←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Апофеоз (консекрация) римских императоров

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 08.04 2013

 Я на вопросы ответил: 

Я так и понял, приняв ответ в виде подобного шедевра - 

у Диона Кассия есть свидетельство о разрешении проводить священные игры жителям Эфеса, данном Веспасианом (т.е. надзор за религиозными делами)

Комментарии здесь действительно излишни............ и так все ясно.  :D

Ответить

Фотография ddd ddd 08.04 2013

MARCELLVS, действительно зачем говорить загадками.

тем более вас тут больше двоих и не все понимают в чем заключалась роль великого понтифика.

ну не только же печень животных проверять на жертвоприношениях :)

 

можно подумать к примеру, что раз нынешний "понтифик" (который папа римский), управляет католическими общинами по всему миру, то и древние понтифики могли управлять религиозными общинами на подчиненных территориях...

Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 08.04 2013

MARCELLVS, действительно зачем говорить загадками.

тем более вас тут больше двоих и не все понимают в чем заключалась роль великого понтифика.

ну не только же печень животных проверять на жертвоприношениях :)

 

можно подумать к примеру, что раз нынешний "понтифик" (который папа римский), управляет католическими общинами по всему миру, то и древние понтифики могли управлять религиозными общинами на подчиненных территориях...

Так они, великие понтифики, и не управляли всеми общинами - о чем и речь. Функции великого понтифика республиканского периода - это гл. обр. осуществление общего руководства как над самой коллегией понтификов, так и фламинов отеческих богов. Он являлся верховным судьей дел, Относящихся к священнодействиям и религиозным обрядам, и карателем неповиновения частных лиц и магистратов. (Fest. p. 113) В его обязанности также входило составление Annales maximi. 

Оппонент же, насколько я понимаю, на полном серьезе пытается уверить нас всех в том, что римский император, нося данный титул великого понтифика, занимался все теми же делами еще и по всей империи, охватывая чужие культы........и все это включая полуграмотного гото-алана Максимина или тех императоров, что и в Риме-то не бывали.  :D


Сообщение отредактировал MARCELLVS: 08.04.2013 - 08:01 AM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.04 2013

Коллегия понтификов осуществляла верховный контроль над всеми религиозными вопросами и всеми предметами и лицами, связанными с частным и общественным культом. Общая схема их прав и функций представлена у Ливия (I, 20) и Дионисия (II, 73). Что касается прав и обязанностей понтификов – прежде всего следует иметь в виду, что понтифики были не жрецами какого-то определенного божества, а коллегией, стоявшей над всеми остальными жрецами и контролировавшей всё внешнее богослужение (Цицерон. О законах. II, 8).

 

 

«Затем он [т.е. Нума Помлилий] избрал понтифика – Нуму Марция, сына Марка, одного из отцов-сенаторов, – и поручил ему наблюдать за всеми жертвоприношениями, которые сам расписал и назначил, указав, с какими именно жертвами, по каким дням и в каких храмах должны они совершаться и откуда должны выдаваться нужные для этого деньги. Да и все прочие жертвоприношения, общественные и частные, подчинил он решениям понтифика, чтобы народ имел, к кому обратиться за советом, и в божественном праве ничто не поколебалось от небрежения отеческими обрядами и усвоения чужеземных;  чтобы тот же понтифик мог разъяснить не только чин служения небожителям, но и правила погребения, и способы умилостивить подземных богов, а также какие знамения, ниспосылаемые в виде молний или в каком-либо ином образе, следует принимать в расчёт и отвращать» (Тит Ливий. История Рима от основания Города. I, 20).

 

«Последний раздел уложения Нумы о святых делах касался того, что у римлян получили в ведение те, кто имеет высший жреческий сан и власть. Их на языке римлян по одной из обязанностей, которые они исполняют, а именно, по поддержанию в исправности деревянного моста, называют понтификами, но они являются главными распорядителями в наиболее значимых делах. Ведь они вершат все суды по священным делам и над частными лицами, и над магистратами, и над служителями богов, а также учреждают законы во всем, что касается священных обрядов, но неписаные и относящиеся к обычному праву, какие кажутся им подходящими в качестве законов и обычаев; и они следят за высшими магистратами, на кого возложены какие-либо жертвоприношения или отправление обрядов, а также за всеми жрецами, и понтифики стоят на страже того, чтобы помощники их, которых привлекают при совершении священнодействий, ни в чем не погрешит против священных законов; а для всех частных лиц, которые не знают ритуалов, относящихся к богам и божествам, они являются истолкователями и прорицателями: a если они узнают, что кто-то не повинуется их установлениям, они налагают на них наказание, обращая внимание на действия каждого. И они не ограничены ни в каком суде в определении наказаний не отдавая отчета относительно священных дел ни сенату, ни народу. Так что, если кто захочет назвать понтификов учителями священнодействий или знатоками священных законов, или охранителями их, или, как мы считаем, иерофантами, не погрешит против истины. Когда же кто-нибудь из них уходит из жизни, на его место назначается другой, избранный не народом, но ими самими, и это тот, кто кажется им наиболее подходящим из членов общины. И он принимает на себя жреческий сан, пройдя проверку, если птицы явят ему благоприятные знамения» (Дионисий Галикарнасский. Римские древности. II, 73).

 

«Да не будет ни у кого особых богов: ни новых, ни чужеземных, кроме богов, признанных государством; частным образом да чтут богов, по обычаю унаследованных от предков. В городах люди да устраивают святилища, в сельских местностях да сохраняют они священные рощи и обиталища ларов. Да соблюдают они обычаи ветви рода и предков.

 

Богов и тех, кто всегда считался небожителями, да чтут, как и тех, кого их заслуги перенесли ни небо, – Геркулеса, Либера, Эскулапия, Кастора, Поллукса, Квирина; да чтут они и те качества, за которые людям дается доступ на небо, – Ум, Доблесть, Благочестие, Верность, и да будут устроены святилища в ознаменование этих заслуг, и да не устраивают священнодействий для прославления пороков.

 

В дни празднеств да не будет ссор. Да проводят люди праздники, закончив работы, среди домочадцев. Поэтому да будет записано, что праздники по правилу должны приходиться на годовой круговорот. И жрецы да приносят всенародно в жертву зерна определенных злаков и притом во время жертвоприношений в определенные дни. (20) Равным образом да сохраняют они для других дней обилие молока и молодняка и да ведут они счет во избежание утрат. Течение года да определяют жрецы и да знают они наперед, какая жертва требуется и будет угодна тому или иному божеству.

 

И да будут у разных божеств жрецы разные: у всех богов – понтифики, у отдельных богов – фламины. И да поддерживают девы-весталки в Городе вечный огонь на очаге государства» (Цицерон. О законах. II, 8).

 

Как и все члены великих жреческих коллегий, понтифик мог занимать любую военную, гражданскую или жреческую должность, если разные должности не были помехой друг другу. Так, мы видим, что одно и то же лицо было понтификом, авгуром и децемвиром священнодействий (Liv. XL. 42); примеры верховных понтификов, занимавших должность консула, очень многочисленны (XXVIII. 38; Cic. de Harusp. Resp. 6; ср. Ambrosch, Studien und Andeutungen, p. 229, note 105). Но какую бы гражданскую или военную должность ни занимал верховный понтифик помимо своего понтификата, ему не было позволено покидать Италию. Первым нарушил данный закон П. Лициний Красс в 131 г. до н. э. (Liv. Epit. 59; Val. Max. VIII. 7. 6; Oros. V. 10) [см. прим. 1 Б. Т.]; но после этого прецедента понтифики, видимо, часто нарушали закон, и Цезарь отправился в провинцию Галлию, хотя и был верховным понтификом.

 

Коллегия понтификов продолжала существовать до падения язычества (Arnob. IV. 35; Symmach. Epit. IX. 128, 129); но ее власть и влияние значительно ослабли, потому что императоры, следуя примеру Цезаря, имели право назначать столько членов великих жреческих коллегий, сколько желали (Dion Cass. XLII. 51, XLIII. 51, LI. 20, LIII. 17; Suet. Caes. 31). Кроме того, сами императоры всегда были верховными понтификами и, следовательно, руководителями коллегии; поэтому титул верховного понтифика (P. M. или PON. M.) встречается на некоторых монетах императоров. Если одновременно было несколько императоров, то только один имел титул верховного понтифика, но в 238 г. н. э. мы видим, что этот сан приняли оба императора – Максим и Бальбин (Capitol. Maxim. et Balb. 8). Последние свидетельства об императорах, одновременно являющихся верховными понтификами, встречаются в надписях Валентиниана, Валента и Грациана (Orelli, Inscript. n. 1117, 1118). Со времени Феодосия императоры больше не имеют сана понтифика, но в конце концов этот титул был принят христианским епископом Рима.

Понтифик // Смит У. Словарь греческих и римских древностей

 

Функции контроля над религиозной жизнью Империи у августов - великих понтификов были довольно широки. Диоклетиан даже издал эдикт против манихейства.

Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 08.04 2013

Коллегия понтификов осуществляла верховный контроль над всеми религиозными вопросами и всеми предметами и лицами, связанными с частным и общественным культом. 

Да не всеми, а исключительно отеческими.  :rolleyes:

Да не будет ни у кого особых богов: ни новых, ни чужеземных, кроме богов, признанных государством; частным образом да чтут богов, по обычаю унаследованных от предков. В городах люди да устраивают святилища, в сельских местностях да сохраняют они священные рощи и обиталища ларов. Да соблюдают они обычаи ветви рода и предков. (Cic. de leg. II, 8)

И далее - 

И да будут у разных божеств жрецы разные: у всех богов – понтифики, у отдельных богов – фламины.

Вот собственно и все........

Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.07 2015

Обожествлённые августы

По консекрационной серии монет Деция (ок. 250 г.)

Август

Веспасиан

Тит

Нерва

Траян

Адриан

Антонин Пий

Марк Аврелий

Коммод

Септимий Север

Александр Север

 

По «Хронографу 354 г.» (VI) и надписи InscrIt-13-02, 00042 из Рима

Август

Веспасиан

Тит

Нерва

Траян

Адриан

Антонин Пий

Марк Аврелий

Луций Вер

Пертинакс

Септимий Север

Александр Север

Гордиан III

Клавдий II

Аврелиан

Проб

Констанций I

Константин I

Константин II

Констант

 

По «Краткой истории от основания Города» Евтропия (ок. 367 г.)

Август

Клавдий I

Веспасиан

Тит

Нерва

Траян

Адриан

Антонин Пий

Луций Вер

Марк Аврелий

Септимий Север

Гордиан III

Филипп I

Филипп II

Деций

Клавдий II

Аврелиан

Диоклетиан

Констанций I

Константин I

Констанций II

Юлиан

Иовиан

Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.07 2015

Процедура обожествления по сведениям источников

 

Dio Cass. LXXV, 4–5: «Утвердившись у власти, Север воздвиг храм в честь Пертинакса и приказал упоминать его имя во всех молитвах и клятвах, а также повелел, чтобы его золотую статую ввозили в цирк на колеснице, запряженной слонами, и чтобы в других амфитеатрах в его честь были установлены три позолоченных кресла. Погребение же [Пертинакса], хотя прошло уже много времени после его смерти, проходило следующим образом. На Римском форуме рядом с мраморной [рострой] было сооружено деревянное возвышение, на котором был помещен небольшой храм без стен с колоннадой по сторонам, отделанный слоновой костью и золотом; туда поставили изготовленное из тех же материалов ложе, которое по краям было украшено головами сухопутных и морских животных, а также златоткаными пурпурными покрывалами; на него положили восковое изображение Пертинакса в триумфальном одеянии; миловидный мальчик павлиньими перьями отгонял от него мух, словно от спящего. Пока тело было выставлено для прощания, Север и мы, сенаторы, вместе с нашими женами, облаченные в траурные одежды, подошли к этому месту, женщины разместились в портиках, а мы – под открытым небом. Затем прошли сначала [актеры], изображающие всех знаменитых римлян прошлого, потом – хоры мальчиков и мужчин, исполнявшие траурный гимн в честь Пертинакса; следом пронесены были бронзовые статуи, изображавшие все подвластные народы в соответствующих каждому одеждах, и прошествовали все городские коллегии – ликторов, писцов, глашатаев и другие.
Далее несли изображения прочих [выдающихся] мужей, прославившихся каким-либо подвигом, или изобретением, или образом жизни; за ними шествовали вооруженные конные и пешие воины, скаковые лошади; проносили и те погребальные приношения, которые были сделаны императором и нами, нашими женами, наиболее видными всадниками, общинами и городскими коллегиями, а также позолоченный алтарь, украшенный слоновой костью и индийскими самоцветами. Когда вся эта процессия завершилась, Север поднялся на ростры и произнес похвальное слово Пертинаксу. Мы же неоднократно в ходе его речи выражали своими возгласами то одобрение Пертинаксу, то скорбь о нем, но особенно громкими были наши восклицания, когда он завершил свою речь. Наконец, когда оставалось только поднять погребальные носилки, все мы разом закричали и зарыдали. Их сняли с помоста жрецы и магистраты, как те, кто тогда исполнял свои обязанности, так и избранные на следующий срок, и передали нести всадникам. Мы теперь пошли впереди носилок, при этом одни били себя в грудь, тогда как другие исполняли траурные песни на флейтах, император же следовал позади всех; и в таком порядке прибыли мы на Марсово поле. На нем был сооружен погребальный костер в виде трехъярусной башни, украшенной слоновой костью и золотом, а также несколькими статуями, а на самой ее вершине [была помещена] позолоченная колесница, на которой обычно ездил Пертинакс. В эту башню были сложены погребальные приношения и помещены носилки, и после этого Север и родственники Пертинакса поцеловали его изображение. Император взошел на возвышение, а мы, члены сената, за исключением магистратов, заняли места на помосте, чтобы в безопасности и без помех наблюдать церемонию.
Магистраты и представители всаднического сословия, в одеждах, соответствующих их званию, а также конные и пешие отряды прошествовали вокруг костра, выполнив соответственно гражданские и воинские ритуалы, после чего консулы, наконец, поднесли огонь к башне, и, как только они это сделали, из нее вылетел орел. Так Пертинакс сделался бессмертным».

Herod. IV, 2–3: «Есть у римлян обычай: причислять к сонму богов тех императоров, что умерли, оставив после себя детей-преемников; такие почести называются у них апофеозом. Во всем городе наступает тогда торжественный, проникнутый, впрочем, своеобразной печалью праздник. Тело покойного предается земле – с пышностью, но в общем так же, как хоронят всех людей; а потом лепят из воска изображение покойного, совершенно с ним схожее, и выставляют его при входе во дворец на огромном и высоко поднятом ложе из слоновой кости, устланном покрывалами с золотым шитьем. Восковая фигура лежит на виду у всех, бледная, как больной. А по обеим сторонам ложа большую часть дня сидят: слева – весь сенат в черном, а справа – все те женщины, которые пользуются особым уважением благодаря заслугам их мужей и отцов. На них нет золотых украшений и ожерелий; одетые в простые белые одежды, они имеют вид скорбящих. Это длится семь дней; приходят врачи, каждый раз приближаются к ложу, будто бы осматривают больного, и каждый раз говорят, что ему все хуже. А когда станет ясно, что он уже умер, благороднейшие из всаднического сословия и лучшие молодые люди из сената поднимают ложе, несут его по Священной дороге и выставляют на старом форуме – там, где обычно слагают с себя полномочия римские должностные лица. По обеим сторонам ложа устроены помосты, располагающиеся уступами, – нечто вроде лестниц. И вот по одну сторону становится хор детей из самых благородных патрицианских семейств, а напротив них – хор из тех женщин, чье достоинство признается всеми; оба хора поют посвященные умершему гимны и пеаны, звучание которых скорбно и величаво. После этого, взяв ложе на плечи, его несут за пределы города, на поле, называемое Марсовым. Там, в самом широком месте, уже стоит своеобразное строение: четырехугольное, с равными сторонами, состоящее исключительно из скрепленных между собой огромных бревен – что-то вроде дома. Внутри оно все заполнено хворостом, а снаружи украшено расшитыми золотом коврами, статуями из слоновой кости и разнообразными картинами. На первом, нижнем строении стоит второе, такой же формы и с такими же украшениями, только меньше первого; воротца и дверцы, сделанные в нем, распахнуты. Дальше идут третье и четвертое, каждое меньше расположенного под ним, и все это заканчивается последним, которое меньше всех других. Эту постройку, пожалуй, можно сравнить с маяком, который сооружен у гавани, чтобы по ночам своими огнями вести корабли в безопасное для них пристанище; "фаросами" называют в народе такие маяки. Поднеся сюда ложе, его ставят во второе снизу строение; сюда же несут благовония и пахучие растения, какие только рождает земля, будь то плоды, травы или соки, все вместе дающие сильный и прекрасный запах; ссыпают их прямо горой – ведь нет такой провинции и города или высокопоставленного и почетного гражданина, которые не постарались бы прислать такие дары для воздаяния императору последних почестей. Когда вырастет целая гора из благовоний и вся окрестность наполнится ароматом, начинается конный парад перед погребальным строением, причем конница объезжает его на рысях, соблюдая строй и порядок в ритме и стиле пиррихи. Точно так же происходит объезд колесницами, на которых стоят одетые в тоги с пурпурной каймой и в масках, изображающих прославленных римских полководцев и государей. Когда совершено и это, преемник императора, взяв факел, подносит его к зданию, и другие тоже со всех сторон подходят с огнем. Все это очень быстро загорается, тем более что нанесено было столько хворосту и благовоний. Из последнего, самого небольшого строеньица, как бы преодолев преграды, вылетает орел, чтобы вместе с огнем унестись в небесный эфир. Римляне веруют, что он уносит на небеса душу императора, которого с этих пор они почитают наравне с другими богами.
Совершив обожествление отца такими почестями, сыновья вернулись во дворец...».

Ответить

Фотография Стефан Стефан 22.11 2016

46 (1) Но слухи об этом стали распространяться позже. А пока римляне провозгласили Августа бессмертным270, учредили для его {331} почитания жрецов271, установили обряды и назначили его жрицей Ливию272, которая уже стала носить имя Юлии Августы273. (2) При этом они274 позволили ей исполнять священные обряды в сопровождении ликтора275. Сама же Ливия наградила двумястами пятьюдесятью тысячами [денариев] некоего Нумерия Аттика, сенатора и бывшего претора, за то что он под клятвой заявил, что своими глазами видел, как Август возносится на небо, подобно тому, как это произошло, по преданию, с Прокулом и Ромулом276. (3) Августу было воздвигнуто святилище в Риме277, основанное по решению сената и построенное Ливией и Тиберием, и множество других святилищ в разных местах, одни из которых возводились по доброй воле местного населения278, а другие ‒ по принуждению279. Священным местом был объявлен и дом в Ноле280, в котором его настигла кончина. (4) Пока строилось {332} святилище в Риме, они водрузили золотое изображение Августа на ложе в храме Марса и оказывали этому изображению все те почести, которые они собирались впоследствии воздавать его статуе281. Помимо этого, сенат также постановил, чтобы никто не носил его изображение в процессии на чьих бы то ни было похоронах282, чтобы в день его рождения консулы устраивали игры по образцу Марсовых283, а трибуны, как лица священные и неприкосновенные, проводили Августалии284. (5) Всё это они исполняли, придерживаясь обычаев, в частности, надевали триумфальное одеяние на время конных ристаний, за исключением того, что не восходили на колесницу285. Помимо этого Ливия устроила частный праздник в его честь, который проходил во дворце286 и продолжался три дня; этот праздник устраивается и в наши дни самим императором, кто бы им ни был. {333}

 

 

270 Имеется в виду постановление сената от 17 сентября (ср.: Ht. XIII. 2. 510 [Fasti Amiterini]; Tac. Ann. I. 10. 8; Vell. Pat. II. 124. 3). О формировании культа Августа до его апофеоза см.: La Rocca E. Dal eulto di Ottaviano all apoteosi di Augusto // Dicere laudes: {331} elogio, comunicazione, creazione del consenso. Atti del convegno internazionale, Cividale del Friuli, 23‒25 settembre 2010. I convegni della Fondazione Niccolò Canussio, 10 // Ed. Gianpaolo Urso. Pisa, 2011. P. 179‒204.

 

271 Жрецы (sodales Augustales) (Tac. Ann. I. 15. 2) избирались по жребию и составляли коллегию из 21 человека, сверх счета к ним поименно были причислены Тиберий, Германик, Друз Младший и Клавдий (Tac. Ann I. 54. 1‒2).

 

272 О роли Ливии в культе Августа специально см.: Grether G. Livia and the Roman Imperial Cult // AJPh. 1946. Vol. 67. № 3. P. 222‒252.

 

273 Ливия была удочерена по завещанию Августа и получила его имя (ср.: Suet. Aug. 101. 2; Tac. Ann. I. 8. 1), но это удочерение было номинальным: она получила nomen и cognomen Августа как условие вступления в наследство. Как жрица она, по-видимому, именовалась sacerdos divi Augusti (ср.: Vell. Pat. II. 75. 3: sacerdotem ac filiam).

 

274 Имеются в виду сенаторы, которые в своем постановлении об обожествлении Августа установили и прочие почести.

 

275 До Ливии такая почесть была предоставлена только весталкам, каждая из которых с 42 г. до н. э. сопровождалась одним ликтором (ср.: XLVII. 19. 4).

 

276 Ср.: Suet. Aug. 100. 4. Юлий Прокул ‒ друг Ромула, который после смерти последнего клятвенно заверил римлян, что ему явился Ромул, заявивший, что стал богом Квирином (Plut. Rom. 28. 1‒3; Numa. 2. 4).

 

277 Храм Божественного Августа, располагавшийся в долине между Палатином и Капитолием, был завершен постройкой и освящен летом 37 г. Калигулой (LIX. 7. 1‒4; Suet. Tib. 47; Cal. 21. 1; Tac. Ann. I. 10. 8). Плиний Старший (NH. XII. 94) связывает его строительство только с Ливией. Подробнее см.: Fishwick D. On the Temple of Divus Augustus // Phoenix. 1992. Vol. 46. № 3. P. 232‒255.

 

278 Дословно: τῶν δήμων. Имеются в виду городские общины в провинциях. Ср.: LVII. 10. 1.

 

279 Дион, возможно, обобщает случай с жителями Кизика, которые не смогли достроить храм Августа, за что были подвергнуты наказанию (LVII. 24. 6; ср.: Tac. Ann. IV. 36. 2).

 

280 Это, вероятно, был храм (templum) около Нолы, который Тиберий посвятил Августу в 26 г. (Tac. Ann. IV. 57. 1; ср.: Suet. Tib. 40). {332}

 

281 Изображение (εἰκόνα) Дион отличает от культовой статуи (ἄγαλμα). Ложе ‒ это, возможно, т. н. lectisternium.

 

282 Об исключении изображений divi из погребальных процессий см. коммент. к LVI. 34. 2.

 

283 См. коммент. к LVI. 27. 4.

 

284 Первоначально Августалии справлялись как ежегодное жертвоприношение (anniversarium sacrificium) в честь возвращения Августа с Востока 12 октября 19 г. до н. э. (см.: RgdA. 11; LIV. 10. 3). В данном же пассаже речь идет о ludi Augustales, которые теперь были установлены на постоянной основе и включены в фасты (Tac. Ann. I. 15. 2; 54. 2; Ht. XIII. 2. 516). В их программу входили театральные представления 5‒11 октября и цирковые игры 12 октября. Организация этих игр была поручена трибунам, вероятно, потому, что они имели священную неприкосновенность, как и Август.

 

285 Ср.: Tac. Ann. I. 15. 2. Трибуны, таким образом, возглавляли pompa circensis в Большом цирке, одетые так же, как претории или консулярии, устраивавшие игры, но, в отличие от этих высших магистратов, шли пешком, а не ехали в колеснице, запряженной двойней (biga).

 

286 Дословно: ἐν τῷ παλατίῳ. Это были Ludi Palatini, справлявшиеся в январе и включавшие сценические представления. {333}

 

Кассий Дион Коккейан. Римская история. Кн. LI‒LXIII / Пер. с древнегреч. под ред. А.В. Махлаюка. СПб.: Нестор-История, 2014. С. 331‒333.

Ответить