейским типом леса и отличающиеся от последнего наличием вечнозеленых пород» (Жуковский П.М. Земледельческая Турция. С. 87). Город Бурса (древняя Пруса) турки называют Ешиль Бурса («Зеленая»). В районе Бурсы и в настоящее время ведется промышленная добыча строевого леса, а также мрамора и глины (материалы личных наблюдений). {50}

 

15 Округа древнего Вифиниона, вилайет Болу, являлся наиболее производительным в сельскохозяйственном отношении и в XX в. н.э. (Жуковский П.М. Земледельческая Турция. С. 78).

 

16 Даркот Б. География Турции. М., 1959. С. 80. {51}

 

17 Robert L. A travers… P. 5‒11.

 

18 Даркот Б. География Турции. С. 138. Рис. 51. И.В. Пьянков обоснованно отмечает, что Вифиния входила в зону обитания полумифического малоазийского народа халибов ‒ признанных мастеров металлургии (Пьянков И.В. Гализоны ‒ халибы ‒ мосхи (К вопросу о циркумпонтийской касте металлургов конца II ‒ I тыс. до н.э.) // Записки Восточного Отделения Российского Археологического Общества (ЗВОРАО). Новая серия. Т. I (XXVI). СПб., 2002. С. 324‒342).

 

19 Cary M. The Geographic Background of Greek and Roman History. Oxford, 1949. P. 158‒159. В комментарии Евстафия к тексту Дионисия Периэгета со ссылкой на Арриана Флавия говорится о том, вифинцы некогда были весьма сведущими в морском деле (ναυτικωτάτους) {52} (Eustath. ad Dion. Per., 793. P. 355, 44 = Arr., Bithyn., F. 20 Roos). Впрочем, на черноморском побережье Вифинии вплоть до Гераклеи Понтийской находилось лишь небольшое количество бухт, удобных для стоянки только небольших кораблей (Протопопов А.П. Военно-топографическое описание… С. 25‒28). Возможно, именно этот фактор ограничивал развитие торговли Вифинии с государствами Черноморского бассейна.

 

20 Матвеев С.Н. Турция. С. 103. Здесь, правда, необходима одна оговорка. Значительная протяженность Астакского залива удаляла расположенные в его самой крайней точке города Астак и его «преемницу» Никомедию от наиболее оживленных торговых путей на Пропонтиде (Cary M. The Geographic Background… P. 158; Высокий М.Ф., Габелко О.Л. Некоторые проблемы мегарской колонизации (о монографии: Пальцева Л.А. Из истории архаической Греции. Мегара и мегарские колонии. СПб., 1999) // Античность: общество и идеи. Межвузовский сборник. Казань, 2001. С. 38). От важнейшей транспортной артерии региона, Боспора Фракийского, Вифиния, вероятно, на протяжении значительной части своей истории была отрезана греческими колониями Византием и Калхедоном (Vitucci C. Il regno di Bitinia. P. 13; Syme R. Anatolica. Studies in Strabo / Ed. by A. Birley. Oxford, 1995. P. 116), хотя некоторые участки азиатского побережья залива могли быть подконтрольны вифинским правителям (Габелко О.Л. Дионисий Византийский… С. 37‒38). Это, разумеется, ограничивало возможности развития морской торговли Вифинии.

 

21 Meyer Ed. Bithynia. Sp. 516; Vitucci C. It regno di Bitinia. P. 13. О долине Сангария в античное и средневековое время см.: Foss C. Byzantine Malagina and the Lower Sangarius // AS. Vol. XL. 1990. P. 167. Вероятно, именно в этих районах с плодородными почвами концентрировалась основная масса населения страны (Фол А. Демографска и социална структура… С. 209); интересно, что подобная демографическая ситуация {53} существовала в северо-западной Турции и в XX в. (Жуковский П.М. Земледельческая Турция. С. 133. Рис. 69).

 

22 Любопытно, что подобные планы выдвигались и в правление ряда турецких султанов, однако они встречали энергичное сопротивление местного населения и потому не были реализованы (Матвеев С.Н. Турция. С. 109. Прим. 2). Плиний же пребывал в убеждении, что жители Никомедии и окрестных деревень будут с охотой участвовать в строительстве канала как в деле, выгодном для всех (Plin., Epist., X, 41, 2). Очевидно, в Вифинии эллинистического и римского времени весьма эффективно действовал торговый путь, соединявший Никею и Прусиаду Приморскую и проходивший как по суше, так и по Никейскому озеру (Sölch J. Bithynische Städte im Altertum // Klio. Bd. 19. 1924. S. 152). Проект, о котором идет речь, мог подобным же образом более тесно связать с внутренними областями Вифинии и Никомедию: Сангарий подходит к городу на расстояние ок. 300 стадий (Strabo, XII, 3, 7). {54}

 

Габелко О.Л. История Вифинского царства. СПб.: Гуманитарная Академия, 2005. С. 45‒54.

Ответить