←  Позднее Средневековье, или эпоха Возрождения

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Ришелье

Фотография Стефан Стефан 28.02 2017

Возможно, король-солнце завидовал Ришелье, как конкуренту на звание лучшего управленца.

Наверное, так и было.

 

Хоть Луи 14 и был сильной личностью не лишенной благородства, но непомерное тщеславие заносило его не туда, куда нужно. В результате доброжелательный и любезный Луи 14 довел Францию до такого же разорения как и мрачный и жестокий Ришелье.

Согласен с Вами.

 

Правда Людовик 14 заключил довольно успешный мир и даже сохранил некоторые свои завоевания, но его первоначальный замысел - превратить Францию в гегемона Европы провалился. Видимо он слишком долго жил - его лучшие министры и маршалы умерли, а народ устал от такого долгого правления.

Маршалы Виллар и Бервик всё же пережили "короля-солнце".

Ответить

Фотография Ученый Ученый 28.02 2017

В эпоху Луи 14 был любопытный персонаж маршал Вильруа, друг детства короля, который проигрывал все битвы, но тем не менее продолжал пользоваться покровительством монарха. Однажды этого бездарного полководца враги взяли в плен, и тогда его солдаты одержали победу. Все считали пленение Вильруа большой удачей для Франции, но вскоре его выпустили.

 

 

В 1706 году Вильруа превосходит самого себя. Желая единолично нанести врагу серьезный удар, он, несмотря на категорический, четыре раза повторенный запрет короля, выступает навстречу Мальборо, не дождавшись Марсена, который идет к нему с подкреплением. Затем, обнаружив Мальборо близ Рамийи 23 мая, он размещает свой левый фланг у болота, которое не позволяет ему двигаться куда бы то ни было. Мальборо остается всего лишь разбить его правый фланг, и отступающее войско Вильруа оставляет ему всю страну вместе с Антверпеном, Брюсселем, Брюгге, Гентом и Лувеном… Торжествующие союзники, которых везде встречают как освободителей, прибывают на границу. Эта катастрофа еще ужаснее, чем та, что произошла при Бленгейме.

 

Людовик не говорит ни слова. Ведь Вильруа — его человек, которому он оказывает покровительство вопреки всем доводам рассудка. Незадачливому Вильруа настоятельно советуют подать в отставку, но он высокомерно отказывается, утверждая, что не допустил никакой ошибки.

http://istorya.ru/fo...e=3#entry343342

Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.02 2017

В эпоху Луи 14 был любопытный персонаж маршал Вильруа, друг детства короля, который проигрывал все битвы, но тем не менее продолжал пользоваться покровительством монарха. Однажды этого бездарного полководца враги взяли в плен, и тогда его солдаты одержали победу. Все считали пленение Вильруа большой удачей для Франции, но вскоре его выпустили.

Да, поражения учат далеко не всех полководцев. Хотя Тюренн и Креки извлекали урок из собственных военных неудач.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.02 2017

Интересно было бы почитать, насколько талантливым главнокомандующим был Ришельё. Исключая осаду Ла-Рошели, мне почти ничего не известно о его военных распоряжениях. Учёный, может быть, Вам известны ссылки на литературу на русском языке в Сети?

Ответить

Фотография Ученый Ученый 01.03 2017

Существует монография Дэвида Паррота - Армия Ришелье.

 

Richelieu's Army
War, Government and Society in France, 1624–1642
Series: Cambridge Studies in Early Modern History
David Parrott
University of Oxford
It is assumed widely that 'war made the state' in seventeenth-century France. Yet this study of the French army during the ministry of Cardinal Richelieu (1624–42) shows how the expansion of the war effort was not matched by army reform but by a reliance on traditional mechanisms of control. The army imposed a huge burden upon the French population, but far from being an instrument of the emerging absolutist state its demands contributed to weakening Richelieu's hold upon France and heightened levels of political and social tension. This is the first detailed account of the size, organization, recruitment, financing and control of the troops during this formative period of French history. The book also includes a detailed study of foreign policy during Richelieu's ministry, and places the training, deployment and fighting methods of the French army into the context of arguments for military change in early modern Europe. The title was runner up in the History Today Awards 2002.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 01.03 2017

Существует перевод книги Роберт Кнехт - Ришелье.

 

Вот аннотация к описанию военной деятельности кардинала.

 

 

Армия под командованием Ришелье

 

Французские историки, как правило, утверждают, что период министерства Ришелье отмечен постоянным улучшением военного состояния Франции. Они приписывают это улучшение реорганизации армий, предпринятой кардиналом, начиная с 1635 года. Согласно Паже, она основывалась не столько на каком-то разработанном плане, сколько на необходимости удовлетворить насущные потребности. Реорганизация характеризовалась двумя основными чертами: преобладающей ролью гражданских лиц и огромным увеличением численности войск. В число гражданских лиц попали ответственный министр (Сервьен в 1635 году; Сюбле де Нуайе, начиная с февраля 1636 года), королевские комиссары и интендант справедливости при каждой из армий, который не только следил за уплатой жалования войскам и распределением припасов, но также судил за правонарушения, совершенные солдатами. К июлю 1635 года насчитывалось не менее девяти действующих армий общей численностью в 160 000 человек (134 000 пехотинцев, 26 000 кавалеристов). Ришелье пытался увеличить их численность путем созыва феодального ополчения (ban et arriere ban), но оставил свою затею, убедившись в ее неудаче. Он также старался улучшить снабжение армии продовольствием и фуражом.

 

Но если успехи Ришелье были столь значительны, то почему же ему не удалось нанести решающее поражение Габсбургам в течение своей жизни? Испания, в 1640-х годах почти исчерпавшая свои возможности, все же сумела продолжить войну вплоть до 1659 года. Это произошло потому, что война отнюдь не все время была успешной для Франции, как в том уверяли некоторые историки. По иронии судьбы, победы на поле брани были одержаны правительством Ришелье лишь в начале войны. После этого Франция оказалась втянута в войну осад. Это было вполне обычно для военного искусства XVII века, но осады требовали затрат значительных усилий, не всегда оправдываемых достигнутым результатом. В течение всего министерства Ришелье победы сменялись поражениями. И все же Франция обладала множеством преимуществ по отношению к Испании: хорошими материальными ресурсами, могущественными союзниками (Швецией и Голландией), развитой экономикой и относительно компактными путями сообщений. Так где же была допущена ошибка? Согласно Давиду Парро, ответ может быть найден в хроническом несовершенстве военной администрации.

 

 

Цифры, обычно приводимые для характеристики мощи французской армии в 1630-е годы, вводят в заблуждение. Они исходят от управления по финансам и подсчетов, проводимых в канун кампаний. Более достоверные цифры дают списки личного состава, составленные военными комиссарами (соmmisaires des guerres). Они наводят на мысль о том, что в армии насчитывалось где-то 60 000 пехотинцев и от 8 до 9 000 кавалеристов. В ходе кампании набиралось от 50 до 60 000 солдат дополнительно, для того чтобы восполнить потери убитыми, ранеными, больными и дезертирами. Таким образом, первоначальный подсчет остается тем же самым. В последующие годы масштаб набора рекрутов был большим, но все же это не вело к значительному увеличению армий, принимавших участие в боевых действиях.

 

В таком случае армия была, вероятно, куда меньшей по численности, нежели обычно полагали. От 70 до 80 000 человек — представляется вполне приемлемой цифрой. Однако армия была все же слишком велика, чтобы ее можно было обеспечить необходимыми припасами и регулярно выплачивать жалованье войскам. Одной из причин этого было тяжелое бремя государственного долга, лежащее на короне. Задолго до 1635 года она очутилась в сетях займов и договоров, переговоры по которым велись каждый год из расчета годового государственного дохода. Даже в мирное время корона осуществляла займы, с тем чтобы постоянно поддерживать связь со своими кредиторами, не теряя при этом слишком большой части дохода. Министр финансов много времени посвящал вопросу о новых займах, чтобы с их помощью уплатить проценты по долговым обязательствам или выплатить старые долги. Значительная часть доходов короны уходила на уплату долга или процентов финансистам. То, что оставалось, предназначалось на военные нужды, но этого было явно недостаточно. Лишь главная армия во время отдельной кампании могла рассчитывать на то, что ее потребности будут оплачены наличными деньгами, все прочие ожидали только проволочек и обманутых надежд. Другие подразделения также, вероятно, ожидало, разочарование. В 1638 году Ришелье порицал Буйона за презрительное отношение к ассигнатам, неудачные военные действия, не предложив, однако, пути разрешения.

 

Финансирование военных действий было, конечно, общей проблемой в Европе XVII века: все правительства должны были справляться с нуждами армии, численность которой росла быстрее, чем государственные доходы. Все же Франция в этом отношении была единственной в своем роде. Другие страны использовали откупную систему. Военный откупщик набирал и содержал армию за свой собственный счет против последующих выплат долга, касающихся правительства. В 1620-е и 1630-е годы эта система развилась в связи с обложением, именуемым «контрибуциями», собираемыми с вражеской или нейтральной территории. Они использовались для обеспечения армии средствами к существованию и для выплаты части суммы, внесенной откупщиком. Откупная система, будучи до некоторой степени самоокупаемой, делала возможной создание куда больших… армий, чем в прошлом. Это также способствовало возрастанию военной квалификации, так как командиры имели финансовые ставки в своих армиях. Но в силу политических причин, Франция не приняла систему откупов. Опыт гражданских войн объяснял нежелание ее правительства доверить военные полномочия своим подданным. Однако оно не возражало против того, чтобы иностранные откупщики, вроде Бернгарда Саксен-Веймарского, поступали к нему на службу.

 

 

В то же время, отвергая в общем систему военных откупов, французское правительство использовало систему, бесспорно, куда более опасную. Профессия военного пользовалась высочайшим общественным признанием во. Франции, и борьба за военные должности была даже более активной, нежели соперничество среди гражданских чиновников. В назначении, на такие должности правительство предпочитало тех соискателей, которые были готовы взять на себя издержки, сопряженные с набором и обеспечением их собственных войск. Вследствие этого такие люди предоставляли займы короне, не рассчитывая на возвращение ссуды. Военный держатель должности, однако, не получал никаких собственнических прав на свое военное подразделение. Он не мог продать или передать его кому-либо без королевского разрешения, он также не получал никакой компенсации в случае, если его подразделение будет расформировано. Таким образом, многие офицеры оказались в достаточно трудном финансовом положении. Так как они были добровольцами, а не наемниками, они не чувствовали себя связанными воинской дисциплиной или какими-либо обязательствами оставаться на своем посту. Так, отсутствие офицера на службе стало здесь правилом, более чем в любой другой современной армии. Но даже если офицер находился не месте, он обычно занимался неблаговидными делами всякого рода, стремясь компенсировать свои денежные затраты.

 

 

Действенная администрация могла бы обуздать худшие злоупотребления во французской армии, но Ришелье не удалось с этим справиться. Армейские intendants (интенданты) оказались не столь полезными, как их гражданские двойники. Некоторые из них впали в зависимость от аристократических командиров. Может быть, поэтому в 1630-х годах правительство увеличило ответственность commissaires des guerres (военных комиссаров). Некоторые из них были уполномочены в 1637–1638 годах собрать и распределить новый налог (subsistences), предназначенный для оплаты за постой войск на зимних квартирах. Но от этой затеи вскоре отказались, так как она давала комиссарам слишком большой простор для коррупции и злоупотреблений служебным положением. К 1640-м годам интенданты стали ключевыми фигурами в военной администрации.

 

Столкнувшись с постоянными неудачами правительства в плане проблем распределения финансовых средств, снабжения и дисциплины, Ришелье начал привлекать на службу клиентов, которые могли использовать собственные средства, чтобы компенсировать. провалы военных поставщиков. Но существовал известный предел того, что они могли делать, узы отношений не предлагали постоянного окончательного разрешения проблемы основного недостатка военной администрации. В 1650 году ле Теллье[70] описывал французскую армию как «республику, чьи кантоны составлены из сил их корпусных командиров». Это обычно принимается во внимание, когда речь заходит об упадке королевской власти во времена Фронды, но дю Парро считает это «приговором, свидетельствующим о полной неспособности министерства Ришелье разрешить проблемы, созданные значительно большим военным хозяйством, чем то, которым Франция располагала прежде».

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.03 2017

Существует перевод книги Роберт Кнехт - Ришелье.

Благодарю Вас, Учёный. Почитаю.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 01.03 2017

Ришелье в молодости учился в военной школе, но по семейным обстоятельствам был вынужден стать епископом. Конечно он больше занимался военным строительством - снабжением, планированием, дипломатической поддержкой, а не командовал войсками в битве как Наполеон. Вообще будучи кабинетным бюрократом, Ришелье видимо не очень подходил для роли военачальника.  К тому же,  все время опасаясь за свое положение, кардинал видимо не допускал возвышения талантливых командиров. По крайней мере никаких полководцев, которых можно было бы сравнить с Валленштейном или Густавом Адольфом мы не видим. Решающая победа над испанцами была одержана уже после смерти Ришелье.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 02.03 2017

19 мая 1643 г. в битве при Рокруа французы под командованием принца Конде (тогда он носил фамилию д'Энгиен) одержали победу над испанцами. Битва шла практически на равных, но испанцы первыми истощили свои силы. В французской пропаганде и историографии битва при Рокруа представляется как сокрушительное поражение испанцев.

 

Большое психологическое значение имело то, что французы разбили знаменитые испанские терции - лучшие в Европе пехотные части, которые могли поочередно применять пики, шпаги и мушкеты.

 

Картина современного художника Феррер-Далмау "Последняя терция". Впрочем терции не погибли как в кф Капитан Алатристе, а почетно капитулировали.

6a1684cc11cf.jpg

Ответить