←  Вторая Мировая Война

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Отечественная война. 1941-1945

Фотография stan4420 stan4420 06.09 2020

Посадку на Мессере усложняло совершенно другое обстоятельство

спасибо за развёрнутый ответ

 

Если Вы обратили внимание, я беру все утверждения Халдея подряд, практически каждое предложение содержит или глупость, или неточность

я думаю, он беседовал с парой историков - но не с лётчиками

поэтому всех этих деталей до него и не донесли

Ответить

Фотография А.М.Апломбов А.М.Апломбов 07.09 2020

я думаю, он беседовал с парой историков - но не с лётчиками поэтому всех этих деталей до него и не донесли

Согласен. Однако то, чего не донесли, он додумывает в силу своего знания или незнания. К сожалению, это общая беда. Историки как правило знают предмет поверхностно, а специалисты в вопросе не обладают доступным историку массивом информации. 

 

В этом плане в авиатеме выделяется в лучшую сторону Михаил Тимин. Не тем, что всё знает, а тем, что не додумывает того, чего не знает. По крайней мере, по большей части его работы критику выдерживают.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 22.12 2020

Отрывок из воспоминаний капитана вермахта Иоганна Вестмана, служившего в Бресте:
 
«Иногда ночью нас обстреливают русские, которые прячутся в казематах крепости.
 
Говорят, их не больше пяти человек, но мы не можем их найти. Как им удаётся выжить под землёй без еды и питья?! Я этого не знаю. Ни тотальное минирование развалин, ни огнемёты, ни даже газы – не помогают: патрули гарнизона продолжают нести в ночное время потери убитыми, реже ранеными, как правило, тяжело – в голову, шею, грудь.
 
Бывает, что патруль бесследно пропадает: не находят ни оружия, ни тел, ни даже следов крови!.. "
 
 
- Тут примечательна дата дневниковой записи: 27.VII.1943
Ответить

Фотография Шановный Пан Шановный Пан 29.11 2021

Статья на сайте "Военно-исторического журнала". Автор пишет о вещах, на мой взгляд, уже широко известных, но, тем не менее, статья интересная.

 

ЕРМОЛОВИЧ Я.Н.
Влияние опыта вооружённых действий второй половины 1930-х годов на организацию и концепции применения советских войск (1)

 

Результаты анализа боевых действий в ходе гражданской войны в Испании ... были оценены командованием РККА как настораживающие. Поперёк всего Пиренейского полуострова протянулись огромные позиционные фронты наподобие времён Первой мировой войны, а активные наступательные действия носили эпизодический характер. Под вопрос ставилась сама концепция «глубокой операции», а это, в свою очередь, делало сомнительным значение самостоятельных танковых соединений оперативного назначения. Например, вернувшийся из Испании Р.Я. Малиновский в докладе «Оперативно-тактические выводы и заключения, сделанные на основании боевого опыта войны в Испании за период от начала мятежа по май 1938 г.» утверждал:


«В условиях позиционной войны не может быть и речи о применении групп танков ДД для подавления глубины. Мне кажется, сам термин “танк дальнего действия” надо было бы упразднить, танки, какие бы они ни были, пускать одни глубоко в тыл, на 15—20 км нельзя, ибо они будут уничтожены, они останутся там без горючего и без огнеприпасов и не всегда смогут выйти, а, встретив десяток противотанковых пушек и взорванные мосты спереди и сзади, будут расстреляны».

 

На основе этих мнений был сформулирован вывод о том, что для бронетанковых войск на первый план выходит функция непосредственного сопровождения пехоты и обеспечения прорыва фронта.

 

На концепцию применения бронетанковых войск повлияло также изучение опыта походов Красной армии в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 году. Был сделан вывод о крайне низкой оперативной подвижности танковых корпусов. Необходимость «протолкнуть» через 1—2 дороги (по которым зачастую должны были наступать также кавалерийские и пехотные соединения) танковую армаду в полтысячи танков вела к возникновению массы заторов и пробок. В ходе наступления выявились явная нехватка в танковых корпусах ремонтных мастерских и топливозаправщиков, а также повышенная сложность действий командования корпусов и бригад по разработке и обеспечению логистики марша. Отмечались случаи, когда танковые корпуса отставали не только от кавалерии, но даже и от пехоты. Вероятней всего, все вышеперечисленные проблемы могли бы быть со временем решены, но осенью 1939 года у командования РККА возобладало сомнение в необходимости объединения бронетанковой техники в соединение масштаба корпуса, поэтому, когда выяснилось, что существующие корпуса ещё и имеют низкую оперативную мобильность, было решено решить проблему кардинально. 21 ноября 1939 года был отдан приказ о расформировании всех танковых корпусов.

 

Теперь высшим оперативным соединением бронетанковых войск становились моторизованные дивизии, которые самостоятельно или в составе конно-механизированных групп должны были содействовать развитию успеха общевойсковых армий. Одновременно для непосредственной поддержки общевойсковых соединений предлагалось сохранить танковые бригады. Всего к маю 1940 года были созданы 4 моторизованные дивизии и 39 танковых бригад. 20 кавалерийских дивизий включали в свой состав по танковому полку, а 98 стрелковых дивизий — по танковому батальону. В течение 1940 года предполагалось довести количество моторизованных дивизий до 8, а в 1941 году сформировать ещё 7.

 

Тем временем активно изучался опыт Советско-финляндской войны 1939—1940 гг. В ходе этой войны выявилась крайне малая эффективность танковых батальонов стрелковых дивизий. Как правило, эти батальоны комплектовались лёгкими танками Т-37 и Т-38, а также ранними версиями танка Т-26, имевшими низкую боевую ценность. Командиры общевойсковых дивизий в своей основной массе имели очень приблизительное представление о методах применения танковых батальонов. В составе стрелковых дивизий не были предусмотрены ремонтные мастерские по обслуживанию гусеничной бронетехники. По опыту Советско-финляндской войны начальник Автобронетанкового управления Красной армии Д.Г. Павлов сделал вывод:


«Несчастная участь постигла нас в РККА — и во время любой войны постигнет — наши дивизионные танки. Вы извините меня за резкость, но я должен прямо сказать: всё, о чём заявляли, что танки надо для того, чтобы учить взаимодействию, сегодня это оказалось блефом, никакому взаимодействию не учили. Более 7 тыс. разбросано танков по дивизиям, и никакой роли они не сыграли… Чаще всего они были обращены на охрану штабов полков и дивизий».

 

Уже 31 мая 1940 года нарком обороны К.Е. Ворошилов приказал расформировать все танковые батальоны стрелковых дивизий.

На вектор развития советских бронетанковых войск, конечно, повлиял опыт боевых действий начавшейся Второй мировой войны. Весной — летом 1940 года вермахт продемонстрировал в высшей степени успешные операции крупных танковых соединений. Танковые группы, включавшие в свой состав по несколько танковых и моторизованных даже не дивизий, а корпусов, стали, безусловно, ключевым фактором германского блицкрига против Франции. 6 июля 1940 года было принято постановление Совнаркома СССР, согласно которому предписывалось сформировать 8 механизированных корпусов, каждый из которых состоял из 2 танковых и 1 моторизованной дивизий; кроме того, планировалось сформировать ещё 2 отдельные танковые дивизии. Согласно установленным штатам каждый такой корпус должен был включать в свой состав 1031 танк и 358 орудий (соотношение 2,8 : 1; в дальнейшем для эффективной огневой поддержки большого числа танков намечалось наращивать долю артиллерии. В советских танковых армиях 1945 года, чьи штаты стали результатом эмпирических поисков оптимального соотношения танков и артиллерии, это соотношение было уже в пользу артиллерии: на 700 танков приходились порядка 250 самоходных артиллерийских установок и около 850 пушек, гаубиц и миномётов).

 

Во второй половине 1940 года советское командование специально подчёркивало, что


«мото-механизированные соединения будут… использоваться не для решения частных задач на отдельных направлениях, а для глубокого потрясения фронта противника. Поэтому мото-механизированные соединения нужно рассматривать как средство фронтового командования и лишь на отдельных главных направлениях — армейского командования».

 

Как видим, если в 1938—1939 гг. советские военные руководители планировали ликвидировать крупные самостоятельные танковые соединения фронтового подчинения, предназначенные для рейдов по неприятельским тылам, и считали концепцию «танков дальнего действия» порочной, то теперь именно такие соединения представлялись ключевым элементом всех бронетанковых войск. При этом не принималось во внимание, что в результате расформирования значительной части танковых бригад и ликвидации танковых батальонов стрелковых дивизий резко снижалась возможность обеспечить непосредственное сопровождение пехоты танками. В строю оставались лишь 20 танковых бригад, укомплектованных танками Т-26, что не позволяло обеспечить каждый стрелковый корпус танковой бригадой.

 

Стремление советского командования создать особо мощные бронетанковые соединения военной практикой не оправдалось. Как показал начальный период Великой Отечественной войны, полностью укомплектованный по штатам 1940 года механизированный корпус был трудноуправляем и имел низкую оперативную подвижность. Между тем в 1940 году развитие бронетанковых соединений шло по нарастающей. Формирование 18 танковых и 8 моторизованных дивизий, начатое летом, было в целом завершено к октябрю. К концу года был сформирован ещё один механизированный корпус.

 

В марте 1941 года были утверждены предложения Наркомата обороны по дальнейшему развитию РККА, в которых в том числе предлагалось сформировать ещё 20 новых мехкорпусов (то есть 40 танковых и 20 моторизованных дивизий). Разумеется, укомплектование этих корпусов материальной частью в короткие сроки было невозможно. ... Помимо этого, крайне остро стоял вопрос укомплектования мехкорпусов транспортной техникой. Даже мехкорпуса, дислоцированные в западных военных округах, которые обеспечивались такими машинами в первую очередь, были укомплектованы автомобилями и тракторами приблизительно на 35 проц.24 Кроме того, надо учитывать, что столь стремительное расширение бронетанковых соединений ставило вопрос о командных кадрах. Большинство командиров новых дивизий и корпусов никогда ранее не имели дела с бронетехникой.

 

Таким образом, за 1938—1941 гг. общий вектор развития советских бронетанковых войск дважды менялся на противоположный, в результате чего к лету 1941 года советские бронетанковые войска подошли не в лучшем состоянии. Штаты соединений были несбалансированы, материальной части не хватало, командные кадры явно не успели освоить методы управления механизированными соединениями. Как можно было заметить, практически все изменения в концепции танковых войск осуществлялись ... под влиянием конкретного боевого опыта. Однако скорость поступления новой информации была столь велика, а особенности различных театров военных действий столь специфичны, что ... попытки оптимизировать структуру бронетанковых соединений лишь ухудшали ситуацию. Тактические решения, вполне адекватные, скажем, на Пиренейском полуострове или в монгольских степях, далеко не всегда оказывались эффективными на Восточно-Европейском театре военных действий. Кроме того, как отмечалось выше, острой была проблема нехватки подготовленных кадров.

 

 

Полностью статью Я.Н. Ермоловича «Влияние опыта вооружённых действий второй половины 1930-х годов на организацию и концепции применения советских войск» можно прочитать на сайте "Военно-исторического журнала".


 

Ответить

Фотография Шановный Пан Шановный Пан 29.11 2021

ЕРМОЛОВИЧ Я.Н.
Влияние опыта вооружённых действий второй половины 1930-х годов на организацию и концепции применения советских войск (2)

 

Наряду с повышенным вниманием к бронетанковым войскам руководство СССР не упускало из вида и необходимость развития Военно-воздушных сил. Командование ВВС также достаточно интенсивно пыталось учесть и использовать опыт военных действий в Европе и Азии во второй половине 1930-х годов. На конец 1937 года советские ВВС насчитывали в своём составе 77 авиабригад, в том числе 24 тяжелобомбардировочных, 19 среднебомбардировочных, 6 лёгкобомбардировочных, 10 штурмовых, 14 истребительных и 4 разведывательных. В течение 1936—1938 годов были последовательно созданы три армии особого назначения (АОН) — крупные авиационные группировки, включавшие в свой состав 2 тяжелобомбардировочные и по 1 лёгкобомбардировочной и истребительной бригаде. Такие армии подчинялись напрямую наркому обороны и рассматривались как «авиация Главного командования», способная самостоятельно решать те или иные оперативные задачи. По сути, на тот момент СССР был единственной страной в мире, выделявшей стратегическую авиацию в особую организационную единицу.

 

Структурно все авиабригады (и отдельные, и входившие в состав АОН) делились на эскадрильи по 32—43 самолёта. Уже в 1938 году, анализируя опыт советских пилотов, приобретённый в небе Испании и Китая, руководство советских ВВС пришло к выводу, что такая структура неоптимальна, поэтому количество самолётов в эскадрилье было сокращено до 12—15, а между эскадрильей и бригадой было создано промежуточное звено — авиаполк, состоявший из 4—5 эскадрилий и насчитывавший от 40 до 63 самолётов. В результате гибкость управления авиачастями существенно возросла.

 

По итогам анализа воздушной войны в небе Испании были сделаны два важных тактических вывода. Если в середине 1930-х годов бомбардировочные удары по неприятельским аэродромам рассматривались советской военной теорией как достаточно важный элемент борьбы за завоевание господства в воздухе, то вернувшиеся из Испании пилоты докладывали, что эффективность бомбардировки вражеских аэродромов крайне низка, а около 40 проц. налётов на неприятельские аэродромы вообще приходились в пустоту из-за ошибок разведки. В результате внимание к таким операциям в подготовке советских лётчиков и авиакомандиров существенно снизилось, а во главу угла развития ВВС были поставлены вопросы подготовки массированных ударов по неприятельским войскам. Однако опыт воздушных боёв над Халхин-Голом, а также сообщения о широком применении люфтваффе ударов по неприятельским аэродромам в 1939—1940 гг. снова изменили взгляды советского командования на этот тактический приём. В частности, во время совещания советского генералитета в декабре 1940 года, на котором обсуждались важнейшие вопросы военной теории и практики, начальник Главного управления ВВС Красной армии П.В. Рычагов отмечал:

 

«Завоевание господства в воздухе во фронтовой операции достигается:
1) уничтожением авиации противника на аэродромах с одновременным ударом по её тылам (фронтовые базы, ремонтные органы, склады горючего, боеприпасов);
2) уничтожением авиации противника в воздухе и над полем боя;
3) наличием превосходства в силах».

 

Существенно повлияла на организацию ВВС Красной армии Советско-финляндская война. 1-я АОН, участвовавшая в боевых действиях, показала свою громоздкость и плохую управляемость. Поэтому все три АОН было решено ликвидировать, сведя тяжёлые и дальние бомбардировщики в дальнебомбардировочную авиацию (ДБА) Главного командования, состоявшую из нескольких отдельных авиакорпусов. Опыт применения авиаполков был сочтён успешным, однако многочисленные авиабригады затрудняли централизованное управление ВВС, поэтому было решено авиабригады ликвидировать и перейти к созданию авиадивизий, включавших в себя от 3 до 6 авиаполков и насчитывавших до 350 самолётов. При этом часть дивизий включала в себя авиаполки только одного рода (истребительные, бомбардировочные, штурмовые и т.д.), а другая часть — полки разных родов, такие дивизии получили наименование «смешанных авиадивизий».

 

По опыту Советско-финляндской войны был сделан вывод о большой важности взаимодействия ВВС и наземных войск. На практике это вылилось в следующее преобразование. Вся советская военная авиация (за исключением ДБА) была разделена приблизительно пополам. Порядка 45 проц. авиачастей были оставлены в непосредственном распоряжении командующих войсками военных округов (фронтовая авиация). Остальные авиачасти были распределены между общевойсковыми армиями и составили армейскую авиацию. Наконец, каждый корпус (стрелковый, кавалерийский, механизированный) получил отдельную эскадрилью (как правило, комплектовалась разведывательными и связными самолётами). Таким образом, вся советская авиация оказалась разделённой на четыре вида: ДБА, фронтовую, армейскую и войсковую. Такая децентрализация управления военной авиацией распыляла её силы, не давала возможности сосредоточения на важнейших направлениях, что выявила Великая Отечественна война. Поэтому в мае 1942 года в организационную структуру ВВС фронтов были внесены изменения: все авиационные части и соединения, действовавшие в составе фронта, были сведены в одно оперативное объединение — воздушную армию. Она подчинялись командующему фронтом, а в специальном  отношении и при участии в воздушных операциях — и командующему ВВС. Кроме того, для усиления фронтовой авиации на главных направлениях выделялись авиационные дивизии и корпуса Резерва Верховного главнокомандования.

Ответить