←  Краеведение

Исторический форум: история России, всемирная история

»

История Новороссии

Фотография Стефан Стефан 26.06 2019

Новая Сербия и Славяносербия: принципы организации, состав населения

 

Как сообщалось выше, на отведённой Новой Сербии территории российские власти приняли решение разместить два полка, конный гусарский и пеший пандурский. Было принято предложение Хорвата разделить полковую территорию по 20 участков по количеству полковых рот, на каждую гусарскую роту отводилось 8 вёрст в ширину и 30 «в степи», на пандурскую ‒ 6 вёрст. Каждая поселённая рота имела свой центр, им было укрепление ‒ шанец, в котором располагалось ротное начальство. Шанец представлял из себя четырёхугольное земляное укрепление (иногда обнесённое палисадом вместо земляного {135} бруствера). Единое название «шанец» было выбрано Сенатом вместо термина «крепость» (с секретным запрещением употреблять это слово не только в письменных документах, но и в устном общении колонистов100), вероятно, во избежание осложнений с сопредельными странами, учитывая резкую реакцию Турции на строительство Крепости Св. Елисаветы. В шанце располагалась церковь, дом коменданта шанца, жилища офицеров, продовольственный и пороховой склады. Рядом с шанцем и под прикрытием его пушек располагалось неукреплённое селение ‒ обычно на месте прежнего поселения, откуда были выселены жители, но строилось уже по плану, с правильными улицами.

 

Селения колонистам разрешалось называть самостоятельно и, естественно, сербы предпочитали названия своих оставленных городков и сёл. До сих пор на карте Украины сохранились некоторые данные сербами названия поселений, например Канижа (ныне Каниж), Мартонош (Мартоноша), Субботица (Субботцы), Мошорин (Мошорино), названные в честь населённых пунктов Потисья; Панчево, Вуковар (Букварка), Вршац (Вершаци), имеющие аналоги в придунайских местах.

 

Главным пунктом Новой Сербии, резиденцией генерала Хорвата, стал отведённый 1-й роте Гусарского полка Новомиргород, основанный украинскими выходцами из Миргородского полка. Сами местные жители до начала создания сербских поселений так и не пришли к единому названию, представляя его просто как «Слобода», а затем как «Трисяги» («трясина», название, данное ещё запорожцами, основавшими здесь свой зимовник). Наименование «Новый Миргород», переделанное сербами в «Мироград», поселению дал тогдашний миргородский полковник В.И. Капнист101.

 

Каждый колонист получал участок земли соответственно своему чину. Так, капитан получал 100 четвертей земли (около 55 га), поручик ‒ 80, подпоручик ‒ 70, прапорщик ‒ 50, рядовые гусары ‒ 20‒30 четвертей102.

 

В Славяносербии полки Шевича и Депрерадовича состояли из 7 рот (в начале 1760-х гг. уже из 10 рот каждый), военно-административным центром которых, как и в Новой Сербии, тоже был шанец. Кроме шанцев, по южной границе переселенческой колонии была построена цепь редутов. Названия своим поселениям колонисты, вероятно, вследствие более пёстрого состава, давали не по своим родным местам, а по названиям, данных урочищам местным населением.

 

Развитие второй сербской колонии шло куда медленнее Новой Сербии, так как она была размещена на ненаселённых землях и насчитывала небольшое количество поселенцев: в команде Депрерадовича в сентябре 1754 г. вместе с ним было 242 человека, через полгода ‒ 407 военнослужащих. В это же время в команде Шевича было 302 и 504 человека соответственно103. В роте капитана Пишчевича в 1756 г. было всего 15 человек, включая самого командира. В целом мужское население сербских шанцев делились на три категории: собственно военнослужащих, готовых выступить в любую минуту; резервистов («заступающих»), призванных заменить в шанцах уходящих на войну людей первой категории; и «фамилиатов», «в семействах», в мирное время обрабатывающих свою землю, а в военное ‒ и земли первых двух категорий. Например, в 1764 г. в объединённом из полков Шевича и Прерадовича Бахмутском гусарском полку в 1-й роте было 84 военнослужащих, 34 заступающих, 83 фамилиата-мужчины и 187 женщин-фамилиатов104. {136}

 

Управление Новой Сербией осуществлял Сенат, минуя Военную коллегию. Мера это вводилась как временная, до тех пор, пока генерал Хорват не укомплектует переселенцами два своих полка, тогда уже Новая Сербия переводилась бы в ведение Военной коллегии, но этого так и не произошло, и Сенат управлял колонией до последних дней её самостоятельного существования.

 

Непосредственное управление сербскими колониями, как можно судить по работам О.Н. Посунько105, было достаточно запутанным, функции руководителей не были разграничены. Всеми войсками юга руководил киевский генерал-губернатор. В 1753 г. умер генерал-губернатор М.И. Леонтьев, и нового губернатора не назначали до 1762 г. (вместо него управляли временные лица), что позволило Хорвату избавиться от контроля из Киева, и только в 1762 г. губернатором стал И.Ф. Глебов, прекрасно знавший дела Новой Сербии, что сразу осложнило положение Хорвата.

 

Первоначально сенатским решением от 29 декабря 1751 г. предполагалось, что начальником всех сербских поселений будет произведённый в генерал-лейтенанты Д.Г. Чернцов106, но было решено отправить туда генерала, разбирающегося в фортификации. Вместо Чернцова функции русского куратора Новой Сербии остались у военного инженера генерал-майора И.Ф. Глебова, строителя Крепости Св. Елисаветы. В апреле 1756 г., в связи с остановкой строительства крепости и с тем, что другие дела мог исправлять комендант крепости, генерал-поручик Глебов был отозван в Петербург107. Замену ему не прислали, а куратором Новой Сербии остался другой Глебов, бригадир Алексей Иванович, комендант Крепости Св. Елисаветы. С этого времени Хорват получает в свои руки всё больше власти, в том числе распоряжение финансами и расселением в Новой Сербии колонистов, прибывающих в Киев.

 

Хорват с самого начала фактически единолично руководил Новой Сербией ‒ сперва как командир Гусарского полка и организатор Пандурского, а с 1757 г. он стал официальным главой Новосербского корпуса, и с тех пор над ним был только Сенат. В 1758 г., при появлении жалоб на самоуправство Хорвата на границах, Сенат обсуждал предложение Коллегии иностранных дел назначить нового начальника вместо И.Ф. Глебова для контроля над Хорватом, но решил не обижать заслуженного генерала присылкой надзирателя108.

 

В 1759 г. в Новомиргороде была создана Канцелярия Новосербского корпуса, юридически управляемая Сенатом и отвечавшая за все хозяйственные вопросы колонии, распоряжаясь выделяемыми из Петербурга средствами на обустройство колонии. Если у канцелярии и была задача расходовать средства только в государственных интересах, то она не была реализована. Хорват, пользуясь своими связями при дворе, добился того, что в состав канцелярии были включены два его сына (один из них был подполковником, имея всего 10 лет от роду, и бумаги на подпись ему носили в школу), а другие члены канцелярии назначались с его ведома109.

 

В Славяносербии контроль государства изначально был более строгим, чем в Новой Сербии. Единоличного владетеля поселения здесь не было, генералы Шевич и {137} Депрерадович руководили только своими полками. В Бахмуте находился и комендант крепости, и русский куратор Славяносербии в лице генерал-майора (с 1755 г.) И. Бибикова. Общее руководство осуществляла Военная коллегия. В Киеве, при губернаторе, была создана Славяносербская комиссия, которой руководил тайный советник А.М. Фливерк. Комиссия решала вопросы взаимодействия колонии и российских властей. В 1757 г., в связи с началом Семилетней войны, Бибиков был отозван в армию, его полномочия были переданы Фливерку, сохранившего их до момента упразднения Славяносербии.

 

Ни Новой Сербии, ни Славяносербии не довелось выполнить своё изначальное предназначение, отражённое в их названиях, ‒ стать самостоятельным сербским заслоном, опираясь на который можно было вести боевые действия против крымских татар и турок. Основной причиной неудачи идеи создания сербской автономии на южных границах России стала официальная позиция Австрийской монархии, власти которой запретили сербам покидать австрийские полки. Продолжать вербовку сербов и других православных австрийских подданных в условиях запрета союзной страны Россия не могла. Российский посол М.П. Бестужев-Рюмин, пытавшийся настоять на жёсткой линии в отношении австрийцев в деле сербского переселения, был отозван из Вены110.

 

Австрийцы, также не заинтересованные в напряжении отношений с Россией и нуждаясь в ней как в военном союзнике, тоже пошли на уступки, разрешив уже отъехавшим сербам забирать к себе в Россию жён и холостых детей, отпуская и тех, кто успел заявить о своём выходе до запрета, как, например, капитана Симеона Пишчевича, оставившего интересные мемуары.

 

В Петербурге в связи с тем, что сербам «выезжать больше не дозволено и запрещено, следственно, и всегда бывшее из того народа в России гусарских полков вербование пресекается, …в [1]754 г. в Сенате определено: ея и. в-у представить, что за таковым препятствием на Хорвате в выводе и набрании из того народа обещанного числа людей и взыскивать не можно»111.

 

Тем не менее, приток переселенцев с Балкан с 1754 г. не иссяк. В Петербурге решили заменить недостающих в полках австрийских сербов черногорцами. Вариант с привлечением в Новую Сербию и Славяносербию черногорцев казался наиболее предпочтительным: православных турецких подданных решили не вербовать из-за опасений обострения отношений с Османской империей, а статус черногорцев, хотя и признаваемых в Европе подданными султана, но фактически независимого народа, позволял их вербовку. Правитель Черногории митрополит Василий Пе́трович с 40-х гг. XVIII в. пытался привлечь внимание России к нуждам своего края. В Вене в начале 1750-х гг. он узнал о стремлении русских властей использовать сербов для заселения пограничных земель и заявил о том, что готов вывести в Россию несколько тысяч черногорцев.

 

Эти планы, как и более ранние планы Хорвата, не реализовались. Черногорцы, позиционируя себя как воинов, в своей скалистой земле практически не имели навыков хлебопашества и мирной жизни в целом, жили вольными людьми, потому перспектива перехода в русское подданство и предоставления земельного надела за службу их прельщала мало. Понимая, что желающих поселиться в России из самих черногорцев будет сотня-две человек, митрополит решил указать вербовщикам набрать людей из турецких или венецианских подданных, выдав их за черногорцев. В начале 1759 г. из-за опасения возможного перехода Османской империи на сторону Пруссии, с которой Россия уже {138} вела войну, в Петербурге решили совсем отказаться от вербовки балканских уроженцев. С тех пор им предлагалось выходить в Россию самостоятельно, на свой страх и риск.

 

Разными правдами и неправдами в Россию как «черногорцы» переселилось около 1500 человек112, часть которых позже вернулась обратно, при этом большинство этих людей были турецкие или австрийские сербы из разбойников, бродяг, подёнщиков. Соединившись с не знавшими дисциплины и какой-либо серьёзной власти над собой черногорцами, эти переселенцы составили гремучую смесь, доставившую властям и населению ряда городов по пути много неприятностей недисциплинированностью и своеволием. Испытывавшие серьёзный недостаток в людях, сербские генералы Хорват, Шевич и Депрерадович стремились заманить черногорцев в свои полки, что больше удалось руководителю Новой Сербии, расселившего большую группу этих людей в Новомиргороде в качестве гарнизона.

 

Российские власти первоначально выделили земли для поселения ожидаемых 6 тыс. черногорцев в Оренбургской губернии, вблизи Самары, но несколько сотен черногорцев, отправившихся туда, в итоге предпочли поселиться в Новой Сербии и Славяносербии, значительно повлияв на изменение социальной структуры этих переселенческих колоний. Будучи представителями социальных низов, черногорцы и выдававшие себя за них сербы, давно привыкшие рисковать своей жизнью, вступили в конфронтацию с сербской же элитой колоний, прежде всего, в Новой Сербии, где злоупотребления начальства достигли гигантских масштабов.

 

В связи со сложностями переселения австрийских и турецких сербов большинство населения Новой Сербии, при сохранении офицерских должностей в руках сербов, составили валахи и молдаване. В основном новосербские валахи, молдаване, болгары были переселенцами из Польши, куда они в разное время сбежали от турецких насилий. 24 апреля 1752 г. специальным указом Сената Хорвату было разрешено принимать их, так как они не были природными польскими подданными, и обязательство возвращать польских беглых на них не распространялось113, аналогично не ожидалось и претензий турок. Естественно, Хорвату велели следить, чтобы выходцы из Польши были действительно из православных балканских народов, но вряд ли начальник Новой Сербии на практике следовал этому повелению.

 

9 августа 1754 г. Сенат в целях увеличения сербского населения разрешил размещать в сербских колониях на поселение престарелых сербов с малолетними детьми, выдавая им земли из остатков в ротах, чтобы дети, вырастая, поступали служить в поселённые полки114.

 

В декабре 1754 г. в Новой Сербии проживали 3919 человек, среди которых было 257 сербов, 1676 валахов, 124 македонца, 57 болгар, 79 венгров и 32 немца, остальные, вероятно, были из ранее жившего там населения, так как «старожилы», указавшие о себе, что они издавна живут в этих местах, из Новой Сербии не выселялись, как и самовольно поселившиеся там мастеровые: кузнецы, плотники и т.д., которых по просьбе Хорвата, нуждавшегося в людях указанных занятий, Сенат 1 сентября 1754 г. разрешил оставить в их жилищах115. В 1761 г. в Новой Сербии проживало уже 13 844 человека116.

 

Исследование национального состава колонистов затруднено тем, что как такового понятия «нация» и «национальность» тогда не было, и зачастую в ответ на вопрос о {139} «нации» колонисты называли свою родину, кроме того, они могли и намеренно скрывать своё настоящее происхождение. В 1757 г. 199 военнослужащих полка Депрерадовича ответили на вопрос о своём происхождении так: 72 назвали себя сербами, 41 отнесли себя к «волосской нации», то есть к валахам, 10 заявили о себе как о молдаванах, 9 были болгарами, 4 ‒ македонцами, 11 ‒ «греческой нации», 3 ‒ «цесарской» (австрийской), 22 ‒ «унгорской нации», что вроде бы означало венгров, но напрямую венграми себя назвали ещё 3 человека и, вероятно, под «унгорцами», обычно имевшими православные имена и патронимичные фамилии, должны были скрываться какие-то иные народы. По одному представителю было от великороссов, малороссов, славонцев, моравцев, один был крещёным евреем117. В команде Шевича в то же время этнический состав гусар был как более пёстрым, так и более «сербским» ‒ из 272 человек сербами было 151, 39 ‒ валахами, 11 ‒ болгарами, 10 ‒ молдаванами, 20 ‒ македонцами, 15 ‒ «унгорцами», 2 ‒ венграми, 8 ‒ русскими, пятеро отнесли себя к «славянской нации», по одному представителю было от «наций» боснийской, татарской, немецкой, английской, шведской и еврейской (все принявшие православие)118. В итоге к концу 50-х гг. XVIII в. на территории Славяносербии проживали представители более 30 народов119.

 

В годы Семилетней войны Новая Сербия и Славяносербия отправили в действующую в Европе русскую армию свои воинские контингенты, которые, помимо боевых действий, занимались и вербовкой в поселенцы жителей Восточной Европы. Так, возвращаясь с войны в 1763 г., премьер-майор Г. Депрерадович вывел с собой в свою роту из Польши и Силезии около десятка новых гусар, в том числе трёх братьев Юзефовичей, потомки которых до сих пор проживают в Лисичанске120.

 

Таким образом, население сербских по названию колоний было многонациональным, включавшим в себя представителей десятков народов. Можно отметить, что общим для всех колонистов должно было быть только одно ‒ вероисповедание: представители неправославных народов, вступая в ряды новосербских и славяносербских полков, должны были принять православие121. {140}

 

 

100 Сенатский архив. Т. 9. СПб., 1830. С. 38.

 

101 Там же. С. 38.

 

102 Кирпичёнок А.И. Сербские поселения на Украине в середине XVIII в. СПб., 2007. С. 92.

 

103 Дегтярёв Ю. Сказание о земле Слявяносербской ‒ Славяносербия, 1753‒1764 // Сеоба Срба у Руско царство половином 18 века. Нови Сад, 2005. С. 225‒226, 230.

 

104 Там же. {136}

 

105 Посунько О.М. Історія Нової Сербії та Слов’яносербії. Запоріжжя, 1998. URL: http://www.rastko.rs...ko-nserbia.html (дата обращения: 03.09.2016); Она же. Адміністративно-територіальний устрій Нової Сербії та Слов’яносербії (1751‒1764) // Наукові праці історичного факультету Запорізького державного університету. 1999. Вип. 7.

 

106 ПСЗРИ-1. Т. 13. № 9921.

 

107 Протоколы конференции при Высочайшем дворе // Сб. РИО. Т. 136. СПб., 1912. С. 60.

 

108 Сенатский Архив. Т. 10. СПб., 1903. С. 565.

 

109 Посунько О.М. Адміністративно-територіальний устрій Нової Сербії та Слов’яносербії (1751‒1764). С. 40‒41. {137}

 

110 Подробнее: Анисимов М.Ю. Российская дипломатия и переселение сербов… С. 57‒67.

 

111 Сенатский архив. Т. 9. СПб., 1901. С. 347. {138}

 

112 Бажова А.П. Русско-югославянские отношения во второй половине XVIII в. М., 1982. С. 134.

 

113 ПСЗРИ-1. Т. 13. № 9976.

 

114 Там же. Т. 14. № 10.272.

 

115 Там же. № 10.287.

 

116 Кирпичёнок А.И. Указ соч. С. 96. {139}

 

117 Дегтярёв Ю. Указ соч. С. 228.

 

118 Там же. С. 230.

 

119 Там же. С. 233.

 

120 Подов В.И. Славяносербия. Очерки из истории заселения Донбасса в 18 в. Документы. Луганск, 1998. С. 31.

 

121 Об этом есть сведения в письме венгра из Новой Сербии, принявшего православие (Костиђ М. Указ. соч. С. 107). Венгров, сохранявших католичество, вместо Новой Сербии отправляли служить в Венгерский гусарский полк. {140}

 

История Новороссии / Отв. ред. В.Н. Захаров; Рос. ист. об-во; Ин-т рос. истории Рос. акад. наук. М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив. 2017. С. 135‒140.
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 28.06 2019

В связи с не очень стабильной работой ссылок на данном сайте, продублировал выкладку на Папакоме: http://papacoma.naro...enko/lerhe.pdf 

не помогло.

пишуть:

Данной страницы не существует!
Вы можете попробовать:
  • - вернуться на главную страницу сайта;
  • - проверить правильность введенного адреса в адресной строке браузера;
  • - воспользоваться поиском по всему интернету и найти то, что искали:
Ответить

Фотография Стефан Стефан 28.06 2019

В связи с не очень стабильной работой ссылок на данном сайте, продублировал выкладку на Папакоме: http://papacoma.naro...enko/lerhe.pdf

Правильная ссылка http://papacoma.naro...senko/lerhe.pdf.

Ответить

Фотография L.V. L.V. 29.06 2019

Спасибо! Приношу свои извинения за технические накладки...

Ответить

Фотография Стефан Стефан 04.07 2019

Взаимоотношения колонистов с окружающим населением

 

Иван Хорват, первоначально настоявший на выселении с территории, отводимой под Новую Сербию, всех поселившихся там ранее российских подданных, впоследствии должен был пожалеть об этом, столкнувшись с прекращением притока сербов. И. Шевич и Р. Прерадович встретились с теми же проблемами. Нужно было комплектовать свои полки, их подчинённым нужны были ординарцы, денщики, слуги. Сам И. Хорват вывел с собой всех своих слуг и весь скот, но другие сербские офицеры, выходившие из австрийских владений позже, уже действовали после издания запрета слугам выезжать с ними в Россию. В этих условиях расцвело стремление сербских генералов переманить людей друг у друга в свои полки, а также попытки скрытно навербовать людей где придётся, выдав их за балканских уроженцев. И. Хорват оказался в лучших условиях, так как с Новой Сербией граничила Польша, и можно было набрать новых {140} колонистов там. Проблемой было только то, что по условиям русско-польского Вечного мира 1686 г. стороны обязались не переманивать людей друг у друга и возвращать беглых с сопредельной стороны. Впрочем, И. Хорвата, имевшего мощную поддержку в Петербурге, эти тонкости не особо смущали, и он тайно принимал к себе на поселение польских подданных, зная, что даже если эти действия станут известны, он не понесёт никакого наказания. Кроме поляков и украинцев из Польши, пользуясь манифестами Елизаветы Петровны о прощении, выходили в Россию русские беглые крестьяне и старообрядцы, зачастую уже десятилетиями жившие в польских землях. Их И. Хорват тоже пытался обустроить в Новой Сербии, перехватывая на пути к землям Новослободского полка, где им официально было разрешено поселяться.

 

Кроме указанных категорий людей, в зависимость от сербских властей попадали и сами казаки только что сформированного Новослободского полка, размещённого на южных границах Новой Сербии. Помимо привычного переманивания казаков на свои территории, сербы пользовались тем, что на землях, отведённых казакам, строевой лес был в дефиците, и Новослободским жителям было разрешено брать деревья для построек в Чёрном лесе на землях Новой Сербии. Кроме того, казаки, за недостатком собственных угодий, были вынуждены арендовать пастбища и сенокосы у новосербских колонистов, а те зачастую силой отбирали у них сено, скот (иногда возвращаемый за выкуп), «стращая их шпагами и ружьями»122, или использовали казаков как рабочую силу. Жалобы на захват новослобожан гусарами, которые «в домах своих оными людьми работают»123, достаточно часто отправлялись властям Крепости Св. Елисаветы, что показывает стремление военных поселенцев переложить тяжёлую бытовую работу на плечи других людей.

 

В этом отношении положение военных колонистов Славяносербии было хуже, чем в Новой Сербии. Если территория, отводимая И. Хорвату, была заселена ранее, и по указам из Петербурга поселившимся там украинцам и великороссам было велено продавать сербам свои дворы, то земли, отведённые И. Шевичу и Р. Депрерадовичу, были пустынны, и хозяйство колонистам приходилось начинать с нуля. Колоритное описание своего первого года жизни в основанном им в 1756 г. шанце Раевка (ныне село Раёвка Славяносербского района) оставил тогдашний капитан серб С.С. Пишчевич, командир 6-й роты гусарского полка И. Шевича: «Выехали мы на чистую и глухую пустыню, тут-то восчувствовали все вообще, а особливо те, кои по Луганю селиться зачали, что есть нужда и жизнь прискорбная»124. 25-летний офицер С. Пишчевич, обучавшийся в немецких школах, а затем служивший в армии, вообще не знал, как заводить и вести хозяйство: «У всех нас, поселенцев, вообще на той пустыне была тогда в первое лето жизнь точно такая, как у тех инзуланов (островитян ‒ М.А.), кои по несчастиям разбитием кораблей занесены морскими волнами на пустые острова, и питались зелием (травой. ‒ М.А.), корением, ловлею рыбы, птиц и зверей, так то и мы тогда что вышли на пустую степь и землю такую, где от создания света никаких жилищ не было, и достать нигде ни за какие деньги ничего не можно»125.

 

Людям Р. Депрерадовича повезло больше, так как рядом с их землями был и лес для строительства, и обустроенная крепость Бахмут, а за Северским Донцом ‒ поселения слободских казаков. Впрочем, и для товарищей С. Пишчевича, по его словам, тяжелым был только первый год, а дальше плодородная почва, развивающееся {141} домашнее хозяйство, обилие рыбы, птицы и зверя в окрестностях избавили колонистов от прежних невзгод.

 

Славяносербские поселенцы имели и лучшие условия жизни в отношении соседей, которых было мало, и значимых проблем с ними колонисты не испытывали, случаи конфликтов носили единичный характер126. Мемуарист С. Пишчевич не сообщает о каких-либо сложностях в отношении с окружающим населением, наоборот, первый же приехавший к поселенцам однодворец из Нового Айдара продал ему бревенчатый сруб и со своими сыновьями собрал офицеру хороший дом (до того у С. Пишчевича была хижина, которую разметала гроза)127.

 

Куда как более бурной в плане многочисленных конфликтов с соседями, и не только с новослободскими казаками, была жизнь в Новой Сербии. Конфликты у колонистов были с украинцами Гетманщины. При этом следует отметить, что у украинской стороны был очень влиятельный заступник ‒ гетман Украины К.Г. Разумовский, брат фаворита императрицы, который стремился защитить земляков. Со своей стороны генерал И. Хорват, опекаемый влиятельным Петром Шуваловым и пользовавшийся поддержкой самой императрицы, тоже был неуязвим. Взаимные жалобы генерала и гетмана на насилия в отношении их людей, соответственно ‒ украинцев и балканских колонистов ‒ в Петербурге предпочитали решать мягко: либо предписывая наказать виновных штрафами, либо призывая начальство запрещать наносить обиды соседям. Такие методы, по справедливому замечанию историка А.И. Кирпичёнка, никак не влияли на прекращение конфликтов128, где пострадавшей стороной по большей части была украинская сторона. Помимо уже отмеченного стремления офицеров-колонистов заставить украинцев работать на себя, гетман передавал в Петербург жалобы на то, что колонисты расселяются на тех землях, которые оставили малороссам. В некоторые конфликты были вовлечены власти колонистов и украинских казаков ‒ так, в 1752 г. И. Хорват сообщил в Сенат, что он арестовал украинского сотника в Новоархангельске по обвинению в том, что тот запрещал сербам покупать дома местного населения. И. Хорват не имел права ареста того, кто не был его подчинённым. Ему было вынесено замечание и выражена надежда, что он впредь подобных действий делать не будет, при этом сотника лишили его должности129.

 

Отношения колонистов Новой Сербии с запорожцами были ещё более острыми. Гетман К.Г. Разумовский передавал в Петербург жалобы запорожцев, считавших, что Новая Сербия сама по себе занимает их исконные земли, и её вообще не должно там быть. От себя запорожцы трижды, в 1755, 1758 и 1762 гг., отправляли делегатов в российскую столицу с претензиями на эту территорию, обосновывая свои права грамотами русских царей и гетмана Богдана Хмельницкого. Казацкие эмигранты в Крыму, бежавшие туда ещё вместе с И.С. Мазепой, агитировали запорожцев выступить против планов Петербурга создать на Днепре новую линию укреплений, заявляя, что таким образом российские власти уже затягивают мешок для вольного Войска Запорожского130. И. Хорват, в свою очередь, жаловался на то, что запорожцы нападали на следовавших в Новую Сербию переселенцев, избивая их и заявляя, что так будет с каждым, кто вздумает поселиться там. {142} Запорожским полковником был убит некий Гурневич, который, по словам И. Хорвата, был валахом и направлялся на поселение в Новую Сербию. К.Г. Разумовский, оправдывая полковника, заявлял, что записавшийся в колонисты Гурневич был беглый малороссиянин и разбойник, грабивший польские местечки131. Гетман постоянно жаловался и на то, что И. Хорват массово переманивает в Новую Сербию украинцев Гетманщины, выдавая их за иностранцев (выход малороссиян российской части Украины в Новую Сербию, как и в Новослободский полк, был запрещён). Одновременно некоторые балканские переселенцы сбегали из сербских поселений в Сечь, и казаки принимали их.

 

Можно сделать вывод, что столкновения между колонистами и местными украинцами имели больше политическую подоплёку, затрагивая в основном начальство двух сторон, что отмечала и О.Н. Посунько132, а на человеческом уровне ни те, ни другие не имели ничего против взаимного существования на одной земле, нуждаясь одни ‒ в рабочих руках, другие ‒ в источнике доходов.

 

Кроме напряжённых отношений с сопредельной Гетманщиной, серьёзную проблему для колонистов составляли украинские гайдамаки. К началу 1750-х гг. гайдамацкое движение на Правобережной Украине приобрело широкий размах. Исторически сфера деятельности гайдамаков находилась именно там, а степные территории на стыке границ Польши, России и османских владений служили им базой. Теперь, с появлением новых возможностей для грабежа, гайдамаки стали действовать и в Новой Сербии, совершая налёты на дома сербских офицеров, как самых богатых из колонистов. При одном из таких инцидентов был убит в своём доме выехавший из австрийских владений серб капитан Уксусович133, хотя в основном грабежи были бескровными. Из-за них И. Хорвату весной 1752 г. даже пришлось просить в Петербурге защиты в виде регулярных русских частей, и в Новую Сербию с этой целью было двинуто около 5 тыс. солдат134.

 

При этом мы снова видим достаточно тесное взаимодействие той же сербской верхушки и гайдамаков. Многие задержанные при разбоях в Польше украинские гайдамаки утверждали, что им помогают сербские колонисты или даже сам И. Хорват направляет их в Польшу, где им следовало сжигать пограничные поселения и отправлять жителей в Новую Сербию135.

 

Отношения Новой Сербии с порубежной Речью Посполитой составляли третью пограничную проблему колонистов. Помимо взаимных обвинений в разбоях, совершаемых людьми из-за границы, жалобах на грабежи переселенцев, следующих по польской территории, колонисты оказались втянуты в настоящую пограничную войну, которую генерал И. Хорват вёл с соседними польскими магнатами. По специфике устройства Речи Посполитой власти страны не имели рычагов влияния на магнатов, становившихся в своих владениях фактически самодержавными правителями. В аналогичном положении оказался и И. Хорват, жалобы на которого в Петербург, от кого бы они ни исходили, были бесполезны. Магнатские войны заключались в периодических набегах на спорные пограничные территории и уводе оттуда людей соответственно в Польшу или Новую Сербию. Стороны заставил умерить пыл лишь инцидент с вторжением в 1761 г. с польской стороны на 25 вёрст вглубь российской {143} Новой Сербии вооружённого отряда в 300 человек во главе с полковником. Отряд был разогнан силами И. Хорвата, несколько человек было арестовано, у сербов в перестрелке были ранены четыре колониста, и разбирательства перешли уже на межгосударственный уровень. В ответ на претензии русских дипломатов польские магнаты перекладывали вину друг на друга136, но больше подобных случаев не было.

 

В целом же отношения сербских колонистов с местным населением и соседями обычны для инородного вкрапления в веками складывающийся характер заселения территории. Споры из-за того, чьей должна считаться земля, и зависть местного населения к привилегированному положению пришельцев, вытесняющих их с привычных мест, дополнились конфликтами экономического плана, связанными с тем, что в степях будущей Новороссии впервые появилась прослойка тех, кто либо гордился своим дворянством, дарованным их отцам и дедам австрийскими императорами, либо планировал быть утверждённым в русском дворянском сословии.

 

Разницу в отношении к полевому труду сербских военных колонистов и простых украинцев передаёт украинский фольклор:

 

«‒ Ой, сербине, сербине, покинь сербовати, / Возьми серп да йди в степ пшениченьку жати»)137.

 

Сербские офицеры, получив под управление землю и хозяйство, нуждались в рабочих руках, но не могли использовать в этом качестве своих менее знатных соплеменников, имевших те же права военного сословия. Поэтому любыми способами они пытались воспользоваться трудом соседей, прежде всего малороссиян и новослободских казаков.

 

Факты широкого привлечения в сербские колонии соседей-украинцев (уже после их высылки с территории Новой Сербии), как и отмеченное мемуаристом С. Пишчевичем сотрудничество колонистов с местными жителями, показывают, что в народной среде появление иноземных колонистов всё же было воспринято без отторжения. Люди, как старожилы, так и новосельцы, приучались совместно жить в новых условиях, что в дальнейшем и способствовало мирной ассимиляции на этой земле сербов и представителей других балканских народов. {144}

 

 

122 Архив Крепости Св. Елизаветы // ЗООИД. Т. 15. Одесса, 1889. С. 573.

 

123 Там же. С. 571.

 

124 Известие о похождении Симеона Степановича Пишчевича 1731‒1785. М., 1884. С. 185.

 

125 Там же. С. 189. {141}

 

126 Посунько О.М. Історія Нової Сербії та Слов’яносербії.

 

127 Известие о похождении Симеона Степановича Пишчевича. С. 497‒498.

 

128 Кирпичёнок А.И. Указ соч. С. 163.

 

129 Там же. С. 164.

 

130 Скальковский А.А. История Новой Сечи или последнего Коша Запорожского. Т. 2. Одесса, 1846. С. 233; Посунько О.М. «Такова Россия для бродяг…» (взаемовідносини запорозького козацтва з сербськими колоністами у середині XVIII ст. у контексті урядової політики) // Січеславський альманах: збірник наукових праць з iсторії українського козацтва. Вип. 1. Дніпропетровськ, 2005. С. 155‒157. {142}

 

131 Кирпичёнок А.И. Указ. соч. С. 164.

 

132 Посунько О.М. «Такова Россия для бродяг…» С. 164.

 

133 Попов Н.А. Военные поселения сербов в Австрии и России // Вестник Европы. 1870. Т. 3. С. 610.

 

134 Cyxіx Л. Заснування сербських військово-поселенських колоній на території України // Сеоба Срба у Руско царство половином 18 века. Нови Сад, 2005. С. 199.

 

135 Украинская исследовательница Л. Сухих в 2003 г. отметила, что «Тема “Гайдамаки и Новая Сербия” требует более глубокого исследования» (Там же. С. 200). {143}

 

136 Анисимов М.Ю. Западная граница России в 1686‒1772 гг. // Формирование территории Российского государства. XVI ‒ начало XX в. М., 2015. С. 116‒117.

 

137 Украинские народные песни, изданные М. Максимовичем. Ч. 1. М., 1834. С. 130; Из записок сенатора А.Я. Стороженка // Киевская старина. 1884. № 11. С. 459. {144}

 

История Новороссии / Отв. ред. В.Н. Захаров; Рос. ист. об-во; Ин-т рос. истории Рос. акад. наук. М.: Центр гуманитарных инициатив. 2017. С. 140‒144.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 07.11 2019

1. Территория Бахмутщины, на основе которой была создана Славяносербия - в запорожские Вольности не входила никогда. Скажу даже более, в отличие от других территориальных споров времен Новой Сечи (а их по границам Вольностей было много), по поводу района Славяносербии Кош с центральным правительством и местными властями никогда не ругался и никаких громких заявлений о своем прежнем владении указанными землями не делал. В отличие от многих других случаев.

К какой административно-территориальной единице или административно-территориальным единицам, по Вашему мнению, принадлежали земли, переданные для заселения сербам И. Шевича и Р. Депрерадовича в 1753 г.?

Ответить

Фотография L.V. L.V. 07.11 2019

К какой административно-территориальной единице или административно-территориальным единицам, по Вашему мнению, принадлежали земли, переданные поселения сербам И. Шевича и Р. Депрерадовича в 1753 г.?

 

Бахмутские соляные источники были открыты (или освоены) довольно поздно. Сам Бахмут был основан, насколько я помню, в 1702 году, причем там сразу произошла драчка между донцами и слобожанами. Слобожане победили и центральные власти отписали это укрепление им (насколько я понимаю, это были южные районы Белгородского разряда). В 1708 году Бахмут с округой отошел к Азовской губернии. По итогам мирных переговоров после Прутского поражения, было договорено, что граница со стороны Азова будет проводиться по-старому, но тут-же следовала оговорка, что уже устроенные русскими "паланки" в этом районе останутся за Россией (пишу по памяти, если надо - могу цитату из документа найти). Когда в 1714 году размежевывали на местности русско-турецкую границу, то Бахмут остался глубоко внутри русской территории. В 1719 году Бахмут стал центром Бахмутской провинции Азовской губернии. А в 1725 году вместо Азовской губернии возникла Воронежская, которая включала и Бахмут. Сельской округи у города в те годы (вероятно, из-за близости к татарским степям) не было.

 

Ну вот как-то так. Не знаю, куда здесь Запорожские Вольности можно впихнуть. Это только в воображении Феодосия Макаревского везде простирались "древние запорожские займища, старинные казацкие селения" (С). На деле все было проще и скромнее. :)

 

Кстати, я видел документ, где запорожцы в 1746 году признали четкую точку северо-восточного угла своих Вольностей и их уполномоченные старшины подписали расписки, что запорожцы не будут эту границу никогда нарушать. И эта точка отстояла от Бахмута верст на 60...

Ответить

Фотография Стефан Стефан 07.11 2019

Не знаю, куда здесь Запорожские Вольности можно впихнуть.

 

Въ слѣдъ за сербами Ивана Хорвата и отъ-Куртича пришли въ Россію, въ 1753 году, изъ Австро-Венгріи славяносербы съ Иваномъ Шевичемъ и Райкомъ де-Прерадовичемъ во главѣ; они заняли сѣверовосточныя окраины запорожскихъ степей и образовали здѣсь такъ-называемую Славяносербію съ крѣпостью Бахмутомъ, получившею названіе отъ рѣчки Бахмута, притока Сѣвернаго Донца. Тогда отъ вольностей запорожскихъ Козаковъ отошелъ съ одной стороны, въ сѣверовосточномъ углу, участокъ земли, заключенный между рѣчками Сѣвернымъ-Донцомъ, Бахмутомъ и Луганью, и съ теченіемъ времени все пространство земли почти до самой вершины лѣваго притока Днѣпра Самары; а съ другой, въ сѣверозападномъ углу, отъ вольностей запорожскихъ Козаковъ отошелъ большой участокъ земли, начиная отъ устья рѣчки Кагарлыка 2) и идя далѣе прямою линіей до верховья рѣчки Турьей, а отъ верховья рѣчки Турьей по устье рѣчки Каменки, лѣваго притока рѣки Ингула; отъ устья рѣчки Каменки на устье рѣчки Березовки, лѣваго притока того-же Ингула; отъ верховья Березовки на вершину рѣчки Омельника 3) и отсюда внизъ по рѣчкѣ Омельнику до самаго устья ея, гдѣ она впадаетъ въ Днѣпръ, уступя отъ польскихъ границъ на 20 верстъ 4).

 

 

2) Теперь херсонской губерніи, елисаветградскаго уѣзда.

 

3) Теперь херсонской губерніи, александрійскаго уѣада.

 

4) Карта де-Боксета 1751 года; грамота Разумовскому 1751 г., 9 сент.

 

Эварницкий Д.И. История запорожских казаков. Т. 1. СПб.: Тип. И.Н. Скороходова, 1892. С. 13.

 

Австро-Венгрия появилась в 1867 г. Реку правильнее называть "Северским Донцом".

Ответить

Фотография L.V. L.V. 07.11 2019

Уважаемый Стефан, я понимаю, кто такой Яворницкий, и кто такой какой-то LV. И, тем не менее, имею наглость утверждать, что Яворницкий в этом моменте ошибался (скорей всего, вслед за Макаревским). Для того, чтобы на Бахмутщине что-то от Вольностей отрезать, сначала нужно было туда Вольности каким-то образом расширить. Чего никак не наблюдается ни в "крымский" период, ни во времена "Новой Сечи". :)

 

Во всех без исключения (!) случаях, где у запорожцев отрезали землю (или даже там, где запорожцы пытались расшириться сами), они ВСЕГДА заваливали центральные власти кипами жалоб на свое ущемление. Так было и при длившихся около трех десятилетий территориальных дрязгах с донцами за Северное Приазовье, и с Новой Сербией и слободским полком южнее ее, и по поводу района Самары, и по расширению Вольностей за счет территории изюмских и торских слобожан в начале 1770-х. Но можете ли Вы показать хоть один (!) документ, где бы Кош жаловался на потерю своей территории с этой стороны? ;)


Русско-турецкая граница 1714 года и город Бахмут.

map_kolychev_a.jpg

Ответить

Фотография Стефан Стефан 07.11 2019

Но можете ли Вы показать хоть один (!) документ, где бы Кош жаловался на потерю своей территории с этой стороны?

Нет. Однако мне попался на глаза другой документ, из-за которого ситуация выглядит довольно запутанной. Насколько я понял, колонистам И. Шевича и Р. Депрерадовича выделили почти не заселённую территорию между землями донских казаков и военных поселений. Там проживали великороссияне и слобожане.
 

И во исполненіе онаго Ея Императорскаго Величества Высочайшаго указа, Правительствующій Сенатъ Приказали: понеже означеннаго опредѣленія въ 4 пунктѣ изображено слѣдующее: Шевича и Прерадовича съ выходящими къ нимъ опредѣленныхъ націй народами селить отъ конца линіи и поселенія Ландмилиціи съ Донецкой стороны, то есть отъ Бахмута до Лугани, въ назначенныхъ отъ линіи укрѣпленіемъ редутами мѣстахъ, а именно: начавъ отъ того Бахмута чрезъ вершину рѣчки Сейжаровки и къ вершинамъ рѣкъ Міуса и Бѣлой, а отъ оныхъ по назначенной въ ландкартѣ Красной линіи и до Лугани, не впуская ихъ по сю сторону Донца, гдѣ Донскихъ казаковъ дачи до Бахмута простираются, въ которыхъ мѣстахъ, какъ въ разсужденіи Военной Коллегіи означено, того народа, по примѣру Новой Сербіи до 3000, а съ прибавленіемъ въ степь и до 5000 поселено быть можетъ, и для того, когда сверхъ назначеннаго укрѣпленіемъ редутами мѣста къ поселенію того народа умножится, тогда селить, подаваясь съ таковымъ же укрѣпленіемъ въ степь, сколько свободныхъ и угодныхъ мѣстъ достанетъ. Какія жъ нынѣ на тѣхъ мѣстахъ есть Великороссійскія и Слободскихъ полковъ жилища, оныя, давъ удобное время, свесть внутрь Россійскихъ земель и подъ означенное ихъ Шевича и Прерадовича съ выходящими къ нимъ опредѣленныхъ націй народы поселеніе, показанную землю развесть и селеніе имъ начать, одному отъ Бахмута, а другому отъ Лугани, по общему ихъ обще съ Инженеръ-Полковникомъ Бибиковымъ положенію.

 

О распоряжениях по поселению сербов Шевича и Прерадовича с их единоземцами между Бахмутом и Луганью (сенатский указ от 29 мая 1753 г.) // Полное собрание законов Российской империи с 1649 года Т. 13: 1749‒1753. СПб.: Тип. II Отделения собственной е.и.в. канцелярии, 1830. С. 840.

 

http://runivers.ru/b...ge/841/mode/1up

http://elib.shpl.ru/...page/844/zoom/8

Ответить

Фотография L.V. L.V. 08.11 2019

А в чем запутанность? С того времени прошло уже 14 лет после окончания последней русско-турецкой войны и 10 лет, как территории к востоку от Берды стали (худо-бедно) контролироваться запорожцами. Поэтому опасность татарских набегов на Бахмутщину почти исчезла. Разве что различные казачьи шайки иной раз шалили... Но удивляться, что в таких условиях часть населения начинает расселяться и вне Бахмутского острога - как-то не приходится. Об их судьбе после переселения сербов и попыталось озаботиться Правительство. Ну а насколько точно эти поручения "мудрого начальства" были выполнены на местах - это уже второй вопрос.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 08.11 2019

Русско-турецкая граница 1714 года и город Бахмут.

Эта карта не подходит по хронологии.

 

А в чем запутанность?

Неясна принадлежность этих земель.


Сложно сделать определённые выводы.

Ответить

Фотография L.V. L.V. 09.11 2019

 

Эта карта не подходит по хронологии.

 

 

Что значит - не подходит? Вас интересует принадлежность этих земель строго на момент вселения сербов? То есть то, что в 1714 году эти земли остались у Российской империи и оставались такими (как минимум) до второй половины 1730-х  годов - ни о чем не говорит? А потом эти земли каким-то образом, незаметно для всех (в том числе и самих бахмутчан), вошли в состав Запорожских Вольностей, чтобы быть отрезанными от них при образовании Славяно-Сербии? Вы это подразумеваете?  :blink:

 

 

Неясна принадлежность этих земель.

 

Сложно сделать определённые выводы.

 

Ок. Давайте еще раз пройдемся по хронологии. Только сразу делайте скидку, что районом Бахмута я не занимаюсь и не интересуюсь, это не мои места.

 

- Конец XVI - XVII века. Правый берег Северского Донца традиционно называется "крымским" (не "запорожским"!). Даже то, что там по пути на Дон периодически лазили всякие "воровские" казаки из Польской Украины и с Низу - на это название никак не повлияло. 

 

- Середина 1690-х. Азовские и Днепровские походы. Тогда русские власти сделали в Поднепровье Богородицкую крепость на Самаре и крепость Каменный Затон. Запорожцы вовсю матюкаются, что эти крепости устроены без их согласия и на их территории, и регулярно обещают разобрать их по кирпичику. То есть идет нормальная грызня, когда одна из сторон считает, что ее территориально ущемили. Я такие процессы для себя называю "теория конфликта", они как раз позволяют хорошо отслеживать территориальные претензии и понятия сторон о "правильном" прохождении границ, динамику их изменений. И наоборот, если конфликта, кляуз и матюков нет - значит эта территория кого-то не интересует и этот кто-то ее своей не считает.

 

- Конец XVII в. Карта Брюса-Менгдена. Весь правый берег Бахмута и небольшая часть его левобережья показаны входящими в область донских казаков. Западнее - слобожане и татары. татарская территория клином отделяет Бахмутщину от запорожских земель в Присамарье.

 

- Рубеж XVII-XVIII века - открытие солевых источников у реки Бахмута, ими начинают пользоваться приезжие люди с соседних городков.

 

- Где-то в 1701 или 1702 году (по памяти) донцы у соленых источников на Бахмуте делают небольшой острожек. Но следом приходят слобожане, донской караул бьют, острожек ломают и устраивают собственный. Обе стороны жалуются центральному Правительству по поводу этого конфликта. Приезжает царский чиновник, делает перепись, кого он на Бахмуте застал - была пара человек донцов и несколько десятков слобожан. В результате, контроль над Бахмутом официально закрепили за слобожанами, первое время они туда "вахтенным" методом ходили на караул. Где в этих событиях запорожцы? Где ругательства Коша, что, мол, суки, еще и здесь русскую крепость поставили? Сколько можно терпеть? Почему-то полная тишина...

 

- В 1708 году Бахмут с округой вошел в Азовскую губернию.

 

- 1709. Карл XII, Мазепа, Полтава. Бегство запорожцев в Турцию.

 

- 1711 год. Прут.

 

- 1711 - 1714 годы. Переговоры и трактаты по поводу нового мирного договора и его условий. Подробнее этот процесс расписывался здесь. Уже в самом первом документе, который Шафиров заключил с турками сразу после сражения, было такое условие: "<...> чтоб вечной мир учинить на сем, дабы Турком завоеванные их города отдать, а новопостроенные [с 1695 года? - LV] разорить, и с обеих сторон пусты да будут; <...>". По хорошему, под это определение подпадал и город Бахмут, которому было всего около дюжины лет. Но его существование турок не сильно напрягало. Окончательно договорились о новой линии границы и условиях мира только летом 1713 года в Адрианаполе:

 

 

VII. Граница разделена быть имеет с того места, где впадают в Днепр реки Самара и Орель, по самой средине меж тех рек, даже до вершин оных рек, и сторона, которая от Самары имеет быть во владении блистательной Порты, и в тех местах с сторон блистательной Порты не должно строить ни каких фортец, замков и планков [паланок - вид небольшого укрепления, острога - LV]; а сторона, которая от Орели имеет быть во владении Царскаго Величества и равенственно в тех местах с стороны блистательной Порты не должно строить никаких фортец, замков и планков; а сторона, которая от Орели, имеет быть во владении Царскаго Величества и равенственно в тех местах, с стороны Его Величества не надлежит строить вновь фортец, и замков и планков. И понеже прежде сего написано в трактате миру, заключеннаго у реки Прута между блистательною Портою и Царским Величеством: что фортеция Азов отдана быть имеет в сторону блистательной Порты, как прежде оная взята была, с своими землями, с прочими принадлежностями, и от вершин вышепомянутых рек Самары и Орели даже до Дону и Азова земли, которыя суть между оными да разграничатся таким образом, как были во время, когда блистательная Порта владела прежде, нежели Азов достался в руки Российския; и да пребывают оныя при той стороне, от которой изстари были обладаны, но однакожь ежели в тех местах обретаются фортеции или поланки, да пребывают оныя во владении, как и прежде, у того, кто оными ныне владеет; места же ближния Миюсу раззоренныя да пребывают тако, как раззорены суть.

 

То есть турки согласились, чтобы укрепления Торского "укрепрайона" и Бахмута с их округой остались за Россией.

 

- В июле 1714 года произошло размежевание новой границы между Днепром и Доном. Вот итоговый документ (фрагмент по интересующей Вас местности). Кстати, раскритикованная Вами за "несвоевременность" карта - отражает именно это размежевание и установленные при нем пограничные знаки.

 

<...> 

 И от того знака правою стороною на вершину Криваго Тора прибыв выше той Торской вершины, подле большаго стариннаго разрытаго селитреннаго кургана по левую сторону учинили с добраго со обеих сторон согласия границы 9-й знак, насыпали два ж кургана. И оттуда тем же гребнем, лежащим меж вершин рек Бахмутских и Луганских и Крымских вод на месте называемом Пять Буераков меж оными вершинами учинили границы 10-й знак, насыпали no обеих сторон no кургапу ж. И оттуда прибыв к знатному степному урочищу, называемому Кара-депе, которое обретается над вершинами рек Лугана ж по правую сторону того кургана, по обе стороны большой степной дороги, с согласия ж насыпали 2-ж кургана, и учинили границы 11-й знак. И потом прибыв тою ж дорогою к ольховатому колодезю на вершине долины, по обе стороны помянутой же дорогою насыпали 2-ж кургана, и учинили границы 12-й знак. И оттуда тою ж дорогою едучи, минуя Леонтьевы буераки, оставя оные влеве, и прибыв против знатнаго степнаго урочища великаго кургана, называемаго Саур-Могила, и оставя оной на правой стороне часах в двух езды, с согласия ж учинили границы 13-й знак, насыпали по обе стороны помянутой же большой дороги такие ж два кургана. И потом прибыли к реке Миюсу, и переправясь оную чрез переправу, которая называется Черкасская, против оной на полугоре, no обе стороны дороги, которою ездят от Миюса в Донской остров Черкасской насыпали ж два кургана, и учинили границы 14-й знак. И от того знака и от реки Миюса прямо на отвершки к речке Тузловой, a no Татарски называемую Далгузлов, и тою речкою Тузловою по правую сторону на низ до Каменнаго броду обретающагося на ней (которая речка в том месте обще да владеется), и у того Каменнаго броду с правыя ж стороны учинили границы 15-й знак, насыпали два ж кургана, указав оными границы прямо на вершину речки Темирника, лежащую с правыя стороны.<...>

За кем осталась территория будущей Славяносербии? Входила ли она в Запорожские Вольности в этот период? Сложно сделать определенные выводы...

 

- 1719 год. Организация Бахмутской провинции Азовской губернии.

 

- 1725 год. Реорганизация Азовской губернии в Воронежскую. Бахмутская провинция, насколько я знаю, осталась и в ее составе.

 

- 1730 г. Ландкарта о слободских полках, и Бахмутской провинции, и Воронежской губернии. Бассейн Бахмута (целиком) и более восточные районы лежат внутри Российских границ. http://papacoma.naro...dcarte_1730.htm

 

- То же самое на картах, посвященных русско-турецкой войне 1736-1739 годов: http://papacoma.naro...s_1738_1739.htm

 

- 1743. Приход запорожцев в Северное Приазовье, начало их свар с донцами за побережье. 

 

- Атлас Российской империи 1745 года. Приторцовье, Бахмут и более восточные районы показаны как "Часть Воронежской губернии". http://papacoma.naro.../atlas_1745.htm

 

- 1745 год. В присутствии российского представителя происходят "прения" между донскими и запорожскими делегатами и старшинами. Обе стороны отчаянно борются за морское побережье и совсем пока не интересуются глубиной степей. В их описаниях "справедливых" границ с обеих сторон район Бахмута и будущей Славяносербии не упоминается вовсе!

 

- 1746 год. Указ о разделе территории в Северном Приазовье между донцами и запорогами по Кальмиусу. В присутствии российского офицера и с участием представителей обеих сторон происходит размежевание и демаркация (вплоть до установки отдельных пограничных знаков!) границы по реке. От истока Кальмиуса - граница двух войск проходит - Та-дам! - что-то около двух сотен сажень (по памяти) до старой русско-турецкой границы 1714 года, до знака №9, вдоль всего этого отрезка поставлены два ряда пограничных "граней". То есть - на район к северу от старой границы 1714 года по состоянию на 1746 год оба казачьи Войска тогда еще не претендовали!!! Тогда же участвовавшие в размежевании запорожские старшины дали письменные подписки (!), что они признают эту границу и за нее с плохими намерениями вылазить не будут. 

 

- 1753 год. Начало Славяносербии. Количество зафиксированных жалоб Коша центральному Правительству на свое ущемление с этой стороны - 0 (ноль). 

 

И куда мы здесь Запорожские Вольности на Бахмутщину можем засунуть? Гусары, молчать!!!  :think:  Яворницкий, конечно, редкий умница (он даже момент про "ведомства" просек!), но нашими краями он не занимался и нашей местной истории толком не знал. И, наверное, единственный источник, откуда он мог взять свое убеждение об ущемлении созданием Славяносербии запорожцев - это "запорожский слой" в известиях творившего примерно в это же время Феодосия Макаревского. А про надежность сведений этого автора по "запорожским древностям" в наших краях (в широком смысле) я уже писал, там почти сплошняком откровенный бред идет (к церковному пласту его истории этот негатив не относится!).

 

Там и дальше история интересно крутилась. В том числе и в связи с попытками Коша при Калнышевском продвинуться за установленные ему границы и в восточном и северо-восточном углах его владений. Но это уже совсем другая история, пост-"славяносербская". :)

Ответить

Фотография Стефан Стефан 09.11 2019

Что значит - не подходит?

Нужна карта 1740-х ‒ начала 1750-х гг.

 

Вас интересует принадлежность этих земель строго на момент вселения сербов?

Меня интересует период между заключением Белградского мирного договора 1739 г. и созданием Славяносербии в 1753 г.

 

То есть то, что в 1714 году эти земли остались у Российской империи и оставались такими (как минимум) до второй половины 1730-х годов - ни о чем не говорит?

Не понял, что это даёт в контексте разбираемого вопроса.

 

А потом эти земли каким-то образом, незаметно для всех (в том числе и самих бахмутчан), вошли в состав Запорожских Вольностей, чтобы быть отрезанными от них при образовании Славяно-Сербии? Вы это подразумеваете?

Принадлежность малонаселённых земель будущей Славяносербии не смогли определить даже сенаторы Российской империи.

 

- Атлас Российской империи 1745 года. Приторцовье, Бахмут и более восточные районы показаны как "Часть Воронежской губернии". http://papacoma.naro.../atlas_1745.htm

Не спорю насчёт принадлежности Бахмута в соответствии с данными приведённой карты. К сожалению, Запорожье (Вольности Войска Запорожского) здесь никак не отделено от Крымского ханства и Османской империи, а также не отмечены земли донских казаков. Мягко говоря, эта карта не отличается точностью.

 

- 1746 год. Указ о разделе территории в Северном Приазовье между донцами и запорогами по Кальмиусу. В присутствии российского офицера и с участием представителей обеих сторон происходит размежевание и демаркация (вплоть до установки отдельных пограничных знаков!) границы по реке. От истока Кальмиуса - граница двух войск проходит - Та-дам! - что-то около двух сотен сажень (по памяти) до старой русско-турецкой границы 1714 года, до знака №9, вдоль всего этого отрезка поставлены два ряда пограничных "граней". То есть - на район к северу от старой границы 1714 года по состоянию на 1746 год оба казачьи Войска тогда еще не претендовали!!! Тогда же участвовавшие в размежевании запорожские старшины дали письменные подписки (!), что они признают эту границу и за нее с плохими намерениями вылазить не будут.

Думаю, донские и запорожские казаки ещё не успели освоить эту территорию к 1753 г. "Запороги" – это владения запорожцев, а не сами запорожские казаки.

 

- 1753 год. Начало Славяносербии. Количество зафиксированных жалоб Коша центральному Правительству на свое ущемление с этой стороны - 0 (ноль).

Вам не попадались "Ландкарты Славяно-Сербии [с экспликацией состава поселенных рот полков Р. де Прерадовича и И. Шевича]", которые "сочинены в августе 1754 года и поверены в 1755 и 1756 годах"? В книге В.И. Подова "Славяносербия" есть лишь схема расположения славяносербских рот.

Ответить

Фотография L.V. L.V. 10.11 2019

Нужна карта 1740-х ‒ начала 1750-х гг.

 

Ок. Генеральная карта 1750 года подойдет? Мелковата, конечно, но нужное рассмотреть можно. https://img-fotki.ya...bf304e_XXXL.jpg Так к какой губернии относится район будущей Славяносербии? 

 

Что интересно, границы запорожцев здесь показаны правильно, но по состоянию на 7 лет раньше. Но это отдельная тема. Я пока не готов ее обсуждать.

 

L.V. сказал(а) 09 Ноя 2019 - 9:23 ПП:snapback.png

То есть то, что в 1714 году эти земли остались у Российской империи и оставались такими (как минимум) до второй половины 1730-х годов - ни о чем не говорит?

Не понял, что это даёт в контексте разбираемого вопроса.

 

Ну, наверное то, что в этот период запорожцы в рассматриваемом районе не могли ничем владеть даже теоретически. И что даже после амнистии запорожцев в 1734 году и передвижки границ на юг в 1742 году - в этом районе в плане подчинения местным имперским властям ничего не изменилось. Как было этот малонаселенный регион в составе одной из российских губерний, так и остался. Запорожцы туда не входили и этим районом не владели. Компренде?

 

L.V. сказал(а) 09 Ноя 2019 - 9:23 ПП:snapback.png

А потом эти земли каким-то образом, незаметно для всех (в том числе и самих бахмутчан), вошли в состав Запорожских Вольностей, чтобы быть отрезанными от них при образовании Славяно-Сербии? Вы это подразумеваете?

Принадлежность малонаселённых земель будущей Славяносербии не смогли определить даже сенаторы Российской империи.

 

А этот сюжет с сенаторами - это вообще о чем было? Не уловил.

 

L.V. сказал(а) 09 Ноя 2019 - 9:23 ПП:snapback.png

- Атлас Российской империи 1745 года. Приторцовье, Бахмут и более восточные районы показаны как "Часть Воронежской губернии". http://papacoma.naro.../atlas_1745.htm

Не спорю насчёт принадлежности Бахмута в соответствии с данными приведённой карты. К сожалению, Запорожье (Вольности Войска Запорожского) здесь никак не отделено от Крымского ханства и Османской империи, а также не отмечены земли донских казаков. Мягко говоря, эта карта не отличается точностью.

 

Есть такое, не спорю. Но учитывая, что это одна из ПЕРВЫХ успешных попыток сделать общеимперский атлас - результат достаточно неплохой. По крайней мере изображение тех территорий, на которые распространялась имперская губернская система управления сделано достаточно неплохо.

 

.V. сказал(а) 09 Ноя 2019 - 9:23 ПП:snapback.png

- 1746 год. Указ о разделе территории в Северном Приазовье между донцами и запорогами по Кальмиусу. В присутствии российского офицера и с участием представителей обеих сторон происходит размежевание и демаркация (вплоть до установки отдельных пограничных знаков!) границы по реке. От истока Кальмиуса - граница двух войск проходит - Та-дам! - что-то около двух сотен сажень (по памяти) до старой русско-турецкой границы 1714 года, до знака №9, вдоль всего этого отрезка поставлены два ряда пограничных "граней". То есть - на район к северу от старой границы 1714 года по состоянию на 1746 год оба казачьи Войска тогда еще не претендовали!!! Тогда же участвовавшие в размежевании запорожские старшины дали письменные подписки (!), что они признают эту границу и за нее с плохими намерениями вылазить не будут.

Думаю, донские и запорожские казаки ещё не успели освоить эту территорию к 1753 г. "Запороги" – это владения запорожцев, а не сами запорожские казаки.

 

На карте Брюса-Менгдена конца XVII века у донцов на Северском Донце показаны их поселки аж до низовьев Бахмута и Жеребца. Но в результате подавления восстания Булавина (в котором донцы участвовали преимущественно на стороне Булавина, а слобожане их подавляли), часть их поселков была уничтожена и территорию донцов серьезно подвинули на восток. К 1753 году ни донцы. ни запорожцы эту территорию и не начинали осваивать.

 

Вам не попадались "Ландкарты Славяно-Сербии [с экспликацией состава поселенных рот полков Р. де Прерадовича и И. Шевича]", которые "сочинены в августе 1754 года и поверены в 1755 и 1756 годах"? В книге В.И. Подова "Славяносербия" есть лишь схема расположения славяносербских рот.

 

Периодически карты Славяно-Сербии мелькают, но мне этот район не интересен, поэтому особо не присматриваюсь. Но именно такой карты, вроде бы, не попадалось. А, к примеру, современные карты-реконструкции расположения славяносербских шанцев от тамошнего лисичанского автора Н.Ломако Вам не подойдут? Там довольно подробно показывается.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 10.11 2019

Генеральная карта 1750 года подойдет? Мелковата, конечно, но нужное рассмотреть можно. https://img-fotki.ya...bf304e_XXXL.jpg Так к какой губернии относится район будущей Славяносербии?

Увы, эта карта Российской империи не годится для обсуждения границ Славяносербии. Не обошлось без казусов: Левобережье Днепра и Запорожье в 1750 г. ошибочно показаны за пределами России.

 

Так к какой губернии относится район будущей Славяносербии?

Не могу сказать. Карта слишком крупная и грешит ошибками.

 

Как было этот малонаселенный регион в составе одной из российских губерний, так и остался. Запорожцы туда не входили и этим районом не владели.

В указе ничего не сказано о какой-то губернии. Видимо, разграничением этой территории до 1750-х гг. никто не занимался.

 

А этот сюжет с сенаторами - это вообще о чем было?

Из документа сталовится ясно, кто проживал на территории будущей Славяносербии. В то же время, принадлежность этих земель к какой-либо административно-территориальной единице выглядит довольно сомнительно.

 

Но именно такой карты, вроде бы, не попадалось. А, к примеру, современные карты-реконструкции расположения славяносербских шанцев от тамошнего лисичанского автора Н.Ломако Вам не подойдут?

Нет. Меня интересуют границы Славяносербии.

 

P.S. Вы не выделили мои цитаты, кроме одной. Их текст сливается с текстом Ваших ответов.

Ответить