←  Советская Россия

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Неизбежен ли был распад СССР?

Опрос: Неизбежен ли был распад СССР? (63 пользователей проголосовало)

Неизбежен ли был распад СССР?

  1. Распад был предопределен (34 голосов [53.97%])

    Процент голосов: 53.97%

  2. Распад не был предопределен (29 голосов [46.03%])

    Процент голосов: 46.03%

Голосовать Гости не могут голосовать

Фотография Ventrell Ventrell 15.04 2021

Советский Наполеон это Сталин.

Надо было тогда Париж взять, для полного символизма.)
 

Ответить

Фотография Ученый Ученый 15.04 2021

 

Советский Наполеон это Сталин.

Надо было тогда Париж взять, для полного символизма.)
 

 

В отличие от Наполеона Сталин был осторожен. :)

Ответить

Фотография Яго Яго 15.04 2021

В 70-80е годы советским режим был гораздо гуманней чем в 30-40е годы, это результат образования и увеличения роли интеллигенции.

Это результат хорошего питания, и раздельного проживания в малогабаритных квартирах.

В СССР функция агрессии была практически изъята из перечня необходимых функций для членов общества.

Определять на кого, когда, и в какой мере обрушится советская государственная агрессия должны были высшие политические органы и прежде всего лидеры, их возглавляющие.

 

Если бы во времена позднего СССР некий студент московского вуза позволил себе пригрозить украинцам,что их можно заставить собственноручно копать себе братские могилы, этот студент (а ты ровесник с Сашей Дугиным) сам принялся бы копать траншеи водоканала в МСК

Ответить

Фотография Ученый Ученый 15.04 2021

 

В 70-80е годы советским режим был гораздо гуманней чем в 30-40е годы, это результат образования и увеличения роли интеллигенции.

Это результат хорошего питания, и раздельного проживания в малогабаритных квартирах.

В СССР функция агрессии была практически изъята из перечня необходимых функций для членов общества.

Определять на кого, когда, и в какой мере обрушится советская государственная агрессия должны были высшие политические органы и прежде всего лидеры, их возглавляющие.

 

Если бы во времена позднего СССР некий студент московского вуза позволил себе пригрозить украинцам,что их можно заставить собственноручно копать себе братские могилы, этот студент (а ты ровесник с Сашей Дугиным) сам принялся бы копать траншеи водоканала в МСК

 

Уймись, Яго, не возводи напраслину, я не знаю никакого Сашу Дугина. А по поводу копания - если братский народ даст вовлечь себя в НАТО, то будет копать, а если нет - то нет.

 

Некоторая агрессия в советском народе была, если вспомнить повальное увлечение карате, и наличие добровольцев на службу в Афганистане. Но до нынешней агрессии было конечно далеко.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 22.08 2021

27-29 февраля 1988 – армянский погром в Сумгаите (Азербайджан).
 
26 мая 1988 – “Закон о кооперации”. Начало демонтажа советской экономики.
 
17-28 июня 1989 – межнациональные столкновения в Новом Узене (Казахстан) между казахами и кавказцами.
 
Май-Июль 1989 – межнациональный конфликт Фергане (Узбекистан) между узбеками и турками-месхетинцами.
 
15-16 июля 1989 – грузино-абхазские столкновения в Сухуми (Абхазия).
 
Январь 1990 – начало боевых действий в нагорном Карабахе между армянами и азербайджанцами.
 
12-14 февраля 1990 – массовые беспорядки в Душанбе (Таджикистан).
 
Весна 1990 – провозглашение выхода из СССР прибалтийских республик.
 
Май-июнь 1990 – межнациональный конфликт в Оше (Киргизия) между киргизами и узбеками.
 
12 июня 1990 - декларация о государственном суверенитете РСФСР.
 
23-25 января – “Павловская” денежная реформа.
 
2 апреля 1991 – установление новых государственных цен, втрое выше старых.
 
28 июня 1991 – ликвидация СЭВ.
 
1 июля 1991 – ликвидация ОВД.
 
1 августа 1991 – указ Б.Н. Ельцина о запрете КПСС.
 
Добавьте к этому остановки произодств, начавшиеся перебои с зарплатами на фоне роста цен, стремительное обнищание, как чертик из бутылки появившийся рэкет, разгул бытового криминала на улицах и картинка будет почти полной.
 
Стоит ещё прибавить многомиллионные афёры фирм Голден Ада , Ант и им подобные.
Первая занималась вывозом ценностей из Гохрана, второй - нелицензированной торговлей оружием и ценными материалами.
 
А теперь внимание , вопрос:
если верховная гос. власть (включая горбачёва) не захотела пресечь все эти преступления (а в некоторых - прямо участвовала), то чего она добивалась?
Разве не разрушения этого самого государства?

Сообщение отредактировал stan4420: 22.08.2021 - 00:46 AM
Ответить

Фотография ddd ddd 22.08 2021

указ Б.Н. Ельцина о запрете КПСС

в вашей помойке все наврали.
Указ Президента РСФСР был от 06.11.1991 г. (№ 169)
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 22.08 2021

все наврали. Указ Президента РСФСР был от 06.11.1991 г. (№ 169)

это конечно всё меняет в противоположную сторону....


кто-то ещё Джиму выговаривал за крючкотворство

мол за деталями не видит целого...

Ответить

Фотография BKR BKR 22.08 2021

16-18 декабря 1986 — "Желтоксан" (Декабрьское восстание) в Алма-Ате (Казахстан), это были первые массовые выступления против союзного центра и русских:
https://ru-wikipedia...ытия_в_Алма-Ате
Ответить

Фотография ddd ddd 22.08 2021

это конечно всё меняет в противоположную сторону....

конечно меняет.

ведь гкчп по приведенному вами тексту из какой-то помойки, с этим пыталось бороться.

ага, за несколько месяцев до указа.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 24.09 2021

Аскар Акаев: «Союз можно было спасти»

Бывший президент Киргизии о противоречивых событиях августа – декабря 1991 года

https://lgz.ru/artic...no-bylo-spasti/


Сообщение отредактировал stan4420: 24.09.2021 - 02:22 AM
Ответить

Фотография Яго Яго 24.09 2021

Аскар Акаев: «Союз можно было спасти»

Бывший президент Киргизии о противоречивых событиях августа – декабря 1991 года

https://lgz.ru/artic...no-bylo-spasti/

Акаев, конечно, эксперд. )))

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 26.09 2021

Акаев, конечно, эксперд

Акаев - руководитель союзной республики

и информации по стране имел порядка на 2 больше, чем никому неизвестный провинциальный пенсионер

Ответить

Фотография НИКТО НИКТО 26.09 2021

Аскар Акаев: «Союз можно было спасти»

Ничего такого не прочитал

НМВ Акаев прямо говорит о том, что союз уничтожил ГКЧП, 

об этом речь.

" И ГКЧП сыграл роковую роль в сохранении страны, похоронил все благие намерения."

Ответить

Фотография Яго Яго 26.09 2021

 

Акаев, конечно, эксперд

Акаев - руководитель союзной республики

и информации по стране имел порядка на 2 больше, чем никому неизвестный провинциальный пенсионер

 

Кто такой Акаев, какое значение он имел в 1991 году мне известно лучше, чем тебе.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 26.09 2021

Альфред Рубикс, руководитель советской Латвии, – о ГКЧП, роли Ельцина в истории, тюремных нравах и политических убеждениях

 

Общение с Альфредом Рубиксом мы начинаем с обозначения повода – 30-летия распада СССР. Упоминаем, что «ЛГ» уже опубликовала интервью с Леонидом Кравчуком и Станиславом Шушкевичем, отчего в разговоре сразу возникает напряжённость – Альфред Петрович говорит, что не хотел бы оказаться в одной компании с упомянутыми персонами. Только после объяснения, что мы хотим представить широкую палитру суждений, что для нас важны не просто «свидетели эпохи», но и участники событий, Рубикс соглашается продолжить разговор.

– У нас первый вопрос – традиционный. Что вы делали 19 августа 1991 года? Как восприняли новость о создании ГКЧП?

– Хорошо помню этот день. Накануне я был на рыбалке, а когда вернулся в город, услышал по радио о произошедшем в Москве. Я удивился: события развивались не по тому сценарию, который, как мне казалось, мог бы спасти страну. Прежде я отправлял несколько писем Горбачёву, в которых излагал свои варианты спасения Союза от распада.

Я никогда не был сторонником применения силы. Но к ГКЧП я отнёсся как к официальному органу власти. В его состав входили вице-президент СССР, министр обороны, министр внутренних дел, другие высшие руководители СССР. Как я мог не считаться с их действиями?

К тому же отдельных членов ГКЧП я знал лично, например, ещё в 60-е работал вместе с Борисом Пуго на Рижском электромашиностроительном заводе. Я тогда возглавлял заводской комитет комсомола, а Пуго был моим заместителем. Позже наши дороги разошлись, пиком его карьеры стала должность министра внутренних дел СССР... Ещё я поддерживал хорошие отношения с Лукьяновым, который хотя и не был членом ГКЧП, но сыграл значительную роль в тех событиях. Хорошо знал члена Политбюро и секретаря ЦК КПСС Олега Шенина.

В целом я руководствовался главной идеей – не допустить развала Советского Союза. Вот вы сказали, что готовите материалы к 30-летию распада СССР. Это не совсем верно. Он не распался. Его развалили, сдали предатели.

– Почему вы решили поддержать ГКЧП? Не было опасений, что это авантюра? Что это, в конце концов, просто опасно?

– Когда я вступал в партию, то давал клятву быть верным своей стране и делать всё от меня зависящее для её благополучия. Позже, когда меня в 1991 году арестовали и судили, я сказал в одном из выступлений: если бы меня судили за бездействие, я бы понял, но когда меня судят за то, что я остался верен своему долгу, это выглядит несправедливо и чисто политическим преследованием.

Для меня ГКЧП был законным путём в направлении выхода страны из тупика. Я не знал тогда и не знаю сейчас, был ли Горбачёв болен. Но мог ли я не доверять заявлению органа, который сформирован высшим руководством СССР? Позже Шенин мне сказал, что Горбачёв просто притворился больным – такая позиция позволяла ему при любом развитии событий не стать проигравшим. Это вообще фирменный стиль Михаила Сергеевича – ни вашим ни нашим.

– Уже прошло 30 лет с тех времён. Менялось ли ваше отношение к событиям августа 1991 года? Может, что-то переосмыслили?

– У Советского Союза не было объективных причин для развала. Я утверждал это и тридцать лет назад, и когда меня судили, и сейчас повторяю. СССР развалили искусственно. А сделано это в угоду капиталу. Запад получил в результате распада нашей страны рынки, доступ к огромным природным ресурсам и приток грамотной рабочей силы. Серьёзных экономических предпосылок для развала СССР не существовало, а Латвия была на 2-м месте по уровню экономического развития, вслед за Эстонией, среди всех республик Советского Союза.

Моё мнение на этот счёт не менялось, образование и действия ГКЧП я по-прежнему считаю законными.

– Как известно, Прибалтика раньше и громче всех заявляла о желании покинуть СССР, были ли шансы у союзного руководства удержать Прибалтику в своей орбите? Что было сделано не так руководством СССР?

– Не нужно было Горбачёву обещать Америке, что отпустит Прибалтику из состава СССР. А ещё не нужно было Ельцину, рвущемуся к власти, официально признавать суверенитет Эстонии, Латвии и Литвы, что он, по сути, сделал ещё в январе 1991 года в Таллине, а подытожил 24 августа своим указом.

Шансы удержать Прибалтику были, если бы КГБ следил не за тем, кто с кем спит и кто сколько выпил, а занимался бы делом. Ведь во власти сконцентрировалось огромное количество людей, попавших туда из сугубо карьеристских соображений. Особая порода. Те, кто идёт по трупам ради своих корыстных целей, кто умеет льстить начальству и приспосабливаться, кто знает, с кем выпить и поговорить по душам, а кого можно предать. Подобную публику и следовало выявлять КГБ во властных кабинетах всех уровней. Именно такая работа входила в конституционную обязанность этого органа власти.

Конечно, велика и роль личности в истории. И в списке главных виновников развала страны нельзя не упомянуть Б.Н. Ельцина, а ведь он поднимался на высшие посты в государстве с помощью партии. Что-то недосмотрели. Когда мне говорят, что, дескать, прибалты развалили Советский Союз, я отвечаю, что Горбачёв и Ельцин не прибалты, что нас не было в Беловежской Пуще. Почему такое могло произойти при живом действующем президенте СССР Горбачёве и огромной армии кагэбистов?..

– Почему, по-вашему, так быстро пал ГКЧП?

– Мне трудно объективно судить о причинах. Мы, первые секретари союзных республик, ничего заранее не знали. Они нам, наверное, не доверяли. Но если они не доверяли нам, то на кого они опирались? Когда после 19 августа я начал звонить в Москву, то ни один телефон не отвечал. Лишь случайно мне удалось дозвониться до секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству Егора Строева. Я спросил, какие будут указания, и мне ответили: действовать по обстановке, по своему усмотрению, руководствуясь программой партии. Анекдот! Что это за указания? Они в Москве затеяли нечто грандиозное, а в республиках ничего об этом не знают, а когда ситуация вышла из-под контроля – предлагают действовать сообразно программе партии! Да мы и так всё делали по программе партии!

Не могу не сказать и о кадровом составе ГКЧП. Возьмём министра внутренних дел СССР Б.К. Пуго. Он был осторожным, я бы даже сказал, боязливым человеком. На мой взгляд, на предложенную ему роль Пуго подходил плохо. Он был честным, добросовестным, но по характеру – не для таких серьёзных дел. Его по жизни вела биография отца – участника Октябрьской революции, латышского красного стрелка.

Про Язова доводилось слышать мнение, что он хотя и маршал, но по своему типу человек не военный. Это я не к тому говорю, что следовало применять оружие, я как раз считаю, что не нужно было доводить до стрельбы... Просто на историческую роль спасителя страны он не подходил, впрочем, как и многие другие.

Политбюро сделало много ошибок, решения принимались запоздалые и неверные. Я Горбачёву не раз говорил, что они там в Москве из-за высокой Кремлёвской стены не видят сути происходящих в стране процессов. Например, считалось, что у нас на высоком уровне политпросвещение развито, а оказалось, что именно в идеологической сфере мы оказались особенно уязвимы.

Да что сейчас говорить, время ушло! Прошлого не вернёшь! Надо думать о будущем, молодёжь готовить, объяснять, что к чему.

– Что происходило с вами после падения ГКЧП?

– Когда Горбачёв вернулся из Фороса, он кроме прочего сказал, что его поздравили с возвращением все, кроме Каддафи, Хусейна и Рубикса. Мы в тот момент сидели у меня в кабинете со вторым секретарём компартии Латвии Владимиром Римашевским, и он мне сказал: «Петрович, собирай вещи и уезжай куда-нибудь...»

Уезжать я отказался, но решил, что, пока у меня есть охрана – два человека из КГБ ЛССР, отправлю в их сопровождении жену и детей в Белоруссию, к родителям супруги моего старшего сына.

Ночевал я в комнате отдыха первого секретаря ЦК, которая находилась рядом с моим рабочим кабинетом. Семья успешно добралась к родственникам, и за них я уже не беспокоился.

Помню, что местные газеты к тому времени опубликовали личные адреса тех, кого они считали врагами Латвии. Об этом я пишу в новой книге, там же я планирую опубликовать фотосвидетельства этого позора.

Вплоть до 23 августа 1991 года я каждый день собирал аппарат ЦК партии. В то время я был ещё и народным депутатом Верховных Советов ЛССР и СССР.

Я приказал подчинённым вскрыть специальные конверты, где давались указания, как действовать в чрезвычайных ситуациях. И документы, подлежавшие уничтожению, начали уничтожать. После я приказал сотрудникам забрать личные вещи, а ключи от сейфов и дверей сдать коменданту. Дал поручения, кому из членов ЦК следить за порядком. Для меня было важно, чтобы архив и библиотека остались в сохранности и были переданы новым уполномоченным на то лицам.

Принимал дела у нас заведующий общим отделом Совета министров новой Латвии. Когда-то он был моим сменщиком на посту первого секретаря Рижского горкома комсомола – так судьба распорядилась...

А 23 августа меня арестовали. Наручники мне не надевали, руки за спиной скрестить не требовали.

 

35943d77c901a3908c4a083dc6f248da.jpg

1990 год, Москва. Первый секретарь ЦК Коммунистической
партии Латвии Альфред Рубикс на XXVIII съезде КПСС

 

– Можете рассказать подробнее?

– В этот день утром ко мне пришли депутаты-коллеги из Верховного Совета Латвии. Смотрю, у двоих из пришедших торчат пистолеты в карманах. Я пытался выяснить, чего они хотят. Меня попросили, чтобы я никуда не отлучался. Я спросил, могу ли сходить пообедать. Они сказали, что лучше не стоит. Тогда я понял, что мой арест – дело нескольких часов.

Позже выяснилось: они боялись, что меня придёт освобождать ОМОН, хотя я не хотел никаких вооружённых конфликтов. Я старался их избежать, а вот против нас силовые действия предпринимались.

Ближе к вечеру пришёл заместитель генерального прокурора Латвии Язепс Анцанс, завёл со мной беседу. Чуть позже в кабинете появились незнакомые мне люди в военной (не советской) форме, вооружённые автоматами. Сбили все электрические розетки, отключили телефоны. На мой вопрос «Что вы делаете?» получил краткий ответ: «Это уже не ваше дело». Мне предъявили документ, что я задержан.

Я сказал, что являюсь народным депутатом Верховного Совета СССР и Латвии и обладаю депутатской неприкосновенностью. На что мне ответили, что в революционное время законы не действуют. Спустились мы по винтовой лестнице с 6-го этажа, где был мой рабочий кабинет первого секретаря компартии Латвии. Многие сотрудники вышли на лестничные площадки, некоторые женщины плакали, кто-то махал платочком. В это время уже начали снимать вывески со здания ЦК. Меня посадили в милицейский рафик и увезли.

– Куда вас повезли?

– В камеру предварительного заключения в здании УВД Риги. Позже мне сообщили, что люди, которые меня сопровождали, хотели посадить меня в камеру к какому-нибудь агрессивному уголовнику, чтобы он избил меня. Начальник милиции города Виктор Бугай не дал этого сделать. Я его хорошо знал, он был порядочным человеком.

Потом меня отвезли в новую прокуратуру новой власти. Я сразу сказал, что ни на какие вопросы отвечать не буду, пока согласие на моё задержание не даст Верховный Совет СССР. Больше того, я объявил голодовку. Среди прочих прокурорских работников была женщина, которую я знал. Помню, я сказал ей: как вы можете молча участвовать в этом беззаконии, ведь ваша семья пострадала от фашистов?..

Потом меня долго везли в знаменитый Рижский централ. Привели в кабинет заместителя начальника тюрьмы и оставили ночевать в его кабинете. Когда все ушли, этот человек перешёл на неофициальный тон, он мне сказал, что завтра меня переведут в отдельную комнату рядом со спортивным залом. Он меня уговаривал поесть, и я решил последний раз перед голодовкой поесть. Накормили меня офицерской пайкой.

Охраняли серьёзно – человек шесть, вооружённые автоматами и ручными гранатами. Охранники сказали, что боятся ОМОНа, который может попытаться меня освободить. Попросили никуда не бежать. Сказали, что в случае попытки освобождения меня отдадут омоновцам без боя. А я и не собирался никуда убегать, да и никто не пытался меня освободить.

Позже меня перевели в обычную камеру с четырьмя двухъярусными койками, но соседей у меня не было. В этой камере я просидел четыре года – до вступления в силу приговора. Так начался мой тюремный путь длиной в семь лет. «Весёлое» было время.

Когда приговор вступил в силу, меня отправили в другую тюрьму. Там сидели не только уголовники, но и «хозяйственники». В камере – 32 человека, но в целом условия были значительно лучше, чем раньше.

 

d3b03a1addef565d608a83b42c5714da.jpg

14 января 1991 года, Таллин. Председатели Верховных Советов РСФСР Б. Ельцин
и Латвии А. Горбунов подписывают совместное заявление о ситуации в Прибалтике

 

– Не обижали вас?

– Обращались на «вы» и по-товарищески. Меня хорошо знали. И были удивлены, что у меня хватило сил и мужества не скиснуть и всё это вынести.

Сокамерники меня не обижали, дали мне кличку Дед и прикрепили из своей среды двух охранников, на случай если кто-то меня будет обижать.

– Когда вы узнали о событиях в Беловежской Пуще, что СССР больше нет, как вы к этому отнеслись?

– Конечно, отрицательно. И был возмущён, что этот, по сути, переворот не был подавлен. Там бы одного взвода хватило, чтобы эту компанию арестовать. Все законные основания имелись. Этих людей следовало судить. Так я относился к Беловежскому сговору тогда, так я к нему отношусь и сейчас.

– В интервью нашему изданию и Кравчук, и Шушкевич высказывались в том смысле, что СССР держался на страхе, а когда страха не стало, процесс распада страны стал неизбежен, кроме того, люди, вошедшие в ГКЧП, не имели авторитета среди населения... Вы с этим согласны?

– Это они, наверное, про себя говорят. Я так не считаю. Эта тема – гораздо сложнее поверхностных оценок Кравчука и Шушкевича.

– В чём вы видите глубинные причины распада СССР?

– В СССР было много недостатков, не способствующих укреплению страны. Я уже говорил о проблемах кадровой политики, о том, что люди часто занимали высокую должность не за реальные заслуги, а за другие качества – умение польстить начальству, благодаря приспособленчеству и лицемерию. Тот же Кравчук – яркий пример проблем кадровой политики в Советском Союзе. Да и кумовство было, и реформы в экономике напрашивались...

Но вот сейчас – демократия, «свобода», а на выборы приходит 20–30% избирателей. Сравниваешь и понимаешь, что в СССР, по сути, было больше демократии.

И самое главное, не забывайте: 17 марта 1991 года народы СССР на референдуме сказали, что Союз должен существовать. За это высказалось более 3/4 голосовавших (77%). А в Беловежской Пуще на мнение народа наплевали.

– Вы и сейчас считаете, что для Прибалтики лучше было оставаться в составе СССР?

– Однозначно. Партия, которую я возглавлял на протяжении 17 лет, после выхода из заключения (Социалистическая партия Латвии), голосовала против вступления Латвии в Европейский союз. Латвия была к этому не подготовлена. Я всегда оставался сторонником единого СССР. По моей оценке, вступление Латвии в ЕС было политическим решением, не было обусловлено экономически и жизненно.

– Как вы сегодня оцениваете историческую роль Горбачёва и Ельцина?

– Так же, как и тридцать лет назад, – отрицательно. Что я могу сказать о Ельцине, который трезвым нигде не появлялся? О Горбачёве, который находился «под каблуком у жены» и совершенно не был готов к должности главы великого государства?

Я и на Политбюро много раз задавал вопрос: а что, собственно, мы будем перестраивать? Не я один не понимал. Сам Горбачёв не понимал...

– В годы, которые последовали за распадом СССР, между Россией и Латвией установились непростые отношения. Почему так происходит? Возможно ли их улучшение и что для этого нужно сделать?

– В одном из интервью я сказал: народу обещали, что Европа будет нашим общим домом, что будет расти общее благосостояние, а что получили? Все большие современные заводы продали иностранцам или ликвидировали, сельское хозяйство развалили, латифундисты скупили землю, леса и озёра. Получилось ли у нас стать мостом между Европой и Востоком? Нет, мы стали замочной скважиной, через которую Запад смотрит на Россию. Что здесь делает НАТО? Что здесь Америка потеряла? Им нужны территории, где разместить войска НАТО и защищать свои личные интересы. Им опять нужны новые территории. Хочу напомнить, что в истории был один человек с усиками, который хотел расширять территории, – плохо кончил.

Улучшение возможно при умных и опытных руководителях. И жизнь человечества сегодня зависит от трёх стран: России, США и Китая. Нужен диалог, хочет этого кто-то или нет.

Я поддерживаю многое из того, что происходит в России, и понимаю, как много зависит от России в нынешнем мире, какая на ней ответственность.

– Кто вы сейчас по убеждениям?

– Коммунист.

– Как проходит ваш день, какой образ жизни ведёте?

– Четыре года назад я сложил с себя руководство Социалистической партией Латвии по состоянию здоровья. Умерла моя жена. Сегодня я нахожу в себе силы участвовать в различных встречах, чествованиях ветеранов, памятных мероприятиях. Пишу третью книгу, надеюсь скоро её издать.

Я встаю в семь часов, зимой и летом в одно время, каждое утро, 30–40 минут делаю зарядку, приучился к этому в тюрьме. Я и раньше занимался спортом: ездил на велосипеде, играл в теннис, ходил на лыжах, бегал, был президентом Федерации тенниса Латвии, поэтому и хорошо знал Ельцина, возглавлявшего Федерацию тенниса России.

Прожил пять лет один после смерти супруги и понял, что больше так не могу. Женился во второй раз, помогаю жене ухаживать за огородом. У нас одноэтажный деревянный неотапливаемый садовый домик. Слежу за событиями в мире, езжу на рыбалку.

У меня большая библиотека, около 3000 томов, которую я завещаю своему родному городу Даугавпилсу. Уходить я не тороплюсь, жду гостей на своё 90-летие.

 

Беседу вёл  Алексей Чаленко

 

«ЛГ»-ДОСЬЕ

Альфред Рубикс, 86 лет, имеет два высших образования: механический факультет Рижского политехнического института, специальность – «инженер-механик» (1963), и Ленинградская высшая партийная школа (1980). Последний руководитель советской Латвии, член Политбюро ЦК КПСС. В 1991 году поддержал ГКЧП, был не просто осуждён за это, но и отбыл почти весь срок (приговор – 7 лет заключения). Председатель Социалистической партии Латвии с 1999 по 2015 год, депутат Европарламента с 2009 по 2015 год.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 18.10 2021

Само просыпалось...

 

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 25.11 2021

Рахмон Набиев — последний защитник СССР

 

5.jpg

 
По результатам первых в истории Таджикистана всенародных выборов президента 24 ноября 1991 г. убедительную победу, получив почти 60% голосов, одержал Рахмон Набиевич Набиев (5 октября 1930 г. — 11 апреля 1993 г.), бывший первый секретарь компартии республики. Он активно выступал за сохранение СССР. И за то, чтобы Душанбе, таджикистанская столица, стала временной столицей СССР.
Но — не случилось...
 
Уже в декабре 1991-го в Таджикистане была спровоцирована гражданская война, сопровождавшаяся террором антинабиевской оппозиции против коммунистов, как и против местного русского и русскоязычного населения, составлявшего на рубеже 1980-х — 1990-х гг. не менее 10% населения республики. (Теперь этот показатель не превышает 1%.) Сам же Набиев, утверждают его близкие, а также ряд других источников, был убит в своем доме в Худжанте (бывший Ленинабад). Официально было объявлено о «скоропостижной кончине Набиева». Хотя, по словам его вдовы Майрам Саидуллаевны (1937 — 2017 гг.), на его теле были обнаружены кровоподтёки и другие следы насильственной смерти. «Но в медицинском заключении это не было отражено». Понятно, что уход из жизни Набиева был кому-то выгоден, и скорее всего — не кому-то одному.
 
Набиев с 1987 г. постоянно критиковал политику горбачевцев, называя её «всё более разрушительной в отношении государства, партии, межнационального единства».
 
Позже, в 1990-1991-х гг., он говорил: «В Москве под давлением США и Пакистана предали коммунистическое руководство Афганистана, что приведет к превращению Афганистана в плацдарм постоянного вмешательства США и их союзников во внутренние дела Средней Азии». Его слова стали провидческими. Характеризует Набиева и тот факт, что 19 августа 1991 г. он поддержал ГКЧП, а уже 20 августа, убедившись, что «комитет» создан для ускорения развала СССР и КПСС, заявил о разрыве с «этим провокационным спектаклем».
 
Вообще это был удивительный человек. Он, скажем, наряду с таджикским языком свободно владел русским, узбекским, фарси, дари. Хорошо знал русскую, персидскую, узбекскую, афганскую литературу, в свободное время занимался литературными переводами. И это притом, что родился Набиев в простой крестьянской семье.
 
Осенью 1941 г. Рахмон записался добровольцем в Красную Армию, но из-за малолетнего возраста не фронт его не пустили. В 1946-м поступил в Ленинабадский сельскохозяйственный техникум, который окончил с отличием. Продолжил учёбу в Ташкентском институте инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства. По окончании его в 1954 г. работал главным инженером межколхозных МТС, и эти машинно-тракторные станции многие годы были победителями в социалистическом соревновании.
 
Его партийная биография началась в 1961-м, когда он вступил в компартию Таджикистана. Вскоре Набиев стал заведующим сельхозотдела ЦК КП республики. В 1965 — 1970 гг. Р.Н. Набиев — инспектор Среднеазиатского бюро ЦК КПСС, в 1971—1973 гг. — министр сельского хозяйства Таджикской ССР. В 1973—1981 гг. Набиев был председателем Совета министров республики, а в 1982-м его назначили первым секретарем ЦК компартии Таджикистана.
 
 Он инициировал создание в республике в 1960-х — 1970-х гг. ряда предприятий по переработке хлопка, плодоовощей, развитие рыбопереработки (на базе местных ресурсов), расширение сети учебных заведений текстильного и сельхозпрофиля. По его инициативе были расширены прежние и налажены новые прямые связи со многими предприятиями РСФСР и Украины. Только один пример из тех лет: Пикалевский завод (Ленинградская область) по производству глинозёма стал основным поставщиком для алюминиевого комплекса в г. Турсунзаде и оставался таковым вплоть до середины 1990-х.
 
При Набиеве в республике увеличивалось число школ с преподаванием на русском языке, все больше книг издавалось на таджикском с переводом на русский.
 
Как отмечает таджикистанский историк и публицист Нурали Давлотов, «Набиев, будучи руководителем советского Таджикистана, активно защищал интересы республики перед Кремлем. Благодаря ему, в частности, был утвержден и вскоре реализован новый генплан Душанбе, началось строительство Рогунской ГЭС (крупнейшей в регионе), многих промышленных предприятий, а также жилья, других социальных объектов. Поэтому авторитет Набиева в народе был очень высок». Но в мае 1985 г. Р.Н. Набиев под явно надуманным предлогом был смещен с поста главы республиканской компартии
 
По воспоминаниям дочери Набиева, Мунаввары, «до Горбачева отца очень уважали в Москве. Горбачев сказал, что для руководства Таджикистаном подготовлены 70 высококвалифицированных руководителей, которых папа должен был назначить на важные государственные должности. На что он ответил Горбачеву, что зачем нам ваши 70 специалистов из других республик, если у нас есть свои, которые лучше знают Таджикистан? Горбачев настаивал, но папа был против». Эта позиция Набиева тоже могла стать поводом для отставки…
 
А Набиева понизили так, что, как говорится, трудно придумать: до августа 1991 г. он был председателем президиума Центрального совета Общества охраны природы Таджикской ССР... Но когда 9 сентября 1991 г. Таджикистан объявил о своей независимости, Набиева избрали главой таджикистанского парламента (Маджли́си Оли́). Причем, в отличие от большинства других союзных республик местная компартия в августе — сентябре 1991 г. не была распущена, и её с октября 1991-го вновь возглавил Набиев. В тот же период он активно выступал за сохранение СССР и, согласно американским источникам, предлагал Душанбе в качестве временной столицы СССР. Но поезд уже ушёл...
 
Тем временем 24 ноября 1991 г. в стране состоялись первые всенародные выборы президента Таджикистана. Рахмон Набиев был выдвинут большинством депутатов парламента в качестве кандидата от компартии. Главные его лозунги в предвыборной кампании: союзнические отношения с Россией, Узбекистаном, Казахстаном, Украиной, Киргизией и Белоруссией; реализация итогов референдума (март 1991 г.) за сохранение СССР, но с конфедеративным устройством; сохранение всех социальных льгот советского периода; сдерживание разгосударствления экономики и социальной сферы, роста цен и тарифов.
 
Набиев победил, получив, как отмечалось в начале, почти 60% голосов, при этом главный оппозиционер и его соперник Давлат Худоназаров — 30%. И 21 декабря 1991 г. в Алма-Ате глава Таджикистана вместе с главами других уже суверенных республик подписал Декларацию о создании Содружества Независимых Государств. 
 
15 мая 1992 г. Набиев первым подписал в Ташкенте Договор стран СНГ «О коллективной безопасности» (ДКБ). Одновременно Набиев настоял, чтобы в стране сохранялась 201-я российская военная база, действующая до сих пор.
 
«Пророссийская позиция Рахмона Набиева, а также его видение Таджикистана исключительно как светского государства нашли поддержку в руководящих кругах России, Узбекистана и Казахстана», - отмечает Н. Давлотов.
 
В конце ноября 1991 г. Набиев был провозглашен главкомом национальных вооруженных сил, получив звание генерал-полковника. Но уже в ноябре — декабре 1991-го в стране стали множиться горячие точки, а с февраля 1992 г. гражданская война в сочетании с антирусскими эксцессами охватила почти всю страну. При активном финансовом и пропагандистском участии иноагентов, а также радикальных исламистов. Милиция, КГБ и войска постепенно переходили на сторону оппозиции. В результате Набиев в середине мая 1992 г. согласился на формирование коалиционного правительства. Но оппозиционеры задались целью сместить Набиева, что им вскоре удалось.
 
В июле 1992 г. Набиев был предупреждён КГБ об объявленной оппозицией охоте на него. Вероятно, это были ложные сведения, и их использовали для того, чтобы изолировать Набиева и его коллег от политической деятельности. Он укрылся с семьей в расположении российской военной базы в Душанбе, а 7 сентября подал в отставку. Возникает вопрос: почему СНГ не оказал ему никакой помощи для пресечения беспорядков в стране? И второе, Почему не был задействован подписанный в мае того же года Договор о коллективной безопасности (Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан)? 
 
Такое бездействие, если не сказать предательство, было допущено потому, что настроенность Набиева на сохранение СССР даже в конфедеративном варианте не устраивала никого из лидеров стран-участниц СНГ и ДКБ. Во-первых, к тому времени слишком далеко зашли центробежные процессы в бывшем Союзе, во-вторых, национальные элиты спешно укрепляли свою суверенную власть. Публично же указать Набиеву на его просоветскую политику и идеологию было для глав новых государств, что называется, не с руки. Потому и пустили союзники ситуацию в Таджикистане не просто на самотёк, а с прицелом на отстранение Р.Н. Набиева от руководящих должностей.
 
На действия союзников, по крайней мере Узбекистана, похоже, повлиял и отказ Набиева передать Узбекистану Северный Таджикистан, то есть Ленинабадскую область, что предлагал весной 1992 г. глава Узбекистана Ислам Каримов. 
 
Например, по данным агентства The Asia Times (Казахстан, 4 мая с.г.), «ташкентские эмиссары передали Набиеву слова Каримова, что если Ленинабадская область отойдет к Узбекистану, то он поможет законным таджикским властям. Набиев отказался.
 
 
По словам дочери Набиева Мунаввары, она присутствовала при этом разговоре — он состоялся в доме президента Таджикистана».
 
А о последовавшем вскоре перевороте в Таджикистане есть свидетельства вдовы Рахмона Набиева Майрам: «7 сентября 1992 года Рахмон Набиев должен был вылететь в Худжанд на сессию Верховного Совета республики. Так как тогда были проблемы с горючим, было решено лететь вместе президенту и всем депутатам. Когда мой супруг добрался до аэропорта, навстречу ему вышла оператор зала вылета. Она сказала, что все депутаты собрались и уехали. А через несколько минут аэропорт вместе с моим мужем был захвачен боевиками оппозиции, вынудившими его под угрозой расправы подписать заявление об отставке (оно заранее было ими заготовлено). На той же сессии он формально был отстранен от президентства». Но вскоре Набиев объявил, что выступит на сессии с подробным описанием технологии переворота. Однако «к нему вышел охранник Мирзо Олимов и сказал, что все улицы перекрыты, якобы, людьми из Узбекистана, и они не дадут проехать».
 
Скорее всего, случившееся в Таджикистане в 1992-м было организовано не без участия США.
 
Вот информация Майрам Саидуллаевны: «В апреле 1992 г. в Таджикистан приехал представитель США. На встрече с Рахмоном Набиевым американский дипломат сообщил, что правительство США готово оказать Таджикистану гуманитарную помощь. Но после встречи с Набиевым, с американским дипломатом встречался премьер Абдумалик Абдулладжанов, который попросил американцев оказать помощь деньгами. Неофициальным расследованием судьбы «помощи» США занялся генеральный прокурор Нурулло Хувайдуллоев. За день до своей смерти он был у нас».
 
И что было дальше? «Он сказал, что завтра даст санкцию на арест Абдулладжанова. Но завтра утром генпрокурор был убит». Стало быть, резиденции Набиева прослушивались.
 
 После отставки Рахмон Набиев находился под домашним арестом в Худжанде, там и был похоронен. Были организованы государственные похороны. Похоронную комиссию возглавлял Абдулладжанов (с июня 1993 г. в отставке, в 1994 г. - посол в РФ, с середины 2010-х проживает в США)…
 
 
Алексей Чичкин
 
Использованные источники:
 
C.E. Bosworth, «The New Islamic Dynasties», USA, Columbia University Press, 1996;
 
E. A. Allworth, «Central Asia: A Historical Overview», USA, Duke University Press, 1994
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 Сегодня, 00:48 AM

Телеведущая, объявившая о распаде СССР, вспоминает роковой эфир

sssr_11.jpg

 

 

Советская и российская журналистка и телеведущая Ирина Мишина, которая объявила в прямом эфире 1-й программы ЦТ СССР о распаде Советского Союза, вспоминает, как это было.

«8 декабря 1991 года я вела новостные эфиры Первого канала в Останкино. Именно в этот день произошли роковые события, изменившие историю нашей страны: распался Советский Союз.

Даже сейчас, много лет спустя, я не могу отделаться от мысли, что все произошедшее было какой-то спонтанной акцией, в которой было мало логики. Начать с того, что Договор 1922 года об образовании СССР вообще не мог быть денонсирован тремя представителями республик из состава Советского Союза. Изменение Союзного договора подлежало исключительному ведению Съезда Советов СССР. Но в тот день никто не вдавался в юридические тонкости.

А это означало, что руководства редакции на месте, скорее всего, не будет. Не будет и традиционной летучки, на которой можно обсудить с коллегами и с начальством верстку программы и материалы. Так и произошло.

Это мое роковое дежурство выпало на выходные дни.

 

В начале 90-х слово „ведущий“ еще оправдывало свое название, и человек в кадре часто сам намечал основные материалы выпуска и писал тексты для программы, которую вел.

Руководили выпуском программы в этот день заместитель главного редактора Олег Борисовский и шеф-редактор основного информационного выпуска Ольга Иванова.

К эфиру 8 декабря готовить было, в общем-то, нечего: корреспонденты молчали, начальство тоже.

 

Все знали, что Борис Ельцин не в Москве, что в Вискулях проходит его встреча с руководителями Белоруссии и Украины Шушкевичем и Кравчуком, и что там готовятся документы о новом устройстве одной шестой суши. О сути документов, которые будут подписывать в Беловежской пуще, информации не было. Подозреваю, что сами подписанты во главе с Борисом Ельциным тоже в начале дня не знали точно, что именно они будут подписывать: новостей из Вискулей не было совершенно.

До 21 часа новостей из Беловежской пущи не было. И это наводило на мысли о том, что собравшиеся там Ельцин, Кравчук и Шушкевич не могут о чем-то договориться. Все агентства это, видимо, понимали и поэтому замерли в ожидании. Примерно за 40 минут до начала выпуска позвонило руководство Гостелерадио, и нам сообщили, что подписаны документы о денонсации договора об образовании СССР. Но без сообщения ТАСС мы не имели права обнародовать эту новость.

Было понятно, что просто зачитывание сообщения ТАСС в этом случае не годится, нужны какие-то слова, которые подготовили бы людей к этой трагичной для многих новости.

Помню, меня оставили на какое-то время одну, чтобы я обдумала, как обо всем этом сказать в эфире.

Поэтому слова надо было подобрать правильные. Помню, никто мне ничего не навязывал, не советовал, не рекомендовал. Я приняла решение предварить новость о распаде СССР словами: „Сейчас я вынуждена сообщить вам о том, что той страны, в которой все мы родились и жили, больше не существует…“

Понимала я и другое: то, что меня выбрали „глашатаем“ этой жутковатой новости, так или иначе скажется на моей судьбе.

Это была заготовка на тот случай, если придет сообщение ТАСС. Но его не было. Ни до эфира, ни в его начале, ни в середине. Я уже, честно говоря, думала, что всё обойдется, но за несколько секунд до конца выпуска в эфирную студию вошла шеф-редактор Оля Иванова с огромной „простыней“ ТАСС. Я сразу поняла, что это то самое роковое сообщение о денонсации договора о создании СССР.

Читая этот зубодробительный текст ТАСС со всеми повторами, опечатками, которые по ходу надо было замечать и учитывать, я думала только об одном: видят ли люди по ту сторону экрана, как я сейчас у них на глазах седею? Прочитав длинную „простыню“ ТАСС, я собиралась уже заканчивать программу, но в конце произошло то, что до сих пор для меня загадка. В студию принесли сообщение ТАСС с обращением Ельцина, Кравчука и Шушкевича к президенту США Джорджу Бушу. Его тональность меня, честно говоря, удивила: это напоминало своего рода отчет о проделанной работе.

От всего произошедшего в тот день веяло разрушением реальности. Но порой мне кажется, что события 8 декабря 1991 года складывались во многом спонтанно. Позднее лидер Беларуси Шушкевич признается, что тогда, в декабре 91-го, всё решилось „на основе хорошей вечерней бани“. Распад СССР долго и хорошо „отмечали“ в Вискулях…

В результате этой бани миллионы людей потеряли всё в своей жизни из-за росчерка пера нетвердой руки политиков, опьяненных маниакальной идеей собственного величия».

Ответить