←  Позднее Средневековье, или эпоха Возрождения

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Блистательный век 16-й

Фотография andy4675 andy4675 27.11 2015

Там же, статья Объединённое королевство:

В 1483 году Эдварда IV (бывший герцог Йорка) сменил на троне Эдвард V, который, однако, пал жертвой своего дяди, Ричарда, герцога Глостера, захватившего в том же, 1483 году, трон как Ричард III. Однако 2 года спустя (1485 год) валлийского происхождения Генрих Тюдор победил и убил Ричарда III в битве при Босворте в 1485 году, и тут же на месте объявил себя королём Англии как Генрих VII, выдвигая в качестве законных причин захвата влати его связь с троном по женской линии (по матери он происходил от Ланкастеров, а женился он с Елизаветой Йоркской, дочерью Эдварда IV).

...

С приходом к власти династии Тюдор, средневековая Англия уходит в прошлое. В сельской местности и в городах стал преобладать новый дух: крестьяне высвобождались от феодальных обязанностей, а мастера городов трудились уже вне рамок средневековых профессиональных цехов, но в условиях нового домашнего хозяйства, особенно производства шерсти, которое развивалось под воздействованием потребностей торговцев экспортёров, т. е. сил зарождавшегося торгового Капитализма. В ту же эпоху человек становился центром нового мира, мира эпохи Возрождения, где прежние средневековые феодальные идеалы сменял идеал политической верности государству. Генрих VII (1485 - 1509 годы правления) укрепил своё правление централизационной системой Королевского Совета (Privy Council), находившегося в эпицентре власти, а также Судебного Совета Звёзд (Star Chamber), который ррименял принципы римского, а не английского "общего права". Благодаря его мудрому правлению, ему не пришлось слишком часто обращаться к помощи Палат парламента. Также он постарался сохранить мир, который способствовал развитию внешней торговли, посредством династических браков и дипломатии. Свою дочь Маргариту он выдал замуж за короля Шотландии, Якоба IV, а своего сына Артура поженил с Екатериной Арагонской, дочерью испанского короля Фердинанда, своего нового союзника против Франции. Испания имела особое значение для Англии, потому что владела Голландией - главным местом доставки английского экспорта. Решение Генриха VII продолжить англо-испанское сближение и после смерти принца Артура в 1502 году, выдав Екатерину Арагонскую за своего второродного сына Генриха, будущего короля Англии, позднее принесло его потомкам массу неприятностей.

Генрих VIII (годы правления: 1509 - 1547) в начале своего царствования основывался на советах своего премьер-министра, кардинала Томаса Уолси, столкнулся с Францией и с Шотландией в 1512 - 1513 годах, и позаботился об усилении своего флота. Однако позже Уолси утратил своё влияние на короля и был заменён Томасом Мором в 1529 году, когда король решил развестись с Екатериной Арагонской и пожениться с Анной Болейн. Папа римский Климент VII отказался дать своё согласие на расторжение первого брака Генриха VIII, поскольку зависел от испанской короны, и тогда кризис, связанный с королевским разводом подтолкнул Англию к драматическим политическим и религиозным переменам. Король искал политической, а не религиозной свободы от Рима, и чтобы добиться своей цели назначил в 1532 году своим премьером мирянина Томаса Кромвеля, и искал поддержки парламента, который издал серию законов, как например Закон о Превосходстве в 1534 году, делавший короля главой Церкви Англии. Папа римский отреагировал, отлучив короля Англии от Церкви и объявив его низложенным. Однако Генрих VIII, при поддержке своего народа, в 1536 году предпринял роспуск монастырей, конфискацию их земель и перепродажу их в пользу короны новым владельцам, т. о. создав новый социальный класс - новую аристократию. Этот класс был заинтересован в успехе реформ Генриха VIII. С другой стороны, и при том что в момент жестокой инфляции и роста цен самым надёжным вкладом была земля, раздел монастырских земель подобным образом вызвал восстание в Северной Англии, подавленное силой, а также в Уэлльсе, который Генрих VIII включил в состав Англии посредством Закона об Объединении в 1536 году - первого закона такого рода, вторично изданного в 1707 году при объявлении о присоединении Шотландии. Генрих VIII кострами преследовал в равной мере крайних протестантов и католиков, что стало национальной характерной чертой Англиканской Церкви. Кроме того, его стремление одолеть Шотландию ввергло его в войну с союзником последней, Францией, в 1543 году.

Генриха VIII сменил его сын - Эдвард VI (годы правления: 1547 - 1553), который был подвержен влиянию протестантов, которые преследовали католиков и лишили церковные организации всего что у них ещё оставалось. Он встретился с проблемой религиозных и сельских восстаний, вызванных аграрных кризисом, в связи с чрезмерным использованием земли. Кроме того, обширные ограждённые участки земель крупных земельных магнатов, которые интенсифицировали производство шерсти, отнимали у крестьян общедоступные пастбища.

Восшествие на трон католички дочери Генриха VIII, Марии Тюдор, правившей в 1553 - 1558 годах, которая была замужем за королём Испании Филиппом II, обратило на сей раз гонения на протестантов: примерно 300 человек было сожжено при ней на костре, среди которых был и архиепископ Кантербури, Томас Кранмер. Мария Тюдор ввергла Англию в войну Испании против Франции в 1557 - 1559 годы, что стоило стране окончательной потери своего последнего владения во Франции, порта Кале, по Като-Камбрезийскому договору.

Новая королева, Елизавета I, дочь Генриха VIII и Анны Болейн, жила в тени сомнений в законности её правления, в связи с условиями заключнния брака между её оодителями, и под угрозой претензий на трон со стороны католички Марии Стюарт, королевы Шотландии. Её постоянным советником был Вилльям Сесил, который подталкивал её к компромиссной политике, например к принятию Закона о (религиозном) Решении 1559 года, который сохранял равное расстояние от католиков и от протестантов. Она восстановила авторитет парламента, но отложила решение внутренних религиозных и финансовых проблем, переложив их решение на своих преемников. В годы её правления английские моряки, главными из которых были Франсис Дрейк и Джон Хокинс, совершали пиратские и первооткрывательские экспедиции, положив начало колониальной экспансии Англии в Западные Индии, в нарушение интересов Испании. Филипп II, король Испании, положивший начало необъявленной войне 1585 - 1604 годов против Англии, решил в ходе неё совершить вторжение в Англию из Нижних Провинций, где англичане поддерживали протестантов, тогда как испанцы, одновременно, плели заговоры с католиками англии, планируя убийство королевы Елизаветы I - дело, по обвинению в участии в котором в 1587 году была осуждена на смертную казнь Мария Стюарт. Наконец, разгром испанской фвеликой Армады в 1588 году окончательно избавил Англию от испанской угрозы. Кроме того, католическую и испанофильскую Ирландию, которая подняла мятеж, королева Англии подчинила с небывалой жестокостью в последний год своего правления - в 1603 году. Эта эпоха в целом характеризуется экономической и социальной напряжённостью в городах, где росли низшие бедные слои общества, а также духовными исканиями в атмосфере лютеранского атомизма, великим плодом которых стали труды Вилльяма Шекспира. В области экономики Елизаветинская эпоха увидела возникновение первых частных компаний по эксплуатации заокеанских владений (например Компания Востока (Levant Company) в 1581 году и Компания Восточных Индий в 1600 году), которые заложили основы английского, а позже и британского империализма.

Елизавета I умерла в безбрачии, и проблему её преемства мудро решил её советник, сын Вилльяма Сесила, Роберт, который выдвинул кандидатуру шотландского короля Якоба VI Стюарт, сына Марии Стюарт, и тот был коронован как Якоб I, король Англии (годы правления: 1603 - 1625). Этот свершившийся факт послужил первым примером личной унии Англии и Шотландии, т. е. по сути дела возникновением Великобритании.

...

Уэлльс начал посылать своих представителей в британский парламент с 1536 года, и тем же временем датируется и полноценное его поглощение Англией. Сегодня значительная часть жителей Уэлльса ещё понимает свой национальный кельтский язык, а каждый наследник британского трона носит титул Принца Уэлльского.

...

Одним из важнейших представителей династии Стюарт в Шотландии был Якоб IV (годы правления: 1488 - 1513), царствование которого характеризуется как "Золотой Век" шотландского Возрождения, и который пал в битве при Флодене против англичан в 1513 году. Столь же важным представителем этой династии была и его внучка - Мария Стюарт, правительница Шотландии в период 1542 - 1567 годов. В ходе правления Марии была осуществлена решением шотландского рарламента в 1560 году религиозная Реформация в стране, обратившая её из католической в пресвитерианскую (т. е. в кальвинистскую). В глубине души сторонница Католицизма, королева была низложена в 1567 году, и бежала ко двору своей двоюродной сестры, Елизаветы I Английской. Последняя казнила её в 156) 87 году, обвинив Марию Стюарт в участии в заговоре против себя. На шотландском троне её преемником стал её сын, Якоб VI, который в 1603 году сменил бездетную Елизавету I на троне Англии, и т. о. стал первым королём Объединённого Королевства как Якоб I.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 30.11 2015

Там же, статья Япония:

Третьим согуном из династии Ашикага был Ёшимицу (годы правления: 1368 - 1394)... Ёшимицу и его преемники заняли должности руководителей и в политической отрасли, официально оформив новое сближение политического и военного руководства после воссоединения двора. Ёшимицу в целом привёл страну и в общем к экономическому и культурному росту, что с т. з. искусства нашло более полное выражение в следующем веке, при восьмом представителе династии Ашикага - Ёшимасе (годы согунства: 1443 - 1473).

Связанным с экономическим ростом было возрождение в употреблении денег. Первоначально применялись китайские деньги, которые позже, уже в XVI веке, сменили местные, золотые и серебрянные. Экспансия рынков и товароденежного обмена благоприятствовало развитию кооперативов (за), которые делились на категории в зависимости от своей продукции (бумага, саке, соль и пр.) или профессий (столяры, медники, танцоры, актёры и пр.). Эти кооперативы, которые существовали и в предыдущий период, и во многих случаях действовали под надзором синтоистских или буддистских храмов, имели своей целью обеспечение своим членам монополии и профессиональной защиты, как например избавления от выплаты налогов, вносимых у ворот замков (находившихся у границ отдельных владений). С XV - XVI веков начали появляться и различные города, которые выстраивались то у больших храмов (например современная Нара), то на местах портов (например Хаката (современная Фукуока) и Сакай (в районе современной Осаки)), то вокруг замков, выстроенных местными феодалами в их владениях чтобы служить центром всей их деятельности (в этой категории замковых городов будет в скором времени иметь своё начало современный город Токио).

Во внешней торговле продолжилось развитие, которое упало ещё с XIII века, благодаря дзенским монахам, которые имели особые связи с Китаем. Но одновременно развивалось и пиратство, которое в XV веке привело к подписанию договоров с Китаем и Кореей в попытке успокоить перебои торговой деятельности. Одним из результатов этой политики стало учащение посольств в Китай, которые не повторялись с IX века, и особенно в периоды 1404 - 1410 и 1432 - 1549 годов (Йошимицу осуждался позднейшими историками, потому что согласился чтобы эти посольства воспринимались в Китае как признание подданничества). В Корее, куда посольства направлялись каждый год (то есть они многократно превышали число предусматривавшееся договорами), японцы получили право поселиться в трёх портах. Архивы того времени показывают, что обмен шёл деньгами, шёлковыми изделиями, фарфором, картинами и др. произведениями искусства и, со стороны Японии, таким товаром как сера, медь, древесина, а также распускные веера, чернильницы и различные предметы необходимые для мастеров в области культуры.

В религиозной и культурной сфере династия Ашикага горячо поддерживала Буддизм, и особенно культуру дзен-буддизма. "Национальный учитель Мусо" (Мусо Кокуши или Сосеки) и иные видные представители течения дзен, приобрели вес при дворе в качестве советников в управлении, посредников во внешних связях, судей в вопросах эстетики и пр. Кроме того, национальные традиции Синтоизма узнали некоторое возрождение, как и Конфуцианство, в рамках идеалов самураев, хотя ниодна из этих доктрин ещё не имела того гигантского распространения, которое они обе приобретут в последующие века. Эпоха Ашикага, типичный пример средневековой культуры, предпочла комбинировать чувствительностью, утончённостью и грандиозностью придворной культуры Хейяна с одной стороны, и динамизмом и сдержанностью дзен-буддизма и мира самураев.

Поздняя фаза эпохи Ашикага, известная как Период Противоборствующих Княжеств (сенгоку), была фазой кровавых и разрушительных столкновений, начавшихся с Войны Периода Онин (1467 - 1477 годы) и достигших своего пика в первой половине XV века, вызвав запустение в стране и ослабив согунат. Столкновения происходили не только в области политики, но и в религии, где противниками выступали организованные группировки монахов конкурирующих монастырей и, особенно, между монахами Тендай и Синсу. В провинциальном управлении, ослабление центральной власти вызвало рост силы поместных правителей. Эти правители, именовавшиеся даймио, роль которых стала решающей в следующие периоды, правили своими формировавшимися феодами из своих замковых городов, подчиняясь собственным законам - дополнениям к прежним законодательным кодексам. Ещё одним характерным для провинций феноменом стала организация крестьян в группы по местному самоуправлению, занимавшие место прежних частных имений, а также организация постоянных административных и военных отрядов при из числа широких слоёв класса простолюдинов и народная борьба за свои потребности через периодические мятежи. В некоторой мере всё это было связано с новыми военными системами в стране, отныне более не основанными на конном воине и на лицом к лицу поединке, но на массе пеших, подчинённых даймио, которые подвергались массовым передвижениям.

Важное событие, которое сплелось с указанными выше изменениями, произошло в 1543 году, когда на берегу острова Танегасима, южнее Кюсю, впервые в истории на японской территории высадились европейцы. Это были потерпевшие крушение португальцы, которые привезли с собой порох и научили японцев употреблять огнестрельное оружие. Это первое европейское посещение вскоре дополнилось религиозной проповеднической деятельностью, которая, на первом этапе включила в себя посещение Японии известным японским иезуитским иерапостолом Франсиско Ксавьером в 1549 - 1551 годах. Иезуиты проповедовали Христианство в некоторых западных провинциях страны, и одновременно ознакомили японцев с новыми научными инструментами (например телескоп), с новыми технологиями (например с методами производства стекла) и с западными произведениями искусства (главным образом произведениями мирской, но также и религиозной живописи). Со своей стороны японцы открыли для европейской торговли некоторые свои порты (например на острове Хирадо и в Нагасаки на острове Кюсю). Так позитивно начинались контакты Японии с Западом, далёкие и непредвиденные последствия которых сказались в последующие века.

В тридцатилетие 1573 - 1603 годов (период Азучи-Момояма) было положено начало энергичному присутствию двух полководцев - Ода Нобунаги и Тоётоми Хидеёси, которые серией поэтапных действий привели распавшееся государство к воссоединению.

Ода Нобунага был сыном одного из даймио, происходившего из Огуари (в районе современной Нагойи). Корни семьи его тянулись к Тайра. Он сам описывается как человек амбициозный, дальновидный, с острым умом, решительный, амоуверенный, быстро улавливающий мысли, энергичный, однако при всём при этом также экцентричный и мстительный. Цель, которой он поклялся самому следовать всегда, он отчеканил в качестве эмблемы на своей печати: "объединение под одним мечём" (тенка фубу).

Он начал с того, что стабилизировал своё положение в Огуари, победив в 1560 году могущественного даймио Имагава Ёшимото, владевшего провинциями Тотоми, Микауа и Суруга. Затем он продолжил организацией операций в другие провинции, и двумя вторжениями а Киото. Первое вторжение произошло под предлогом предложенного ему посредничества в вопросе династического преемничества в согунате, и позволило ему установить в 1568 году у власти Ашикагу Ёсиаки. Результатом второго вторжения стало изгнание Ёсиаки, который стремился избавиться от опекунства своего покровителя. Таким образом в 1573 году пала власть династии Ашикага. Однако, поскольку титул согуна мог принадлежать только потомкам клана Минамото, Нобунага получил от императора титул "великого советника" (Гон Дайнагон).

Согласно свидетельству своего позднего биографа, Нобунага желал "ограничить волнения в стране, восстановить императорский авторитет, улучшить мораль и обеспечить благо государства и религии". Это, конечно, отговорка, потому ч о на самом деле он считал необходимым подчинить как своих политических противников, так и шумных буддийских монахов, ко орые заключали с ними союзные договоры или вызывали волнения. Историческим стал погром примерно 3.000 построек монастыря Энриаку-джина горе Хиэй, близ современной столицы, где им в 1571 году было убито и взято в плен примерно 20.000 содержавшихся там будущих и настоящих монахов. В 1580 году он осадил и захватил Хонган-джи, в современной Осаке, центр школы Истинной Чистой Земли, и конфисковал владения этого монастыря в области Исе. Военные операции в Осаке, возможно, произвелись с целью ликвидиоовать религиозный надзор над этим важным для морской торговли регионом.

В своих походах Нобунага использовал все недавноприобретённые знания японцев по военной тактике и огнестрельному оружию. Показательным для значения придававшегося им новым техникам боя в обороне и нападении, был замок, который он выстроил в Азучи, близ озера Биуа, неподалёку от Киото. Это великолепное построение с укреплениями из камня и с широкими рвами, ныне не сохранившееся, послужило стандартом для всей более поздней японской замковой архитектуры. Словом Азучи историки обычно называют период главенства Нобунаги.

Интерес Нобунаги к новым научным знаниям, и особенно европейского происхождения, а также его антипатия к буддистам и желание создать противоборствующую с ними деятельность, стали причинами которые подтолкнули его выказать чрезвычайно дружественную позицию к христианам (иезуитам) иерапостолам, которые поселились в различных регионах Японии, и в которых он, к тому же, находил много общего с японцами (например уважение и обучение самоконтролю, храбрости, дисциплине, уважению к иерархии и пр.) Сам будучи скептицистом, в вопросах их религиозных представлений он легко дал им позволение путешествовать по стране и вести проповеди. Он даже разрешил португальскому иерапостолу Луишу Фроишу, с 1565 года прибывшему в Японию, и прожившему там 30 лет, до самой его смерти, оставаться длительное время в Киото, в 1569 - 1575 годах. Результатом такой политики стало быстрое распространение деятельности иезуитов. Информация о периоде 1579 - 1582 годах сообщает, что тогда в стране было 150.000 христиан, из которых 10.000 - в столице, а также существовало 200 церквей м 2 христианских училища.

Труд Нобунаги остался незавершённым из-за его неожиданной смерти, когда он пал жертвой заговора в Хонно-джи где проживал, в Киото, в 1582 году. Однако его наследие было признано очень значимым, поскольку оно открыло дорогу к объединению страны, и императорский двор наградил его посмертными титулами.

В ту эпоху, когда погиб Нобунага, важнейший из его полководцев, Тоётоми Хидеёши, находился с военной миссией в западной части Хонсю. Он быстро вернулся в столицу, чтобы наказать виновника заговора, но затем, столкнувшись с полководцами, которые вместе с ним приняли на себя опекунство над несовершеннолетним внуком и преемником Нобунаги, он преодолел реакцию остальных членов семейства Ода, и занял место своего бывшего господина. Хидеёши Тоётоми был крестьянского происхождения, но обладал способностями, которые возвысили его, а также он был столь же амбициозен как и сам Нобунага, красноревый и щедрый, поклонник великолепия, жестокий и одновременно ищущий компромисса. Он решительно продолжил дело по объединению Японии, начатое его предшественником. Одновременно, он не жалел денег на нужды двора, и обеспечил мирные отношения со своим главным противником, полководцем Токугавой Иеясу, выдав за него замуж свою сестру.

Между 1582 - 1590 годами, Хидеёши подчинил одного за другим великих даймио в Сикоку, в западной части Хонсу и на Кюсю, и принудил даймио всех северной части Хонсю и иных мест признать его главенство. Это коснулость и Токугавы Иеясу, который после того как он потерпел поражение от Хидеёши в битве при Одаваре (Одауаре) в 1590 году перенёс свой административный центр восточнее, в фканто. Затем Хидеёши реорганизовал феоды, уменьшив, пожаловав или уступив территории, с целью обеспечить себе безопасность от грозных противников или наградить своих помощников. Он также учредил перепись земель, ввёл новые коэффициенты для налогоплательщиков и начал циркуляцию денег. Он не требовал от даймио выплаты налогов и разрешил им сохранить автономию, но при этом принудил их предоставлять ему военную службу и делать вклады в его дорогостоящие строительные проекты.

Хидеёши действовал первоначально как носитель титула "опекуна" (кабаку), а с 1591 года - как носитель титула "бывшего опекуна" (тайко). При помощи небольшого опекунского совета, он стремился улучшить административную и социальную организацию страны, и одновременно усилисэть её феодальную структуру. Он дал возможность людям, которые выказали себя длстойными этого, занять высокие должности, вплоть до должностей полководцев, несмотря на их происхождение. С другой стороны, он настоял на сохранении традиционного деления японского общества на классы (воины, крестьяне, ремесленники, торговцы), запретил перемещения из одного класса в другой, а также перемену места проживания, а в качестве кары применял принцип "общей вины" (группового соучастия). Указом 1588 года он требовал, чтобы народ сдал мечи (которые у многих появились со времён гражданских войн), с тем чтобы они стали исключительной льготой самураев. Он объяснял эту меру тем, что хотел употребить металл от этих мечей на соорущение гигантской статуи Будды в Киото (эта статуя действительно была сооружена, но вскоре она погибла в ходе землетрясения).

В области религии Хидеёши предпочёл следовать линии компромисса относительно буддийских общин. С иностранными иерапостолами он продолжил дружественные отношения, начатые ещё при Нобунаге, считая их выгодными для торговли: иезуиты имели непосредственное участие в торговле совершавшейся португальскими судами из Китая в Японию, ежегодно перевозя грузы из португальской колонии Макао. Однако впоследствии отношение к ним Хидеёши изменилось самым коренным образом. В этом были повинны ссоры иезуитов с монахами иных орденов - францисканцами, домениканцами и пр., стекавшимися из Филиппин - отражавшими торговые и прочие противоречия португалов и испанцев; это произошло постольку поскольку Хидеёши волновался, что многие принявшие христианство японцы, среди которых были и люди занимавшие высокие должности в административной иерархии, начали проявлять тенденцию к фанатизму и непослушанию, которые становились опасными для мирного функционирования государства, а также большая вероятность того, что европейцы станут употреблять свою иерапостолькую деятельность в качестве прикрытия своим колониальным целям. Эти, а может быть и некоторые иные причины, заставили Хидеёши принять жесточайшие контрмеры. Такая реакция, поначалу только устная, была оформлена изданием Указа 1587 года, повелевавшим изгнание иерапостольских миссий из страны и запрещавшим подданным императора менять свою веру без его дозволения. Изгнание по сути дела было завершено 10 лет спустя, и достигло кульминации в осуждении на смерть через распятие на кресте 26 японских, испанских и португальских христиан в Нагасаки.

Экономический и торговый рост, который познала Япония в конце XVI века, с момента своего объединения, ускорил развитие системы замковых городов, которые впервые появились уже в предшествующую эпоху, и сопровождался духом богатства, что получило отражение в искусстве. Сам Хидеёши, будучи поклонником роскоши, создал более одной постройки, которые хотел видеть более грандиозными чем все предыдущие: замок Осаки, возведённый в 1583 году на месте бывшего монастыря Хонганджи, где он разместил свой штаб; замок Дзуракутей в Киото, возведённый в 1587 году; замок в местечее Момояма в Фусими, на юг от Киото, возведённый в 1593 году - этот замок вместе с замком Азучи определил название всей эпохи Азучи-Момояма. Декор построек, как и вообще живопись эпохи Момояма, благоприятствовали монументальным композициям, богатым цветам и обильному применению золота, в противовес раннесредневековому искусству, выражавшемуся при помощи техники применения простых чернил.

Также Хидеёши интересовал "ритуал чая", и он имел своим советником известного учителя Сен но Рикю, который в прошлом служил и Нобунаге. Связанным с этим интересом Хидеёши стал интерес к керамическому искусству - он привёз корейских мастеров, научивших японцев новым рисункам и технологиям.

Принудительный вклад корейцев в интересы Хидеёши был результатом двух походов, которые он совершил против их страны (в 1592 и 1597 годах), став т. о. первым в истории японским правителем, который пересёк национальные границы. Хидеёши не скрывал своих амбиций подчинить себе обширные территории Восточной Азии, особенно в Китае (что отражено в одном из его писем, с датой 1591 года, направленном "вице-королю Индий" (т. е. португальской Гоа)). Однако эти его планы не имели результатов далее этого, потому что в ходе его второго похода в Корею он сам заболел, а его армия вернулась назад.

Как и в случае с Нобунагой, смерть Хидеёши в 1598 году, сопроводившаяся погребением по синтоистскому обряду, стала поводом для получения им дополнительных титулов со стороны двора и чествование его героем. Также, в его честь было основано одно святилище - Тойокуни в Киото, в напоминание о том, что Хидеёши завершил начинания Нобунаги по восстановлению национального единства Японии.

Со смертью Хидеёши повторилась ситуация, известная с предыдущего периода: один из пяти опекунов, назначенных при несовершеннолетнем сыне и преемнике его, носившем имя Хидеёри, обратился против остальных, борясь за власть для себя. На сей раз это был Токугава Иеясу. В результате решающей битвы при Секигахаре в 1600 году он нейтрализовал своих противников, и получил в 1603 году от императора титул согуна. Таким образом было положено начало много лет правившей Японией династии Токугава, которая представляет последний военный режим познанный этой страной.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 02.12 2015

Там же, статья Индия:

В конце XIII века началось сильное мусульманское давление на тамилов - особенно в годы Малек Кафура, евнуха Ала-уд-Дина Халджи (годы правления: 1296 - 1315). Однако в 1336 году было заложено индуистское милитаристское государство в Деккане, на берегах реки Тунгабхадра, со столицей в Виджайянагаре. Это государство послужило решительной преградой для проникновения Ислама на юг до XVI века, когда уже мореплаватели вроде Паэса и Нуниса из Португалии достигли Индии, опплыв Африку. В ту эпоху царь Виджайянагары Кришна Девараджа (годы правления: 1509 - 1529) оттеснил мусульман в северный Деккан. Однако его преемник Ачиута (годы правления: 1529 - 1542) был вынужден отступить, а в 1565 году Рамараджа был разбит при Таликоте мусульманскими войсками.

Мусульманские завоевания положили начало новой фазе в истории и цивилизации Индии. Поначалу политическая система управления этих территорий изменилась мало, и место наследственной индуистской аристократии заняли мусульманские завоеватели. Индуистские аристократы и брахманы продолжили, однако, оказывать влияние на индкимтское население. Но в остальном их разеляла бездна: для мусульман индуисты были идолопоклонниками, а для индуистов мусульмане были варварами-завоевателями. Однако со временем между ними начали происходить взаимовоздействия такие, что они привели к компромиссу в политической и религиозной жизни. Так, уже один из первых Делийских султанов, Ала-уд-Дин Хильджи, женился с индуисткой. Особенное распространение контакты представителей обеих конфессий получили в ходе правления Акбара, в XVI веке, который имел тесные связи с индуистами раджпутами во всех отраслях (социальной, военной, культурной). Мусульманский период принёс серьёзные изменения в жизнь простых людей и новый язык - урду, который родился из комбинации синтаксиса хинди (одного из индийских языков пракритской группы) и мусульманского лексикона персидского и арабского языков. Язык урду способствовал слиянию двух культур. Кроме того, в связи с тем, что большинство мусульманского населения происходило от индуистов, основные формы образа жизни этих двух религиозных общин были примерно одинаковыми.

...

В 1398 году монгольский завоеватель Тамерлан вторгся в Индию, вызвал катастрофы в Пенджабе и разграбил Дели. Немного лет спустя, в 1414 году, пала династия Туглук, и власть в стране захватила династия Саяд, первый представитель которой, Хызр Хан, распространял слух что он происходил от Пророка Мухаммеда. Он был назначен Тамерланом править Пенджабом и Верхним Синдом. Он скончался в 1421 году, и был сменён своим сыном, Мубаракшахом. Затем, в 1451 году, власть в Дели захватил афганец Бухлул Лод, основавший династию Лоди. Его преемник Сикандар (=Искандер, т. е. Александр) Лоди, распространил своё владычество далее на запад, до Раджпутаны, и перенёс свою столицу в 1504 году в город Агру. Он скончался в 1517 году, и его сменил Ибрагим, последний представитель династии Лоди. Его в 1526 году разбил монгол Бабур, основавший в Индии династию Великих Моголов.

...

С середины XIV века произошло мусульманское завоевание части территории Южной Индии, однако главенство султанов в большинстве частей этого региона продолжалось лишь несколько лет. Исключительно в северной части Деккана утвердилась сильная мусульманская власть со столицей Даулатабаде. Однако и эта власть была ограничена местными индуистскими правителями и некоторыми мусульманскими аристократами. Члены второй группы утвердили царство Бахмани, основателем которого был Ала-уд-Дин Бахман-шах. Его династия просуществовала в 1347 - 1527 годах.

Оснтватель династии Великих Моголов, Бабур, был Тимуридом из Средней Азии (Фергана). Владычество этой династии распространилось со временем почти на всю территорию Индии, и продолжалось в период 1526 - 1858 годов.

Бабуру было всего 11 лет когда в 1494 году умер его отец, Омар Шейх Мирза, и он сам начал править в Фергане. Новый правитель по отцу происходил от Тамерлана, а по матери - от Чингисхана. Бабур не только воевал защищая Фергану, но и старался по своей амбициозности покорить Самарканд, который очень привлекал его, как важнейший город Средней Азии и центр философии, литературы и искусства. Свои приключения он описал в автобиографическом эпическом произведении, названном им Бабур-намэ ("Книга о Бабуре"). Когда Бабур стабилизировал своё владычество в Самарканде, он обратил своё внимание в сторону Индии. В 1526 году, в битве при Панипате, 25-тысячное войско Бабура нанесло сокрушительное поражение армии делийского султана Ибрагима Лоди, состоявшей из 100.000 воинов и 1.000 слонов. Бабур покорил Дели и стал владыкой Индостана - так мусульмане именовали Индию. В ещё одном крупном сражении, в 1529 году, Бабур разбил и брата Ибрагима - Махмуда Лоди, и тем ещё более упрочил своё положение. В том же году он подписал мирный договор с царём Бенгала Нусрат-шахом. В 1530 году Бабур умер, оставив власть своему сыну, Хумайюну. В эпосе, составленном Бабуром, он предстаёт как замечательный и многоталанный поэт, особенно в своих описаниях растительного и животного мира Индии. Также он был автором произведений литературной критики, критики произведений живописи и архитектуры. Своей книгой, в которой он предстаёт человеком любимым людьми, способным и щедрым, он завоёвывает симпатию читателя.

Хумайюн взошёл на трон без проблем, однако позже его младшие братья Камран, Аскари и Хидал создали ему трудности. Также реакция против него имела место у местных князей в Гуджарате и в Бенгале. Наконец, афганский князь Шир-хан победил его в Бихаре в 1539 году, и принудил Хумайюна бежать в Персию. После этого Шир-хан объявил себя султаном под именем Шир-шаха. Однако Шир-шах пал в 1545 году в сражении. Источники приписывают ему большие административные способности и интерес к своим подданным. Он сделал много общественных работ, дорог и сарай-хане (остановочные станции для путешественников), а также принял серьёзные меры для организации страны и установления в ней порядка. Однако после его смерти произошли острейшие ссоры его преемников, чем воспользовался Хумайюн, которому, после 15 лет изгнанничества, удалось вернуться из Персии и захватить Дели. Однако, вскоре после этого он умер, когда упал с лестницы в своей библиотеке в 1542 году. Сын Хумайюна, Акбар, воцарился в возрасте 13 лет, и правил в 1542 - 1605 годах. Целых 63 года! Унаследованное им царство ограничивалось окрестностями Дели, но он, благодаря нескончаемым войнам, сумел распространить свою власть от гор Кашмира на севере до Бенгальского залива на юге. Акбар-хан был не только знаменитым завоевателем, но сумел и организовать идеальным образом свою бескрайнюю империю благодаря своим административным способностям. Его дворец был открыт для всех мудрецов его времени, а сам он был покровителем искусств и литературы. Достопримечательной была и его политика относительно индуистов, которым он предоставил большие религиозные свободы и включил их в управление империей. Министры, правители провинций и полководцы из числа индуистов не были редкостью в империи Акбара. Также, чтобы соединить разные индийские племена, Акбар придумал новую религию - дин и-илахи ("религия Бога"), включавшую черты Индуизма, Ислама и восточных ветвей Христианства (Несторианство). Эту религию Акбар объявил официальной в своём государстве, но это вызвало серьёзную реакцию и большие народные восстания против него, подавленные лишь с трудом. В эпоху правления Акбара, его министр Тондар Мал реорганизовал систему налогообложения. Акбар продолжил завоевательные войны до самой своей смерти, и подчинил себе ве ь Декканский полуостров.

Преемником Акбара стал его сын, Салим Нур-уд-Дин Мохаммед Джахангир (годы правления: 1605 - 1627).

Там же, статья Индонезия:

Важнейшими личностями нового периода, периода начала существования царства Маджапахит, в XIV веке стали военнополитический вождь Гаджах Манда (который с 1330 года восстановил единство государства и вернул все владения, которые были потеряны) и царь Раджасанагара (вторая половина XIV века) - замечательный правитель и человек науки. В его правление царство Маджапахит достигло пика своего величия, насадив отношения зависимости и данничества почти всему индонезийскому миру. Но это же время послужило и началом конца для царства, которое произошло в форме постепенного увядания и внутреннего распада (XV - первые десятилетия XVI века).

Период упадка царства Маджапахит совпал с периодом широкой экспансии исламизма из Молукки на Суматру, где уже и прежде существовали островки мусульманского населения, а оттуда, посредством торговых путей, и главным образом прибрежные районы Явы - на все острова архипелага. Важнейшим мусульманским государством Суматры был Аджех, основанный в XVI веке в качестве формации воспреемствовавшей также исламскому, но пришедшему уже в упадок государству Пасай. В ту же эпоху в районе Явы произошло формирование исламского царства Матарам, через соединение ослабленных княжеств, появившихся в результате многократных распадов царства Маджапахит. Особого упоминания достойны и Султанат Бруней на острове Борнео и исламской структуры княжества островного комплекса Молукков. Здесь следует заметить также, что индонезийский Исламизм включил в себя мношо черт Индуизма и Буддизма, а также многих местных религиозных течений, и что он повлиял решающим образом в направлении культурного сближения этнически и лингвистически разрозненных народов архипелага. Сравнительно лёгкая его победа подтвердила, согласно мнению некоторых исследователей, что как главенствующие социальные группы Индонезии, так и народные массы сельского населения, желали низложения устаревших стандартов социально-политического и экономического управления, действовавшего дотоле.

В 1511 году португалы захватили Молукку, и затем распространили своё экономическое и политическое влияние на значительную часть архипелага, но при этом не сумели при этом создать здесь стабильных колониальных структур. Напротив, скорее анархичная политика экспансии Португалии имела результатом усиление поместных мусульманских княжеств и развитие у местного населения антиколониальных и антизападных чувств. В конце XVI века обострилось противоборство европейских держав за контроль над Индонезией, и победителями из этого процесса вышли голландцы, которые в 1602 году основали Голландскую Компанию Восточных Индий.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 16.02 2016

Там же, статья Инки:

Индейский народ Перуанских Анд, в XV веке сумевший объединить все родственные себе народы в единую империю, известную также под названием Таудисильо, простиравшуюся от современной южной части Колумбии до севера Чили, включая в себя бόльшую часть современных Перу, Боливии и Эквадора...

... С 1200 года, когда воцарился Манко Капак, и вплоть до 1533 года, когда умер Атахуальпа, этой империей правило 13 человек.

... местное управление зависело от от решений теократического правительства, состоявшего из вождей различных племенных групп. Одновременно, хорошее образование предоставлялось сыновьям подчинённых императору аристократов в столице инков. В действительности же эти дети были заложниками, и их учили принципам существовавшей в империи инков системы управления, в которой они жили, тем самым увековечивая её существование.

Важнейший период в истории империи начался с воцарением девятого императора - Пачакутека - в 1438 году, положившего начало великим завоеваниям, кульминацией которых стало покорение в 1476 году империи Чиму... Пачакутек признаётся учёными величайшей личность в истории американских индейцев в целом.

На троне его сменил его сын Топа Инка, продолживший начинания отца. Менее чем за примерно полвека отец и сын распространили владения инков до Эквадора на севере и примерно до середины современной Чили на юге, т. е. на пространство в 4.800 км на побережье Тихого океана, заняв 900.000 кв. км. Топа Инке приписывается сооружение большой башни в Саксуамане для защиты Куско, а также дворца в долине Читы, построенного в последние годы его жизни, куда он удалился после того как тяжело заболел. Он умер в 1493 году, через год после открытия Колумбом Америки, предварительно назначив своим наследником сына, Уайнакапака.

Инка Капаку также приписываются разные институты последнего периода существования империи: он первым совершил перепись населения всей империи, и учредил десятичную пирамидальную систему административных служащих, посредством которой статистика населения всегда была обновлённой. Также он основал военные отряды "коракас", и класс слуг "янакона", которые, благодаря своей сообразительности и тесным связям, развивавшимся с их владельцами, достигали высоких должностей.

Уайнакапак не тал столь же великим завоевателем, как и его отец, тем более что в регионе уже почти не оставалось не покорённых государств. Империя достигла своих максимальных границ. На юге оставались лишь непобедимые кочевники арауканы, а на аомтоке - дикие жители джунглей. В ходе своего правления Уайнакапак дважды объехал всю территорию своей бескрайней империи. Он молниеносно подавил восстания всех покорённых народов (во время одного из которых утратил своего брата, а сам был тяжело ранен). Уайнакапак обозначил стелами северные границы своей империи: эти знаки на реке Анкасмальо ещё и поныне отделяют Эквадор от Колумбии. У тихоокеанского побережья, куда он затем направился, он покорил племена Гуайякильского залива, захватив богатую добычу из изумруда, тиркуажа и жемчугоносных устриц. Это стало помледним завоеванием императоров инков, владения которых достигли размеров 985.000 кв. км., а в длину - 4.000 километров, с севера на юг.

В 1523 году, за 2 года до смерти Уайнакапака, империя подверглась нападению враждебного племени, и тогда инки впервые увидели белого человека, находившегося в числе противника - это был испанец Алехо Гарсия, который немногими годами ранее потерпел крушение у побережья Бразилии. Он умер сразу по своём возвращении в Парагвай, и поэтому не успел описать своих приключений в книге. Может быть, в год своей смерти Уайнакапак узнал о присутствии белых людей в Панаме, и об экспедициях из Испании, предпринимавших исследование побережья.

Последние годы своей жизни император провёл в Кито (Эквадор) - любимом месте своего пребывания, с его мягким климатом. Рядом с ним пребывал и его любимый сын - Атахуальпа - которого он приобрёл с одной из своих наложниц (возможно - с дочерью низложенного инками правителя города Кито). Хуаскар, сын императрицы (которая была одновременно женой и сестрой императора), законный наследник, был назначен замещающим отца с центром в Куско. Уайнакапак предложил, перед своей смертью, отделить от империи Кито, чтобыстам обосновался Атахуальпа, и Хуаскар согласился с этим. Между тем, большая эпидемия ветрянки, болезни принесённой в Южную Америку испанцами, унесла много жизней жителей империи, и одной из её жертв был также и сам Уайнакапак. И уже на смертном одре он назначил своими наследниками Хуаскара и другого своего сына, Нинана Куйоче.

Вскоре после смерти Уайнакапака в 1525 году, империя впервые раскололась: великий жрец решил поместить царём только Нинана Куйоче. Однако последний немного спустя умер, и поэтому на его место великий жрец поместил Хуаскара, который обосновался в качестве императора в Куско. Однако народ и армия Эквадора поддерживали Атахуальпу. Последний признал Хуаскара в качестве императора, и отправил к нему своё представительство. Однако Хуаскар, не доверяя доброй воле неединоутробного брата, плохо отнёсся к прибывшим, а некоторых из них умертвил.

С этого момента два неединоутробных брата начали собирать войска для Гражданской войны, которая приближалась. Хуаскар двинулся на север, и столкнулся со сторонниками Атахуальпы при Риобабе. Тысячи людей погибли в бою, и много десятилетий долина оставалась завалена костями. После нескончаемой серии успехов своей армии, Атахуальпа решил захватить императорскую власть сам. Полководцы Атахуальпы захватили Хуаскара вмплен, после чего он сам объявил, что когда он победителем вступит в Куско, то не нанесёт городу вреда, и всё вернётся к нормальному ритму жизни. Но своего слова он не сдержал. Он казнил троих полководцев Хуаскара, аитакже двух членов высшего жречества, а некоторых других служащих принудили повыдёргивать себе с корнем их брови и ресницы, чтобы поднести их в дар новому императору. Семью своего брата Хуаскара Атахуальпа велел привязать к колоннам вдоль дороги ведшей из Куско, и казнил их на глазах самого Хуаскара.

В 1526 году Атахуальпа получил от своих вестников одновременно две новости: весть об окончательной победе своих сил над сторонниками Хуаскара, и весть о том, что некие странные люди (это были испанцы под руководством Франциско Писарро) приближались к Кахамарке, где располагался лагерь императора. Атахуальпа, поверивший, что Писарро и его воины были богом-творцом инков Вирокочей и полубогами из его окружения, вернувшимися обратно, как предсказывалось в древних легендах, принял решениеивстретиться с ними. Когда испанцы прибыли в Кахамарку, их вождь Франциско Писарро уже был проинформирован обо всём, что произошло в империи инков за последний год. Он счёл, что это Божье Провидение наслало раздор между братьями Атахуальпой и Хуаскаром. Встретившись с Атахуальпой, Писарро сразу же предложил ему перевезти Хуаскара в Кахамарку - что совпадало с замыслами императора. Однако вскоре Писарро пленил Атахуальпу, который, опасаясь что испанцы посадят на трон инков его брата, отдал приказ умертвить Хуаскара и его свиту. Затем Атахуальпа предложил Писарро в качестве выкупа за свою свободу огромную сумму золота - столько, сколько было нужно чтобы наполнить большую комнату, в которой его держали в заключении. Писарро согласился, и Атахуальпа отправил вестников во все регионы своей империи, с приказом доставить золото в Кахамарку. Когда эта небывалая сумма золота была собрана, Писарро подписал документ, в котором подтверждалось, что уговоренную сумму выкупа он получил. Однако Атахуальпу он не отпустил, но, предав его суду за его преступления (то есть за умерщвление Хуаскара и за подготовку восстания против испанцев, а также за его приверженность к язычеству, прелюбодеяния, кровомесительные связи и т. п.), приговорил его к сожжению заживо, в ту же ночь, на общественной площади Кахамарки. Лишь небольшое число смельчаков посмело протестовать против приговора. Пока шли приготовления к казни, Атахуальпу предупредили, что способ казни мог быть изменён, и вместо сожжения его могли предать удушению, если он согласится принять христианство. Он согласился, и таким образом 29 августа 1533 года последний император инков был удушен. Необычайные произведения из золота, которые инки передали испанцам, они расплавили для отправки в Испанию, и золотых дел мастера испанцев целый месяц были заняты работой по расплавлению золота. Сегодня считается, что Писарро, включая выкупы и сокровища найденные им во дворцах инков, приобрёл добычу в современных деньгах ценою примерно в 114 миллиардов долларов.

Там же, статья Ирак:

С X века, в связи с упадком силы Аббасидского Халифата, значение этих земель упало. Отныне они входили в качестве провинции в состав государств Буидов, Сельджукидов, Ильханов, Тимуридов, туркоманов Чернобаранников и Сефевидов. С 1535 года эти земли окончательно вошли в состав Османской империи (за исключением короткого периода Второго Сефевидского Владычества в 1623 - 1638 годах).

...

За три века османского владычества (1535 - 1917 годы), Ирак познал большой упадок в развитии. Султан Мурад IV, отвоевавший Багдад у персов в 1638 году, стал последним османским правителем, посетившим этот город и окрестные земли.

...

Ещё в XVI веке в Мосуле обосновались доминиканские монахи, взявшие на себя образование местных несториан-арамеев, неуместно присвоивших себе название "ассирийцы". Своей миссионерской деятельностью этот монашеский орден способствовал здесь делу папства, и формированию своего рода несториан-униатов, столь же необоснованно именовавших себя "халдеями".

Там же, статья Иран:

Тамерлан не оставил после себя достойных преемников, и контроль над Персией вершился то из Самарканда, то из Герата, в годы правлена шаха Руха (1408 - 1447 годы). Жена последнего возвела в Мешхеде, на месте гробницы имама Резы, небывалого богатства мечеть (свод которой был выложен золотым кирпичём), и окружавший её архитектурный ансамбль. С середины же XV века в стране наступил хаос, конец которому положил лишь шах Измаил - основатель династии Сефевидов.

Сам Измаил был сыном дочери Узун Хасана - правителя Ак-Коюнлу (Белобаранников), сумевшего одолеть конкурирующий туркоманский клан Чёрнобаранников (Кара-Коюнлу), и даже планировавшего разгромить Османскую империю при помощи венецианцев. В 1499 году, в городе Тавриде (по-русски - Тебриз) Измаилом была основана ноаая династия - династия Сефевидов. Уже в следующем году он присоединил к своим владениям Персию. Он сам происходил из города Ардебиль в Азербайджане, который был главнейшим центром суфизма (то есть мусульманского мистицизма). Отец Измаила был ведущим суфистским мистиком своего времени, возводившим своё происхождение от основателя ордена - шейха Сейф ад-Дина Исхака, который, в свою очередь, считался потомком седьмого имама шиитов, имя которого носил Измаил. По этой причине династия была названа "суфийской" (от персидского слова сефевил). Шах Измаил I (1499 - 1524 годы правления) числится среди наиболее образованных и мудрых правителей Ирана. Его столкновение в 1514 году с османами при Чалдиране (между озёр Ван и Урмия) своим исходом определило место пролегания северных границ Персии и Османской империи, тогда как южные границы между этими государствами определились лишь вмгоды правления его преемника - шаха Тахмаспа (годы правления: 1524 - 1576), который в результате серии столкновений с турками утратил весь Ирак, и был вынужден перенести свою столицу из Тебриза восточнее - в Казвин.

Однако самым великим шахом в составе первой шиитской династии в истории Персии был шах Аббас I Великий (годы правления: 1586 - 1628). Он был тем человеком, который прогнал португалов с побережья Персидского залива, подавил восстание в Фарсе, отразил набег узбеков на Хорасан, отвоевал Кандагар у Великих Моголов, правивших Индией, более выгодно для своего государства отрегулировал границы Персии и Османской империи, и перенёс свою столицу в Испахан (Исфаган), сформировав этот город так, что он в дальнейшем превратился в самую роскошную и обширную по занимаемой территории столицу своего времени, с великолепными мечетями и общественными зданиями. Персы, индийцы, китайцы, арабы, турки, монголы и европейцы работали, как мастера, при украшении этого города, и постарались на славу. Даже храмы для меньшинств, как например для армян переселённых из Джульфы (в Азербайджане), что было сделано в связи с османской угрозой, висевшей над ними, были великолепными памятниками архитектуры, созданными с великим мастерством, и способными сравниться с кафедральными соборами современных им столиц западноевропейских государств.

Там же, статья Ирландия:

В 1297 году был основан первый ирландский парламент, в котором находились представители высшей земельной знати и церковная элита, но позже сюда были включены и представители крупных городов. В 1315-6 году Ирландия перешла под эффективный контроль шотландского мятежника, Эдварда Брюса, который в конце концов пал в битве против войск английского короля Эдварда II при Дандолке, в октябре 1318 года.

В следующие десятилетия началось пробуждение ирландского национального самосознания, и одновременно ослабились узы подчинения местных могущественных англо-нормандских земельных магнатов английскому трону. В XV веке силу набрал аристократисеский род Фиджеральдов, видным представителем которого был граф Кидрейра, Гаррет Мур (1477 - 1513 годы), широко известный также как "Великий Граф". В его годы англичане попытались ограничить уже начинавшиеся процессы автономизации Ирландии, подчинив местный парламент контролю английской короны (Закон Пунингса, 1494 год). Своей политикой они разожгли серию мятежей ирландцев, серьёзнейшим из которых стал мятеж Томаса Фиджеральда, внука "Великого Графа". Однако, он потерпел поражерие от войск Генриха VIII в 1535 году, и в конце концов был казнён в 1537 году, вместе с другими ирландскими аристократами. В 1541 году победитель Генрих VIII был признан королём Ирландии, что положило начало новому периоду кризиса в национальной истории покорённой страны. В тот же период времени (XVI век), в национальные противоречия между англичанами и ирландцами были вовлечнны и вопросы религиозного различия, поскольку английские короли стали покровителями Протестантизма, а ирландцы оставались верны Римско-Католической Церкви.

Национальное угнетение ирландцев продолжилось и во времена английской королевы Марии Тюдор 1553 - 1558 годы правлегия), и усилилось при её преемнице - Елизавете I (1558 - 1603 годы правления). Видными ирландскими повстанцами этого времени были правитель Ольстера Шейн О'Нил (павший в 1567 году), а также Хью О'Нил и Хью О'Доннель (которые возглавили силы патриотов в ходе Девятилетней войны (1592 - 1601 годы) против Елизаветы I, завершившейся, однако, победой англичан). При Якобе I (1603 - 1625 годы правления), многие аристократические ирландские семейства были вынуждены покинуть свою родину, и английская корона перераспределила их земельные наделы английским должностным лицам, одновременно ликвидировав последние слабые парламентарские институты в стране.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 23.02 2016

Там же, статья Испания:

Серия поражений (в 1236 году при Кордове, в 1238 году при Валенсии, в 1248 году при Хаэне) ограничила владения мусульманского эмирата аль-Андалуса и принудили эмира ибн-Аль-Ахмара уже с 1237 года платить дань королю Кастилии. В землях, покорявшихся христианскими войсками, мусульманское арабоязычное местное большинство получило испанское название "мудехар" - этим людям было суждено оказать решающее влияние на испанские язык, образование, культуру и искусство. Однако христианские завоевания создали течение переселения в сторону испанского юга и к Северо-Западной Африке (особенно в Тунис). Примерно в течение полутора столетия, и несмотря на набеги христиан, в Гранаде получили развитие литература и искусство, как никогда прежде в Испании - естественно, поскольку малекитский дух был изжит. Этим временем датируется монументальный дворец Алабры - одно из высших достижений мусульманского искусства. Однако здесь произошли и некоторые из самых ужасных событий в истории Испании, так как именно там было вырезано в 1484 году аристократическое семейство Абенсаррагов (то есть потомков ибн-Сарая) их противником - предпоследним правителем Гранады, Абу Хасаном. Столкновение Абенсаррагов с Зенгри (сторонниками Абу Хасана) ослабило последних, дав возможность тем самым Фердинанду Католику Арагонскому и Изабелле Кастильской окончательно ликвидировать мусульманское владычество в Испании в 1492 году.

... После Барселонской династии в королевстве Арагонии к власти пришла Кастильская династия, первым коронованным представителем которой стал Фердинанд I (1412 - 1416 годы правления). Его сменил Альфонсо V Великодушный (1416 - 1458 годы правления), который почти весь свой интерес обратил к итальянским владениям Арагонии, и привёл своё королевство к глубокому кризису и упадку. Его сменил Хуан II (1458 - 1479 годы правления), а этого последнего - Фердинанд II Католик (годы правления: 1479 - 1516), который женился ещё в 1469 году с Изабеллой, сестрой короля Кастилии и Леона Энрике IV. Этот брак послужил началом для политического объединения Испании.

... Короли Леона и Кастилии Энрике III Болезненный (годы правления: 1390 - 1406) и Хуан II (годы правления: 1404 - 1454) боролись против привелегий аристократии и духовенства, с целью придать королевской власти авторитет. Затем правил сын последнего, Генрих IV Неспособный (годы правления: 1454 - 1474), которого сменила на троне его сестра - Изабелла I Католичка, правление которой, в 1474 - 1504 годы, как уже было сказано выше, послужило началом политического объединения Испании.

... Португалия, оттеснив арабов на противолежащее североафриканское побережье, по сути отъединилась от исторического развития Испании. Её династические связи с Кастилией, обоюдные оспаривания территории с одной стороны, а с другой - единение и даже промежуточный период вынужденного объединения в 1581 - 1640 годах послужили исключением. С другой стороны, Арагония, расширенная через соединение с Каталонией в 1134 году, с Валенсией в 1238 году, и с Балеаридскими островами в 1229 - 1235 годах, вышла за пределы полуострова уже с XIV века и, расширившись в сторону Сардинии (1409 год), Сицилии и Неаполитанского королевства (1442 год), превратилась в одну из мощнейших морских держав Средиземноморья. Мусульманская Гранада, бывший арьергард аль-Андалуса и уже блеклое напоминание многовекового и некогда победоносного арабского присутствия на Пиренейском полуострове, сумела, как уже говорилось, сохранить свою независимость до 1492 года. Кроме того, на севере полуомтрова ещё продолжало существовать колебавшееся между Францией, Кастилией и Арагоном слабое королевство Наваррское, пока не было окончательно присоединено в 1515 году к Кастилии, хотя бы и под гарантированных режимом автономии. Наконец, Кастилия, ещё с первых десятилетий XIII века включившая в свои владения старое королевство Леон на северо-западе полуострова, а также дотоле принадлежавшие арабам андалусийские провинции Кордовы и Севильи на юго-западе, с конца XIV века превратилась в существенный фактор развития политических событий на Пиренеях. Ей было суждено веками главенствовать и в истории уже объединённой Испании.

Начало политического объединения Испании было положено событием решающего значения: бракосочетанием в 1469 году наследницы престола Леона и Кастилии, принцессы Изабеллы, с преемным принцем арагонского престола - Фердинандом. В 1474 году, после смерти Энрике IV и нейтрализации претендентов на кастильский трон (среди которых был и король Португалии, Альфонсо V), королевой Кастилии стала Изабелла I. Через 5 лет, со смертью короля Арагона Хуана II, арагонский трон перешёл вмруки супруга Изабеллы, Фердинанда V Кастильского II Арагонского I Испанского (годы правления: 1479 - 1516). Королевская чета незамедлительно соединили два государства под единым скипетром, и страна вступила в новый период своей истории - "испанский".

Фердинанд и Изабелла начали своё правление множеством успехов внутри и вне страны. Два таких успеха будут иметь широкий резонас и вне Пиренейского полуострова. Первым таким успехом стала ликвидация, 2 января 1492 года арабского государства Гранады - этим был положен конец испанской Реконкисте христиан. Кроме того, вклад "Католический королей" (как их титуловал папа Александр VI) в "последнем и успешном этом Крестовом походе" Христианства против Ислама (для многих историков имеющего одинаковое значение со взятием Константинополя), решительным образом накладывал ответственность на их политических наследников, и на формирование испанской тактики поведения относительно североафриканских мусульманских государств и их османских союзников в ходе всего следующего столетия. И лишь немного месяцев спустя после взятия Гранады, в октябре 1492 года, свершилось и второе великое достижени этой королевской четы - открытие Америки Христофором Колумбом (событие, положившее начало испанскому колониализму в Новом Свете, и одновременно оказавшее глубокое влияние на будующее развитие всей Европы).

Особенное значение для становления испанского государства представляет внутренняя политика Изабеллы и Фердинанда. Самой серьёзной проблемой было обеспечение его единства: различия в языке и в культуре, а также в политических, экономических и социальных институтах, были многочисленными и значительными. И хотя Католические Короли уважили многие из издревле учреждённых автономных прав не только для Арагонии или Наварры, но и для некоторых отдельных областей (историческая традиция которых была связана со своеобразными льготами и обычаями), они одновременно позаботились ограничить по-крайней мере некоторые из раскалывающих факторов: таможенные границы внутри страны, разнообразие в законодательстве от региона к региону, религиозный плюрализм и пр. Но самым большим препятствием в объединении государства и в насаждении централизации стали и в Испании (как и в других монархических странах Западной Европы) аристократы и крупные землевладельцы. Католические Короли, применяя растущую силу средних и низших классов, нанесли удар по непокорным феодалам на уровне тех политических институтов, которые их выражали, особенно в поместных Кортесах (Cortes; аристократические парламенты), и в местах, символизировавших их самостоятельность - в замках. Ослабления силы феодалов удалось добиться (с 1480 года) через постепенное преобразование массы аристократов в придворных советников и высших государственных служащих, через ослабление значения феодальной конницы за счёт роста насения артиллерии и пехоты, через подчинение короне средневековых военно-религиозных орденов (Ordenes militares), через размещение в крупных городах местных правителей с расширенными судебными полномочиями (corregidores), через организацию в глубинке монархистских отрядов блюстителей порядка (Hermandades) и пр. Кроме того, первоочередную роль в организации нового государственного аппарата сыграло формирование специальных Королевских Советов (Consejos), получивших специализированные (и почти абсолютно независимые) права в управлении. Речь идёт о политических институтах, которые получат ещё большее развитие и применение при преемниках Католических Королей, чем ускорилось насаждение абсолютной монархии, но одновременно был достигнут чрезмерный рост государственной бюрократии.

Восстановление религиозного единства страны было, согласно воззрениям той эпохи, непосредственно связано с политическим единством. Эта проблема было чрезвычайно важна для страны, где с концом Реконкисты, рядом с католическим большинством оставалась огромная масса мусульман, а также серьёзное количество (не только численностью, но и экономическим и социальным весом в обществе) евреев, которые либо сохраняли завещанную отцами веру, либо перешли в христианство (как правило лишь на поверхности) - т. н. мораны (conversos, moranos). Начало было положего в 1480 году, когда начала свою деятельность Священная Инквизиция, которая попыталась, и нередко при помощи жестоких методов, добиться реальной христианизации поменявших веру иноверцев. Последовало за этим настоящее начало внутреннего "Крестового похода" в пользу действенного религиозного включения в процесс и настоящих иноверцев. Этот Крестовый поход, в котором первоочередную роль сыграла замечательная личность в истории Испании - кардинал и дважды вице-король Испании (в 1506 и в 1516 - 1517 годах), Франциско Хименес де Сиснерос, начался с Указа от марта 1492 года, предписывавшего либо массовую христианизацию, либо насильственное выселение из страны всех евреев, которые ещё продолжали сохранять свою веру. Четыре горда спустя (в январе 1502 года) примерно такой же указ был издан и относительно оставшихся мусульман Кастилии (мудехаров - mudejares) и ещё более многочисленных, морисков - Гранады (moriscos). Эти гонения были связаны и с экономической конкуренцией трёх религиозных групп населения Испании. Эти указы были примененяемы с особым упорством и жестокостью в тех местах, где христиане чувствовали для себя серьёзную угрозу в связи с экономической деятельностью меньшинств иноверцев, и в частности еврейских торговцев в крупных городских центрах почти на всём пространстве государства, а также мусульманских кустарных промышленников и крестьян в городах на юге страны. Считается, что в волнениях последовавших за указом 1492 года, смерть нашло примерно 20.000 евреев, ещё 50.000 было вынуждено поменять веру, и свыше 160.000 предпочло переехать в Португалию, Северную Африку, Францию и Италию. Оттуда значительная часть испанских евреев (сефардим) продвинулась к Восточному Средиземноморью, неся с собой богатую традицию своего торгового и промышленного опыта, который всколыхнёт (особенно в XVI веке) экономическую жизнь городских центров Османской империи (например Салоник). Число арабских жертв от гонения 1502 года не было подсчитано. Тем более что процесс их христианизации и изгнания не завершился при Католических Королях. Он продолжился и в следующие годы, как минимум до начала XVII века.

Наиболее зрелищные результаты имело правление Католических Королей вне Пиренейского полуострова: насаждение испанского присутствия в Южной Италии (в первую очередь после поражения французов при Гарильяно и официального его оформления в договоре Гаэты (1504 год), захват некоторых продвинутых военных баз в Северной Африке в 1508 - 1510 годах, дипломатическое признание своих прав на американские земли (которые уже начинали проявлять свою величину и значение, особенно после открытия северо-восточных берегов Венесуэллы и Тихого Океана между 1499 и 1513 годами) в Тордесильском договоре 1494 года, и связь (через традиционную систему междинастических браков) с сильнейшими европейскими династиями.

Растущая сила нового государства, его хроническая конфронтация с Францией, его династическая связь с Габсбургами через брак Хуаны I Сумасшедшей Кастильской (годы формального правления: 1504 - 1555) с сыном императора Максимилиана I, Филиппом I Прекрасным (королём Кастилии с 1506 года), открыли дорогу к новой фазе в истории Испании: фазе европейских приключений и европейской гегемонии. Начало этого периода было положено по сути дела восхождением на испанский престол, после небольшого промежуточного периода нестабильности, внука Фердинанда I, Карла I (годы правления Испанией: 1516 - 1556). Вскоре 16-летний король добавил к своим и без того бескрайним испанским владениям (на Американском континенте и на Апеннинском полуострове) владения отеческого, австрийского ответвления Габсбургов - Священную Римскую империю и Нижние Провинции. Но он также привёл с собой фламандский круг своих советников и помощников, которые немедленно захватили ведущие административные и церковные должности в королевстве. Это событие вызвало реакцию местной, и особенно кастильской аристократии, которая вдобавок ко всему была принуждена также покрыть часть расходов на выборы и коронацию Карла императором Карлом V в 1519 году. Поэтому ни блеск церемонии, ни значение избрания Карла не оказались способны избавить его от недовольства испанцев, выразившегося в двух кровавых, и спорных даже по сей день движениях - восстании comuneros (представителей традиционных общин крупных городов) Кастилии, боровшихся за сохранение своей автономии перед лицом растущей государственной централизации, а также восстание Germanias(отрядов местных блюстителей порядка) в Валенсии и в Мальорке (они протестовали против чрезмерного увеличения льгот аристократии и высшего духовенства). В конце концов, Карл легко одержал верх в Испании, разгромив оба мятежа в 1521 - 1522 годах. Но он не успел упредить гораздо более важные события на другом конце империи, где, несмотря на его старания, религиознаяРеформация начала распространяться, расширяя и углубляя унаследованную от Средневековья территориальную фрагментацию Германии.

Новый посыл достиг и сердца Католицизма - Испании. Однако жестокие дейсвия Святой Инквизиции, которая через общественные ритуальные суды (знаменитые аутодафе - autos de fe), отбила всякое желание к любой форме религиозных отклонений, тем самым с самого начала отвратив широкое распространение Реформации здесь. Так, в ходе реформирования церковной и духовной жизни страны были произведены искания в сторону умеренных, и скорее лёгких решений, как например реорганизация уже существовавших монастырских орденов и основание новых (например Ордена Иисуса, основанного в 1540 году Игнатием Лойолой), повышение уровня гуманитарного образования и роли испанских университетов (главным образом Университета Алкала де Энарес), усиление гуманитарной и проповеднической деятельности Церкви и пр. Но эта умеренность была связана также с сильным влиянием оказанным на Испанию, более чем на остальную Европу, Контрреформацией, которая, ещё со времени Трентинских Соборов (1545 - 1563 годы) начала пропитывать её искусство и богатую церковную литературу. Примечательную роль в этом же направлении сыграла и деятельность голландского гуманиста Эразма и множества его испанских последователей, некоторые из которых (например Хуан Луис Вивес и братья Вальдез) даже стали видными деятелями европейского Ренессанса. Кроме того, к покровительствоваему королём влиянию Эразма следует отнести до определённого момента и обогащение испанской религиозности мистицизмом и самосозерцанием, присущим религиозности Нижних Провинций. Подобные вечния характеризуют и религиозные искания " просвещённых" (alumbrados) и труды мистицистов (например святой Терезы Иисуса и святого Хуана Креста).

Несмотря на сравнительное спокойствие внутри страны, Испания была вынуждена в период своей европейской гегемонии взять на себя самые тяжкие обязательства, для своего уровня демографического и экономического развития, относительно массы военных фронтов, открытых Карлом против трёх главных, и зачастую взаимосвязанных врагов империи: французов, протестантских князей Германии и осман. Нередко в ходе столкновения Карла с его неразрывным противником, ещё со времён их общего претендентства на трон императора Священной Римской империи, Франциском I Французским (1515 - 1547 годы правления), а затем и с его сыном Генрихом II (годы правления: 1547 - 1559), испанцы поддержали имперцев во всех пяти крайне расточительных войнах с Францией на Аппенниском полуострове, и в каждой из них успех сопутствовал им (1521 - 1526, 1526 - 1529, 1535 - 1538, 1542 - 1544 и 1552 - 1556 годы). Испанский вклад был столь же анлик в попытке императора силой подчинить себе германских протестантов-князей, особенно после заключения Шмакальденского Союза, в войне завершившейся в 1547 году.

Однако самым массовым и решающим было участие испанцев в столкновении Империи с османами и с североафриканскими союзниками султана Сулеймана I Великолепного - ещё одного великого противника Карла. Это произошло потому, что борьба с турками, которая велась главным образом в юго-западном Пелопоннесе (1532 - 1534 годы), в Тунисе (1535 год), на далматинском побережье 1538 год) и в Алжире (1541 год), в первую очередь предусматривала защиту испанских владении в Италии, а также обеспечение торговли в центральном и западном Средиземноморье. Также, эта борьба была связана с традиционной испанской политикой относительно "неверных", сформировавшейся при Католических Королях. Однако некоторые из столкноаений импанских войск с османами произошли за пределами бассейна Средиземноморья: на венгерских равнинах и в Центральной Европе, ради защиты собстаенно имперских владений и даже самого города Вены, когда ей стали угрожать войска Сулеймана I Великолепного в 1529 году.

Масштабы испанских интересов в этот период возрасли ещё более благодаря первооткрывательской и завоевательной деятельности испанских конкистадоров (conquistadores) в Новом Свете и на побережье Тихого Океана. Примерно за 20 лет, начиная с 1519 года, когда началось покорение ацтекской империи Монтесумы, и вплоть до 1542 года, когда была предпринята первая систематическая попытка покорить Филиппины, испанцы, верные введённому Карлом девизумего династии "plus ultra" ("ещё больше!"), по сути дела обошли почти все страны Центральной и Южной Америки, от Мексики до Патагонии, и от Ориноко и Рио-де-ла-Платы до Анд и Чили, а сверх того ещё и Флориду, Нижнюю и часть Верхней Калифорнии, завершили в 1519 - 1522 годах первое опплытие вокруг света, покорили империю инков в Перу в 1532 - 1534 годах, и реорганизовали административное управление, использование и массовую колонизацию своих заморских владений, чернз основание десятков городов в местах расположнния военных или торговых уентров на континенте.

Богатство американских владений не могло сбалансировать серьёзных внутриевропейских перипетий и затрат и передряг Империи. Не смогло оно решить, как мы увидим ниже, и хронических экономических проблем самой Испании. Кризис проявился уже с того момента, как Карл, прежде чем в разочаровании удалиться в монастырь Юсте в Экстремадуре в 1557 году, оставил германскую часть Империи своему брату, Фердинанду I, а испанские владения в Старом и Новом Свете - своему сыну, Филиппу II (годы правления: 1556 - 1598).

Отрыв Испании от Священной Римской империи и её проблем позволили новому монарху впервые обратить странумв главную ось своей политики. В 1561 году Испания обрела свою новую постоянную столицу - город Мадрид, вне зависимости от того факта, что сам Филипп II предпочитал править из освящённого в 1563 - 1584 годах монастыря Эль Эскориал. Начало собственно испанского периода династии Габсбургов не сопутствовалось их отрывом от некогда имперских владений в Нижних Провинциях, и в результате страна вновь была вовлечена в нескончаемое соперничество с Францией и много лет нести на себе всю тяжесть открытия ещё одного фронта. Таким образом, наряду с уже ставшим традиционным итальянским театром испано-французских столкновений (вновь открывшимся в 1556 году - на сей раз в связи с соперничеством за обладание Савойей и Пьедемонте), испанцы оказались вынуждены много лет воевать также и во Фландрии, где боролись с открыто поддерживавшимися Францией кальвинистскими северными, голландскими провинциями, которые требовали своего религиозного и политического освобождения. И хотя в очередной раз Испания сумела сохранить свою политическую гегемонию в Италии, что ознаменовалось её победой при Сен-Кентене в 1557 году и Шато-Камбрезийским миром 1559 года, в Нижних Провинциях она, напротив, вверглась в длительные, кровопролитные и безрезультатные войны, которые запятнали её морально, особенно после жестоких карательных мер герцога Альбы в 1567 - 1573 годах, положивших начало враждебным к Испании настроениям по всей Европе, и импанофобной "чёрной традиции" (leyenda negra), которые привели к дипломатической изоляции Испании, против которой объединились протестанты-гугеноты во Франции, протестантские князья в Германии и, с 1587 года, даже её союзницы дотоле Англии, с которой Испании отныне пришлось бороться на всех фронтах. Кроме того, утрата Северных Объединённых Провинций, принадлежавших к Утрехтскому Союзу (1577 - 1581 годы) и пиратские набеги голландцев на испанские конвои с сокровищами из Атлантического океана и из Карибского моря, участившиеся к тому же в XVII веке, в далёкой перспективе оказались катастрофичными для экономии Испании, т. к., с одной стороны, они совершенно лишат её необходимых рынков, некогда скупавших шерсть и ткани Кастилии и, с другой стороны, будут подрывать распространению товаров её американских владений. Упадок испанской силы быстро проявится, и будет зрелищно подчёркнут во время разгрома Непобедимой Армады англичанами в Ла-Манше в 1588 году.

Эти дурные предзнаменования повлияли, что естественно, и на противоречивость идеологии Испании. Изначальную эйфорию "имперской идеи" (idea imperial) и "христианской республики" (respublica christiana) сменило, а точнее подменило, испанское (вернее сказать кастильское) мессианство, остававшееся главенствующей идеологией по крайней мере до начала XVII века, возможно призванное сбалансировать чувство разочарования и экономической неуверенности. И естественно это мессианство сохранило свой проповеднический характер. Но, как минимум с конца XVI века, идеалы защиты и распространения католической веры уже не столь часто концентрировались вокруг "еретиков"-протестантов, но скорее обращались к язычникам заморских владений, которых теперь с большой настойчивостью обнимали всевозможные проповеднические ордена и, ещё более того, к традиционным религиозным противникам - мусульманам-"неверным".

Главенствующая роль, которую имело в идеологии испанцев, особенно народных масс, соперничество с Исламом, было в частности и наследием Реконкисты, но кроме того и более свежих исторических причин. Османы, либо сами, либо посредством своих североафриканских протекторатов, являли собой реальную угрозу как для итальянских владений Испании, так и для торговли (особенно арагонской) в центральной и в западной частях Средиземноморья. Их деятельность также нередко связывалась с позицией "пятой фаланги" в лице морисков, которые не скрывали своих предпочтений в пользу своих закордонных единоверцев. Подобное положение принудило Филиппа II повторить попытку его предшественников обосновать военные базы (presidios) на североафриканском побережье, и особенно в Алжире (1560, 1564, 1573 годы), поддержать рыцарей Ордена святого Иоанна во время критической осады Мальты османами в 1565 году, жестоко разбить восстание криптомусульман в гористом регионе Альбухерес близ Гранады (1568 - 1571 годы) и, наконец, сотрудничать с Венецией и с папой римским в последней попытке христианского Запада предпринять крестовый поход против мусульман (осман): испанцы приняли участие в формировании Сакра Лиги. Этому альянсу, несмотря на первоначальную потерю Венецией Кипра в 1570 - 1571 годах, удалось нанести первый серьёзный удар по османской морской экспансии в Средиземноморье, благодаря зрелищной победе в морской битве при Навпакте 7 октября 1571 года.

Ошеломительный успех при Навпакте не был использован ни Венецией, поспешившей в 1573 году заключить с Османской империей мир, ни Испанией, для которой проблемы, переживавшиеся ей в Нижних Провинциях, были важнее. Кроме того, и многовоспеваемый лидер коалиции, победитель при Навпакте Дон Хуан Австрийский, был принуждён королём Испании и своим неединоутробным братом покинуть в 1576 году Италию и свои чересчур оптимистичные антитурецкие планы, и принять на себя всю тяжесть операций во Фландрии, где он бесславно и погиб. Но несмотря ни на что, отзвук испанского вклада в победу при Навпакте ещё много десятилетий отражался не только в надеждах народов Балкан, и особенно греков, на освобождение от османского владычества, но и в надеждах испанцев на роль, которую ещё могла сыграть их страна в Средиземноморье и во всём мире.

Этот оптимизм усилился в 1580 - 1581 году, со сравнительно лёгким включением Португалии и её колоний в число владений испанской короны Филиппа II. Однако объединение двух соседних государств, произошедшее так, что Португалия сохранила сравнительную автономию, как выяснилось, больше послужило интересам португальской аристократии. Испании не удалось использовать преимуществ выгодного географического положения, морского развития и пр., предоставленных ей её новым приобретением, чтобы бороться с остальными морскими силами Северной Европы (особенно в Атлантическом океане) на анешнеполитическом фронте, и преодолеть свои экономические проблемы внутри страны. Тем самым добавление португальских проблем просто увеличило уже и без того чересчур тяжёлые обязательства испанской монархии. Итак, уже в пераое десятилетие после включения Португалии в состав Испанской империи, странампознала военные поражения и столкнулась с первыми симптомами грядущего экономического банкротства.

Однако упадок был связан не только с внешнеполитическими факторами, но и с внутриполитическими, хроническими и отчасти заложенными внутри испанского общества трудностями. Ещё с XV века значительная часть испанского общества отчуждалась от традиционных своих производительных занятий. Иные обратились к привлекательной церкоаной или к многолетней военной карьере, иные - к поиску счастья вне Пиренейского полуострова (в Италии и в заморских владениях), иные - к своеобразным смешениям вышеуказанных выходов. Даже постоянно численно росшая категория землевладельцев (г)идальго (hidalgos) избегала систематического использования своих земельных владений, ограничиваясь учреждёнными как государственный институт налоговыми свободами. Кроме того, почти массовая колонизация американских территорий, вкупе с многолетней военной службой, а также с частыми эпидемиями (например разрушительная эпидемия чумы в 1599 - 1600 годах), ещё более сокращали человеческие ресурсы, которые и без того уменьшились (особенно в чувствительных отраслях ручного ремесла, кустарной промышленности и торговли) через "изгнания" иноверцев. Потоуенкам, население Испании с 1480 года по начало XVII века если и не упало, то осталось на прежнем уровне, причём именно в тот период истории, когда в остальных европейских государствах, и особенно во враждебной Франции, прослеживается стабильный демографический рост. Между тем, растущие нужды колоний в аграрной и промышленно-ремесленной продукции, которые уже не могла покрыть развивающаяся Кастилия, превратили её в простого посредника между европейским рынком сбыта и Новым Светом. Ведь ещё с начала XVI века мношиеидостаточно прибыльные торговые компании перешли (и даже внутри монопольно поддерживаемой короной Севильи) вмруки иностранных (немецких, фламандских, португальских, итальянских и пр.) династий-производителей, а местные торговцы предпочитали больше к сересчур разросшейся контрабандной торговле, которым широко занимались даже правительстаенные служащие, и иные почитаемые слои общества. Несмотря на высказывавшиеся в последнее время сомнения историков относительно т. н. "революции цен" (разразившейся из-за изобилия и дешевизны поступавших из Америки в Европу золота и серебра), никогда на серьёзном уровне не высказывалось сомнений в том, что этот инфляционный феномен, причём вкупе с огромными внешними займами Карла и тратами в ходе правления Филиппа II, плохо отразился прежде всего именно на Испании. Таким образом, демонстративный блеск, который характеризовал многие манифестации испанского двора и высших слоёв испанского общества в конце XVI и в ходе всего XVII веков, не мог укрыть обнищания не только нередко умиравших от голода представителей народных слоёв общества, но даже и гордых идальго. Таким образом, блистательные достижения испанского искусства, и особенно испанской литературы в ходе "Золотого Века" (Siglo de Oro), который, несмотря на экономический кризис и вмешательства Святой Инквизиции, продолжался весь XVI и первую половину XVII века, не мог сбаллансировать безалфавитность и почти повальную безграмотность подавляющего большинства испанского населения.

С переходом в XVII век, и в течение примерно полстолетия, режим личной монархии приходит в упадок, и вламть переходит фактически в руки некоторых сильных личностей (validos) королевского окружения (camarilla) - уже официально признанного института фаворитов (favoritos). Таким образом, безвольного Филиппа III (годы правления: 1598 - 1621) подменял почти во всех его функциях правителя герцог Лерма, а Филиппа IV (годы правления: 1621 - 1665) - знаменитый граф-герцог Оливарес. Но и во времена царствования последнего коронованного представителя испанской ветви династии Габсбургов, Карла II (годы правления: 1665 - 1700), за управление страной отвечали то его мать Мария-Анна Австрийская (в 1649 - 1665 годы), то ближайшие придворные советники - Нитар, Валенсуэлла и Дон Хуан-Хосе Австрийский. Институционный вакуум власти, который создала подобная система управления, вкупе с набиравшим обороты упадком экономики, подчёркнутым очередным королевским банкротством в 1607 году, привели ко всеобщей административной коррупции (особенно во времена всесилия герцога Лерма) и к ещё большему упадку испанского могущества. Таким образом, в этот период сохранение Испанией прежней роли европейского гегемона было проблематично.

Так, в начале XVII века присутствие Испании на её традиционных фронтах деятельности в Европе начинает утрачивать прежнюю энергичность (в 1604 году мир с Англией; в 1609 году - 12-летнее перемирие с Голландией; в 1611 - 1615 годах - сближение с Францией посредством нашумевших "испанских браков"). Некоторые агрессивные действия, предпринятые испанскими назначенцами из Мадрида в Италии, и в первую очередь вице-короля Сицилии и Неаполя, герцога Осуны, в 1611 - 1620 годах, против Венеции и осман, не привели к крупномасштабным военным действиям, но лишь к дипломатическим скандалам или, самое большее, к морским столкновениям местного значения. Однако возможность подобной мирной передышки, будучи упущена для кардинальных внутренних реформ, дала возможность герцогу Лерме предпринять в 1609 - 1610 годах окончательное изгнание морисков. Эта мера, впрочем, лишь усугубила факторы экономического застоя в стране, и особенно в сельской местности, которая, уже иссушённая внутренней и внешней миграцией, больше чем когда бы то ни было ещё нуждалась в человеческих ресурсах, и при том эти люди должны были быть умелыми производителями.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 29.02 2016

Там же, статья Италия:

В начале XV века Италия представляла достаточно противоречивую политическую картину. С одной стороны здесь главенствовали черты фрагментации на независимые княжества, с противоборствующими интересами (например Милан, Флоренция, Неаполь, Венеция и пр.), а с другой стороны эти княжества сосуществовали в рамках сложной системы взаимной зависимости и балланса разногласий, что делало Италию миниатюрой мирового сообщества. Третьей, и самой главной характерной чертой истории Италии этого времени, был общеевропейский интерес к происходившему на полуострове, особенно со стороны Испании, Франции и Священной Римской империи, старавшимися поставить страну под опосредствованный или даже под непосредственный свой контроль. Дипломатическим выражением последней тенденции стали союзы Франции с Венецией и Милана с Неаполем (при непрояснённой роли Святого Престола), которые с середины этого столетия будут сменены союзами Милана с Флоренцией и Венеции с Неаполем.

Преемником короля Ладислава на троне Неаполя стала его сестра Иоанна II (1414 - 1435 годы правления), которая, раба своих личных страстей, проводила противоречивую внешнюю и внутреннюю политику, чем только усугубляла и без того трагическое положение своего королевства. Сначала она передала власть своему супругу, Якобу Бурбонскому, который вёл себя властно и самовольно, и в итоге был вынужден отказаться от престола и уехать в 1416 году. После этого королева признала права преемства за Арагонской династией, но позже передумала и обратилась в сторону своих дальних родственников - Анжуйской династии во Франции. Таким образом, ей преемствовал Рене Анжуйский 1435 - 1442 годы правления), которому пришлось вести семилетнюю войну с арагонцами, которая всконце концов привела к его поражению и низложению. Его место занял победитель, Альфонс I Гордый (годы правления: 1442 - 1458), который объединил под своей властью два южноитальянских королевства (Неаполь и Сицилию), и проявил поистине замечательные административные способности. После его смерти, королевство вновь распалось. Неаполь перешёл в руки его сына - Фердинанда I (годы правления: 1458 - 1494), а Сицилия вернулась под непосредственный контроль Арагонского королевства. Преемником способного, но малопопулярного Фердинанда I, стал Альфонс II (годы правления: 1494 - 1495), который бросил свой престол как только получил известие о вторжении французского короля Карла VIII. Преемствовал ему Фердинанд II (годы правления: 1495 - 1496), который временно утратил свой трон от французов, но вернул его себе с их уходом. Далее трон перешёл в руки Фридриха II (1496 - 1501 годы правления), низложенного в результате одновременного вторжения французов и испанцев в его королевство. В 1504 году Сицилия и Неаполь по Блуасскому договору перешли в руки уже объединившегося к тому времени Испанского королевства, и оставались в его составе вплоть до 1707 года. Всё это время в этих местах правили испанские вице-короли.

Милан встретил XV век как время своего великого расцвета. После смерти Джана Галеаццо Висконти в 1402 году, трон перешёл всруки его сыновей - Джанмария Висконти (годы правления: 1402 - 1412) и Филиппо-Мария Висконти (годы правления: 1412 - 1447), которые продолжили агрессивную политику своего отца к Флоренции (подтолкнув её, тем самым, к союзу с Венецией), и дипломаиически сблизились с анжуйским Неаполем. В 1447 году династия Висконти иссякла, и наступило время кратковременной Амброзианской республики. Затем в ходе путча в 1450 году власть в городе захватил Францеско Алессандро Сфорца, принявший титул герцога. Это был зять, но и политический противник последнего Висконти, и он основал новую княжескую династию в Италии. Он дипломатически сблизился с Флоренцией, переломив устоявшиюся к тому времени систему союзных баллансов на Апеннинах. В 1454 году он добился всеобщего признания своего титула. В целом он проводил профранцузскую политику. Его сменил его сын - Галеаццо-Мария Сфорца (годы правления: 1466 - 1476), известный своей любовью к литературе, а также своими методами административного угнтения, в результате чего он был убит. Затем трон перешёл к несовершеннолетнему Джанмария-Галеаццо Сфорце (годы правления: 1476 - 1480), при котором правили его опекуны. Затем правил Людовик Сфорца Чёрный (годы правления: 1480 - 1499). Последний употребил любое желанное и нежеланное средство, чтобы укрепить свою власть. Также он покровительствовал литературе и искусству. Кроме того, он стремился развить дружественныемотношения с другими могущественными княжествами Италии, особенно с Флоренцией и с Неаполем. Несмотря на союз с королём Франции Карлом VIII, он вступил всальянс с его противниками (Испанией, немцами и папистами) в ходе французской интервенции в 1494 - 1495 годов. Он был низложен в результате новой интервенции французов и народного восстания в 1499 году.

Демократический (с некоторыми чертами олигархизма) режим Флоренции выжил в ходе первых десятилетий XV века, когда встретился с серьёзными внутренними и внешними проблемами. В 1434 году в политической жизни города добился главенствующего положения буржуазного социального происхождения Козимо Медичи Старший. Он сохранил контроль над властью всгороде до 1464 города, и заслуженно добился титула Отца Родины и покровителя литературы и искусств. Его преемником стал Пьеро I Медичи Подагрик (годы правления: 1464 - 1469), мудрый и умелый правитель. После его смерти власть разделили его сыновья, Лоренцо Медичи Великолепный и Джулиано Медичи. Из них первый принял на себя основную тяжесть управления княжеством (период 1469 - 1492 годов), тогда как второй остался в тени своего брата, и в конце концов был убит в 1478 году. Лоренцо был способным правителем, которого, однако, одолевали абсолютарные воззрения, и он без зазрения совести начинал любой формы гонения на своих противников. Видный интеллектуал своего времени, он связал своё имя с духовным возрождением не только Флоренции, но и всей Италии. Его сменил политически совершенно недостаточный как правитель Пьеро II Медичи Неудачник, следовавший раболепной политике в ходе вторжения Карла VIII, короля Франции. В конце концов, он был низложен своими согражданами в том же 1494 году. В последующие годы во Флоренции главенствовала фигура великого религиозного реформатора, Джироламо Савонаролы, который пришёл в жестокое столкновение с папством, и в итоге был казнён в 1498 году.

В Венеции в XV веке не произошло больших государственных или социальных реформ, и были сохранены республиканские институты и контроль со стороны богатых аристократов. Зато по отношении к другим итальянским княжествам (Флоренция, Милан, Неаполь), а также к великим державам Европы, позиция Венеции в это время менялась часто. В остальном, Венеции удалось сохранить, и даже увеличить свой авторитет как морской державы, несмотря намто что война, которую она вела в 1463 - 1470 годах против осман привела всконцемконцов к поражению Венеции и к утрате своих земель и рынков в Греции, как например Эвбеи (Негропонте). Кроме прочего, в XV веке Венеция переживает достопримечательный культурный расцвет, как результат общего духовного подъёма Италии в этот исторический период.

Папские владения оставались вне мирского контроля Святейшего Престола вплоть до 1417 - 1420 годов - времени, когда было достигнуто устранение раскола Западной Церкви, и на папском троне воссел Мартин V, при котором (1417 - 1431 годы) папство вновь стало примечательным военно-политическим фактором в Италии и в Западной Европе, и был заложен фундамент возрождения Папского государства. После него, власть в Риме перешла в руки не менее способного дипломата и политика, Евгения IV (1431 - 1447 годы правления), который в своей работе встретился с мощной реакцией некоторых церковных кругов, и на некоторое время был даже удалён с престола. Затем последовал период правления самого значимого, быть может, папы римского времён Возрождения - Николая V (годы правления: 1447 - 1455), который восстановил мирскую власть своего трона над Папскими Владениями, горячо поддерживал литературу и науку, и связал своё имя с попытками спасти гибнущую Византийскую империю. Его преемниками были достопримечательные папы Калликст III (годы правления: 1455 - 1458), Пий II (годы правления: 1458 - 1464) и Павел II (годы правления: 1464 - 1471), которые также повлияли, каждый в разной мере, на усиление роли Церкви. Затем папский трон перешёл в руки Сикста IV (годы правления: 1471 - 1484), который стабилизировал папский контроль над подчинёнными его власти княжествами Папских Владений, и боролся против восходящего могущества Флоренции, управляемой династией Медичи. Его сменили Иннокентий VIII (годы правления: 1484 - 1492) и Александр VI Борджиа (годы правления: 1492 - 1503), из которых последний традиционно сильно осуждался за свою блудную жизнь и аморальные средства, на которые опирался для усиления своей власти, но при этом столь же сильно восхвалялся за свои действия в ходе нашествия французов в 1494 - 1495 годах. Его сыном был герцог Чезаре Борджиа, который любыми средствами (включая нежелательные) боролся за то, чтобы сделать Рим центром единого итальянского государства. Этот последний был воспет великим итальянским дипломатом и философом Никколо Макиавелли в его работе "Государь".

Уже с первых десятилетий XVI века Италия вступила в новый исторический период, главной чертой которого была главенствующая роль великих иноземных держав (особенно Испании), и полная фрагментация территорий страны на большое число слабых княжеств. В этот период важнейшую роль в истории Италии играет постепенно приходящая в упадок Венеция, тогда как политическое влияние папства переживает период взлётов и падений.

В 1504 году Неаполь и Сицилия перешли в полное обладание Испании, и быстро начали приходить всупадок как в экономическом, так и вскультурном смысле. Новые обладатели странысинтересовались главным образом лишь грабежём оккупированных территорий, посредством учреждения устаревших феодальных институтов и полного контроля южноитальянской морской торговли, а также военным использованием их, перед лицом наступавшей конкуренции с другими европейскими державами в районе Средиземноморья. Такое положение вызвало недовольство и мятежи местных жителей, важнейшим из которых, возможно, стал мятеж Мазаньелло в Неаполе в 1647 году, утопленный в крови. Испанская оккупация Неаполя и Сицилии прекратилась в 1707 году, в ходе Войны за Испанское наследство (испанских Габсбургов), и это было закреплено Утрехтским миром 1713 года, по условиям которого эти области былииразделены между австрийскими Габсбургами (Неаполь и Сардиния) и их союзником Савойей, приобретшей Сицилию.

Положение политического смятения в Милане после мятежа 1499 года продолжалась до 1512 года, когда Максимилиан Сфорца, сын Людовика Сфорцы Чёрного, захватил город и восстановил вснём владычество своей династии. Через три года он был разбит французами и отрёкся от престола, который вновь вернул в руки династии Сфорца его брат, Франческо Мария, в 1522 году. Последний признал испанское владычество, и после его смерти в 1535 году Милан перешёл подтнепосредственную власть испанского трона. Иноземная оккупация сопровождалась экономическим и культурным упадком города и его окрестностей. Конец испанской оккупации Милана положил тот же Утрехтский договор 1713 года, по которому город перешёл к австрийским Габсбургам.

Достаточно интересно развивались и события во Флоренции, где в 1512 году Медичи восстановили свою власть. Сперва здесь правили братья Джиованн (будующий папа римский Лев X) и Джулиано Медичи, братья Пьера II Медичи, а затем - скромных политических способностей Лоренцо II Медичи (годы правления: 1513 - 1519), сын Пьера II Медичи. С 1516 года он был также провозглашён герцогом Урбино. Затем власть перешла к Алессандро Медичи, незаконнорожденному сыну Лоренцо II Медичи или папы римского Клима VII. Этот последний был низложен в 1527 году императором Карлом V, но позже, в 1535 году, был облачён наследственным титулом герцога Флоренции, который сохранил до своей гибели от рук убийц подосланных собственным двоюродным братом Лорентино (Лорензацио) в 1537 году. Его преемником стал представитель другого колена династии Медичи, безмерно тиранничный Кумас I (или II) Великий (годы правления: 1537 - 1574), человек духовный, названный кроме того великим герцогом Тосканы в 1569 году. Затем трон перешёл в руки его верного Габсбургам сына, Франциска I (годы правления: 1574 - 1587), а затем - к брату последнего, Фердинанду I (годы правления: 1587 - 1609). Последовало правление Козимо II Медичи (годы правления: 1609 - 1620), покровителя Галилея. После него герцогство вступило в период упадка. Последними представителями династии Медичи были Фердинанд II (1620 - 1670 годы правления), Козимо III (1670 - 1723 годы правлен я) и Джиан-Гастоне (1723 - 1737 годы правления). После смерти последнего, Тосканское герцогство перешло к герцору Лотарингии Франциску-Стефану, будующему императору Франциску I, супругу Марии-Терезы Австрийской.

Также, XVI век положил начало постепенному упадку Венеции, как в качестве военной державы на уровне Италии и Восточного Средиземноморья, так и в качестве примадоны на уровне европейской морской торговли. В качестве оснрвной причины такого упадка упоминается постоянно обострявшаяся конкуренция Венеции с великими державами Западной Европы и с папством, которая привела к заключению против Венеции Лиги Камбрэ в 1508 году, и к потере значительной части её владений на Апеннинах. В последующие годы Венеция сумела вернуть себе многие из потерянных тогда территорий в Италии, благодаря умелым дипломатическим действиям, в особенности в рамках антифранцузского Священного союза 1511 - 1513 годов. Однако восстановить свой прежний авторитет в мире итальянского пространства Венеция не сумела. Другой серьёзной причиной постепенного упадка Венеции стали победы Турции над ней на Греческом полуострове и в Эгейском море, с параллельной утратой тамошних венецианских владений. Основными вехами столкновения Венеции с Османской империей стали утрата Кипра в 1570 году, участие венецианцев в победоносной для христиан морской битве при Навпакте в 1571 году, полное покорение турками Крита в 1669 году, победа венецианцев в Пелопоннесе в начавшейся в 1683 - 1684 году войне против осман и окончательная потеря Пелопоннеса в 1715 году, после чего венецианцы удержали за собой в этих местах только Далмацию и Ионические острова. Третьей важной причиной упадка Венеции стало общее прихождение в упадок её морской средиземноморской торговли, после географических открытий португалов и испанцев и открытия торговых путей Атлантического и Индийского океанов.

В ходе XVI - XVII веков, папство проявляло различные, и порой противоречивые тенденции в политике, изначально имевшие целью превратить Рим в "мирской" центр Италии (начало XVI века), а затем и во "вселенского" предводителя борьбы против религиозной Реформации. В рамках этой последней тенденции, многие папы римские являли себя сторонниками "очищения" Римско-Католической Церкви, но при этом большинство всё-же прибегало к любому средству, даже нежеланному (непотизм, симония, интриги, откровенная жестокость) ради упрочения своего положения. Папами римскими в эти годы были Юлий II (годы правления: 1503 - 1513), увеличивший Папские Владения в Италии, Лев X Медичи (годы правления: 1513 - 1521), положивший начало непримиримости в борьбе с Расколом Западной Церкви, а их основными преемниками, до конца XVII века были: Клим VII ( годы правления: 1523 - 1534), Павел III (годы правления: 1534 - 1549), Пий IV (годы правления: 1559 - 1565), Пий V (годы правления: 1566 - 1572), Григорий XIII (годы правления: 1572 - 1585), Сикст V (годы правления: 1585 - 1590), Клим VIII (годы правления: 1592 - 1605), Павел V (годы правления: 1605 - 1621), Урбан VIII (годы правления: 1623 - 1644), Иннокентий X (годы правления: 1644 - 1655), Александр VII (годы правления: 1655 - 1667), Клим X (годы правления: 1670 - 1676), Иннокентий XI (годы правления: 1676 - 1689) и Иннокентий XII (годы правления: 1691 - 1700).

В эпоху Зрелого Средневековья и Возрождения, морская сила Генуи сильно упала после её поражения в 1381 году от Венеции, и особенно зрелищно после падения Византийской империи в 1453 году и победы осман в Эгейском море, что привело к потере Лесбоса и Хиоса. Упадок Генуи завершился в конце XV - начале XVI века, в результате серии внутренних кризисов и внешних вмешательств. Надежда на выход из кризиса появилась в годы видного военного и политического вождя Андреа Дориа (1528 - 1560 годы). Однако после его смерти, упадок Генуи продолжался. Ещё одним важным княжеством в те годы было герцогство Савойя, включавшее в свой состав Пье(де)монте в северо-западной части Италии. Владения этого герцогства были разделены в 1538 году между австрийцами и французами по Договору в Ницце. Герцогство возродилось в 1559 году под скипетром Эммануила-Филиберта. Также следует отдельно упомянуть княжество Мантую, до 1627 года управлявшееся династией Гонзага, а затем, в результате Войны за Мантуанское наследие (1628 - 1631 годы), это владение перешло в руки французской династии герцогов Невер. В 1707 году этих последних сменили тут австрийские Габсбурги.
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 01.03 2016

На этом кончается первый том Энциклопедии. Слегка запарило переводить... Сделаю "брейк"... Может быть даже перманентный... Во втором томе перевода не меньше. Одна статья про Китай чего стоит...
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 29.08 2016

Боден Ж., "Метод легкого познания истории", впервые издано в 1566 году:

 

http://publ.lib.ru/A.../_Boden_J..html

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 12.09 2016

Сикст из Оттерсдорфа, "Хроника событий, свершившихся в Чехии в бурный 1547 год":

 

http://mirknig.su/kn...y-1547-god.html

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 15.09 2016

Проспер Мериме, Варфоломеевская ночь (беллетристика):

 

http://mirknig.su/au...n-karla-ix.html

Ответить

Фотография Castle Castle 04.11 2017

Это - Агостино Рамелли (Agostino Ramelli, 1531 - около 1610) —  "инженер христианнейшего короля Франции и Польши» Генриха III". 

0c8a0e3fec.jpg

 

Прославился, когда его патрон был еще не королем, а принцем Анри дАнжу, командующим королвской армией при осаде Ла-Рошели (1572-1573). Рамелли успешно осуществил подкоп под бастион и разрушил укрепления горожан.

Впрочем, бравый капитан прославился сугубо мирными изобретениями, которые описал в своей книге  "Le various et artificiose machine del Capitano Agostino Ramelli " 

Самое известное из них - книжное колесо.

128bfbc101.jpg

 

Эта конструкция предназначалась для одновременной работы с большим количеством книг, и напоминала небольшой барабан, в «лопастях» (кафедрах) которого лежали ничем не закрепленные раскрытые книги. Кафедры при движении колеса оставались постоянно ориентированными относительно земли, благодаря чему книги не выпадали из колеса.

Эта конструкция пользовалась популярностью в узких кругах еще несколько столетий после смерти автора.

d0bdc029ba.jpg

Ответить