←  Вторая Мировая Война

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Действия автобронетанковых войск в началны...

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

Письмо
начальника Автобронетанкового управления
Северо-Западного фронта
по танковым войскам
о состоянии механизированных корпусов и причинах больших потерь
(11 июля 1941 г.)
СЕКРЕТНО
ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ ФЕДОРЕНКО

Только сегодня поучил возможность написать Вам первый отчет по танковым войскам Северо-Западного фронта...

Пользуясь случаем отъезда в Москву Ваших представителей, отправляю Вам неофициальное письмо о положении дел Северо-Западного фронта.

1. Положение фронта, временно стабилизировавшегося на рубеже Псков, Остров, в настоящий момент снова крайне обострилось. Противник своими подвижными соединениями почти прорвал фронт и распространяется в порховском направлении и далее на северо-восток.

2. О действиях механизированных соединений Вам подробно докладывал майор Васильев и вчера, видимо, полковник Кукушкин.

3. Коротко о действиях механизированных соединений.

а) 3-й механизированный корпус (Куркин)[1] погиб весь. Подробно доложит Кукушкин. Выведено пока и уже собрано до 400 человек остатков, вышедших из окружения, [из состава] 2-й танковой дивизии (Солянкин) и один танк «БТ-7».

5-я танковая дивизия погибла вся также в ряде окружений. Личного состава совершенно нет. Считаю, что остатки можно искать в составе войск Западного фронта.

84-я мотострелковая дивизия[2] в боях по существу не была, отходила и окружалась несколько раз совместно с частями 16-го стрелкового корпуса.

б) 12-й механизированный корпус – в беспрерывных боях около 20 суток. Первоначально при Кузнецове вводился в бой крупными группами, но без пехоты, без взаимодействия с артиллерией и авиацией. В дальнейшем десятки раз вел частые контратаки и в основном вынес на себе всю тяжесть по прикрытию войск 8-й армии при ее беспрерывном отходе на север. В обеих дивизиях осталось до 80 совершенно изношенных танков и 15–17 бронемашин. Корпус, жертвуя собой, спасал пехоту от полного уничтожения и разгрома. Задачу выполнил хорошо, но сам обескровлен и требует немедленного отвода в тыл и доукомплектования. Военный совет фронта это мое мероприятие утвердил. Основные части механизированного корпуса отведены на восточный берег оз. Ильмень сегодня к утру 11.7.41 г. Однако обстановка потребовала вернуть всю пехоту механизированного корпуса (и артиллерию) с задачей занять район ст. Борок (30 км юго-западнее Новгород) для прикрытия новгородского направления.

Подробные материалы по составу и потерям 12-го механизированного корпуса вручены капитану Кавтуненко для передачи Вам.

в) 21-й механизированный корпус не представляет из себя механизированного соединения. Это мотопехота, а чаще просто пехота, усиленная небольшим количеством танков. По последним данным, 21-й механизированный корпус (по данным генерал-майора Вершинина) располагает только «КВ» – 25 штук, «БТ» – 7 штук, «Т-26» – 4 штуки и «Т-34» – 3 штуки и действует отдельными мотострелковыми отрядами.

г) 1-й механизированный корпус, по докладу помощника командира 1-го механизированного корпуса по технической части, имеет в настоящий момент меньше 100 танков, 3-я танковая дивизия провела целый ряд тяжелых боев в районе Остров и северо-восточнее, 163-я мотострелковая дивизия действует на отдельном направлении. Командир механизированного корпуса по сути дивизий не имеет и «освобожден» от оперативного руководства дивизиями. Командующему фронтом доложено.

д) С 10.7.41 г. в распоряжение фронта поступила 21-я танковая дивизия 10-го механизированного корпуса. Состав: один танковый полк, мотострелковый полк, артиллерийский дивизион и другие дивизионные части. Танки старые «Т-26» около 100 штук. Всего с химическими танками – 115 штук.

4. Положение с запасными частями [в связи] с потерей подвижного склада очень острое. По сути дела нормальное снабжение начинается лишь с 11–12.7.41 .. по получении первых партий из Москвы и ликвидации ГУТАП-овского[3] имущества.

5. Головные склады по их числу вполне обеспечат снабжение армий. Всего будет 3 головных склада: 1744 – Новгород для 11-й армии, 1711 – Тапа для 8-й армии и 1745 – Новосокольники для 27-й армии.

Центральный фронтовой [склад] дислоцирую на ст. Лыкошино северо-западнее Бологое.

6. Ремонтные средства посажены на свои места и приступили к работе. 35-я ремонтная база – Мста Эстьяны 20 км юго-восточнее Новгород; бывшая рижская гарнизонная мастерская – Новгород; вновь полученная калининская – расширяется в ремонтную базу; железнодорожная мастерская «В» – ст. Чудово; прибывающий колесный ремонтно-восстановительный батальон передаю одной из армий.

Поставлен вопрос на штатах 29-й ремонтной базы создать тракторную базу на одном из заводов промышленности. Таллиннскую гарнизонную мастерскую передислоцирую.

7. Причины потерь в танковых соединениях.

а) Поспешность ввода в бой механизированных соединений без предварительной организации взаимодействия с другими родами войск.

б) Потеря управления высшими штабами стрелковыми и механизированными корпусами, что приводило к незнанию положения на фронте и к постановке формальных задач без предварительной увязки действий пехоты и танков.

в) Плохое управление внутри самих танковых соединений.

г) Отсутствие поддержки со стороны авиации приводило к значительным потерям, особенно на маршах.

д) Плохое техническое состояние ходовой части старого парка («Т-26» и «БТ»). Беспрерывные марши на расстояния до 1000 км окончательно вывели из строя ходовую часть. Танки бросались на территории [оккупированной] противником частью уничтоженные, а частично оставлялись там не приведенные в полную негодность.

е) Хорошо организованная немцами противотанковая оборона и достаточно сильная разведка дает им возможность быстро сосредоточивать противотанковые орудия там, где мы пытаемся использовать танки.

Выводы

1. Механизированных соединений во фронте нет, имеются лишь обескровленные танковые части, не могущие решать сколько-нибудь серьезные задачи.

2. Механизированные соединения и войска фронта не имеют минимально необходимого транспорта. Народное хозяйство дало фронту по мобилизации около 200 машин при потребностях более 10 000.

3. Наличными ремонтными средствами фронт может в основном обойтись, но требуется усиление армий двумя железнодорожными и двумя автомобильными ремонтно-восстановительными батальонами, из расчета иметь их по два на армию и одного запасного (резервного) головного склада автобронетанкового [имущества].

Фронту необходимо помочь:

1. Вывести 12-й механизированный корпус в резерв Главного Командования и приступить к его доукомплектованию личным составом и техникой для дальнейшего использования в наступательной операции. При оставлении его в подчинении фронта корпус всегда будет вводиться в бой частями и полное доукомплектование закончено никогда не будет.

2. Информировать меня о всяких высылках имущества. До сих пор имелось много случаев подачи «КВ» и «Т-34», о которых я узнавал от войск после их получения там.

3. Принять какие-то решительные шаги через Генеральный Штаб о форсированной подаче фронту тысяч машин на пополнение убыли и доведении частей до штатов военного времени.

4. Иметь здесь постоянного представителя Главного автобронетанкового управления Красной Армии для связи, помощи и более быстрого решения вопросов с Вами.

Просил бы Вас выслать сюда для этой цели капитана Кавтуненко. Он с этой работой справится вполне.
Начальник Автобронетанкового управления
Северо-западного фронта
полковник ПОЛУБОЯРОВ
Новгород 11.7.41 г.
Ф. 38–39, оп. 80058сс, д. 1, лл. 44-47.
Ответить

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

Справка
командира 12-го механизированного корпуса
о недостатках в использовании корпуса и управлении им
(29 июля 1941 г.)
СОВ. СЕКРЕТНО
СПРАВКА

1. Части с первых дней боевых действий действовали разрозненно. Дивизии были также частично разрозненны. Это привело к тому, что танковые части действовали самостоятельно, без взаимодействия с другими родами войск (пехота, мотопехота). Так, например:

а) 28-я танковая дивизия выступила без мотострелкового полка, который остался на месте прежней дислокации в Рига согласно указаниям штаба округа.

б) 10-й мотоциклетный полк (без мотоциклов) с первых дней находился в резерве командующего 8-й армией (приказание получено в 22.10 23.6.41 г.).

в) В 15.00 22.6.41 г. было получено приказание от командующего 8-й армией о немедленной атаке 23-й танковой дивизией в направлении м. Плунгяны, Кули для восстановления положения 204-й стрелковой дивизии. На время удара 23-ю танковую дивизию подчинить командиру 10-го стрелкового корпуса.

23.6.41 г. боевым распоряжением № 02/оп командующего 8-й армией 23-й танковой дивизии [было приказано] выйти из подчинения 10-го стрелкового корпуса и поступить в подчинение командира 12-го механизированного корпуса.

г) 202-я мотострелковая дивизия с первых дней боевых действий находилась в подчинении командира 11-го стрелкового корпуса.

2. В течение первого периода боев оперативная разведка отсутствовала. Штаб корпуса не имел никакой информации о противнике от штаба 8-й армии. В штабе корпуса таковая отсутствовала. Части дивизии часто встречались с противником в местах, не указанных в приказах, и, наоборот, в приказах указывался противник в тех местах, где его фактически не было.

Боевую разведку части корпуса организовали плохо, и последняя не давала ожидаемых результатов.

3. Управление дивизиями со стороны [командования] корпуса осуществлялось исключительно делегатами связи, которые иногда доставляли боевые распоряжения поздно, а иногда пропадали по два дня и приезжали обратно, не находя штабов дивизии.

Радиосвязь отсутствовала ввиду недостаточного количества радиостанций, плохого и неумелого использования имеющихся.

4. Боевые распоряжения часто отдавались лично командиром 12-го механизированного корпуса генерал-майором Шестопаловым, находившимся вместе с одним – двумя оперативными работниками штаба корпуса, которые пропали без вести со всей оперативной группой.

5. Приказов по тылу из штаба 8-й армии до 2.7.41 г. корпус не получал. Станции снабжения указывались лично через отдельных командиров штаба армии, делегатами связи и порою в таких пунктах, которые фактически уже были заняты противником.

Ввиду наличия запасов части корпуса на протяжении первого периода боевых действий недостатка в продовольствии и горючем не испытывали.

Из боеприпасов с первых дней отсутствовали снаряды к 85-мм пушкам, в ходе боев ощущался недостаток в минах для минометов и снарядах для некоторых систем артиллерии.

6. Оперативная группа штаба корпуса вместе с командиром корпуса погибла в лесу южнее Борисели (22 км северо-восточнее Шауляй). Командир корпуса предполагал, что впереди находятся части стрелковой дивизии, правее – 23-я танковая дивизия, левее – 28-я танковая дивизия. Фактически впереди стрелковых частей не было; 23-я танковая дивизия отходила в направлении Елгава, отсюда оперативная группа штаба корпуса с правого фланга и с фронта не была прикрыта.

7. Части корпуса понесли большие потери в материальной части частично от авиации противника и в большей части от ряда совершенных длительных маршей на протяжении нескольких суток подряд, когда не представлялось возможным произвести осмотр материальной части и необходимый ремонт.

Несмотря на потери материальной части, корпус нельзя считать разгромленным противником. Штаб корпуса (за исключением оперативной группы) остался в прежнем составе; в дивизиях личный состав штабов и частей сохранился вместе с командирами и комиссарами дивизий.

Так, 22.6.41 г. корпус имел следующий личный состав (без мотоциклетного полка и авиаэскадрильи):

Командно-начальствующего состава
2 622
человека

Младшего начальствующего состава
3 149
человек

Рядового состава
23 161
человек

Всего
28 832
человека

На 8.741 г. всего по корпусу имеем убитых, раненых и без вести пропавших:

Командно-начальствующего состава
755
человек

Младшего начальствующего состава
1 213
человек

Рядового состава
9 973
человека

Всего
11 941
человек

В числе без вести пропавших имеются целые группы, взятые на фронте из состава частей отдельными распоряжениями старших начальников.
Временно исполняющий обязанности
командира 12-го механизированного корпуса
полковник ГРИНБЕРГ
29.7.41 г.
Ф. 619, оп. 266019с, д. 3, лл. 33, 34.
Ответить

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

Судя по этим документам произошло именно то что должна было произойти. Те недостаки в обучении и тренировке войск о которых говорил нарком Тимошенко никуда не делись и за них пришлось расплачиватся в полной мере.

Отметим:
1. Части с первых дней боевых действий действовали разрозненно. Дивизии были также частично разрозненны. Это привело к тому, что танковые части действовали самостоятельно, без взаимодействия с другими родами войск (пехота, мотопехота).

2. В течение первого периода боев оперативная разведка отсутствовала. Штаб корпуса не имел никакой информации о противнике от штаба 8-й армии. В штабе корпуса таковая отсутствовала. Части дивизии часто встречались с противником в местах, не указанных в приказах, и, наоборот, в приказах указывался противник в тех местах, где его фактически не было.

3. Управление дивизиями со стороны [командования] корпуса осуществлялось исключительно делегатами связи, которые иногда доставляли боевые распоряжения поздно, а иногда пропадали по два дня и приезжали обратно, не находя штабов дивизии.

6. Оперативная группа штаба корпуса вместе с командиром корпуса погибла в лесу южнее Борисели (22 км северо-восточнее Шауляй). Командир корпуса предполагал, что впереди находятся части стрелковой дивизии, правее – 23-я танковая дивизия, левее – 28-я танковая дивизия. Фактически впереди стрелковых частей не было; 23-я танковая дивизия отходила в направлении Елгава, отсюда оперативная группа штаба корпуса с правого фланга и с фронта не была прикрыта.

Взаимодействие, разведка, связь, неумелое командование... Именно с этим боролся Тимошенко с момента назначеноия на должность наркома. К сожелению не успели...

На северо-западном фромте тоже самое:
а) Поспешность ввода в бой механизированных соединений без предварительной организации взаимодействия с другими родами войск.

б) Потеря управления высшими штабами стрелковыми и механизированными корпусами, что приводило к незнанию положения на фронте и к постановке формальных задач без предварительной увязки действий пехоты и танков.

в) Плохое управление внутри самих танковых соединений.

г) Отсутствие поддержки со стороны авиации приводило к значительным потерям, особенно на маршах.

д) Плохое техническое состояние ходовой части старого парка («Т-26» и «БТ»). Беспрерывные марши на расстояния до 1000 км окончательно вывели из строя ходовую часть. Танки бросались на территории [оккупированной] противником частью уничтоженные, а частично оставлялись там не приведенные в полную негодность.
Ответить

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

Югозападный фронт:

Доклад
начальника Автобронетанкового управления
Юго-Западного фронта
начальнику Главного автобронетанкового управления
о причинах больших потерь в механизированных корпусах
и предложения по улучшению их использования
(3 июля 1941 г.)

СОВ. СЕКРЕТНО
. НАЧАЛЬНИКУ ГЛАВНОГО АВТОБРОНЕТАНКОВОГО УПРАВЛЕНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ
генерал-лейтенанту ФЕДОРЕНКО
Доношу, что мотомеханизированные войска Юго-Западного фронта в течение 11 дней по приказам Военного совета Юго-Западного фронта выполняли задачи по уничтожению противника. Их действия были следующие:
1. Механизированные корпуса 22 и 23.6.41 г. нацеливались на уничтожение противника непосредственно у государственной границы при фронтальном наступлении. 23.6.41 г. после ясного ввода подвижных групп противника на радзехув-дубно-островском направлении корпуса были перенацелены на север и северо-восток для нанесения флангового удара.
В последующие дни механизированные корпуса выполняли задачи по разгрому группы противника, вошедшей в прорыв, а также по обеспечению флангов армий и выхода общевойсковых соединений для занятия укрепленных районов.
2. Отсутствие средств эвакуации, запасных частей для «КВ» и «Т-34», наличие заводских дефектов, неосвоенность эксплуатации, недостаточная обученность личного состава, слабая разведка противника в противотанковом отношении, систематические бомбардировки на марше, в районах сосредоточения и в наступлении, при большой маневренности 800–900 км без прикрытия нашей авиацией, отсутствие взаимодействия с артиллерией, [на] почти танконедоступной лесисто-болотистой местности, упорное сопротивление со стороны преобладающего противника и отсутствие бронебойных снарядов для «КВ» и «Т-34» – привело механизированные корпуса к огромным потерям и к небоеспособности с оставшейся в наличии материальной частью.
Докладывая о первых итогах действий мотомеханизированных войск Юго-Западного фронта, прошу:
1. Войти в ходатайство перед Народным Комиссаром Обороны о создании штабов мотомеханизированных войск при штабах армий и штабе фронта как органа управления мотомеханизированными войсками.
2. Штабом мотомеханизированных войск при армиях и фронте утвердить штатные танковые батальоны связи с марками машин «КВ» и со средствами связи.
3. Создать армейские ремонтно-восстановительные батальоны по тяжелым танкам из расчета один на армию.
4. Сформировать и придать каждой армии для организации эвакуации на армейские сборные пункты аварийных машин по одной эвакуационной роте в составе 15 тракторов.
5. Иметь фронтовую эвакуационную роту в составе 30 тракторов.
6. Необходимо срочно сократить тылы танковых соединений за счет изъятия из них автобусов, душевых установок, АС1, рефрижераторов, типографий, кинозвуковых установок и т. д., оставив в составе тылов мотомеханизированных войск транспорт, необходимый для поднятия двух боевых комплектов [боеприпасов], двух заправок [горючего] и трех суточных дач продовольствия, минимальное количество легкового транспорта и материальную часть для ремонтно-восстановительных рот и ремонтно-восстановительных батальонов.
Существующее штатное укомплектование тылов создает громоздкость в управлении, неповоротливость в маневре и трудность маскировки от воздушного противника.
7. Существующая броня на «КВ» и «Т-34» еще не полностью обеспечивает от противотанковых средств борьбы; необходимо дополнительное экранирование брони «КВ» и «Т-34».
8. Командиров и механиков-водителей тяжелых танков в целях лучшей подготовки желательно готовить только на заводах промышленности.
9. Отсутствие тракторов создает невозможность маневра артиллерийскими противотанковыми полками и бригадами. Необходимо поскорей отгрузить тракторы для обеспечения этих частей и соединений.
10. Ощущается огромная нужда в легковом автотранспорте; при невозможности удовлетворить потребности «М-1» просьба заменить «Пикап».
11. Состояние 34-й танковой дивизии, действующей на Дубно в целях окружения подвижной группы противника, на 2-3.7.41 г. не установлено.
12. Отмечаю хорошую работу 4, 8 и 15-го механизированных корпусов, где имелись случаи, когда один танк «КВ» выводил из строя до 10-14 танков противника.
13. 9, 19 и 24-й механизированные корпуса из за отсутствия достаточной материальной части действуют как стрелковые соединения.
В целях быстрейшего приведения в боевую готовность механизированных корпусов необходимо часть из них отвести за р. Днепр для восстановления имеющейся материальной части, пополнения новой материальной частью и личным составом и после этого вывести механизированные корпуса на поле боя как сколоченные и подготовленные соединения.
Прошу о принятых Вами мерах и решениях по моему докладу поставить меня в известность.

Начальник Автобронетанкового управления
Юго-Западного фронта
генерал-майор танковых войск МОРГУНОВ
Ответить

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

Этот документ отвечает на вопрос почему новые танки Т-34 и КВ не сыграли ожидаемой роли:
- отсутствие средств эвакуации
- отсутствие запасных частей для «КВ» и «Т-34»
- наличие заводских дефектов
- неосвоенность эксплуатации
- недостаточная обученность личного состава
- слабая разведка противника в противотанковом отношении
- систематические бомбардировки
- отсутствие взаимодействия с артиллерией
- отсутствие бронебойных снарядов для «КВ» и «Т-34»

И если первые 5 можно списать на на неосвоенность новых машин промышленностью и войсками то последужие пункты опять указывают на недостаточную обученность войск в целом. Разведка и взаимодействие войск становятся основными проблемами танковых войс РККА.

Заметим еще одну причину:
7. Существующая броня на «КВ» и «Т-34» еще не полностью обеспечивает от противотанковых средств борьбы; необходимо дополнительное экранирование брони «КВ» и «Т-34».

Т.е военные считают что 75 мм недостаточно для КВ. Простекает это по моему мнению из-за исползование КВ и Т-34 без поддержки пехоты - никакой танки не может быть неуязвимым - необходимо правилно его исползовать.
Ответить

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

Очень любопытный документ:

СЕКРЕТНО
ДОКЛАД
О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ 32-й ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ ЗА ПЕРИОД
с 22.6 по 14.7.41 г.
1. Характеристика дивизии перед началом военных действий
32-я танковая дивизия была сформирована в апреле-мае 1941 г. на базе частей начавшей формироваться 30-й легкой танковой бригады и прибывшего пополнения (до 50% личного состава). К началу боевых действий уровень боевой подготовки частей дивизии характеризуется следующим:
1. Отработана одиночная подготовка бойца и неполностью закончено сколачивание экипажа (отделения)
Дивизия получила танки в период с 25.4.41 г по 25.5.41 г. Боевая подготовка была ускоренной. Не было учебных пособий и экспонатов. Для ускоренного обучения экипажей привлекались специальные бригады рабочих и инженеров с заводов, производящих танки.
2. По огневой подготовке личный состав танковых полков отстрелял второе упражнение автобронетанкового «КОП-38»1. Весь состав дивизии отстрелял первое упражнение «КОП-38» из винтовок. 32-й гаубичный артиллерийский полк не успел провести ни одной стрельбы из орудий. Личный состав не был подготовлен к стрельбе в полевых условиях.
3. Техническая подготовка личного состава, особенно водительского состава, была недостаточная. За недостатком времени личный состав неполностью освоил боевую материальную часть и вождение как танков «КВ», так и «Т-34».
4. К моменту военных действий дивизия была укомплектована:
начальствующим составом на – 50,3%;
младшим начальствующим составом -42,9%;
рядовым составом на – 105%.
Рядовой состав в основном состоял из апрельского и майского призыва 1941 года. Штабы частей из-за неукомплектованности начальствующим составом и короткого срока обучения не были сколочены. Материальной частью к моменту военных действий дивизия была укомплектована:
танками «КВ» – 77%,
танками «Т-34» – 78%,
танками «Т-26» – 100%,
танками «БТ-7» – 120%,
бронемашинами – 42%.
Общий процент укомплектованности боевой материальной частью составлял 83%, колесным транспортом – 22%, ремонтными средствами – 13%, запасными частями дивизия была обеспечена на 2%.
Средствами связи: радиосредствами – на 30%, телефонными средствами -на 50%.
Острый недостаток были в рациях «РСБ» и «5 АК».
Из положенных 34 станций дивизия к началу военных действий имела всего 7, из которых 2 были неисправны и оставлены на зимних квартирах.
Инженерным имуществом дивизия была обеспечена на 28%. Особенно ощущался недостаток в шанцевом инструменте (пилы, лопаты, топоры), столь необходимом для всех видов саперных работ.
22.6.41 г. Дивизия в 14 часов после объявления тревоги сосредоточилась в ур. Ляс Загуменный, окончательно приводя себя в боевую готовность. В 23 часа третьи батальоны танковых полков на основании приказа командира 4-го механизированного корпуса вошли в подчинение командира 32-го мотострелкового полка подполковника Лысенко и выступили в район м. Холоюв с задачей разгрома противника в районе Радзехув. Остальные части оставались в районе сосредоточения. После сосредоточения дивизия совершила 45-километровый марш, а третьи батальоны танковых полков – 115-километровый.
32-й мотострелковый полк после суточного 40-километрового марша следовал в пешем строю в район сбора по тревоге 2 км западнее Блыщиводы. В 2 км западнее Жулкев полк получил приказ перейти в район Магерув к утру 23.6.41 г. и войти в резерв командира 6-го стрелкового корпуса, но в 21 час получен второй приказ: движение на Магерув приостановить и сосредоточиться в районе Крехув до особого распоряжения.
Из-за отсутствия транспортных машин движение мотострелкового полка все время проходило в пешем строю.
32-й гаубичный артиллерийский полк к исходу 23.6.41 г. сосредоточился в лесу 2 км восточнее Жулкев и там находился до 24.6.41 г.
Из-за отсутствия средств передвижения орудий их приходились перебрасывать в район сбора по тревоге в два рейса.
23.6.41 г. Дивизия получила приказ во взаимодействии с 8-й танковой и 81-й мотострелковой дивизиями окружить и уничтожить противника в районе Дуньковице. Не пройдя 30 км до района Лозина, она получила в 10 часов на марше вторую задачу – уничтожить танки противника в районе м. Мосты Вельке. Колонну дивизии пришлось поворачивать по одной дороге на 180 градусов. По прибытии в район м. Мосты Вельке дивизия танков противника не обнаружила.
После выхода частей дивизии в район сосредоточения по инициативе командования дивизии была выделена танковая группа в составе 1-го танкового батальона 64-го танкового полка под командованием подполковника Голяс для совместных действий с 3-й кавалерийской дивизией в районе Пархач против частей 9-й пехотной дивизии противника.
В 17 часов танковая группа Голяс сосредоточилась в ур. Черный Ляс и была готова к атаке, но был получен новый приказ командующего 6-й армией на уничтожение авиационного десанта и 300 танков противника в районе Каменка Струмилова Части дивизии и танковая группа Голяс стали выполнять новый приказ, но там танков противника не обнаружено, а в Каменка Струмилова были свои части. Два танковых батальона во взаимодействии с мотострелковым батальоном под командованием подполковника Лысенко с 7 до 20 часов вели бой с 65-м танковым батальоном и 25-й батареей противотанковых орудий противника в районе западная окраина Радзехув, Ганунин, где вела сдерживающие бои 10-я танковая дивизия.
В результате боя уничтожено 18 танков противника, 5 противотанковых орудий, 10 орудий и взвод мотопехоты. Потери танковой группы составляют 11 танков. Танковые полки дивизии за сутки совершили марш в среднем до 100 км, а группа танков подполковника Голяс – 130 км.
24.6.41 г. К 1 часу дивизия сосредоточилась в районе Дзибулки, Батятыче, организовав разведку в направлении Каменка Струмилова. В 11 часов был получен приказ к 15 часам сосредоточиться в районе Язув Старый, отметка 236 с задачей во взаимодействии с 8-й танковой и 81-й мотострелковой дивизиями уничтожить противника в районе Ольшина, Хотынец, Млыны.
32-й мотострелковый полк по приказу командира 4-го механизированного корпуса отправлен во Львов в резерв армии. Дивизия, совершая марш по улицам гор. Львов, встретилась с встречным потоком боевых и транспортных машин 8-го механизированного корпуса. На улицах гор. Львов шли уличные бои с диверсантами. С большими трудностями, преодолевая уличные пробки машин, дивизия к 2.00 25.6.41 г. сосредоточилась в районе Яновский лес, Грабник.
В 10 часов дивизия получила приказ командира 4-го механизированного корпуса, по которому дивизия должна была развить удар 6-го стрелкового корпуса в его наступлении, но штаб 6-го стрелкового корпуса поставил танковой дивизии самостоятельную задачу – атаковать в направлении сильно укрепленного противотанкового района с наличием реки и болотистой местности, не поддержав действий дивизии ни пехотой ни артиллерией. К 14 часам дивизия сосредоточилась на исходных позициях Шипки, Тышыки, Бороусы. В 18 часов 20 минут дивизия атаковала части 5-го армейского корпуса противника в направлении Басяки, Вареницы, Семерувка. В результате боя уничтожено: танков – 16, 75-ми орудий – 4, противотанковых орудий – 8, прицепов с боеприпасами – 14. Наши потери – 15 танков.
26.6.41 г. В 4 часа дивизия получила приказ командира 4-го механизированного корпуса выйти в район Грудек Ягельоньски, Судовая Вишня с задачей разгромить колонну в 300 танков противника, двигающуюся из Мосциска на Львов. К 18 часам дивизия сосредоточилась в ур. Замлынье.
Разведкой батальона танков 64-го танкового полка на рубеже реки у Судовая Вишня были установлены передовые части 14-го пехотного полка противника, но танков противника в этом районе не оказалось. Дивизия совершила в течение суток 85-километровый марш. В 17 часов получен приказ сосредоточиться дивизии в районе Оброшин и быть готовой к действию на Любень Вельки.
27.6.41 г. К 7 часам дивизия сосредоточилась в районе Конопница Заставе, Оброшин, имея задачи уничтожить противника в направлении Любень Вельки. Дивизия совершила ночной 40-километровый марш. Таким образом, дивизия, снятая с яворовского участка, где могла бы оказать решающую помощь 6-му стрелковому корпусу, была переброшена на мосцыцкое направление, где танков не оказалось, и в конце следующего дня отведена [в район] 10 км восточнее Грудек Ягельоньска и активной задачи не имела. По данным штаба корпуса, в районе Любень Вельки установлена группировка противника, фактически же этой группировки не оказалось.
28.6.41 г. В течение всего дня части дивизии ведут активную оборону на рубеже Воля Бартатовска, западная опушка ур. Ляс Мейский, Фл. Петерсгоф. В течение дня авиация противника атаковала расположения частей дивизии. В результате боя на рубеже ур. Ляс Мейский, Фл. Петерсгоф было уничтожено 3 танка, 4 легковые машины, 150 мотоциклов, подавлена 1 батарея, 8 минометов и до 400 человек пехоты противника. Наши потери – 8 танков.
В 18 часов был получен приказ командира 4-го механизированного корпуса о переходе в район Б.Богданувка, Сыгнювка, Кульпаркув с задачей организации подвижной обороны вдоль Яновского шоссе на участке Козице, Женсна Руска и по Грудек-ягельоньскому шоссе на участке Рудно,. Зимна Вода. Выполняя приказ, танковые полки заняли указанные рубежи обороны, прикрывая отход частей 6-го стрелкового корпуса через Львов на Винники. Дивизия прошла 30 км.
29.6.41 г. Дивизия вела подвижную оборону по яновскому и грудек-ягельоньскому шоссе. В 7 часов 63-й танковый полк контратаковал противника в районе Конопница, Феерувка и во взаимодействии с 8-м мотострелковым полком уничтожил 8 орудий, 11 противотанковых орудий, 5 транспортных машин и 100 мотоциклов. С наступлением темноты дивизия начала отход на рубеж Лесеница, Винники. Во время прохождения через Львов части дивизии вели уличные бои, подавляя огневые точки в домах и на чердаках города. При отходе из Львов были уничтожены склады с боеприпасами, горючим, продовольствием и оставшейся материальной частью. Всего за этот день дивизия прошла в среднем 35 км.
30.6.41 г. Танковые полки продолжают прикрывать отход частей дивизии по золоческому шоссе. В 12 часов получен приказ командира 4-го механизированного корпуса начать отход с рубежа Лесеница, Винники и к 15 часам [1.7.41 г.] сосредоточиться в районе Збараж, Верняки, Кретовце. Цель отхода дивизии в составе корпуса – выйти в резерв фронта. Выполняя приказ дивизии, арьергарды полков совместно с 8-м мотострелковым полком обеспечили отход частей дивизии на рубеже Маклашув, Подбережце, Чижикув. В результате боев в районе Винники уничтожены 7 танков, 35 мотоциклов, 3 орудия, 10 противотанковых орудий и 12 транспортных машин. За арьергардами следовали части 5-го армейского корпуса противника.
1.7.41 г. Части дивизии находились на марше. В 2 часа первый эшелон проходил по Золочев. В самом Золочев и на окраинах части дивизии подверглись интенсивной бомбардировке и обстрелу авиации противника. Особую активность авиация противника проявила на участке Золочев, Тарнополь. Всего в течение 30.6 и 1.7.41г. части дивизии совершили 160-километровый марш.
2.7.41 г. К 8 часам дивизия сосредоточилась в районе Збараж, Черниховце, Мотылювка. В течение дня части дивизии подтягивали отставшую материальную часть и личный состав. В 19 часов, при прохождении Збараж, головные части дивизии были внезапно атакованы противником силой до 24 танков и 100 человек мотопехоты, засевшей заранее в домах Збараж. Бои продолжались до 24 часов. В результате боя уничтожено: 15 танков, 2 бронемашины, 3 противотанковых орудия, 3 тягача противника.
3.7.41 г. В течение всего дня и ночи части дивизии находились на марше, подвергаясь неоднократно бомбардировкам и обстрелу авиации противника. Во время прохождения старой границы, рубежа р. 3бруч, в районе Ожиговцы, Волочисск командиром 37-го стрелкового корпуса от имени Военного совета были задержаны и оставлены на усиление 32-й отдельной зенитной артиллерийской дивизии 10 танков под командованием капитана Егорова.
4.7.41 г. К 10 часам части дивизии сосредоточились в районе Чернелевка, Чепелевка, м. Красилов и в течение дня подтягивали отставшие машины на марше, производили заправку горючим и пополняли запасы. За время 2 и 4.7.41 г. дивизия совершила 115-километровый марш.
5.7.41 г. В течение дня части дивизии продолжали подтягивать отставшие машины, приводили в порядок материальную часть и продолжали пополнять запасы горюче-смазочных материалов и боеприпасов.
6.7.41 г. В 9 часов был получен приказ командира 4-го механизированного корпуса к 12 часам занять рубеж обороны и оседлать дороги: Старо-Константинов – Вербовцы; Старо-Константинов – Емгризов; Старо-Константинов – Антонины. Выполняя приказ, части дивизии заняли рубеж обороны северо-западная опушка леса 4 км северо-западнее Старо-Константинов, сл. Новомайская с задачей прикрыть старо-константиновское направление с севера, так как противник угрожал тылам 6-й армии. Всего за день пройдено 65 км.
7.7.41 г. С 12 часов противник начал вести планомерный артиллерийский огонь. В 15 часов было обнаружено движение танков в направлении на Поповцы и Пашковцы. Танковые полки, взаимодействуя с танками 8-й танковой дивизии, встретили противника артиллерийским огнем с места, в результате чего противник отступил в обратном направлении.
В 20 часов 64-й и 63-й танковые полки атаковали противника в направлении высота 324.6, Капустин; в результате боя противник был отброшен, потеряв 7 танков, 16 противотанковых орудий и до 50 мотоциклов. В 20 часов 30 минут на занимаемый рубеж стали подходить части 80-й стрелковой дивизии. Одновременно было установлено, что противник развивает наступление в районе Бердичев. В 21 час был получен приказ командира 4-го механизированного корпуса с наступлением темноты выступить с занимаемого района и к исходу 8.7.41 г. сосредоточиться в районе Городище, Тютюники, где совместно с частями 81-й мотострелковой дивизии организовать противотанковую оборону, не допустив прорыва противника на Бердичев.
8.7.41 г. К 12 часам части дивизии, совершив 90-километровый марш, сосредоточились на большом привале в районе Смела, где производили заправку горючим, пополнялись боеприпасами, ремонтировали материальную часть, части подтягивали отставшие на марше машины.
9.7.41 г. В 16 часов был получен приказ командира 4-го механизированного корпуса выйти с исправной материальной частью на Янушполь для совместных действий с 81-й мотострелковой дивизией по захвату м. Чуднов. 10 лучших танков и 2 бронемашины под командой капитана Карпова к 22 часам сосредоточились в Янушполь. Остальная материальная часть, могущая двигаться своим ходом, под командой капитана Егорова была направлена в лес северо-восточнее Райгородок для совместных действий с 32-м мотострелковым полком по обороне Райгородок и обеспечения подхода 213-й мотострелковой дивизии. По достижении указанного района группа танков капитана Егорова вела бой в районе 3 км юго-западнее Бердичев, уничтожив 5 бронемашин и 2 противотанковых орудия противника. В среднем танки в этот день прошли 30-35 км.
10.7.41 г. Группа танков капитана Карпова сосредоточилась в районе Бейзымовка и в 20 часов атаковала противника в направлении Ольшанка, но, не поддержанная пехотой, в 23 часа отошла и заняла оборону в 300-400 м южнее Ольшанка. В течение последующего дня группа вела непосильный бой в этом же районе и в результате бегства с фронта 32-го мотострелкового полка была уничтожена и оставлена на поле боя, за исключением одного танка.
11.7.41 г. Группа восстановленных танков под командой капитана Егорова в 6 часов атаковала колонны танков противника в районе отдельных домов 3 км юго-восточнее Янушполь. Накануне вечером танки противника, преследуя отходящие тылы 49-го стрелкового корпуса, догоняли их и в упор расстреливали. В результате утренней атаки уничтожено танков противника – 12, противотанковых орудий – 7, транспортных машин – 50. Прикрываясь огнем танков, части дивизии к 11 часам вышли на казатинское шоссе и заняли рубеж обороны Бураки, Подорожна, оседлав шоссе и имея задачу не допустить прорыва танков в направлении Бердичев или Казатин. В 22 часа 3-й батальон 32-го мотострелкового полка при поддержке танков атаковал пехоту противника в Подорожна и занял его. В результате боя уничтожено 7 танков, 10 орудий, 4 противотанковых орудия, 5 транспортных машин, 5 офицеров и 40 солдат.
В 23 часа по приказу командира дивизии была отобрана группа танков в количестве 6 машин и 2 бронемашин и совместно с 32-м мотострелковым полком оставлены для удержания рубежа Бураки, Подорожна. Остальная материальная часть эвакуирована на ремонт. В течение дня танки прошли в общей сложности 15-20 км.
12.7.41 г. Дивизия продолжала оборону рубежа Подорожна, Бураки. [В] 17 часов 30 минут экипажи танковых полков и тылы дивизии убыли из района Соколец на укомплектование в район Прилуки.
13.7.41 г. Дивизия к 4 часам отошла на рубеж Медведовка. В дивизии сформирован отряд в составе 5 танков и батальона пехоты 32-го мотострелкового полка, который был подчинен командиру 8-й танковой дивизии. В 19 часов оперативная группа штаба дивизии убыла в район сосредоточения дивизии в Прилуки.
В первые дни боевых действий дивизии ставились задачи на форсированные беспрерывные марши с наступательным характером действий и последующим уничтожением танков и мотопехоты противника. За первые три дня 23-25.6.41 г. дивизия совершила в общей сложности 350-километровый марш, не имея нормального отдыха для экипажей и восстановления материальной части. Марши совершались как днем, так и ночью.
Проведение маршей удовлетворительное, несмотря на недостаточно подготовленный водительский состав. За этот период дивизия боевых действий не проводила ввиду отсутствия противника в указанных районах, за исключением трех батальонов танковых полков 32-й танковой дивизии, которые вели разрозненные бои в районе Радзехув, не взаимодействуя с частями 10-й танковой дивизии, части которой накануне подхода батальонов 32-й танковой дивизии были брошены раньше в бой и там же разбиты противником и отброшены на юг. Два батальона 32-й танковой дивизии атаковывали значительно превосходящего противника с наличием большого количества противотанковых средств и труднодоступной местности р. Бушкуф с болотистой долиной, вследствие чего батальоны успеха не имели и отошли в район Батятыче.
Как вывод следует отметить, что дивизия перебрасывалась в течение 23-25.6.41 г. из одного района в другой с боевыми задачами, но их не выполняла вследствие отсутствия там противника и изматывала личный состав и материальную часть.
Следующим моментом неправильного использования дивизии нужно считать постановку задачи дивизии на атаку сильного противотанкового района противника (6 км севернее Яворов) и на неблагоприятной местности (р. Якша, заболоченные долины в районе Язув Старый), без поддержки артиллерии и без взаимодействия с пехотой.
Атака предпринималась с целью улучшения тяжелого положения 6-го стрелкового корпуса, ведущего тяжелые бои в районе Яворов.
В результате этого атака была неудачна, танки 64-го танкового полка завязли в болоте, а танки 63-го танкового полка, понеся тяжелые потери (15 танков), вынуждены были отойти в исходное положение. По выходе из боя дивизия с хода перебрасывается из-под Яворов в район Грудек Ягельоньски, Судовая Вишня с задачей разгрома танков противника, прорвавшихся с направления Мостиска и этим самым создавая угрозу гор. Львов.
Дивизия совершила 85-километровый форсированный марш и вышла в район Судовая Вишня, но в этом районе никаких танков противника не было, разведывательные данные высших инстанций о противнике оказались неверными, и дивизию выгоднее было бы оставить для действий с 6-м стрелковым корпусом в районе Яворов.
В результате боевых действий 32-я танковая дивизия с 22.6 по 14.7.41 г. в общей сложности уничтожила 113 танков, 96 противотанковых орудий, 463 мотоцикла, 4 легковые машины, 93 грузовые машины, 3 тягача, 8 самолетов, 80 орудий, 10 минометов, 3916 солдат и офицеров противника.
Дивизия потеряла 103 человека убитыми и 259 человек ранеными.
Потери материальной части: 30% составляют потери от артиллерийского танкового огня противника и бомбежки авиации, 50% материальной части сожжено или взорвано экипажами из-за технических неисправностей, 10% эвакуировано по железной дороге на заводы и до 10% осталось завязшими в болоте; транспортных машин потеряно 120 единиц, из которых 85% уничтожено огнем артиллерии и авиации противника, остальные 15% оставлены из-за технических неисправностей2.

Выводы
1. Несмотря на короткий срок существования дивизии, неукомплектованность начальствующим составом, неполную обеспеченность инженерным и химическим имуществом и почти полное отсутствие ремонтно-восстановительных средств, дивизия в проведенных боевых действиях все возложенные на нее боевые задачи выполнила.
2. За время военных действий боевая материальная часть дивизии прошла в общей сложности 950 км. Перебрасываясь с одного участка на другой, дивизия израсходовала большую часть моторесурсов, не участвуя в боях; например, в первые три дня дивизия совершила марш в 350 км.
3. Эксплуатация материальной части во время боевых действий проходила ненормально:
а) Отсутствовали ремонтные и эвакуационные средства для танков «КВ». Наличие тракторов «Ворошиловец» не обеспечило эвакуацию, тракторы для буксировки «КВ» выходили из строя от перегрузки. Очень часто проходила буксировка танка танком, и через 10-15 км буксирующий танк тоже выходил нз строя (отказывало сцепление, не включаясь скорости, портились бортовые фрикционы). Танки «КВ» (из этого опыта) можно буксировать трактором «Ворошиловец» только по дорогам. На пашне, на торфянике или болотистой местностн танк «КВ» можно буксировать только двумя тракторами.
б) Во время боевых действий дивизия только один раз имела указание со штаба 6-й армия об эвакуации материальной части на сборный пункт аварийных машин во Львов. Эвакуированная во Львов материальная часть на армейском сборном пункте аварийных машин восстанавливалась только силами полков. Армейский сборный пункт аварийных машин неходовую материальную часть на заводы промышленность не отправлял из-за отсутствия армейских ремонтных средств. При отходе за Львов неходовые машины буксировались на погрузку из Старо-Константинова до Проскурова.
в) Отсутствовали запасные части.
г) Не хватало времени на технический осмотр и производство текущего ремонта материальной части.
4. Большие потери боевой материальной части (особенно танков «КВ») объясняются главным образом тем, что скоростные марши совершались без всяких технических осмотров и профилактических ремонтов до 75-100 км в сутки. Кроме того, водительский состав не имел достаточного опыта и навыков по эксплуатации машин на марше.
5. Дивизия действовала без мотострелкового и артиллерийского полков только двумя танковыми полками, так как мотострелковый полк был взят штабом 6-й армии в свой резерв, а артиллерийский полк не был укомплектован тракторами и половину своей материальной части оставил на зимних квартирах, остальные орудия постепенно выходили из строя из-за технических неисправностей и поломок имеющихся в наличии тракторов. Таким образом, отсутствовало взаимодействие танков с артиллерией, пехотой и особенно авиацией.
6. Тактика германских войск. Части дивизии вели бои в основном с противником, объединенным в группы, включающие мотопехоту, танки, мотоциклистов, противотанковые средства и артиллерию. Малые танки противника вооружены 37-мм или 47-мм пушкой и двумя пулеметами, средний танк имеет на вооружении 47-мм пушку. Противотанковые пушки противника в большинстве случаев возятся на танкетках, тягачах и буксируются танками. Броня наших танков 37-мм пушками немцев не пробивается; были случаи, когда танк «КВ» имел до 100 попаданий, но броня не была пробита. Танки «Т-26», «БТ-7» и бронемашины (легкие и тяжелые) пробиваются как крупнокалиберными пулеметами, так и 37-мм пушками противника.
Огонь наших танков с первых двух-трех выстрелов уничтожал танки противника. Очень часто танки противника от огня наших 76-мм танковых пушек воспламеняются.

Предложения
1. На маршах в предвидении встречного боя танковым частям необходимо придавать противотанковые средства (противотанковые орудия), добиваясь постоянного взаимодействия между ними. Разведывательная авиация должна своевременно давать данные о противнике, а истребительная надежно прикрывать марш дивизии.
2. При совместных действиях с пехотой необходимо, чтобы пехота указывала сериями трассирующих3 пуль огневые точки противника, в особенности противотанковые ружья и пулеметы.
3. Танки в обороне использовать как ударные группы для удара по прорвавшемуся и вклинившемуся в нашу оборону противнику.
4. При использования танков не давать им задач на лобовые удары по противнику, а использовать [для ударов] во фланг и по тылам.
5. Вышестоящим штабам учитывать напряженность работы водительского состава танкистов, необходимость ремонта и восстановления материальной части и представлять необходимое время для этой цели.
6. Необходимо наличие ремонтных средств, запасных частей и средств эвакуации.
7. Сообщить немедленно конструкторам и рабочим танковых заводов о частых заклинениях башен танков от попаданий снарядов в погон башни.

Командир 32-й танковой дивизии
полковник ПУШКИН
Военный комиссар
32-й танковой дивизии
старший батальонный комиссар
ЧЕПЫГА

Начальник штаба
полковник ЗИМИН

За описываемый период дивизия потеряла 356 человек убитыми и ранеными.

И осталась практически без материалной части в (скобках потери):
КВ - 49 (37)
Т-34 - 173 (146)
БТ-7 - 31 (28)
Т-26 - 70 (58)
Т-27 - 38 (38)
Ответить

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

32 дивизия одна из самых укомплектованных - более 200 новейших КВ и Т-34. Но мы видем потверждение выводов временно исполняющего обязанности командира 12-го механизированного корпуса полковника Гринберга немотря на то что 12й мехкорпус воюет в прибалтике а 32 дивизия в районе Львова.

Многочисленные марши выматывающие людей и технику - но противник уходит, высшестоящее командование не поспевает за быстроизменяющейся обстановкой. Первые три дня проходят в беспрерывных поисках противника, но найти его не такто легко. Когдаже противник найден в первых атаках дивизия несет тяжелые потери - не разведана местноть и оборона противника.

Потери материальной части распределяются следующим образом:
30% составляют потери от артиллерийского танкового огня противника и бомбежки авиации,
50% материальной части сожжено или взорвано экипажами из-за технических неисправностей,
10% эвакуировано по железной дороге на заводы,
до 10% осталось завязшими в болоте,

Половина танков потеряна не по боевым причинам!
При этом в 30% сведены потери как на маршах из-за налетов авиации так и в бою из-за действия артилерии противника. Фактически можно считать что толко 15% танков потеряно в бою.

Если вспомнить доклад начальника автобронетанкового управления Юго-Западного фронта генерал-майора Моргунова то первочередные причины потери новых танков вовсе не противодействие противника а поломки, и неосвоенность техники экипажами. В 32й дивизи ситуация абсолютно такая же.

При этом боевые качества новых танков на высоте: "были случаи, когда танк «КВ» имел до 100 попаданий, но броня не была пробита. Огонь наших танков с первых двух-трех выстрелов уничтожал танки противника. Очень часто танки противника от огня наших 76-мм танковых пушек воспламеняются."

Сумируя опыт первых боев полковник Пушкин пишет:
1. На маршах в предвидении встречного боя танковым частям необходимо придавать противотанковые средства (противотанковые орудия), добиваясь постоянного взаимодействия между ними. Разведывательная авиация должна своевременно давать данные о противнике, а истребительная надежно прикрывать марш дивизии.

взаимодействие и разведка

2. При совместных действиях с пехотой необходимо, чтобы пехота указывала сериями трассирующих3 пуль огневые точки противника, в особенности противотанковые ружья и пулеметы.

взаимодействие с пехотой на поле боя чтобы уменьшить недостатки первых КВ и Т-34 - низкую обзорность из танка

3. Танки в обороне использовать как ударные группы для удара по прорвавшемуся и вклинившемуся в нашу оборону противнику.

танки мобилное оружие и должны исползоватся в активной обороне

4. При использования танков не давать им задач на лобовые удары по противнику, а использовать [для ударов] во фланг и по тылам.

как бы не были хорошо бронированы КВ и Т-34 атаковать в лоб противника не имеет смысла

5. Вышестоящим штабам учитывать напряженность работы водительского состава танкистов, необходимость ремонта и восстановления материальной части и представлять необходимое время для этой цели.

планирование операций в части передвижения войск и работы тыла

6. Необходимо наличие ремонтных средств, запасных частей и средств эвакуации.

тоже самое писал и полковник Гринберг

7. Сообщить немедленно конструкторам и рабочим танковых заводов о частых заклинениях башен танков от попаданий снарядов в погон башни.

недостатки кострукции (кстати на КВ была добавлена дополнителная защита погона башни)
Ответить

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

Доклад
помощника командующего войсками
Юго-Западного фронта
по танковым войскам
заместителю Народного Комиссара Обороны Союза ССР
о недостатках в управлении боевыми действиями
механизированных корпусов
(5 августа 1941 г.)
СОВ. СЕКРЕТНО
. ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР
генерал-лейтенанту танковых войск ФЕДОРЕНКО
ДОКЛАД

Согласно Вашему приказанию от 22.7.41 г. представляю доклады командиров 8-го и 15-го механизированных корпусов, 12, 37 и 41-й танковых дивизий о боевых действиях этих соединений за период с 22.6 по 1.8.41 г.

В отношении 9, 19 и 22-го механизированных корпусов и их дивизий доклады будут представлены по выходе этих соединений из боя.

По 24-му и 16-му механизированным корпусам доклады представить не могу, так как последние отошли к Южному фронту.

Киевский особый военный округ, впоследствии реорганизованный в Юго-Западный фронт, имел в своем составе следующие механизированные корпуса: 4, 8, 9, 15, 16, 19, 22 и 24-й, причем 4-й и 8-й механизированные корпуса были сформированы осенью 1940 г., остальные корпуса в апреле 1941 г., таким образом, времени на сколачивание было крайне недостаточно, тем более что в новых механизированных корпусах отсутствовала длительный период времени боевая материальная часть [...]

На 1 августа Юго-Западный фронт не имеет в своем составе механизированных соединений как боевых сколоченных единиц, оснащенных боевой материальной частью, но имеет кадры.

Своих источников пополнения боевой материальной частью фронт почти не имеет, за исключением 213 боевых машин, находящихся на ремонтной базе № 7, которые отремонтированы 4.8.41 г.

Разбирая действия механизированных корпусов, нельзя их отрывать от общей обстановки, сложившейся на фронте в первые дни войны Разбирать же действия всех войск, не изучив весь материал, будет неправильно, и можно впасть в ошибку и сделать неправильные выводы. Поэтому я в своем докладе остановлюсь исключительно на анализируемых мною материалах, представленных командирами корпусов и дивизий, а также на вопросах, которые мне удалось установить в личных беседах с командирами соединений и частей, и, наконец, непосредственно личным наблюдением в ходе боевых действий, в частности, 16-го механизированного корпуса. Прихожу к выводу, что основные причины быстрого выхода танковых частей из боя являются следующие:

1. С первого же дня войны механизированные корпуса были неправильно использованы, ибо они все были приданы армиям, в то время как механизированные корпуса (я говорю не о всех) являлись фронтовым средством, и естественно, что могли иметь место случая переподчинения отдельным армиям одного механизированного корпуса, но в тех случаях, когда действительно этого требовала обстановка и это надо было делать, создавая из них ударные группы.

Если обстановка сложилась так, что командование решило отходить на линию укрепленных районов, то в этом случае пехоте необходимо сесть в укрепленные районы. Механизированные корпуса должны быть применены перед укрепленными районами, а потом их следует немедленно отвести за укрепленные районы и там вновь использовать как броневой кулак. Практически же получилось, что наши части не успевали занимать укрепленные районы, а противник на плечах отходящих входил в них.

2. Все боевые действия механизированных корпусов проходили без тщательной разведки, некоторые части совершенно не знали, что происходит в непосредственной близости. Авиационной разведки в интересах механизированных корпусов совершенно не велось.

Управление механизированными корпусами со стороны общевойсковых командиров было поставлено плохо, соединения были разбросаны (8-й механизированный корпус) и к моменту наступления были оторваны друг от друга.

Штабы армий совершенно не были подготовлены к управлению такими крупными механизированными организмами, как механизированные корпуса. Пехота, как правило, действовала самостоятельно, да и обстановка не позволяла организовать взаимодействие.

Имели место случаи, когда общевойсковые командиры использовали танки не только мелкими группами, но и отдельными машинами, особенно разительно это было в 41-й танковой дивизии.

3. Штабы армий совершенно забыли, что материальная часть имеет определенные моточасы, что она требует осмотра, мелкого ремонта, дополнительного пополнения горючим и боеприпасами, а технический состав и начальники автобронетанковых отделов армий не подсказали им этого, и вместо того, чтобы после выполнения задачи отвести механизированный корпус, предоставив ему время, необходимое дли этой цели, общевойсковые командиры требовали только «давай» и больше ничего. Не было совершенно взаимодействия с воздушными силами. Механизированные корпуса совершенно не имели прикрытия как на марше, так и на поле боя, особенно плохо обстоял вопрос одновременной обработки переднего края артиллерией и авиацией.

4. Информация сверху вниз, а также с соседями была поставлена из рук вон плохо.

Война с первого дня приняла маневренный характер, противник оказался подвижнее. Главное в его действиях состоит в том, что он широко применял и применяет обходы и фланговые удары. Лобовых встреч избегал и немедленно противопоставлял подвижные противотанковые средства, располагая их главным образом в противотанковых районах, а сам действовал обходом с одного, а в большинстве [случаев – ] с обоих флангов.

Наши же действия носили характер обороны на широком фронте, и, к великому сожалению, механизированные корпуса также вынуждены были в отдельных случаях в начальный период боевых действий, а в последующем как система вести оборонительные бои.

Наш командный состав мало натренирован в мирное время именно к аналогичным действиям, поэтому стремится к обороне с локтевой связью с соседом, а сил было недостаточно для того, чтобы иметь такую оборону.

Крупнейшим недостатком было то, что приказы очень часто наслаивались, в них подчас конкретные задачи не ставились, а частая смена обстановки подчас приводила к тому, что штабы армий совершенно теряли управление механизированными корпусами.

Это все, что касается о6щевойсковых командиров.

Но много было недочетов, допущенных непосредственно и командирами механизированных частей и соединений. К таковым относятся:

1. Штабы механизированных корпусов, танковых дивизий и полков еще не имели должного оперативно-тактического кругозора, они не смогли делать правильные выводы и полностью не понимали замысла командования армии и фронта.

2. Командный состав обладает недостаточной инициативой.

3. Не были использованы все подвижные средства, которыми обладают механизированные части

4. Не было маневренности – была вялость, медлительность в выполнении задач

5. Действия, как правило, носили характер лобовых ударов, что приводило к ненужной потере материальной части и личного состава, а этой было потому, что командиры всех степеней пренебрегали разведкой.

6. Неумение организовать боевые порядки корпуса по направлениям, перекрывать пути движения противника, а последний главным образом двигался по дорогам.

7. Не использовались средства заграждения, совершено отсутствовало взаимодействие с инженерными войсками.

8. Не было стремления лишить противника возможности подвоза горючего и боеприпасов. Засады на главных направлениях действий противника не практиковались.

9. Действия противника по флангам привели к боязни быть окруженным, тогда когда танковым частям нечего бояться окружения.

10. Не использовались крупные населенные пункты для уничтожения противника и [выявилось] неумение действовать в них.

11. Управление, начиная от командира взвода до больших командиров, было плохое, радио использовалось плохо, скрытое управление войсками поставлено плохо, очень много тратится времени на кодирование и раскодирование.

12. Исключительно плохо поставлена подготовка экипажей в вопросах сохранения материальной части: имели место случаи, когда экипажи оставляли машины, имеющие боеприпасы; были отдельные случаи, когда экипажи оставляли машины и сами уходили.

13. Во всех частях и соединениях отсутствовали эвакуационные средства, а имеющиеся в наличии могли бы обеспечить механизированные корпуса и танковые дивизии только в наступательных операциях.

14. Личный состав новой техники не освоил, особенно «КВ» и «Т-34», и совершенно не научен производству ремонта в полевых условиях. Ремонтные средства танковых дивизий оказались неспособными обеспечить ремонт в таком виде боя, как отход.

15. Большой процент командно-начальствующего состава задач не знал, карт не имел, что приводило к тому, что не только отдельные танки, но и целые подразделения блуждали.

16. Технических средств замыкания в механизированных корпусах еще в мирное время не имелось, и этому вопросу в подготовке уделялось очень мало внимания.

17. Существовавшая организация тылов исключительно громоздка: помощник командира по технической части вместо работы с боевой материальной частью, как правило, оставлялся во втором эшелоне с тылами. Тылы необходимо сократить, оставив в мехсоставе[1] только средства подвоза горючего, боеприпасов и продовольствия.

18. Армейские сборные пункты аварийных машин, как правило, не организовывались, их работой никто не руководил. Отсутствие в штатной организации эвакуационных средств приводило к тому, что эвакуация боевой материальной части, как правило, в армейском и фронтовом тылу отсутствовала.

19. Начальники автобронетанковых отделов армии выполняли функции только снабжения, да и с ней полностью не справлялись. Аппарат начальников автобронетанковых отделов армий малочисленный и не обеспечивает управления войсками. Подбор их был сделан очень неудачно, в результате чего начальника Автобронетанкового отдела 6-й армии полковника Дедова отстранили от занимаемой должности, как несправившегося со своей работой.

20. Штабы оказались мало подготовленными, укомплектованы, как правило, общевойсковыми командирами, не имеющими опыта работы в танковых частях.

21. Много лиц командовало механизированными корпусами: фронт ставил задачи, армия ставила задачи, командиры стрелковых корпусов ставили задачи. Наиболее ясно это показывает применение 41-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса.

22. Часть командиров механизированных корпусов оказалась не на должной высоте и совершенно не представляла себе управление механизированным корпусом.

23. В высших учебных заведениях (академиях) таких видов боя, с которыми пришлось встретиться, никогда не прорабатывалось, а это явилось большим недостатком в оперативно-тактическом кругозоре большинства командно-начальствующего состава.

Противник

Рассматривая действия противника, можно прийти к следующим выводам:

1. Противник был осведомлен о нашей доктрине, новой материальной части и использовании мотомеханизированных войск. Поэтому он совершенно избегал лобовых атак, а действовал главным образом с одного или двух флангов, ища стыки.

2. В своем составе танковые войска имеют большое количество противотанковых средств, а также огромное значение играет взаимодействие с авиацией непосредственно на поле боя. Такое взаимодействие привело к тому, что противник действовал стремительно.

3. В целях нарушения прочности тыла и наведения паники в армейском и фронтовом тылу широко применяются диверсионные мелкие группы, нарушающие средства управления и нормальную работу тыла.

4. Мотоциклетные части используются мелкими группами, главным образом как средство разведки. Эти части проникают вглубь и открывают огонь из автоматов, сами же не ввязываются в бой и, отскакивая назад, отыскивают фланги, являясь, таким образом, одновременно и средством разведки и средством создания паники.

5. Населенные пункты занимаются противником и используются как противотанковые районы.

6. На поле боя достигается полнейшее взаимодействие всех родов войск. Авиация противника действует одновременно по переднему краю и в глубине. Главное внимание уделяется бомбежке; она носит методический характер в течение длительного промежутка времени.

7. Огромное значение придается наведению паники и ложной дезинформации. С этой целью используются мелкие мотоциклетные группы, мелкие группы мотопехоты, высадка мелких парашютных десантов (3-7 человек), вооруженных автоматами. В последнее время появились на фронте велосипедные группы.

8. В целях корректировки огня артиллерии применяются самолеты-корректировщики.

9. Движение колонн по дорогам совершается небольшими группами с интервалами 1-2 км. Отмечаются случаи параллельного движения одновременно трех колонн, причем центральная несколько выдвинута вперед и имеет в своем составе наибольшее количество противотанковых средств, правая и левая двигаются уступом и после завязки боя центральной колонной выходят на фланги и как бы окружают части, а подчас даже отходят назад с целью втянуть части в мешок и ударом с флангов и тыла окружить их

Представляя предварительный доклад о боевых действиях мотомеханизированных войск, считаю, что дальнейшее изучение этого вопроса и обобщение опыта послужит основным указанием в подготовке кадров в академии и военных училищах.

Конкретные предложения разрабатываются на основе опыта боевых действий и будут доложены дополнительно.
Помощник командующего войсками Юго-Западного фронта
по танковым вопросам
генерал-майор танковых войск ВОЛЬСКИЙ
Начальник Автобронетанкового
управления Юго-Западного фронта
генерал-майор танковых войск
МОРГУНОВ Военный комиссар
Автобронетанкового управления
Юго-Западного фронта
ЧУЧУКАЛО
Ответить

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

Анализ действий бронетанковых войск Юго-Западного фронта. Заметим что также дается анализ действий противника.

Одна из первых фраз показывает тяжесть сложившейся обстановки:
"На 1 августа Юго-Западный фронт не имеет в своем составе механизированных соединений как боевых сколоченных единиц, оснащенных боевой материальной частью, но имеет кадры."

Это означает что боевых соединений нет, их необходимо создавать заново.

Приводится 4ре основные причины болших потерь мехкорпусов.

1. Неправилное исползование. Мех корпуса исползовались на уровне армий, хотя по мнению докладчика должны были исползоватся на уровне фронта.
2. Разведка. Все это было видно и в преведущих документах - разведка не ведется, в резултате танки колесят по дорогам в поисках противника и идут в атаку не представляа чего ожидать.
3. Неумелое планирование штабов армий. Ремонт, горючие, боеприпасы об этом всем при планирование операций не заботились. Резултат - подавляющее болшинство небоевых потерь. Ну и вторая вечная проблема - взаимодействие войск.
4. Связь, управление войск и взаимодеиствие. Приведу лиш один отрывок: "Наш командный состав мало натренирован в мирное время именно к аналогичным действиям, поэтому стремится к обороне с локтевой связью с соседом, а сил было недостаточно для того, чтобы иметь такую оборону."

Ошибки на уровне корпусов тоже стандартны: низкая квалификация командиров, разведка, взаимодействие и т.д. Все практически слово в слово повторяет те недостатки в обучение и подготовке войск о которых говорил Тимошенко в 40м году.

"В высших учебных заведениях (академиях) таких видов боя, с которыми пришлось встретиться, никогда не прорабатывалось, а это явилось большим недостатком в оперативно-тактическом кругозоре большинства командно-начальствующего состава."
Следует неутешителный вывод - действия немецкой армии в полше, франции, греции проанализированы не были и не была выработана тактика противодействия.

В отличие от РККА вермахт действует совершенно по другому - это единый механизм а не разрозненые компоненты.

1. Противник осведомлен о тактике РККА и применяет соответсвующие шемы. Хотя мне кажется что это просто общир принципы тактики блицкрига.

2. Взаимодействие войск у немцев на высоком уровне.

3. Широко исползуются диверсанты в тылу РККА. Как я думаю они также собирают и передают развед данные.

4. Мобилная разведка боем при помощи мотоциклетных соединений.

5. Все что можно приспосабливается под противотанковую оборону.

6. Опять высокий уровень взаимодействия.

7. Противник умело разахигает панику и исползует еее.

8. В очередной раз взаимодействие.

9. Умелая переброска войск.

Т.е. немецкие части силны именно в тех областях где слабы советские и умело это исползуют.

Замечу что ни в одном приведенном документе не говорится о численном преемуществе немецких войск как о причине неудачь. Точно также нет упоминаний о серьезном качественном превосходтсве немецкой техники.

Вывод: причины поражения 41 года в слабой подготовке советских войск к современным методам ведения войны.
Сообщение отредактировал smallbear: 27.04.2010 - 18:28 PM
Ответить

Фотография stalker716 stalker716 27.04 2010

Надо, чтобы танковые экипажи от караулов были освобождены, так как перед ними на следующий год стоят большие задачи.
...
21 000 машин по заявкам округов требует капитального ремонта, а когда проверишь, многие машины требуют всего 2-х часов времени, за которые их можно привести в порядок.

Федоренко Я. Н., генерал-лейтенант танковых войск, начальник Главного автобронетанкового управления Красной Армии
Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940 г.
РГВА, ф. 4, оп. 18, д. 55, л. 71 — 78.

Интересно какие такие большие задачи поставили танкистам на 1941 год?
Интересно красные командиры были тупые или слишком хитрые, когда жаловались на плохую матчасть? Моё мнение что хитрованы были ещё те. Чем больше получишь, тем легче справиться с задачами. А то поручат, и не сможешь выполнить, что тогда, в те суровые времена тотальной чистки?
Ответить

Фотография smallbear smallbear 27.04 2010

Интересно какие такие большие задачи поставили танкистам на 1941 год?
Интересно красные командиры были тупые или слишком хитрые, когда жаловались на плохую матчасть? Моё мнение что хитрованы были ещё те. Чем больше получишь, тем легче справиться с задачами. А то поручат, и не сможешь выполнить, что тогда, в те суровые времена тотальной чистки?


Сразу чуствуется рука мастера цитирования. У резуна учились? В одном абзаце выше говорится об задачах на 41 год! Или вы думаете у меня нет этого сборника?

"Основная задача механизированных соединений на 1941 год — подготовить их для самостоятельных действий. Танковые бригады должны быть подготовлены взаимодействовать с пехотой и чтобы пехота при своих учениях подходила к расположению танковых бригад, а не наоборот. Надо будет, кроме программных указаний, научить танковые войска вести огонь, управлять огнем, взводом и ротой. Одиночные стрельбы не могут дать того эффекта, который должен быть в бою.
Я прошу еще, товарищ Народный комиссар, чтобы танковые войска были освобождены от гарнизонных караулов. Сейчас в караул ходит до 50 процентов личного состава отдельных механизированных и танковых соединений. Надо, чтобы танковые экипажи от караулов были освобождены, так как перед ними на следующий год стоят большие задачи."
Ответить