←  Происхождение и развитие языков

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Украинский язык

Фотография stan4420 stan4420 08.04 2018

Понятия не имею, есть ли подобные тексты. Для того чтобы их искать, нужно пересмотреть огромное количество источников на греческом и латинском языках, притом что не может быть и речи о наличии всех их в Сети. Поиск "иголки в стоге сена" не входит в мои планы.

вот как? а когда вы требовали от меня подтверждения о древности Шумера из 7-8 разных источников, вы почему-то придерживались другого алгоритма!

или когда зажелали, чтоб я несколько сотен слов сравнил в разных языках - вы о трудоёмкости чужой работы не думали.

двойные стандарты?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.04 2018

 

Известны ли вам греческие тексты, в которых упоминается "микророский" язык?

Тот же вопрос по латинскому языку. Есть ли латинские тексты, в которых речь идет о parvarossia языке (именно о языке, а не о территории/регионе под названием Parva Russia)?

Понятия не имею, есть ли подобные тексты. Для того чтобы их искать, нужно пересмотреть огромное количество источников на греческом и латинском языках, притом что не может быть и речи о наличии всех их в Сети. Поиск "иголки в стоге сена" не входит в мои планы. Хотя, беря пример с худших, можно сразу сделать голословное утверждение, будто "нигде ничего нет". Если не зацикливаться на переводах слова "малороссийский", то следует признать, что белорусский и украинский языки под другими названиями упомянуты в русском источнике 1704 г.

 

 

Понятия не имею, есть ли подобные тексты. Для того чтобы их искать, нужно пересмотреть огромное количество источников на греческом и латинском языках, притом что не может быть и речи о наличии всех их в Сети. Поиск "иголки в стоге сена" не входит в мои планы.

вот как? а когда вы требовали от меня подтверждения о древности Шумера из 7-8 разных источников, вы почему-то придерживались другого алгоритма!

или когда зажелали, чтоб я несколько сотен слов сравнил в разных языках - вы о трудоёмкости чужой работы не думали.

двойные стандарты?

 

Я привёл различные свидетельства об украинском языке (например, это) для подтверждения отмеченных исторических фактов (есть ли какие-то особые упоминания о нём на греческом языке и латыни, мне неизвестно). Вы не нашли ничего подобного для подтверждения вашей версии о времени возникновения шумерской цивилизации, хотя требовалась информация на русском языке.

 

Шумер - это не первая цивилизация в мире. Это место по праву занимает Древний Египет

создание письменности, создание государственности и т.д. более-менее кореллируются между Шумером и Д. Египтом (хотя многие учёные всё таки отдают предпочтение первому).

 

но не в этом дело: вы кажется забыли, что шумеры пришли в Междуречье Уже с набором знаний - например по ирригации.

то есть они развились на своём старом месте, в точке исхода - раньше египтян

 

Если уж действительно многие учёные считают, что государственность в Шумере возникла раньше, чем в Египте, приведите ссылки на 8-10 их работ (с указанием страниц печатных изданий или веб-страниц).

 

К сожалению, двойные стандарты у вас действительно в наличии: не подтверждаете свои слова, но обвиняете в собственных грехах собеседника, который, в отличие от вас, дал прямой ответ.


Сообщение отредактировал Стефан: 08.04.2018 - 21:45 PM
Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.05 2018

Процитирую слова российского филолога-слависта, профессора С.М. Кульбакина:

 

2. Положеніе украинскаго языка среди другихъ словянскихъ.

 

§ 3. Всякій языкъ, – французскій, англійскій и т.д., – представляетъ не строго единое цѣлое, одинаковое на всемъ протяженіи языковой территоріи, а сложную совокупность нарѣчій и говоровъ, различающихся между собою тѣми или другими чертами въ звукахъ, формахъ и выборѣ выраженій. То общее, что находимъ во всѣхъ этихъ говорахъ, въ отличіе ихъ отъ другихъ совокупностей говоровъ, мы объединяемъ въ понятіе „языкъ“.

 

Въ житейскомъ обиходѣ подъ тѣмъ или другимъ языкомъ, обычно, разумѣютъ литературный языкъ даннаго народа. Но литературный языкъ есть лишь оффиціальный представитель той совокупности нарѣчій и говоровъ, которые образуютъ объемъ понятія даннаго языка.

 

Всякій литературный языкъ всегда представляетъ книжную обработку какого либо одного народнаго нарѣчія, которое, благодаря своей исторической роли, становится общимъ языкомъ для всѣхъ частей даннаго народа, объединяя ихъ въ одно культурное и національное цѣлое.

 

Очевидно отсюда, что при научномъ, историческомъ изученіи того или другого языка нельзя ограничиться фактами литературной рѣчи {2} т.е. одного лишь нарѣчія даннаго языка. Народныя нарѣчія, не получившія литературной обработки, весьма часто хранятъ факты глубокой старины, безъ знанія которыхъ нельзя понять и факты литературнаго языка. Слѣдовательно, и при изученіи украинскаго языка, которое ставитъ себѣ задачей освѣтить исторически его явленія, мы должны имѣть въ виду всю совокупность говоровъ этого языка, а не только факты литературнаго украинскаго языка.

 

§ 4. Первый вопросъ, который является при постановкѣ только что указанной научной задачи, это – вопросъ, какое положеніе занимаетъ украинскій языкъ среди другихъ словянскихъ.

 

Въ житейской практикѣ вопросъ этотъ, обыкновенно, ставится въ нѣсколько иной формѣ: – что собственно представляетъ собою украинская рѣчь, – языкъ или нарѣчіе?

 

Однако, такая формулировка сбивчива по смыслу и кроетъ въ себѣ нѣкоторое недоразумѣніе.

 

Языкъ и нарѣчіе противупоставляются въ двухъ отношеніяхъ: 1) какъ литературная рѣчь рѣчи народной и 2) какъ понятіе родовое понятію видовому.

 

Рѣчь крестьянина Московской губерніи называютъ московскимъ нарѣчіемъ, рѣчь образованнаго москвича – языкомъ. Но въ этомъ смыслѣ украинская рѣчь можетъ быть, очевидно, названа языкомъ, такъ какъ она извѣстна не только въ народномъ употребленіи, но и въ литературной обработкѣ. Если же имѣть въ виду термины „языкъ“ и „нарѣчіе“, какъ понятія родовое и видовое, то ясно, что значеніе этихъ понятій – относительное.

 

Нѣтъ абсолютной мѣрки для опредѣленія языка и нарѣчія. Если имѣть въ виду отношеніе украинскаго къ великорусскому или бѣлорусскому, то должно назвать украинскій – языкомъ. Если же имѣть въ виду отношеніе украинскаго къ тому предполагаемому прарусскому языку, изъ котораго выдѣлились и украинскій, и великорусскій, и бѣлорусскій, то можно назвать украинскій – нарѣчіемъ. Можно говорить о трехъ русскихъ нарѣчіяхъ: великорусскомъ, бѣлорусскомъ и украинскомъ, которыя на протяженіи вѣковъ развились въ три самостоятельныхъ языка.

 

Въ такомъ же точно смыслѣ можно говорить о словянскихъ нарѣчіяхъ, имѣя въ виду отношеніе словянскихъ языковъ къ предполагаемому прасловянскому языку, изъ котораго на протяженіи вѣковъ выдѣлились и сложились въ самостоятельные языки, въ сложныя совокупности говоровъ нынѣшніе потомки прасловянскихъ говоровъ – языки болгарскій, сербскій, чешскій, польскій и т.д. {3}

 

Кульбакин С.М. Украинский язык. Краткий очерк фонетики и морфологии. Харьков: Тип. «Печатное дело», 1919. С. 2–3.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.05 2018

 

3. Нарѣчія украинскаго языка.

 

§ 9. Итакъ, можно считать доказаннымъ тѣсное единство в.-р., укр. и б.-р. языковъ, можно предполагать среди говоровъ прасловянскаго языка, предка всѣхъ словянскихъ языковъ, одинъ восточный говоръ, изъ котораго развился прарусскій языкъ. Но прарусскій языкъ уже къ началу древне-русской письменности не представлялъ строгаго единства, какъ показываютъ діалектическія черты древне-русскихъ памятниковъ; русское племя къ тому времени уже дробилось на рядъ болѣе мелкихъ племенъ, имена которыхъ сохранилъ намъ лѣтописецъ: поляне, деревляне, дреговичи, полочане, словѣне новгородскіе, сѣверяне, кривичи, дулѣбы, бужане, радимичи, вятичи, тиверци, уличи.

 

Различію этихъ племенъ, конечно, соотвѣтствовало различіе говоровъ, и изъ этихъ говоровъ историческія условія, – политическое и культурное объединеніе вокругъ областныхъ центровъ, – создали постепенно три языка: великорусскій, украинскій и бѣлорусскій. Для южно-русскихъ племенъ такими областными центрами были сперва Кіевъ, а затѣмъ (съ XIII в.) Галичъ и Владимиръ Волынскій.

 

Въ составъ украинскаго языка, можно думать, вошли говоры полянъ, деревлянъ, дулѣбовъ, вѣроятно также уличей и тиверцевъ, а по мнѣнію нѣкоторыхъ ученыхъ, также и сѣверянъ, – въ деталяхъ процессъ образованія украинскаго языка нельзя считать выясненнымъ.

 

Какъ всякій языкъ, украинскій не представляетъ, конечно, строгаго единства, а является совокупностью говоровъ, которые характеризуются, съ одной стороны, чертами, общими всему украинскому языку, а съ другой – чертами мѣстными, діалектическими.

 

§ 10. Отдѣльные изслѣдователи не сходятся между собою въ группировкѣ украинскихъ говоровъ. Одни, какъ Соболевскій, Крымскій, Зілинський, различаютъ среди украинскихъ говоровъ 2 группы, расходясь другъ съ другомъ въ опредѣленіи этихъ группъ и въ признакахъ группировки; другіе находятъ 3 группы говоровъ (Шахматовъ, Дурново).

 

Болѣе правильною мнѣ представляется схема, различающая 3 главныя группы: 1) говоры южные, 2) говоры сѣверные и 3) говоры карпатскіе. Въ основѣ литературнаго украинскаго языка лежитъ кіевско-полтавская рѣчь, т.е. говоръ южный.

 

I. Говоры южные характеризуются тѣмъ, что въ нихъ а) на мѣстѣ о и е въ закрытомъ слогѣ (ср. ниже, § 44, 45) находимъ і: ніс {9} (носъ), віз (возъ), сіль (соль) и т.п., в) на мѣстѣ стараго звука ѣ имѣется тотъ же звукъ і: ліс, дід (лѣсъ, дѣдъ) и т.п., а на мѣстѣ гласныхъ ы и и – одинъ звукъ, – гласный, средній между вел.-р. ы и и: син, бик, синий (сынъ, быкъ, синій) и т.п. (ср. § 38).

 

II. Главная отличительная черта сѣверныхъ говоровъ та, что на мѣстѣ о, е въ закрытомъ слогѣ въ нихъ находимъ дифтонги или же гласные у, е, ы, и, какъ результатъ упрощенія этихъ дифтонговъ.

 

На мѣстѣ стараго звука ѣ въ сѣверныхъ говорахъ хотя и встрѣчается і, но чаще находимъ дифтонгъ іе или іє, а также jе, jі, є, е, и: ліес, пъєсня, сльйіпий, сєно, песок, писок.

 

Кромѣ того, сѣверные говоры отличаются отъ другихъ сохраненіемъ звонкости согласныхъ въ концѣ слова и передъ глухими согласными.

 

Въ судьбѣ же гласныхъ ы и и сѣверные говоры сходятся съ южными: на мѣстѣ нихъ находимъ одинъ звукъ, – если оставить въ сторонѣ говоры, стоящіе подъ бѣлорусскимъ вліяніемъ.

 

III. Третья – карпатская группа говоровъ отличается и отъ первой, и отъ второй, сохраненіемъ различія между звуками ы и и.

 

Въ судьбѣ гласнаго о въ закрытомъ слогѣ отдѣльные карпатскіе говоры между собой не сходятся; звонкіе гласные передъ глухими и по большей части въ концѣ слова утратили въ нихъ звонкость, – въ противуположность сѣверному нарѣчію; въ южныхъ говорахъ въ этомъ отношеніи нѣтъ согласія.

 

Кромѣ того, можно отмѣтить, что въ карпатскихъ говорахъ сохраняетъ свою мягкость мягкое р.

 

О подраздѣленіяхъ въ указанныхъ трехъ крупныхъ группахъ украинскихъ говоровъ и вообще по этому вопросу ср. у Дурново, Опытъ 58–75 и 104 с.с. Границы главныхъ нарѣчій см. на картѣ.

 

§ 11. Такимъ образомъ факты современнаго украинскаго языка представляютъ результатъ многовѣковой исторіи, на протяженіи которой одинъ говоръ нѣкогда существовавшаго прарусскаго языка развился въ особый языкъ, состоящій, въ свою очередь, изъ сложной совокупности говоровъ.

 

Въ фактахъ современнаго языка мы найдемъ поэтому явленія различныхъ эпохъ, найдемъ различной древности пласты. {10}

 

Кульбакин С.М. Украинский язык. Краткий очерк фонетики и морфологии. Харьков: Тип. «Печатное дело», 1919. С. 9–10.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 16.05 2018

Относительно извѣстности Малороссійскаго языка въ столицахъ, будто бы въ Квиткино и Шевченково время знали его тамъ всего больше по смѣшнымъ именамъ изъ повѣстей Гоголя – сущее суесловіе! Задолго еще до Шевченка, и до Квитки, и до Гоголя, знали въ столицахъ Малороссійскій языкъ по самымъ изящнымъ его выраженіямъ, какихъ не всегда онъ достигалъ и въ новой Малороссійской словесности, – по народнымъ Украинскимъ пѣснямъ! Еще въ  прошломъ столѣтіи печатали ихъ и достопамятный Великороссіянинъ Новиковъ, въ своемъ «Собраніи Россійскихъ пѣсенъ,» и позабытый Украйнецъ Василій Ѳедоровичь Трушковскій, въ своемъ изданіи Русскихъ пѣсенъ съ голосами. Съ тѣхъ поръ наши Украинскія пѣсни были въ постоянномъ ходу въ столицахъ. Я живой свидѣтель, какъ во все продолженіе двадцатыхъ годовъ въ Москвѣ распѣвались онѣ, подъ музыку нашего Новгородсѣверскаго земляка, Гаврилы Андреевича Рачинскаго и другихъ композиторовъ, и слышалось на театральной сценѣ прекрасное произношеніе Украинской рѣчи изъ устъ Щепкина. Знали тогда многіе Великороссіяне Энеиду Котляревскаго, даже его Оду князю Куракину. Знали тогда ученые Великороссіяне Малороссійский языкъ – и по его грамматикѣ, изданной въ Петербургѣ 1818 г. Алексѣемъ Павловичемъ Павловскимъ, и по драгоцѣнному изданію весьма народныхъ Украинскихъ думъ князя Николая Андреевича Цертелева, 1819 года. Въ собственно литературномъ кругу – одинъ уже переводчикъ Иліады, Гнѣдичь, назвучалъ во слухъ многихъ своею громко-пѣвучею декламаціей Украинскаго языка, звуки котораго любитъ онъ сравнивать съ звуками Итальянскими. Баронъ Дельвигъ любилъ наши народныя пѣсни и пробовалъ перелагать ихъ въ Русскіе стихи. Въ 1829 году, когда Пушкинъ воротился въ Москву изъ своего Закавказскаго странствія, я засталъ его въ одно утро за письменнымъ столомъ; передъ нимъ были развернуты Малороссійскія пѣсни моего изданія 1827 года.

 

«А я это обкрадываю ваши пѣсни! – сказалъ онъ, и взявъ со стола прерванное моимъ приходомъ письмо, прочелъ изъ него выразительно:

 

Мынѣ съ жинкой не возиться;

А тютюнъ да люлька

Козаку въ дорози

Знадобиться!

 

Максимович М. Оборона украинских повестей Гоголя // День. 1861. № 7. С. 19.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 18.05 2018

«Особенно нужно знание украинского языка, потому что его никто хорошо не знает, а часто и не хочет знать», — писала украинская пресса в середине 20-х годов. Украинцы отказывались признавать «рідну мову». «Они оправдываются тем, что говорят: это язык галицкий, кем-то принесенный, и его хотят кому-то навязать; шевченковский язык народ давным-давно уже подзабыл. И если бы учили нас шевченковскому языку, то, может бы, еще чего-то достигли, а галицкий язык никакого значения не имеет», — отмечалось на І Всеукраинском учительском съезде (1925 год).

Дело в том, что галицийский литературный вариант украинского литературного языка действительно несколько отличался от надднепрянского (лишь в 1927-1928 гг. на конференции по правописанию были выработаны общие литературные нормы). Однако, разумеется, ни о каком отрицании родного языка большинством его носителей не могло быть и речи.

 

Как вспоминал видный украинофил Михаил Драгоманов, одно время принимавший участие в «языкотворчестве», целью была «оригинальность языка, а не его понятность».

Отличавшийся русофильскими и украинофильскими взглядами и выступавший за тесную связь украинской и русской литературы профессор М.П. Драгоманов не внёс заметный вклад в формирование украинского литературного языка. Даже его система правописания, "драгомановка", нигде не прижилась.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.06 2018

Выбросить совершенно чужие, не соловьиные, вроде "реманет, шпалта, терезы, кшалт, авантура, амант, амбуляес, айнбрух, андрути, балак, бальон, бахори, бльонд, вакації,гальба,дзюня, кнайпа, кобіта,куця, аби, агенція, альтанка, аматор, амбасада, аркуш, багно и т.д." Нужно вернуться к мове, близкой к той, какой писали Котляревский и Шевченко.

Было бы глупостью обеднять любой язык в угоду недалёким националистам. Слова "реманент", "шпальта", "терези", "кшталт" написаны с ошибками. Вопреки приведённому выше ложному утверждению, Т.Г. Шевченко употреблял слова "шталт" (4 раза), "аби" (18 раз), "аркуш" (4 раза) и "багно" (5 раз).

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 01.06 2018

"аркуш"

слово пришло из польского.

к народному малороссийскому наречию отношения не имеет.

так же как и

авантура, амант, амбуляес, айнбрух, андрути,

агенція, альтанка, аматор, амбасада

Ответить

Фотография Марк Марк 01.06 2018

слово пришло из польского.

 

Которое, в свою очередь, являлось заимствованием из латыни.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.06 2018

 

"аркуш"

слово пришло из польского.

к народному малороссийскому наречию отношения не имеет.

так же как и

авантура, амант, амбуляес, айнбрух, андрути,

агенція, альтанка, аматор, амбасада

 

В русском и украинском языках, в том числе народных говорах, есть заимствования из польского. Указанные слова, разумеется, не имеют отношения к несуществующему "малороссийскому наречию" (этот устаревший термин засел в головах невежественных националистов-ксенофобов). Они являются диалектизмами из украинских народных говоров Галиции. Украинские говоры делятся на три наречия: северное, юго-западное и юго-восточное.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 01.06 2018

А что, есть какой-то казацкий язык?

По свидетельству воеводы А.В. Бутурлина (1645 г.) существовал особый "черкасский" язык, отличный от русского. "Черкасы" - это жители украинских земель (Поднепровья), и чаще всего так именовали украинских казаков.

http://istorya.ru/fo...=89#entry406845

http://istorya.ru/fo...=89#entry406884

 

Не, ну конечно у них менталтет своеобраный - запорожские казаки вообще на татарском говорили после русского, но за такой сепаратизм надо их ремешком.

Кроме выходцев из украинских земель, среди запорожцев в небольшом количестве были крымские татары и русские. Татары, происходившие из Крыма, владели крымскотатарским языком.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 02.06 2018

Не было на Кубани уже никакой "мовы" уже началу 20-го века.

Согласно данным Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., в Кубанской области для 908 818 чел. (47,36 % местных жителей) родным языком был украинский ("малорусский") язык.

Ссылка

Ответить

Фотография Ventrell Ventrell 02.06 2018

Так может, кубанские диалекты просто формально передали от украинского в русский, а так они ещё даже кое-как живы, неважно к какому языку приписаны?)

Ответить

Фотография Стефан Стефан 02.06 2018

Так может, кубанские диалекты просто формально передали от украинского в русский, а так они ещё даже кое-как живы, неважно к какому языку приписаны?)

Балачка - русские говоры, которые возникли в результате обрусения украинских диалектов на Кубани. Это некое подобие суржика.

 

«Балачка от украинского намного различается. Её и сейчас много употребляет. Не много, а половина» – говорит житель станицы Бакинской А.Д. Петько (КФЭЭ 3904).

http://istorya.ru/fo...=23#entry335318

 

Кубанская балачка – диалект русского языка с украинской языковой основой. Лексика балачки – как украинская, так и русская. Так же большое число слов из лексического фонда балачки характерны и для неё, и для украинских и для южнорусских говоров.

 

Зачастую определить принадлежность балачки к русскому или украинскому языку затруднительно, во многом по причине текучести и не однородности. Поэтому принадлежность балачки определяется на основе самосознания носителей диалекта, а оно является русским. Так трактуют вопрос этничности носителей балачки такие известные диалектологи, как С.А. Мызников и О.Г. Борисова.

 

Прибывшие в конце XVIII столетия на Кубань первые черноморские казаки были носителями ранних восточных украинских говоров. С начала до 40-х годов XIX века к ним присоединялись украинские переселенцы из Полтавской, Черниговской, Харьковской губерний, носители соответствующих местных диалектов украинского языка. В тот период в Черномории складывался черноморский диалект украинского языка, близкий к харьковскому и другим восточноукраинским диалектам [1]. «Черноморцы говорят малороссийским языком, хорошо сохранившимся», – писал И.Д. Попко о языковой ситуации в Черномории середины XIX века [2].

 

Но с середины XIX столетия украинская культура и язык в кубанских станицах постепенно консервировались и переставали развиваться. Большая часть потомков украинцев уже более ста лет была оторвана от основного языкового массива и жила по соседству или вперемежку с русским населением – линейными казаками, государственными крестьянами, начиная с 1860-х гг. – большим массивом иногородних. В тот же период местные южнорусские говоры постоянно соприкасались с русским литературным языком, подпитывались им [3].

 

Многие населенные пункты, основанные украинцами, такие например, как станица Суздальская (Горячеключевской район), Северская, Азовская, село Львовское (Северский район) [4], становясь полиэтничными, быстро теряли украинскую культурную специфику [5]. Подобная ситуация была особенно характерна для Закубанья. Также быстро подвергались естественной ассимиляции украинские кварталы русскоязычных населённых пунктов Кубани, так называемые «хохловки». Как это, например, произошло в станице Темиргоевской [6].

 

В целом до начала 1920-х гг. этнонимы «русский» и «украинец» на Кубани сравнительно мало употреблялись. «Как называть себя, не знаю. Раньше иногородними мы были. А русский или украинец – этого не знали», – сообщил в 1958 году житель станицы Кирпильской (Усть-Лабинский район) Л.П. Сухоруков, 1866 года рождения.

 

На языковую ситуацию влияли и такие факторы, как военная служба казаков. Уже в конце XIX столетия один из корреспондентов «Кубанских областных ведомостей» сетовал, что в бывшей Черномории уже почти не слышно старинных песен о Морозенко и Сагайдачном. Молодые казаки в полковом строю пели разухабистые песни про какую-то «молодку» [7]. Влияла длительная традиция официального делопроизводства на русском языке, русскоязычная школа. Огромное значение для национальной самоидентификации человека, является то, на каком языке он научился читать и писать [8]. Очевидцы постоянно отмечали относительно высокий уровень кубанских станичных школ. Система образования в Кубанской области быстро развивалась. В 1896 году появилось 14 училищ, подотчётных директору народных училищ [9]. В 1905 – 25 [10]. К числу школ, подведомственных управлению епархиальных училищ, в 1896 году прибавилось ещё 27 [11]. Всего в этом году появилось 96 новых школ [12]. В 1903 году четверть кубанских казаков была грамотной [13]. В 1909 – около трети [14].

 

Исследователю А.Н. Забазнову удалось обнаружить интересный документ – записку инспектора народных училищ второго района Кубанской области Е. Григорьева, в которой он характеризует школьное образование на Кубани. «Кубанская дирекция народных училищ по размаху организации всего школьного дела и должной постановке учебно-воспитательной части занимает одно из первых почётных мест в Российской империи», – писал инспектор [15]. Конечно же, практически во всех училищах преподавание велось на русском языке.

 

«Малорусское наречие подверглось значительному изменению, и нельзя почти определить, малоросс говорит или великоросс. Получается какое-то особое наречие, которое можно назвать «кубанским»», – писал очевидец [16]. По наблюдению украинофила В. Барки, в начале XX века в станицах разговаривали на балачке – диалекте русского языка, включающем в себя множество украинизмов. Особенно это касалось мужчин, прошедших военную службу. Зачастую население не видело разницы между украинским и русским языками [17].

 

Многие украинцы считали своим родным языком русский. При этом по переписи населения 1897 году значительная часть жителей черноморских станиц значилась как говорящая преимущественно по-малороссийcки. Прежде всего, это территория Екатеринодарского, Ейского и Темрюкского отделов Кубанской области [18]. Однако необходимо иметь в виду, что в конце XIX – начале XX вв. «малороссийским просторечием» могли именоваться любые говоры с украинской основой. В сознании современников они весьма резко отделялись от украинского литературного языка [19]. И подобные представления не были далеки от реальности. Недаром известный деятель кубанской культуры Ф.А. Щербина, уже находясь в эмиграции, должен был специально учить украинский язык, хотя «балачка» была знакома ему с детства [20].

 

Следует признать, что все приведённые выше оценки исследователей основываются на живой речи того времени, которая, в силу технических причин, не была зафиксирована на магнитную плёнку. Реконструировать речь кубанцев начала ХХ столетия частично возможно, основываясь на отдельных документах, написанным письмом, предающим специфику местного говора. Таких документов сохранилось немного. Один из них – анализируемый нами приговор №7 станичного сбора станицы Старонижестеблиевской.

 

Кубанская балачка начиная с начала XX столетия даёт немало примеров письменных текстов. К огромному сожалению, почти забытых. Это преимущественно художественная проза и поэзия, однако в первой четверти ХХ столетия имели место листовки, официальные документы, эпиграфические надписи. Характерная особенность письменной балачки – это использование исключительно русского алфавита при отсутствии чётких правил правописания. При этом в текстах наблюдается смешение русских и украинских грамматических принципов, лексики.

 

Первая Мировая война вызвала среди кубанских казаков целый поток патриотической лирики. Некоторые стихи кубанцев, в том числе – на балачке, вошли в «Сборник славы кубанцев», вышедший в Екатеринодаре в 1916 г. Приведём один из них:

 

 

Мысли пластуна про султана

 

Як Вельгельм зъявыв войну на мырну Россию,

То до себе попрохав Франца чудосию.

Щоб узять соби у рукы ввесь народ бэзпэшно,

И робыть нам усым мукы, карать безсердешно,

А потим ищей до их султан прычыпывся,

И на своих мырных грекив як собака въився.

Султан вже ны одын раз з пластунами дрався,

А дэ ще раз попробував, та впьять обирвався.

Султан думав як, Вельгельм йому обищався

Грошэй дать цилый мишок, за що и поклявся.

Но його клятьба була ны дуже правдыва,

Бо його верхня губа и давно брыхлыва.

Бо якбы вин був хрещеный и боявся Бога,

То йому була б всыгда щаслыва дорога.

А то вин тико и зна турка пидкупляе,

Та пластунам на перед усых выставляе.

Вельгельм баче, що Россия продае горилку,

Значыть треба ий зробыть з бузыны сопилку.

Себ-то будучи для того, щоб мы забавлялысь,

А Вельгельм из своим вийском у нас посылялысь.

А мы письню що почулы, та все прыдывлялысь,

Що вин хотив зхытрувать – вси гуртом смиялысь.

Як Вельгельм зъявыв войну, мы цэ всэ прыкрылы,

Помолылысь щыро Богу, вийсько зъедынылы.

Даже хто горилку пыв, й той став чоловиком,

Став на войну чыпурыцця, сияв свитлым лыком.

А про тую гориляку и думок нымають:

Вси думають про добро, врагив покоряють.

Турок був вже пид Батумом, та щось нывдалося,

Мабуть йому втерлы носа, щой тикать прыйшлося:

Гебэн з моря пидъизджав хотив тэж нашкодыть...

Того тоже налякалы, що прыйшлось отходыть.

И султанови теперь скризь идэ нывдача

Щой сказаты можу вправду – йому жысть собача.

У султана вийско голэ, босэ и голоднэ,

Воювать ни як ныхоче як времня холодна.

А нашого пластуна и мисяць пригрие.

Вин надинэ свий кужух и йдэ тико мрие.

А як идэ по горах де снигу багато,

Там вин носыть пры соби кырку та лопату.

Де проход йому вузькый – визьмэ розкопае

И для себе вин харчи легко прыставляе.

И николы наш пластун ни в чим ны горюе

Ще як турка визьме в плин и того годуе.

Бо в пластуна навсыгда хлиб святый ведецця,

А в горах всыгда вода – згынуть ны прыйдецця.

И так наши пластуны ни в чим ны скысуют:

Як ны хвате табаку – у туркив «купують».

А як ще чого ныхватыть и купыть ны за що,

Пластун пиде в турка вкрадэ – пластун ны лыдащо:

Пластун з голоду николы згынуты ныможе,

Вин помолыцця Миколи – той ему поможе.

 

17-й Куб. Пласт, батальон. Андриенко [21].

http://istorya.ru/fo...=23#entry396880

Ответить

Фотография Стефан Стефан 02.06 2018

Не раз я встречал утверждение, что в украинском языке у слова "горизонт" есть сразу 12 синонимов: обрій, небозвід, небосхил, крайнебо, круговид, кругозір, кругогляд, виднокруг, видноколо, виднокрай, небокрай, овид; специально решил проверить какие из этих 12 слов знал Тарас Шевченко - оказалось, что ни одного не знал!

Это свидетельствует о том, что, кроме заимствований (например, "горизонт" и "виднокрай"), носители украинского языка создали немало собственных слов. Кроме указанных, есть ещё и "пруг".

http://uk.worldwided...ry.org/горизонт

 

Собиратели словаря Т.Г. Шевченка не нашли упоминаний всех 14 слов в его письменном наследии.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 03.06 2018

 

 

На самом деле, основу украинского литературного языка заложил Т.Г. Шевченко.

это тот самый, которого потом на украинский переводили?

потому что в оригинале у шевченко ничем литературным и не пахло...

 

Это пропагандистская шовинистическая чушь. Если говорить о фактах, то наибольший вклад в формирование украинского литературного языка внёс Т.Г. Шевченко. Разумеется, вопреки вашему бреду, никто не переводил творчество Т.Г. Шевченко на украинский язык, как и творчество А.С. Пушкина - на русский язык.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 03.06 2018

в середине 20-х годов 20-го века малороссийские крестьяне собрались на сьезд поговорить-обсудить-принять решения.

Это анахронизм. В сер. 1920-х гг. не было никаких "малороссийских" крестьян (как и "великороссийских"). Подучите историю, чтобы не делать в будущем таких ляпов.

 

сельская необразованная речь ну никак не может быть образцом для подражания!

Не пишите глупостей. Националистам невдомёк, что немало современных славянских языков (украинский, белорусский, словацкий, македонский) имеют в основе народную речь.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 04.06 2018

«Особенно нужно знание украинского языка, потому что его никто хорошо не знает, а часто и не хочет знать», — писала украинская пресса в середине 20-х годов. Украинцы отказывались признавать «рідну мову». «Они оправдываются тем, что говорят: это язык галицкий, кем-то принесенный, и его хотят кому-то навязать; шевченковский язык народ давным-давно уже подзабыл. И если бы учили нас шевченковскому языку, то, может бы, еще чего-то достигли, а галицкий язык никакого значения не имеет», — отмечалось на І Всеукраинском учительском съезде (1925 год).

Я нашёл речь учителя Величко, который выступил на упомянутом съезде и произнёс эти слова. Никакая национальность там не была указана.
 

Товариші, я хотів ще коротенько зупинитися на українізації державного апарату, що нині переводиться. Товариші, ми вчителі, яким доводиться працювати в цій галузі, подеколи маємо діло з сумними явищами й з боку де-яких членів партії, і з боку адміністраторів тих чи инших державних установ, навіть діяльних робітників, що не дають нам можливости повести цю справу так як слід, як того вимагає Радянська влада.

 

Не буду зупинятися на тих конкретних фактах, які можна було, б указати, але скажу, що вони виправдуються тим, що кажуть: це мова галицька, кимсь принесена й її хотять комусь нав’язати: шевченківську мову нарід давним-давно вже призабув. І коли б учили нас шевченківської мови, то може б ще чогось досягли, а галицька ніякого значіння не має бо на ній нема мовляв ніяких наукових творів, ніяких книжок, як це вони твердять, а тому ця мова має лише технічний вжиток. В свідомості товаришів, хто скільки небудь розуміє в цьому, ці міркування, звичайно, инші.

 

Я б хотів щоби наш Наркомос України, як керовничий орган, що взяв цю справу в свої руки, перш за все подбав про те, щоби видати раз на завжди певні методичні вказівки, як вести справу українізації в державному апараті.

 

По-друге, треба подбати про те, щоби наш державний апарат, що видає та постачає книжки на село, подбав би про те, щоб і потрібна в цій справі література йшла до міста й до села.

 

По-друге – треба раз на завжди виробити певну сталу програму в цім відношенні, тому що виходить, що скільки лекторів, стільки й програм, а врешті сумні явища. Доходило навіть до того, що в нашому місті просто пішла спекуляція на цій справі, – хто хотів, той і брався викладати. І наша спілка Робосу вкупі з учительством повинна прийти до того, щоб скласти комісію для встановлення кваліфікації тих, хто береться за українізацію.

 

Промова товариша Величка // Перший Всеукраїнский учительский з’їзд в Харкові від 5 до 11 січня 1925 р. Харків: Держ. вид-во України, 1925. С. 77.

 

Примерный перевод:

 

«Товарищи, я хотел ещё кратко остановиться на проводящейся ныне украинизации государственного аппарата. Товарищи, мы учителя, которым приходится работать в этой области, иногда имеем дело с печальными явлениями и со стороны некоторых членов партии, и со стороны администрации тех или иных государственных учреждений, даже деятельных работников, которые не дают нам возможности повести это дело так, как следует, как того требует Советская власть.

 

Не буду останавливаться на тех конкретных фактах, которые можно было бы указать, но скажу, что они оправдываются тем, что говорят: это язык галицкий, кем-то занесённый и его хотят кому-то навязать: шевченковский язык народ давным-давно уже позабыл. И если бы учили нас шевченковскому языку, то возможно бы чего-то ещё достигли, а галицкий никакого значения не имеет, так как на нём нет, мол, никаких научных трудов, никаких книг, как это они твердят, а потому этим языком пользуются лишь для технического употребления. В сознании тех товарищей, кто сколько-нибудь разбирается в этом, эти рассуждения, конечно, другие.

 

Я бы хотел, чтобы наш Наркомпрос Украины, как руководящий орган, взявший это дело в свои руки, прежде всего позаботился о том, чтоб издать раз и навсегда определённые методические указания, как вести дело украинизации в государственном аппарате.

 

Во-вторых, нужно позаботиться о том, чтобы наш государственный аппарат, который издаёт и поставляет книги в деревню, позаботился бы о том, чтоб и необходимая в этом деле литература шла в город и деревню.

 

Во-вторых – нужно раз и навсегда выработать определённую постоянную программу в этом отношении, потому что выходит, что сколько лекторов, столько и программ, а в конечном итоге – печальные явления. Доходило даже до того, что в нашем городе просто пошла спекуляция на этом деле, – кто хотел, тот и брался за преподавание. И наш союз Рабпроса вместе с учителями должен прийти к тому, чтобы создать комиссию для установления квалификации тех, кто берётся за украинизацию».

Ответить

Фотография Стефан Стефан 04.06 2018

Процитирую слова российского филолога-слависта, этнографа, будущего академика Императорской Санкт-Петербургской академии наук И.И. Срезневского:
 

Въ настоящее время, кажется, уже не для кого, и не для чего доказывать, что языкъ Украинскій (или какъ угодно называть другимъ: Малороссійскій) есть языкъ, а не нарѣчіе Русскаго или Польскаго, какъ доказывали нѣкоторые; и многіе увѣрены, что этотъ языкъ есть одинъ изъ богатѣйшихъ языковъ Славянскихъ; что онъ едва ли уступитъ на пр. Богемскому въ обиліи словъ и выраженій, Польскому въ живописности, Сербскому въ пріятности; что это языкъ, который, будучи еще не обработанъ, можетъ уже сравниться съ языками образованными, по гибкости и богатству Синтаксическому – языкъ поэтическій, музыкальный, живописный.

 

Но можетъ ли, долженъ ли онъ въ настоящихъ обстоятельствахъ продолжать свое {134} развитіе, и сдѣлаться языкомъ литературы, а потомъ и общества, какъ было отчасти прежде, или же его удѣлъ остаться навсегда языкомъ простаго народа, безпрерывно искажаться, мало помалу вянуть, глохнуть среди терній другихъ языковъ, и наконецъ исчезнуть съ лица земли, не оставивши по себѣ ни слѣда, ни воспоминанія?

 

Нѣтъ! какая бы участь ни ожидала его, чтобы ни дѣлало съ нимъ легкомысліе и случай, онъ не исчезнетъ, и еслибъ, даже онъ не имѣлъ надежды на славу литературную, онъ оставитъ свои пѣсни и думы, и долго будетъ памятенъ подобно языку Труверовъ и Скальдовъ. Еслибъ онъ не имѣлъ надежды на славу литературную, сказалъ я; – но онъ имѣетъ и сію надежду, хотя и слабую, хотя еще и въ зародышѣ, но имѣетъ. И почему же глубокомысленный Сковорода, простодушный Котляревскій, богатый фантазіею Артемовскій, всегда игривый, всегда увлекательный Основьяненко и еще нѣсколько другихъ, польстившихъ обѣщаніями и надеждой выждать отъ нихъ что-нибудь достойное Украйны – почему должны они остаться одни въ доселѣ дикой пустынѣ Украинской Литературы. Языкъ Хмельницкаго, Пушкаря, Дорошенко, Палія, Кочубея, Апостола долженъ, по крайней мѣрѣ, передать потомству славу сихъ великихъ людей Украйны. Подъ щитомъ и покровомъ мудраго Правительства, подъ призоромъ Монарховъ, покровителей отечественнаго просвѣщенія, онъ можетъ имѣть эту надежду. Представляю себѣ ту счастливую годину, когда {135} Россія, сильная душей, сильная волей, сильная умомъ, будетъ сильна въ мірѣ и словомъ; незамѣнная отчизна своихъ гражданъ станетъ отчизной всѣхъ другихъ народовъ, всѣхъ наукъ, всѣхъ художествъ, всѣхъ литературъ.

 

Будемъ радоваться надеждой – и не предадимъ забвенію того, чѣмъ уже можемъ гордиться; не оставимъ въ пренебреженіи тѣхъ драгоцѣнностей, какими уже владѣемъ, или можемъ овладѣть, если не будемъ равнодушны и довѣрчивы къ памяти народной.

 

Но чѣмъ можемъ мы гордиться? какими драгоцѣнностями владѣемъ? – Эти вопросы остаются доселѣ нерѣшенными, даже нетронутыми. Впрочемъ, да не подумаетъ читатель, что я осмѣлился приняться за этотъ трудъ. – Нѣтъ, это еще рано. Мое намѣреніе указать только на важнѣйшее, сдѣлать не больше, какъ общій очеркъ памятниковъ народной Словесности Украинской; и очень радъ, если упущу изъ виду не все, что заслуживаетъ особенное вниманіе любителей.

 

Памятники народной Украинской Словесности можно раздѣлить на два рода:

 

1. Народныя преданія.

 

2. Сочиненія болѣе, или менѣе ученыхъ писателей. Въ этой статьѣ обратимъ вниманіе только на первый разъ, оставя очеркъ втораго до другаго мѣста.

 

Преданія, составляющія богатство Украинской народной Словесности, суть: 1. Думы и Пѣсни. 2. Сказки. 3. Похвалки. 4. Пословицы и Поговорки. 5. Загадки. 6. Заговоры. {136}

 

Срезневский И. Взгляд на памятники украинской народной словесности (Письмо к профессору И.М. Снегиреву от 7 августа 1834 г.) // Ученые записки Императорского Московского университета. Г. 2, ч. 6. М.: Унив. тип., 1834. С. 134–136.

 

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 04.06 2018

какими драгоцѣнностями владѣемъ?

Срезневский пристрастен

у научном труде такие обороты не используются

Ответить