←  Вторая Мировая Война

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Попытки сепаратного мира

Фотография ddd ddd 23.03 2019

В марте 1945 года сепаратный мир – но не с Западом, а с СССР – становится идефиксом фюрера.

«По нашим сведениям, в Швеции и Швейцарии появлялись высшие офицеры службы безопасности СД и СС, которые искали выход на резидентуру союзников. В частности, в Берне люди СД пытались установить контакт с работниками Аллена Даллеса. Вам необходимо выяснить, являются ли эти попытки контактов: 1) дезинформацией; 2) личной инициативой высших офицеров СД; 3) выполнением задания центра. В случае, если эти сотрудники СД и СС выполняют задание Берлина, необходимо выяснить, кто послал их с этим заданием». С этой шифровки Алекса Юстасу весной 1945 года начались «17 мгновений…» Штирлица.

В реальности пункт 1 (дезинформация) в этой шифровке был бы избыточным. Юлиан Семенов в романе не раскрывает источник «наших сведений», но в жизни информация о контактах была стопроцентно надежной: Москва получила ее непосредственно от союзников.

Вольф выходит на контакт

25 февраля в Берне к майору швейцарской разведки Максу Вайбелю обратился камергер папы римского с сообщением, что Карл Вольф, командующий войсками СС группы армий «Ц», готов начать с союзниками переговоры о капитуляции немцев в Северной Италии. Поскольку Вайбель по долгу службы знал своих коллег на подведомственной территории, ему не составило труда свести Вольфа с Алленом Даллесом, резидентом американской разведки в Швейцарии.

Без выстрела вывести из войны целую группу армий – такой шанс разведчику выпадает раз в жизни, и немудрено, что Даллес за него ухватился. Мотивы Вольфа тоже были прозрачны: война проиграна, пора думать о спасении собственной шеи от петли. Капитуляция немцев в Италии была и в интересах швейцарцев, иначе отступающие под натиском союзников части вермахта могли хлынуть через швейцарскую границу, возись потом с их разоружением и интернированием.

Вайбель, имевший право приказать ⁠пограничникам пропускать ⁠в Швейцарию людей без документов по паролю, организовал первую встречу Вольфа ⁠и Даллеса в Цюрихе 8 марта. ⁠Даллес поначалу опасался, что Вольф разыгрывает ⁠провокацию с целью поссорить союзников ⁠со Сталиным. Тот, ⁠чтобы развеять сомнения, передал американцам карту с подробной дислокацией группы армий «Ц». Это уже означало для него смертный приговор на родине, подтверждая серьезность намерений.

12 марта главнокомандующий союзными войсками в Италии фельдмаршал Александер информировал о контакте с Вольфом советских представителей в своем штабе. Но скандала это не предотвратило, поскольку союзники отказались подключить русских к переговорам. И на то были веские причины.

Почему не пригласили нашего человека?

В перенасыщенной спецслужбами Третьего рейха Швейцарии инкогнито любого советского генерала могло быть моментально раскрыто. А это означало провал всей операции, получившей оптимистическое название «Санрайз».

Вольф с самого начала прекрасно понимал, что провернуть столь крупное дело без утечки информации в Берлин нереально. И оказался прав – уже в начале марта рейхсфюрер СС Гиммлер и глава РСХА Кальтенбруннер получили соответствующие донесения от людей из его окружения. Поэтому Вольф заранее подготовил легенду прикрытия. Поскольку ему благоволил сам Гитлер, генерал иногда позволял себе обращаться со своими предложениями к фюреру напрямую, через голову Гиммлера. И в феврале на одном из приемов он при свидетелях (что важно) озвучил Гитлеру идею попытаться с помощью провокации расколоть лагерь союзников.

Гитлер отнесся к предложению не без скепсиса, но буркнул что-то вроде «ну, попробуйте». Это была санкция. И, ведя переговоры о капитуляции в Италии, Вольф теперь мог представить дело так, будто выполняет задание фюрера. Но лишь при условии, что имеет дело с англо-американцами! Если на контакте с ним был бы засвечен советский представитель, легенда Вольфа полетела бы к чертям, сам он был бы стерт в порошок, а «Санрайз» потух на старте.

Поэтому на вторую встречу с Вольфом 19 марта прибыли только замначальника штаба Александера генерал Лемнитцер (американец) и начальник разведки генерал Эйри (англичанин). По воспоминаниям Даллеса, союзники старались избежать любых дружественных жестов, даже стол в комнате подобрали пошире, чтобы, сев по разные стороны, избежать рукопожатий с генералом СС. Но дородный Вольф протиснулся к ним между столом и стеной, и ничего не оставалось, как автоматически ответить на его приветствие. (Кстати, в 1974 году Семенов брал у Вольфа интервью, и тот передал сыгравшему его в «17 мгновениях» Василию Лановому бутылку коньяка. Согласно апокрифу, игра актера прототипу понравилась, он лишь попенял, что Лановой «очень уж худой».)

«Санрайз» отменяется…

Союзники принципиально обсуждали с Вольфом только военные вопросы, касавшиеся исключительно группы армий «Ц» в Италии. Тем не менее отказ взять на встречу представителя СССР предсказуемо вызвал у Сталина подозрения в двойной игре. Последовало резкое письмо президенту США.

Рузвельт не стал испытывать терпение союзника, тем более что 5 апреля 1945 года Москва разорвала пакт о ненападении с Японией. Участие СССР в войне на Тихом океане было для Вашингтона куда важнее группы армий «Ц». Рузвельт отдал категорический приказ о прекращении «Санрайза». Это было одно из его последних крупных политических решений.

Тем временем Гиммлер вызвал Вольфа в Берлин. Будучи в курсе его контактов с Даллесом, он некоторое время наблюдал за ситуацией со стороны, рассчитывая при успехе выторговать какие-то преференции и для себя. Но к середине апреля возникла угроза, что информация о «Санрайзе» просочится к фюреру помимо служб СС. А Гиммлер и так пребывал в опале, провалившись на посту командующего группой армий «Висла». Он решил пожертвовать Вольфом, раскрыв «измену мерзавца» и отведя таким образом от себя любые подозрения.

И тут-то Вольф вытащил свой козырь: действую с санкции фюрера, данной при свидетелях, готов к немедленной очной ставке с ним. Действительно, 18 апреля Гитлер в своем бункере в присутствии Кальтенбруннера благожелательно выслушал доклад Вольфа о том, как ему почти удалось поссорить союзников. К тому же 12 апреля умер Рузвельт, в Берлине еще теплилась надежда на развал антигитлеровской коалиции, и версия Вольфа прокатила на ура.

Вольф летит обратно в Италию продолжать начатые переговоры и на месте узнает, что Даллесу… запрещено вступать в контакты с немцами в рамках «Санрайза».

…да будет «Санрайз»!

И тут инициативу взял на себя Вайбель. Поскольку на него запрет не распространялся, Вайбель стал передаточным звеном между Даллесом и Вольфом. Последнего ему пришлось даже спасать в Италии из рук разъяренных партизан с помощью спецотряда швейцарской армии.

Хлопоты Вайбеля приносят результат: 27 апреля два немецких офицера прилетают в штаб Александера с полномочиями на подписание капитуляции. На сей раз все чин чином: переговоры идут в присутствии советского генерала Кисленко, чья подпись тоже стоит под заключенным через два дня соглашением о сдаче группы армий «Ц» в Северной Италии. Она запланирована на 2 мая.

Несмотря на ряд драматических перипетий (так, защищая командующего группой армий генерала фон Фитингхофа, части СС чуть не вступили в бой с немецкими танкистами, имевшими приказ о его отстранении), немцы точно выполнили условия, начав капитуляцию в оговоренный срок. Одновременно сдавался гарнизон Берлина.

Альтернативный сценарий для Штирлица

Теперь представим, что Штирлиц действительно существовал. Тогда события, изложенные Семеновым в «17 мгновениях…», вполне могли бы иметь место в реальности, будучи сдвинуты на месяц вперед. Смотрите: 12 марта союзники информируют СССР о контакте с Вольфом, 15 марта (но не февраля, как в романе) Штирлиц получает шифровку с заданием разобраться с ситуацией «изнутри». Далее из-за гибели радиста он теряет связь с центром, не знает, что ситуацию с «Санрайзом» уже разрулили на самом высоком уровне. Продолжая выполнять задание, он проваливается, вернувшись в Берлин 18 апреля.

Что было бы дальше – допросы, пытки? Нет, по крайней мере поначалу с него бы пылинки сдували. В марте 1945 года сепаратный мир – только не с Западом, а с СССР – становится идефиксом Гитлера. Геббельс несколько раз записывает в дневнике: «Фюрер думает найти возможность договориться с Советским Союзом, а затем с жесточайшей энергией продолжить войну с Англией»; «Закончить войну на востоке и освободить руки для развертывания операций на западе – какая прекрасная идея!»

А вот запись Геббельса от 8 апреля: «От Боле [руководитель Зарубежной организации НСДАП, статс-секретарь МИДа, обергруппенфюрер СС] я получаю сообщения о соответствующих шагах министерства иностранных дел в нейтральных государствах. Но результаты убийственны. Британская политика, которую направляет Черчилль, отличается полной несговорчивостью… Скорее можно кое-чего добиться от США при условии предоставления им возможности экономической деятельности в Европе… Наиболее благоприятные результаты дали зондажи с целью выяснения позиции Советского Союза. Однако Советский Союз требует Восточную Пруссию, а это требование, конечно, невыполнимо».

Историки не зафиксировали эти зондажи позиции СССР. Возможно, их следы еще всплывут в российских архивах. Но, скорее всего, мидовцы Третьего рейха, уловив верхним нюхом чаяния начальства, просто слали наверх приятную туфту. Все лучше, чем топать с фаустпатроном через плечо на одерский фронт.

Так или иначе, фюрер страстно желал сделать Москве «интересное предложение». И тут в его руки попадает человек, который через два рукопожатия (куратор в разведке и начальник разведки) «знаком» с самим Сталиным. Это же прямой канал связи! Вот вам сюжет для психологического триллера, в котором советской разведке нужно: 1) не слишком скомпрометировать руководство СССР контактами с Берлином; 2) спасти своего ценнейшего агента, которого пустят в расход в случае категорического «нет!» на предложения фюрера; 3) ослабить сопротивление немцев в последние дни войны.
Задача, достойная пера Семенова…

Кино – оно и есть кино

Напоследок бытовая зарисовка из швейцарской жизни. Помните, в самом конце «17 мгновений весны» Штирлиц сидит на вокзале Берна в кафе и заказывает «просто сметану»? «У нас сметана восьми сортов, есть и взбитая, и с вареньем, и с сыром, а вот просто сметаны у нас нет. У нас не едят простую сметану», – отвечает ему официантка. «У них не едят простую сметану, – подумал Штирлиц. – А у нас мечтают о простой корке хлеба».

На самом деле в те годы сметана в Швейцарии распределялась по карточкам. Как и сахар, макароны, крупы, мука, яйца, молоко, кофе, шоколад, мясо, одежда, обувь, мыло и даже швейцарский сыр. Карточки отменили только в 1948 году.

Это к тому, что в художественном произведении все совпадения с реальной жизнью случайны. Несовпадений же гораздо больше.

RePublic
15 марта 2019 г. Константин Гайворонский.
Ответить