←  Происхождение и развитие языков

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Украинский язык

Фотография stan4420 stan4420 08.04 2018

Понятия не имею, есть ли подобные тексты. Для того чтобы их искать, нужно пересмотреть огромное количество источников на греческом и латинском языках, притом что не может быть и речи о наличии всех их в Сети. Поиск "иголки в стоге сена" не входит в мои планы.

вот как? а когда вы требовали от меня подтверждения о древности Шумера из 7-8 разных источников, вы почему-то придерживались другого алгоритма!

или когда зажелали, чтоб я несколько сотен слов сравнил в разных языках - вы о трудоёмкости чужой работы не думали.

двойные стандарты?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.04 2018

 

Известны ли вам греческие тексты, в которых упоминается "микророский" язык?

Тот же вопрос по латинскому языку. Есть ли латинские тексты, в которых речь идет о parvarossia языке (именно о языке, а не о территории/регионе под названием Parva Russia)?

Понятия не имею, есть ли подобные тексты. Для того чтобы их искать, нужно пересмотреть огромное количество источников на греческом и латинском языках, притом что не может быть и речи о наличии всех их в Сети. Поиск "иголки в стоге сена" не входит в мои планы. Хотя, беря пример с худших, можно сразу сделать голословное утверждение, будто "нигде ничего нет". Если не зацикливаться на переводах слова "малороссийский", то следует признать, что белорусский и украинский языки под другими названиями упомянуты в русском источнике 1704 г.

 

 

Понятия не имею, есть ли подобные тексты. Для того чтобы их искать, нужно пересмотреть огромное количество источников на греческом и латинском языках, притом что не может быть и речи о наличии всех их в Сети. Поиск "иголки в стоге сена" не входит в мои планы.

вот как? а когда вы требовали от меня подтверждения о древности Шумера из 7-8 разных источников, вы почему-то придерживались другого алгоритма!

или когда зажелали, чтоб я несколько сотен слов сравнил в разных языках - вы о трудоёмкости чужой работы не думали.

двойные стандарты?

 

Я привёл различные свидетельства об украинском языке (например, это) для подтверждения отмеченных исторических фактов (есть ли какие-то особые упоминания о нём на греческом языке и латыни, мне неизвестно). Вы не нашли ничего подобного для подтверждения вашей версии о времени возникновения шумерской цивилизации, хотя требовалась информация на русском языке.

 

Шумер - это не первая цивилизация в мире. Это место по праву занимает Древний Египет

создание письменности, создание государственности и т.д. более-менее кореллируются между Шумером и Д. Египтом (хотя многие учёные всё таки отдают предпочтение первому).

 

но не в этом дело: вы кажется забыли, что шумеры пришли в Междуречье Уже с набором знаний - например по ирригации.

то есть они развились на своём старом месте, в точке исхода - раньше египтян

 

Если уж действительно многие учёные считают, что государственность в Шумере возникла раньше, чем в Египте, приведите ссылки на 8-10 их работ (с указанием страниц печатных изданий или веб-страниц).

 

К сожалению, двойные стандарты у вас действительно в наличии: не подтверждаете свои слова, но обвиняете в собственных грехах собеседника, который, в отличие от вас, дал прямой ответ.


Сообщение отредактировал Стефан: 08.04.2018 - 21:45 PM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.05 2018

Процитирую слова российского филолога-слависта, профессора С.М. Кульбакина:

 

2. Положеніе украинскаго языка среди другихъ словянскихъ.

 

§ 3. Всякій языкъ, – французскій, англійскій и т.д., – представляетъ не строго единое цѣлое, одинаковое на всемъ протяженіи языковой территоріи, а сложную совокупность нарѣчій и говоровъ, различающихся между собою тѣми или другими чертами въ звукахъ, формахъ и выборѣ выраженій. То общее, что находимъ во всѣхъ этихъ говорахъ, въ отличіе ихъ отъ другихъ совокупностей говоровъ, мы объединяемъ въ понятіе „языкъ“.

 

Въ житейскомъ обиходѣ подъ тѣмъ или другимъ языкомъ, обычно, разумѣютъ литературный языкъ даннаго народа. Но литературный языкъ есть лишь оффиціальный представитель той совокупности нарѣчій и говоровъ, которые образуютъ объемъ понятія даннаго языка.

 

Всякій литературный языкъ всегда представляетъ книжную обработку какого либо одного народнаго нарѣчія, которое, благодаря своей исторической роли, становится общимъ языкомъ для всѣхъ частей даннаго народа, объединяя ихъ въ одно культурное и національное цѣлое.

 

Очевидно отсюда, что при научномъ, историческомъ изученіи того или другого языка нельзя ограничиться фактами литературной рѣчи {2} т.е. одного лишь нарѣчія даннаго языка. Народныя нарѣчія, не получившія литературной обработки, весьма часто хранятъ факты глубокой старины, безъ знанія которыхъ нельзя понять и факты литературнаго языка. Слѣдовательно, и при изученіи украинскаго языка, которое ставитъ себѣ задачей освѣтить исторически его явленія, мы должны имѣть въ виду всю совокупность говоровъ этого языка, а не только факты литературнаго украинскаго языка.

 

§ 4. Первый вопросъ, который является при постановкѣ только что указанной научной задачи, это – вопросъ, какое положеніе занимаетъ украинскій языкъ среди другихъ словянскихъ.

 

Въ житейской практикѣ вопросъ этотъ, обыкновенно, ставится въ нѣсколько иной формѣ: – что собственно представляетъ собою украинская рѣчь, – языкъ или нарѣчіе?

 

Однако, такая формулировка сбивчива по смыслу и кроетъ въ себѣ нѣкоторое недоразумѣніе.

 

Языкъ и нарѣчіе противупоставляются въ двухъ отношеніяхъ: 1) какъ литературная рѣчь рѣчи народной и 2) какъ понятіе родовое понятію видовому.

 

Рѣчь крестьянина Московской губерніи называютъ московскимъ нарѣчіемъ, рѣчь образованнаго москвича – языкомъ. Но въ этомъ смыслѣ украинская рѣчь можетъ быть, очевидно, названа языкомъ, такъ какъ она извѣстна не только въ народномъ употребленіи, но и въ литературной обработкѣ. Если же имѣть въ виду термины „языкъ“ и „нарѣчіе“, какъ понятія родовое и видовое, то ясно, что значеніе этихъ понятій – относительное.

 

Нѣтъ абсолютной мѣрки для опредѣленія языка и нарѣчія. Если имѣть въ виду отношеніе украинскаго къ великорусскому или бѣлорусскому, то должно назвать украинскій – языкомъ. Если же имѣть въ виду отношеніе украинскаго къ тому предполагаемому прарусскому языку, изъ котораго выдѣлились и украинскій, и великорусскій, и бѣлорусскій, то можно назвать украинскій – нарѣчіемъ. Можно говорить о трехъ русскихъ нарѣчіяхъ: великорусскомъ, бѣлорусскомъ и украинскомъ, которыя на протяженіи вѣковъ развились въ три самостоятельныхъ языка.

 

Въ такомъ же точно смыслѣ можно говорить о словянскихъ нарѣчіяхъ, имѣя въ виду отношеніе словянскихъ языковъ къ предполагаемому прасловянскому языку, изъ котораго на протяженіи вѣковъ выдѣлились и сложились въ самостоятельные языки, въ сложныя совокупности говоровъ нынѣшніе потомки прасловянскихъ говоровъ – языки болгарскій, сербскій, чешскій, польскій и т.д. {3}

 

Кульбакин С.М. Украинский язык. Краткий очерк фонетики и морфологии. Харьков: Тип. «Печатное дело», 1919. С. 2–3.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.05 2018

 

3. Нарѣчія украинскаго языка.

 

§ 9. Итакъ, можно считать доказаннымъ тѣсное единство в.-р., укр. и б.-р. языковъ, можно предполагать среди говоровъ прасловянскаго языка, предка всѣхъ словянскихъ языковъ, одинъ восточный говоръ, изъ котораго развился прарусскій языкъ. Но прарусскій языкъ уже къ началу древне-русской письменности не представлялъ строгаго единства, какъ показываютъ діалектическія черты древне-русскихъ памятниковъ; русское племя къ тому времени уже дробилось на рядъ болѣе мелкихъ племенъ, имена которыхъ сохранилъ намъ лѣтописецъ: поляне, деревляне, дреговичи, полочане, словѣне новгородскіе, сѣверяне, кривичи, дулѣбы, бужане, радимичи, вятичи, тиверци, уличи.

 

Различію этихъ племенъ, конечно, соотвѣтствовало различіе говоровъ, и изъ этихъ говоровъ историческія условія, – политическое и культурное объединеніе вокругъ областныхъ центровъ, – создали постепенно три языка: великорусскій, украинскій и бѣлорусскій. Для южно-русскихъ племенъ такими областными центрами были сперва Кіевъ, а затѣмъ (съ XIII в.) Галичъ и Владимиръ Волынскій.

 

Въ составъ украинскаго языка, можно думать, вошли говоры полянъ, деревлянъ, дулѣбовъ, вѣроятно также уличей и тиверцевъ, а по мнѣнію нѣкоторыхъ ученыхъ, также и сѣверянъ, – въ деталяхъ процессъ образованія украинскаго языка нельзя считать выясненнымъ.

 

Какъ всякій языкъ, украинскій не представляетъ, конечно, строгаго единства, а является совокупностью говоровъ, которые характеризуются, съ одной стороны, чертами, общими всему украинскому языку, а съ другой – чертами мѣстными, діалектическими.

 

§ 10. Отдѣльные изслѣдователи не сходятся между собою въ группировкѣ украинскихъ говоровъ. Одни, какъ Соболевскій, Крымскій, Зілинський, различаютъ среди украинскихъ говоровъ 2 группы, расходясь другъ съ другомъ въ опредѣленіи этихъ группъ и въ признакахъ группировки; другіе находятъ 3 группы говоровъ (Шахматовъ, Дурново).

 

Болѣе правильною мнѣ представляется схема, различающая 3 главныя группы: 1) говоры южные, 2) говоры сѣверные и 3) говоры карпатскіе. Въ основѣ литературнаго украинскаго языка лежитъ кіевско-полтавская рѣчь, т.е. говоръ южный.

 

I. Говоры южные характеризуются тѣмъ, что въ нихъ а) на мѣстѣ о и е въ закрытомъ слогѣ (ср. ниже, § 44, 45) находимъ і: ніс {9} (носъ), віз (возъ), сіль (соль) и т.п., в) на мѣстѣ стараго звука ѣ имѣется тотъ же звукъ і: ліс, дід (лѣсъ, дѣдъ) и т.п., а на мѣстѣ гласныхъ ы и и – одинъ звукъ, – гласный, средній между вел.-р. ы и и: син, бик, синий (сынъ, быкъ, синій) и т.п. (ср. § 38).

 

II. Главная отличительная черта сѣверныхъ говоровъ та, что на мѣстѣ о, е въ закрытомъ слогѣ въ нихъ находимъ дифтонги или же гласные у, е, ы, и, какъ результатъ упрощенія этихъ дифтонговъ.

 

На мѣстѣ стараго звука ѣ въ сѣверныхъ говорахъ хотя и встрѣчается і, но чаще находимъ дифтонгъ іе или іє, а также jе, jі, є, е, и: ліес, пъєсня, сльйіпий, сєно, песок, писок.

 

Кромѣ того, сѣверные говоры отличаются отъ другихъ сохраненіемъ звонкости согласныхъ въ концѣ слова и передъ глухими согласными.

 

Въ судьбѣ же гласныхъ ы и и сѣверные говоры сходятся съ южными: на мѣстѣ нихъ находимъ одинъ звукъ, – если оставить въ сторонѣ говоры, стоящіе подъ бѣлорусскимъ вліяніемъ.

 

III. Третья – карпатская группа говоровъ отличается и отъ первой, и отъ второй, сохраненіемъ различія между звуками ы и и.

 

Въ судьбѣ гласнаго о въ закрытомъ слогѣ отдѣльные карпатскіе говоры между собой не сходятся; звонкіе гласные передъ глухими и по большей части въ концѣ слова утратили въ нихъ звонкость, – въ противуположность сѣверному нарѣчію; въ южныхъ говорахъ въ этомъ отношеніи нѣтъ согласія.

 

Кромѣ того, можно отмѣтить, что въ карпатскихъ говорахъ сохраняетъ свою мягкость мягкое р.

 

О подраздѣленіяхъ въ указанныхъ трехъ крупныхъ группахъ украинскихъ говоровъ и вообще по этому вопросу ср. у Дурново, Опытъ 58–75 и 104 с.с. Границы главныхъ нарѣчій см. на картѣ.

 

§ 11. Такимъ образомъ факты современнаго украинскаго языка представляютъ результатъ многовѣковой исторіи, на протяженіи которой одинъ говоръ нѣкогда существовавшаго прарусскаго языка развился въ особый языкъ, состоящій, въ свою очередь, изъ сложной совокупности говоровъ.

 

Въ фактахъ современнаго языка мы найдемъ поэтому явленія различныхъ эпохъ, найдемъ различной древности пласты. {10}

 

Кульбакин С.М. Украинский язык. Краткий очерк фонетики и морфологии. Харьков: Тип. «Печатное дело», 1919. С. 9–10.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 16.05 2018

Относительно извѣстности Малороссійскаго языка въ столицахъ, будто бы въ Квиткино и Шевченково время знали его тамъ всего больше по смѣшнымъ именамъ изъ повѣстей Гоголя – сущее суесловіе! Задолго еще до Шевченка, и до Квитки, и до Гоголя, знали въ столицахъ Малороссійскій языкъ по самымъ изящнымъ его выраженіямъ, какихъ не всегда онъ достигалъ и въ новой Малороссійской словесности, – по народнымъ Украинскимъ пѣснямъ! Еще въ  прошломъ столѣтіи печатали ихъ и достопамятный Великороссіянинъ Новиковъ, въ своемъ «Собраніи Россійскихъ пѣсенъ,» и позабытый Украйнецъ Василій Ѳедоровичь Трушковскій, въ своемъ изданіи Русскихъ пѣсенъ съ голосами. Съ тѣхъ поръ наши Украинскія пѣсни были въ постоянномъ ходу въ столицахъ. Я живой свидѣтель, какъ во все продолженіе двадцатыхъ годовъ въ Москвѣ распѣвались онѣ, подъ музыку нашего Новгородсѣверскаго земляка, Гаврилы Андреевича Рачинскаго и другихъ композиторовъ, и слышалось на театральной сценѣ прекрасное произношеніе Украинской рѣчи изъ устъ Щепкина. Знали тогда многіе Великороссіяне Энеиду Котляревскаго, даже его Оду князю Куракину. Знали тогда ученые Великороссіяне Малороссійский языкъ – и по его грамматикѣ, изданной въ Петербургѣ 1818 г. Алексѣемъ Павловичемъ Павловскимъ, и по драгоцѣнному изданію весьма народныхъ Украинскихъ думъ князя Николая Андреевича Цертелева, 1819 года. Въ собственно литературномъ кругу – одинъ уже переводчикъ Иліады, Гнѣдичь, назвучалъ во слухъ многихъ своею громко-пѣвучею декламаціей Украинскаго языка, звуки котораго любитъ онъ сравнивать съ звуками Итальянскими. Баронъ Дельвигъ любилъ наши народныя пѣсни и пробовалъ перелагать ихъ въ Русскіе стихи. Въ 1829 году, когда Пушкинъ воротился въ Москву изъ своего Закавказскаго странствія, я засталъ его въ одно утро за письменнымъ столомъ; передъ нимъ были развернуты Малороссійскія пѣсни моего изданія 1827 года.

 

«А я это обкрадываю ваши пѣсни! – сказалъ онъ, и взявъ со стола прерванное моимъ приходомъ письмо, прочелъ изъ него выразительно:

 

Мынѣ съ жинкой не возиться;

А тютюнъ да люлька

Козаку въ дорози

Знадобиться!

 

Максимович М. Оборона украинских повестей Гоголя // День. 1861. № 7. С. 19.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 18.05 2018

«Особенно нужно знание украинского языка, потому что его никто хорошо не знает, а часто и не хочет знать», — писала украинская пресса в середине 20-х годов. Украинцы отказывались признавать «рідну мову». «Они оправдываются тем, что говорят: это язык галицкий, кем-то принесенный, и его хотят кому-то навязать; шевченковский язык народ давным-давно уже подзабыл. И если бы учили нас шевченковскому языку, то, может бы, еще чего-то достигли, а галицкий язык никакого значения не имеет», — отмечалось на І Всеукраинском учительском съезде (1925 год).

Дело в том, что галицийский литературный вариант украинского литературного языка действительно несколько отличался от надднепрянского (лишь в 1927-1928 гг. на конференции по правописанию были выработаны общие литературные нормы). Однако, разумеется, ни о каком отрицании родного языка большинством его носителей не могло быть и речи.

 

Как вспоминал видный украинофил Михаил Драгоманов, одно время принимавший участие в «языкотворчестве», целью была «оригинальность языка, а не его понятность».

Отличавшийся русофильскими и украинофильскими взглядами и выступавший за тесную связь украинской и русской литературы профессор М.П. Драгоманов не внёс заметный вклад в формирование украинского литературного языка. Даже его система правописания, "драгомановка", нигде не прижилась.

Ответить