←  Советская Россия

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Окаянные дни: интеллигенция о революции 1...

Фотография ddd ddd 19.09 2017

Екатерина Гончарова

Дорогая моя Наташа, я получила твое письмо из Парижа, в котором ты пишешь, что вы чуть-чуть не вернулись в Россию, далее я поняла, что вы пробудете зиму в Париже или уедете в Испанию и опять также будете работать у Дягилева, и признаюсь, я этому порадовалась за вас, так как ехать обратно в Россию, хотя и грустно жить от своих и от родины, все же лучше не торопиться: жить сейчас у нас можно только при твердой надежде иметь работу, так как жизнь очень дорога и нелегка, а работу найти тоже не так-то просто, по искусству, то же говорит и отец. Ты пишешь уже очень редко и мало, а отцу и вовсе не ответила на его письма. Напиши ему непременно. Мы пока, слава Богу, здоровы, но живем крайне тяжело. Пиши о себе побольше и чаще.

Твоя мама





Уильям Сомерсет Моэм

Я часто вижу, как на Невском над толпой маячит необычное, жутковатое существо. В нем нет почти ничего человеческого. Этот крохотный уродец неловко взгромоздился на нечто вроде небольшого сидения, приколоченного к концу толстого шеста, достаточно длинного, чтобы вознести уродца над головами прохожих; несет шест кряжистый крестьянин он собирает милостыню у сердобольных прохожих. Карлик восседает на шесте наподобие чудовищной птицы, его голова смахивает на птичью, что еще усугубляет сходство; но вот какая странность это юношеская голова с крупным орлиным носом и дерзким ртом.

Большие, довольно близко поставленные глаза смотрят в упор, не мигая. Виски впалые, лицо изнуренное, осунувшееся. Непривычная красота его черт тем более удивительна, что у русских черты лица по большей части расплывчатые, приплюснутые. Голова карлика напоминает голову древнего римлянина в музее скульптур. Мне чудится нечто зловещее в том, как он, застыв, пристально, наподобие хищной птицы, смотрит на толпу, ничего не видя, и его злобный, дерзкий рот кривит сардоническая улыбка. В отстраненности уродца есть нечто пугающее, в ней сквозит презрение вперемешку с безразличием, коварство вперемешку с терпимостью. Чем не гений иронии, созерцающий род людской. Люди снуют взад-вперед, опускают в котомку крестьянина монеты, марки, бумажные деньги.






Николай Бердяев

Достоевский знал, что подымется в России лакей и в час великой опасности для нашей родины скажет: Я всю Россию ненавижу , Я не только не желаю быть военным гусаром, но желаю, напротив, уничтожения всех солдат-с .
Ответить

Фотография shutoff shutoff 19.09 2017

 Ув-й г-н ddd, а нельзя-ли проставлять даты (хотя-бы ориентировочные) этих записок?

Ответить

Фотография ddd ddd 20.09 2017

Николай Гумилев

С получением известий о произошедшей революции в Париже возник ряд русских газет самого крайнего направления. Газеты, а также отдельные лица из эмиграции, получив свободный доступ в солдатскую массу, повели в ней большевистскую ленинско-махаевскую пропаганду, давая даже зачастую неверную информацию, почерпнутую из отрывочных телеграмм французских газет. При отсутствии официальных известий и указаний все это вызвало брожение среди солдат. Последнее выразилось в желании немедленного возвращения в Россию и огульной враждебности к офицерам. 1 июля по желанию солдат войска были собраны из различных деревень в лагерь Ля Куртин. Здесь начались митинги, на которых первый полк и его вожаки стремились захватить главную роль.

Крайне враждебное отношение этих солдат к офицерам, дошедшее до насилий над ними, принудило генерала Занкевича удалить офицеров из Ля Куртин, оставив лишь несколько человек для обеспечения хозяйственной части. 22 августа генерал Занкевич ездил в лагерь Ля Куртин, чтобы в последний раз попытаться убедить мятежных солдат сложить оружие; однако на его приказ вызвать представителей от рот Комитет лагеря ответил отказом исполнить это приказание.

14-го сентября была прекращена доставка пищевых продуктов в бунтующий лагерь. Однако эта мера могла иметь только моральный характер, так как в распоряжении бунтовщиков имелись значительные запасы продовольствия. Войска заняли назначенные позиции. Боевой состав отряда был 2500 штыков, 32 пулемета, 6 орудий. За линией расположения малочисленных наших войск в полутора километрах стала линия французских войск для тесной блокады лагеря Ля Куртин.

16-го сентября был открыт по лагерю редкий артиллерийский огонь, всего 18 снарядов, и мятежники были оповещены, что на следующий день огонь станет интенсивным ввиду того, что в ночь с 16-го на 17-е сентября сдалось только 160 человек. 17-го сентября вновь начался артиллерийский обстрел лагеря, и в 11 1/2 часов утра мятежники выкинули два белых флага и начали выходить из лагеря без оружия. К вечеру вышедших оказалось около 8000 человек. Они были приняты французскими войсками. Оставшиеся в лагере человек 100-150 вели сильный пулеметный огонь. Вечером в лагерь был отправлен врач с четырьмя фельдшерами для оказания медицинской помощи раненым. 18-го сентября с целью ликвидирования дела был открыт интенсивный огонь по лагерю, и наши солдаты стали продвигаться. Мятежники упорно отвечали стрельбой из пулеметов.

К 9 часам 19-го сентября лагерь был занят целиком. Всего зарегистрировано вышедших из лагеря 8515 солдат. Потери наших частей: 1 убитый, 5 раненых. Мятежников: 8 убитых, 44 раненых. Среди французских войск были лишь две случайные жертвы 1 убитый, 1 раненый. Оба почтальоны, сбившиеся с дороги и попавшие в полосу попадания пуль мятежных солдат. Таким образом, Куртинский мятеж был ликвидирован нашими же войсками без какого-либо активного участия французских войск.






Зинаида Гиппиус

Данный момент: устроить правительство Керенского так и не позволили Советы, окончательно обольшевичевшиеся, Черновцы и всякие максималисты, зовущие себя почему-то революционной демократией . Назначили на 25-е число свое великое совещание, а пока у нас совет пяти , т.е. Керенского с четырьмя ничтожествами. Некоторые бывшие министры не вовсе ушли остались старшими дворниками , т.е. управляющими министерствами без входа к Керенскому (!). Только Чернов ушел плотно, чтобы немедля начать кампанию против того же Керенского. Он хочет одного: сам быть премьером. Ну, в социалистическом министерстве , конечно: в коалиции с большевиками. После съедения Керенского.

Я сказала, что теперь всякий будет лучше Керенского . Да, всякий лучше для борьбы с контрреволюцией, т.е. с большевиками. Чернов объект борьбы: он сам контрреволюция, как бы сам большевик. Краса и гордость непрерывно орет, что она спасла Вр. пр-во, чтобы этого не забывали и по гроб жизни были ей благодарны. Кто, собственно, благодарен неизвестно, ибо никакого прежнего пр-ва уже и нет, один Керенский. А Керенского эта краса , отнюдь не скрываясь, хочет съесть.

Петербург в одну неделю сделался неузнаваем. Уж был хорош! Но теперь он воистину страшен. В мокрой черноте кишат буквально серые горы солдатского мяса; расхлястанные, грегочущие и торжествующие люди? Абсолютно праздные, никуда не идущие даже, а так, шатающиеся и стоящие, распущенно-самодовольные.





Федор Степун

Уступая Совету, Керенский расстался с Савинковым. Справедливость требует признать, что советская демократия со своей точки зрения права. Останься Савинков у власти, он, безусловно продолжал бы вести свою прежнюю линию. Глубина симпатий Савинкова не только к Корнилову, но и шире, к корниловщине, окончательно вскрылась для меня в странном чествовании отставленного военного министра офицерами той, особо реакционной Дикой дивизии , отправка которой в Петроград, вопреки данному Временному правительству обещанию заменить ее другой, вменялась Корнилову в особо тяжелое преступление. Чествование происходило в подвале уютного кавказского ресторанчика. Под заунывные звуки зурны мы пили терпкое кавказское вино, заедая его традиционным шашлыком.

Савинков был в прекрасном настроении, в несравненно лучшем, чем в штабе военного округа, откуда мы с ним отправляли советские делегации для разложения солдат Дикой дивизии . Чувствовалось, что здесь он дома, среди своих людей. Он много пил, остроумно шутил и даже произносил приветственные речи. Офицерам Дикой дивизии было с ним просто и уютно. Непонятным образом никому из них даже и в голову не приходило, что накануне еще неизвестно чем чреватого суда над арестованным Главковерхом, они как ни в чем не бывало пируют с его вчерашним другом и сегодняшним врагом демократом, революционером, террористом Савинковым. Очевидно, офицеры Дикой дивизии чувствовали, что и после победы над Корниловым Савинков в душе оставался корниловцем.





Александр Колчак

После обмена визитами в первые же дни официальных приемов я выяснил, что план относительно наступления Американского флота в Средиземное море был оставлен. Его выполнение было невозможно ввиду того, что шла перевозка американских войск на Французский фронт, и производить новую экспедицию на Турцию, Дарданеллы было бы совершенно невозможно, хотя военные круги и говорили, что это имело бы большое значение, так как захват Константинополя и вывод Турции из состава коалиции послужил бы началом конца всей войны. Тем не менее выполнить этого было нельзя, так как весь транспорт был занят перевозкой войск на Французский фронт.






Никита Окунев

С Кавказского фронта сообщают, что в горах выпал снег, глубиною местами по полутора аршин, и кое-где свирепствует метель при морозе в 19 . А там, кажется, войска необутые, неодетые. Вот и воюй тут! Стало чувствоваться, что война догорает: еще два-три события крупных на фронтах или даже в тылу и все побросают оружие и сольются в единодушный рев: Долой войну! . Дальше невозможно. Я уже предсказываю, что война кончится к 19 ноября сего года, то есть тогда, когда ей исполнится 40 месяцев. Бог дальше не потерпит!






Ольга Палей

Однажды, когда я прогуливалась перед домом, дежурный офицер, который ходил сзади меня и, казалось, до сих пор не замечал меня, пробормотал, обгоняя меня: Я предан великому князю и вам на всю жизнь Не отвечайте ничего , поспешно добавил он, видя, что один солдат приближается к нам. Таким образом, эти образованные, воспитанные молодые люди трепетали перед мужиками, которыми они командовали Разве это было нормально и допустимо? И не должно ли такое положение вещей привести к бедствиям?
Ответить

Фотография ddd ddd 21.09 2017

Карл Маннергейм

Получил телеграмму от генерал-лейтенанта Николая Духонина. С 22 сентября я переведен в резерв, потому что не адаптировался к текущим условиям . Я совершенно того же мнения о себе и хотел бы лишь добавить, что уже в течение шести месяцев не отвечал требованиям времени, иначе говоря, с того дня, когда был сделан первый шаг к тому, что хотят называть демократизацией армии, но на самом деле следовало бы назвать ее уничтожением. Не скрою я чрезвычайно доволен, что таким образом выйду из всей игры, и мне совершенно все равно, по какой причине и по чьей инициативе меня перевели в резерв.

Попробую вскоре попасть в Финляндию, хотя там, кажется, не особенно привлекательно. Судя по газетам, в Финляндии мрачно. Социалисты затеяли опасную игру, сделав опорой для своих ненасытных требований штыки русских солдатских масс. Если на выборах опять получится социалистическое большинство, то будущее добра не обещает. Не могу себе представить, чтобы в Финляндию удалось ввезти столько зерна, сколько потребуется для предотвращения голода. Конечно, возможны чудеса ведь Россию называют страной безграничных возможностей, но когда видишь, как плохо положение здесь на юге, в самых хлебных областях государства, то трудно представить себе вероятность такого исхода.
Ответить

Фотография ddd ddd 22.09 2017

Алексей Толстой

Вообще я очень оптимистично и светло смотрю на наше будущее. Нужно удивляться, как еще мало делается у нас злого и страшного. Теоретически Россия представляла бы собой груду дымящихся развалин. А мы еще живем, бунты подавляются почти без крови, армия защищает города, партии борются словами, а не топором, фонари предназначены пока еще только для освещения





Виктор Шкловский

Приехал в Тифлис. Хороший город, под Москву . На улицах стрельба, грузинские войска в восторге, палят в воздух, не могут не палить. Национальный характер. Одну ночь провел среди грузинских футуристов. Милые дети, тоскующие по Москве хуже чеховских сестер . Город спокоен, не разрушен, правда, хлеб кукурузный, но трамваи ходят и люди еще не одичали.
Ответить

Фотография ddd ddd 22.09 2017

Казимир Малевич

Дорогой Михаил Васильевич. Давно не писал к Вам, много у меня теперь работы, я избран Председателем Художественного Отдела Московского Совета Солдатских Депутатов, сам служу в 56-м запасном пехотном полку. Я задумал целый ряд работ, именно устройство 1-й Московской Народной Академии Искусств, мысль моя была встречена радостно и клубок увеличивается, в скором времени открою несколько небольших отделов тех ячеек, которые в Широком Мае штабе будут в Академии. Ну что слыхать у Вас, как Вы живете и где, когда мы свидимся.

Привет Соседям передайте. Целую Вас
Ваш Казим. Ма.





Мария Бочкарева

Однажды утром из штаба в Молодечно за мной прислали автомобиль. В штабе я встретила одного из офицеров нашего корпуса. Он рассказал, что девушки из батальона оказались в невыносимых условиях. Им приказали разъехаться по домам, но они ждали меня и отказывались выполнить приказ, до тех пор пока их начальник не распустит батальон своей властью. Девушек посылали рыть запасные траншеи, чтобы хоть как-то изолировать и защитить от солдат. Они прекрасно справлялись с заданием, но как только возвращались, солдаты снова начинали к ним приставать. Совсем недавно группа солдат напала ночью на блиндажи, в которых были размещены девушки. Они избили караульную и вломились в помещение. Поднялась паника. Некоторые девушки схватили винтовки и стали стрелять в воздух. Шум привлек внимание инструкторов и многих других солдат, среди которых было немало порядочных парней. Они-то и спасли положение.
Ответить

Фотография ddd ddd 24.09 2017

Лев Урусов

Масса слухов и толков о мире: был пущен слух о начатых переговорах Германии с Англией и Францией это ужасно напугало всех сознательных товарищей. Забыта, предана Россия забили в набат и стали требовать поднятия боеспособности нашей армии, т.е. дуть в дудку патриотов. Правды в этих слухах нет никакой. Ответ Германии на папское обращение так же неопределенен, как и прежние ответы, но характерны два намека. Первый что не нужно при переговорах будущих касаться вопросов уже решенных, сиречь Польша, и что нужно считаться с положением фактическим, т.е.с картой войны. Но все это еще не приближение к миру.





Софья Толстая

Непостижимые события в правительственных сферах! Скоро слетит Керенский, по-видимому, сколько интриг, неудач, властолюбия и забвения того, что важно для народа и страны!
Ответить

Фотография ddd ddd 26.09 2017

Евгений Замятин

На стареньком английском пароходишке (не жалко, если потопят немцы) я вернулся в Россию. Шли до Бергена долго, часов пятьдесят, с потушенными огнями, в спасательных поясах, шлюпки наготове




Зинаида Гиппиус

Сейчас мне рассказывали (с омерзением) знакомые, как 16-18 июля у них скрывался дрожащий Луначарский, до поганости перетрусивший, и все трясся, куда бы ему уехать, и все врал, нагадив.





Анатолий Луначарский

Работаю я во всю. Последнюю неделю я выступал 4 раза на громадных собраниях с лекциями. Теперь моя нормальная аудитория 4000 человек. Всякая зала, в которой я читаю, полна. Могу сказать, не хвастаясь, что разве только Троцкий и он один может померяться со мной популярностью как лектор.






Александр Блок

Давно нет желания записывать. Все разлагается. В людях какая-то хилость, а большею частью недобросовестность. Я скриплю под заботой и работой. Просветов нет. Наступает голод и холод. Война не кончается, но ходят многие слухи.

У мамы вчера был припадок.

С Любой на днях была ссора. Я очень ясно определил для себя худшую сторону положения. Настолько ясно, что коротко и ярко мучился, а потом опять забыл главное, погрузившись в эту чужую работу.





Николай Суханов

Cледует отметить эпизод с укреплением российской государственности среди окрестных народов, а именно в Финляндии. Мы помним историю с роспуском финляндского сейма в июле. Этого урока показалось недостаточно, и теперь предприняты дальнейшие шаги к укреплению престижа российской власти. На место Стаховича финляндским генерал-губернатором был назначен сам Некрасов. Некрасов сейчас же объявил журналистам свою программу : она заключалась в последовательном и твердом отстаивании прав России при благожелательном отношении к правам Финляндии . Между тем финляндский тальман назначил на 28 сентября созыв новой сессии распущенного сейма. Предстоял неизбежный рецидив конфликта.

В Гельсингфорсе собрался Совет матросских и солдатских депутатов с участием командиров русских частей, и постановили придерживаться своей старой резолюции о невмешательстве и об отказе служить орудием в руках великодержавной власти для репрессий против финнов. Положение Некрасова и всего нашего правительства не то что трудно, а неприглядно. Генерал-губернатор, однако, рискнул. Он приказал запечатать здание сейма. Этого было явно недостаточно, судя по прецеденту. Но большего он не мог сделать, а меньшего ни за что не хотел.





Гарри Кесслер

На Востоке командование хочет добиться присоединения к Пруссии Курляндии и Латвии, а если удастся захватить Литву то и ее. Курляндия и Татвия в качестве протекторатов, Латвия в качестве личной унии. Литовская граница должна быть перенесена как можно дальше на юг, чтобы служить буфером на случай враждебности со стороны Польши. Польша должна быть как можно меньше; возможно, можно сделать так, чтобы территория Украины была побольше, и таким образом обуздать Польшу
Ответить

Фотография ddd ddd 27.09 2017

Казимир Малевич

 

В настоящее время искусство стоит на той же дороге, все сменилось в жизни, жизнь имеет новых рулевых, бодрых, здоровых, с сильными мускулами но у руля искусств остаются старые рулевые угнетатели новых идей в искусстве.
Во главе позорной травли, в прессе ничтожных критиков стоят маститые Александр Бенуа и Дмитрий Мережковский.
Вскормленные славой и деньгами, высшим буржуазным классом и прессой.

 

Но сейчас время изменилось, изменились формы жизни и должно измениться отношение к искусству.
О нем не заботились, и теперь смутное имеет представление о нем и демократический класс. Вина в этом падает на условия, которые выпали на долю пролетарских масс, загоняемых с восходом солнца живого, когда поют птицы и раздается душистое дыхание цветов, к смрадным и пыльным станкам, и когда возвращались домой, то уже потухали лучи живого солнца. Наступающая ночь закрывала и двери салонов искусств.

 

Но теперь мы идем по пути освобождения. Все народное, и народ делает все для себя. И уплывший корабль искусства должен повернуть навстречу бегущему народу и раскрыть перед ним свои тайные знаки. Но это будет тогда, когда народ уберет рулевых, вырвет из частных дилетантских рук собирателей искусства искусство.

 

Это будет, когда народ издаст ДЕКРЕТ о том, что ОТНЫНЕ ИСКУССТВО ПРИНАДЛЕЖИТ ЕМУ, ЧТО ТОЛЬКО ОН ИМЕЕТ ПРАВО СОБИРАТЬ ИСКУССТВО В СВОИ НАРОДНЫЕ ХРАНИЛИЩА, ЧТО ВСЕ ВЫСТАВКИ КАРТИН И КНИГИ ПРИНАДЛЕЖАТ ЕМУ.
Тогда прекратится укрывание ценностей искусства в глубокие салоны меценатов, где они выдерживают его многие годы.
И лишь после смерти завещают благосклонно в дар НАРОДУ ЕГО ЖЕ СОБСТВЕННОСТЬ.

 

 

 

Борис Никольский

 

Я думаю, что главною причиною всех теперешних событий было вековое пьянство и внезапное отрезвление народа. Все, что происходит, плоды долгого, растлевающего пьянства и ужасного похмелия.

 

 

 

Дмитрий Оськин

 

Вместо шести вечера Демократическое совещание открылось в восемь. Открывал совещание председатель Совета рабочих и солдатских депутатов Чхеидзе. Стоя в центре президиума перед председательским креслом, Чхеидзе медленно начал говорить, настолько медленно, что можно было записывать. После Чхеидзе выступил Керенский. Чрезвычайно подвижный, с нервным подергиванием лица, с заложенной за правый борт пиджака рукой, быстрыми шагами он подбежал к трибуне. Делая гримасы, резко жестикулируя, отбегая то взад, то вперед, то в стороны, Керенский проговорил почти два часа о положении в стране, о напряженности продовольственного кризиса, о состоянии армии, о падении дисциплины, о развале фронта, о рижском отступлении, о позорном тарнопольском бегстве. Много говорил, что именно он, Керенский, ликвидировал корниловщину , что напрасно обвиняют его в союзе с Корниловым. Свою речь он закончил с большим пафосом:

 

Мы настолько сильны, настолько решительны, что кровью и железом выметем контрреволюцию, откуда бы она ни исходила, от монархистов или от большевиков!

 

 

 

Виктор Шкловский

 

Поехал в Урмию на маленьком катере. Ехать верст 60-70. Над озером летают фламинго, розовеющие при взлете. У них розовые подкрылья. Машина стучит и режет еще не мятые волны. В соленое озеро, всегда пустынное, пустынное при халдеях, при ассирийцах, всегда окрайное, затащили флот, воткнули сваи, распугали птиц и все для войны.

 

Очень скоро приехал в Шерифхане. Нас в Северной Персии тысяч до шестидесяти, на фронте тысяч пять, а остальные составляли команды транспорта и охраны путей; ведь нужно охранять четыреста верст пути от фронта до Шерифхане, и в результате армия голодает. Катер подошел к пристани Скалы уже не красные, а серые Пустынно, виден только один маленький глиняный домик.

 

 

 

Николай Гумилев

 

За службу верную мою
Пред родиной и комиссаром
Судьба грозит мне, не таю,
Совсем неслыханным ударом.

 

Должна комиссия решить,
Что ждет меня восторг иль горе:
В какой мне подобает быть
Из трех фатальных категорий

 

Коль в первой значит, суждено:
Я кров приветный сей покину
И перееду в Camp Cournos
Или в мятежную Куртину.

 

А во второй я к Вам приду
Пустите в ход свое влиянье:
Я в авиации найду
Меня достойное призванье.

 

Мне будет сладко в вышине,
Там воздух чище и морозней,
Оттуда не увидеть мне
Контрреволюционных козней.

 

Но если б рок меня хранил
И оказался бы я в третей,
То я останусь там где был,
А вы стихи порвите эти.

 

 

 

Гарри Кесслер

 

Днем говорил с Нассе, вернувшимся из Стокгольма, где он наблюдал за обстановкой в России. Он говорит, что русское правительство боится конца войны из-за демобилизации. Оно боится, что вся армия распадется и без всякого порядка ринется на родину, что чревато непредсказуемыми, но катастрофическими последствиями. Возможно, мы можем пойти им навстречу, и сделаем возможной частичную демобилизацию уже сейчас, договорившись не предпринимать наступления. Нассе возлагает большую надежду на оккупацию Аландских островов. Через них осуществляется связь с Финляндией, и разрыв связи с ней может сильно повлиять и на другие народы например Украину. Я предложу это Людендорфу.

 

 

 

Виктор Чернов

 

Революционная страна, не имеющая революционной армии будет разлагаться до тех пор, пока эта армия не будет воссоздана. В такой стране не может быть действенной внешней политики.

 

 

 

Демьян Бедный

 

Кооператоры

 

Новый строй , да старый покрой
Рабочим надо привыкать к мысли необходимости голода и холода .
(Из речи на Демократическом совещании представителя русской кооперации г. Берненгейма)

 

И к холоду и к голоду
Мы все привыкли смолоду.
Но ты, дружок, не умолчи:
К чему привыкли богачи?

 

Все до конца раскрой кавычки,
Кооператорный герой,
Да заодно уж нам открой:
Какой же это новый строй ,
Раз будут старые привычки ?!

 

Нет, эта песенка стара.
Мы этой песне знаем пробу .
Буржуи! Трудно скрыть вам злобу.
Не нам, а вам пришла пора
Переучать свою утробу!

 

Мужик Вредный.

 

 

 

Питирим Сорокин

 

Страна приближается к полной анархии, и у меня нет уверенности в благополучном исходе. Мы продолжаем упиваться словами, резолюциями, закрыв на все глаза. Страна вступила на путь анархии, которую ничто не может удержать. Сведения с мест говорят, что крестьяне устали, перестали бывать на выборах, жаждут порядка, от кого бы он ни происходил. В деревне идет пропаганда монархизма и антисемитизма. Масса уже хочет не слова, а хлеба. Наша революция занималась вместо дела словами. Как царский режим пал благодаря экономике, так же падет благодаря экономике и новый строй. Без денег ничего сделать нельзя, а их у нас нет совершенно. Если случится, что власть перейдет в руки Советов, то погибнет Россия, погибнет революция.

 

 

 

Михаил Пришвин

 

Всюду люди ссорятся, разрываются многолетние связи. События велики, но чем они больше, тем причины ссор меньше. Так и быть должно, потому что становится жить под нависшей тяжестью все теснее и теснее. Так мы разошлись с Разумником Из-за чего? Я сказал ему, что не могу подписывать свое имя в Черновской газете и прошу рассказ мой разобрать. Он говорит, что разобрать нельзя, потому что он сверстан. Тогда я изменяю заглавие рассказа и подписываю другим именем. Рассказ, однако, за моей спиной восстанавливается и печатается за моей подписью. Сущие пустяки, но отношения разрываются.

 

 

 

Ольга Палей

 

Нас освободили, и было как раз время, чтобы бежать из Царского. Увы, это был не единственный случай, который мы упустили! Мой сын Александр привел несколько преданных офицеров, предлагавших свои услуги, чтобы помочь нам бежать. Один из них, по фамилии Бриггер, которого я встречала у молодого Юсупова, по поручению своего начальника отыскал князя и сказал ему: Ваше высочество, опасность для вас и вашей семьи становится с каждым днем все больше. Я умоляю вас выслушать меня и положиться на меня. Я авиатор, и мой начальник, полковник Сикорский, изобретатель Ильи Муромца , в курсе моих планов. Я спущусь ночью на одну из лужаек Царскосельского парка, которую мы с вами вместе выберем. Вы придете туда с княгиней, вашими детьми и небольшим количеством багажа. Аппарат мой настоящая комната с двумя креслами. Через четыре часа мы будем в Стокгольме

 

Великий князь печально посмотрел на него. Милый друг, вы видите, что я тронут до глубины сердца, но то, что вы только что предложили мне, похоже на фантазии Жюль Верна! Каким образом хотите вы, чтобы мы исчезли и никем не были замечены хотя бы самые незначительные сборы? Ведь за нами следят, шпионят, слуги не спускают с нас глаз Нас захватят на месте, и наша судьба, да и ваша также, будет еще более тяжелой, чем в настоящее время Бриггер ушел в отчаянии. Поручение, которое возложил на него Сикорский, потерпело неудачу. Я увидела его только через месяц после его визита; а два месяца спустя он убежал от нашествия большевиков

 

 

 

Константин Станиславский

 

Жена волнуется о следующем: если придется ехать в Крым, тогда можно будет отсрочить поездку; если же на Кавказ, то 28 сентября идет последний в этом месяце поезд на Кисловодск. Я не понял хорошо последний ли вообще, тогда отъезд 28-го неизбежен, если же только в этом месяце, тогда Дело в том, что прошел слух, что 1 октября солдаты бросают ружья и уходят с фронта. Жена, по-видимому, поверила слуху и боится попасть в волну людского потока.

 

 

 

Константин Бальмонт
Корнилов

 

В стране, что ложью обессилена,
Средь жалких умственных калек,
Где, что ни слово, то извилина,
Ты прямодушный человек.

 

В тебе спокойный ум крестьянина,
И дух бесстрашный казака,
Была душа заботой ранена,
Но жертва родине легка.

 

Где власть безвластье, где скоплением
Кривых затей всех душит нас,
Своим достойным выступлением
Напомнил ты, что грозен час.

 

Твоя нога в бою прострелена,
Не дух звездой уводит в твердь.
Ты всем напомнил: Здесь расщелина,
Засыпьте пропасть. Или смерть .

 

Как белый лебедь, полный гордости,
Плывет, и им светла волна,
Твой лик твердит: Нам нужно твердости,
Любовь к России нам нужна .

 

Перед тобой склонен в восторге я.
Он предрешенный твой удел:
Ведь имя Лавра и Георгия
Герою битв и смелых дел.

 

С тобой душою вместе в плене я,
Но что бы ни промолвил суд,
Бойцу, я знаю, поколения
Венец лавровый принесут.

 

 

 

Григорий Зиновьев

 

Адский замысел, задуманный кадетами, Корниловым, Савинковым, Филоненко и Ко, начинает обрисовываться во всем своем коварстве. Клубок этот только еще начинает распутываться, и, если республиканские диктаторы не ухитрятся все концы схоронить в воду, многое из того, что сейчас еще является тайным, станет наконец явным. И Россия получит первый наглядный урок того, какая грязь, какие подлости возможны в буржуазной республике. Пока можно считать вполне установленным одно: и Савинков, и Филоненко два рыцаря, которым каприз Керенского отдал в руки судьбы многомиллионной армии, оба эти рыцаря прекрасно знали о том, что Корнилов подтягивает к Петрограду дикую дивизию .

 

Более того, Корнилов утверждает, что конный корпус он послал по прямому распоряжению тогдашнего военного министра Савинкова. Сам Савинков, правая рука Керенского, этого не отрицает. Напротив, Савинков вполне подтверждает это заявление Корнилова и со своей стороны только скромно замечает, что он отдал это распоряжение по приказанию самого Керенского.

 

Корнилов отсылает к Савинкову, Савинков отсылает к Керенскому. Дедка за бабку

 

 

 

Всеволод Мейерхольд

 

Вчера я получил письмо от Профессионального союза петроградских сценических деятелей (с отметкой 12 сентября1917 ). Оно шло тринадцать дней. Можно подумать, что Союз помещается где-нибудь во Владивостоке или в Туркестане. Почта, конечно, ни при чем. По-видимому, президиуму важно, чтобы на письме значилось: отправлено 12 сентября.

 

Пишет мне Союз вот что: Члену Союза Вс. Эм. Мейерхольду. Вследствие протеста петроградских делегатов на Всероссийской конференции 22 августа сего года против выборов в Исполнительный комитет члены Профессионального союза петроградских сценических деятелей Ермаков, Егоров, Добролюбова, Левик, Лапицкий, Попов и Костин отказались от своих полномочий. Доводя об этом до Вашего сведения, совет просит сообщить, присоединяетесь ли Вы к этому протесту делегатов Союза или считаете возможным оставаться в Исполнительном комитете .

 

Сообщаю об этом вам, Владимир Ленин. Я затребую у Союза протест , ибо, для того чтобы отвечать на такое письмо, надо иметь в руках документы (копии писем делегатов с протестом, в них имеются, вероятно, и мотивации). Какую мы сделали ошибку, что не сорвали кандидатуры союзников , слишком ясно определившихся в своем черносотенстве в течение заседаний конференции.

 

 

 


Мария Бочкарева

 

Я забрала документы и в тот же вечер уехала, сказав своим солдатикам, что вернусь не позднее чем через неделю, и это был предельный срок их терпения. По прибытии в Петроград я направилась в те казармы, которые занимал мой батальон до отправки на фронт. Достаточно было первого впечатления, чтобы понять, какое гнетущее состояние безысходности переживала российская столица. Улыбки, радость и веселье исчезли с лиц прохожих. Уныние и тревога, казалось, были разлиты в самом воздухе, отражались в глазах всех и каждого. В городе не хватало продуктов питания. Повсюду бродили толпы красногвардейцев. Большевизм открыто и дерзко шагал по улицам, словно уже наступило его время.

Ответить

Фотография ddd ddd 28.09 2017

Уильям Сомерсет Моэм

Петроград. Вечерами он куда красивее. Здешние каналы удивительно своеобразны, и хотя порой в них можно уловить сходство с венецианскими или амстердамскими, оно лишь подчеркивает их отличие. Неяркие, приглушенные краски. Близкие к пастельным, но такие нежные, какие художникам редко удается передать. От каналов веет тишиной, бесхитростностью и наивностью; этот фон представляет отрадный контраст русским с их необузданным воображением и буйными страстями. Сегодня в Александринском театре начинает заседать Демократическое совещание. Это съезд рабочих, а значит, по этим делегатам со всех концов России можно составить представление о тех слоях, которые их сюда послали.

Обозрев их лица, я поразился: это были по преимуществу крестьянские лица; встречались, разумеется, и во множестве, евреи, со сметливыми настороженными глазами; по моим предположениям, среди собравшихся (а в театре набилось чуть ли не две тысячи человек) немало проходимцев, но в целом они произвели на меня впечатление людей не аморальных, а неразвитых и грубых; у них лица людей невежественных, на них написано отсутствие мысли, ограниченность, упрямство, мужицкая неотесанность; и хотя одни были в крахмальных воротничках и пиджаках, а другие в форме, меня не оставляло ощущение, что они недалеко ушли от медлительных землепашцев. Они безучастно слушали выступления. Ораторы говорили очень долго. Заседание, назначенное на четыре, началось лишь в пять и продолжалось чуть ли не до полуночи. За это время выступило всего пять человек, речи были примерно одной продолжительности. Ораторы говорили очень быстро, пылко, но однообразно; все были убийственно серьезны и не пытались оживить речь ни занимательной историей, ни шуткой; они даже не давали слушателям передохнуть, приведя простой факт, а ограничивались общими фразами и призывами; все речи были, в сущности, пустой болтовней. Один профессор права сказал как-то студентам: Когда выступаете в суде, если в пользу вашего подзащитного говорят факты, вбивайте это в головы присяжных, если в его пользу говорит закон, вбивайте это в голову судье . А что если и факты, и закон против нас? спросил один из студентов. В таком случае бейте что есть мочи кулаком по столу , ответствовал профессор. Эти ораторы без передышки били кулаком по столу. Но большого впечатления не производили. Точь-в-точь таких ораторов можно встретить на собрании в поддержку какого-нибудь кандидата радикальной партии одного из избирательных округов Южного Лондона.

Чернова называют злым гением революции и все боятся; он, как полагают, пользуется невероятным влиянием и при этом не обладает ни силой характера, ни яркой индивидуальностью; он коренастый, с крупными грубыми чертами лица и седой шевелюрой. Таких краснобаев-социалистов можно встретить по всему свету, говорил он невероятно долго, с утомительным пафосом. Церетели, министр иностранных дел, говорил четко и по делу, но невыразительно, заурядная речь заурядного человека. Удивляет, что такие посредственности правят огромной империей, и я задался вопросом: что их выдвинуло из этой толпы безликих людей, которых они, судя по всему, не превосходят ни характером, ни силой воли, ни умом.

Подлинный энтузиазм у собравшихся вызвал лишь Керенский. Любопытно было поглядеть на человека, за такое короткое время поднявшегося на вершину власти и славы; и тут я был вновь ошарашен: в Керенском не чувствуется силы, и это сразу бросается в глаза. Не возьму в толк, как его враги смогли угадать в нем наполеоновских масштабов замыслы. Он больше напоминает Сен-Жюста, чем Бонапарта. Керенский сидел посередине царской ложи, председательствующий объявил его выступление, и он проследовал по центральному проходу на сцену. Одет он был в костюм защитного цвета, за ним шли два адъютанта. Он немного грузнее, чем мне представлялось, без бороды и усов, волосы острижены ежиком; но прежде всего я обратил внимание на его цвет лица. Кому не доводилось читать о том, как лицо героя позеленело от ужаса, и я всегда считал это вымыслом романистов. Но именно такой цвет лица был у Керенского. Он стремительно поднялся на сцену, обошел вокруг стола, где сидел президиум, и по очереди поздоровался с каждым из делегатов за руку. Рукопожатие у него быстрое, порывистое, с лица его при этом не сходило выражение тревоги. Вид у него был, как ни странно, загнанный. Он явно нервничал. Он переживал опасный момент его в открытую обвиняли в пособничестве мятежу генерала Корнилова, и большевики это совещание организовали они относились к нему враждебно; было известно, что здесь может решиться его судьба, и, если экстремисты окажутся в большинстве, его, как предполагалось, заставят подать в отставку. Никто не знал, что он предпримет, но складывалось мнение, что в отставку он не подаст, а переведет правительство в генеральный штаб и, отдав Петроград большевикам, будет править Россией, опираясь на армию. В начале речи Керенский практически поставил вопрос о вотуме доверия. Он говорил около часа, свободно, не заглядывая ни в какие заметки, хотя его постоянно прерывали. Говорил с большим подъемом. Над оркестровой ямой пролегали мостки для прохода на сцену, и он то и дело сбегал по ним, пока не оказался чуть ли не среди слушателей, можно было подумать, что он хочет обратиться к каждому из них лично. Он взывал к чувствам, не к разуму. Ему все чаще аплодировали, попытки же прервать его пресекались все более раздраженно. Люди, похоже, почувствовали, что перед ними искренний, прямодушный человек, и если он и допускал ошибки, это были ошибки честного человека. Голос его красивым не назовешь, говорит он на одной ноте, без модуляций; в его ораторских приемах нет контрастов и, я бы сказал, ничего вдохновляющего. Воздействовал он лишь своей серьезностью и объективностью. Закончив речь, он быстро обошел стол, пожал руки делегатам и ушел в ложу под гром аплодисментов. В ответ на рукоплескания он уже из ложи сказал несколько слов и покинул театр. В этот день победа осталась за ним.

Савинков. Ему от сорока до пятидесяти, среднего роста, стройный, с наметившейся плешью; черты лица ничем не примечательные, глаза маленькие, пронзительные, сдвинутые к переносице. Легко представить, что порой они бывают жестокими. Одет тщательно: высокий воротничок, неброской расцветки галстук с булавкой, сюртук, лакированные ботинки. У него вид преуспевающего адвоката. Ничто в наружности Савинкова не говорит о его бешеном нраве. Он производит впечатление человека воспитанного, не слишком интересного, но обладающего некоторым весом. Манера поведения у него спокойная, сдержанная и скромная. Лишь когда он заговорил, я понял, что передо мной человек выдающийся. Он говорил по-русски и превосходно по-французски, свободно и правильно, разве что иногда употреблял не тот род, говорил неспешно так, словно прежде обдумывает свои слова, но было ясно, что он обладает завидным умением как нельзя более точно выражать свою мысль. Голос у него тихий, приятный, выговор очень четкий. Более пленительного собеседника мне не доводилось встречать. Если тема требовала серьезности, он был серьезен, к месту шутлив; его высказывания были настолько обоснованны, что с ним нельзя было не согласиться; убеждать он умел как никто другой; притом и веская речь, и внушительная сдержанность говорили о железной воле без нее его беспощадность была бы необъяснима. Я не встречал ни одного человека, от которого исходило бы такое ощущение уверенности в себе.

Он рассказал мне две любопытные истории. После боев 18 июля, когда русские потерпели позорное поражение, Керенский, который вместе с ним видел, как они бегут с поля боя, предложил Савинкову поехать в его машине. Савинков а он был в ту пору военным министром решив, что Керенский хочет посоветоваться, как устранить последствия разгрома, сел в автомобиль, и они отправились в путь. Однако Керенский как в рот воды набрал. Вид у него был испуганный, убитый. Лишь раз он нарушил молчание, продекламировав затасканные строки второразрядного поэта; Савинков не поверил своим ушам. Что общего между этими сентиментальными стишками и трагедией их родины? Заключил он свой рассказ так: Как характерно, что этот недоучка искал утешения у такого плохого поэта . Нечто подобное произошло и при падении Тернополя. Савинков, видя, что русские пустились наутек, кинулся к Корнилову рассказать, что творится. У Корнилова ни один мускул не дрогнул в лице; без малейших колебаний он сказал: Расстрелять их . По тому, как Савинков излагал эту историю, было видно: в Корнилове он узнал человека, равного ему силой духа.

А вот и другая история. Он возвращался с фронта с Керенским, и уже в Петрограде, на вокзале, премьеру вручили телеграмму. Он пробежал ее и передал Савинкову со словами: Займитесь, пожалуйста, этим делом . Телеграмма была от женщины, которая просила помиловать сына, он дезертировал и подлежал расстрелу. Савинков никакого касательства к этому делу не имел: не он выносил приговор и помиловать дезертира было не в его власти. Керенский передал ему телеграмму, чтобы снять с себя ответственность, которой страшился. И вот ведь что любопытно, закончил свой рассказ Савинков, Керенский никогда не возвращался к этому делу; он так и не набрался духу спросить, что же я предпринял .

Савинков описывал Керенского как человека не дела, а фразы, тщеславного, не терпящего возражений и окружающего себя подхалимами, болезненно многословного, который произносит речи с глазу на глаз со своими министрами и даже наедине с адъютантом в автомобиле, человека, у которого недостает ни образования, ни воображения, измотанного, с издерганными нервами. Не будь он начисто лишен воображения, сказал Савинков, он никогда бы не водворился в Зимнем дворце со всеми своими домочадцами .

Керенский. Вид у него болезненный. Все знают, что он нездоров; он и сам не без некоторой бравады говорит, что жить ему осталось недолго. У него крупное лицо; кожа странного желтоватого оттенка, когда он нервничает, она зеленеет; черты лица недурны, глаза большие, очень живые; но вместе с тем он нехорош собой. Одет довольно необычно на нем защитного цвета костюм, и не вполне военный, и не штатский, неприметный и унылый. Керенский стремительно вошел в комнату в сопровождении адъютанта, пожал мне руку крепко, быстро, машинально. Он был до того взвинчен, что это даже пугало. Усевшись, он заговорил и говорил без умолку, схватил портсигар, беспрестанно вертел его в руках, отпирал, запирал, открывал, закрывал, снова защелкивал, поворачивал то так, то сяк. Говорил торопливо, пылко, его взвинченность передалась и мне. Чувство юмора у него, как мне показалось, отсутствует, зато он непосредственно, совсем по-мальчишечьи любит розыгрыши. Один из его адъютантов сердцеед, и ему часто звонят женщины по телефону, стоящему на столе Керенского. Керенский брал трубку, выдавал себя за адъютанта и бурно флиртовал с дамой на другом конце провода это его очень забавляло. Подали чай, Керенскому предложили коньяку, и он уже было потянулся к рюмке, но адъютант запротестовал: спиртное Керенскому вредно, и я очень потешался, слушая, как он точно избалованный ребенок улещивал молодого человека, уговаривая разрешить ему хотя бы одну рюмочку. Он был очень весел, много смеялся. Я так и не уразумел, благодаря каким свойствам он молниеносно вознесся на такую невероятную высоту. Разговор его не свидетельствовал не только о большой просвещенности, но и об обычной образованности. Я не почувствовал в нем особого обаяния. Не исходило от него и ощущения особой интеллектуальной или физической мощи. Однако поверить, что своему возвышению он обязан исключительно случаю и занял такое положение лишь потому, что никого другого не нашлось, невозможно. На протяжении беседы он все говорил и говорил так, словно не в силах остановиться, в нем постепенно проступило нечто жалкое; он пробудил во мне сострадание, и я подумал: уж не в том ли сила Керенского, что его хочется защитить; он чем-то располагал к себе и тем самым вызывал желание помочь; он обладал тем же свойством, которым в высшей степени был наделен Чарльз Фроман, умением пробуждать в окружающих желание расшибиться для него в лепешку.

Я не заметил в нем непомерного тщеславия, о котором так много говорили, напротив, мне показалось, что он держится просто, не позирует. Его искренность не вызывала во мне сомнений: я увидел в нем человека, который старается сделать все, что может, горящего бескорыстным желанием послужить не так отчизне, как соотечественникам. В России пылкость Керенского сослужила ему добрую службу здесь любят непосредственное выражение чувств; у меня, с моей английской сдержанностью, это вызывало чувство неловкости. Меня коробило, когда его голос то и дело пресекался от волнения. Я конфузился от того, что такие благородные чувства выражаются в открытую. Но в этом и состоит одно из тех различий между русскими и англичанами, из-за которых мы никогда не сможем понять друг друга. В итоге он произвел на меня впечатление человека на пределе сил. Судя по всему, бремя власти ему непосильно. Это объясняет, почему он не способен ни на какие действия. Боязнь сделать неверный шаг перевешивает желание сделать верный шаг, и в результате он ничего не предпринимает до тех пор, пока его к этому не принуждают. И тогда к каким только уверткам он ни прибегает, чтобы, не дай бог, не понести ответственность за последствия этого шага.





Евгений Вахтангов

Солдат говорит соседке:

Вот у нас в деревне помещица была. Дура. Взяли мы у нее все. Приходим, а она все лучше нас живет. Отобрали и это. А она все лучше нас живет. Мы ее и убили.

Почему ж убили?

Да так, дура она.
Ответить

Фотография Alisa Alisa 28.09 2017

Меньшевик Суханов вспоминал о том, как в вечер революции на помощь осажденному Временному правительству отправилась делегация городской Думы:         "Правый эсер Наум Быховский выступил с радикальным проектом.

— Дума не может остаться безучастной, когда достойные борцы за народ, покинутые в Зимнем дворце, готовятся к смерти. Вся дума полностью должна сейчас же отправиться в Зимний дворец, чтобы умереть там вместе со своими избранниками!

В ответ на вызов имен 62 человека заявили, что они идут умирать! Четырнадцать большевиков заявили, что они идут в Смольный; три меньшевика-интернационалиста заявили, что они никуда не идут и остаются в думе. Министрам позвонили в Зимний: к ним идет дума во главе с Прокоповичем; опознайте друзей по двум фонарям, которые понесет Прокопович, и пропустите думу во дворец… Гласные в героическом настроении всей толпой двинулись на улицу.

Гласные с двумя фонарями всей толпой, вместе с крестьянским ЦИК мерно отбивали шаг по темному, довольно пустынному Невскому. В эту холодную осеннюю ночь они шли принять смерть от большевистских пуль и ядер, со своими избранниками, за свободную родину и революцию…

Короткий конец этой длинной истории был таков. Пройдя несколько сажен, у Казанского собора они встретили патруль Военно-революционного комитета. Патруль, естественно, не мог не заинтересоваться этой процессией. Начальник заявил, что дальше он ее не пропустит. В ответ на это последовал взрыв негодования и гневных восклицаний.

Прокопович забрался на какой-то ящик и, размахивая своим зонтиком, обратился к демонстрантам с речью:

— Товарищи и граждане! Против нас пущена в ход сила. Мы не можем нашей невинной кровью запятнать руки этих невежественных людей!.. Вернемся в думу и обсудим средства спасения страны и революции!

После этого процессия вернулась в думу".

Ответить

Фотография ddd ddd 29.09 2017

Михаил Богословский

 

Суббота. Восстание в Финляндии. Незаконно собрался распущенный Сейм, и тальман сорвал печати, наложенные на двери Сейма генерал-губернатором Некрасовым. Русские войска, стоящие в Гельсингфорсе, все большевики, не только отказались препятствовать собранию Сейма, но не допустили в Гельсингфорс посланные из Петрограда новые войска. Керенский на Демократическом совещании, вновь протанцевавший свой словесный танец, на этот раз танец отчаяния , объявил, что немецкий флот, зная о положении дел в Финляндии, плывет в Финский залив. Верно замечание, что Россия теперь, как проститутка, привыкла к своему позору и не стыдится его. Восстание Финляндии и поведение наших войск там наш новый позор, еще плюс к сотне наших позоров. А на совещании потоки словоизвержения, и потоки, очевидно, будут литься, пока их не заткнут немцы.

 

 

 


Анна Аллилуева

 

Открылось Демократическое совещание. На этом совещании я работала опять в мандатной комиссии. Помню радостную встречу с кавказцами. Дня через два после начала совещания Сталин привел к нам домой товарища из кавказской группы. Мы его не знали. Иосиф Виссарионович сказал:

 

Познакомьтесь, мой товарищ.

 

Мы с любопытством поглядели на гостя, который конфузливо пожал всем руки, улыбаясь большими добрыми глазами. Гость сразу расположил нас к себе.

 

Не очень высокий, коренастый, с черными гладкими волосами, с бледным матовым лицом. Говорил он с заметным кавказским акцентом. Сталин сказал нам:

 

Это Камо. Послушайте его. Он вам такое расскажет!..

 

В самом деле, это был Камо, герой легендарных приключений. Сталин дружески подразнивал его:

 

Знаете, почему его зовут Камо? Да потому, что он всегда твердит: кому, кому!

 

Камо только улыбался шуткам Сталина. Иосиф Виссарионович оставил у нас гостя, а сам ушел, бросив на прощание:

 

Вы его порасспросите, пусть он вам о всех своих похождениях расскажет.

 

Камо просидел у нас весь вечер, и мы не заметили, как прошло время, так захватили нас рассказы этого настоящего романтика революции.

Ответить

Фотография ddd ddd 07.10 2017

Петр Половцов

Вообще, национальные тенденции в разных углах принимают все более и более агрессивный характер. Особенно плохо дело между терскими казаками и ингушами, главным образом из-за земель, отобранных у ингушей в пользу казаков при покорении Кавказа. Картина борьбы между ними получается такая: обыкновенно в воскресенье казаки, подвыпив, совместно с артиллеристами русских частей, расквартированных в их станицах, выкатывают пушку и начинают угощать шрапнелью ингушские аулы, а затем мирно заваливаются спать. В понедельник ингуши производят мобилизацию и переходят в энергичную контратаку на казаков, вторник идет война, а в среду заключается перемирие, и прикатывают во Владикавказ депутации обеих сторон, каждая к своему правительству, с горькими жалобами на противную сторону.

В четверг происходят дипломатические переговоры, в пятницу заключают мир, в субботу депутаты разъезжаются после торжественных клятв в вечной дружбе, а в воскресенье вся история начинается сначала. Иногда, конечно, бывают более продолжительные периоды мира, исчисляющиеся, однако, все-таки днями, но в общем совместная жизнь казаков и ингушей протекает по аналогичной схеме, а мое положение как главнокомандующего-вооруженными силами обеих воюющих сторон довольно оригинально и, пожалуй, в истории невиданное.
Ответить

Фотография ddd ddd 08.10 2017

Александр Керенский

Терещенко с мрачным видом сообщил мне, что три посла союзных стран намерены вручить мне вербальную ноту. Встречу с ними я назначил на следующий день, пригласив сопровождать меня министров Коновалова и Терещенко.

Нота трех держав была зачитана дуайеном дипломатического корпуса послом сэром Джорджем Бьюкененом.

Лишь однажды до этого я видел посла в таком волнении в тот день, когда он был вынужден передать решение своего правительства об отказе предоставить царю и его семье права проживания на английской территории во время войны. Истинный дипломат, сэр Джордж всегда отличался сдержанностью и умел владеть собой.

Какое же глубокое эмоциональное потрясение переживал сэр Джордж, если пальцы его дрожали, щеки покрыл стыдливый, почти что девичий румянец, а на глаза навернулись слезы. Все это было.

Рядом с сэром Джорджем сидел новый французский посол Нуланс, который считался экспертом французского сената по финансовым и аграрным вопросам. Бог знает, каким образом он оказался назначенным на пост посла. В отличие от британского дипломата, Нуланс чувствовал себя превосходно и, судя по всему, испытывал удовольствие от того, что союзники наконец-то решили проявить твердость в отношении Временного правительства.

Итальянский посол Марчезе Карлотти играл роль стороннего наблюдателя. Совместная нота звучала весьма и весьма определенно: в ней содержалась угроза прекратить всю военную помощь России в случае, если Временное правительство не предпримет немедленных мер, судя по всему, в духе корниловской программы для восстановления порядка на фронте и по всей стране.
Ответить

Фотография ddd ddd 09.10 2017

Сергей Каблуков

Представителем Совета раб. и солд. депутатов избран Бронштейн, именующий себя Троцким большевик. Песня Совета спета! Прежние вожаки его, Чхеидзе и Гоцлибердан , перекочевали в пресловутый предпарламент в качестве политических банкротов. Социалистический кавардак расцветает пышным цветком. Керенский помогает сумятице. И ползут слухи, что русские войска, стоящие в Финляндии, распродали свое вооружение финнам и ожидаемому немецкому десанту оказать сопротивление не могут.

Этот слух инспектор здешней Духовной академии Зарин приписывает Карташеву. Будто бы посоветовавшему вывозить академическую библиотеку. Кстати Карташев вернулся во Врем. пр-во на свою прежнюю должность министра исповеданий.



Иван Павлов

Это истина, если я скажу, что я прямо как бы потерял основной смысл в своей научной деятельности при мысли, что родина погибла. Для кого же я тогда стараюсь?

Вот мои истинные чувства. Теперь будет понятно, почему я живу с двумя мыслями. С одной стороны с мыслью о физиологии, а с другой стороны что будет с моей родиной, с мыслью о том, что ждет мою родину, к чему все это приведет. И других мыслей у меня нет. Безостановочно преследуют меня эти две мысли.



Матильда Кшесинская

Стало выясняться, что о возвращении в Петербург и думать нельзя, дом мне не возвращали, и неизвестно было, отдадут ли его, да и общее состояние было такое, что лучше было оставаться в Кисловодске на зиму. Я стала приискивать себе зимнее помещение.
Ответить

Фотография ddd ddd 10.10 2017

Виктор Шкловский

Мы пришли в чужую страну, заняли ее, прибавили к ее мраку и насилию свое насилие, смеялись над ее законами, стесняли ее торговлю, не давали ей открывать фабрик, поддерживали шаха. И для этого нами держались войска. Это был империализм, и главное это был русский империализм, то есть империализм глупый. Мы провели в Персию железную дорогу, создали в Урмийском озере флот, провели колоссальное количество дорог по долинам, проложили дороги через перевалы, в которых со времен Адама не было никаких дорог, кроме ишачьих троп, где курды только кострами выжигали самые тяжелые места и выковыривали потом раскрошенный камень чуть ли не ногтями. Денег в Персию было убито много. И все это было бесполезно, все это был крепостной балет. Мы жали и душили, но не ели труп.




Софья Толстая

Приехал Петр Алекс. Сергеенко, говорит, что прислан министром Никитиным узнать о беспорядках в Ясной Поляне.
Ответить

Фотография ddd ddd 12.10 2017

Василий Панкратов

Отряд особого назначения до сих пор еще не успокоился, и на выяснении вопросы: кем именно, по чьему распоряжению и для кого было прислано сюда вино (6 ящиков) в числе вещей, отправленным Министерством двора?

Убедительно прошу дать исчерпывающий ответ для устранения подозрений и успокоения отряда. С этою целью командируются два делегата: Бурыхин и старший унтер-офицер Кусякин. Затем прошу снабдить Бурыхина удостоверением, что он был назначен сюда Вами. На днях стрелки спросили о таковом удостоверении, его не оказалось. Должен сказать, что обнаруженное вино сразу испортило настроение стрелков и их отношение, особенно к офицерам.

С большим трудом удается сглаживать и рассеивать подозрения. У некоторых возникали подозрения, что вино было прислано для офицеров (?). Еще раз прошу убедительно разъяснить делегатам Бурыхину и Кусякину, что история с присланным вином никоим образом не может ложиться пятном на отряд. Это последнее всего более волнует стрелков. Мои уверения оказываются для них недостаточными. Ждут Ваших разъяснений.

В присланной мне бумаге В. Сомовым предлагается разрешить б. царю и его семье загородные прогулки и посещение церкви. Последнее уже делается. Что же касается прогулок, то в настоящее тревожное время пришлось бы это делать при помощи извозчиков. Для этого потребуется целая кавалькада, так как и для стрелков тоже понадобятся извозчики, что слишком шумно и сложно. Так я отказал в этих загородных прогулках б. ц., который живет с достаточными удобствами. Двор, где он и его семья гуляют, достаточно большой, более чем нужно. Но как только все успокоится и представится возможность устроить загородную прогулку безопасно я это сделаю.

Бумага, присланная Сомовым, не подписана Вами, Александр Федорович. Я просил бы прислать мне таковую с Вашей подписью.

Бывший царь просит моего разрешения допустить в качестве законоучителя к его младшим дочерям священника благовещенской церкви отца Алексия. Я ему ответил, что закон божий может преподавать и госпожа Битнер, о которой я уже сообщил Министру Председателю. Бывший царь заявил, что для него это неприемлемо. Я же со своей стороны нашел невозможным допустить священника как законоучителя, мотивируя отказ тем, что всякое посторонее лицо осложняет обстановку.




Петр Кушников

Сейчас купили у команды пехотного полка 21-й дивизии корову, которую они поймали в Карпатах; теперь же они нам ее продали за 400 р. Командир Новадовский уже здесь (где не было боев) просил доктора дать ему свидетельство о ранении, чтобы получить нужное ему старшинство, не будучи раненым. Такое явление не есть исключительное; при плохом докторе оно очень распространено. Меня офицеры уверяли, что полковники и даже генералы весьма часто имеют незаслуженные нашивки, а также боевые ордена. Здесь солдаты сознаются, что воевать не хочется, потому что нет настроения, нет подъема духа, нет уверенности в победе, в противоположность немецким солдатам.





Альфред Нокс

Только что у меня побывал полковник Г. (офицер Генерального штаба с Северного фронта). Он, разумеется, хотел бы в случае, если будет заключен сепаратный мир, отправиться в нашу армию хоть в качестве рядового солдата. Он рассказал, что у солдат на фронте нет сапог и теплой одежды, что у многих нет шинелей. Они разыгрывают между собой сапоги. Командиры не могут провести инспекцию с целью проверить наличие одежды, так как эти обязанности теперь должны выполнять комитеты!

По его словам, большевизм побеждает повсюду в тылу, и очень сомнительно, что солдаты и дальше останутся в окопах. Вполне возможно, что все они разом оставят позиции уже через несколько часов после начала переговоров о мире. Он предложил позвать на помощь японцев и американцев, предлагать большие деньги и нанять убийц, чтобы избавиться от Ленина, и далее в том же духе, например, применять газовые бомбы в местах собраний большевиков!





Георгий Плеханов

Если читатель вспомнит ту речь, которую произнес Керенский, закрывая Московское совещание, и сравнит ее с той частью декларации обновленного правительства, которая относится к вопросу о войне, то он вынужден будет признать, что в самом деле времена меняются, и мы в оных . В своей второй московской речи Керенский послал проклятия в адрес всех, заговаривающих в настоящее время о мире.

Результатом только что закончившегося Петроградского совещания явился захват политической власти революционной демократией, т.е., выражаясь точнее, революционной кружковской интеллигенцией, за которой отчасти сознательно, а, главным образом, бессознательно следует наиболее подвижная часть народной массы.

Считаясь с этим фактом, наш верховный главнокомандующий увидел себя вынужденным вспомнить, что и сам он не чуждался когда-то циммервальд-кинтальских мечтаний. Очевидно, то же надо предположить о большинстве тех наших министров, которые входили в состав правительства еще во время Московского совещания и которые рукоплескали воинственным речам Керенского. Конечно, люди другого закала поступили бы иначе. Однако французы говорят, что самая красивая девушка может дать только то, что она имеет.





Владимир Набоков

Мы условились с Малянтовичем только что назначенным новым министром юстиции, что я приду к нему. Он поведал мне причину своей озабоченности. Она касалась пресловутого Соколова, которого Керенский назначил за два-три месяца до того сенатором первого департамента. У Соколова вышло столкновение с первоприсутствующим по вопросу о мундире. Соколов не захотел подчиниться решению, принятому сенаторами, сохранить для открытых заседаний и общих собраний мундир. Он явился в одно из таких заседаний в сюртуке и имел довольно бурное, по-видимому, пререкание с Враским (меня в этом заседании не было), в результате чего вынужден был удалиться. Тогда он прислал заявление министру юстиции, в котором указывал на то, что сенат составил совершенно незаконное и произвольное требование, заставляя сенаторов, надевать на себя эмблемы рабства (этими словами он обозначал пуговицы на мундире с изображением двуглавого орла над законом), и сам в свою очередь требовал решения вопроса законодательным путем в демократическом духе.

Малянтович был страшно озадачен. Как вы думаете, что нужно сделать? спрашивал он меня. Я ему иронически отвечал, что не задумывался над этим серьезным и сложным вопросом, и прибавил, что на его месте бросил бы заявление Соколова в корзину под стол. Как можно! Ведь вы же знаете Николая Дмитриевича. Он этого так не оставит. Я уже думаю образовать по этому вопросу какую-нибудь комиссию. Главное, сейчас очень трудно вводить новые пуговицы. Откуда их взять? И они будут для сенаторов новым большим расходом Так как я не отвечал ничего, он со вздохом закончил: Может быть, вы потом что-нибудь надумаете по этому вопросу

Таким ничтожным, жалким вздором занимался член Вр. правительства.





Джон Рид

День за днем большевистские ораторы обходили казармы и фабрики, яростно нападая на правительство гражданской войны . Однажды мы отправились в битком набитом паровике, тащившемся по морям грязи мимо угрюмых фабрик и огромных церквей, на казенный Обуховский военный завод, около Шлиссельбургского проспекта.

Митинг состоялся в громадном недостроенном корпусе с голыми кирпичными стенами. Вокруг трибуны, задрапированной красным, сгрудилась десятитысячная толпа. Все в черном. Люди теснились на штабелях дров и кучах кирпича, взбирались высоко вверх на мрачно чернеющие брусья. То была напряженно внимательная и громкоголосая аудитория. Сквозь тяжелые, темные тучи время от времени пробивалось солнце, заливая красноватым светом пустые оконные переплеты и море обращенных к нам простых человеческих лиц.

Луначарский худощавый, похожий на студента, с чутким лицом художника объяснял, почему Советы должны взять власть. Только они могут защищать революцию от ее врагов, сознательно разрушающих страну, разваливающих армию, создающих почву для нового Корнилова.

Выступил солдат с Румынского фронта, худой человек с трагическим и пламенным выражением лица. Товарищи, кричал он, мы голодаем и мерзнем на фронте. Мы умираем ни за что. Пусть американские товарищи передадут Америке, что мы, русские, будем биться насмерть за свою революцию. Мы будем держаться всеми силами, пока на помощь нам не поднимутся все народы мира! Скажите американским рабочим, чтобы они поднялись и боролись за социальную революцию!
Ответить

Фотография ddd ddd 13.10 2017

Владимир Чертков

Это святое дело борьба с насилием, в котором оружием является лишь любовь, оправдывать существование человечества на земле и зажигать сердца надеждой на лучшее будущее.

Считаем нужным поведать нашим друзьям в Англии, что и в России уже полтораста лет тому назад бывали случаи отказов от военной службы по религиозным убеждениям. С каждым годом, особенно за последние 20 лет, число отказывающихся в России все возрастало, а за время теперешней войны лиц, отказавшихся от военной службы по мотивам совести, насчитывается много сотен, причем немало таких лиц умерло в каторжных тюрьмах.
Ответить

Фотография ddd ddd 13.10 2017

Зинаида Гиппиус

Сегодня немцы сделали десант на Эзель-Даго. В стране нарастающая анархия. Позорное Демократическое совещание своим очередным позором и кончилось. На днях откроется этот предпарламент водевиль для разъезда. Дохлая правительственная коалиция всем одинаково претит. Карташев идет по той наклонной плоскости, на которую вступил весной. Его ценность все равно, уже наверно, будет потеряна. Но мне его жалко и как человека. И чем заразился?

Сохранившие остаток разума и зрения видят, как все это кончится. Все вплоть до Дня грезят о штыке ( да будет он благословен ), но поздно! поздно! Говорится: Пуля дура, штык молодец ; и вот, опоздали мы со штыком, дождемся мы пули-дуры .

Керенский продолжает падение, а большевики уже бесповоротно овладели Советами. Троцкий председатель. Когда именно будет резня, пальба, восстание, погром в Петербурге еще не определено. Будет.




Константин Сомов

Тревога у Анюты и у меня: взяты Эзель и Даго.

Работал над окончанием портрета L'ombre de Manon (так хочу его назвать). После обеда ходил к Остроградскому, который при мне прокорректировал текст Le Livre'a. Вернулся, заходил к Анюте, затем смотрел книги La physiologie , очаровательно иллюстрированные Домье.





Сергей Каблуков

Вчера герм. войска заняли оо. Эзель и Даго. Это отдает им Рижский залив и приближает их к Финскому. Гапеал, Б. Порт и Ревель оказываются угрожаемыми. Устроив на Эзеле базу для цеппелинов, они смогут совершать налеты на Петербург, т.к. обладают гигантскими летательными аппаратами, могущими быть в пути 900 верст без спуска в дороге и плавающими на огромной высоте.

Понятно поэтому, какое чрезвычайное значение имеет наш десант на Эзеле.

Анархия, грабежи, погромы, солдатские пьяные бунты, самосуды, насилия, убийства умножились без числа и охватили уже всю Россию. Со дня на день все умножаются они все в новых и новых местах. Правительство уже никто не слушает, и оно безлично совершенно. Творится последний Божий Суд над опаскудившейся Россией.

А как богата она! Недавно в Соликамске открыты богатейшие залежи калия, являющегося драгоценнейшим материалом для удобрения. До настоящего времени калий для удобрений добывали только в одной Германии в Стасовых копях. Русского калия теперь будет более германского.

Соликамские копи купят американцы за миллиарды рублей, если только у нас будет порядок.





Мария Бочкарева

Наконец германцы не выдержали и подвергли наши позиции мощному артобстрелу. На данном направлении уже давно не велся артиллерийский огонь, и потому обстрел из тяжелых пушек вызвал большое смятение в наших рядах. Пострадали многие солдаты. Появились убитые и раненые. Потери батальона составили четверо убитыми и пятнадцать ранеными.

Корпус снова взбунтовался, и тут же состоялся шумный митинг. Солдаты потребовали немедленно меня расстрелять.

Она хочет войны, кричали они, а мы хотим мира. К стенке ее, и баста!

Однако комитетчики и мои друзья настойчиво убеждали солдат, что я действовала в соответствии с договоренностью.

В боевых действиях участвует только ее батальон, доказывали мои защитники, а нас она не касается. И вовсе не ее вина, что германская артиллерия не сразу взяла верный прицел и побила кое-кого из наших.




Иван Бунин

Поразила декларация правительства, начало: анархия разлилась от Корнилова! О негодяи! И все эти Кишкины, Малянтовичи! Ужасны и зверства и низость мужиков, легендарны.
Ответить

Фотография ddd ddd 13.10 2017

Григорий Зиновьев


Контрреволюция не может спокойно взирать на рост наших сил. Новое правительство хочет вызвать гражданскую войну сейчас, немедленно, чтобы попытаться в крови рабочих и солдат затопить революцию. Кадеты и значительная часть оборонцев добиваются немедленной гражданской войны во что бы то ни стало. Ибо в этой гражданской войне они видят единственную надежду спасти себя от неизбежного краха.

Негодование бурлит в широчайших массах рабочих, солдат и крестьян. Рабочие и солдаты не могут больше мириться с издевательствами буржуазии, с наглостью капиталистов, с бонапартизмом буржуазного правительства. Мы разделяем это негодование, с наших уст также рвется проклятие тем, кто хочет погубить величайшее революционное движение, какое когда-либо знал мир. И все-таки мы говорим: мы не пойдем на бой тогда, когда это нужно нашим врагам. Никаких частных выступений! Буржуазная контрреволюция нервничает так же, как она нервничала накануне корниловских дней. Она пускает в ход все ухищрения, чтобы вызвать рабочих и солдат на улицу. Будемте бдительны. Будем разоблачать все попытки буржуазии провоцировать вспышки гражданской войны. Все силы сосредоточим на подготовке съезда Советов на 20-е октября съезда, который один обеспечит созыв и революционную работу Учредительного собрания.

Наши силы растут и будут расти с каждым днем. Пойдемте еще шире в массы, будемте вспахивать еще глубже, давайте подымать еще более глубокие пласты. Идемте к солдатам, к матросам, к крестьянам, ко всем трудящимся. Беспощадная борьба против предательств, совершаемых соглашателями! Беспощадное разоблачение коалиционного правительства, правительства гражданской войны и буржуазной диктатуры! Беспощадное разоблачение комедиантского, контрреволюционного, булыгинского предпарламента! Борьба за съезд Советов. Мобилизация сил на съезде Советов. Вся власть Советам. Таков наш путь.



Владимир Набоков

Круг руководящих идей Церетели очень мал и узок, это, в сущности говоря, ординарнейший марксистский трафарет, крепко усвоенный еще на студенческой скамье. Все, что вне этого трафарета, все, что требует внутреннего проникновения, индивидуального подхода, самостоятельной работы мысли, все это оставляет Церетели совершенно беспомощным.

Я помню, как он в беседе со мною с глазу на глаз говорил о возможности захвата власти большевиками. Конечно, говорил он, они продержатся не более двух-трех недель, но подумайте только, какие будут разрушения. Этого надо избежать во что бы то ни стало . В его голосе звучала неподдельная паническая тревога. Он в то время верил в спасительное значение Совета Российской республики.
Ответить