←  Выдающиеся личности

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Иосиф Сталин

Фотография Стефан Стефан 07.07 2019

это вообще смешно

Завидуете учёному. У вас наверняка нет премий за достижения в науке.

 

премии на западе

Весьма избирательное зрение. Российские премии вы будто бы не заметили.

 

Характерно, что ваша глубокая личная неприязнь к О. Хлевнюку, вызванная его ценными историческими работами, не подкреплена логикой. Впрочем, это оффтопик.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 07.07 2019

Ну не надо так о Генеральном секретаре КПСС с 1985 по 1991 гг. ведь он делал всё для сохранения Союза и её КПСС. Кризис "социалистической экономики" вызванный не только её проблемами, но и действиями США на мировом нефтяном рынке, вызвал не только его появление в руководстве КПСС, но и проводимую им политику. Если Вам, ув-й г-н stan, это не понятно, то сравните горбачёвскую политику с ельцинской. Деньги нужны были стране, т.к. ассигнования в "советские социалистические" республики и развитие промышленности всего Союза приносили стране только одни убытки... Поэтому и "Буран" поставили на прикол, и прочие государственные расходы притормозили... Повсеместное воровство с гос. предприятий и инфляция начались не при Горбачёве, а гораздо раньше, чем и вызваны были всякие нормы на потребление продуктов.

Если Республики были при СССР для России обузой и дармоедами на её горбу - то почему ныне идёт попытка силой восстановить хоть частично те реалии? Или думаете на Украине, в Грузии, в Молдавии - это не попытка восстановления, пусть лишь на части территорий бывшего СССР, своей юрисдикции со стороны РФ? Выдумщик вы... Никого Россия нахаляву не кормила. Наговариваете...

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 07.07 2019

В современном мире, где всё определяется уровнем развития интеллекта у руководства и трудящегося населения страны, социалистическая идея уже не работает. Она не создаёт новых полезных для людей ценностей. Путин в начале своего срока тоже помотался по Германиям/Великобританиям, но с тем-же успехом как и Горбачёв с Ельциным и лишь потом он энергично взялся за раздачу ресурсов страны всяким Ходорковским, за что его до сих пор везде ругают новые коммунисты. А мы сидим, вкусно кушаем и наблюдаем за их перепалкой в прессе и на ТВ. А мост в Крым строится, снятый с наших полей урожай растёт, гиперзвуковую ракету сделали, но при испытаниях сверхглубокой подводной лодки авария случилась, 14 человек погибло... Опять коммунисты будут Путина ругать - почему он не досмотрел? Вроде он должен за каждым адмиралом присматривать чтобы его капитаны 1-го ранга не совали нос в то, что они не понимают?

При чём тут коммунисты? Критика главы государства - не их только прерогатива.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 07.07 2019

Важнейшим следствием борьбы за власть, которая развернулась между большевистскими лидерами после смерти Ленина, было формирование в Политбюро фракции большинства, которая превратилась в сталинскую фракцию. Этот процесс в основном завершился в 1929 г., после победы над «правыми» ‒ группой Н.И. Бухарина, А.И. Рыкова и М.П. Томского. В результате устранения от власти группы советских вождей первого уровня Сталин оказался самой сильной фигурой в Политбюро и взял в свои руки определение «генеральной линии» партийной политики. Это обстоятельство было главным признаком сталинизации Политбюро. Сохраняя ряд традиций и процедур «коллективного» руководства, Политбюро приобрело лидера, который сосредоточивал в своих руках все большую власть, превращаясь в диктатора.

 

Ключевым механизмом сталинизации высших эшелонов власти и аппарата в целом было их втягивание в реализацию левацкой политики «великого перелома», второй большевистской революции ‒ насильственной коллективизации, сверхфорсированной индустриализации и массового террора. Пример Сталина еще раз подтвердил универсальное правило: каждый диктатор становится диктатором в результате своей собственной революции. Повязанные коллективной ответственностью за эту революцию, втягивая страну в порочный круг насилия и кризисов, которые порождали очередной цикл эскалации насилия и соответствующего усиление кризисов, партийные функционеры разных уровней становились заложниками сталинского курса и быстро укреплявшейся единоличной диктатуры.

 

Вместе с тем сталинская революция не была одномоментной и абсолютно предопределенной. Даже поражение группы Рыкова Бухарина в апреле 1929 г. не означало окончательную победу Сталина. Закрепление этой победы потребовало дополнительных усилий для изоляции лидеров «правого уклона» и, главное, подавления «правой» идеологии, которую под влиянием реальностей жизни сознательно {24} или стихийно разделяли многие рядовые коммунисты, а также партийные и беспартийные функционеры и специалисты. О том, что борьба не закончена, свидетельствовали события 1930 г.: ожесточенная крестьянская война в деревне в связи с коллективизацией, провалы политики индустриального скачка, новые атаки против «правых», фабрикация дел о «террористических организациях», искоренение колебаний внутри сталинского лагеря, перестановки в высших эшелонах партийно-государственной власти. Символическим актом завершения первой стадии сталинизации Политбюро можно считать выведение из него (последним среди лидеров «правых») А.И. Рыкова. Произошло это через полтора года после фактического разгрома группы Рыкова Бухарина. Последовавшее тогда же снятие Рыкова с поста председателя СНК и СТО СССР открыло путь для реорганизации всей системы высшего партийно-государственного руководства, устранения последних, пусть уже и слабых, препятствий на пути сталинского контроля не только над партийным, но и правительственным аппаратом. {25}

 

Хлевнюк О.В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд Первого Президента России Б.Н. Ельцина, 2010. С. 24‒25.

Ответить

Фотография Gundir Gundir 07.07 2019

Утрируете.

В чем утрирование? По крайней мере 30 лет перед войной РИ занимала 1 место в мире по экспорту зерновых. Только в 13-м вроде США на какую то мелочь обошел. Мировая доля за эти годы от 1/4 до 1/3 рынка зерновых. Более точно - около 22% минимум, и около 38% максимум.

 

В царской России тоже были многочисленные голодные годы. Голодные - в смысле народ с голоду дох.

Вам это положение доказать не удастся. В смысле, что дох. Единственный год, улавливаемый демографическими методами - 96-й. Да и он на порядок меньше советских. Такой голод в Союзе за голод бы не посчитали

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 07.07 2019

В чем утрирование? По крайней мере 30 лет перед войной РИ занимала 1 место в мире по экспорту зерновых. Только в 13-м вроде США на какую то мелочь обошел. Мировая доля за эти годы от 1/4 до 1/3 рынка зерновых. Более точно - около 22% минимум, и около 38% максимум.

В 19 веке голод возникал не из-за нехватки зерна, а из-за плохих коммуникаций. Если в одном регионе зерно гнило, то в другом не было и горсточки на село, и народ дох.

 

 

Вам это положение доказать не удастся. В смысле, что дох. Единственный год, улавливаемый демографическими методами - 96-й. Да и он на порядок меньше советских. Такой голод в Союзе за голод бы не посчитали

Мало ли что посчитали бы в СССР или не посчитали бы. Там и репрессии не считали. И что? Голода были и в РИ. Впрочем, я писал о ГОЛОДАХ В СССР. РИ прекратила своё существование в 1917 году, а те даты которые я приводил - они все были после.

Ответить

Фотография shutoff shutoff 07.07 2019

Символическим актом завершения первой стадии сталинизации Политбюро можно считать выведение из него (последним среди лидеров «правых») А.И. Рыкова. Произошло это через полтора года после фактического разгрома группы Рыкова ‒ Бухарина. Последовавшее тогда же снятие Рыкова с поста председателя СНК и СТО СССР открыло путь для реорганизации всей системы высшего партийно-государственного руководства, устранения последних, пусть уже и слабых, препятствий на пути сталинского контроля не только над партийным, но и правительственным аппаратом. {25} Хлевнюк О.В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры.


Ну и кто здесь превозносил Хлевнюка как т.н. "учёного"? Эта тварь
превозносит Хрущёва его же словами. Весьма возможно, что место
таким в современной Высшей школе экономики, но в скором будущем
её место тогда в этом хлеву, в свинарнике, где такие как он будут
убираться за собой.

Г-н Стефан, Вы перечисляли здесь "научные" звания Хлевнюка, но
главного в его творчестве не заметили как и г-да ddd и Gundir -
Хлевнюк выступает не с научных позиций и не опирается на реальные
факты, а с политической интерпретацией различных политических
документов. Вы хоть понимаете разницу? При Сталине после
ленинской разрухи России страна стала могучей индустриальной
державой и победила во ВМВ, a Вы вместе с Хлевнюком пытаетесь
оспорить этот результат?
Ответить

Фотография Стефан Стефан 07.07 2019

"научные" звания Хлевнюка

Я заметил, что серьёзные научные достижения российского учёного возбуждают большую зависть у далёких от истории сталинистов с их рабски-угодливым отношением к деятелю, замаранному кровью своих сограждан. Однако у этих поклонников И. Сталина нет никаких аргументов против выводов О. Хлевнюка, основанных на изучении документов сталинской эпохи (зато есть бессильная злоба по отношению к исследователю). Пропагандисты, которые голословно клевещут на О. Хлевнюка, пишут антинаучный бред для оправдания своего кровавого кумира, не обращая внимания на приведённые исторические факты.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 07.07 2019

Формирование сталинской фракции

 

Выделение фракции большинства было естественным результатом ожесточенной борьбы за лидерство между наследниками Ленина. Основные события этой борьбы достаточно хорошо известны и неоднократно исследовались в литературе. Первоначально, в конце 1923‒1924 гг., большинство членов Политбюро объединились в борьбе против Л.Д. Троцкого, политические амбиции которого вызывали наибольшую тревогу и неприятие. С целью координации этой борьбы в августе 1924 г. была создана фракция большинства во главе с руководящей «семеркой». В нее вошли шесть членов Политбюро (все, кроме Троцкого) ‒ Н.И. Бухарин, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, А.И. Рыков, И.В. Сталин, М.П. Томский и председатель ЦКК В.В. Куйбышев. «Семерка» фактически руководила партией, вынося на официальные заседания Политбюро (с участием Троцкого) уже согласованные решения. Устранив от власти Троцкого, вчерашние союзники столкнулись друг с другом. На этот раз большинство в Политбюро оформилось в борьбе с Зиновьевым и Каменевым, заключившими сомнительный союз с Троцким. К концу 1926 г. все три лидера оппозиции были выведены из Политбюро. В результате этих перестановок членами Политбюро к концу 1926 г. состояли Н.И. Бухарин, К.Е. Ворошилов, М.И. Калинин, В.М. Молотов, Я.Э. Рудзутак, А.И. Рыков, И.В. Сталин, М.П. Томский. Важный пост председателя ЦКК (которого уставом партии запрещалось {25} вводить в Политбюро) с ноября 1926 г. занял Г.К. Орджоникидзе. В декабре 1927 г. полным членом Политбюро был избран В.В. Куйбышев.

 

Большинство из этих деятелей в 1930-е годы вошли в ближайшее окружение Сталина. Было бы, однако, неправильно утверждать, что все они с самого начала были лояльными сталинистами. Расклад сил в Политбюро накануне столкновений Сталина с так называемыми «правыми» (Рыковым, Бухариным, Томским), столкновений, которые окончательно решили судьбу высшей власти, был более сложным. Коллективное руководство, сформировавшееся к началу 1928 г., опиралось на разделение труда и определенную конкуренцию между высшими партийно-государственными руководителями. Благодаря чему члены Политбюро оставались сравнительно самостоятельными политическими фигурами. В определенной мере это касалось и среднего уровня властной пирамиды ‒ членов ЦК ВКП(б), от голосов которых во многом зависело решение проблемы лидерства в Политбюро. Между членами Политбюро и ЦК складывались отношения, приближающиеся по своей сути к патрон-клиентским. В совокупности все эти обстоятельства были достаточно существенным барьером на пути единоличной диктатуры.

 

Примером действия механизмов коллективного руководства могут служить столкновения в Политбюро, наблюдавшиеся летом 1927 г. Разрыв дипломатических отношений с Великобританией, убийство советского посла в Польше, расправа с коммунистами в Китае, поставившая под сомнение политику «единого фронта», вызвали тревогу и взаимные упреки членов Политбюро. Основные споры в руководящей группе, судя по письмам, которые В.М. Молотов отправлял Сталину, отдыхавшему на юге, касались политики в Китае и Великобритании, а также исключения из ЦК ВКП(б) лидеров оппозиции ‒ Троцкого и Зиновьева, проявлявших растущую активность. Члены Политбюро вели себя в этих спорах достаточно независимо, образуя разнообразные и неожиданные с точки зрения последующих событий тактические коалиции. Например, Орджоникидзе, Ворошилов, Рыков, Рудзутак критиковали политику, проводимую в Китае (Ворошилов «доходит до огульного охаиванья “вашего руководства за последние 2 года”», ‒ жаловался Молотов в письме Сталину 4 июля 1927 г.). В то время как Молотов и Бухарин, поддерживаемые Сталиным, защищали правильность проводимого курса1. Поровну разделились голоса при решении вопроса о срочном исключении из ЦК Троцкого и Зиновьева. Калинин, Рыков, Орджоникидзе, Ворошилов считали, что решение этого вопроса нужно отложить до съезда партии. Сталин, находившийся на юге, безуспешно протестовал. {26} Только после требования Сталина учесть его голос заочно и перехода Калинина в число сторонников немедленного исключения 20 июня 1927 г. Политбюро большинством в один голос решило вывести Троцкого и Зиновьева из ЦК2. Однако реализация этого решения была проведена с большой задержкой. Лидеров оппозиций исключили не на ближайшем пленуме ЦК в конце июля августе, а только в октябре 1927 г. Под впечатлением этих столкновений Молотов 4 июля 1927 г. направил Сталину на юг тревожное письмо: «Самое неприятное ‒ внутреннее положение в “7-ке”. По вопросам об оппозиции, о Китае, об АРК (Англо-российский комитет профсоюзов. ‒ О.X.) уже наметились б[олее] или м[енее] отчетливые деления, причем решения то и дело принимаются с перевесом 1-го голоса […] Я все больше думаю о том, не придется ли тебе приехать в М[оскву] раньше срока. Как это ни нежелательно из-за интересов лечения, но суди сам, какое положение […] Симптомы плохие, устойчивость очень ненадежная. Ни с кем об этом не говорил, но положение считаю неважным»3.

 

В общем, наиболее надежным и безусловным сторонником Сталина в 1927 г. Политбюро выглядел один только Молотов. Сын приказчика из Вятской губернии, вступивший в партию в 1906 г. в возрасте 16 лет, Молотов, примитивный, но старательный советский функционер, занимал в 1920-е годы важнейший пост секретаря ЦК ВКП(б). Тогда же Молотов сделал и свой политический выбор, связав судьбу со Сталиным. Безусловная преданность Молотова была одним из важнейших преимуществ Сталина в борьбе за власть. Эта борьба с новой силой вспыхнула в 1928 г., после того как был завершен разгром объединенной оппозиции Троцкого Зиновьева, и члены Политбюро потеряли общего врага, который в течение нескольких лет сплачивал их ряды.

 

Помимо личных амбиций и претензий на лидерство, немалую роль в возникновении этой новой вспышки противоборства играли принципиальные соображения. Столкнувшись в 1928 г. с серьезными экономическими трудностями прежде всего в деревне Политбюро встало на путь применения административно-репрессивных, как их называли тогда, чрезвычайных мер ‒ насильственного изъятия хлеба у крестьян, подавления частных торговцев и т.д. Первоначально разногласий по поводу этой так называемой «чрезвычайщины» в Политбюро не было. Однако поскольку чрезвычайные меры не только ухудшили ситуацию, но грозили превратиться в постоянный метод политики, в руководстве партии столкнулись две группировки. Первая, лидером которой был Сталин, настаивала на продолжении чрезвычайных мер. Вторая, представляемая Рыковым, Бухариным и Томским, требовала отступления {27} от «чрезвычайщины» даже если это будет связано с определенными политическими и экономическими потерями.

 

У Сталина и его сторонников на этом завершающем этапе борьбы за власть были свои преимущества. Они занимали ключевые позиции в партийном аппарате. Их лозунги ‒ «наступление на кулака», форсированная индустриализация ‒ были близки и понятны немалой «революционной» части партийных чиновников. Все это, однако, не означало, что победа Сталина была предопределена. «Правые» настроения в пользу относительно умеренных методов руководства были также широко распространены в аппарате. Только недавно пережившие Гражданскую войну и издерганные постоянными кампаниями и колебаниями «генеральной линии», многие советские функционеры желали предсказуемости и стабильности. Потребовалась широкомасштабная чистка партии, проведенная в 1929 г., а также сильнейший нажим сверху в рамках набиравшей силу сталинской революции, для того чтобы привести аппарат в состояние «мобилизационной готовности».

 

В конечном же счете все решала борьба в верхах. Однако среди функционеров среднего уровня, составлявших большинство в ЦК ВКП(б), а также в самом Политбюро также преобладали настроения «единства» и нежелания новых политических поворотов. Почти все опасались новых столкновений не только потому, что в стране складывалась критическая ситуация и нарастала угроза режиму в целом, но и потому, что борьба в верхах неизбежно ставила под вопрос сложившийся баланс сил, разрушала выгодную для политиков-«середняков» систему коллективного руководства. Раскол в Политбюро означал, что непременно нужно было принимать чью-то сторону, втягиваться в борьбу и рисковать карьерой в случае поражения. Даже для тех членов Политбюро, которые поддержали Сталина, группа Рыкова Бухарина не была равна предшествующим оппозициям Троцкого и Зиновьева. Бухарин, Рыков, Томский, Угланов даже в период острого противостояния оставались более «своими». «Правые» выступали менее ожесточенно, старались действовать в рамках партийной легальности, не выдвигая категорических требований о кадровых перестановках в Политбюро, чем, кстати, и заслужили ярлык не «оппозиции», а лишь «уклона». Со многими членами Политбюро опальные «правые» были связаны хорошими личными отношениями, годами совместной беспощадной борьбы с общим врагом ‒ троцкистско-зиновьевской оппозицией.

 

Преобладание настроений «единства» заставляло и Сталина, и «правых» в 1928 ‒ начале 1929 г. действовать достаточно осторожно. Каждая из сторон старалась прежде всего избежать обвинений в раскольнической деятельности, стремилась представить себя жертвой интриг оппонентов. О неопределенности ситуации {28} свидетельствовали, в частности, многочисленные маневры и колебания в высших эшелонах партии. «Был у Серго. Настроение у него хорошее. Он твердо стоит и решительно за линию ЦК, против колеблющихся и шатающихся […] У Серго был, оказывается, Андреев […] и беседовал с ним. По мнению Серго, Андреев стоит твердо за линию ЦК. Томский, оказывается, пытался (во время пленума) “разложить” его […] но не удалось “заманить” Андреева»; «Ни в коем случае нельзя дать Томскому (или кому-либо другому) “подкачать” Куйбышева или Микояна», ‒ писал, например, Сталин Молотову в августе 1928 г.4 Однако высказанная уверенность в твердой позиции Орджоникидзе, как показывают другие документы, была скорее рассчитана на то, чтобы подбодрить Молотова, но не отражала истинных, более сложных настроений Орджоникидзе. Сам Орджоникидзе в письме Сталину от 18 августа 1928 г. демонстрировал вполне «примиренческие» взгляды. Сообщив о своем разговоре с Бухариным, который высказал Орджоникидзе свои опасения по поводу текущей политики и заверил его в желании избежать противостояния в Политбюро, Орджоникидзе писал: «Он, по-моему, и теперь хочет восстановить хорошие отношения с тобой, но не знает, как это сделать. По-моему, надо сделать все возможное, чтобы не потерять его, а без него Ал[ексей] (видимо, Рыков. ‒ О.Х.) моментально перестанет шебуршить»5. Судя по всему, Орджоникидзе был действительно искренне заинтересован в сохранении в Политбюро статус-кво. Несмотря на заметное обострение ситуации, в ноябре 1928 г. он обратился к Рыкову с таким письмом: «Я тебя прямо-таки умоляю взять на себя примирение Бухарина со Сталиным […] Смешно, конечно, говорить о твоей “смене”, Бухарина или Томского. Это прямо было бы сумасшествием. По-видимому, отношения между Сталиным и Бухариным значительно испортились, но нам надо сделать все возможное, чтобы их помирить. Это возможно […] Вообще, Алексей, надо с невероятной осторожностью подходить ко всем вопросам, могущим дать толчок “драке”. Нужна большущая выдержка, чтобы не влезть в драку»6.

 

Рецидивы особого отношения многих членов Политбюро к «правым» проявлялись даже после того, как в апреле 1929 г. группа Бухарина, Рыкова, Томского потерпела окончательное поражение. Например, в июне 1929 г. Политбюро решало вопрос о работе Бухарина, смещенного к тому времени с должности редактора «Правды». Сталин настаивал на назначении Бухарина наркомом просвещения. Эта была почетная, но опасная для Бухарина политическая ссылка. {29} Внешне пост наркома просвещения выглядел как важное и почетное задание партии. Сталин, предлагая такое решение, демонстрировал якобы беспристрастность и готовность наладить деловое сотрудничество с Бухариным. Однако на деле все было не так. Максимально отдаленный от «большой политики», Народный комиссариат просвещения подвергался постоянным нападкам и критике со стороны не только партийных функционеров, но и руководителей комсомола, профсоюзов, «советской общественности». Непростой была обстановка в самом наркомате. В общем, став наркомом просвещения, Бухарин оказался бы втянут в водоворот многочисленных споров, склок и постоянных проработок, что гарантировало его окончательное исключение из политических игр. Понимая это, Бухарин сопротивлялся и сделал неожиданный ход: попросил третьестепенный пост начальника Научно-технического управления (НТУ) Высшего совета народного хозяйства СССР. В этом случае более очевидно обозначалось опальное положение Бухарина и реальное стремление Сталина полностью выжить его из руководства партии. Этот пост в отличие от наркомата просвещения гарантировал сравнительно спокойную и необременительную служебную деятельность, развязывал руки для более внимательного наблюдения за «большой политикой». Несмотря на возражения Сталина, Политбюро поддержало Бухарина. О том, как это происходило, мы знаем из письма К.Е. Ворошилова Г.К. Орджоникидзе от 8 июня 1929 г.: «[…] Бухарин умолил всех не назначать его на Наркомпрос и предложил, а затем настаивал на НТУ. Я поддержал его в этом, поддержало еще несколько человек и большинством в один голос (против Кобы) мы провели его»7.

 

Сталин должен был считаться с возможностью таких конфликтов и настроений в пользу «единства». Он старался действовать осторожно, нанося удары в подковерной борьбе и делая публичные заявления о готовности к компромиссам. Сталин оказался победителем не только благодаря своей жестокости, решительности и коварству, но и потому что «правые», особенно Бухарин, допустили ряд тяжелейших политических ошибок. Роковую роль в судьбе «правых» сыграли, в частности, тайные встречи Бухарина с лидерами разгромленной оппозиции Г.Я. Сокольниковым и Л.Б. Каменевым. Нелепые попытки Бухарина заручиться поддержкой старых оппозиционеров в борьбе со Сталиным вызвали колоссальный политический скандал в начале 1929 г. Как показывают новые документы, Сталин в полной мере использовал этот факт, фактически сделав его центральным пунктом обвинения против «правых». Разногласия принципиального характера (о сталинских аппаратных махинациях, о пределах чрезвычайной {30} политики и стратегии экономического развития), в которых позиции Сталина были далеко не надежными и крепкими, фактически отошли на второй план. Для дискредитации «правых» факт бухаринских переговоров имел решающее значение. Именно этот факт, а не продолжающиеся споры вокруг чрезвычайной политики и сталинских интриг, был однозначно «криминальным» в глазах большинства Политбюро и членов ЦК. Произведенная Сталиным подмена сути разногласий, фактическое сведение их к проблеме «сепаратных переговоров» с оппозиционерами явилась важным условием его победы над «правыми» на пленуме ЦК ВКП(б) в апреле 1929 г.8

 

Весь ход интриг и столкновений в Политбюро и партийном аппарате, длившихся почти два года, вполне подтверждает мнение историков о том, что Сталин победил в роли сторонника золотой середины, производившего выгодное впечатление на других администраторов своей прагматичностью, «спокойным тоном, тихим голосом»9. Кроме того, есть основания полагать, что некоторых членов Политбюро Сталин принудил к лояльности, используя шантаж. Так, среди бумаг Орджоникидзе, который занимал тогда пост председателя ЦКК, сохранились полученные в декабре 1928 г. и марте 1929 г. материалы из архивов царской полиции, которые свидетельствовали о том, что Калинин и Рудзутак, находясь под арестом, дали откровенные показания, на основании которых полиция произвела аресты в подпольных революционных организациях10. Подобные материалы вполне могли быть достаточным основанием для исключения обоих из партии и даже ареста. Тот факт, что эти документы всплыли на поверхность именно на этапе решающего столкновения с «правыми», вряд ли можно считать случайным.

 

В общем, победа Сталина была результатом длительных интриг и политических маневров, переплетения объективных и субъективных обстоятельств. Сам Сталин, отдавший немало сил этой борьбе, явно не считал, что его преимущества обеспечены изначально одним лишь положением в партийной иерархии. Он справедливо опасался любых случайностей, осознавая их значительную, часто преобладающую роль в верхушечном политическом противостоянии, особенно в таких партиях, как большевистская. Поражение было столь же вероятным, {31} как и победа. Осознание такой вероятности было важным преимуществом Сталина в конце 1920-х годов. Ее игнорирование ‒ слабость современных представлений о «закономерной» поступи сталинской «модернизации».

 

Переиграв своих оппонентов в политических интригах, Сталин превратился в лидера Политбюро. Ему уже не противостоял никто их тех советских руководителей первого круга, которые начинали борьбу за ленинское наследие. Соответственно резко ослабли позиции «рядовых» членов Политбюро и ЦК ВКП(б), лишенных возможности маневрирования между различными центрами влияния. Прежний баланс сил в высших эшелонах власти был разрушен. Однако позиции самого Сталина в этот период вряд ли можно считать абсолютно прочными. Его политическое будущее зависело от способности предложить и реализовать определенный политический курс. Этот курс в течение 1928‒1929 годов трансформировался в планы форсированной индустриализации, практику массового принудительного объединения крестьян в колхозы и разжигания «классовой борьбы». {32}

 

 

1 РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 767. Л. 35‒39, 45‒48, 56‒60. {26}

 

2 РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 767. Л. 35‒39, 45‒48; Д. 71. Л. 11, 13‒14.

 

3 Там же. Д. 767. Л. 56‒60. {27}

 

4 РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1420. Л. 200, 220.

 

5 Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 777. Л. 75‒78.

 

6 Советское руководство. Переписка. 1928‒1941 гг. / Сост. А.В. Квашонкин, Л.П. Кошелева, Л.А. Роговая, О.В. Хлевнюк. М., 1999. С. 58‒59. {29}

 

7 Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925‒1936 гг. / Сост. Л.П. Кошелева, В.С. Лельчук, В.П. Наумов, О.В. Наумов, О.В. Хлевнюк. М., 1995. С. 123. {30}

 

8 Стенограммы пленума, а также другие материалы, позволяющие в деталях реконструировать подготовку окончательного разгрома «правых» и роль фактора бухаринских переговоров, см.: Как ломали нэп. Стенограммы пленумов ЦК ВКП(б). 1928‒1929 гг.: В 5 т. Т. 4. Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) 16‒23 апреля 1929 г. / Под ред. В.П. Данилова, А.Ю. Ватлина, О.В. Хлевнюка. М., 2000.

 

9 Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1888‒1938. М., 1988. С. 394‒395.

 

10 РГАСПИ. Ф. 85. Новые поступления. Д. 2. Л. 1‒11, 28‒30. {31}

 

Хлевнюк О.В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд Первого Президента России Б.Н. Ельцина, 2010. С. 25‒32.

 

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 07.07 2019

Почему мой предыдущий ответ Стану в этой теме НЕ ОПУБЛИКОВАН? Там я открываю глаза на собственный взгляд на вещи, который Стан не может себе уяснить.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 08.07 2019

и неча больше Хлевнюка выдавать за маститого учёного
он - именно пропагандист, заранее настроенный антисталински
настоящий историк не имеет права на заангажированность

 

Хлевнюк:

 

Доктор исторических наук, профессор МГУ и ВШЭ.

 

 

https://ru.wikipedia...Олег_Витальевич

 

А вы так вообще ссылались на каких-то полоумков (и не историков), типа Спицына. Вот он, персонаж, делающий карьеру в СОВРЕМЕННОЙ Думе, продавая идеи "поцреотизьма" и сталинизма:

 

gCC8xKo-.jpg

 

Педагог и публицист. Энциклопедическая значимость под большим сомнением.

 

 

https://ru.wikipedia...Евгений_Юрьевич

 

Иные (не вы, но такие же как вы поборники Сталина) ссылаются на ещё одного "даже не историка" - Пыхалова:

 

01_337.jpg

 

Чел из раза в раз оговаривает осуждённых в ходе репрессий ради оправдания Сталина. Но его всё-же принудили извиниться:

 

в декабре 2016 года публично извинился за оправдание депортации ингушей

 

 

https://ru.wikipedia...горь_Васильевич

 

Эти люди (на которых вы ссылаетесь) - и есть самозванцы. А вовсе не Хлевнюк.

 

И кстати - вы сам тоже неизвестно кто. Без роду и племени. Кто вам сказал, что вы по уровню можете критиковать Хлевнюка? Вы и рядом не стояли с его знаниями, думаю...

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 08.07 2019

Единственный год, улавливаемый демографическими методами - 96-й.

Тем не менее, кое-что есть. Нефёдов:

 

 

Когда весной 1891 года с мест стали поступать сообщения о грядущем недороде, директор департамента неокладных сборов А. С. Ермолов вручил И. А. Вышнеградскому записку, в которой писал о «страшном признаке голода». «И. А. Вышнеградский остался моими зловещими предсказаниями очень недоволен, – свидетельствует А. С. Ермолов, – взял у меня записку и при мне запер ее в ящик своего письменного стола, сказав: „Из этого ящика ваша записка не выйдет, и ни один человек не должен о ней знать: вы мне все биржевые курсы испортите“».[1551] В итоге вывоз зерна продолжался в течение всех летних месяцев. «Сами не будем есть, а будем вывозить!» – заявлял И. А. Вышнеградский.[1552] В результате неурожая чистый душевой сбор составил около 14 пудов, запасы были истощены экспортом предыдущих лет, и в итоге разразился голод, унесший, по подсчетам Р. Роббинса, около 400 тысяч жизней.[1553] Результаты подсчетов, однако, существенно зависят от их методики: 400 тыс. (а точнее, 480 тыс.) – это превышение смертности 1892 года над смертностью 1891 года. Но рост смертности в результате нехватки продовольствия начался еще в 1889 году, и если мы подсчитаем превышение смертности за 1889–1892 годы над уровнем 1888 года, то получим за четыре года излишек смертей в 1,75 млн.[1554]

 

Характерные сообщения в газетах царских лет в один из периодов голода могли гласить:

 

 

7/20 июля 1910 года ТОМСК,6,VII. Вследствие хронического голода, в 36-ти поселках Енисейского уезда среди переселенцев свирепствует повальный тиф, а также цинга. Процент смертности высок. Переселенцы питаются суррогатами, пьют болотную воду. Из состава эпидемического отряда заразись две фельдшерицы.

Ответить