←  Советская Россия

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Брестский мир

Фотография Шторм Шторм 25.02 2017

Легитимность УС изначально была под большим вопросам - созывалось оно по ещё доревлюционным спискам и совершенно не учитывало реальных текущих раскладов и авторитета той или иной партии в массах.

 

А с какого перепугу надо что-то быстро менять из-за внезапного большевистского переворота? Большевистское бла-бла.

Ответить

Фотография ddd ddd 25.02 2017

если бы Россия не вышла тогда из войны, мы всё равно были бы победителями, и тогда история мира была бы совсем другой. Была бы мощная российская империя, контролирующая турецкие проливы и так далее…

 
 
Никто бы России проливы бы не отдал ни под каким видом. Вплоть до новой войны А. и Ф. против России. Вы плохо понимаете  геополитику. Верите в договора подписанные?

зачем тогда англичане предприняли штурм дарданелл и высадку в галлиполи?
вы плохо знаете историю
Ответить

Фотография Шторм Шторм 25.02 2017

зачем тогда англичане предприняли штурм дарданелл и высадку в галлиполи?
вы плохо знаете историю

 

 Стариков на это справедливо замечает, что да, нас могли бы попытаться обмануть, и возможно уже бы началась война с Англией за проливы. Но это уже вопрос вероятности, и вообще отдельный вопрос.

 Так же слили просто вчистую.


Сообщение отредактировал Шторм: 25.02.2017 - 12:04 PM
Ответить

Фотография Ученый Ученый 25.02 2017

 

если бы Россия не вышла тогда из войны, мы всё равно были бы победителями, и тогда история мира была бы совсем другой. Была бы мощная российская империя, контролирующая турецкие проливы и так далее…

 

 

Никто бы России проливы бы не отдал ни под каким видом. Вплоть до новой войны А. и Ф. против России. Вы плохо понимаете  геополитику. Верите в договора подписанные?  

 

С Россией бы поступили так же как с Италией, которой после победы отказали в территориальных претензиях.

Ответить

Фотография nvd5 nvd5 25.02 2017

 
зачем тогда англичане предприняли штурм Дарданелл и высадку в Галлиполи?
вы плохо знаете историю 
  • rep_up.png
  •  
  • rep_down.png
  •  
  • 0
  •  
  •  

 

 

Я историю знаю получше Вас, Англичане совсем не ради нас пытались взять Дарданеллы.

Кто это Вам сказал, что англичане способны приносить себя в жертву ради кого-то?

Ответить

Фотография ddd ddd 25.02 2017

если бы Россия не вышла тогда из войны, мы всё равно были бы победителями, и тогда история мира была бы совсем другой. Была бы мощная российская империя, контролирующая турецкие проливы и так далее…

 
 
Никто бы России проливы бы не отдал ни под каким видом. Вплоть до новой войны А. и Ф. против России. Вы плохо понимаете  геополитику. Верите в договора подписанные?

С Россией бы поступили так же как с Италией, которой после победы отказали в территориальных претензиях.

италии аж целую албанию выдали.
Ответить

Фотография Ученый Ученый 25.02 2017

 

 

 

если бы Россия не вышла тогда из войны, мы всё равно были бы победителями, и тогда история мира была бы совсем другой. Была бы мощная российская империя, контролирующая турецкие проливы и так далее…

 
 
Никто бы России проливы бы не отдал ни под каким видом. Вплоть до новой войны А. и Ф. против России. Вы плохо понимаете  геополитику. Верите в договора подписанные?

 

С Россией бы поступили так же как с Италией, которой после победы отказали в территориальных претензиях.

 

италии аж целую албанию выдали.

 

На Версальской конференции с Италией обращались пренебрежительно, из-за ее поражения в 17 г.

 

В свою очередь Италия требовала аннексии некоторых территорий, в том числе со славянским населением. По секретным договорам 1915 и 1917 гг. ей были обещаны Трентино (Южный Тироль), Истрия с портами Триест и Пула, Далмация, Додеканесские острова, протекторат над Центральной Албанией, существенная доля «турецкого наследства», включая Измир (Смирну), а также увеличение колониальных владений в Африке.

После окончания войны, продемонстрировавшей слабость Италии в военном и экономическом отношениях, не только Соединенные Штаты, не признававшие заключенных без их участия тайных договоров, но также Франция и Англия не соглашались на передачу Италии всех этих территорий. Итальянское правительство продолжало настаивать на выполнении союзниками своих обещаний. Более того, оно требовало передачи Италии порта Фиуме (Риека), чего эти договоры и не предусматривали. В конце апреля 1919 г. споры по этим вопросам достигли особенной остроты. Получив от Ллойд-Джорджа и Вильсона решительный отказ, итальянская делегация во главе с премьер-министром Орландо демонстративно покинула мирную конференцию и выехала в Рим. Однако эффектный жест итальянской делегации не был основан на реальной силе. 2 мая Совет четырех вынес решение о том, чтобы Италия не упоминалась в тексте договора с Германией, и лишил ее представительства в соответствующих комиссиях. Тогда итальянская делегация уже без всякого шума совершила обратную поездку из Рима б Париж, где и оставалась до окончания мирной конференции.

http://historic.ru/b.../z0000183/st014

Ответить

Фотография Стефан Стефан 25.02 2017

Е. Д. Борщукова

 

БРЕСТСКИЙ МИР И ФОРМИРОВАНИЕ НОВОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ В 1918 ГОДУ

 

Работа представлена кафедрой истории РГПУ им. А. И. Герцена.

 

В статье рассматривается борьба вокруг проблемы войны и мира, дан историографический обзор исследований, посвященных проблеме заключения Брестского мирного договора, показана особенность позиций исследователей в постсоветский период. Брестский мир как способ формирования нового массового мировоззрения, связанный с мировой социалистической революцией.

 

Ключевые слова: мировая социалистическая революция; внутрипартийная и межпартийная борьба; новое мировоззрение, основанное на классовых марксистских принципах; Брестский мир и национальные окраины российской империи; Брестский мирный договор; Брестский мир как политическая и историческая проблема.

 

 

E. Borshchukova

 

BREST-LITOVSK PEACE TREATY AND FORMING OF A NEW MASS IDEOLOGY IN RUSSIAN SOCIETY IN 1918

 

The paper is devoted to the war and peace problem. The author carries out a historiographic review of the conclusion of the Brest-Litovsk Peace Treaty and the peculiarities of the scientic approach in the post-Soviet period. The Brest-Litovsk Peace Treaty is considered as a way of forming a new mass ideology connected with the world socialist revolution.

 

Key words: world socialist revolution, intraparty and interparty struggle, new world ideology based on class Marxist principles, Brest-Litovsk Peace Treaty and national outskirts of the Russian Empire, Brest-Litovsk Peace Treaty, Brest-Litovsk Peace Treaty as a political and historical problem.

 

Брестский мир в отечественной истории – явление уникальное. Имея колоссальное значение для развития последующей истории нашего государства, процесс и итоги заключения договора на протяжении многих десятилетий исследовались лишь фрагментарно.

 

Для того чтобы понять, как рождались новые патриотические, нормы, возникновение которых во многом связано с подписанием и реализацией Брестского мирного договора, следует помнить, что в начале 1918 г. существовали три основные точки зрения на процесс заключения мира с Германией и ее союзниками. Наиболее известная в советской историографии – ленинская точка зрения, нацеленная на перспективу победы мировой и социалистической революции и связанная с временной уступкой «мировому капитализму» – и подписанием Брестского мира. Вторая – точка зрения Л. Д. Троцкого и его сторонников, известная своей формулой «ни мира, ни войны». Но была и третья, сущность которой сводилась к решительному неприятию подписания договора с Германией и ее союзниками, поскольку подписание договора, по мнению сторонников такой точки зрения, означало бы предательство идей революции и своего государства. Такую позицию занимали представители многих революционных партий, в том числе и часть большевиков. Особую активность в отстаивании такой позиции проявляли представители левого крыла партии социалистов-революционеров. Отношение эсеров к заключению Брестского мира отражено в публикации одного из них – Георгия Земледельца, в книге «Брестский мир несет смерть России, рабство и нищету трудящимся» [6, с. 75]. Даже из названия видно, что, по {16} мнению эсеров, следствием подписанием Брестского мирного договора неминуемо должно было бы стать падение молодого советского государства.

 

Пожалуй, первым, кто попытался осмыслить значение заключения Брестского мира для судьбы молодого советского государства, был специалист по востоку М. П. Павлович-Вельтман. Уже в 1918 г. он издал небольшой научный труд, использовавшийся для пропаганды позиции ленинских сторонников среди населения в России [14, с. 87].

 

В межвоенный период, в условиях утвердившейся советской власти, власти большевиков, правильность ленинской позиции в вопросе подписания Брестского мира вызывала сомнения как у руководства страны, так и у широкой общественности (это касается группы левых коммунистов возглавляемых Н. И. Бухариным и некоторых сторонников Л. Д. Троцкого). Вероятно, во многом из-за того, что политические деятели 1920–1930-х гг. не разделяли ленинских взглядов, тема подписания Брестского мирного договора, как правило, игнорировалась советской историографией или отмечалась в научной и политической литературе скороговоркой, одним и тем же штампом, не ставившим под сомнение правильность ленинской позиции и того, что И. В. Сталин и его ближайшие соратники разделяли позицию В. И. Ленина [19, с. 533].

 

В самом начале постсоветского периода из печати вышла большая по объему и «рыхлая» по содержанию монография Ю. Г. Фельштинского под названием: Крушение мировой революции. Брестский мир; октябрь 1917 – ноябрь 1918 г. [21, с. 228–231]. В работе, основанной на строгой доказательной базе, автор осуществил не очень удачную попытку доказать, что Брестский мирный договор – результат некомпетентности и неумелых действий со стороны В. И. Ленина и его сторонников.

 

Последней крупной попыткой осмысления событий, связанных с подписанием Брестского мирного договора, стала монография доктора исторических наук И. В. Михутиной «Украинский Брестский мир», вышедшая из печати в 2007 г. В книге И. В. Михутина, существенно сместив привычные акценты, попыталась доказать, что подписание Брестского мирного договора было удачным лишь для украинской Центральной рады [13, с. 288]. Представляется, что публикации Ю. Г. Фельштинского и И. В. Михутиной мало что внесли в развитие историографии [20, с. 656].

 

До настоящего времени этому крупному событию в истории советского государства не посвящено ни одного докторского диссертационного исследования. Отдельные стороны этой проблемы изучались лишь в двух кандидатских диссертациях, защищенных в Москве и в Ленинграде в середине 1980-х гг. [22, с. 18; 6, с. 23].

 

Одним из первых историографов проблемы следовало бы считать В. И. Ленина. Через 6 лет после подписания Брестского мирного договора сборник ленинских речей, посвященных вопросам заключения, разъяснения сути и защите его собственной позиции при подписании договора был опубликован в Харькове [8, с. 44]. Позже, накануне Великой Отечественной войны похожее издание было выпущено в свет в Ижевске [9, с. 56]. Вероятно, поводом к изданию брошюры было стремление издателей провести мысленную параллель между событиями 1918 г. и временем после заключения пакта Молотова – Риббентропа в 1939 г. Издатели словно давали понять читателю, что подписание пакта – это проверенный историей способ ухода от обострения отношений между Германией и Советским государством, возможность потянуть время, чтобы укрепить свои внутриполитические и внешнеполитические позиции.

 

Брестский мирный договор между кайзеровской Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией, с одной стороны, и Советской Россией – с другой, до сих пор представляет собой спорную проблему, по поводу многих аспектов которого продолжают вести споры отечественные и зарубежные исследователи.

 

Фактически западные союзники отвергли Брест-литовский договор как навязанный силой. Д. Бьюкенен, посол Англии в России, в своем выступлении перед журналистами после возвращения из России говорил о симпатии к русскому народу, истощенному общей дезорганизацией, что стало {17} следствием революционных потрясений; он сетовал, что Совет народных комиссаров, открывая переговоры с неприятелем, не посоветовался предварительно с союзниками, и было нарушено соглашение от 23.08–05.09 1914 г. о незаключении сепаратного мира. В той критической обстановке многомиллионная людская масса, находившаяся в окопах по обе стороны фронта, как бы выбирала из двух способов выживания. В Петрограде В. И. Ленин предлагал немедленный мир, в Вашингтоне Президент США Вильсон предлагал новые принципы завершения кровопролития мирным путем. В определенном смысле Запад раскололся: англичане и французы видели мир на основе победы, американцев финальная победа интересовала меньше, чем грядущий новый мир [1, с. 438].

 

Украинские националисты требовали от Германии создания Украины, включающей в себя Херсон, Крым и многое другое. Москва ограничивалась лишь протестами в отношении оккупации этих мест – она видела в ней открытое нарушение Брест-литовского мира. Но теперь границы дружественной Германии Украины, управляемой номинально Радой, определялись в Берлине. Здесь пришли к выводу, что в это государство-сателлит входят девять областей: Волынь, Подолия, Херсон, Таврида (за исключением Крыма), Киев, Полтава, Чернигов, Екатеринослав и Харьков.

 

Австро-Венгрия колебалась, помогать ли Германии в оккупации Украины. Подписание мира отнюдь не являлось гарантией окончательного прекращения войны. Агрессивная и вероломная политика германских захватчиков говорила о том, что они могут в любой момент порвать договор, как клочок бумажки.

 

Не стремясь окончательно разрешить многие споры, попытаемся выяснить, что представлял собой Брестский мир сточки зрения зарождения и утверждения среди широких слоев российского населения нового по тем временам мировоззрения патриотизма, основы которого были еще в 1848 г. изложены К. Марксом и Ф. Энгельсом в их «Манифесте коммунистической партии» [7, с. 364].

 

Сформулированная основоположниками марксизма идея мировой пролетарской революции в ленинской интерпретации превратилась в обоснованную концепцию. Именно она – концепция мировой социалистической революции – стала стержнем государственной политики Советской России. Она же стала основой внутригосударственной политики и идеологии, стала той питательной средой, в которой с октября 1917 г. новой властью с невиданным прежде размахом осуществлялось влияние на граждан страны Советов.

 

Огромную трудность для Советской власти создал очередной поворот левых эсеров. Вся краткая история их существования, сначала как течения в эсеровской партии, а затем как самостоятельная партия – это сплошная цепь колебаний: то они поддержали большевистское предложение о создание Военно-революционного комитета, то неожиданно вышли из него; воздержались от вступления в Совнарком, то вошли в его состав и снова покинули его. Левые эсеры поддержали политику мира, а в самый критический момент, когда решалась судьба Советской страны, круто повернули и резко выступили против мира.

 

В хронологическом плане следует отметить две даты:

 

Академик И. И. Минц в книге «Год 1918» одну главу посвятил брест-литовскому периоду, значимости Брестского договора для мира в республике Советов по выполнению интернационального долга перед мирным пролетариатом, преодолению кризиса, созданного левыми коммунистами [11, с. 15; 106–109], в ней автор много ссылается на труды В. И. Ленина. В 1982 г. выходит из печати пятнадцатитомное собрание сочинений В. И. Ленина.

 

Суть Брестского мирного договора общеизвестна. 3 марта 1918 г. в Брест-Литовске был подписан договор, согласно которому от советской России отторгались Польша, Литва, часть Белоруссии и Лифляндии, т. е. территория современной Латвии. В соответствии с этим договором Советское государство выводило из Лифляндии и Эстляндии (современная Эстония) свои войска, а на их место вводились войска Германии. За Германией сохранялись большая часть Рижского залива и Моонзундские острова. Кроме того, войска Красной армии должны были покинуть Украину, Финляндию, Батум, {18} а также другие территории в общей сложности около 1 миллиона квадратных километров. Россия обязывалась выплатить Германии 6 миллиардов марок контрибуции и предоставить Германии значительные торгово-экономические льготы, полностью демобилизовать свою армию и флот, признать мирный договор между Германией и украинской Центральной радой, установив государственную границу с Украиной [2, с. 102]. Этот договор был ратифицирован 15 марта 1918 г. Четвертым Чрезвычайным Всероссийским съездом Советов, а 26 марта 1918 г. императором Германии Вильгельмом Вторым. [4, с. 73].

 

21 февраля 1918 г. на Экстренном заседании ВЦИК Я. М. Свердлов делает сообщение об оккупации германскими войсками Латвии, Эстонии, на значительной части Украины и об угрозе Петрограду, а также о том, что СНК и Президиум ВЦИК на совместном заседании приняли решение подписать мир на предложенных Германией условиях [3, л. 133].

 

23 февраля 1918 г., поздний вечер. Объединенное заседание большевистской фракции и фракции левых эсеров ВЦИК. Доклад В. И. Ленина. «Левые – коммунисты и большая часть фракции левых эсеров выступают против мира» [3, с. 133].

 

Среди лидеров партии левых эсеров с колебаниями, отступлениями и оговорками в конце февраля – начале марта продолжали поддерживать мир А. А. Биценко, П. В. Бухарцев, М. А. Натансон, М. А. Спиридонова, А. М. Устинов.

 

Непримиримыми противниками мира выступили Б. Д. Камков, Я. М. Фишман, И. З. Штейнберг [11, с. 344, 345].

 

Позиция неприятия условий германской стороны большей частью работников Центрального аппарата партии левых эсеров возникла не внезапно. Проблема достаточно сложная и мало изученная.

 

Верностью своей программе и вытекающим из нее лозунгам партия эсеров не отличалась. Сама программа являлась с момента ее зарождения смесью народнических убеждений и реформистских взглядов отступников от марксизма. Достаточно напомнить, что, вступив в коалицию с буржуазией и помещиками в мае 1917 г., эсеры выбросили центральный пункт своей программы о передаче помещичьей земли без выкупа крестьянам и не очень настаивали на уравнительном разделе конфискованной земли, а ведь это были краеугольные камни эсеровской программы. Разделив власть с буржуазией и помещиками, эсеры приспособили к ним и свою программу. «Вместе быть, вместе и бить», – как бы говорили эсеры, посылая отряды карателей на подавление крестьянского движения [5, с. 217].

 

Левые эсеры, хотя формально и порвали с правыми, но наследовали то же пренебрежение к своей программе и лозунгам, примеры чему мы приводили выше. Предвидение большевиков, что левые эсеры окажутся нестойкими и недолгими попутчиками, оправдалось.

 

Левые эсеры колебались в вопросе о мире и после разрыва с правыми, влияние на их позицию оказывала борьба против мира, которую развернули меньшевики, правые эсеры и анархисты и уверенность им придавало выступление против мира левых коммунистов, которые спекулируя на готовности революционных рабочих и крестьян в случае необходимости встать на защиту республики, продолжали настаивать на возобновление войны с Германией и союзниками [16, с. 117, 118].

 

В. И. Ленин видел идеальный характер формулы справедливого мира, свергнув капитализм. Поэтому, приступая к делу мира, имел в виду как специфические методы революции воздействия и активной пропаганды в стране противников и капиталистических союзников, не признававших советское правительство и желавших продолжения войны, так и общепринятую дипломатическую практику.

 

В. И. Ленин написал специальные тезисы по вопросу о немедленном заключении сепаратного и аннексионистского мира и показал, что, заключая мир, Советская Россия освобождается от враждующих империалистических групп и получает передышку, необходимую для закрепления социалистической революции [10, с. 410].

 

В апреле 1918 г. возник «Правый Центр». Председателем Правого Центра был А. В. Кривошеин, представителями от кадетов – Н. И. Новгородцев и Н. И. Астров, от «Союза {19} общественных деятелей» – Д. М. Щепкин и С. М. Леонтьев, от «Союза земельных собственников» – В. И. Гурко.

 

Правый центр выполнял только координирующую роль, в то время как его составлявшие организации действовали автономно, руководствуясь постановлениями своих высших органов. Люди, близкие к А. В. Кривошеину, занимались в основном вербовкой офицеров и отправкой их на Юг в Добровольческую армию. Кадеты проводили свою политику. И, конечно, каждая из этих групп имела свои взгляды на будущность России. Разногласия начались сразу же после создания Правого Центра и, в конце концов, привели к его расколу. Трещина этого раскола задела и кадетскую партию. Главным поводом послужила различная внешнеполитическая ориентация участников соглашения. Крайне правое крыло выступало за союз с немцами против большевиков, огромное же большинство кадетов считало, что и после Брест-литовских договоренностей, которые заключены людьми, не имевшими на то полномочий, союзные обязательства перед Францией и Англией остаются, и Россия должна их выполнять. Такое решение было принято на проходившей 27–29 мая в Москве конференции кадетской партии, работой которой руководил М. М. Винавер. Велико же было его удивление, когда после окончания конференции он выехал в Киев к находившемуся там П. Н. Милюкову и узнал, что тот сделал ставку на Германию и вступил в переговоры с немецким командованием. Авторитет П. Н. Милюкова среди офицерства был подорван. От своего лидера, несмотря на весь его авторитет, отступилось большинство кадетов, и он вынужден был сложить с себя полномочия члена центрального комитета [18, с. 87].

 

Значительное противостояние после подписания Брестского мирного договора возникло между большевиками и представителями других политических партий. Так, американский исследователь А. Рабинович писал: «Во второй половине марта, когда Советское правительство бежало в Москву, отношения между большевиками и левыми эсерами в Москве и Петрограде стали различаться. В Москве „медовый месяц“ в отношениях ленинского большинства большевиков и левых эсеров на высшем уровне оборвался во второй половине марта, после ратификации Брестского мира Четвертым Чрезвычайным Всероссийским съездом Советов. Левые эсеры вышли из Совнаркома по причине неприятия большинством их лидеров Брестского мира. С апреля до конца июня отношения лидеров двух партий неуклонно ухудшались из-за продолжавшихся уступок Германии со стороны большевиков, а также из-за разных аспектов внутренней политики» [15, с. 351].

 

Непосредственные участники и свидетели переговоров о перемирии с российской стороны, каких бы политических взглядов они ни придерживались, после завершения их поняли, что переговоры о мире, вопреки всевозможным слухам о «немецко-большевистском сговоре», будут «настоящими». «Мы, – вспоминал Д. Г. Фокке, – отдавали себе лучший отчет о характере «связи» Смольного с Берлином, о которой в понятном патриотическом рвении кричало в России все, что после переворота оказалось правее большевиков... Нам в Бресте было совершенно очевидно, что... Кошка – Германия будет играть зарвавшейся Мышью – Смольным, имея за собой все преимущества и военной силы, и дипломатических способностей» [21, с. 96].

 

Жителям Германии и всей Европы навязывалась мысль о том, что Брестский мир – это пример дипломатической договоренности...

 

Как уже отмечалось, у исследователей до сих пор не сложилось однозначного мнения об историческом значении Брестского мирного договора. Вместе с тем точки зрения современников подписания договора остались только историей. Что же касается позиции В. И. Ленина, то она на долгие десятилетия развития Советского Союза стала одним из основополагающих моментов формирования интернационалистского мировоззрения.

 

Сейчас, в условиях современной политической ситуации, как в мире, так и в России сложились благоприятные условия для формирования совершенно нового, близкого к объективности, понимания итогов подписания Брестского мира. {20}

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Бьюкенен Дж. Мемуары дипломата. 2-е изд. М., 1924.

 

2. Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 2007.

 

3. ГАРФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 1.

 

4. Гражданская война и военная интервенция в СССР. М.: Советская энциклопедия, 1983.

 

5. Гусев К. В. Партия эсеров от мелкобуржуазного революционизма к контрреволюции М., 1975.

 

6. Земледелец Г. Брестский мир несет смерть России, рабство и нищету трудящимся. Самара: Самарский губернский комитет партии социалистов-революционеров, 1918.

 

7. Инструкции. Циркуляры приказы с приложением мирного Брестского договора декретов совнаркома извлечений из протоколов заседаний совета экспертов и т. д. Пг.: Тип. АО Фридрих Кан, 1918.

 

8. Ленин В. И. Брестский мир – мирная передышка. Ижевск: Удмуртгосиздат, 1940.

 

9. Ленин В. И. О Брестском мире. Харьков: Изд-во Пролетарий, 1924.

 

10. Ленин В. И. Полное. собр. соч. М.: Полит. изд-во, 1982. Т. 35.

 

11. Минц И. И. Брестский мир // История дипломатии. Т. 2: Дипломатия в новое время (1872–1919 гг.). М.; Л.: ОГИЗ, 1945.

 

12. Минц И. И. Год 1918. М.: Наука, 1982.

 

13. Михутина И. В. Украинский Брестский мир. М.: Европа, 2007.

 

14. Павлович-Вельтман М. П. Брестский мир и условия экономического возрождения России. М.: Изд-во ВЦИК, 1918.

 

15. Рабинович А. Раскол между большевиками и левыми эсерами: поворотный пункт в ранней советской истории // Политическая история России первой четверти XX века. Памяти профессора Виталия Ивановича Старцева. СПб.: ДАРК, 2006.

 

16. РГВИА. Ф. 2003. Оп. 4. Д. 50. Л. 117, 118.

 

17. Советско-германские отношения. От переговоров в Брест-Литовске до подписания Рапалльского договора: сб. документов. Ч. 1: 1917–1918 гг. М.: Политиздат, 1968.

 

18. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. Берлин, 1930. Т. 2.

 

19. Уткин А. И. Первая мировая война. М.: Алгоритм, 2001.

 

20. Фельштинский Ю. Г. Крушение мировой революции. Брестский мир: октябрь 1917 – ноябрь 1918. М.: ТЕРРА, 1992.

 

21. Фокке Д. Г. На сцене и за кулисами Брестской трагикомедии (Мемуары участника Брест-литовских мирных переговоров). М., 1993. Т. 2.

 

22. Юрковский Н. К. Борьба советского правительства за сохранение Брестского мира и вопрос о Черноморском флоте в марте – июне 1918 г.: автореф. дис. ... канд. ист. наук. 1984. 18 с.

 

REFERENCES

 

1. B’yukenen Dzh. Memuary diplomata. 2-e izd. M., 1924.

 

2. Voyenny entsiklopedicheskiy slovar’. M.: Voyenizdat, 2007.

 

3. GARF. F. 130. Op. 2. D. 1.

 

4. Grazhdanskaya voyna i voyennaya interventsiya v SSSR. M.: Sovetskaya entsiklopediya, 1983.

 

5. Gusev K. V. Partiya eserov ot melkoburzhuaznogo revolyutsionizma k kontrrevolyutsii M., 1975.

 

6. Zemledelets G. Brestskiy mir neset smert’ Rossii, rabstvo i nishchetu trudyashchimsya. Samara: Samarskiy gubernskiy komitet partii sotsialistov-revolyutsionerov, 1918.

 

7. Instruktsii. Tsirkulyary prikazy s prilozheniyem mirnogo Brestskogo dogovora dekretov sovnarkoma izvlecheniy iz protokolov zasedaniy soveta ekspertov i t. d. Pg.: Tip. AO Fridrikh Kan, 1918.

 

8. Lenin V. I. Brestskiy mir – mirnaya peredyshka. Izhevsk: Udmurtgosizdat, 1940.

 

9. Lenin V. I. O Brestskom mire. Khar’kov: Izd-vo Proletariy, 1924.

 

10. Lenin V. I. Polnoye. sobr. soch. M.: Polit izd-vo, 1982. T. 35.

 

11. Mints I. I. Brestskiy mir // Istoriya diplomatii. T. 2: Diplomatiya v novoye vremya (1872–1919 gg.). M.; L.: OGIZ, 1945.

 

12. Mints I. I. God 1918. M.: Nauka, 1982.

 

13. Mikhutina I. V. Ukrainskiy Brestskiy mir. M.: Yevropa, 2007. {21}

 

14. Pavlovich-Vel’tman M. P. Brestskiy mir i usloviya ekonomicheskogo vozrozhdeniya Rossii. M.: Izd-vo VTsIK, 1918.

 

15. Rabinovich A. Raskol mezhdu bol’shevikami i levymi eserami: povorotny punkt v ranney sovetskoy istorii // Politicheskaya istoriya Rossii pervoy chetverti XX veka. Pamyati professora Vitaliya Ivanovicha Startseva. SPb.: DARK, 2006.

 

16. RGVIA. F. 2003. Op. 4. D. 50. L. 117–118.

 

17. Sovetsko-germanskiye otnosheniya. Ot peregovorov v Brest-Litovske do podpisaniya Rapall’skogo dogovora: sb. dokumentov. Ch. 1: 1917–1918 gg. M: Politizdat, 1968.

 

18. Trotsky L. D. Moya zhizn’. Berlin, 1930. T. 2.

 

19. Utkin A. I. Pervaya mirovaya voyna. M.: Algoritm, 2001.

 

20. Fel’shtinsky Yu. G. Krusheniye mirovoy revolyutsii. Brestskiy mir: oktyabr’ 1917 – noyabr’ 1918. M.: TERRA, 1992.

 

21. Fokke D. G. Na stsene i za kulisami Brestskoy tragikomedii (Memuary uchastnika Brest-litovskikh mirnykh peregovorov). M., 1993. T. 2.

 

22. Yurkovsky N. K. Bor’ba sovetskogo pravitel’stva za sokhraneniye Brestskogo mira i vopros o Chernomorskom flote v marte – iyune 1918 g.: avtoref. dis. ... kand . 1984. 18 s. {22}

 

Борщукова Е.Д. Брестский мир и формирование нового мировоззрения в российском обществе в 1918 году // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. № 115. С. 16‒22.

Ответить

Фотография ddd ddd 26.02 2017

ради себя.
россия выполняла свою часть сделки (выгодную им), они свою.

Я историю знаю получше Вас, Англичане совсем не ради нас пытались взять Дарданеллы. Кто это Вам сказал, что англичане способны приносить себя в жертву ради кого-то?

Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.02 2017

Процесс подготовки и подписания Брестского мирного договора как историческое событие до сих пор не изучен. Имея колоссальное значение для последующей судьбы России и ряда других государств, эта страница прошлого на протяжении многих десятилетий исследовалась лишь фрагментарно. До сих пор не написан комплексный научный труд, который дал бы ответы на многочисленные вопросы, связанные с историей Брестского мирного договора.

 

Это представляется странным, поскольку многие документы, связанные с подготовкой и подписанием Брестского мирного договора, были известны общественности, в том числе и научной, еще в 1918 г.1 А два года спустя, в 1920 г., Народный комиссариат иностранных дел опубликовал полный текст стенограмм пленарных заседаний, заседаний политической комиссии2, что давало возможность уже тогда судить о ходе переговоров в Брест-Литовске не только на основании изданных материалов VII съезда РКП(б) и IV Чрезвычайного съезда Советов. Кстати, современные российские историки почему-то оперируют преимущественно только материалами этих двух съездов.

 

Кроме того, совместными усилиями министерств иностранных дел СССР и ГДР в 1968 г. был выпущен первый том сборника документов {34} «Советско-германские отношения», в который вошли многие документы, освещающие процесс дипломатического взаимодействия двух стран с конца октября 1917 до конца 1918 г.3

 

Во многом проливают свет на события той поры и опубликованные недавно в России мемуары германского генерала Эриха Людендорфа, бывшего непосредственным участником переговоров в Бресте.4

 

В начале 1918 г. существовали три основные точки зрения на процесс заключения мира с Германией и ее союзницами. Самая известная по советской историографии ‒ ленинская, нацеленная на перспективу победы мировой и социалистической революции и связанная с временной уступкой «мировому капитализму» ‒ с подписанием Брестского мира. Вторая ‒ точка зрения Л.Д. Троцкого и его сторонников, известная формулой «ни мира, ни войны». Но была и третья, сущность которой сводилась к решительному неприятию подписания договора с Германией и ее союзницами, поскольку подписание договора, по мнению сторонников такой точки зрения, означало бы предательство по отношению к идеям революции и к своему государству. Такую позицию занимали представители многих революционных партий, в том числе и часть большевиков. Особую активность в отстаивании этой позиции проявляли представители левого крыла партии социалистов-революционеров. В частности, отношение левых эсеров к заключению Брестского мира отражено в брошюре одного из ее членов ‒ Георгия Земледельца5. Даже из ее названия, похожего на лозунг «Брестский мир несет смерть России, рабство и нищету трудящимся» видно, что, по мнению автора и его товарищей, следствием подписания Брестского мирного договора неминуемо должно было бы стать падение молодого советского государства.

 

Пожалуй, первым, кто попытался осмыслить значение заключения Брестского мира для судьбы молодого советского государства был М.П. Павлович (Вельтман). Уже в 1918 г. он издал небольшой научный труд, {35} использовавшийся и для пропаганды позиции ленинских сторонников среди населения советской России6.

 

Одним из первых историографов проблемы следовало бы считать и В.И. Ленина. Через 6 лет после подписания Брестского мирного договора сборник ленинских речей, посвященных вопросам его заключения, разъяснения сути ленинской позиции по поводу этого договора, был опубликован в Харькове7.

 

В 1924 г. в Москве была выпущена брошюра ленинских статей и речей, посвященных не только Брестскому миру, но и роли Ленина в его заключении и реализации. Автором вводной статьи и примечаний к тому изданию был Н.Н. Овсянников8.

 

Позже, накануне Великой Отечественной войны, похожее издание было выпущено в свет в Ижевске9. Вероятно, поводом к изданию той брошюры было стремление издателей провести параллель между событиями 1918 г. и ситуацией, сложившейся в преддверии подписания пакта Молотова ‒ Риббентропа в 1939 г. Издатели словно давали понять читателю, что подписание пакта ‒ это проверенный историей способ ухода от обострения отношений между Германией и Советским государством, возможность потянуть время, чтобы укрепить свои внутриполитические и внешнеполитические позиции.

 

Следует отметить, что эти издания были осуществлены на основе уже вышедших из печати материалов 15-го тома собраний сочинений В.И. Ленина.

 

Спустя несколько лет после завершения Гражданской войны в России, в условиях утвердившейся советской власти, власти большевиков, правильность ленинской позиции в вопросе подписания Брестского мира больше не вызывала публичных споров как среди руководства страны, так и у широкой общественности. Но это не означало, что проблема себя изжила: она просто перестала обсуждаться. Вероятно, из-за того, что многие политические деятели 1920‒1930-х гг. не разделяли ленинских взглядов, тема подписания Брестского мирного договора, как правило, благополучно обходилась стороной советской историографией, или отмечалась в научной и политической {36} литературе скороговоркой, одним и тем же штампом, не ставившим под сомнение правильность ленинской позиции и того, что И.В. Сталин и его ближайшие соратники разделяли позицию В.И. Ленина.

 

Только в 1963 г. А.О. Чубарьян в работе «Брестский мир» дал более развернутую характеристику процесса подписания того договора и его последствий10. С того момента чаще всего было принято считать, что история Брестского мирного договора, как научная проблема, в принципе исчерпана.

 

В самом начале постсоветского периода из печати вышла большая по объему и «рыхлая» по содержанию монография Ю. Фельштинского11. В своей работе, больше похожей на журналистское эссе, чем на научный труд, автор осуществил попытку доказать, что Брестский мирный договор ‒ результат некомпетентности и неумелых действий В.И. Ленина и его сторонников.

 

Представляет несомненный интерес монография екатеринбургского автора О.С. Поршневой, вышедшая из печати в 2000 г. В этой основательной работе, написанной на основе синтеза социологии, истории, исторической психологии, культурной антропологии, философии, лингвистики, отдельный параграф посвящен изучению отношения широких народных масс в России к подписанию Брестского мирного договора. По мнению Ольги Сергеевны, следствием принятия этого документа стало развертывание широкомасштабной Гражданской войны в России и военной интервенции12.

 

Одной из последних крупных попыткой осмысления событий, связанных с подписанием Брестского мирного договора стала монография доктора исторических наук И. Михутиной, вышедшая из печати в 2007 г.13 Автор монографии, существенно сместив привычные акценты, попытался доказать, что подписание Брестского мирного договора было удачным лишь для украинской Центральной рады. Представляется, что публикации Ю. Фельштинского и И. Михутиной мало что внесли в развитие историографии, став лишь своеобразной авторской визитной карточкой, не способствовавшей укреплению их научного авторитета. Что же касается других крупных публикаций, {37} то при всем многообразии мнений заложенные в них идеи представляют собой важную ступень на пути исследования истории Брестского мирного договора как научной проблемы.

 

Представляет интерес взгляд на проблему петербургского исследователя В.В. Калашникова, считающего ленинскую позицию в период переговоров в Бресте следствием реалистичного подхода к оценке перспектив формирования постимперского государства. Ценно и то, что ученый расценивает Брестский мирный договор как своеобразный аналог пакта Молотова ‒ Риббентропа. Важно и то, что Владимир Валерьянович обратил внимание на международное значение переговоров в Брест-Литовске14, что очень созвучно с мнением нижегородского профессора Ф.А. Селезнева.15

 

Одним из самых слабых мест современной российской историографии является незнание отечественными историками зарубежной историографии проблемы, особенно ‒ немецкой и турецкой. К примеру, турецкими коллегами за долгие годы наработан большой исследовательский материал, который за пределами Турции не используется.16

 

До настоящего времени этому крупному событию в истории советского государства не посвящено ни одного докторского диссертационного исследования. С отдельными сторонами проблемы связаны лишь две кандидатские диссертации, защищенные в Москве и в Ленинграде в середине 1980-х {38} годов, 17 а так же докторская диссертация саратовского историка Э.В. Костяева, исследовавшего деятельность Г.В. Плеханова и меньшевистской партии в период Первой мировой войны.18

 

Брестский мирный договор между кайзеровской Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией с одной стороны и Советской Россией с другой до сих пор представляет собой спорную проблему, по поводу многих аспектов которой продолжают вести споры отечественные и зарубежные исследователи.

 

Не стремясь окончательно разрешить многие споры, попытаемся выяснить, что представлял собой Брестский мир с точки зрения зарождения и утверждения среди широких слоев российского населения нового по тем временам мировоззрения, основы которого были еще в 1848 г. заложены К. Марксом и Ф. Энгельсом в их «Манифесте коммунистической партии». Сформулированная основоположниками марксизма идея мировой пролетарской революции в ленинской интерпретации превратилась в обоснованную концепцию. Именно она ‒ концепция мировой социалистической революции ‒ стала стержнем государственной политики Советской России. Она же стала основой внутригосударственной политики и идеологии, стала той питательной средой, в которой с октября 1917 г. новой властью с невиданным прежде размахом осуществлялось влияние на граждан страны Советов.

 

Суть Брестского мирного договора общеизвестна. 3 марта 1918 г. в Брест-Литовске был подписан договор, согласно которому от Советской России отторгались Польша, Литва, часть Белоруссии и Лифляндии, т.е. современной Латвии. В соответствии с тем договором Советское государство выводило из Лифляндии и Эстляндии (современная Эстония) свои войска, а на их место вводились войска Германии. За Германией сохранялись большая часть Рижского залива и Моонзундские острова. Кроме того, войска Красной армии покидали Украину, Финляндию, Батум, а также другие территории ‒ в общей сложности около 1 миллиона квадратных километров. {39}

 

Россия обязывалась выплатить Германии 6 миллиардов марок контрибуции и предоставить Германии значительные торгово-экономические льготы, полностью демобилизовать свои армию и флот, признать мирный договор между Германией и украинской Центральной радой, установив государственную границу с Украиной.19 15 марта 1918 г. тот договор был ратифицирован Четвертым чрезвычайным Всероссийским съездом Советов, а 26 марта 1918 г. императором Германии Вильгельмом Вторым.20

 

Еще до Всероссийского съезда Советов, 6‒8 марта 1918 г. в Петрограде прошел VII съезд РКП(б), в ходе которого разгорелась дискуссия по поводу подписания Брестского мирного договора. На следующий день после окончания съезда в центральном печатном органе большевиков ‒ в газете «Правда» ‒ было опубликовано сообщение о том, что «большинством 30 голосов против 12 при 4 воздержавшихся решено мирный договор ратифицировать»21.

 

То сообщение стало своеобразным эквивалентом резолюции съезда, принятой по политическому отчету ЦК РКП(б), с которым выступил В.И. Ленин. Резолюцию съезда было решено не публиковать. Возможно, потому, что в ней в значительной мере была сформулирована стратегическая линия Советской России: «Съезд уверен, что с точки зрения интересов международной революции шаг, сделанный Советской властью, при данном соотношении сил на мировой арене, был неизбежен и необходим.

 

В убеждении, что рабочая революция неуклонно зреет во всех воюющих странах, готовя неизбежное и полное поражение империализма, съезд заявляет, что социалистический пролетариат России будет всеми силами и всеми находящимися в его распоряжении средствами поддерживать братское революционное движение пролетариата всех стран».22

 

Новое мировоззрение ‒ мировоззрение человека, видящего перспективу утверждения трудящихся людей в планетарном масштабе ‒ утверждалось на фоне внутрипартийной и межпартийной борьбы. Внутри большевистской партии верх взяли сторонники В.И. Ленина. Между тем, сразу же после подписания Брестского мирного договора среди оппозиционной части {40} большевиков были заметны не только недовольство, но и стремление к организации государственного переворота. Бывший военный министр Временного правительства А.И. Верховский, содержась в «Крестах», во время допросов чекистами сообщал, что в марте 1918 года некоторые члены большевистской партии, фамилии которых назвать он отказался, предлагали ему после скорого переворота возглавить военный комиссариат.23

 

Значительное противостояние после подписания Брестского мирного договора возникло между большевиками и представителями других политических партий. Так, американский исследователь А. Рабинович писал: «Во второй половине марта, когда Советское правительство бежало в Москву, отношения между большевиками и левыми эсерами в Москве и Петрограде стали различаться. В Москве «медовый месяц» в отношениях ленинского большинства большевиков и левых эсерах на высшем уровне оборвался во второй половине марта, после ратификации Брестского мира IV Всероссийским съездом Советов. Левые эсеры вышли из Совнаркома по причине неприятия большинством их лидеров Брестского мира (я опускаю при рассмотрении продолжавшееся сотрудничество между левыми эсерами и левыми коммунистами в правительстве Московской области). С апреля до конца июня отношения лидеров двух партий неуклонно ухудшались из-за продолжавшихся уступок Германии со стороны большевиков, а также из-за разных аспектов внутренней политики».24

 

Между тем, Германия после подписания Брестского мирного договора планировала укрепить свой политический успех. Один из чиновников имперского ведомства хозяйства в записке для заместителя статс-секретаря в имперской канцелярии писал 6 марта 1918 г.: «...нам следовало бы в определенном смысле оставаться хозяевами в Литве, Курляндии, Эстляндии и Лифляндии, напротив того, в Финляндии и на Украине нам следовало бы действовать с величайшей осторожностью, чтобы завоевать их доверие».25 {41}

 

Жителям Германии и всей Европы навязывалась мысль о том, что Брестский мир ‒ это пример дипломатической договоренности. Глава немецких фашистов, будущий фюрер Германии А. Гитлер в 1919 г. свое первое публичное выступление посвятил Брестскому мирному договору. Он уверял своих слушателей, что Брестский мир не является унизительным или несправедливым, что он ‒ образец мира.26 Таким образом, была осуществлена еще одна попытка формирования понимания итогов подписания Брестского мира ‒ проблемы, переросшей со временем из политической в научно-историческую.

 

У исследователей до сих пор не сложилось однозначного мнения об историческом значении Брестского мирного договора. Частично это связано с тем, что огромные массивы архивных документов еще не введены в научный оборот. Это, в частности, касается многих документов, хранящихся в Политическом архиве министерства иностранных дел Германии (Politisches Archiv Auswärtiges Amt).27

 

Сейчас отечественная и зарубежная историография накопили немалый объем научной литературы, способный с более взвешенных позиций дать оценку еще неизученным архивным документам, что в результате приблизит исследователей к пониманию итогов подписания Брестского мирного договора и их исторических последствий. {42}

 

 

1 Например: Инструкции, циркуляры и приказы с приложением мирного Брестского договора, декретов Совнаркома, извлечений из протоколов заседаний Совета экспертов, протокола совещания о ликвидации бывших частных банков и прочих справочных материалов. Пг.: Тип. АО «Фридрих Кан», 1918. 364 с.

 

2 Мирные переговоры в Брест-Литовске с 22/9 декабря 1917 г. по 3 марта (18 февраля) 1918 г. Т. 1. Пленарные заседания, заседания политической комиссии. Полный текст стенограммы под ред. и с прим. А.А. Иоффе (В. Крымского), с пред. Л.Д. Троцкого. М.: Наркоминдел, 1920. 268 с. {34}

 

3 Советско-германские отношения от переговоров в Брест-Литовске до подписания Рапалльского договора. Сб. документов. Т. 1. (1917‒1918 гг.). М.: Политиздат, 1968. 758 с.

 

4 Людендорф Э. Мои воспоминания о войне. Первая мировая война в записках германского полководца. 1914‒1918. М.: Центрполиграф, 2007. С. 242‒251.

 

5 Земледелец Г. Брестский мир несет смерть России, рабство и нищету трудящимся. Самара: Самар. губком партии социалистов-революционеров, 1918. 75 с. {35}

 

6 Павлович (Вельтман) М.П. Брестский мир и условия экономического возрождения России. М.: Изд-во ВЦИК, 1918. 87 с.

 

7 Ленин В.И. О Брестском мире: [Сб. речей]. Харьков: Пролетарий, 1924. 56 с.

 

8 Ленин В.И. Ленин и Брестский мир / Ст. и речи Н. Ленина в 1918 году о Брестском мире. М.: Госиздат, 1924. 118 с.

 

9 Ленин В.И. Брестский мир ‒ мирная передышка. Ижевск: Удмуртгосиздат, 1940. 44 с. {36}

 

10 Чубарьян А.О. Брестский мир. М.: Госполитиздат, 1963. 46 с.

 

11 Фельштинский Ю. Крушение мировой революции. Брестский мир: октябрь 1917 ‒ ноябрь 1918. М.: ТЕРРА, 1992. 656 с.

 

12 Поршнева О.С. Менталитет и социальное поведение рабочих, крестьян и солдат России в период Первой мировой войны (1914 ‒ март 1918 г.). Екатеринбург: УрО РАН, 2000. С. 320.

 

13 Михутина И. Украинский Брестский мир. М.: Европа, 2007. 288 с. {37}

 

14 Калашников В.В. Брест-1918: иной взгляд // Санкт-Петербургские ведомости. 2008. 14 марта.

 

15 Селезнев Ф.А. Судьба учредительного собрания и вопрос о сепаратном мире с Германией / Сб. ст. Первая мировая война. Взгляд из ХХ века. Россия и Нижегородская губерния в 1914‒1918 гг. Нижний Новгород: ДЕКОМ, 2014. С. 232‒233.

 

16 Cere G.L.-R. İki Dünya Savaşı (1914‒1918/1939‒1945), Çeviren: Nihal Önal. İstanbul, 1966; Kurat A.N. Brest-Litovsk Müzakereleri ve Barışı, Belleten, XXXI/121‒124. Ankara, 1967; Ülman H. Birinci Dünya Savaşına Giden Yol ve Savaş. Ankara, 1973; Renouvin P. Birinci Dünya Savaşı ve Türkiye (1914‒1918), Çeviren: Adnan Cevgil, Örgün Yay. İstanbul, 1982; Taş N.F. Erzincan Mütarekesi ve Brest-Litovsk, Özyurt Matbaacılık. Ankara, 1995; Kılıç S. Türk-Sovyet İlişkilerinin Doğuşu: Brest-Litovsk Barışı Ve Müzakereleri (22 Aralık 1917 ‒ 3 Mart 1918), Ülke Kitapları. İstanbul, 1999; Yerasimos S. Kurtuluş Savaşı'nda Türk-Sovyet İlişkileri (1917‒1923). Boyut Yayın Grubu, 2000; Gülboy B. I. Dünya Savaşı Tarihi. Ankara: Altın Kitaplar, 2004; Sander O. Siyasi Tarih-İlk Çağlardan 1918'e. Ankara: İmge Kitabevi Yayınları, 2012; Sander O. Siyasi Tarih 1918‒1994. Ankara: İmge Kitabevi Yayınları, 2013; Sander O. Türkiye'nin Dış Politikası. Ankara: İmge Kitabevi Yayınları, 2013; Armaoğlu F. 20. Yüzyıl Siyasi Tarihi (1914‒1995). Timaş Yayınları, 2014. {38}

 

17 Ермушина Н.Н. Социальный состав делегатов IV съезда Советов РСФСР и расстановка политических сил в период ратификации Брестского мира: Автореф. дис.... канд. ист. наук. М., 1986. 23 с.; Юрковский Н.К. Борьба советского правительства за сохранение Брестского мира и вопрос о Черноморском флоте в марте ‒ июне 1918 года: Автореф. дис.... канд. ист. наук. Л., 1984. 18 с.

 

18 Костяев Э.В. Проблемы войны и мира в платформах и деятельности Г.В. Плеханова и меньшевиков в 1914 ‒ марте 1918 года: диссертация... д.и.н. Саратов, 2015. С. 443‒459. {39}

 

19 Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 2007. С. 102.

 

20 Гражданская война и военная интервенция в СССР. М.: Сов. энциклопедия, 1983. С. 73.

 

21 Цит. по: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Ч. 1. 1898‒1924. М.: Госполитиздат, 1954. С. 404.

 

22 Там же. С. 405. {40}

 

23 Полторак С.Н. Первый арест генерала А.И. Верховского // Материалы 37-й Всероссийской заочной научной конференции. СПб.: Нестор, 2003. С. 159.

 

24 Рабинович А. Раскол между большевиками и левыми эсерами: поворотный пункт в ранней советской истории? // Политическая история России первой четверти ХХ века. Памяти профессора Виталия Ивановича Старцева. СПб.: Д.А.Р.К., 2006. С. 351.

 

25 Советско-германские отношения. От переговоров в Брест-Литовске до подписания Рапалльского договора. Сб. документов. Ч. 1. 1917‒1918 гг. М.: Политиздат, 1968. С. 438. {41}

 

26 Минц И.И. Брестский мир // История дипломатии. Т. 2. Дипломатия в новое время (1872‒1919 гг.). М. ‒ Л.: ОГИЗ, 1945. С. 344‒345.

 

27 Politisches Archiv Auswärtiges Amt. R 22902; R 22886 и др. {42}

 

Полторак С.Н. Брестский мирный договор 1918 г.: источники, историография и перспективы исследования // Межвузовская научная конференция «Россия в первой мировой войне: проблемы истории и историографии» (28 ноября 2014 г.). Сборник докладов / Отв. ред. В.В. Калашников. СПб.: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2014. С. 34‒42.

Ответить

Фотография alexeybo alexeybo 18.05 2017

 

Один только следующий документ новой, Советской, Власти - Декрет о земле - чего стоит! Только законченному подлецу или круглому д..у могут быть не ясны последствия подобного закона.

А чем плох был Декрет, и какое отношение к составлению его положений имел Ленин? 

Насколько помню, его содержание было сформулировано эсерами и одобрено Съездом крестьянских депутатов.

 

Большевики и левые эсеры надеялись получить большинство,и как только они не получили его,они разогнали Собрание.

Они "разогнали" Собрание после того, как оно отказалось одобрить изданные ранее Советской властью декреты. О том, что они не будут иметь большинства известно было еще до его созыва и открытия.

 

А с какого перепугу надо что-то быстро менять из-за внезапного большевистского переворота?

С перепуга 26-го октября 1917 года. Расклад сил поменялся.

 

Ответить

Фотография shutoff shutoff 19.05 2017

shutoff сказал(а) 14 Июн 2011 - 11:11 ПП: Один только следующий документ новой, Советской, Власти - Декрет о земле - чего стоит! Только законченному подлецу или круглому д..у могут быть не ясны последствия подобного закона.

-------

1. А чем плох был Декрет, и какое отношение к составлению его положений имел Ленин?

2. Насколько помню, его содержание было сформулировано эсерами и одобрено Съездом крестьянских депутатов.

 

1. Своей неизбежной судьбой он (Декрет о земле Советов) и был плох и тот факт, что его формулировки были составлены эсэрами никак его не обеляет - они такие-же мечтатели как и большевики, но с другими целями. Ленин включил этот декрет в решения съезда Советов только из чисто сиюминутных политических соображений - нужно было укреплять союз с левыми эсэрами, т.к. даже численно большевиков в 1917 г. было очень мало для утверждения их власти в России.

 

2. О чём это говорит? С м.т.з., только лишь о интеллектуальном уровне как руководства эсэров, так и делегатов Съезда крестьянских депутатов. Я знаком через судьбу своей семьи с этой проблемой на практике - мой дед (отец матери) ушёл с фронта с 7 товарищами и оружием в свою станицу, чтобы установить в ней Советскую власть и поделить пахотную землю по новой. Он как иногородний и сирота прав на неё не имел, т.к. она находилась в полном владении казаков, которые её получили по Императорскому Указу как завоевавшие её в войне с Османской Империей.

 

 Хоть мой дед под командованием Юденича и завоевал земли на южном берегу Чёрного моря, но Ленин их возвратил Турции да ещё и армян как народ подставил под уничтожение (геноцид - слышали?). Так что делить что-то новое, завоёванное, было нечего и оставалось только грабить, отнимать собственность у прежних владельцев, что тогда и произошло. Получил он свой пай пахотной земли, но был столяром и никакой практики земледелия не имел. Отдавал в наём. В 1930 г. лафа кончилась и у моего деда не только пахотную землю отобрали, но и построенный им дом с посаженным им садом и огородом пришлось бросить и перебраться к родственникам в город, где стать рабочим... 

 

 Но до него хоть дошло, что его большевики обдурили, а до Вас, ув-й г-н alexeybo?

Ответить

Фотография Ярослав Стебко Ярослав Стебко Вчера, 10:58 AM

 

 

если бы Россия не вышла тогда из войны, мы всё равно были бы победителями, и тогда история мира была бы совсем другой. Была бы мощная российская империя, контролирующая турецкие проливы и так далее…

 
 
Никто бы России проливы бы не отдал ни под каким видом. Вплоть до новой войны А. и Ф. против России. Вы плохо понимаете  геополитику. Верите в договора подписанные?

 

зачем тогда англичане предприняли штурм дарданелл и высадку в галлиполи?
вы плохо знаете историю

 

Точно, с целью передать их русским ))) бу-га-га, модератор, вы в курсе каково было значение проливов для экономики? Это была больная мозоль России и одно дело когда проливы контролировались турками, а другое дело когда шлагбаум мог оказаться у кого-то другого. Значительная часть доходов империи складывалась из торговли через проливы.

Ответить

Фотография alexeybo alexeybo Вчера, 19:28 PM

shutoff сказал(а) 19 Май 2017 - 10:33 ДП:

Но до него хоть дошло, что его большевики обдурили, а до Вас, ув-й г-н alexeybo?

Экий Вы скорый на выводы!

Хотите меня обдурить?!

Какая такая неизбежная его судьба сделала плохим Декрет о земле?

 

shutoff сказал(а) 19 Май 2017 - 10:33 ДП:

они такие-же мечтатели как и большевики, но с другими целями.

Мечтатели остаются со своими мечтами, а большевики взяли власть. Нравится ли это Вам или не нравится.

 

shutoff сказал(а) 19 Май 2017 - 10:33 ДП:

нужно было укреплять союз с левыми эсэрами, т.к. даже численно большевиков в 1917 г. было очень мало для утверждения их власти в России.

А мне думается, что не союз с левыми эсерами их волновал, а союз рабочих со средним и бедным крестьянством, т.е. социальная основа их власти.

 

shutoff сказал(а) 19 Май 2017 - 10:33 ДП:

Я знаком через судьбу своей семьи с этой проблемой на практике

Попробуйте обосновать влияние Декрета о земле на события 1930 года, а то пример никак не относится к характеристике Декрета.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 Вчера, 19:42 PM

Ленин их возвратил Турции да ещё и армян как народ подставил под уничтожение (геноцид - слышали?).

вы с 1915 годом не путаете?

Ответить

Фотография Gundir Gundir Вчера, 20:49 PM

Своей неизбежной судьбой он (Декрет о земле Советов) и был плох

Собственно говоря, к моменту издания Дектрета все уже произошло и так, он просто признавал свершившийся уже факт. Ну а попробовать развернуть мужичков в серых шинелках в тот момент все равно было равно самоубийству. Как сцать против ветра

Ответить

Фотография Шторм Шторм Сегодня, 08:02 AM

C перепуга 26-го октября 1917 года. Расклад сил поменялся.

 

Какой сильный ответ. :lol:

Ответить

Фотография alexeybo alexeybo Сегодня, 08:39 AM

Какой сильный ответ.

Вполне соответствует силе вопроса. Власть брали революционные партии не для того, чтобы так просто взять и передать ее контрреволюционному УС. Что не так с их точки зрения?

Ответить

Фотография shutoff shutoff Сегодня, 13:52 PM

 

Ленин их возвратил Турции да ещё и армян как народ подставил под уничтожение (геноцид - слышали?).

вы с 1915 годом не путаете?

 

 Это Вы, ув-й г-н stan4420, чего-то с чем-то "путаете". Почитайте хоть словарь Брокгауза и Ефрона, статья "Четырёхлетняя война". У нас на Кавказе были всю войну сплошные победы, до самого 1917 г..

 

 

Своей неизбежной судьбой он (Декрет о земле Советов) и был плох

Собственно говоря, к моменту издания Дектрета все уже произошло и так, он просто признавал свершившийся уже факт. Ну а попробовать развернуть мужичков в серых шинелках в тот момент все равно было равно самоубийству. Как сцать против ветра.

 

 Предположим, что в 1917 г. лишь только в нескольких губерниях происходили захваты чужих пахотных земель. Всё-таки передел земельной собственности начался при установлении Советской власти, но я не о захвате земли писал, а о её изъятии у владельцев в пользу государства. Это было неизбежно - мелкий собственник не мог обеспечить правильный севооборот. Мы не в Китае живём... Даже в США ещё 40 лет назад высчитали, что минимальный размер пахоты у фермера, чтобы он мог достичь рентабельности, должен быть не менее почти 300 акров... Сейчас, наверное, уже гораздо больше... Индустриализация...

Ответить

Фотография Gundir Gundir Сегодня, 16:39 PM

Предположим, что в 1917 г. лишь только в нескольких губерниях происходили захваты чужих пахотных земель.

Да все там уже полным ходом шло, декрет просто фиксировал реальное положение дел

 

а о её изъятии у владельцев в пользу государства. Это было неизбежно - мелкий собственник не мог обеспечить правильный севооборот

В чем тут неизбежность? Как раз лучше рынка и наоборот полной частной собственности без ограничений никто оптимальные размеры хозяйчтв и не создаст. Дальнейшие события по сгону в колхозы это хорошо показали. Колхоз не имеет никакой связи между соотношением размер надела / работник. И создавались не за этим, и никогда не пытались эту связь нащупать. Так что - мимо. Госсобственность это как раз тормоз в поисках оптимума.

Ответить