←  Происхождение и развитие языков

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Украинский язык

Фотография Стефан Стефан 05.10 2019

II. Слѣдуетъ ли подчинить всѣ народныя училища одному общему уставу, или допуститъ для разныхъ училищъ мѣстныя отступленія?

 

Для рѣшенія этого вопроса необходимо было принять въ соображеніе, съ одной стороны, историческій ходъ нашихъ народныхъ училищъ, и съ другой – разнообразныя требованія современной намъ массы населенія.

 

Народныя училища обязаны у насъ своимъ существованіемъ преимущественно иниціативѣ правительства, а не развились естественно изъ потребностей народа въ ученьи. Первыя ариѳметическія школы при Петрѣ Великомъ, въ отношеніи учебнаго курса, уже превышали эти потребности, предлагая народу болѣе того, въ чемъ онъ нуждался. Уставъ 1786 года пошелъ въ этомъ отношеніи еще далѣе, назначивъ всѣмъ народнымъ училищамъ одинъ общій курсъ, до того обширный, что слѣдующіе потомъ Уставы 1804 и 1828 года болѣе и болѣе понижали его, но все же держались при этомъ неизмѣнно системы устраивать ученье на однообразныхъ началахъ. Естественнымъ слѣдствіемъ такого стремленіи было отчужденіе общества отъ народныхъ училищъ. Самая значительная часть населенія находитъ курсъ не только уѣздныхъ, {1263} но и приходскихъ училищъ слишкомъ обширнымъ, считая для себя вполнѣ достаточнымъ знаніе одной грамоты; къ этой массѣ относится преимущественно большинство сельскаго населенія. Далѣе, также немаловажная часть населенія, какъ напр. всѣ раскольники, по причинамъ религіознымъ, возстаетъ противъ этого курса, заключающаго въ себѣ непремѣнно законъ Божій. Въ губерніяхъ, какъ напримѣръ Бѣлорусскихъ и Малороссійскихъ, гдѣ Русскій, т.е. Великороссійскій языкъ, не есть языкъ мѣстный, учебный курсъ не удовлетворяетъ потребностямъ, потому что ученье начинается и окончивается на Русскомъ языкѣ, непонятномъ для дѣтей, а языкъ мѣстный вовсе исключается. Наконецъ, въ городахъ, весьма отличающихся между собою степенью развитія промышленнаго, учебный курсъ кажется большею частію недостаточнымъ, или лишеннымъ практическаго примѣненія. Есть наконецъ мѣстности, населенныя инородцами и иновѣрцами, съ другими нравами и обычаями, каковы иностранныя колоніи, мусульманскія селенія, Сибирскій край и проч., гдѣ даже непримѣнима общая съ Русскими училищами администрація, не говоря уже о различіи требованій относительно самаго ученья.

 

По всѣмъ этимъ соображеніямъ казалось бы полезнѣе допускать разнообразіе, требуемое мѣстными условіями и соображеніями, во всѣхъ отношеніяхъ, какъ въ учебномъ, такъ и административномъ и хозяйственномъ. При учрежденіи въ каждомъ уѣздѣ общаго управленія дѣлами училищъ, такое разнообразіе принесетъ только пользу, давая возможность узнавать дѣйствительныя потребности народа въ ученьи, изыскивать средства въ ихъ удовлетворенію и чрезъ сравненіе находить способа къ дѣйствительному улучшенію народнаго образованія.

 

III. Слѣдуетъ ли во всѣхъ народныхъ училищахъ Имперіи постановить {1264} непремѣннымъ условіемъ обученіе на Русскомъ, т.е. Великороссійскомъ языкѣ, или необходимо допуститъ и мѣстные языки и нарѣчія?

 

Если по причинамъ, выше изложеннымъ, признано будетъ полезнымъ допустить разнообразіе въ устройствѣ народныхъ училищъ, то предлагаемый здѣсь вопросъ становится на первомъ планѣ по политической и педагогической своей важности.

 

Казалось бы естественнымъ требовать, чтобы всѣ жители Имперіи знали господствующій языкъ – Русскій; но такое требованіе невозможно постановить въ отношеніи ко всѣмъ инородцамъ, живущимъ въ мѣстностяхъ, гдѣ Русскій языкъ вовсе не употребляется. Поэтому въ настоящее время во всѣхъ низшихъ народныхъ училищахъ Остзейскаго края Русскій языкъ вовсе не преподается. Есть мѣстности, гдѣ господствующее нарѣчіе близко подходитъ къ Русскому, т.е. Великороссійскому языку, какъ напр. Малороссія и Бѣлоруссія, и гдѣ масса населенія принадлежитъ, кромѣ того, въ господствующему православному исповѣданію, но гдѣ однако Русскій, т.е. Великороссійскій, языкъ недостаточно понимается учащимися и вслѣдствіе того исключительное обученіе на немъ встрѣчаетъ въ училищахъ препятствія весьма значительныя. Въ такихъ мѣстностяхъ весьма важно начинать объясненіе предметовъ ученья въ народныхъ училищахъ на мѣстномъ нарѣчіи и за тѣмъ уже переходить постепенно къ употребленію собственно Русскаго языка. Ученье въ народныхъ училищахъ должно имѣть цѣлію развитіе учащихся посредствомъ религіознаго наставленія и сообщенія свѣдѣній необходимыхъ въ жизни. Можно ли же дѣйствовать успѣшно въ этомъ смыслѣ на дѣтей, если учитель будетъ съ самаго перваго дня поступленія ихъ въ школу говорить съ ними и заставлять ихъ объясняться на языкѣ для нихъ мало понятномъ? Не будетъ ли такое ученье чисто механическимъ {1265} заучиваньемъ мало извѣстныхъ словъ и выраженій, не развивающимъ, а притупляющимъ дѣтей и внушающимъ имъ отвращеніе къ школѣ, что́ было бы особенно вредно по причинамъ политическимъ въ тѣхъ особенно мѣстностяхъ, гдѣ народная школа является представителемъ Русскаго элемента и средствомъ Русскаго вліянія. Обстоятельства эти имѣютъ такое огромное значеніе, что нельзя не обратитъ на нихъ должнаго вниманія. Въ Уставѣ 1804 года весьма благоразумно въ уѣздныхъ училищахъ полагалось преподаваніе, кромѣ Русской грамматики, и грамматики мѣстнаго языка. По этимъ причинамъ казалось бы необходимымъ постановить, чтобы во всѣхъ тѣхъ областяхъ, гдѣ употребляются мѣстныя Русскія нарѣчія, рѣзко отличающіяся отъ Великороссійскаго языка, объясненіе предметовъ въ народныхъ училищахъ начиналось на мѣстномъ нарѣчіи, а затѣмъ уже дѣлался постепенно переходъ къ Русскому т.е. Великороссійскому языку, на которомъ слѣдуетъ и продолжать ученье. Безъ сомнѣнія, это правило не можетъ и не должно имѣть примѣненія къ тѣмъ мѣстностямъ, гдѣ господствуетъ языкъ Великороссійскій въ различныхъ его нарѣчіяхъ, а только къ Бѣлоруссіи и Малороссіи. {1266}

 

Положение о начальных народных училищах [14 июля 1864 г.] // Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Т. 3: Царствование императора Александра II. 1855–1864. СПб.: Тип. Императорской академии наук, 1865. Столб. 1263–1266.

 

http://www.prlib.ru/item/443031

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.02 2020

ГЛАВА XV.

 

Полтава.

 

Въ вечеру, около 8 часовъ, 25 числа, очутились мы въ Полтавѣ. Подъѣзжая къ городу, пески умножаютъ нетерпѣливость видѣть его; нельзя скоро ѣхать; мы двигались шагомъ сквозь дубовой лѣсокъ, который, конечно, 100 лѣтъ назадъ былъ {62} кустарникомъ. Я воображалъ, что около сихъ дней тогда здѣсь происходило: кровь, жупелъ и куреніе дыма!

 

Долго бы мы не нашли квартиры, но, къ счастію нашему, одинъ тутошній Чиновникъ, недавно служившій во Владимірѣ, попался мнѣ, какъ только въѣзжалъ я въ городъ: онъ соскочилъ съ дрожекъ и бросился ко мнѣ на встрѣчу. По благосклонному его попеченію, тотчасъ нанялъ я небольшой домикъ и расположился тутъ на три дня: въ дорогѣ это значитъ на житье.

 

Поздно было уже, и я не могъ никуда представиться; сверхъ того, я бы никого не засталъ дома: здѣсь гостилъ Графъ Безбородько, ему давали праздники. * Въ этотъ вечеръ у здѣшняго помѣщика, Господина Кочубея, ** былъ для него загородомъ балъ, на который, отъ Генералъ-Губернатора до послѣдняго значущаго лица, всѣ изъ города уѣхали.

 

Дневной жаръ произвелъ духоту въ комнатахъ: мы вышли на крыльцо и сѣли чай пить. Жена управлялась съ самоваромъ; Алексѣй, сынъ ея, *** дѣлалъ опытъ надъ фонаремъ жестянымъ, {63} купленнымъ имъ въ Курскѣ и, раздувъ въ немъ свѣчу, любовался исправностію освѣщенія, а я, глядя на высокой и пушистой кленъ, который жилъ одинокъ нѣсколько десятковъ лѣтъ на этомъ дворѣ и обнесенъ былъ, въ особенную честь ему, тоненькой рѣшеткой, я задумывался о своей родинѣ. Такъ уединенъ всякой тотъ, кто внѣ ея странствуетъ! Родина есть слово много выражающее; ни какой языкъ его не имѣетъ, одинъ Русской его сложилъ и чувствуетъ. Слово «отечество» подвержено толкованью, родина ни какому. Можно не имѣть отечества, родина есть у всякаго; извинительно въ нѣкоторыхъ случаяхъ не любить отечества, по натурѣ слова; ибо не всѣ отцы дѣтямъ милы бываютъ; родина мила всякому, а холодность къ ней не въ естествѣ.

 

Здѣсь уже я почиталъ себя въ чужихъ краяхъ, по самой простой, но для меня достаточной, причинѣ: я переставалъ понимать языкъ народный; со мной обыватель говорилъ, отвѣчалъ на мой вопросъ, но не совсѣмъ разумѣлъ меня, а я изъ пяти его словъ требовалъ тремъ переводу. Не станемъ входить въ лабиринтъ подробныхъ и тонкихъ разсужденій; дадимъ волю простому понятію, и тогда многіе, думаю, согласятся со мною, что гдѣ перестаетъ намъ быть вразумительно нарѣчіе народа, тамъ и границы нашей родины, а по моему, даже и отечества. Люди чиновные принадлежатъ всѣмъ странамъ: ежели не по духу, они по навыкамъ ‒ космополиты; ихъ нарѣчіе, слѣдовательно, есть общее со всѣми. Но, такъ называемая, чернь, ‒ она опредѣляетъ живыя урочища между Царствами, кои политика связываетъ, и Лифляндецъ всегда будетъ для Россіи иностранецъ, хотя онъ и я одной Державѣ служимъ. Вотъ какъ я умствовалъ, или дурачился, какъ угодно, опоражнивая хорошую чашку Сибирскаго чаю.

 

Вдругъ ординарецъ на быстромъ конѣ на дворѣ, съ вопросами ‒ и наша семейка пошевелилась. Первая атака любопытства обратилась на слугъ: «Кто сюда пріѣхалъ?» ‒ «Князь Долгорукой.» «Откуда?» ‒ «Изъ Владиміра.» ‒ «Чинъ его? ‒ «Тамошній Губернаторъ.» ‒ «На долго ли?» Люди мои этого не знали; пришлось выступить и мнѣ. ‒ «На что тебѣ, мой другъ?» ‒ «Велѣно узнать.» ‒ «Отъ кого.» ‒ «Отъ Генералъ-Губернатора.» ‒ «Доложи Его Сіятельству, что самъ завтра буду съ моимъ почтеніемъ.» Ординарецъ {64} далъ шпоры, и полетѣлъ, какъ соколъ. По скоку лошади можно было подумать, что на нашемъ дворѣ даромъ даютъ и овесъ и сѣно. Не прошло полчетверти часа, еще какъ допивалъ остатки моего жемчужнаго чаю, и явилась передъ нами на рундукѣ сестра моя родная съ мужемъ. * {65}

 

 

* Графъ Илья Андреевичъ, меньшой братъ Свѣтлѣйшаго Князя Александра Андреевича, (р. 1746, у. 6-го Апрѣля, 1799 г.), р. 16-го Февраля, 1756 г.; служилъ въ походахъ противъ Турокъ (1773‒1774); 1786 Генералъ-Маіоръ; отличился при взятіи Измаила, потомъ въ Польшѣ; 1795 Генералъ-Поручикъ; 1798 Д.Т.С. и Сенаторъ; основалъ Гимназію Высшихъ Наукъ въ Нѣжинѣ, 1810 г., переименованную, 1834, въ Лицей Князя Безбородька; Графство получилъ 1784 г., Декабря 3, отъ Императора Іосифа II-го; скончался С.-Петербургскимъ Предводителемъ Дворянства, 3-го Іюня, 1815 г., и погребенъ въ Александро-Невской Лаврѣ. О.Б.

 

** Д.С.С. Семенъ Михайловичъ Кочубей, бывшій (въ чинѣ Надворнаго Совѣтника) 1803‒1805 Губернскимъ Предводителемъ Дворянства. О.Б.

 

*** Князь И.М. Долгорукій былъ женатъ дважды: первая супруга его была Евгенія Сергѣевна Смирнова, воспитывавшаяся въ Смольномъ и покровительствуемая В. Княгинями, Натальей Алексѣевной и Марьей Ѳедоровной, вышла замужъ 31 Генваря, 1787 г., ум. 12-го Мая, 1804; вторая ‒ Аграфена Безобразова, товарка по воспитанію Евгеніи, бывшая сперва замужемъ за Пожарскимъ, а потомъ, съ 13 Генваря, 1807 г., за Княземъ Долгорукимъ; отъ Пожарскаго имѣла нѣсколько сыновей. О.Б. {63}

 

* Помѣщикомъ Селецкимъ въ Черниговской, Полтавской и Кіевской Губерніяхъ. О.Б. {65}

 

Долгорукий И.М. Славны бубны за горами, или Путешествие мое кое-куда 1810 года. М.: Университетская тип., 1870. С. 63‒65.

 

В 1810 г. российский государственный деятель князь И.М. Долгоруков плохо понимал украинский язык, а жители Полтавской губернии русский. Украинский язык он именует "малороссийским языком" и "малороссийским наречием" (аналогично латынь ‒ "латинским языком" и "латинским наречием", русский ‒ "русским языком" и "русским наречием").

http://dlib.rsl.ru/v...3580060#?page=1

Ответить

Фотография Стефан Стефан 09.03 2020

Хотя, есло докажете, что И.С.Нечуй-Левицкий писал на украинском языке (я имею ввиду, то что сегодня называется "украинским языком"), Вы достоин Нобелевской премии в области яыкознания, г-н Алтаец!!!

И. Нечуй-Левицкий писал на тогдашнем украинском языке:

 

Слова – стремлення, або стремління, він стремить до города, значать по–украінському „торчанье“; торчитъ въ городъ, а по–нашому це значиться – стерчав, він стерчить до міста. Виходе щось справді дуже сьмішне. Стерчять, стремлять кілки в тинах, віхи, сохи, стовпи, соняшники на городі, і мова про йіх стерчання й стреміння може буть ясна й зрозумілива для кожноі сільськоі баби. Слово стремитися, стремленіе, як і слова – восхищеніе і восторг церковнославянскі, та ще й стосуються до христіянського аскетизма. Коли в церковних книгах написано: душа стремится къ Богу, стремленіе горѣ, або къ добру, ко благу ближняго, то ми розуміємо це „стремленіе вгору, вверх до Бога, до неба, як до перводжерла усякого добра й любові; але в такому значінні, як ці слова вживаються в галицькі мові й тепер, ніхто не уявляє собі „стремленія по горизонтальні линіі), а по сторчові, вертикальні. Слова – восторг та восхищеніе вживаються в мові в житіях та в легендах про аскетів подвижників. В житіях пишеться так: „Авва Антоній, або инчий авва вночі бысть въ восхищеніи, або бысть въ восторгъ, и бысть восхищенъ, и бысть в раю“; це б то його душу хтось „восхитилъ, восторгъ“ (одірвав) од землі й переніс у рай, де одному авві янгол навить дав повну хустку яблук. Авва прокинувся вранці, почу́тив пахощі яблук і побачив в своі келіі хустку, повну яблук. В теперішні великоруські книжні мові ці слова, – восторгъ, восхищеніе, що буквально значать – виривання, піднімання (апостолы въ субботу восторгаху класы и ядяху) вживаються в тямі зовсім инчі, як найвище почування радощів або почування од вражіння великоі краси {71} та приємности само по собі не од райських яблук, а од чогось зовсім не аскетичного; не од раю, а приміром од опери, або гучного бала. Але ті усякі – стремленія, восторги, восхищенія взяті в значінні зовсім инчому, і вони й досі не заміняні великоруськими народніми словами, або одповідними вдатними неологізмами, над котрими великоруські пісьменики не морочили голови, і за котрі й досі не подбали. В нас вживають для назначування цього втямку слова́ – за́хват або захопління. Слово за́хват білше підхоже до народніх слів, бо під Киівом кажуть: як що гарне й добре, то люде купують на–за́хват. З цієі причини я застерегаю наших пісьмеників, котрі мають потяг до переймання таких великоруських слів, як от – стремління, настрій, (або польських, як от потяг – поізд) зовсім не зачіпать чужомовних слів і не виводить с польських корінів – неологізмів, щоб не наробить плутанини в своі мові. Чужі слова, як і люде, повинні буть незачіпальні, мають таксамо свій закон „незачіпальности особи“ і можуть добре помститись за непрохану зачіпальність, засмічуючи инчу мову, як от – рух, виразник, ружни (ріжний) і т.д. {72}

 

Нечуй-Левіцький І. Криве дзеркало украінськоі мови. Київ: Друкарня І.І. Чоколова, 1912. С. 71–72.

 

http://chtyvo.org.ua...nskoi_movy.djvu

Ответить

Фотография Стефан Стефан 23.03 2020

Коренные жители Полтавской губ. – Малороссіяне, говорятъ своимъ собственнымъ нарѣчіемъ, имѣющимъ сходство съ русскимъ, и также проистекающимъ отъ языка славянскаго. – Малороссіянинъ подобно русскому, добръ, гостепріименъ, смышленъ; но не столько любознателенъ, и вообще, при чрезмѣрномъ лукавствѣ, имѣетъ непреоборимую наклонность къ тяжбамъ. Пожертвовать послѣднимъ своимъ имуществомъ для того только, чтобы потянуть сосѣда своего въ судъ, здѣсь – дѣло самое обыкновенное.

 

Въ высшемъ кругѣ дворянъ нынѣ не льзя уже увидѣть ни чего малороссійскаго; даже отецъ семейства, въ ежедневной бесѣдѣ съ своими дѣтьми, считаетъ не приличнымъ употребленіе малороссійскаго языка. – Но за то между простолюдинами прежній малороссійскій бытъ сохранился еще въ чистотѣ, равно какъ и давній костюмъ ихъ.

 

Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по высочайшему повелению при 1-м отделении Департамента Генерального штаба. Т. 12, ч. 3: Полтавская губерния. СПб.: Тип. Департамента Генерального штаба, 1848. С. 38.

 

http://elib.shpl.ru/.../page/46/zoom/7

Ответить

Фотография Стефан Стефан 05.07 2020

А.

 

Абы булы́ побря́зкачи, то будутъ и послу́хачы́.

 

Абы мыни мисяць свиты́въ, а звизды дарма́.

 

Або панъ, або пропавъ.

 

Абы день до вечера.

 

Абы узда́, а кинь бу́де.

 

А вжежъ: не все бытемуть; колысь и перестанутъ.

 

А тягнить Варвару на розправу. {1}

 

Б.

 

Баба зъ воза, кобыли легше.

 

Бачылы очи що куповалы, и́жтежъ.

 

Батька въ наймахъ не вжалуешь.

 

Байдуже паскы, абы порося.

 

Безъ пиджогы и дро́ва не горять.

 

Береженого Богъ береже.

 

Безъ прычыны чоловикъ нико́лы не жыве.

 

Безъ Бога ни до порога.

 

Бигты за нымъ, та не знать за кымъ.

 

Билшъ копы́ лыха не буде, а рублемъ чортъ іого видбуде.

 

Багатому чортъ диты колы́ше, а убогій и няньки не на́йде.

 

Бодрытця мовъ шкуратъ на огни.

 

Богъ не безъ мылости, козакъ не безъ щастя.

 

Богъ любытъ праведныка, а чортъ ябедныка.

 

Богословъ, та не однословъ.

 

Бочка меду та ложка дёхтю.

 

Брехнею свитъ прійдешь, та назадъ не ве́рнесся.

 

Брехалы твого батька сыны, та и́ ты зъ нымы. {2}

 

Брехаты не ци́помъ махаты.

 

Брехнею свитъ жыве.

 

Бреше не въ перше.

 

Брехнею не видбре́шесься.

 

Бреше, та на свою голову.

 

Була колысь правда, та заржавила.

 

Буде и на нашій ву́лыци празныкъ.

 

Була не була, а якъ вошъ изняла.

 

Бувало стрыгало, а теперь брые.

 

Баглаи́ быты.

 

Ба́йдакы быты.

 

Бебехы видбыты.

 

Би́сыка пускаты.

 

Бытця за масьляни вышкваркы.

 

В.

 

Вилно собаци и на Бога брехаты.

 

Вареныки доведуть, що и хлиба не дадуть.

 

Велычаетця мовъ сучка въ чо́вни.

 

Велычаетця мовъ свыня въ болоти.

 

Велыкій дубъ та дупнастый, а маленькій та натоптанный.

 

Взявъ на часъ, та и въ добрій часъ.

 

Взявъ лычкомъ, а отдасы реминцемъ. {3}

 

Взявся за гужъ, не кажи що не дужъ.

 

Видъ москаля, полы́ врижъ, та втика́й.

 

Виддай ныщымъ, а соби ни съ чымъ.

 

Видъ чорта видхры́стешься, а видъ москаля не видибьешься.

 

Викъ жыви и викъ вчысь, а умрешь дурнемъ.

 

Витеръ віе, собака бреше.

 

Видъ берегу видставъ, та до другого не прыста́въ.

 

Виддай рукамы, а хыба чортъ выходытъ ногамы.

 

Видризана скы́ба видъ хлиба, вже іи не прыту́лышь.

 

Вовка ногы годуютъ.

 

Ворона мане́нька, та ротъ велыкій.

 

Выдю́ща смерть страшна́.

 

Вытришки куповавъ.

 

Выпьемо по повній, бо намъ викъ не довгый.

 

Вы́минявъ шыло за шва́йку.

 

Выдно пана по походци.

 

Вовка въ плугъ, а, винъ къ чорту въ лугъ.

 

Вырисъ, та ума не вынисъ.

 

Вродыла мама, що не прійма и яма.

 

Въ роду не безъ у́роду. {4}

 

Велычаетця якъ чумацькя вошъ.

 

Выдно зъ заду що Пархимъ.

 

Г.

 

Говоры Клыме, нехай твоя не гыне.

 

Глухы́й не вчуе, такъ выдума.

 

Глядыжь, щобъ нихто не знавъ: ни сычъ ни сова́.

 

Господы благословы стару бабу на постолы́, а молоду на кожанци.

 

Голому розбій не страшенъ.

 

Голодному хлибъ на уми.

 

Голодній курци просо снытця.

 

Горбатого могыла справыть.

 

Гуртомъ добре и батька быты.

 

Д.

 

Да́но тоби ки́сточьку, хочь глыжы́, хочь на дальшъ бережы.

 

Далеко ку́цому до зайця.

 

Дальше въ лисъ, билше дровъ.

 

Дареному коню у зубы не дывлятця.

 

Двичи ли́та не бувае. {5}

 

Два, третёго не ждуть.

 

Де козамъ рогы правлятъ.

 

Де страхъ, тамъ и Богъ.

 

Де два бьютця, третій не мишайся.

 

Девьятои клепкы нема́.

 

Дешева рыбка, погана ю́шка.

 

Де тонко, тамъ и рветця.

 

Десята вода на кисили́.

 

Держысь якъ вошъ кожу́ха.

 

Де-те ще теля, а винъ зъ довбнею носытця.

 

Диряваго мишка не наповнышь.

 

До Бога высо́ко, а до Царя далеко.

 

До́бри зубы, що кисиль идя́тъ.

 

Добре робы, добре и буде.

 

Довгъ мутытъ, а голодъ крадетъ.

 

Доходылыся нижкы, доробылыся ручкы.

 

Дорогы́й якъ за денежку пыстолетъ.

 

До́брый доброго слова боитця, а ледачій и убою не боитця.

 

Дорога́ ложка до обида.

 

Домъ не во́рогъ; колы запа́лышъ, то згорыть.

 

Довгый волосъ, та ро́зумъ короткій.

 

Дороге́ яечко къ Велыкодню. {6}

 

До святого ду́ха, держысь кожу́ха.

 

Ду́рнивъ не сіятъ ни орютъ, а самы родютця.

 

Дурневи законъ не пысанъ.

 

Дурня и въ церкви бьють.

 

Дуба давъ.

 

Дрыжакивъ наився.

 

До́бра та ричь, що е въ хати пичь.

 

Дыво що въ пана жынка хороша.

 

Дытына не плаче, маты не чуе.

 

Де пьють, тамъ и льютъ.

 

Дай Боже нашому теляти, та вовка пійматы.

 

Думка за горамы, а смерть за плечамы.

 

Держысь берега, а рыба буде.

 

Добрався, якъ вовкъ до кошары. {7}

 

Малороссийские пословицы и поговорки / Сост. В.Н. Смирницкий. Харьков: Университетская типография, 1834. С. 1–7.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.07 2020


ПИСЬМО ОТЪ ИЗДАТЕЛЯ МАЛОРОССІЙСКИХЪ ПОСЛОВИЦЪ И ПОГОВОРОКЪ.

 

Никогда не думая, не воображая, чтобы моя маленькая тетрадка Малороссійскихъ Пословицъ и Поговорокъ заслужила вниманіе гг. критиковъ, я чрезвычайно изумился, нашедши {28} въ N 21 Телескопа статью о ней съ грознымъ и величественнымъ названіемъ Критики. И какую статью! Не могу не быть благодарнымъ г. сочинителю; и тѣмъ болѣе вамъ. Въ настоящее время очень рѣдкая рецензія не отзывается пристрастіемъ, еще рѣже рецензентъ бываетъ достаточно свѣдущъ въ предметѣ книги, имъ разбираемой; и такъ какъ же мнѣ не быть благодарнымъ вамъ за помѣщеніе въ Телескопѣ разбора моей тетрадки, написаннаго человѣкомъ, безъ всякаго сомнѣнія, безпристрастнымъ и знающимъ Украйну. Говорю: безъ всякаго сомнѣнія; ибо если бы вы не нашли ни безпристрастія, ни познанія Украйны въ помянутой статьѣ, то, конечно, не помѣстили бы ее въ вашемъ журналѣ, столь щедро награждающемъ въ продолженія нѣсколькихъ лѣтъ Русскую публику статьями отличными.

 

Но – не въ томъ дѣло. И человѣкъ безпристрастный можетъ ошибаться, и человѣкъ знающій можетъ глядѣть на нѣкоторые предметы не съ надлежащей точки зрѣнія; и при томъ какъ часто тотъ и другой зависятъ въ своихъ поступкахъ и мнѣніяхъ отъ расположенія духа. Такъ мнѣ кажется, Г. Мастакъ, приготовляющій, можетъ быть, что нибудь превосходное для Малороссійской литературы, знающій, можетъ быть, народности Украйны, какъ знаютъ не многіе изъ Украинцевъ, при благородномъ сознаніи своихъ силъ, не со всѣмъ былъ снисходителенъ къ силамъ другихъ; не совсѣмъ былъ великодушенъ къ трудамъ другихъ, не былъ.... но мнѣ все это кажется – не болѣе. И немогу ли я ошибаться?... Впрочемъ мнѣ кажется также, что если рѣшительное мнѣніе Мастака не было излишнимъ для Телескопа: то и мнѣніе противное, хотя и не рѣшительное, а просящее снисходительности и предающее себя на судъ знатоковъ, не будетъ излишнимъ для читателей Молвы, крыльямъ которой предаю сей листокъ.... Du choc des opinions ja[i]llit la verité.

 

Г. Мастакъ, обвиняетъ меня во многомъ, не стану {29} оправдываться. Отмѣчу только, что мнѣ показалось въ его статьѣ неправильнымъ.

 

Вотъ обвиненія Г. Мастака:

 

1) Мое Собраніе Малороссійскихъ Пословицъ и Поговорокъ бѣдно.

 

2) Въ немъ не видно никакого труда, ни малѣйшаго старанія доставить любителямъ отечественнаго какое-либо удовольствіе.

 

3) Малороссіяне не будутъ довольны имъ, за погрѣшности противъ языка; за представленіе Пословицъ въ другомъ видѣ, за примѣсь Русскихъ Пословицъ и словъ.

 

4) Для Русскихъ онѣ негодятся, потому что нѣтъ перевода, объясненій или словаря; не подобраны подобнозначащія Русскія Пословицы; Пословицы не отмѣчены отъ Поговорокъ.

 

5) Слѣдовательно оно безполезно и для Русскихъ и для Малороссіянъ.

 

Съ моей стороны прибавлю: что мое Собраніе Малороссійскихъ Пословицъ и Поговорокъ, есть не болѣе какъ азбучный ихъ списокъ, сдѣланный, какъ сказано въ предисловіи, только для того, чтобы сохранить ихъ отъ забвенія. Вотъ вся цѣль моя – и думаю, что я не долженъ былъ имѣть другой....

 

Чѣмъ важнѣе предметъ, тѣмъ болѣе требуетъ онъ труда, усилій, изслѣдованій, розысканій. Политико-экономическое правило Адама Смита: дѣлить трудъ, – въ семъ случаѣ необходимо. Одинъ сдѣлаетъ одно, другой разсмотритъ другое, третій опредѣлитъ третье; и сколько времени пройдетъ, пока кто-нибудь воспользуется част[н]ыми трудами и создастъ что-нибудь совершенное! Примѣнимъ это къ Исторіи, – хотя и къ Исторіи Малороссіи. Прежде {30} надобно было издать лѣтописи, записки, бумаги и вообще всѣ матеріалы; потомъ разобрать ихъ [съ] помощію исторической критики, далѣе обработать постепенно части, и потомъ уже писать исторію. У насъ все сдѣлано на противъ; и потому всѣ Исторіи Малороссіи очень недостаточны, и Украйна до тѣхъ поръ не будетъ имѣть хорошей Исторіи, пока не будетъ готово все, что потребуется для Исторіи.... Но по силамъ ли одного человѣка сдѣлать все это? Тоже почти можно сказать и о Пословицахъ и Поговоркахъ. Одинъ сдѣлаетъ извѣстнымъ, другой разсмотритъ; Историкъ воспользуется ими въ исторіи; этнографъ пояснитъ ими характеръ, нравы, обычаи, идеи народа; филологъ разсмотритъ ихъ какъ драгоцѣнный памятникъ языка и литературы. Но прежде всего надобно сдѣлать ихъ извѣстными, сохранить отъ забвенія. Это самое имѣлъ я въ виду, начиная свой трудъ. Пусть историкъ, этнографъ, филологъ ищутъ въ нихъ, чего хотятъ, мое дѣло сдѣлано, лишь бы собраніе мое было сколько можно полнѣе и правильнѣе; но тутъ-то запятая.

 

1) Мое Собраніе бѣдно, говоритъ Мастакъ. Дѣйствительно оно заключаетъ Пословицъ и Поговорокъ только 600 съ небольшимъ. – »Зайдите въ любую хату Малороссіянина, скажите ему о своемъ желаніи собрать пословицы, увѣряю васъ, что вы отъ него выйдете не сравненно съ большимъ запасомъ оныхъ; что же если бы такимъ образомъ обойти нѣсколько хатъ, цѣлое селеніе?« – Такъ почтенные любители народностей Украинскихъ! – прислушайтесь къ этому, припомните ваши труды, легко ли доставались они вамъ? – Легко ли вамъ было побѣждать народную гордость, увѣрять Малороссіянъ, что вы собираете то и другое не для того чтобы смѣяться съ нихъ? Что ваша цѣль благородна, что вашъ трудъ нуженъ для науки? – Я слышалъ объ одномъ собирателѣ пѣсенъ и пословицъ Малороссійскихъ, Р.Р.Ш., вѣка Екатерины: онъ всю жизнь свою посвятилъ на свой трудъ, пренебрегая всѣмъ, лишь бы достигнуть желаемаго; пере[о]дѣвался въ {31} мужицкое платье; бродилъ по сельскимъ ярмаркамъ; игралъ роль чумака, пилъ и буянилъ въ шинкахъ; гулялъ на вечерницахъ, – и только такимъ образомъ могъ побѣдить самолюбіе народа, только при такихъ усиліяхъ могъ подвинуться къ цѣли своей. А намъ говорятъ: только попроси – и будетъ! Увѣренъ, что сочинитель не думалъ обманывать; но что значитъ расположеніе духа: онъ обманулъ себя, забывъ, что говоря такъ рѣшительно, подписываетъ приговоръ суду о цѣломъ народѣ, и невольно обвиняетъ самъ себя въ незнаніи характера народа; онъ забылъ могущее Малороссіянъ: не можно; не скажу; не знаю! – Онъ бы сказалъ болѣе правды, еслибъ вмѣсто хатъ, поставилъ домики служащихъ, кои или по знакомству, или за деньги, готовы услуживать и въ томъ и въ другомъ, мои обладаютъ иногда богатыми собраніями пословицъ – но и то иногда только. Простой же селянинъ не только нерадушенъ въ семъ отношеніи, но вмѣстѣ и бѣденъ, или по крайней мѣрѣ не можетъ подѣлиться своимъ богатствомъ: онъ щеголяетъ пословицами только при случаѣ, а не всегда – и постыдится щеголять ими предъ заѣзжимъ паномъ, еще болѣе предъ своимъ господиномъ.... При томъ выдавалъ ли я свой трудъ за что нибудь важное: все что я могу сдѣлать въ пользу Украинскихъ народностей, лежитъ еще въ обѣщаніи, сдѣланномъ въ предисловіи, которое намекаетъ отчасти и на исправленіе моего труда. Но не все вдругъ; пока я сдѣлалъ только начало. Если обстоятельства мнѣ не помѣшаютъ, я издамъ и полное Собраніе Пословицъ; потомъ Загадокъ; потомъ Пѣсенъ Обрядныхъ. Но на все то надобно время; не все вдругъ. Теперь я могу надѣяться на снисходительность тѣхъ, кои могутъ обогатить мое Собраніе Народностей, ибо они знаютъ, что я тружусь; и если трудъ мой не безочетливъ, показываетъ стараніе, то мнѣ можно имѣть надежду на ихъ помощь.

 

2) Но въ моемъ Собраніи не видно ни труда, ни старанія, потому что въ немъ нѣтъ ни малѣйшаго старанія {32} доставить любителямъ отечественнаго какое либо удовольствіе.

 

5) Малороссіяне не будутъ довольны ими: за погрѣшности противъ языка, за представленіе Пословицъ въ другомъ видѣ, за примѣсь Русскихъ Пословицъ и словъ.

 

Этаго я рѣшительно не понимаю! – Долгъ мой былъ издать Пословицы и Поговорки въ томъ точно видѣ, какъ ихъ помнитъ народъ; я это и сдѣлалъ. Ошибокъ противъ языка въ моемъ Собраніи Малороссійскихъ Пословицъ и Поговорокъ быть не можетъ: не довѣряя самъ себѣ, я просилъ знатоковъ Малороссійскаго языка, пересмотрѣть и исправить всѣ погрѣшности. Да и какія же погрѣшности отыскалъ Мастакъ въ моей тетрадкѣ? – Баче, наваре, ходе, хвале, блуде, ступе – вѣроятно вмѣсто: бачить, наварить, ходить, хвалить, блудить, ступить. – Ужели Г. Мастаку не извѣстно, что почти всѣ Малороссійскіе глаголы имѣютъ двойственное окончаніе на е и ить, что это обнаруживаетъ этнологическое богатство языка, что эта двойственность окончанія чрезвычайно важна для историческаго изслѣдованія при сравненіи его съ Богемскимъ, Польскимъ и вообще со всею западною отраслью Славянскихъ языковъ, что постояннаго правила употребленія сихъ окончаній нѣтъ и быть не можетъ, пока литераторы не установятъ сіе употребленіе образцовыми сочиненіями, если только суждено языку Украинскому процвѣсти на поприщѣ литературы, этому языку – замѣчу мимоходомъ – богатѣйшему изъ всѣхъ Славянскихъ языковъ....

 

Всѣ прочія погрѣшности противъ языка въ моемъ изданіи суть опечатки. Кромѣ того, Мастакъ находитъ въ моей тетрадкѣ загадки и стихи изъ пѣсенъ, а также говоритъ, что я не различивши Пословицъ отъ Поговорокъ, поставилъ въ затрудненіе, узнать гдѣ Пословицы, а гдѣ Поговорки? Какъ же онъ могъ различить Пословицы отъ Поговорокъ, когда пишетъ, что въ изданіи моемъ Малороссійскихъ Пословицъ 67, Поговорокъ 102, Русскихъ {33} Пословицъ 18; въ томъ числѣ Загадокъ 3 и столько же стиховъ изъ Пѣсенъ? – Повторяю, какъ онъ могъ различить, если бы эта работа была трудна? – Я включилъ Загадки, потому что употребляются въ смыслѣ Пословицъ, и жалѣю, что помѣстилъ мало стиховъ изъ Пѣсенъ: многіе изъ нихъ стали Пословицами. Мастакъ находитъ въ моемъ Собраніи Русскія Пословицы и слова: – гораздо бы лучше было объяснитъ, съ какой стати онѣ зашли въ Малороссійскія Пословицы и Поговорки, нежели обвинять меня; я былъ бы слишкомъ дерзокъ, еслибъ рѣшился поправлять; и всегда вписывалъ въ свое Собраніе Пословицъ и Поговорокъ въ томъ точно видѣ, слово въ слово, какъ и слышалъ. Но Мастакъ меня обвиняетъ и въ этомъ.... Какъ обвиняетъ? – Словомъ, а не дѣломъ. Если онъ удостоилъ мой трудъ своимъ вниманіемъ, то почему бы ему не дать совѣта, какъ исправить ошибки? – На слово же не вѣритъ ни кто.

 

4) Но мое Собраніе негодно и для Русскихъ! – Винюсь за неприложеніе объясненій, но почитаю излишнимъ Словарь, не постигаю возможности перевести Пословицы и Поговорки какъ должно, вижу вредъ и шарлатанство въ подборѣ Пословицъ Русскихъ подобнозначащихъ, и думаю, что всѣ граматные читатели знаютъ разницу между Пословицами и Поговорками, и отличатъ одну отъ другой безъ моего пособія. Впрочемъ объяснять Пословицы не есть дѣло одного человѣка. Объяснять ихъ можно въ отношеніи филологическомъ, этнографическомъ, и историческомъ. Для филологическаго объясненія Пословицъ и Поговорокъ Малороссійскихъ я опредѣлилъ отдѣльную статью (о Слогѣ Пословицъ). Этнографическое объясненіе будетъ слѣдствіемъ полнаго изданія Пословицъ и Поговорокъ Малороссійскихъ; также Загадокъ и Пѣсенъ Обрядныхъ. Что касается до объясненія историческаго, то едвали оно возможно въ настоящемъ положеніи Украинскихъ Народностей, и назначить каждой Пословицѣ и Поговоркѣ время ея появленія, есть дѣло мечты и шарлатанство, а не истинной любви къ народностямъ. {34}

 

5) Мастакъ заключаетъ, что мое Собраніе безполезно для Малороссіянъ и для Русскихъ. Ни для тѣхъ, ни для другихъ, я не издавалъ своего собранія. Моею цѣлью было только сохранить ихъ отъ забвенія, а не сдѣлать изъ нихъ книгу для чтенія. Если ничтожный трудъ мой удостоится вниманія любителей, найдутся люди, кои сдѣлаютъ лучше меня; а я съ своей стороны буду доволенъ и тѣмъ, что сдѣлалъ начало, если буду не въ состояніи продолжать начатое. Впрочемъ если обстоятельства мнѣ помогутъ, то трудъ мой будетъ имѣть такое направленіе:

 

a) Я долженъ буду издать свое Собраніе Пословицъ, Поговорокъ и Загадокъ, сколько полнѣе и правильнѣе, и къ каждой къ нимъ приложить варіанты, съ означеніемъ мѣста, гдѣ какая употребляется.

 

b) Объяснить ихъ слогъ правилами. Думаю, что это будетъ гораздо удобнѣе и полезнѣе какъ для ума, такъ и для памяти.

 

c) Извлечь изъ нихъ итогъ религіозныхъ и этическихъ идей народа.

 

d) Объяснить ими характеръ, нравы, обычаи и мнѣнія народа, положительно и сравнительно съ характеромъ, нравами, обычаями и мнѣніями другихъ народовъ, соплеменныхъ Малороссіянамъ или имѣвшимъ на нихъ вліяніе. Въ семъ случаѣ мнѣ очень помогутъ пѣсни обрядныя, особенно свадебныя, изъ коихъ многія суть собранія пословицъ.

 

Пока трудъ мой только въ началѣ; вижу огромность его; но вижу и пользу и важность, и при помощи другихъ надѣюсь сдѣлать его не совсѣмъ излишнимъ для Украинской литературы.

 

Занимаясь нынѣ частнымъ истолкованіемъ пословицъ, я желалъ бы отдать нѣкоторыя отрывки изъ моихъ записокъ по сему предмету на судъ знатоковъ, и замѣчая, что вы не исключаете изъ своего журнала ни одной статьи {35} которая менѣе, или болѣе полезна для Словесности, Исторіи и Этнографіи Россійской, осмѣливаюсь думать, что и мои листки удостоятся вашего вниманія, и будутъ помѣщены въ Телескопѣ, если будутъ стоить того.*

 

Съ истиннымъ почтеніемъ имѣю честь быть

 

Милостивый Государь Вашъ

покорнѣйшій слуга

В.Н.С.

 

1834

1 Іюля.

Село Гуляйполь. {36}

 

 

* Съ особеннымъ удовольствіемъ, предлагаю журналъ мой для всѣхъ, коимъ благоугодно будетъ почтить оный своими трудами, особенно по части Отечественныхъ Народностей. Изд. {36}

 

[Смирницкий В.Н.] Письмо от издателя малороссийских пословиц и поговорок // Телескоп. Ч. 22. № 29. 1834. С. 28–36.

Ответить

Фотография Armat Armat 26.07 2020

Так это же типичный малороссийский суржик, а не украинский язык.

 

В Луцьку все не по-людськи: навколо вода, а в середі біда.

Дай, Боже, щоб усе було гоже!

Де добре громаді, там добре й бабі.

Де храм, то й ми там.

Доробився хліба, аж зійшов на діда.

Де густа рука, не треба й дрюка.

Діло майстра величає!

До батьків - по гроши, до людей - по розум.

До нашого берега завжди припливе як не кізяк, то тріска.

Дознавайся світа, поки служать літа.

 

Де верба, там і вода. 

Де рідний край, там і під ялиною рай.

Дми не дми — не к різдву йде, а к великодню (ніби ци­ган так казав).

Дуй не дуй, а вже не до ковбаси, а до яєць. (Різдво і Ве­ликдень) .

Дурні помирають по п’ятницях.

Дон Доном, а найкраще дома.


Сообщение отредактировал Armat: 26.07.2020 - 16:14 PM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.07 2020

Так это же типичный малороссийский суржик, а не украинский язык.

Во-первых, по мнению современных лингвистов, малороссийский язык это и есть украинский. Эти наименования употребляли в качестве синонимов В. Смирницкий в 1834 г. и В. Даль в 1835 г., а также другие их современники. Во-вторых, в приведённом вами тексте трудно отыскать влияние суржика. Это типично украинский текст.
 

Ответить

Фотография Armat Armat 26.07 2020

Проблема в другом. Украина- это и малороссы, которые говорят на суржике, и центарльные украинцы, говорящие на литературном украинском языке, и западенцы, которые говорили раньше на суржике, только немецкого, польского и мадьярского языка. Сейчас западенцы перешли на литературную украинскую речь. Украинский язык близок к старославянскому. Поэтому  можно смело говорить, что именно русский язык явлется диалектом.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.07 2020

Украина- это и малороссы, которые говорят на суржике, и центарльные украинцы, говорящие на литературном украинском языке, и западенцы, которые говорили раньше на суржике, только немецкого, польского и мадьярского языка.

Этнонимы "малороссы" и "великороссы" употреблялись в качестве самоназвания лишь образованными людьми Российской империи (затем эмигрантами из России), а также отчасти русофилами Австро-Венгрии и других государств, т.е. меньшинством. Они оставались неизвестными широким массам украинского и русского народов до нач. XX в. Сейчас так именуют себя немногие псевдоинтеллектуалы.

Ответить

Фотография Armat Armat 26.07 2020

Не  могу согласиться с Вами, друже.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.07 2020

Украинский язык близок к старославянскому.

Если говорить о фактах, украинский язык, в отличие от русского, избежал заметного влияния церковнославянского языка. Например, в нём отсутствует неполногласие, суффиксы -ущ-, -ющ-, а также приставка из-/ис-. В украинском языке также нет абсолютного большинства славянизмов, которые сохранились в русском. В украинском языке польское влияние во многом заняло место церковнославянского.

 

Поэтому можно смело говорить, что именно русский язык явлется диалектом.

Русский язык, как и украинский, имеет широкую базу диалектов. Есть также смешанные и переходные говоры.

 

Не могу согласиться с Вами, друже.

Вы не относитесь к числу моих друзей. Правда, неясно, с чем вы несогласны.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.07 2020

 

При чем тут украинские казаки, если речь у Бутурлина идет о событиях на Нижнем Дону.

Внимательно прочтите обе приведённые мною цитаты о событиях 1645 и 1646 г. А.В. Бутурлин не раз писал о украинских казаках, которых на Дону и в России в XVI-XVII вв. (изредка и в XVIII в.) именовали "черкасами". В 1645 г. этот воевода упомянул, что среди них были русскоязычные, хотя обычно черкасы говорили "по-черкасски".

 

Въ нынешнемъ, государь, во 153-мъ году, апрѣля въ 15 день, вышли ис твоей государевой откупной вотчины, з Боучара, Воронежцы, стрелецкой сынъ Івашка Сомаринъ съ товарыщи, семь человѣкъ, а въ роспросе онѣ мнѣ, холопу твоему, сказали: поѣхоло де было ихъ одинатцать человѣкъ внизъ рекою Дономъ въ козачьи городки для своево промыслу. И апрѣля де, государь, въ 8 день, какъ онѣ будутъ ниже откупной вотчины Богучара, противъ Обросимова караулу, и ихъ де громили въ полночь воровския Черкасы, конные и пѣшие і въ судѣхъ рекою Дономъ, а взяли де у нихъ тѣ Черкасы трехъ человѣкъ живыхъ да одного человѣка убили до смерти ис пищали, а ихъ де ушло семь человѣкъ. А по смѣте де тѣхъ воровскихъ Черкасъ была человѣкъ съ триста и больши; и тое де, государь, ночи у нихъ Черкасъ на утренай зарѣ была стрельба большая, а тово де, государь, онѣ не вѣдаютъ, бой ли у нихъ Черкасъ былъ съ кѣмъ или стрельба такъ была. А какъ де ихъ громили по рекѣ на Дону, и какъ за ними гоняли и по тальникомъ сыскивали, и онѣ де слышали, многие люди рускимъ языкомъ говорятъ, а не по Черкаски. А после де черкаского погрому онѣ лежали въ комышу два дни, і выходя смотрили съ кургану на Крымскою сторону, и онѣ де видели, что многие люди ходятъ пѣши подлѣ Дону, и на степи ѣздятъ конныя люди, и стада лошединыя ходятъ. Да онъ же Івашка Сомаринъ съ товарыщи мнѣ, холопу твоему, въ съѣзжей избѣ сказали: какъ де онѣ после черкаского погрому пошли на Воронежъ, и будутъ въ вотчине въ Толучѣевъскомъ юрту, и въ той де, государь, вотчине, сказывали имъ вотчиники, видели де онѣ прошли Тотаровя въ Русь по Крымской сторонѣ на три полки, въ дву полкахъ человѣкъ по пятисотъ и больши, а въ третьемъ полку человѣкъ со ста и больши.

 

Отписка с Воронежа от стольника и воеводы Андрея Васильевича Бутурлина о нападении воровских черкас на стрелецкого сына Ивана Самарина с товарищами близ Богучара; о проход татар по Крымской стороне; о необходимости прислать ратных людей для оберегания послов [23 мая 1645 г.] / Русская историческая библиотека. Т. 24. Донские дела. Кн. 2. СПб., 1906. Ст. 643–644.

 

 

Государю царю і великому князю Алексѣю Михайловичю всеа Русии холопъ твой, Ондрюшка Бутурлинъ, челомъ бьетъ. Въ нынешнемъ, государь, во 154-мъ году, июня въ 29 день, пришли въ городъ на Воронежъ пѣши полковой козакъ, Савка Сорокинъ съ товарыщи, пять человѣкъ; а въ роспросе, государь, онѣ передо мною, холопомъ твоимъ въ сьѣзжей избѣ сказали: были де онѣ въ козачьемъ въ Верхнемъ городкѣ въ Решотове для своево промыслу. И июня, государь, въ 11 день, приходили х тому козачьему горотку къ Решотову съ Крымской стороны реки Дону, отъ рѣчки Тихой воровские Черкасы, конные, человѣкъ съ триста, и больши. И тотъ, государь, козачей городокъ тѣ Черкасы взяли и совсѣмъ розарили, а ихъ, Савку Сорокина съ товарыщи, повели съ собою и держали у себя четыре дни; а говорили де, государь, имъ тѣ Черкасы, чтобъ онѣ ихъ, Черкасъ, повели въ Воронежской уѣздъ подъ Борщевъ монастырь и къ селу Усмони и под ыные села. А Борщевъ, государь, монастырь отъ города будетъ въ тритцати верстахъ, а село Усмонь въ пети верстахъ. И июня де, государь, въ 20 день, ево, Савку Сорокина съ товарыщи, пети человѣкъ, онѣ, Черкасы, отпустили, а сами де тово-жъ часу пошли съ стану въ степь; а слышели де онѣ отъ тѣхъ Черкасъ, что атамана у нихъ зовутъ Петрушкамъ, есаула Жада… Да и прежъ де сево, государь, тѣ-жъ Черкасы воровали и грамили на рекѣ на Дону Воронежцовъ торговыхъ людей.

 

Отписка с Воронежа от стольника и воеводы Андрея Васильевича Бутурлина о нападении воровских черкас на городок Решотов и о грабежах их [13 июля 1646 г.] / Там же. Ст. 1108‒1109.

 

Украинские казаки-черкасы, согласно сообщениям воронежского воеводы и стольника А.В. Бутурлина, устраивали грабежи на Дону.

Интересно, что украинский язык (даже не "черкасский" или "малороссийский") упоминается в российских документах 1620-х гг. Трудно поверить, но это исторический факт.

http://istorya.ru/fo...698#entry508777

 

Скорее всего, кто-нибудь из невежественных ксенофобов попытается исказить эту информацию, которая почерпнута из исторических источников.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.08 2020

Такого языка - староукраинский - в XVII веке не существовало. О нём не упоминает ни один человек XVII века.

Ваши голословные заявления ошибочны, т.к. вызваны ксенофобскими взглядами и далеки от фактов. В российских документах XVII в. украинский язык упоминается наряду с другими. Впрочем, в то время русские именовали его в том числе "черкасским" или "белорусским" (в данном случае так же называли и сам белорусский язык, и извод церковнославянского языка, который употребляли в Речи Посполитой и на землях украинских казаков).
 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.08 2020

В процитированном фрагменте из второго исторического документа из славянских перечислены польская, русская, украинская и сербская устная речь, а также русская, церковнославянская, болгарская и сербская письменная речь. В нём также упомянуты греческий и турецкий языки.

http://istorya.ru/fo...698#entry508777

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.08 2020

В следующем столетии (XVIII в.) украинский язык в России чаще всего стали называть "малороссийским" (русский язык "российским"). Например, в 7-м пункте доклада Петру I от представителя России в Польше (1708 г.) содержится предложение иметь переводчика с малороссийского и польского языков, на которое царь наложил резолюцию: «Дать одного из Посольской Канцелярии» (Голиков И.И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразителя России, собранные и расположенные по годам. Т. 3. Изд. 2-е. М.: Тип. Н. Степанова, 1837. С. 296–297).

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.08 2020

Таким образом, оба названия обсуждаемого языка, как более раннее "украинский" (упоминается с 1620-х гг.), так и более позднее "малороссийский" (упоминается с 1700-х гг.), имеют иноязычное происхождение.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 14.08 2020

интересный поход - если до нач 20 века не было термина (!!!) украинский язык, значит и не было языка. laugh.gif
как объяснить, что было масса литературы именно на староукр. языке?? а никак - не было термина - не было и языка.

Названия языков иногда меняются. Термин "украинский язык" стал широко использоваться в украиноязычной и русскоязычной печати с 1-й четв. XX в., хотя его появление относится примерно к началу XVII в. (не позднее 1626 г.).

Ответить

Фотография Сириус Сириус 14.08 2020

Названия языков иногда меняются. Термин "украинский язык" стал широко использоваться в украиноязычной и русскоязычной печати с 1-й четв. XX в., хотя его появление относится примерно к началу XVII в. (не позднее 1626 г.).

Т.е. вы полагаете, что украинский выделился из обще восточно-славянского языка именно в это время? Разве они (русский, белорусский и украинский) не шли своей дорогой в каждой местности века так с 7-го? Может названия ещё и не было, т.к. никто не заморачивался, но деление то по любому было.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 14.08 2020

Т.е. вы полагаете, что украинский выделился из обще восточно-славянского языка именно в это время?

Процесс выделения украинского языка был медленным и своеобразным. Следует отметить, что во времена украинского (малороссийского) казачества письменная речь образованных людей (например, летописцев) представляла собой пёструю смесь церковнославянских, польских и живых украинских говоров. По этой причине живой украинский язык тогда вообще не имел литературной формы, а книжный староукраинский язык в украинских землях России постепенно вытеснялся государственным. К середине XVIII в. язык документов на Левобережной Украине (Малороссии) и Запорожье "обрусел", превратившись в региональный вариант русского языка с вкраплением отдельных украинизмов. На Правобережной Украине староукраинский язык постепенно славянизировался и сфера его применения сильно сузилась. Я согласен с мнением специалистов по славянским языкам:
 

1.5.0. Украинские памятники древнерусского периода отражают ряд явлений, противопоставляющих украинские диалекты другим восточнославянским диалектам. Наиболее древним из этих явлений является фрикативное /г/ и отсутствие палатализации согласных перед /е/. Так называемое падение редуцированных (конец XI – XII в.) и последовавшие за ним фонетические, фонологические и морфонологические изменения протекали в У.я. в основном аналогично русскому и белорусскому языкам, но отчасти иначе: произошло удлинение и дифтонгизация праславянских /е/ и /о/ перед слогами с утраченными /ъ/ или /ь/: [конь] > [куон′], [печь] > [пiеч′] (это /iе/ на месте этимологического /е/ иногда, вопрекиорфографической традиции, отражалось на письме буквой ѣ – так называемый «новый ять»), отвердение согласных перед /и/, рефлексация *TrъT, *TlъT в -ри-, -ли-, переход /л/ в /в/ на конце слова и слога и т. п. Политический распад древнерусского государства после завоевания его монголо-татарами способствовал расхождению украинских диалектов с русскими и белорусскими.

 

В XIV–XVI вв. большая часть Украины входила в состав Великого княжества Литовского, в котором западнорусский (украинско-белорусский, или «руський») деловой язык был языком государственной канцелярии.

 

 

В деловых документах этого времени отмечаются написания, указывающие на развитие фонетической и грамматической системы У.я.: появление протетического /i/ в начале слова перед сонорными (ильвовскии ‛львовский’, илжа ‛ложь’ и т. п.); упрощение сочетаний трех и более согласных, образовавшихся после падения редуцированных (мѣстьцє ‛место’ > мѣсце); утрата конечного /л/ после согласных в l-формах глагола (умєрлъ ‛умер’ > умер); образование долгих согласных вследствие прогрессивной ассимиляции исконно мягкими согласными последующего [й] (знання ‛знание’, життя ‛жизнь’); аналогическое выравнивание основ с гласными на месте слабых редуцированных (лоб ‛лоб’ – род. п. лоба, твор. п. лобом; рот ‛рот’ – род. п. рота, твор. п. ротом и т. п.) и др. Приблизительно к первой половине XVII в. складываются основные системные фонетические и грамматические особенности, характерные для современного У.я. (см. 1.1.2.).

 

Жовтобрюх М.А., Молдован А.М. Украинский язык // Языки мира: Славянские языки / РАН. Институт языкознания; Ред. колл.: А.М. Молдован, С.С. Скорвид, А.А. Кибрик и др. М.: Academia, 2005. С. 517.

 

Предлагаю Вам ознакомиться со статьёй О.А. Остапчук "К вопросу о типологическом профиле украинского литературного языка (на фоне русского и польского литературных языков)".

http://istorya.ru/fo...=17#entry310835

Ответить