←  Вторая Мировая Война

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Английские острова под немецкой оккупацией...

Фотография Alisa Alisa 04.06 2009

Фрагмент из книги Мануэля Саркисянца "Английские корни немецкого фашизма. От Британской к Австро-Баварской расе господ." Перевод с немецкого М. Ю. Некрасов. Санкт-Петербург: Академический проект, 2003. С. 285-289.

«Флаг Великобритании и флаг с изображением свастики в 1940— 1945 гг. дружно развевались над Нормандскими островами — британской территорией, занятой вермахтом. Британский бейлиф (наместник) распорядился не оказывать сопротивления — и «ис­полнять приказания немцев». Гитлеровскую оккупационную власть «побежденные подданные гордой страны» «приветствовали с вежливым почтением», «так вежливо, что невозможно было представить, что между ними идет война», — сообщал в 1940 г. американ­ский журналист Чарлз Свифт. Ведь, в конце концов, «немцы освободили Европу от коммунизма [sic]» — и называли англичан своими «двоюродными братьями», «двоюродными братьями по расе». На Нормандских островах — в отличие от других оккупированных территорий — солдатам вермахта незачем было носить оружие. Во всей оккупированной Европе эта британская территория была для немецких оккупантов самым безопасным местом, чтобы переждать войну: там (и только там) они могли не опасаться никаких враж­дебных действий.

Утверждается, что Невилл Чемберлен предрекал: «Люди предпочтут быть несвободными и живыми, чем свободными и мертвыми...» Ведь зачем британцам, если их победили, было снова рисковать головой? На это, в конце концов, были союзники (в частно­сти, поляки и сербы)...

«Если бы [британские] островные органы отказались выполнять хотя бы административные... функции для немецких оккупацион­ных властей, последним было бы нелегко управлять [Нормандскими] островами». Произошло обратное: Амброз Шервилл, генераль­ный атторней (по сути — прокурор) острова Гернси, выразил по радио (в августе 1940 г.) не только свою гордость поведением сограждан, но и благодарность немецким оккупационным властям — за то, что те учли лояльность британских подданных (в том числе и) его британского величества... Шервилл заявил, что цель его деятельности заключается в том, чтобы реализовать меры по осуществлению оккупации в наибольшем объеме. В свою очередь бейлиф острова Гернси, Виктор Кэри, «использовал все средства» для помощи немцам. Местная британская администрация этих островов действовала как «агентура немцев»-гитлеровцев. «В результате национал-социалистские намерения воплощались руками британских чиновников». Так, на островах Джерси и Гернси были введены специальные законы против евреев. Шервилл и британская полиция на острове Джерси сотрудничали с гитлеровской оккупационной властью в выявлении и регистрации евреев по приказу немцев. «Ни один британский чиновник на Гернси и Джерси не считал евреев достаточно важными лицами, чтобы портить из-за них хорошие отношения с немцами». В противоположность некоторым немцам (особенно в Берлине) эти островитяне «не защищали ни евреев, ни тех, кого принуждали к рабскому труду, ни тех [немногих], кто сопротивлялся... Отдавшие жизнь за свободу доставляли неудобства большинству, не имевшему такого мужества» — как и в Германии. По сути, сопротивление на этих британских территориях, оккупированных нацистами, было гораздо слабее, чем в самой Германии. Единственным же человеком, призывавшим к восстанию против гитлеровских оккупантов на Нормандских остро­вах, был немецкий солдат Пауль Мюльбах. (В 1948 г., когда Герма­ния была оккупирована союзными войсками, Пауля Мюльбаха судили «за дезертирство». В 1945 г. Комитет немецких солдат пытался обратиться за сведениями к «английским патриотам», однако они предпочли держаться подальше от всего этого. При немецкой оккупации британские суды на Нормандских островах преследовали тех, кого обвиняли в сопротивлении; даже поведение, приводившее к обострению отношений с оккупационными войсками, расценивалось британскими островными властями как правонарушение. Некоторые из островных жителей «были вовлечены» в издевательства над заключенными трудовых лагерей. Повешение одного из них, русского, вызвало у полисмена с острова Джерси такую же реакцию, как и у большинства немцев.) Ведь при гитлеров­ской оккупации прагматичная британская тактика на британских Нормандских островах — еще в течение долгого времени после отставки Невилла Чемберлена — формулировалась так: «мир лю­бой ценой».

Министерство информации Англии ограничилось по этому по­воду лишь заявлением от 19 июля 1945 г.: «Коллаборационизм был почти неизбежен». Мало того, что ни один британец с Норман­дских островов не был привлечен к ответу за сотрудничество с «вра­гом» — даже доносчик, виновный в смерти двух из пяти подполь­ных активистов сопротивления. (Уже после освобождения от не­мецкой оккупации австралийский журналист Роланд ле Фоле Хоф-фманн, находившийся на острове Гернси, покончил с собой, по­скольку не смог вынести стыда и отвращения при виде открытого сотрудничества с врагом.) Не прозвучало и какой-либо публичной критики действий местного руководства в период вражеской окку­пации. Напротив: высшие служащие местной британской админи­страции даже удостоились официальных почестей. (В этом отно­шении Великобритания стала почти уникальным исключением среди стран, территории которых были заняты державами «оси» и где появились коллаборационисты, — включая даже такие страны «сред­него класса», как Франция, Нидерланды, Бельгия, Норвегия, не говоря уже о «докапиталистических» — Польше, Греции, Болга­рии, Сербии.)

Послевоенная пресса Англии наложила табу на тему сотрудни­чества британцев на Нормандских островах с Третьим рейхом. («Уди­вительна эта дисциплина прессы, эта солидарность, когда речь идет 6 престиже и мощи империи», — восхищался до войны корреспон­дент «VГ¶lkischer Beobachter».) Только одна газета — «Daily Herald» в номере от 7 июня 1945 г. отметила, что органы правосудия Вели­кобритании не проявляют никакого интереса к британским колла­борационистам, сотрудничавшим с нацистами, — даже к тем, кто помогал отправлять людей в концлагеря. Отказ от судебного пре­следования военных преступников, действовавших в концлагере Олдерни, стал неприятным фактом для лейбористского правитель­ства Британии после 1946 г.

И вообще «британцы не желают замечать, что на британской земле были [нацистские] концлагеря». Когда немецкий социал-демократ Отто Шпер — после девяти лет пребывания в гиммлеровских кон­центрационных лагерях — был переведен в концлагерь Олдерни на британских Нормандских островах, и сообщил об этом британским радиослушателям, он получил выговор. Не возымело никакого дей­ствия и письменное обращение жителя острова Джерси к министру внутренних дел, лейбористу Моррисону (тому самому, который в 1937 г. обвинял Невилла Чемберлена в укрывании фашистских зло­деяний). Автор этого обращения подчеркивал, что «гражданская ад­министрация была пронацистской — со дня прихода нацистов и до самой их капитуляции». По слухам, около 50 самых активных кол­лаборационистов с Нормандских островов были тайно вывезены бри­танскими секретными службами в Англию, чтобы «замять суету вок­руг них». В Англии же они были тихо отпущены на свободу. Ведь провал нацистской оккупации британских Нормандских островов породил кошмар грядущего общественного бунта против антидемок­ратических коллаборационистов с фашистами, «кошмар, который преследовал каждую страну, побывавшую под нацистской оккупа­цией, обратился в бурю отмщения». И, словно бы и на британских территориях существовала опасность такого бунта, даже лейборист­ское правительство Англии следовало политике систематического укрывательства. «Важнейшие документы с чьей-то помощью пропа­ли», явно для того, чтобы «избежать неприятностей», — сообщала мужественная журналистка Маделейн Бантинг.

Она же совершенно справедливо напоминала о том, что для на­цистов «оккупация британских Нормандских островов явилась ре­петицией встречи с английским населением», «экспериментальной площадкой оккупации [всей] Британии». И Маделейн Бантинг с полным правом задает решающий вопрос: «А вы, англичане, посту­пили бы по-другому?». Ответ напрашивается сам собой.

Итак, хотя англичане прежде гордились своим патриотическим сопротивлением Гитлеру, впоследствии они уже не были столь уве­рены в том, что покорившиеся (или желавшие покориться) ему не действовали так же «патриотично».

Английская сторона как будто сознавала то, что через десять лет (в 1955 г.) еще раз заявил бывший заместитель шефа гитлеровской имперской прессы X. Зюндерман: Британская империя сама осла­била себя уже тем, что вообще объявила войну (гитлеровской) Гер­мании. Разве не сам капитан Рэмзи провозгласил, что Англия «до­вела до уничтожения тех, кто желал быть ее друзьями, кто риско­вал жизнью, чтобы ее защитить»? Да, и во время второй мировой войны существовало «множество мыслящих людей... постоянно помнивших об общем прошлом» (двух империй).

Ответить

Фотография FIN FIN 18.06 2009

Сянц этот... Еще один больной-германофил. Эта зараза похлеще свинячьего гриппа. Их пора свозить в какой нить лепрозорий! :rolleyes:
Ответить

Фотография posluh posluh 09.03 2010

FIN не прав. Достаточно прочитать книгу, чтобы понять, что Мануэль Саркисянц резко отрицательно относиться к Гитлеру. Но он идёт далее простого утверждения, о том что немецкий фашизм это плохо, автор размышляет об его истоках и последствиях. Вот например цитата про попытку немцев забыть о своей истории:
"Одна из причин такого «забвения» кроется в представлении о «коллективной вине» всех немцев, признание которой стало чем-то вроде пропуска в «свободный мир» НАТО, и предпосылкой для «экономического чуда» при Аденауэре. Поскольку в 1944—1945 гг. немецкий народ не восстал против тех, кто привел его к войне и чудовищному поражению (как это отчасти было в 1918 г.), то многие бывшие нацисты смогли войти практически во все институты власти послевоенной Федеративной республики Германии. Их организаторский талант и умение приспосабливаться оказались незаменимы для восстановления послевоенной Германии и «экономического чуда». Одним из следствий приятия бывших нацистов в немецкое общество стало провозглашение «коллективной вины» всего народа: ведь если виновны все, то невозможно уже обвинять отдельных лиц. А поскольку абсолютно все не могут быть виновны, то делался вывод, что не виновен никто. Следование такой логике (которую трудно назвать аристотелевской), довольно часто приводило к различным абсурдным заявлениям. Так, в кругах содружества студентов юридического факультета утверждалось (такие высказывания делались якобы для защиты немецкого народа от обвинений в коллективной ответственности), что коменданту Освенцима Рудольфу Хёссу «был вынесен несправедливый приговор». В результате нацистский геноцид очень часто стали рассматривать сквозь призму других несправедливых поступков, совершенных противоположной стороной (или вменяемых ей в вину)."
Ответить

Фотография posluh posluh 09.03 2010

На Нормандских островах — в отличие от других оккупированных территорий — солдатам вермахта незачем было носить оружие. Во всей оккупированной Европе эта британская территория была для немецких оккупантов самым безопасным местом, чтобы переждать войну: там (и только там) они могли не опасаться никаких враж­дебных действий.

Утверждается, что Невилл Чемберлен предрекал: «Люди предпочтут быть несвободными и живыми, чем свободными и мертвыми...» Ведь зачем британцам, если их победили, было снова рисковать головой? На это, в конце концов, были союзники (в частно­сти, поляки и сербы)...

Английская пресса конечно не скрывает факты оккупации и коллаборационизма Нормандских островов и то, что там был концлагерь. Но пишут об этом более мягко и гладко, вообщем - юлят. http://www.bbc.co.uk...w_sanders.shtml (из интервью с доктором исторических наук Полом Сандерсем)

"Би-би-си: Есть данные о том, что часть населения островов Джерси и Гернси сотрудничала с нацистами.

П.С.: На протяжении многих лет об этом судили довольно прямолинейно: или ты был в Сопротивлении, или сотрудничал с фашистами. Сегодня историки начинают понимать, что так рассуждать непозволительно, что в реальности все было гораздо сложнее.
Да, были люди, которые нашли с немцами общий язык, но это не всегда означало "сотрудничество". С Нормандских островов некуда бежать, здесь был расквартирован огромный немецкий гарнизон, и полностью избежать контактов с немцами было практически невозможно.
Так, например, поскольку население островов голодало, а у немцев было продовольствие, то островитяне обменивали на него информацию. На острове можно было слушать новости Би-би-си, доступа к которым у немецких военных не было. Это было единственное место во всей оккупированной Европе, где можно было принимать новости Би-би-си вплоть до 1942 года.
В Германии за такое отправляли в концлагерь. Я уверен, что для россиян это не новость, они сами знают, как сложно было получить доступ к независимым новостям в Советском Союзе."

Нашёл Отмазку! ;)
Тут он говорит, что укрыться на острове было не где, поэтому якобы местные и сотрудничали с немцами. А далее пишет, что советские всё-таки убегали и скрывались! Значит находили такую возможность!! Значит была к этому воля у граждан СССР!!!


"Би-би-си: Давайте вернемся к советским пленным. Некоторым из них удалось бежать, и у них даже сложились довольно необычные отношения с жителями островов...

П.С.: Для меня эти взаимоотношения между островитянами и оказавшимися в плену советскими гражданами исключительно важны в том числе и потому, что об этом очень мало известно. Некоторым пленным действительно удавалось бежать. Хотя слово "бежать" здесь неуместно, поскольку с острова некуда деться. Немцам не приходилось особо заботиться об охране лагерей, обносить их колючей проволокой.
Они знали, что некоторые пленные скитаются по лесам в поисках пропитания, поскольку немцы их кормили очень скудно. Немцы предупредили местных жителей, чтобы те не подкармливали сбежавших пленных - дескать, их и так неплохо кормят. За помощь пленным иногда можно было пострадать самому, и вообще это не приветствовалось. Но иногда беглые пленные обращались к островитянам с просьбой спрятать их, а бывало, что и сами местные жители предлагали свою помощь, хотя поступать таким образом было небезопасно."

Врядли "предлагали свою помощь". Но если действительно нашелся хоть один хороший человек, и украдкой дал стакан воды нашему, спасибо ему, тут спорить нечего. Только явно таких было единицы, иначе немцы не чувствовали бы себя так привольно.
Вообще много противоречий. То П.С. говорит, эти острова не нужны были Англии и их было трудно оборонять, то говорит, что немцы строили там укрепления, и собирались оборонять острова до последнего. (Что опять: немцы - идиoты, а англичане - умницы?) Укрепления строили, а концлагерь колючей проволокой не обнесли. (А здесь: кто идиoт?)

Сообщение отредактировал posluh: 09.03.2010 - 18:54 PM
Ответить