←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Вабаллат

Фотография Стефан Стефан 04.03 2015

А что, Галерий сам стал августом? Или Констанций Хлор? Для законного получения титула нужна какая-то формальность. Или любой кто хотел мог объявить себя императором, да еще и августом? Хаос какой-то...

 

1-2. Нет. Передача полномочий от старших правителей Империи младшим осуществилась вполне законным образом. В 305 оба цезаря, Галерий и Констанций, получили титулы августов вместо Диоклетиана и Максимиана, которые отреклись от власти (последний по принуждению и поэтому лишь временно, до 307). Но система тетрархии без участия в управлении её основателя не продержалась и 2-х лет после упомянутого события.

3. До 285 необходимо было признание в Риме, при Доминате - в другой части или частях государства.

4. Если какой-либо римлянин самовольно объявлял себя августом, т.е. верховным правителем, он тем самым выражал претензию на верховную власть в Римском государстве, что, в случае непризнания со стороны легитимного императора-августа (легимитизация была довольно редким явлением), вызывало очередную войну. Впрочем, Магна Максима и официальное признание не спасло от казни как следствия поражения в войне с Феодосием. С другой стороны, победив предшественника, узурпатор мог узаконить своё правление - это особенно касается эпохи кризиса III в. Менее удачливые претенденты на положение августа заканчивали свою жизнь весьма плачевно.

5. Частое появление узурпаторов - явный признак нестабильности.

Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 05.03 2015

 До 285 необходимо было признание в Риме, при Доминате - в другой части или частях государства.

Любопытно. В связи с этим хотелось бы прояснить вопрос не с какими-либо малоизвестными персонажами, а достаточно известными лицами - например Септимием Севером и его провозглашения императором. Как известно, оно состоялось в Паннонии и было осуществлено исключительно войсками - отсюда вопрос - 

С какого конкретно времени (желательно месяца) Септимий Север являлся императором - с момента своего провозглашения в Паннонии или признания его таковым уже в Риме? 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 05.03 2015

Интересно отметить следующий любопытный факт: самопровозглашённые августы (в эпоху Принципата и Кризиса III в.), которые смогли утвердиться в Риме и таким образом получить признание от сената, в большинстве случаев считали началом своего правления момент самочинного провозглашения императором и августом, когда они присваивали себе титулы, полагающиеся главе государства.

Об этой особенности упоминает Кассий Дион: «Прожил он [Веспасиан] шестьдесят девять лет и восемь месяцев, а правил десять лет без шести дней. Это значит, что от смерти Нерона до начала правления Веспасиана прошли год и двадцать два дня. Я указываю это для того, чтобы не возникло никаких недоразумений у тех, кто берется вести счет времени по продолжительности правлений тех, кто был у власти. Они ведь не принимали власть последовательно друг за другом, но каждый из них, даже пока еще был жив другой правитель, считал себя императором, стоило ему только бросить взгляд на трон. Поэтому не следует складывать все дни их правлений, как если бы они следовали друг за другом в последовательном порядке, но надлежит считать их, как я уже отметил, все вместе, учитывая точную продолжительность времени» (Dio Cass. LXVI, 17).

Таким образом, происходило узаконение узурпации задним числом (постфактум). Ведь захватив насильственным путём управление Империей, необходимо было придать этому событию, являвшемуся изменой государству, вид естественного хода вещей, придав легитимность последующему правлению. Своеобразно себя повёл только Вителлий, ставший отсчитывать время собственного правления со дня признания его власти сенатом.

Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 05.03 2015

самопровозглашённые августы (в эпоху Принципата и Кризиса III в.), которые смогли утвердиться в Риме и таким образом получить признание от сената, в большинстве случаев считали началом своего правления момент самочинного провозглашения императором и августом, когда они присваивали себе титулы, полагающиеся главе государства.

Надо же.......своевременное добавление к 

До 285 необходимо было признание в Риме

:D

Ответить

Фотография Стефан Стефан 05.03 2015

Кстати, предание забвению (damnatio memoriae) легитимных, признанных сенатом августов после их смерти тоже случалось нередко, причём главную роль здесь играло отношение к таковым здравствующих монархов Империи. Например, память о Домициане была проклята при Нерве, о Коммоде - при Пертинаксе и Макрине, причём в другое время он дважды подвергался обожествлению.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 25.02 2017

5/2. Луций Юлий Аврелий Септимий Вабаллат Афинодор, царь Пальмиры, сын царя Септимия Одената и царицы Зенобии. Упоминается в ряде латинских надписей из Филадельфии (Бостры) с указанием на его римские титулы и знаки отличия: Im[p(eratori)] Caesari L(ucio) Iulio | Aurelio Septimio | Vaballatho | Athenodoro Per|sico maximo Ara|bico maximo Adia|benico maximo Pio | Felici Invicto Au[g(usto)] (ILS. III. 8924 = AE. 1904, 60), [L(ucius) Iuli]us Aureli[us] | [Septi]mius | [Va]ballath[us] | [Ath]enodorus [v(ir) c(larissimus) rex] co(n)s(ul) | [impe]rator dux | [R]o[m]anorum | XV, а также в греческих надписях из Пальмиры: [Αύτο]|κράτορος Ούαβαλλά[θου] | Άθηνοδώρου (CIG. II. 4503b = IGR. III. 1027 = OGIS. II. 647), [β]ασιλέως Σεπτι[μίου] | Άθην[οδώρου] (IGR. III. 1028). Монеты с портретом Вабаллата чеканились и в Александрии с легендой ΑVΤ Κ ΟVΑΒΑΛΛΑΘΟC ΑΘΗΝΟ CЄΒ (BMC. XVI. 2397 = NAA. 5510 = Sear GIС. 4762), и в Антиохии с легендой IM C VHABALATHVS AVG (RIC. V. 1; RIC. V. 4; RIC. V. 5 = Cohen. VI. 5; RIC. V. 6 = Cohen. VI. 6). Вабаллат изображался на тетрадрахмах из Александрии 270–272 гг. совместно с Зенобией с легендами VABALATHVS VCRIMD | CEPTIM ZHNOBIA CEB24, а также вместе с императором Аврелианом как своим соправителем с легендами AVPHΛΙΑΝΟC KAI AΘΗΝΟΔΩΡΟC (BMC. XVI. 2395 = Sear GIС. 4758) и I Α C ΟVΑΒΑΛΛΑΘΟC ΑΘΗΝV Α C P | Α Κ Λ ΔΟM ΑVPΗΛIAΝΟC CЄB (BMC. XVI. 2387 = NAA. 5422 = Sear GIС. 4757) и на антонинианах из Антиохии 272 г. с легендами VABALATHVS V C R IM DR | IMP C AVRELIANVS AVG (RIC. V. 381 = Cohen. VI. 1). Титулатура на монетах с легендой VABAL[L]ATHVS VCRI[M] DR (vir clarissimus, rex, imperator, dux Romanorum) означала преемственность его статуса corrector totius Orientis от отца. Этот статус и титул Βασιλέως Βασιλέων = Rex Regum отражен также в ряде семитских надписей (mlk mlk’ – CIS. II. 3971) и папирусов (Pap. Oxy. XL. 2904, 15–23).

 

Караваев А.Г. Генеалогия потомства триумвира Марка Антония в памятниках эпиграфики и нумизматики // Проблемы истории, филологии, культуры. 2016. № 1. С. 129.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 11.02 2018

После пленения Валериана в рядах римских войск на Востоке началась паника, персы грабили Киликию и Каппадокию95. Однако главному квартирмейстеру Валериана ‒ Макриану (T. Fulvius Macrianus) и талантливому военачальнику Каллисту, по кличке Баллиста (Ballista) удалось объединить под своим командованием войска римлян на Востоке и остановить продвижение персов в Переднюю и Малую Азию (Zon. XII, 23; G. Syncell. (Bonnae, 1828). ‒ P. 716). Но затем Макриан и Баллиста решили не признавать над собой власть Галлиена и провозгласили императорами сыновей Макриана ‒ Макриана-младшего и Квиета (Zon. XII, 24).

 

Когда Шапур с награбленной добычей возвращался в свое царство, при переправе через Евфрат он неожиданно был атакован войсками, во главе которых стоял пальмирский Оденат. Персы понесли значительные потери, часть их военной добычи и {127} царский гарем достались Оденату (SHA. Tyr. trig. XV; Val. Duo. IV; I. Malala. XII; Zon. XII, 23; G. Syncell. ‒ P. 716). Так в 260 г. н.э. Пальмира открыто выступила против персов.

 

Итак, выбор между персами и римлянами правители Пальмиры сделали. Но после этого им нужно было сделать еще один выбор ‒ между Галлиеном и сыновьями Макриана. Возможно, пальмирцы каким-то образом выразили признание власти Макриана и Квиета. В 260 г. н.э. оба Макриана с частью своих войск отправились на Запад для борьбы с Галлиеном и высадились на Балканском полуострове. Но их армия была быстро разгромлена, а сами они погибли (SHA. Tyr. trig. XIV; Gall. duo. III; Zon. XII, 24).

 

После того как весть о гибели Макрианов пришла на Восток, Оденат по поручению Галлиена начал военные действия против Квиета и Баллисты. Эта война также была непродолжительной и закончилась победой пальмирцев и гибелью Квиета и Баллисты (Zon. XII, 24; Zos. I, 39; G. Syncell. ‒ P. 716).

 

В результате такого развития событий Оденат оказался фактическим главой римского Востока. За достигнутые успехи Галлиен назначил его главнокомандующим римских войск в восточной части империи (dux totius Orientis) (Zon. XII, 24; G. Syncell. ‒ P. 716). После этого Оденат предпринял наступление против персов. Возглавляя войска Пальмиры и остатки римских войск, он очистил от персов провинции Азию и Сирию, перешел Евфрат, освободил от персидской осады Эдессу, отвоевал у персов города Северной Месопотамии ‒ Низибис и Карры96. В 262 г. н.э.97 Оденат дошел до самой столицы персов ‒ Ктезифона. Город он не взял, но сжег его предместья (SHA. Gall. duo. X; Eutrop. IX, 10; Oros. VII. 22, 12). За эти победы Галлиен даровал Оденату почетный титул императора (IGRP. III, 1047), который еще с правления Августа был монополией правителя империи. Автор жизнеописания Галлиена сообщает, что после первого похода на Ктезифон Оденат получил от Галлиена титул Августа (SHA. Gall. duo. XII), т.е. стал его соправителем. Однако следует согласиться с Л. Омо, который считает это сообщение не соответствующим действительности, поскольку монеты в Кизике, Антиохии и Александрии продолжали чеканиться от имени Галлиена; до нас не дошла ни одна монета, в которой Оденат имел бы титул Августа98.

 

В 267 г. н.э. Оденат осуществил новое наступление против персов и снова дошел до их столицы99. После этого он и его старший сын Герод приняли титул царя царей. Этим, по определению И.Ш. Шифмана100, Оденат заявлял претензии на положение, {128} равное положению правителей персов. На основании текста одной из сирийских надписей в честь Одената (CIS. II, 3946) в литературе высказывается утверждение, что в это время Галлиен признал правителя Пальмиры “корректором всего Востока” (corrector totius Orientis). По мнению некоторых историков101, это означало, что Оденат от имени римского императора осуществлял надзор за деятельностью всех гражданских чиновников восточных провинций Римской империи. Но С. Свейн ставит факт отправления Оденатом функций “корректора всего Востока” под сомнение. Он обращает внимание на то, что надпись, в которой Оденат назван с этим титулом, была поставлена его старыми полководцами уже в 271 г. н.э., спустя довольно значительное время после смерти Одената в условиях открытого выступления Пальмиры против Рима. Приписывание знаменитому правителю Пальмиры данного титула должно было служить обоснованием претензий его сына Вабаллата на особое положение на римском Востоке102.

 

Итак, к 267 г. н.э. Оденат был фактическим правителем римских владений в восточной части империи от гор Тавра на севере до Персидского залива на юге (провинций Киликии, Сирии, Месопотамии, Финикии, Палестины и Аравии)103.

 

В связи с тем, что в 267 г. н.э. “скифы” начали грабить прибрежные области римских владений в Малой Азии, Оденат прекратил военные действия против персов и отправился в Малую Азию104. Во время этого похода, то ли в Эдессе, то ли в Гераклее Понтийской105, Оденат и Герод были убиты (SHA. Gall. duo. XIII; G. Syncell. ‒ P. 716). Их убийца, племянник или двоюродный брат Одената Меоний (Meonius) объявил себя правителем Пальмиры, но вскоре его убили собственные воины (SHA. Tyr. trig. XV; XVII; Zon. XII, 24; Zos. I, 39). После этого официально правителем Пальмиры стал малолетний (родился он предположительно в 260 г. н.э.106) сын Одената Вабаллат (L. Iulius Aurelius Septimius Vaballathus Athenodorus (ILS. 8924; AE. 1904. 60)), а регентшей при нем и фактической правительницей ‒ вдова Одената Зенобия (Septimia Zenobia (SHA. v. Aurel. XXXVIII; Zos. I, 39; G. Syncell. ‒ P. 717)).

 

Как отмечает В. Кугофф, из-за недостатка свидетельств источников вопрос о том, пал ли Оденат жертвой личной мести, было ли его убийство организовано недовольными римскими должностными лицами или оно осуществлено по прямому указанию Галлиена, остается открытым107.

 

В литературе высказывалось предположение, что в конце своего правления император Галлиен решил изменить политику по {129} отношению к Пальмире и взять руководство восточными делами в свои руки. При этом обращают внимание на то, что сразу после убийства Одената Галлиен отправил на Восток полководца Гераклиана с войсками. Эта экспедиция закончилась безуспешно: пальмирцы нанесли Гераклиану поражение, и он был вынужден вернуться на Запад (SHA. Gall. duo. XIII). Некоторые историки видели в этой экспедиции реакцию Галлиена на узурпацию Вабаллатом титулов Одената, которые были даны тому за личные заслуги перед Римом и не могли передаваться по наследству108. В.Н. Дьяков предполагал, что Галлиен таким образом отреагировал на то, что Зенобия сразу после прихода к власти предприняла шаги к сближению с персами109. Но против последнего предположения выступил А. Альфельди. Он считал, что у нас нет оснований подозревать Зенобию в решении поменять союз с Римом на союз с персами. Против этого говорит тот факт, что Вабаллат, как и его отец, носил титул царя царей, чего не потерпел бы царь персов, и даже после разрыва с Римом сохранял титул Persicus maximus (“величайший персидский”)110. А. Альфельди ставил под сомнение сообщение об экспедиции Гераклиана потому, что вскоре после смерти Одената Гераклиан стал префектом претория Галлиена (Zon. XII, 25; Zos. I, 40, 2), но если бы он не справился с походом против пальмирцев, Галлиен никогда бы не назначил его на такой высокий пост111. По предположению же Дж. Бауэра, никакой экспедиции Гераклиана на Восток не было. Ее выдумал просенатски настроенный автор жизнеописания Галлиена для того, чтобы показать, что Галлиен был не в состоянии вести успешные военные действия даже против женщины112.

 

И все же экспедиция Гераклиана вполне могла иметь место. И ее совсем не обязательно рассматривать как мероприятие, направленное против Пальмиры. Ведь автор жизнеописания Галлиена ясно сообщает, что после убийства Одената Галлиен “…стал готовиться к войне с персами” и Гераклиан был отправлен на Восток “против персов” (SHA. Gall. duo. XII). Появление Гераклиана в восточной части империи можно объяснить тем, что с гибелью Одената здесь, по мнению императора, больше не было человека, который мог бы эффективно организовать управление восточными провинциями и надежно защищать границу с персами. Поскольку новый правитель Пальмиры был еще совсем юным и не считался достойной заменой своему отцу, Гераклиан должен был стать во главе военного и гражданского управления римским Востоком. Сюда он, по всей видимости, был отправлен с {130} незначительными военными силами, и вполне естественно, оказался не в состоянии противостоять армии Пальмиры, встретив ее сопротивление. Неудача при таких обстоятельствах, конечно же, не могла быть препятствием для назначения Гераклиана на должность префекта претория.

 

Конечно, открытое военное выступление против представителя императора, узурпация Вабаллатом титулов Одената не могут расцениваться как показатели лояльности новых правителей Пальмиры по отношению к Галлиену. Зенобия явно не хотела, чтобы полномочия Вабаллата на Востоке были меньше тех, которыми обладал ее муж. Однако это не означало, что она решила вступить в союз с персами и открыто порвать отношения с Римом, образовав отдельную от Римской империи державу с центром в Пальмире, как это считали некоторые историки113. Официально находившиеся под фактическим управлением пальмирцев восточные провинции оставались в составе Римской империи. Выпускавшиеся в Антиохии монеты чеканились от имени римских императоров114.

 

Галлиен был вынужден оставить безнаказанными действия пальмирцев против Гераклиана. Сначала сложная обстановка на Балканском полуострове, а потом выступление начальника конницы Авреола не позволили ему начать военные действия против Пальмиры115. Сменивший на римском престоле Галлиена Клавдий II “…был занят войнами против готов” и, “…предоставив ей (Зенобии ‒ И.С.) охранять восточные части империи, …сам тем спокойнее мог выполнять то, что наметил” (SHA. Tyr. trig. XXX).

 

Дальнейшие фактические изменения в отношениях между Римом и Пальмирой произошли сразу после смерти Клавдия II в 270 г. н.э. Понимая шаткость положения на римском престоле Квинтилла, Зенобия и Вабаллат предприняли шаги к расширению зоны своего господства на римском Востоке. Воспользовавшись тем, что префект Египта Проб еще по поручению Клавдия II покинул страну и вел борьбу с пиратами в районе между Критом, Родосом и Кипром116, они оккупировали Египет (Zon. XII, 27; G. Syncell. ‒ P. 721). Вернувшийся в Египет Проб нанес пальмирцам поражение, вытеснил их из страны, но потом попал в западню и погиб (SHA. v. Claud. XI; Zos. I, 44). Египет вошел в состав владений Вабаллата. В это же время пальмирцы провели наступление и на севере. В Малой Азии они заняли Каппадокию и Галатию, включая город Анкиру. Зенобия пыталась оккупировать и Вифинию, {131} но местный гарнизон римских войск отбил натиск пальмирцев (Zos. I, 50, 1).

 

Когда к власти в Риме пришел Аврелиан, Зенобия и Вабаллат не покинули занятые территории в Египте и в Малой Азии. Но официально они признали над собой власть римского правителя. В Антиохии и Александрии в 270 г. н.э. выпускались монеты с изображением Аврелиана на реверсе и портретом Вабаллата на аверсе. Легенда на этих монетах содержала имя Вабаллата и аббревиатуру его титулов: VABALLATHVS VCRIDR (vir clarissimus, rex, imperator, dux Romanorum ‒ “светлейший муж, царь, император, полководец римлян”)117. Ф. Альтхайм считал, что Вабаллат на этих монетах предстает как соправитель Аврелиана118. С этим мнением нельзя согласиться. Ведь правитель Пальмиры на данных монетах не назван ни Цезарем, ни Августом. Характерно также, что в египетских папирусах того времени и Аврелиан, и Вабаллат называются “господами”, но Аврелиан в них имеет титул Августа, а Вабаллат ‒ нет119.

 

На монетах, чеканившихся в Александрии и Антиохии в конце 270 ‒ начале 271 гг. н.э.120, с указанием первого года правления Аврелиана и четвертого ‒ Вабаллата, портрет Вабаллата с диадемой и лавровым венком как бы противопоставлялся изображению Аврелиана только в лавровом венке. К. Штробель видел в этой разнице портретов двух правителей проявление претензии пальмирской стороны на принципиальное равенство с Римом и политическое превосходство над ним на Востоке121.

 

Весной или летом 271 г. н.э.122 в отношениях между Пальмирой и Римом произошли изменения. С этого времени на выпускавшихся в монетных дворах Востока империи монетах исчезает портрет Аврелиана, Вабаллат в легендах этих монет имеет титулы IMP(erator) C(aesar) AVG(vstvs)123. Зенобия же, как это видно из надписей (CIG. III, 4503; IGRP. III, 1028; CIS. II, 3947; 3971; ILS. 8807), стала носить титул Августы. При этом, как отмечал И.Ш. Шифман124, в надписях Зенобия называется “светлейшей и благочестивой царицей” либо “светлейшей царицей” и обязательно указывается, что она ‒ мать Вабаллата, и приводится титулатура последнего. На основании титулатуры Зенобии И.Ш. Шифман делал вывод, что мать Вабаллата претендовала на такое же положение в государстве, какое занимала Юлия Домна при своих сыновьях после смерти ее мужа ‒ Септимия Севера, и власть Зенобии именно так и была оформлена с точки зрения римских {132} правовых норм. В латинской надписи на милевом столбе, найденной между Филадельфией и Босрой, Вабаллат назван с титулами Persicus maximus, Arabicus maximus, Adiabenicus maximus, pius, felix, invictus Augustus (“величайший персидский, величайший арабский, величайший адиабенский, благочестивый, счастливый, непобедимый Август”) (AE. 1904. 60), т.е. с теми, какие традиционно имели римские императоры.

 

Все эти факты говорят о том, что в 271 г. н.э. произошел полный разрыв отношений между правителями Пальмиры и римским императором. Но это было не просто нежелание Вабаллата и Зенобии признавать над собой власть Аврелиана. Несомненно, здесь можно говорить о стремлении правителей Пальмиры не отделиться от Рима, а установить свое господство над всей Римской империей. В этом плане следует признать правильным мнение Ф. Альтхайма, что Зенобия учила своих сыновей “говорить по-латыни” (SHA. Tyr. trig. XXX), готовя их к будущему господству и над римлянами125.

 

На наш взгляд, 271 г. н.э. был избран Зенобией и Вабаллатом для выступления против Аврелиана совсем не случайно. Именно в этом году позиции Аврелиана в государстве были очень непрочными. Зимой 270/271 г. н.э. коалиционное войско ютунгов и алеманнов через Рецию и Альпы вторглось в Италию. Аврелиан в это время находился на среднем Дунае. Здесь ожидалось вторжение сарматов, поэтому против германцев император выступил только с частью имевшихся у него войск. В результате у Плаценции варвары нанесли римлянам тяжелое поражение126. Позже Аврелиан добился победы над германцами и изгнал их из Италии, но, видимо, под влиянием первой военной неудачи против императора посмели выступить даже некоторые сенаторы в Риме. Вероятно, в этом же году произошло выступление монетариев в столице империи (Eutrop. IX, 14; Epit. 35). Скорее всего в 271 г. н.э.127 от Рима отпали Септимий (или Септимин) в Далмации (Epit. 35; Zos. I. 49, 2), а также (неизвестно, в каком месте) Урбан (Zos. I. 49, 2). Конечно же, обо всех этих событиях знали на Востоке. Такая информация вполне могла заставить правителей Пальмиры допускать возможность того, что в Риме снова произойдет смена императора, и им опять придется признавать над собой власть человека, который, с их точки зрения, будет иметь меньше оснований для занятия римского императорского престола, чем уже господствовавший над значительной частью римских владений Вабаллат. {133}

 

Аврелиан, вопреки опасениям правителей Пальмиры, сумел справиться с вторжениями варваров, навел порядок в Риме, удержал за собой императорскую власть. После этого ему предстояло решить проблему взаимоотношений с вышедшими из-под власти Рима Галльской империей и Пальмирской державой. И то, что он решил сначала вернуть в состав Римской империи ее восточные провинции, тоже не было случайным. Такая последовательность действий Аврелиана по восстановлению территориального единства империи диктовалась его стремлением к укреплению лояльности по отношению к нему войск и гражданского населения той части римского государства, которая находилась под его управлением. В условиях политической нестабильности, характерной для периода кризиса III века, важнейшей задачей для каждого из достаточно многочисленных правителей Римской империи, стремившихся удержаться на императорском престоле после его захвата, было если не добиться улучшения положения империи по сравнению со временем правления своего предшественника, то хотя бы стабилизировать ситуацию. По определению В. Кугоффа, жители римского государства ожидали от хорошего правителя успехов в поддержании мира внутри империи, в ведении войн, защите правопорядка и улучшении условий жизни. И римские императоры, с помощью своих советников, старались оправдать эти ожидания128. В свое время Клавдий II не ликвидировал Галльскую империю, но она возникла не при нем, а при Галлиене, а в его правление под власть Рима была возвращена часть ранее подвластных галльским императорам территорий. Аврелиан, в свою очередь, получил Галльскую империю “в наследство” от Клавдия II. Но формальный выход из состава Римской империи значительной части восточных провинций произошел уже в правление Аврелиана. Получалось, что он силой оружия забрал у брата Клавдия II римское государство, а полностью сохранить то, что получил не совсем законным путем, не смог. Конечно, это не способствовало подъему авторитета императора в глазах жителей империи. Вероятно, примерно такие рассуждения побудили Аврелиана начать процесс воссоединения территории Римской империи с похода на Восток, а не на Запад. Как правомерно полагает А. Христиансен, к срочному походу против Вабаллата римского императора подтолкнуло его опасение, что захват пальмирцами Египта может привести к перебоям в снабжении Италии и Рима продовольствием и выступлениям против Аврелиана на этой почве129. {134}

 

Освобождение от пальмирцев Египта Аврелиан поручил будущему императору Пробу, а сам решил двигаться на Пальмиру через Малую Азию и Сирию. К осени 271 г. н.э. Проб отвоевал Египет130. Аврелиан в конце этого же года покинул Рим. На Дунае он собрал армию, в которую входили подразделения из легионов Реции, Норика, Паннонии, Мезии и конница из мавров и далматов131. В начале 272 г. н.э. эти войска переправились в азиатскую часть империи132. Пальмирцы пытались оказывать сопротивление. Однако битвы у Тианы, Антиохии, Эмесы закончились победами римских войск133. После этого Аврелиан продвинулся к Пальмире и вместе с прибывшими из Египта войсками Проба приступил к осаде города (SHA. v. Aurel. XXV‒XXVI). Когда стало ясно, что падение Пальмиры неизбежно, Зенобия и Вабаллат тайно покинули город и попытались бежать к персам. Но римские конники настигли беглецов и захватили их в плен (SHA. v. Aurel. XXVIII; Zos. I. 55, 2‒3; G. Syncell. ‒ P. 721).

 

Таким образом, в мае или июне 272 г. н.э.134 Пальмира оказалась во власти Аврелиана, восточные провинции были возвращены в состав римских владений. Произошло это довольно быстро и, видимо, легче, чем предполагал сам Аврелиан. По определению Орозия, Восток был покорен римским императором скорее угрозой сражения, чем самим сражением (magis proelii terrore quam proelio) (Oros. VII. 23, 4). {135}

 

 

95 Remondon R. La crise de l’Empire Romain… ‒ P. 55.

 

96 Стучевский A.И. Пальмира… ‒ С. 215.

 

97 Petit P. Histoire générale… ‒ P. 461.

 

98 Homo L. L’empereur Gallien et la crise… ‒ P. 242‒243.

 

99 Alföldi A. Studien zur Geschichte… ‒ S. 192.

 

100 Шифман И.Ш. Сирийское общество… ‒ С. 288.

 

101 См.: Brauer G.C. The Age of the Soldier Emperors… ‒ P. 136; Alföldi A. Studien zur Geschichte… ‒ S. 354. {142}

 

102 См.: Swain S. Macrianus as the “Well-Homed Stag” in the Thirteenth Sibylline Oracle // Greek, Roman and Byzantine Studies. ‒ 1992. ‒ Vol. 33. № 4. ‒ P. 381‒382.

 

103 Homo L. L’empereur Gallien et la crise… ‒ P. 240; Alföldi A. Studien zur Geschichte… ‒ S. 194.

 

104 Дьяков В.H. Социальная и политическая борьба… ‒ С. 102.

 

105 Parker H.M.D. A History of the Roman world… ‒ P. 175.

 

106 Kienast D. Römische Kaisertabelle… ‒ S. 237.

 

107 Kuhoff W. Herrschertum und Reichskrise… ‒ S. 28.

 

108 Bernhardt Th. Geschichte Roms… ‒ S. 166; The Cambridge Ancient History. Vol. 12. … ‒ P. 177; Parker H.M.D. A History of the Roman world… ‒ P. 175.

 

109 Дьяков В.H. Социальная и политическая борьба… ‒ С. 104.

 

110 Alföldi A. Studien zur Geschichte… ‒ S. 203.

 

111 Ibid. ‒ S. 199.

 

112 Brauer G.C. The Age of the Soldier Emperors… ‒ P. 164.

 

113 См.: Гиббон Э. История упадка и разрушения… Ч. 1. … ‒ С. 394; Всемирная история: В 10 т. ‒ М., 1956. ‒ Т. 2. ‒ C. 737; Mazza M. Lotte sociali… ‒ P. 298; Held W. Die Vertiefung der allgemeinen Krise… ‒ S. 40.

 

114 Homo L. L’empereur Gallien et la crise… ‒ P. 247.

 

115 Calderini A. / Severi… ‒ P. 181.

 

116 Strobel K. Das Imperium Romanum… ‒ S. 261.

 

117 Cohen H. VI. ‒ P. 226 seq.; RIC. V. 1. ‒ P. 308.

 

118 Altheim F. Die Soldatenkaiser… ‒ S. 119.

 

119 Bureth P. Les titulatures impériales dans les papyrus, les ostraca et les inscriptions d’Égypte (30 a.C. ‒ 284 p.C.). ‒ Bruxelles, 1964. ‒ P. 122.

 

120 Strobel K. Das Imperium Romanum… ‒ S. 265.

 

121 Ibid.

 

122 Brauer G.C. The Age of the Soldier Emperors… ‒ P. 198.

 

123 RIC. V. 2. ‒ P. 585; Carson. II. ‒ P. 130. {143}

 

124 Шифман И.Ш. Сирийское общество… ‒ С. 242.

 

125 Altheim F. Die Krise der alten Welt… ‒ S. 109.

 

126 Ременников A.М. Борьба племен Подунавья с Римом в 70-х годах III в. н.э. … ‒ С. 189.

 

127 Barbieri G. L’Albo Senatorio… ‒ P. 409.

 

128 Kuhoff W. Felicior Augusto melior Traiano: Aspekte der Selbstdarstellung der römischen Kaiser während der Prinzipatszeit. ‒ Frankfurt a.M. Etc., 1993. ‒ S. 53.

 

129 The Cambridge Ancient History. Vol. 12. … ‒ P. 152.

 

130 Parker H.M.D. A History of the Roman world… ‒ P. 199.

 

131 Ibid.

 

132 Rémondon R. La crise de l’Empire Romain… ‒ P. 56.

 

133 Parker H.M.D. A History of the Roman world… ‒ P. 199‒201.

 

134 Besniere M. L’Empire Romain… ‒ P. 239. {144}

 

Сергеев И.П. Римская империя в III веке нашей эры. Проблемы социально-политической истории. Харьков: Майдан, 1999. С. 127–135; 142–144.

Ответить