←  Политика

Исторический форум: история России, всемирная история

»

российская оппозиция

Фотография stan4420 stan4420 28.10 2019

В Латвии по статье 166 ч. 2 (незаконный оборот детской порнографии) задержан гражданин России Сергей Алексеев, который имеет статус политического беженца. Об этом сообщает передача "Личное дело" телеканала LTV7.

Алексеев известен как один из организаторов выставки "Люди Майдана". Он также является представителем Фонда Возрождения Латвии и планировал построить в Латвии реабилитационный центр для ветеранов АТО Украины. В Латвии за незаконный оборот детской порнографии ему грозит наказание от трех до 12 лет тюрьмы. В настоящий момент Сергей Алексеев отпущен под надзор полиции.

maidana-cilvekiizstade-46626775.jpg

Это какая-то профессиональная деформация у прекрасных людей со светлыми генами и чистыми лицами. Самое время подключить Ахеджакову...

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 08.11 2019

Просмотр торжественного марша на Красной площади, посвящённого параду 7 ноября 1941 года, опять навёл меня на очередные грустные мысли

 

нет, я не о том, что Мавзолей Ленина вновь задрапировали - теперь его как раз и не пытались прятать

я совсем о другом

 

я спросил себя: а как бы прореагировало современное российское общество, если бы сейчас немецкие войска стояли в 30 км от Москвы?

 

офисный планктон во главе с креаклами, хипстерами и метросексуалами кинулся бы вон из страны, строча на бегу в своих смартфонах сообщения для фейсбука "вот до чего путлер страну довёл!"

+

"эхо москвы" устроило бы дискуссию, как надо встречать столице побеждённого государства самую сильную армию мира

 

ну а телеканал "Дождь" по привычке провёл бы опрос среди горожан блокадного Ленинграда Петербурга - а не лучше ли сдать город немцам?

и я даже знаю ответ в исполнении неуспевших убежать креаклов, хипстеров и метросексуалов... 

Ответить

Фотография Gundir Gundir 08.11 2019

опять навёл меня на очередные грустные мысли

И что надо сделать? Поселить всех креаклов в блиндажах, пусть ходют по ходам сообщения? Жрут американскую тушенку прямо из банок? И действительно, фигли оне сидят по кафушкам и хавают бургеры с мраморной телятиной. Да и бычков жалко... :D

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 08.11 2019

И что надо сделать? Поселить всех креаклов в блиндажах, пусть ходют по ходам сообщения? Жрут американскую тушенку прямо из банок? И действительно, фигли оне сидят по кафушкам и хавают бургеры с мраморной телятиной. Да и бычков жалко...

ох уж этот Гундир...

яростно саркастичен как всегда

 

 

я вообще-то ничего не предлагал

но ясно, что воспитательная работа не ведётся

или ведётся так, что приводит только к печальным результатам

Ответить

Фотография ddd ddd Вчера, 03:30 AM

Republic -
Красный нуар. 
Как Химкинский лес пророс в Сирии

res_publica
November 14, 2019

21 октября 2019 г. Олег Кашин.
 

Фигурант Болотного дела участвовал в казни террористов в Идлибе, а всем плевать!
 

Из политических активистов, чья звезда взошла в начале десятых, во время Болотной или чуть раньше – кто самый успешный, кто самый непотопляемый, кто самый загадочный?
 

Вы скажете – Навальный. Но Навальному здесь стоит отвести второе место. Навальный, конечно, молодец, но он, по крайней мере, не был фигурантом Болотного дела и не воевал в Донбассе и тем более в Сирии. В жизни Навального, конечно, происходило много интересного, и можно было бы назвать его самым крутым, но только если бы не было Олега Мельникова. Самый крутой – он, Олег.
 

Сообщение о том, что Мельников в сирийском Идлибе ликвидировал террористов, убивших в свое время японского журналиста Кэндзи Гото, за час или два между публикацией в одиозной «Ридовке» (на прошлой неделе она похоронила Евгения Пригожина) и публикацией в респектабельном РБК смягчилось до того, что он просто присутствовал при казни и, возможно, снял ее на видео. То есть ситуация, как видим, спорная, но что бесспорно – он там, и он, по крайней мере, имеет отношение к происходящему там. Этим летом Мельников пропал в Идлибе. Все волновались, конечно – известно, что боевики объявили награду за его голову. Потом нашелся, но не стал уточнять, чем там занимался. Уточнил только теперь – мстил за Кэндзи Гото.
 

Во все это можно ⁠было бы не верить, но протестно-активистская среда ⁠– не такая уж терра инкогнита, и Олег ⁠Мельников действительно человек ⁠известный, ⁠почти десять лет на виду. По крайней мере, ⁠с того ⁠самого момента, как на Триумфальной площади он подошел к Евгении Чириковой и предложил помощь в охране палаточного лагеря экологов в Химкинском лесу.
 

Сейчас это все – мало того что археологические времена, еще и как будто междуцарствие. Навальный в Йеле, Немцов-Каспаров-Касьянов безнадежно вышли из моды и прозябают где-то в глухой тени, единственная институциональная несистемная протестная сила – двое заслуженных ветеранов, Лимонов и Алексеева, которые ежемесячно выводят людей на площадь, и по мере того, как неприятие, ну, так скажем, политической стилистики власти (сейчас прямо бесспорным кажется, что дело было именно в стилистике, потому что – ну золотое же было время, если из 2019-го смотреть) становилось общим местом в интеллигентной среде, сменялось поколение, рождался новый стандарт завсегдатая оппозиционных митингов – на смену пожилому демократу с перестроечным бэкграундом шел совершенно новый креакл (так тогда еще не говорили), молодой профессионал из сферы «медиа, архитектуры и дизайна», если пользоваться возникшим как раз тогда определением из названия крайне модного в том сезоне учреждения.
 

Химкинский лес для этих людей был первым серьезным испытанием, или, если менее пафосно, пробой собственной повестки – политической, медийной, социальной, как угодно. Сейчас уже трудно отделить правду от неправды, но как это виделось тогда: какие-то друзья Путина строят зачем-то свою дорогу, разрушая экосистему ближайшего Подмосковья, почти самой Москвы, а людей не спросили, потому что людей у нас никогда не спрашивают, а если кто-то против, с ним, как с журналистом Бекетовым, будут разговаривать бандиты, обслуживающие местную власть, практически полностью состоящую из ветеранов-афганцев. То есть, с какой стороны ни посмотри, что-то совсем вопиющее. И все это на фоне возникшей моды на протест, возникновения новой недовольной социальной группы и ее потребности в собственных лозунгах и собственных лидерах.
 

Через пару лет лидером, лозунгом и модой навсегда станет, как мы уже знаем, Навальный, но тогда он был в Йеле, поэтому возникла Чирикова. Тогда казалось, что надолго, а сейчас, когда она затерялась в Эстонии уже в статусе глубоко бывшей знаменитости, понятно, что это была случайная домохозяйка, которой вот так повезло срезонировать с ожиданиями и настроениями. Это был очень краткий период, когда Чирикова была фигурой номер один в пространстве протестной моды. И, значит, именно в этот краткий период на Триумфальной к ней подошел Олег Мельников, человек из ниоткуда – вот, вы там в лесу сидите, вам охрана нужна, а я дружу с правыми фанатами, давайте они вам помогут.
 

Чирикова согласилась, и либеральные журналисты, освещавшие в конце 2010 года лесной кризис, в какой-то момент удивились и растерялись, обнаружив (эй, погодите, какой-то месяц назад за Химкинский лес химкинскую администрацию атаковали антифашисты и анархисты!) в лагере экологов неожиданную в этом контексте молодежь ладно с имперками – с рунами. Но сезон заканчивался, а стройку вообще заморозили (Медведев! Оттепель!), особого скандала не вышло, а когда пришла весна, Чирикова уже приглашала сторонников на «Антиселигер».
 

Прокремлевские нашисты переживали тогда свой официальный расцвет. Селигер по тем временам – не столько система озер, сколько ежегодное сборище лоялистской молодежи, которая под портретами Путина в интенсивном режиме учится ненавидеть врагов России. Как раз в те времена скандальной сенсацией стала инсталляция с немецко-фашистскими фуражками на головах Людмилы Алексеевой и каких-то либералов помельче, насаженных (понарошку, конечно) на кол на Селигере. В той, новой протестной среде Селигер был, конечно, одним из главных и раздражителей, и символов вот этой государственной гадости, против которой хотелось протестовать. И тут Чирикова зовет на «Антиселигер» в намоленном недавними протестами лесу – конечно, все поехали. И Парфенов, и Троицкий, и протестный брат Самойлов, и Верзилов, и вернувшийся из Йеля Навальный, и все на свете. Все ехали к Чириковой.
 

Но на самом деле ехали к Олегу Мельникову. Это он придумал форум, он придумал название, он нашел деньги (по официальной версии – миллион рублей, а откуда – пожертвования; бабушки приносили какие-то купюры, какие-то бизнесмены давали и по тысяче долларов – так все и собралось; в такое и сейчас часто верят, а уж по тем-то временам тем более), он все устроил, он молодец. Были, конечно, конспирологи, которые говорили, что Мельников сомнительный, непонятно откуда взялся, и мама у него функционер «Единой России», но это мало кого интересовало – форум удался, через несколько месяцев, когда уже было холодно, после рокировки Путина и Медведева заседания продолжили в помещении, в каком-то санатории – там были дебаты про выборы в Госдуму; Каспаров предлагал бойкотировать, Немцов – портить бюллетени, Навальный – голосовать за любую другую партию. Наверное, тут есть натяжка, но все же – а вдруг, если бы Мельников не организовал этот форум, и Навальному было бы негде сказать про любую другую партию – вдруг тогда бы вообще ничего не было?
 

Но все, как мы уже знаем, было, была Болотная, было Болотное дело, была предолимпийская амнистия по этому делу, и уже после нее, – так странно! – в Болотном деле возник последний его фигурант. Пришли рано утром, разбудили, обыскали дом, самого увезли, предъявили обвинение, но амнистия же – сажать не стали, отпустили.
 

Это уже 2014 год, новое время, не постболотное – посткрымское. Олег Мельников к этому времени – не первого плана, но постоянный герой новостей того формата, в котором (она тогда то ли уже появилась, то ли вот-вот появится) работает «Медиазона» – коррупция, полиция, активисты. Протест против сносов домов, гастарбайтеры в подвале, потом еще гастарбайтеры, и еще, и ого – в России есть рабство, в Москве есть рабство! Активист Олег Мельников вызволяет рабов из подвалов – их держат взаперти, заставляют работать в магазинах и на стройках. И это Москва – а что творится в Дагестане? «Кирпичные заводы» – это уже тогда мем. На кирпичных заводах Дагестана трудятся рабы. Олег Мельников ездит в Дагестан и спасает рабов. Черт его знает, как он это делает – но вы хоть раз в жизни спасали рабов? А он спасает.
 

А времена при этом посткрымские, то есть донбасские. И где-то в промежутках между случаями спасения рабов Олег Мельников ездит и в Донбасс. Командует обороной Семеновки! Консультирует (тогда еще не убитого) главу ЛНР Болотова по вопросам экономических реформ. Потом опять ездит в Дагестан спасает рабов. Но разве рабы есть только в Дагестане? Или даже так: если уж в России есть рабы, то можно представить, что творится на Ближнем Востоке.
 

И Олег Мельников, конечно, едет на Ближний Восток. Российская армия воюет в Сирии, а он спасает там рабов. У России (в лице, по крайней мере, некоторых влиятельных кулинаров) появляются интересы в Африке, и Олег Мельников спасает рабов в Африке. Но о Сирии тоже не забывает, конечно – вот и Кэндзи Гото отмщен.
 

Сценарий художественного фильма о таком человеке, конечно, забракуют по причине неправдоподобия. Но и журналистскую статью о нем тоже забракуют, потому что редактор прочитает и спросит – что это значит? Его сначала завербовали, потом внедрили, или сначала он сам сделался влиятельным оппозиционером, а потом его завербовали? Или его не вербовали, а так и используют втемную на протяжении как минимум девяти лет? Или никто его не использует, просто везде, где у России или у ее кулинаров есть интересы, царит такой беспорядок, что любой авантюрист при желании может годами заниматься чем угодно под носом у ГРУ, ФСБ, СВР и Пригожина? Проклятая неопределенность.
 

Когда нет формального ответа, удобнее всего считать, что ответ и не нужен, и в самом деле – какая разница, на кого он там работает. Человек десять лет на виду и где-то рядом, но никто вообще не заинтересовался его званием (ну, условно – может, звания-то у него и нет), биографией, мотивациями, вообще ничем. Чириковой давно нет как таковой, Болотное дело давно кажется чем-то неприлично мягким в сравнении с «Сетью» (болотных узников не пытали!) или «московским делом» (для болотных хотя бы придумывали «зубную эмаль» – сажать просто потому, что хочется посадить, тогда еще, кажется, не умели), луганский Болотов мертв, взята Пальмира, убиты Джемаль, Расторгуев и Радченко – и только у Олега Мельникова продолжается его увлекательная биография. Даже если ему просто не мешают – это фантастика какая-то. Политический активист начала десятых, провластный или оппозиционный – о чем он мог мечтать? Ну, депутатом, наверное, стать, или чиновником каким-нибудь. Кто в 2011 году из собравшихся на том же «Антиселигере» мог подумать о мести за Кэндзи Гото? Ему тогда, кстати, оставалось жить еще целых четыре года.
 

Выискивать провокаторов, агентов, мурзилок в 2019 году – какое-то совсем дурновкусие. Представим, что кто-то разоблачит Олега Мельникова и убедительно докажет, что он не просто был когда-то завербован, а служит в ГРУ с момента окончания средней школы. Что это будет значить, как это обогатит наше представление о российской реальности, к каким это выводам нас приведет? Ничего, никак, ни к каким. И зачем это тогда вообще? Просто: вот в такое мы сумасшедшее время живем, и никто этого не замечает.

Ответить