←  Новое время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Pеспублика Семи Островов

Фотография Арабелла Арабелла 27.08 2012

http://ru.wikipedia....

Республика Семи Островов (греч. Επτάνησος Πολιτεία, итал. Repubblica Settinsulare) — первая со времён падения Константинополя форма греческой государственности, существовавшая в 1800—1807 годах в качестве протектората, по форме турецкого, по сути русского, на островах Керкира, Паксос, Лефкас, Кефалиния, Итака, Закинф и Китира в Ионическом море.

Ионические острова на протяжении столетий входили в состав Венецианской республики, покуда по Кампо-Формийскому миру (1797) не перешли к революционной Франции. Французы изрядно укрепили их артиллерией, особенно Корфу. Император Павел I направил против французов русскую эскадру во главе с Ушаковым, которая при поддержке турецкого флота после 4-месячной осады в 1800 году выбила французов с Корфу и освободила Ионические острова.
Островная республика во главе с И. Каподистрией (будущим российским министром иностранных дел) просуществовала семь лет, формально как данница Османской империи, но в сущности под защитой русских кораблей и пушек. По Тильзитскому миру император Александр I негласно обязался не препятствовать Наполеону в установлении контроля над Ионическими островами, и несколько месяцев спустя они вошли в состав Иллирийских провинций Франции.

В одной из тем, уже упоминалась Республика 7 Островов. Судьба этого политического образования весьма интересна. Но удивляет эта "запись" в ВИКИ (выделено). Что значит : негласно обязался не препятствовать?

К тексту Тильзитского договора 25 июня (7 июля) 1807 г. были приложены “Отдельные и секретные статьи”, особо, но в тот же день подписанные теми же лицами, которые подписали целиком и весь трактат: князем Александром Куракиным, князем Дмитрием Лобановым-Ростовским и князем Шарлем-Морисом Талейраном. Вот что гласят две первые роковые статьи этих “Отдельных и секретных” приложений: “Статья первая. Российские войска сдадут французским войскам землю, известную под именем Каттаро. Статья вторая. Семь островов (Ионических — Е. Т.) поступят в полную собственность и обладание его величества императора Наполеона”.

http://www.navy.su/navybook/tarle/senyavin/12.htm
Тарле Е. В. Экспедиция адмирала Сенявина в Средиземное море (1805—1807)
Последствия Тильзитского договора для сенявинской экспедиции

О том, какое настроение царило на островах после известия об уходе эскадры можно почитать в тесте Тарле.
Но вот что еще интересно, есть "версия" что такое наплевательское отношение Александра I к флоту , к завоеваниям войн 1798-1800 и 1805-1897 гг на Средиземном море было вызвано личной неприязнью императора к Ф.Ф. Ушакову и Д.Н. Сенявину.

Немного информации о Д.Н. Сенявине.
Корабли его эскадры покинули острова, но едва успев пройти Гибралтар (октябрь 1807 г.), попали в жесточайший шторм, который раскидал их по всему Средиземноморью. 28 октября 1807 г. часть кораблей под командованием Сенявина была вынуждена войти в Лиссабон, а за два дня до этого – 26 октября император Александр I подписал декларацию о разрыве отношений с Англией, началась вялотекущая англо-русская война 1807-1812 гг.
Далее события развивались по следующему сценарию: через несколько дней столица Португалии была занята французскими войсками и наша эскадра чуть не оказалась втянута в конфликт между португальским королевским домом и Наполеоном. Сразу же после этого Лиссабон был блокирован сильной английской эскадрой и положение Сенявина, с его поврежденными кораблями, становилось почти безвыходным.
Кроме того уже 10 февраля адмирал Сенявин был ознакомлен с предписанием морского министра П.В. Чичагова (который, по отзывам современников не любил флота так же, как и император ) о затоплении русских судов в случае угрозы их захвата английскими силами. А 1 марта 1808 г. последовал просто «немыслимый» рескрипт императора Александра I на имя Сенявина, о полном подчинении русского флота, находящего за пределами России «Его Величеству Императору Французов». И действительно, Наполеон слал рескрипты и Сенявину и командующим русскими кораблями, оставшимся в Средиземном море, в которых проявлял заботу о русском флоте (!) в отличие от русского императора.
В начале августа 1808 г. английские войска вошли в Лиссабон и перед Сенявиным стоял один выход из ситуации: свезти экипажи на берег и затопить корабли. Однако этот мужественный человек в практически безвыходной ситуации своим доблестным поведением, личным обаянием и европейской славой сумел сохранить флот и весь экипаж. Ни один русский моряк не попал в плен к англичанам, ни один корабль или флаг не достался в качестве трофея Англии (!).
Сразу же после заключения англо-русских условий (подписанных русским адмиралом Сенявиным и английским адмиралом Коттоном), русские корабли покинули Лиссабон и отправились в английский порт Портсмут, где встали на рейде в сентябре месяце. Флаги русские корабли не спускали, что в условиях идущей англо-русской войны выглядело просто вызывающе. Однако и здесь Сенявин сумел проявить себя как тонкий дипломат, за что и заслужил восторженные похвалы у англичан. По просьбе короля флаги у русских кораблей были спущены, но адмиральский спускался только на ночь. За время пребывания в Англии (до августа 1809 г.) ни адмирал, ни командиры судов не ступали на английский берег.
4 августа 1809 г. экипажи эскадры Сенявина покинули Портсмут. Вместе с ним в Россию на английских транспортных кораблях вернулся весь экипаж эскадры. Адмиралу Сенявину после возвращения, было запрещено появляться при дворе. Часть русских кораблей, которые были еще на плаву были возвращены России после заключения мира 6 июля 1812 г., за другую часть (ветхие корабли) Англия заплатила России полную стоимость. Так закончилась русско-английская война 1807-1812 гг.

В 1811 г. Сенвин был переведён на должность командира Ревельского порта. Во время Отечественной войны 1812 года получил отказ на свою просьбу о зачислении в действующую армию. В апреле 1813 г. уволен в отставку.
Возвращён на службу в 1825 в связи с угрозой новой войны с Османской империей, назначен командующим Балтийским флотом; получил звание генерал-адъютанта. В 1826 произведён в адмиралы. В том же году избран почётным членом Петербургской академии наук. В 1830 тяжело заболел и 5 (17 апреля) 1831 скончался. Похоронен в Санкт-Петербурге в Александро-Невской лавре.
http://ru.wikipedia....
Похороны Сенявина прошли торжественно, сам Николай I отдал ему последние почести, командуя почетным эскортом лейб-гвардии Преображенско полка.
(кажется это единственный случай в российской истории, когда император отдавал такие почести)
http://heroesship.ru...evich-senyavin/
Использованы так же материалы книги : История российского флота / науч ред. С. ПотРФов. - М: Эксмо, 2006.
+ архивные документы
Ответить

Фотография andy4675 andy4675 27.08 2012

Осада острова Корфу

24 октября 1798 года русско-турецкая эскадра в составе 3 линейных кораблей, 3 фрегатов и ряда малых кораблей начала блокаду Корфу.
31 октября к эскадре присоединились линейный корабль «Святая Троица», 2 турецких фрегата и 1 турецкий корвет, а 9 ноября к Корфу подошли основные силы объединенного русско-турецкого флота под командованием вице-адмирала Ф. Ф. Ушакова. Вскоре к ним присоединился отряд кораблей капитана 1 ранга Д. Н. Сенявина (3 линейных корабля и 3 фрегата).
Учитывая мощные укрепления острова и недостаток сил для десанта было принято решение подвергнуть Корфу блокаде, дожидаясь подкрепления десантных сил от турков. В первый же день французы бросили свои укрепления на Лазаретто, который тут же был занят русскими и на нём была сооружена батарея.
13 ноября русские высадили на побережье Корфу небольшой десант, который не встречая противодействия занял небольшой городок Гуино в пяти верстах от крепости. Было выбрано место для батареи напротив форта Сан-Авраам, которая уже 16 ноября начала артиллерийский обстрел крепости.
18 ноября была установлена вторая батарея у церкви Св. Пантелеймона, откуда хорошо просматривались внешние укрепления и старая крепость. Однако через несколько дней французы организовали вылазку и захватили её, взяв в плен несколько человек.
27 ноября из бухты неудачно попытался прорваться линейный корабль «Женере».
В декабре к эскадре присоединились отряды кораблей контр-адмирала П. В. Пустошкина (74-пушечные линейные корабли «Св. Михаил» и «Симеон и Анна»), капитана 2 ранга А. А. Сорокина (фрегаты «Святой Михаил» и «Казанская Богоматерь»). Таким образом союзная эскадра насчитывала 12 линейных кораблей, 11 фрегатов и множество мелких судов.
В ночь на 26 января «Женере» (покрасив паруса в черный цвет) вместе с бригом предприняла ещё одну попытку прорваться из бухты, на этот раз удачную.
Продолжалось возведение береговых батарей — была восстановлена батарея на мысе Св. Пантелеймона. Ещё одна батарея возведена неподалеко от старой крепости. Кроме того, оборудовали батарею напротив форта Сан-Сальвадоре — наиболее мощного из внешних укреплений.
10 февраля на Корфу прибыли обещанные турецкие войска (около 4250 человек). Кроме того, на кораблях русской эскадры насчитывалось 1700 морских гренадеров. Было принято решение использовать во время штурма часть команд кораблей, который проходили для этого соответствующую подготовку. Около 2000 солдат было получено от греков-повстанцев на острове.
Штурм 18—20 февраля 1799 года

На военном совете 17 февраля, состоявшимся на флагманском корабле «Святой Павел», был разработан план операции. Было принято решение силами корабельной артиллерии подавить береговые батареи и высадить десант на остров Видо — ключ к обороне Корфу.
Штурм Корфу начался в 7 часов утра 18 февраля 1799 года. Фрегаты «Казанская Богородица» и «Херим-Капитана» подошли на расстояние картечного выстрела и начали обстрел вражеской батареи № 1 на северо-западной оконечности острова. Линейный корабль «Мария Магдалина первая» и фрегат «Николай» начали обстрел батареи № 2. Остальные корабли (линейные корабли «Святой Павел» (капитан 1 ранга Е. П. Сарандаки), «Святой Петр», «Захарий и Елисавета», «Богоявление Господне», «Симеон и Анна», фрегаты «Григорий Великия Армении», «Святой Николай», «Навархия», шхуна, посыльное судно, а также два турецких корабля, пять фрегатов, корвет и канонерская лодка) начали обстрел остальных батарей острова. В результате 4-х часового обстрела были подавлены все пять береговых батарей острова. Поддержку острову попытались оказать линейный корабль «Леандер» и фрегат «Ла-Брюн», но получив повреждения были вынуждены отойти под защиту батарей Корфу. В 11 часов на Видо с двух сторон был высажен десант в количестве 2160 человек. К 14.00 после 2-х часового боя остров был взят. Из 800 человек оборонявших остров 200 человек было убито, в плен было взято 402 солдата, 20 офицеров и комендант острова бригадный генерал Пиврон. Около 150 человек удалось переплыть на Корфу. Русские потери составили 31 человек убитыми и 100 ранеными. Турки и албанцы потеряли 180 человек убитыми и ранеными.

После падения Видо ключ к Корфу был в руках Ушакова. Расположившиеся на захваченном острове русские батареи открыли огонь по укреплениям Новой и Старой крепостей. Их поддержали батареи у деревни Мандуккио и с холма Святого Пантелеймона, линейный корабль «Святая Троица», фрегат «Сошествие Святого Духа», акат «Святая Ирина», шебека «Макарий» и турецкий корабль, стоявший у южной части старой цитадели. На штурм бастиона Св. Рока пошли албанцы, но были отбиты. Повторный штурм русско-турецких сил заставил французов, заклепав пушки и взорвав пороховые погреба, отступить к укреплению Св. Сальвадора. Но русские ворвались в бастион на плечах отступавших и через полчаса ожесточенной рукопашной схватки также овладели им. Через некоторое время последний передовой форпост Новой крепости — укрепление Св. Авраама пал под натиском штурмующих.

На 19 февраля был назначен штурм старой и новой крепостей, но утром французы прислали парламентеров для обсуждения капитуляции. После переговоров 20 февраля 1799 года была принята почетная капитуляция. Согласно её условиям французам разрешалось покинуть остров с обещанием не участовать в боевых действиях в течение 18 месяцев.
Итоги
В плен сдались 2931 человек (в том числе 4 генерала). Военными трофеями победителей стали: 114 мортир, 21 гаубица, 500 пушек, 5500 ружей, 37 394 бомбы, 137 тысяч ядер и т. д. В порту Корфу были захвачены линейный корабль «Леандр», фрегат «Брюне», бомбардирское судно, 2 галеры, 4 полугалеры, 3 купеческих судна и несколько других кораблей. Потери союзников составили около 298 человек убитыми и ранеными, из которых 130 русских и 168 турок и албанцев..

За этот штурм Павел I произвел Ушакова в адмиралы и наградил бриллиантовыми знаками ордена святого Александра Невского, неаполитанский король — орденом святого Януария 1-й степени, султан — бриллиантовым пером (на шляпу) — высшей наградой Турции.

Взятие Корфу завершило освобождение Ионических островов из-под власти французов, что имело большое военно-политическое значение. На освобожденных островах под временным протекторатом России и Турции была создана Республика Семи Островов, в течение нескольких лет служившая опорной базой для русской средиземноморской эскадры.

Получив известие о взятии Корфу А.В. Суворов писал[3]:
Ура! Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: Зачем не был я при Корфу, хотя бы мичманом?
http://ru.wikipedia....орфу_(1798—1799)

Иоанн Каподистрия:
Иоанн Каподистрия, окончив курс философии и медицины в Падуанском университете, поступил на дипломатическую службу на родине. В 1802 году ему было поручено объехать большую часть Ионических островов, ввести там русские гарнизоны и устроить гражданское управление. В 1803 году он был назначен статс-секретарем республики Ионических островов по иностранным делам, в 1807 году — начальником милиции.
Тильзитский мир 1807 года, по которому русское управление было заменено на французское, стал препятствием к дальнейшей карьере Каподистрия на родине; он перешёл на русскую службу и был причислен к министерству иностранных дел (1809 год). Через два года он был определён секретарем русского посольства в Вене, затем вёл дипломатическую переписку Чичагова; на него же было возложено поручение выработать проект устройства Бессарабии, только что присоединённой к России.

В 1813 году сопровождал Александра I в качестве начальника канцелярии, а затем был послан в Швейцарию с поручением привлечь её к союзу против Наполеона. Удачное исполнение поручения, а также блестящие таланты, обнаруженные им на Венском конгрессе, обеспечили ему быструю карьеру.

В 1815 году ему было пожаловано звание статс-секретаря; 9 (21) августа 1816 года был назначен управляющим Министерством иностранных дел и занимал эту должность до 1822 года. Работал для укрепления союза между Францией и Россией и старался удерживать Александра от увлечения идеями Священного Союза; кроме того, был противником вмешательства в борьбу партий в Неаполе, хотя особо энергичных действий в этом направлении он не принимал. С 1816 года был управляющим Коллегией иностранных дел (подчинялась мнистру иностранных дел) был Карл Нессельроде, который также ведал внешними сношениями.

Как грек, сочувствовал начавшейся в марте 1821 года революции в Греции, но как дипломат и карьерист не решался действовать энергично и остался на службе, когда Россия по вооружённом выступлении под руководством Александра Ипсиланти приняла явно враждебное Греции положение, видимо, надеясь на то, что развитие событий в конце концов заставит Александра I согласиться на «понудительные меры» против Порты. Весной 1822 года, несмотря на решительные возражения Каподистрии, Александр I принял предложение австрийского министра иностранных дел Клемента Меттерниха о проведении в Вене конференции держав по Восточному вопросу. Считая, что дальнейшее согласование дипломатических шагов России с австрийской политикой будет иметь неблагоприятные последствия для Греции, Каподистрия решил отстраниться от этих дипломатических мероприятий и не принимать участия в их подготовке и обсуждении на служебных докладах. В мае 1822 года император во время частной аудиенции, данной Каподистрии, предложил ему отправиться снова «для поправления здоровья» на воды, оставшись формально при своей должности (отставку он получил в 1827 году).

Ещё раньше дважды отвергнув предложение тайного общества греческих повстанцев «Филики Этерия» стать во главе её (хотя в 1814 году он сам основал гетерию филомузов), Каподистрия и теперь оставался зрителем борьбы, поддерживая инсургентов лишь деньгами и бессильным заступничеством при европейских дворах.
Правитель Греции

11 апреля 1827 года народным собранием в Трезене граф И. Каподистрия был избран на 7 лет президентом Греции (Κυβερνήτης της Ελλάδος). Это слово было переведено в рескрипте императора Николая I графу Гейдену словом «председатель греческого правительства»; несмотря на неточность перевода, в отношении Каподистрия в русской литературе использовался титул «президент».

Новый президент переждал, однако, Наваринскую битву, обеспечившую свободу Греции, и лишь 18 января 1828 года прибыл во вверенную ему страну. Когда между державами начались переговоры о выборе короля для Греции, Каподистрия, в официальных и частных письмах настаивал на том, чтобы было спрошено мнение народа, которое выражалось в подобных случаях устами членов народных собраний, подобранных президентом; но честолюбивые замыслы Каподистрия не увенчались успехом. Принц Леопольд Саксен-Кобургский (впоследствии король бельгийский) отказался, однако, не без влияния со стороны Каподистрия, от предложенной ему короны.
Гибель
В числе врагов Каподистрия, созданных его политикой, была семья Петробея (Мавромихали), посаженного им в тюрьму. Сын и брат Петробея, Георгий и Константин Мавромихали, жившие в Нафплионе под надзором полиции, напали на Каподистрия 9 октября 1831 года и убили его. Константин Мавромихали был на месте забит народом, а Георгий успел укрыться в доме французской миссии, но был выдан и казнён. Гибель Каподистрии вызвала широкий общественный резонанс и нашла отражение в живописи. Напр. литографии Камилла де-Фалько (1832)[1].
http://ru.wikipedia....одистрия,_Иоанн
Убийство Каподистрии (картина Цокоса):
http://el.wikipedia....Kapodistria.JPG

Несмотря на недогляды и переборы в Википедии, в целом всё верно. После ухода русских с Ионических островов и их возвращения французам, Каподистрия не мог там больше оставаться, и предпочёл уехать в Россию. Там его ждала карьера дипломата. С 1811 года - в Вене, где основал в 1813 г. Этерию Филомузу, филиал которой возник в Афинах. Официальной целью сообщества стало приобщение греков к общегреческим культурным ценностям.
Отверг предложение авантюриста-члена Филики Этерии Галатиса возглавить тайную организацию, как позднее и официальное предложение гетеристов. Он считал восстание греков несвоевременным, противоречащим его статусу дипломата, к тому же он не мог как официальный представитель Российской империи подставить Россию. Впрочем, и отговаривать гетеристов от их замыслов он не стал.

Как представитель России на некоторых съездах Священного союза (Вена, Лайбах-Любляна), Каподистрия хотел лишить Священный союз роли международного жандарма (цель, преследовавшаяся Меттернихом, и в целом находившая поддержку у Александра, а также у правительства Англии).

В ходе составления и обсуждения конституции Французской Республики после Наполеоновских войн стоял на позиции демократии, противоположной позиции, выражавшейся в первую очередь Англией (монархизм), и мнение Каподистрии в конце концов преобладало.

В Википедии Каподистрию винят в амбициозном стремлении сохранить пост правителя (кивернитис=правитель, хотя в вики это переводят как президент), противопоставляясь выраженной Великими Державами идее введения в Греции монархии. Якобы это он делал по собственному почину. Но они забывают, что ещё в ходе Греческого восстания была издана конституция самими греками-повстанцами, согласно которой Греция становилась президентской республикой (во времена, когда такого понятия ещё не существовало). Отсюда и требования Каподистрии провести референдум - он не стремился сохранить власть, а только хотел соблюдения всенародного самоопределения.

Александр Первый всю войну греков с турками сохранял позиции консервативные (= сохранение существующего порядка, погашение народных движений везде, где это требовалось), с чем был связан и уход Каподистрии (хотя Греческое восстание не было в конце концов погашено силами Великих Держав - многие видят в этом вклад Каподистрии).
С приходом к власти Николая Первого позиция России поменялась (в немалой степени благодаря перемене в английской внешней политике: лорд Каннинг, глава английского правительства, первым высказался в пользу правомерности борьбы греков за независимость).

Что касается дальнейшей судьбы Ионических островов: уже в 1809 г. англичане захватили их у французов, кроме Корфу (Керкиры, Коркиры) - в немалой степени этому способствовала враждебность Янинского паши Али-паши Тепеленского, который хитростью захватил французского генерала с войском и вырезал французов. Согласно Парижскому договору 1814 года, к Англии отошла и Керкира.

Англичане жестоко относились к повстанческим настроениям греков против турок, всячески пресекали их (сохранились английские казематы на островах) и были в целом дружественны туркам. Незадолго до начала Греческого восстания 1821 года англичане уволили служивших у них в корпусе на Ионических островах греков. Это привело к сильному пополнению рядов повстанцев (одним из прибывших с Ионических островов был "Морейский Старец" - Феодорос Колокотронис). Когда греки, оказавшиеся отрезанными от Месолонги при подходе турко-албанских сил старались найти убежище на Ионических островах, коммендант запретил принимать их, как-будто обрекая их на гибель.

В 1862 г. из Греции изгнали короля Отона. В 1864 г., после бурных дебатов, при участии будущего многолетнего главы правительства Греции и сторонника Англии Харилая Трикуписа, Англия, в обмен на согласие греков принять королём Георгия Гликсбурга (в обход конвенции с другими Великими Державами, например с Россией, что королём Греции не может быть родственник одного их королевских домов этих стран), родственника английского королевского дома, уступила Греции Ионические острова.
Ответить

Фотография Стефан Стефан 25.12 2015

В 1797 г. в результате итальянского похода Наполеона Венецианская республика перестала существовать как независимое государство, а ее территории согласно Кампо-Формийскому договору поделили Франция и Австрия. Ионические острова {95} по настоянию министра иностранных дел Талейрана были присоединены к Франции1. Местные жители поначалу восприняли французские войска как освободителей, тем более что первые действия французской администрации были действительно направлены на демократизацию общественной жизни: французы урезали права нобилей и допустили буржуазию к участию в управлении. Созданию соответствующего настроения много способствовали и специфически революционные ритуалы: торжественное сожжение «золотых книг», посадка «деревьев Свободы», создание якобинских обществ. Однако непоследовательные действия французской администрации вскоре привели к тому, что греки стали воспринимать французов как оккупантов: вместо ожидаемого предоставления автономии французы ввели на островах военное управление, эксплуатировали местную экономику, попирали религиозные чувства православного населения. Общий враг – Франция – сблизил в это время две такие недружественные державы, как Россия и Османская империя. «Надобно ж вырость таким уродам, как французы, – писал тогда А. А. Безбородко, – чтобы произвести вещь, какой я не только на своем министерстве, но и на веку своем видеть не чаял, то есть союз наш с Портою и переход флота нашего через канал (Черноморские проливы. – О. П.)»2. В это время Порта пошла на сближение с Россией, закрепленное союзным договором 1799 г.3, согласно которому Россия предоставляла туркам эскадру в помощь на Средиземном море. Фактически эскадра Ушакова была у берегов Босфора уже в сентябре 1798 г.4 Франция в начале 1799 г. потерпела поражение в Средиземном море: после разгрома французского флота Нельсоном при Абукире (1798) французы капитулировали и на Ионических островах, последний из которых (о. Корфу) был сдан русским морякам в феврале 1799 г. Согласно Константинопольской конвенции 1800 г., Ионические острова получили статус полунезависимой Республики Семи Соединенных Островов под верховным суверенитетом Османской империи. Создание республики имело большое значение для подготовки освобождения Греции. Это было первое греческое государственное образование после 1460-х гг. Несмотря на то, что в него вошли лишь небольшие греческие территории, теперь у греков появилась реальная надежда на обретение независимости. Это был первый опыт создания греческого государства, пусть и не вполне независимого. Уже один этот факт дал мощный толчок росту национального самосознания. Это подтверждается, например, следующим сообщением Колокотрониса. Когда Ионические острова находились под французским управлением, Колокотронису пришла в голову мысль послать Наполеону петицию с просьбой о поддержке, а пока будет ответ, с помощью французской администрации островов поднять восстание в крепостях Пелопоннеса «против тирана Вели-паши» (наместник Пелопоннеса) и создать на Закинфе общее турецко-греческое правительство при равном участии представителей обеих наций5. То есть речь шла не о борьбе против турок, а о борьбе за автономию Пелопоннеса под верховным суверенитетом {96} Порты, ибо Колокотронис был недоволен произволом наместников. Иными словами, это был план государственного образования по типу Республики Семи Соединенных Островов. Реализации этого плана помешало вторжение англичан. Очень важен был опыт социально-политической борьбы между нобилями и буржуазией и работы по созданию конституции, окончательный вариант которой был принят в 1803 г.6

 

Ионические острова привлекли к себе внимание держав, каждая из которых стремилась включить эти территории в свою сферу влияния. До 1807 г. преобладающим на островах было влияние России, под контролем которой и вырабатывалась конституция. Россия вела весьма лояльную политику по отношению к грекам, стремясь всячески расположить к себе местное население. Уже в составе эскадры Ушакова были офицеры греческой национальности и это поощрялось русским командованием7. Сам Александр I рекомендовал русскому полномочному представителю на островах Г. Мочениго предложить правительству Республики услуги русских офицеров для обучения армии. Русским офицерам даже разрешалось остаться на службе у ионического правительства и после вывода основного контингента российских войск8. Колокотронис сообщает, что во время его пребывания на Закинфе там распространялось обращение русского императора, призывавшего греков на русскую службу для борьбы с Наполеоном. Сам Колокотронис отказался вступить в ряды русских войск и заявил, что хочет воевать с турками, а до Наполеона ему нет никакого дела9. В это же время некоторые греки обратились к Александру I с просьбой о помощи в борьбе с турками10. Возможно, это послужило одной из причин гонения на клефтов Пелопоннеса в 1806 г., во время которого погибли многие родственники Колокотрониса, а сам он едва унес ноги. Турецкие власти прознали, что Колокотронис бежал на Ионические острова, и потребовали его выдачи, но русский полпред, к помощи которого прибегнул Колокотронис, не только не выдал его, но и помог понадежнее скрыться11. Русские власти оказывали покровительство также сулиотам, перебравшимся на Ионические острова после поражения в войне с Али пашой, и принимали их на военную службу. В 1805 г. был заключен новый договор между Россией и Османской империей, расширявший права России по защите Ионических островов. В подкрепление русского гарнизона на о. Корфу была отправлена эскадра адмирала Д. Н. Сенявина12. Но уже вскоре русско-турецкие отношения вновь испортились: поражение третьей антифранцузской коалиции и усиление позиций Франции привели к сближению Порты с этой державой13. В 1806 г. началась новая русско-турецкая война.

 

Новый баланс сил в Европе был зафиксирован Тильзитским договором между Россией и Францией 1807 г. Согласно секретной статье Тильзитского договора, Ионические острова вновь перешли под правление Франции, что, разумеется, {97} ослабило позиции России на Балканах. Но одновременно это событие вынудило русское правительство активизировать свою балканскую политику, что, по мнению К. Хадзопулоса, благоприятно отразилось на положении балканских народов14. Тильзит разрушил и утопические планы ионического правительства о захвате Константинополя с помощью англичан, которых поддерживал Г. Мочениго (англичане, однако, не спешили с этим)15.

 

Франция использовала острова как плацдарм для укрепления своих позиций на Балканах: Наполеон засылал шпионов и в материковую Грецию. Но французы в этом не преуспели, т. к. не смогли надолго обосноваться на островах, однако кое-что все же сделать удалось. Так, восстание крестьян Фессалии под предводительством Евфимия Влахаваса (1808–1809) исследователи связывают именно с французской политикой в регионе16.

 

Следующей права на Ионические острова получила Англия. Официально острова отошли под английский протекторат лишь в 1815 г., после окончательного поражения Наполеона, но фактически англичане выбили французов оттуда гораздо раньше. Они быстро переняли русскую практику принимать греков к себе на военную службу, что давало последим возможность совершенствовать свои боевые качества. В английских войсках служил и Колокотронис и за войну с французами получил чин майора17. Но после разгрома наполеоновской армии англичане распустили все войска, состоявшие из иностранцев. Колокотронис как майор еще два года числился в штате, но потом уволили и его18. Временное зачисление греков на английскую службу было, пожалуй, единственным полезным делом, которое для них сделали англичане.

 

В целом отношение Англии к греческому национально-освободительному движению в период подготовки революции и на первом ее этапе было резко негативным. Англичане были кровно заинтересованы в сохранении целостности Османской империи, распад которой мог серьезно ослабить их позиции на Востоке (путь в Индию). Не хотелось им также впускать Россию в Средиземное море. Недаром увольнение с английской службы погрузило Колокотрониса в тяжкие раздумья о судьбе Отечества: «Тогда я увидел, – пишет он, – что то, что мы делаем, мы будем делать одни и нет надежды на иностранцев»19. Англичане ревностно следили за тем, чтобы национально-освободительные идеи не распространялись на островах. Так, когда властям стало известно, что Колокотронис получил какие-то письма от А. Ипсиланти, им тут же занялась полиция20. Представитель знатного греческого рода с о. Кефалонья Константин Метаксас писал о своем брате Марине, что тот был одним из немногих на Кефалоньи, кто знал о существовании «Филики Этерии», и не разглашал этой тайны еще и потому, что боялся преследования властей за то, что он «выступал против протектората Англии, которая, ложно толкуя Парижский договор, предполагала уничтожить политическую независимость Ионических {98} островов»21. Похоже, слова Метаксаса недалеки от истины, ибо И. Каподистрия еще в 1811 г. писал, что англичане не прочь прибрать к рукам не только острова, но и «Морею и все побережье»22. Поэтому вполне закономерен вывод Д. Дакина о том, что Ионическая республика под протекторатом Англии «не была ни достаточно большой, ни богатой, чтобы стать “Пьемонтом” греческого освобождения и она слишком тщательно контролировалась Великобританией, чтобы сыграть действительно ведущую роль, когда в 1821 г. началась греческая революция»23. {99}

 

1 См.: Кудрявцева Е. П. Военно-политические союзы России и Турции в конце XVIII – первой трети XIX столетия // Россия и Черноморские проливы (XVIII–ХХ столетия). М., 1999. С. 85.

 

2 Цит. по: Станиславская А. М. Русско-английские отношения и проблемы Средиземноморья (1798–1807). М., 1962. С. 100.

 

3 Кудрявцева Е. П. Военно-политические союзы России и Турции в конце XVIII – первой трети XIX столетия // Россия и Черноморские проливы (XVIII–ХХ столетия). М., 1999. С. 87.

 

4 Станиславская А. М. Политическая деятельность Ф. Ф. Ушакова в Греции. М., 1983. С. 74.

 

5 Κολοκοτρώνης Θ. Απομνημονεύματα // Άπαντα Κολοκοτρώνη. Τ. Ά. Χ. τ., χ. χ. Σ. 266–267. {96}

 

6 Подробнее об этом см.: Адмирал Ушаков. Сб. документов. Т. 1–2. М., 1952.

 

7 См.: Станиславская А. М. Ук. соч. С. 92.

 

8 См.: ВПР. Сер. 1. Т. 1. С. 184.

 

9 См.: Κολοκοτρώνης Θ. Απομνημονεύματα // Άπαντα Κολοκοτρώνη. Τ. Ά. Χ. τ., χ. χ. Σ. 247.

 

10 См.: Там же. Σ. 247.

 

11 См.: Там же. Σ. 333.

 

12 Подробнее см.: Тарле Е. В. Экспедиция адмирала Сенявина в Средиземное море (1805–1807) // Тарле Е. В. Соч. Т. 10. М., 1959.

 

13 См.: Кудрявцева Е. П. Военно-политические союзы России и Турции в конце XVIII – первой трети XIX столетия // Россия и Черноморские проливы (XVIII–ХХ столетия). М., 1999. С. 100. {97}

 

14 См.: Хадзопулос К. Греческий корпус под командованием Н. Пангалоса в 1807 г. // Политические, общественные и культурные связи народов СССР и Греции. М., 1989. С. 17.

 

15 См.: Κολοκοτρώνης Θ. Απομνημονεύματα // Άπαντα Κολοκοτρώνη. Τ. Ά. Χ. τ., χ. χ. Σ. 260–261.

 

16 См.: Σβορώνος Ν. Επισκόπηση της Νεοελληνικής ιστορίας. S. l. 1992. Σ. 61–62.

 

17 См.: Κολοκοτρώνης Θ. Απομνημονεύματα // Άπαντα Κολοκοτρώνη. Τ. Ά. Χ. τ., χ. χ. Σ. 269.

 

18 См.: Там же. Σ. 274.

 

19 См.: Там же.

 

20 См.: Там же. {98}

 

21 Μεταξάς Κ. Απομνημονεύματα. Αθήνα, n. d. Σ. 17.

 

22 Каподистрия И. Записка о нынешнем состоянии греков // Славяно-балканские исследования. М., 1972. C. 382.

 

23 Dakin D. The Greek struggle for independence. 1821–1833. Berkeley and L. Angeles, 1973. P. 34. {99}

 

Петрунина О.Е. Греческая нация и государство в XVIII–XX вв.: очерки политического развития. М., 2010. С. 95–99.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 13.07 2016

Станиславская А.М. Россия и Греция в конце XVIII – начале XIX века. Политика России в Ионической республике. 1798–1807 гг.

М.: Наука, 1976. – 376 с.

 

Оглавление:

Введение

Глава первая. Ионические острова под властью Венеции. Социально-политические предпосылки антифеодального движения конца XVIII – начала XIX в.

Глава вторая. Рождение Республики Семи Соединенных островов (1798–1800 гг.)

Глава третья. Антифеодальное движение на Ионических островах и великие державы (1800–1802 гг.)

Глава четвертая. Политика России на Ионических островах и конституция 1803 г. (1802–1803 гг.)

Глава пятая. Ионическая республика под покровительством России (1804–1806 гг.)

Глава шестая. Россия и Северо-Западная Греция (1800–1806 гг.)

Глава седьмая. Республика Семи Соединенных островов – греческий национальный очаг

Глава восьмая. Россия и Ионическая республика в начале русско-турецкой войны (1806–1807 гг.)

Заключение

Указатель имен

 

https://rutracker.or...c.php?t=4092538

Ответить