←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Предпоследний император

Фотография Бероэс Бероэс 29.11 2012

ЮЛИЙ НЕПОТ (474 — 475, 477(?) — 480)

Юлий Непот (император Запада, июнь 474 — август 475 гг. и Далмации, 477 (?) — 480 гг.) был сыном Непоциана, главнокомандующего (magister militum) при Авите; его мать была сестрой Марцеллина, командующего на Сицилии и в Далмации. Около 468 г. Непот сменил его на этом посту в Далмации, потому что выказывал формальную верность Восточной империи, хотя на самом деле не повиновался никому. Он женился на племяннице императрицы, Элии Верины, жены восточного правителя Льва I; и Лев, отказавшийся признать право Глицерия на западный престол в 473-474 гг., обеспечил военную поддержку Непота, который отправился морем из Константинополя и высадился в Порту Августа. Там в июне 474 г. он был провозглашен императором, сослав Глицерия в Салонскую епархию.

Вступление на престол Непота было признано римским сенатом и народом Италии, а Сидоний Аполлинарис (уже привыкший прославлять мимолетных императоров) принялся превозносить его характер вкупе с военными талантами. После его восшествия Далмация ненадолго вернулась под управление Запада; но в то же самое время большая часть Галлии была оторвана, потому что самым значительным событием времени правления Непота было заявление вестготского правителя, Эйриха (Эриха), что его расширенное галльское королевство больше не федеративное государство, зависящее от Западной Римской империи, но совершенно независимое государство, как у вандалов Гейзериха.

Сыну предшествующего императора Авита, Экдицию, которого Непот назначил главнокомандующим штаба и сделал патрицием, помогал его зять, Сидоний Аполлинарис, ставший епископом Арвернским. Они более четырех лет защищали Арверн, главный город этого региона, от повторяющихся осад вестготов. Но Непот, который не мог выслать помощь (от бургундов ее тоже не поступало), чувствовал себя обязанным начать переговоры с Эйрихом — эти переговоры он доверил вести пяти епископам. После многочисленных дипломатических миссий, безуспешно обсуждавших территориальные обмены, в 475 г. был подписан договор, по которому все Арвернские земли уступались вестготам — к вящему негодованию Сидония Аполлинариса, оказавшегося на некоторое время в тюрьме под Каркассоном. Договор признавал победу вестготов не только в Галлии, где их королевство теперь протянулось от Луары до Пиренеев и нижних пределов реки Роны, но также и в большей части Испании.

Тем временем Юлий Непот заменил Экдиция Орестом (бывшим помощником Аттилы) на посту главнокомандующего, и Орест сразу же решил посадить своего сына Ромула ("Августула") на западный трон вместо его неудачливого титулованного господина. С этим намерением Орест повел войско из Рима на Равенну, где обосновался император; но тот, не слишком полагаясь на верность горожан, морем бежал в свое княжество в Далмации.

Однако в следующем году Ромула заставил отречься от престола Одоакр, чьи войска объявили его королем, незадолго до того, как восточному императору Зинону пришлось принять две делегации. Одна явилась от Одоакра с требованием, чтобы его власть над Италией получила официальное признание Восточной империи. В обмен на это он был готов признать верховенство Зинона. Вторая делегация прибыла от Юлия Непота с напоминанием о том, что он был связан с Константинополем по браку. Непот просил о сочувствии к человеку, который был вынужден бежать из своей страны (как незадолго до того и сам Зинон), и взывал к поддержке, чтобы вновь обрести трон. Просьба Одоакра была исполнена, и ему присвоили звание патриция. Что касается Непота, Зинон напомнил римскому сенату, что он плохо обращался с двумя императорами, присланными с Востока, — убил Антемия и отправил в изгнание Непота. Он потребовал, чтобы сенаторы призвали Непота обратно — и Одоакру было велено сделать то же самое. Одоакр, как и ожидалось, не предпринял никаких действий, чтобы восстановить Непота в Италии, но возобновившаяся чеканка золотых монет с именем Непота на монетных дворах Италии указывает на то, что Одоакр (который контролировал их), по крайней мере внешне, согласился признать его по требованию восточного императора.

Расхожее мнение о том, что Западная империя кончилась с правлением Ромула Августула, нуждается, по крайней мере, в формальном изменении, потому что последним человеком, признанным императором Запада (хоть в это время его и не было в Италии), был Непот. Изгнанник жил в Далмации до 9 мая 480 г., когда был убит двумя своими приятелями, Виатором и Овидой, в своем загородном доме близ Салон, возможно (хотя и не наверняка), по приказу его предшественника Глицерия. После его убийства Одоакр отправился в Далмацию под предлогом совершения правосудия над его убийцами, но на самом деле — чтобы захватить эту страну и присоединить к своим собственным доминионам.

(текст по изданию: М. Грант. Римские императоры / пер. с англ. М. Гитт — М.; ТЕРРА — Книжный клуб, 1998)
Ответить

Фотография Бероэс Бероэс 29.11 2012

Враждуя с германцами и не получая от Византии практически никкой поддержки Юлий Непот всё-таки сумел создать независимое княжество и продержаться там пять лет.
Видимо, он был далеко не бездарным политиком и в другое (менее смутное) время из него, возможно, получился бы хороший император.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.11 2015

Византийское правительство, не признавшее Глицерия, ре­шило использовать борьбу среди правящих группировок на Западе и выдвинуть в императоры своего ставленника. Им оказался Юлий Непот, племянник Марцеллина, успешно вое­вавший против вандалов.

Он командовал большим флотом, обеспечивающим оборо­ну берегов Адриатического моря от вандальских пиратов.

Император Лев I пригласил Непота в Константинополь, возвел в патриции, женил на племяннице императрицы и дал ему в помощь военную эскадру во главе с Домицианом.

Когда флот Непота и византийская эскадра в январе 474 г. подошли к Равенне и высадили десант, гарнизон и Глицерий оставили город и бежали в Рим. Но Рим закрыл перед ним ворота. Воины Непота взяли Глицерия в плен. Непот назна­чил его епископом Салоны, а сам облачился в пурпур. Одна­ко римский сенат признал его только 24 июня 474 г.

Но в Византии вскоре произошли такие изменения, кото­рые лишили ее возможности помогать Непоту. После смерти Льва I борьба за власть среди различных группировок знати ожесточилась, и император Зинон (474–491) отозвал эскад­ру из Равенны.

Чтобы удержаться на троне, Непот призвал наемников из Паннонии, но и после этого его власть не распространилась за пределы Италии. Бургунды в Юго-Восточной Галлии и франки в Северо-Западной признавали его только номи­нально. Владения вестготов достигли Роны и охватили Арль, Марсель и другие города128. В Испании вестготы заняли Памплону, Сарагосу и соседние города129. Хотя, благодаря сопротивлению местных жителей, вестготское завоевание Ис­пании растянулось на двести лет, в 70-х годах V в. их военные успехи в целом были значительными.

Часть местных жителей Южной Галлии видела в вестготах защитников или союзников в борьбе с вандальскими пира­тами. Зато жители отдаленных от побережья провинций ока­зывали вестготам решительное сопротивление.

Крестьяне Оверни, опираясь на общинные организации, препятствовали вестготскому наступлению неожиданными засадами и нападениями. Столица Оверни, Клермон, стала центром народного сопротивления захватчикам, главную силу которого составляли отряды народного ополчения130.

Овернцы полагали, что Юлий Непот поможет им в борьбе против вестготов. Его первые шаги давали основание для та­кой надежды: он дал Экдицию, сыну бывшего императора Авита и брату жены Аполлинария Сидония, титул патриция, обещанный еще Антемием.

Тем временем вестготы, не прекращая осады Клермона, предприняли наступление на Вторую Нарбоннскую провин­цию и Приморские Альпы, откуда открывался путь на Италию.

Равеннский двор, не имевший сил для отпора, спешно по­ручил квестору Лициниану начать с вестготами мирные пере­говоры.

Аполлинарий Сидоний надеялся, что Лициниан отстоит интересы Оверни131. Но вестготы не приняли предложений по­сла и продолжили наступление. Над Италией нависла угроза. Тогда Непот поручил переговоры специальной комиссии в сос­таве епископов Арля и Второй Нарбоннской провинции. У Аполлинария Сидония возникло подозрение, что они пре­дадут Овернь. В письме к Греку, епископу Массилии, он пи­сал: «Вот так нас отблагодарили за сражения, пожары, эпи­демии, за то, что мы проливали кровь врага, за то, что нас били и мучили голодом. В ожидании этого мира мы вырвали и съели всю траву в трещинах наших укреплений. И вот, за такой патриотизм нас отдают в жертву. Краснейте за этот постыдный договор. Он не принесет вам ни пользы, ни славы. Уничтожьте этот постыдный договор. Если необходимо еще вынести осаду, сразиться и терпеть голод – мы согласны. А если нас уже предали, нас, не сломленных готской силой, – это следствие вашей трусости, придумавшей пункты договора с варварами... Другие провинции, уступленные варварам, об­речены на порабощение, овернцы – на казни и уничтожение. Если вы не можете помочь нашему отчаянному положению – молитесь за народ, теряющий свободу. Готовьте земельные наделы для изгнанников, пищу беженцам и выкуп для взятых в плен. Если наши стены откроются врагу – пусть ваши не закроются перед беженцами»132.

Опасения Аполлинария Сидония оправдались. Зная, что после взятия Клермона вестготам понадобится много сил и времени для окончательного покорения Оверни, Равеннский двор видел в этом спасение для Италии. В 475 г. Непот послал к вестготскому королю в Тулузу епископа Епифания, поручив ему довести переговоры до конца.

Биограф Епифания, Эннодий, сообщает интересные фак­ты об отношении коренных жителей Тулузы к вестготам. В частности, он пишет, что хотя после водворения вестготов в Тулузе прошло 56 лет, в течение которых родилась и вырос­ла основная масса ее жителей, большинство их так и не при­мирилось с господством варваров. Когда Епифаний уезжал из Тулузы, многие жители, провожая его, оплакивали свое рабство133.

Император признал власть вестготского короля в оккупи­рованных вестготами провинциях и уступил ему Овернь, на­родные массы которой продолжали успешное сопротивление захватчикам. Экдиций бежал134. Магистром армии в Галлии Непот назначил Ореста135.

Карьера Ореста началась после распада гуннского воен­но-племенного союза в Паннонии. Уроженец Паннонии, он служил секретарем у Аттилы, а после его смерти завербовал­ся на военную службу в Италию136.

Под предлогом войны против вестготов Орест вывел на­емников из Рима и повел их к Равенне, будто бы для проща­ния с императором перед наступлением, а в действительнос­ти, чтобы свергнуть его. Когда мятежная армия начала оса­ду Равенны, Непот вместо организации обороны бежал в свои далматинские владения, в Салону. Орест провозгла­сил императором своего малолетнего сына Ромула, позже прозванного Августулом (Августишка).

 

Примечания

128 Chronica Gallica 511, § 649, 657. MGH AA IX, p. 664, 665.

129 Ibidem, § 651 р. 664. Gauterit comes Gothorum Hispanias per Pam­pilionem, Caesaraugustam et vicinas urbes obtinuit.

130 Apoll. Sidon. Epist. 3, 3 (ad Ecdicio).

131 Ibidem, 3, 7, 3 (ad Felicem).

132 Ibidem, 7, 7, 3–6 (ad Graecum).

133 Ennodius. Vita S. Epiphanii. CSEL VI, p. 302–364.

134 Ibidem.

135 Iordan. Getica, § 241.

136 L. Vassili. Oreste, ultimo esponente del tradizionalismo romano. Rivista di Filologia. N. S., XVII, 1939.

 

Сиротенко В.Т. История международных отношений в Европе во второй половине IV – начале VI в. Учеб. пособие. Пермь, 1975. С. 212–214.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.03 2019

Изгнанник жил в Далмации до 9 мая 480 г., когда был убит двумя своими приятелями, Виатором и Овидой, в своем загородном доме близ Салон, возможно (хотя и не наверняка), по приказу его предшественника Глицерия. После его убийства Одоакр отправился в Далмацию под предлогом совершения правосудия над его убийцами, но на самом деле — чтобы захватить эту страну и присоединить к своим собственным доминионам.

Никаких "доминионов" во время Одоакра ещё не было. В 481 или 482 г. Одоакр разгромил и казнил Овиду, используя убийство Непота как предлог для вторжения и захвата Далмации, которая стала частью его владений.

Ответить