←  Новое время

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Восстание тэйшонов

Фотография Стефан Стефан 19.07 2019

К кон. 17 в. Чини завершили подчинение северо-западных районов В., а Нгуены начали закрепляться на территории современного Южного В. В государстве Нгуенов интенсивно шёл процесс развития поместного землевладения, городов и торговли. Со 2-й четверти 18 в. в государстве Чиней начались внутренние войны, продолжавшиеся в долинных провинциях до нач. 1750-х гг.

 

В 1771 в государстве Нгуенов вспыхнуло крупнейшее в истории традиционного В. крестьянское Тэйшонов восстание. Его возглавили три брата из рода Нгуенов (не связанного с родом Нгуен, правившим Дангчаунгом). На начальном этапе оно проходило под эгалитарным лозунгом «Взять имущество богачей и разделить его между бедняками». Но постепенно руководство крестьянского движения феодализировалось. В 1778 Нгуен Ван Няк, старший из братьев, объявил себя императором. В 1786 армия тэйшонов заняла всю территорию государства Чиней. После формального восстановления правления династии Ле (1786) фактическая власть в стране оказалась в руках тэйшонов. Попытка Ле вернуть себе власть привела к их свержению тэйшонами в 1789. К 1802 военно-политическая группировка, базировавшаяся на крайнем юге В., которую возглавлял наследник правящего дома Нгуенов – Нгуен Фук Ань (см. Зя Лонг), после десятилетия борьбы с тейшонами установила свою власть на всей территории обоих бывших владений Ле – Чиней и Нгуенов.

 

Деопик Д.В., Новакова О.В. и др. Исторический очерк // Вьетнам // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/geo...hy/text/4357956

Ответить

Фотография Стефан Стефан 20.07 2019

ТЭЙШО́НОВ ВОССТА́НИЕ, народное восстание во Вьетнаме в 1771–1802. Началось под рук. братьев Нгуен Няка, Нгуен Хюэ, Нгуен Лы в районе Тэйшон («Зап. горы»; отсюда назв.), ставшем эпицентром междоусобной борьбы двух феод. кланов: князей Чинь на севере и князей Нгуен на юге. Провозглашало целью восстановление законной власти имп. Ле Хьен Тонга, смягчение налогового гнёта и борьбу с коррупцией. В 1776–80 восставшие, объединившись с Чинями, изгнали Нгуенов в Сиам. В 1782 разбили сиамскую армию Пья Таксина, вторгшуюся в пределы Вьетнама. В 1786, совершив поход на север, разгромили войска Чиней. Несмотря на первоначальные лозунги восстановления законной династии, реальная власть сосредоточилась в руках тэйшонов (в 1788 Нгуен Хюэ объявил себя императором под именем Куанг Чунг), а имп. Ле был вынужден бежать в Китай. В 1788 заручившись там воен. поддержкой династии Цин, имп. Ле нанёс поражение тэйшонам и занял престол. Мобилизовав силы, тэйшоны в 1789 нанесли цинской армии ответный удар и разбили её. В 1792 в государстве тэйшонов начался кризис, вызванный ростом противоречий среди их руководителей, смертью Куанг Чунга и ухудшением положения нар. масс, что спровоцировало отход от тэйшонов крестьянства. В 1802 феодалы юга, возглавляемые членом клана Нгуен – Нгуен Анем (см. Зя Лонг), при поддержке франц. войск разбили тэйшонов, положив таким образом конец восстанию.

 

Тэйшонов восстание // Большая российская энциклопедия

http://bigenc.ru/wor...ry/text/4212886

Ответить

Фотография Стефан Стефан 22.07 2019

Глава I

 

ВОССТАНИЕ ТЭЙШОНОВ (1771‒1802)

 

§ 1. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ТЭЙШОНОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ

 

Район Тэйшона, давший название восстанию, возглавленному братьями Нгуен Ван Няком, Нгуен Ван Хюэ и Нгуен Ван Лы, является вьетнамской пограничной зоной, соседствующей с горскими племенами Тэйнгуена. Она представляла собой важнейший стратегический пункт, обладание которым было чрезвычайно важно для властей Дангчаунга.

 

Создание в Верхнем районе Тэйшона начиная с 1771 г. мощной военной базы привлекло к Нгуен Ван Няку толпы недовольных. Наряду с обиженными правительством купцами, мелкими помещиками и сельскими богачами в горный район Анкхе стекались также задавленные налоговым гнетом простые крестьяне, и в особенности бедняки, которые, естественно, и составляли основную массу восставших. Приезд в начале 1772 г. в Кюиньон специального фусуанского чиновника для проверки списков тягловых еще более усилил тяготы обездоленных налогоплательщиков и увеличил бегство бедных крестьян в Верхний район Тэйшона.

 

Резкий приток малоимущих и неимущих крестьян соответствующим образом повлиял на формирование идеологии восставших на первом этапе движения: в него был привнесен мощный эгалитарный импульс. Поэтому, когда в первой половине 1773 г. набравшие силы тэйшоны преодолели перевал Манг и опустились в долины округа Кюиньон, в их взглядах присутствовал сильный заряд идей справедливости и равенства, даже уравнительства. Занимая деревни и торговые поселения городского типа, тэйшоны, по свидетельству очевидцев-европейцев, не причиняли вреда богачам, если встречали с их стороны доброжелательное отношение и получали какие-либо подарки. Лишь в случае открытого сопротивления они захватывали рис и имущество богатых, деля его между собой и местными бедняками. Таким образом, один из лозунгов восставших «взять имущество у богачей и разделить его между бедняками» весьма своеобразно осуществлялся на практике: он реализовался только в отношении тех состоятельных людей, которые не хотели смириться перед новыми властями и поступиться {6} в их пользу частью своего владения, воспринимаемого тэйшонами в качестве военного приза.

 

Быстрое пополнение армии восставших объясняется не столько лозунгами справедливости и равенства, начертанными на их знаменах, сколько конкретными действиями тэйшонов, освобождавших перешедшие на их стороны деревни и городские поселения от жестоких налогов и податей в пользу фусуанского правительства. Кроме того, восставшие были хорошо вооружены (по свидетельству европейцев, у них были не только стрелы и мечи, но и огнестрельное оружие) и могли силой заставить подчиниться непокорных.

 

Во второй половине 1773 г. тэйшоны захватили Киентхань и, почти не встречая сопротивления, стали распространять свою власть на территорию всех трех кюиньонских уездов. Нгуен Ван Няк провозгласил себя главнокомандующим боевого лагеря, в его подчинении находились два уезда ‒ Фули и Бонгшон; тхао хао (сельский богатей) Нгуен Тхунг стал вторым командующим боевым лагерем и управляющим уездом Туивиен; богач Хюнен Кхе, пожертвовавший собственные деньги на нужды восставших, сделался третьим командующим боевым лагерем, в обязанности которого входило снабжение тэйшонских войск продовольствием. Союзник Нгуен Ван Няка, купец Тю Ван Тиеп, захватил соседний с Кюиньоном Фуиен. В Фуиене с нгуеновскими войсками сражались и восставшие чамы во главе со своей предводительницей Тхи Хоа.

 

В прибрежных районах Кюиньона тэйшонов поддержали войска, набранные китайскими купцами: Ли Цаем (Армия мира и справедливости) и Цзи Дином (Армия верности и справедливости). Наряду с китайцами в обеих этих армиях было много горцев, одетых и экипированных на китайский манер.

 

Таким образом, во главе восставших стояли экономически господствующие, но социально приниженные слои: сельские богачи, мелкие помещики, вьетнамские и китайские купцы, чамская знать.

 

В 9-м месяце по лунному календарю 1773 г. войска тэйшонов окружили административный центр округа Кюиньон и в результате быстрого штурма легко захватили его. Управляющий (туан фу) Нгуен Кхак Туиен, бросив печати и семью, бежал на север.

 

Практически не встречая сопротивления после взятия административного центра, тэйшоны в следующем месяце захватили два склада с продовольствием на севере округа ‒ Канзыонг и Ныокнгот, а затем заняли весь Кюиньон и двинулись в Куангнгай. Только здесь, у приморского города Бенда (Каменная пристань), тэйшоны столкнулись в начале предпоследнего лунного месяца 1773 г. с посланным из Фусуана сухопутным войском, возглавляемым пятью военными чиновниками и их советниками, которым с моря оказывал поддержку морской флот. Тремя колоннами, крайние из которых состояли из {7} горцев и китайцев, а средняя включала исключительно вьетнамцев, восставшие перешли в наступление и в ожесточенном и длительном сражении разгромили правительственные войска, которые потеряли двух из пяти командующих чиновников. Не помог нгуеновской армии и морской флот, который попал в бурю и был почти полностью потоплен.

 

Пока в Фусуане приходили в себя от первого крупного поражения, восставшие дошли в 12-м месяце по лунному календарю 1773 г. до Куангнама. И вот тут они в первый раз столкнулись с организованным отпором. Выступивший из Хойана 5-тысячный корпус правительственных войск 22 числа 12-го месяца по лунному календарю вступил в соприкосновение с тэйшонами в местечке Бенван (Деревянная пристань). За два дня нгуеновская армия захватила два укрепления восставших.

 

Вскоре тэйшоны попытались взять реванш. Когда в первом месяце 1774 г. противник с севера вторгся в Кюиньон, они оказали ожесточенное сопротивление отборной армии Нгуенов. Оба китайских купца-военачальника Цзы Дин и Ли Цай, разместив свои войска в укрытии у горы Битьке, внезапным ударом из засады обрушились на неприятеля и в ночной битве, смяв 40 слонов, расстроили боевые порядки вражеской элефантерии. В итоге тэйшоны за семь дней заняли весь Куангнам, включая и провинциальный центр. Приблизительно в это же время восставшие расширили контролируемую ими территорию на юге: сравнительно легко были захвачены Зиенкхань и Биньтхуан. Но сражений здесь практически не было.

 

Основные военные действия велись в Куангнаме. Здесь в течение двух месяцев тэйшоны сражались с правительственными войсками, возглавляемыми сначала Тон Тхат Нгиемом, а затем сменившим его Нгуен Кыу Затом, который в итоге десяти боев заставил восставших отступить в Бенван.

 

Потесненные в Куангнаме восставшие вскоре получили удар в спину на юге. В 4-м месяце по лунному календарю 1774 г. Тонг Фыок Хиеп, губернатор провинции Лонгхо, посланный главнокомандующим Зядини Нгуен Кыу Дамом, возглавил собранные со всего Крайнего Юга войска, состоявшие в основном из помещичьих дружин, и отбил у тэйшонов недавно захваченные ими провинции Биньтхуан, Зиенкхань и Бинькханг. Затем, преодолев залив Хонкхой, он намеревался вторгнуться в Фуиен.

 

Положение тэйшонов становилось очень тяжелым. Потеря Фуиена грозила их основным базам в горных районах. Однако в это время восставшие получили совершенно неожиданную поддержку. Их внезапным союзником стали враги их врагов ‒ господствующие на Севере военные правители из династии Чинь. На рубеже 70-х годов XVIII в. последнему из могущественных тюа Дангнгоай Чинь Шаму удалось подавить длившиеся более 30 лет массовые выступления различных социальных слоев. {8}

 

Посчитав Дангнгоай «умиротворенным», амбициозный Чинь Шам решил реализовать старую мечту своих предков о захвате Дангчаунга. План вторжения в государство Нгуенов был представлен губернатором Нгеана Буй Тхе Датом, который, по-видимому, стремился решить этим и свои собственные проблемы: в Нгеане в начале 1774 г. был страшный голод. Идею одобрили высшие сановники, и грандиозная военная операция, приведшая к крушению всей социально-политической системы Вьетнама, началась. В Нгеан были посланы самые талантливые военные и гражданские чиновники, среди которых выделялись Доан Нгуен Тхук и Нгуен Ле. Главнокомандующим был назначен Хоанг Нгу Фук.

 

Прибыв в Хачунг, Хоанг Нгу Фук распространил воззвание о том, что он идет «карать разбойников».

 

В 10-м месяце 1774 г. Хоанг Нгу Фук перешел вместе с войсками через реку Зянь. Прибыв в Хоса, он заявил, что его целью является не война с Нгуенами, а уничтожение сначала Чыонг Фук Лоана, а затем ‒ восставших тэйшонов. Затем Фук подошел к крепости Чаннинь. Предатели открыли ему ворота и крепость была взята. Дабы укрепить свои позиции на севере, фусуанское правительство отозвало из Куангнама в столицу прекрасного военачальника Тот Тхат Нгиема. Вместо него командующим антитэйшонской армией был назначен Нгуен Кыу Зат.

 

В это же время в Фусуане произошел дворцовый переворот. Родовая знать и высшее чиновничество арестовали Чыонг Фук Лоана и выдали его двигающемуся на юг Хоанг Нгу Фуку. Они надеялись на то, что чиньский военачальник удовлетворится этой «жертвой». Однако северяне, заполучив Чыонг Фук Лоана, со склоненными флагами и молчащими барабанами продолжали марш на юг. Узнав от перебежчиков о силе нгуеновского флота и слабости сухопутной армии, Хоанг Нгу Фук решил действовать преимущественно пехотой. В воззваниях же он ставил своей целью уничтожение тэйшонов, для чего необходимо было из тактических соображений разместить чиньские войска в Фусуане.

 

Тюа Нгуан Фук Тхуан прямым военным сопротивлением и подкупом, а также организацией партизанского движения в тылу северян пытался сдержать наступление чиньской армии. Но все было тщетно. В 12-м месяце 1775 г. северяне, пройдя горными тропами, по понтонному мосту перешли реку и нанесли войскам Нгуенов полное поражение.

 

В конце 1774 г. Хоанг Нгу Фук занял Тхуанхоа и вошел в столицу.

 

В начале 1775 г. беглый тюа прибыл в Куангнам, где по требованию своих военачальников, возглавляемых Нгуен Кыу Затом, объявил Нгуен Фук Зыонга наследным принцем, главнокомандующим и главноуправляющим Куангнама.

 

Через несколько дней тэйшоны комбинированным ударом с {9} моря и по суше обрушились на позиции нгуеновских войск в Куангнаме, заставив Нгуен Кыу Зата бежать в Чашон, а наследного принца ‒ отступить в Куде. Совершенно потерявшийся от этих несчастий правитель бросил Нгуен Фук Зыонга на произвол судьбы, а сам вместе с Нгуен Кыу Затом отплыл в Зядинь, мотивируя свой поступок необходимостью собрать на Крайнем Юге войска и атаковать с юга Фуиен и Куиньон.

 

По пути в Зядинь корабли правителя настигла буря. Почти все они пошли ко дну. Погибли Нгуен Кыу Зат и Тон Тхат Кинь. Родственник тюа 13-летний Нгуен Фук Ань (будущий император Нгуен Тхе То) плыл на одном корабле с правителем. Оба они остались живы.

 

В Бинькханге корабль тюа встретил Тонг Фыок Хиеп, которого правитель тут же сделал главнокомандующим. Предводители помещичьих дружин получили офицерские должности. Их войска стали основной социальной и военной опорой нгуеновской власти на Крайнем Юге. По прибытии в Бенче Нгуен Фук Тхуан установил прочные связи с хатиенским правителем Мак Тхиен Ты, который посетил тюа в его резиденции. Таким образом, Зядинь превратилась в основную базу нгуеновского ренессанса в Дангчаунге и во всем Вьетнаме.

 

А в это время войска последнего принца в Куангнаме оказались в исключительно тяжелом положении. С севера в эту провинцию вторгся Хоанг Нгу Фук, а с юга тремя колоннами (по горам, в предгорьях и по долине) вели наступление тэйшоны. Нгуен Фук Зыонг проявил недюжинные дипломатические способности и, вступив в контакт с предводителями горной колонны, сумел убедить их перейти на сторону «законной» власти. Под его знамена снова стал стекаться народ. Армия наследного принца набирала силу.

 

В 4-м месяце 1775 г. войска «предгорной» боевой колонны, состоящей из отрядов китайских купцов Ли Цая и Цзи Дина, атаковали армию Нгуен Фук Зыонга в Оза и разгромили его новых сторонников. Взяв принца в плен, Ли Цай и Цзи Дин отвезли наследника дома Нгуенов в торговый центр Хойан.

 

Недовольные тем эгалитарным импульсом, который получило движение тэйшонов на первом этапе восстания, той уравнительной идеологией и политикой, которую вынуждены были в это время проводить Нгуен Ван Няк и его окружение, часть китайских купцов, поддержавших повстанцев, и среди них прежде всего Ли Цай, решили отстаивать собственные интересы, отличные от тех, которые выражали братья-тэйшоны. Для этого им нужно было легитимное знамя. Законный наследник как нельзя лучше подходил для этой цели.

 

Привезя принца в Хойан, он передал его Нгуен Ван Няку, который вскоре послал войска Цзи Дина в качестве авангардного отряда против вступившей в Куангнам через перевал Хойан армии Чиней, возглавляемой Хоанг Нгу Фуком. Ли Цай двинулся вслед за своим товарищем, а за ними уже выступил {10} Нгуен Ван Няк с остальными тэйшонами. В Камса Цзи Дин вступил в бой с отборными войсками Чиней и был полностью разгромлен, потеряв огромное количество своих воинов. Ли Цай и Нгуен Ван Няк побоялись сражаться с северянами и отступили в Бенван, на границу Куангнама и Куангнгая. Желая наказать Цзи Дина за поражение, они договорились убить своего неудачливого компаньона. Но тот, видимо, почувствовав недоброе, бежал в Гуандун. Войска Хоанг Нгу Фука заняли Куангнам.

 

В это же время, в 5-м месяце 1775 г., тэйшоны потерпели поражение также и на юге ‒ в Фуиене. Захвативший его Тонг Фыок Хиеп потребовал от Няка выдачи наследного принца. Тот, стремясь выиграть время, притворно согласился, а сам, захватив экспроприированные ценности, отвез Нгуен Фук Зыонга в предгорья Кюиньона, поближе к своей старой базе ‒ району Тэйшон.

 

Ободренные успехами Тонг Фыок Хиепа, сторонники Нгуена организовали партизанское движение в тылу чиньской армии в Куангбине. Чинь Шам послал войска для разгрома отрядов противника, но положение на оккупированных территориях оставалось тревожным. Северянам нужен был союзник в будущей борьбе с Нгуенами за Дангчаунг и они склонны были пойти на компромисс с тэйшонами.

 

Со своей стороны, Нгуен Ван Няк после разгрома в Камса, потери значительной части тэйшонских войск, захвата Куангнама и Фуиена, сосредоточения всех сил в Кюиньоне, причем снова преимущественно в горных районах, нуждался в передышке, а следовательно, необходимо было искать покровительства одной из противоборствующих сторон.

 

Союз с Нгуенами влек за собой передачу Тонг Фыок Хиепу наследного принца, который был ему уже обещан. А это знамя легитимизма Нгуен Ван Няк из своих рук выпускать не собирался. Следовательно, оставалось одно: идти на поклон к Хоанг Нгу Фуку и униженно просить его взять тэйшонов под свое покровительство. Няк смирился с этим унижением и отправил северянам богатые подарки. Чиньский военачальник принял дары и пожаловал Нгуен Ван Няку должность командующего войском тэйшонов ‒ «мужественного и нравственно чистого военачальника».

 

В Фуиене Няк воспользовался своей договоренностью с Тонг Фыок Хиепом о скором переходе на сторону Нгуенов и выдаче наследного принца. Полагаясь на его обещание, нгуеновский военачальник не принял никаких мер для защиты и ждал «сдачи» главаря восставших. Няк же послал своего брата, талантливого военачальника Нгуен Ван Хюэ, который разгромил Тонг Фыок Хиепа и занял Фуиен. Хиеп отступил, а Хюэ, оставив в Фуиене китайца Ли Цая, вернулся к брату.

 

В войсках северян в это время свирепствовала эпидемия, унесшая более половины армии, и Фук решил срочно уводить {11} оставшихся в живых солдат. И хотя часть чиньских чиновников требовала укрепить власть северян в Куангнаме, Хоанг Нгу Фук с согласия Чинь Шама отвел войска в Тхуанхоа.

 

Оставленный чиньскими войсками Куангнам был захвачен двумя братьями тюа, собравшими войска на средства китайского купечества. Няк хотел использовать против них взятого в плен нгуеновского чиновника, но тот покончил жизнь самоубийством. Тогда вождь тэйшонов сам повел войска против детей Во-выонга и два месяца безуспешно сражался с ними. Но голод ослабил сражающуюся в кольце врагов армию принцев, и в итоге Няку удалось их разгромить. Один из братьев пропал без вести, другой бежал в Зядинь. Захватив Куангнам, Няк оставил в нем войска, а сам вернулся в Кюиньон.

 

С конца 1775 г. интересы Нгуен Ван Няка и поддерживающего его вьетнамского и китайского купечества стали расходиться. Первым от Няка отделился Тю Ван Тиеп, ранее примкнувший к восставшим, и увел 1 тыс. своих сторонников. Тиеп перешел на сторону Нгуенов и получил от Нгуен Фук Тхуана задание охранять горные дороги. Вторым «изменил» Ли Цай, заблаговременно наладивший связь с тюа через его родственника-перебежчика. С переходом на сторону Нгуенов Ли Цая и его армии, а также некоторых других видных тэйшонов Нгуен Ван Няк потерял Фуиен.

 

Опасаясь конфликтовать с Чинями, Няк решил выбить Нгуенов из Зядини. В связи с этим он мобилизовал всех тягловых крестьян Кюиньона в армию и снарядил флот, которым командовал младший брат Нгуен Ван Лы, для захвата Крайнего Юга. Тэйшонам удалось захватить Сайгон, но тюа заблаговременно бежал в Чанбиен, Лы двинулся на запад и занял Лаунгхо. Покорение Зядини шло трудно, ибо тэйшоны везде встречали сопротивление помещичьих дружин.

 

В это время Нгуен Ван Няк перевез наследного принца в пагоду Тхап тхай (Десяти башен), отстроил крепость Тябан (бывшую Виджайю) и провозгласил себя тэйшонским выонгом. Фактически это означало разрыв с Чинями, которых Няк более не считал своими покровителями. Отношения с северным соседом становились напряженными: Нгуен Ван Няк разгромил чиньского военачальника, попытавшегося пройти в Куангнам через перевал Хайван.

 

В Зядини, однако, дела тэйшонов обстояли не блестяще. Тюа вызвал из Фуиена войска во главе с Тонг Фыок Хиепом и поручил До Тхань Няну организовать помещичьи дружины. Они были набраны из землевладельцев Диньтыонга (преимущественно района Там Фу) и составили армию донгшонов (восточные горы), взявших название, противоположное термину «тэйшоны» (западные горы). Армия донгшонов, насчитывавшая всего 3 тыс. человек, нанесла сокрушительное поражение противнику. Назвав себя верховным военачальником донгшонов, До Тхань Нян изгнал из Зядини Нгуен Ван Лы, {12} который бежал, прихватив 200 кораблей, нагруженных рисом. Нян занял Сайгон, а тюа вернулся в Бенъе и щедро наградил своего спасителя.

 

В начале 1777 г. огромный флот во главе с Нгуен Ван Хюэ напал на Сайгон, сухопутные войска вторглись в Биньтхуан. Наследный принц Зыонг, объявленный главным выонгом, оставил Ли Цая защищать Сайгон, а сам отвел войска в Чанбиен. В сухопутных боях нгуеновские военачальники гибли один за другим, в то время как флот тэйшонов никак не мог взять Сайгон. Опасаясь за свою жизнь, Нгуен Фук Зыонг бросил войска в Чанбиене и вернулся в Сайгон. Но вскоре атака тэйшонского флота заставила его и Ли Цая отступить в Хокмон, где тэйшоны наконец-то были остановлены. Неожиданно с запада показались войска. Это возвращалась из Кампота армия, посланная в Камбоджу. Однако Ли Цай решил, что это донгшоны, которых он смертельно боялся, и совершенно неожиданно для тэйшонов отступил. Те начали преследование. В итоге этого отступления войска Ли Цая попали в Тамфу и действительно столкнулись с донгшонами, которые их всех перебили. Так кончилась эпопея бывшего тэйшона, китайского купца, попытавшегося играть самостоятельную политическую роль в этих бурных событиях.

 

Пополнив свои ряды прибывшими из Камбоджи солдатами, Нгуен Фук Зыонг отступил в Чаньзянг, где вскоре его опять атаковали тэйшоны. Принц отступил в Диньтыонг, а затем ‒ в Виньлонг. В 7‒8-м месяцах 1777 г. тэйшоны (во главе с самим Нгуен Ван Хюэ) вторглись в Виньлонг, и Нгуен Фук Зыонг был убит. В 9-м месяце по приказу Нгуен Ван Хюэ в Лаунгсуиене был убит тюа Нгуен Фук Тхуан.

 

Из ближайших родственников тюа в живых остался только Нгуен Фук Ань, которому выпало возглавить антитэйшонское движение в Зядини.

 

После разгрома Нгуенов и убийства обоих правителей тэйшоны увели главные силы из Зядини в Кюиньон. И тогда в 12-м месяце 1777 г. Нгуен Фук Ань снова захватил Сайгон.

 

В 1777‒1778 гг. активно развивается процесс феодализации верхушки крестьянского движения. Нгуен Няк получил от тюа Чинь Шама титул правителя Куангнама, священного посла и князя. В 1778 г. Няк объявил себя императором, а своим братьям присвоил почетные ранги. С этого времени в Дайвьете появилось государство тэйшонов со своей территорией, своим императором, своей армией и начинающей складываться феодальной иерархией. Основные усилия этого государства в рассматриваемый период были направлены на то, чтобы стабилизировать положение на юге страны, не допустить закрепления в этом районе Нгуен Аня. В Кюиньоне началась активная подготовка к новому походу на юг.

 

К этому времени относится и начало деятельности в Индокитае французского миссионера Пиньо де Беэна, епископа {13} Адранского, с помощью которого Нгуен Ань к 1781 г. получил несколько кораблей европейского образца с капитанами-европейцами.

 

В 1781 г. Нгуен Ань попытался нанести удар тэйшонам в Зядини. Эта акция обеспокоила Нгуен Няка, который понял что нельзя давать возможности главе феодалов юга спокойно наращивать силы. Поэтому весной 1782 г. Нгуен Няк и Нгуен Хюе отправились во главе новой экспедиции в Зядинь. Нгуен Ань, потерпев поражение, бежал на остров Фукуок. Вся территория Зядини оказалась под контролем тэйшонских гарнизонов (всего 3 тыс. человек), которые были оставлены Нгуен Няком и Нгуен Хюе, возвратившимися с главными силами в Кюиньон.

 

Верный Нгуен Аню генерал Тю Ван Тиен из Фуиена попытался нанести удар по тэйшонским гарнизонам и даже добился некоторого успеха: Нгуен Ань возвратился в Сайгон. Однако через несколько месяцев он потерпел полное поражение, когда тэйшоны осуществили новую морскую экспедицию в Зядинь (1783 г.). На этот раз принц был вынужден бежать в Сиам в поисках покровительства.

 

§ 2. БОРЬБА ПРОТИВ ВТОРЖЕНИЯ СИАМСКОЙ АРМИИ (1784‒1785)

 

В Сиаме в 70-х годах XVIII в. к власти пришел один из военачальников ‒ Чакри, ставший основателем новой династии. В просьбе Нгуен Аня о помощи он увидел удобный повод для того, чтобы захватить Зядинь и аннексировать государство Камбоджу.

 

В 1784 г. часть сиамской армии численностью 20 тыс. человек на 300 судах направилась в Намки и высадилась в Киензянге (пров. Ратьзя). Другая часть ‒ более 30 тыс. человек ‒ пересекла территорию Камбоджи и вторглась в пределы Зядини с севера. Сиамцы, объединив силы морского и сухопутного отрядов, развернули активные наступательные операции против тэйшонов. У командира тэйшонских отрядов, Чыонг Ван Да, расквартированных в Зядини, было недостаточно сил для того, чтобы дать отпор захватчикам. Поэтому он принял решение начать планомерный отход на восток, ведя в то же время оборонительные бои.

 

К концу 1784 г., после шести месяцев захватнических действий, сиамцам удалось овладеть лишь половиной территории западной части Зядини. Крупные города Митхо, Зядинь и вся восточная часть области по-прежнему были в руках тэйшонов. Первые одержанные победы вселили в сиамцев беспечность. Считая, что с тэйшонскими войсками на юге покончено, они думали о том, чтобы побольше выкачать из страны, нежели о войне за интересы Нгуен Аня. Военные корабли использовались для вывоза награбленного имущества.

 

Нгуен Ань понимал шаткость своего положения {14} приживальщика при завоевателях. Поэтому, по-прежнему опираясь на сиамцев, он решает обратиться за помощью к европейцам. В ноябре 1784 г. в Зядинь вернулся Пиньо де Беэн, епископ Адранский. Нгуен Ань просит его о посредничестве в деле получения военной помощи во Франции. Вместе с Пиньо де Беэном 27 ноября 1784 г. в Европу отправился и старший сын Нгуен Аня ‒ принц Кань.

 

Руководители тэйшонов, находившиеся в Кюиньоне, внимательно следили за действиями сиамцев, готовясь к решительному наступлению с тем, чтобы очистить район Зядинь от захватчиков. В начале 1785 г. их армия, во главе которой вновь стоял Нгуен Хюе, сделав переход морским путем, высадилась в Митхо. Тэйшоны устроили засаду на р. Митхо (на ее отрезке от Ратьгама до Соаймута). Значительные отряды на лодках были спрятаны в многочисленных протоках, расположенных южнее обширной тростниковой долины.

 

В ночь с 19 на 20 января 1785 г. сиамцы, сконцентрировав силы в одном месте, решили нанести сокрушительный удар по гарнизонам тэйшонов в городах Митхо и Зядинь. Нгуен Хюе допустил противника на позицию, которая была окружена заранее подготовленными засадами, и там наголову разбил захватчиков. Сиамцы потеряли в бою большую часть своей армии и все свои корабли. Сиамские военачальники с остатками своей армии (около 2‒3 тыс. человек) бежали в Камбоджу. Вместе с ними покинул пределы страны и Нгуен Ань.

 

§ 3. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ВЛАСТИ ТЭЙШОНОВ НА СЕВЕР

 

Новая феодальная знать, сложившаяся в государстве тэйшонов и окрепшая в результате победы над сиамцами, стремилась к установлению своей власти на всей территории Дайвьета. Поэтому дальнейшие действия тэйшонов были направлены против феодалов Дангнгоая. Их поход на север был поддержан крестьянством Центрального Вьетнама и дельты Красной реки, ибо жители этих областей связывали с походом тэйшонов надежды на ликвидацию феодального гнета, на освобождение от лихоимства чиновников-куанов.

 

Положение в Северном Вьетнаме в 80-е годы XVIII в. было сложным. Феодальная эксплуатация усиливалась, увеличивался объем ренты-налога, разорение крестьянства в дельте Красной реки продолжалось.

 

В 1786 г. по приказу Нгуен Няка два больших отряда (один ‒ по суше, другой ‒ морским путем) двинулись к Фусуану ‒ главному опорному пункту Чиней на юге. После ожесточенного боя Фусуан был взят тэйшонским отрядом, которым командовали Нгуен Хюе и Нгуен Хыу Тинь, бывший военачальник армии Чиней, перешедший на сторону тэйшонов.

 

Быстро пройдя через территорию Нгеана и Тханьхоа, тэйшоны овладели Вихоангом (нынешний Намдинь), где {15} захватили большие запасы продовольствия ‒ около миллиона хоков риса. По существу, путь на Тханглонг был открыт. Лихорадочные усилия тюа Чинь Кхая наладить сопротивление тэйшонам в районе Шоннама ни к чему не привели. Не удалось также подтянуть к столице местные войсковые формирования, чтобы отразить атаку войск Нгуен Хюе.

 

21 июля 1786 г. войска тэйшонов вступили в Тханглонг, победоносно завершив поход на север. Армия Чиней, перед которой они были вынуждены отступать 12 лет назад, теперь была разбита, а власть тюа свергнута. Тэйшоны очень сурово относились к военным и гражданским чиновникам, выступавшим на стороне Чиней. Вместе с тем по отношению к населению не допускалось никаких насилий.

 

Формально была восстановлена власть династии Ле. Нгуен Хюе даже получил от императора Ле различные почетные титулы. Он делал все возможное, чтобы создать впечатление полноты власти Ле, оставаясь в тени. Лозунг «восстановить Ле, уничтожить Чиней» еще оказывал значительное влияние на мелкое чиновничество и крестьянские массы Северного Вьетнама. Однако на деле именно Нгуен Хюе был хозяином положения. Так было, например, после смерти императора Ле Хиен Тона, когда спор претендентов разрешил тэйшонский военачальник, назначив на престол того из принцев, который его устраивал, ‒ Ле Хюи Ки, принявшего имя Ле Тиеу Тхонг.

 

Одной из причин, удерживающих Нгуен Хюе от прямого участия в управлении Севером, было также нежелание обострять отношения в правящей верхушке государства тэйшонов. Нгуен Няк после успеха на юге стал относиться к младшему брату с определенной подозрительностью, не без основания полагая, что Хюе может конкурировать с ним в руководстве государством.

 

Вскоре Нгуен Няк фактически отстранил брата от всех дел в Северном Вьетнаме и заставил его вернуться в Центральный Вьетнам.

 

В столице спор между братьями о разделе сфер влияния дошел до открытых военных столкновений. Нгуен Хюе с 60-тысячным войском окружил Кюиньон и в течение четырех месяцев осаждал город. В конце концов братья договорились, что области к югу от Куангнгая берет в управление Няк, а к северу ‒ Хюе.

 

§ 4. РАЗГРОМ МАНЬЧЖУРСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

 

В последней трети XVIII в. в результате действий тэйшонов, изгнавших из страны Нгуенов и уничтоживших Чиней, Вьетнам стал единым целым и превратился в самое значительное государство на Индокитайском полуострове.

 

Образование на южных границах Китая единого и сильного Вьетнама явно не устраивало маньчжурских правителей {16} Поднебесной. Цинский двор никогда не отказывался использовать случай для демонстрации своего влияния во Вьетнаме.

 

Такую возможность Срединной империи предоставил Ле Тиеу Тхонг, скрывшийся от преследования вблизи вьетнамо-китайской границы и оттуда обратившийся к маньчжурскому императору с просьбой о помощи.

 

Маньчжурам удалось подготовить для вторжения во Вьетнам армию численностью 200 тыс. человек (не считая «армии спасения императора» Ле Тиеу Тхонга, а также матросов и солдат приведенных в состояние боевой готовности флотилий в Гуандуне и Фуцзяне). 25 ноября 1788 г. подразделения сухопутной цинской армии перешли границу. Тремя колоннами они двинулись на юг. Поход маньчжуров от Лангшона до Тханглонга продолжался 20 дней и 17 декабря 1788 г. захватчики вступили в город.

 

Главнокомандующий армией оккупантов Сун Шии не собирался долго оставаться в Тханглонге, намереваясь продвинуться дальше на юг Вьетнама. Выступление на юг предусматривалось начать непосредственно после окончания празднеств по случаю Нового года по лунному календарю.

 

Тханглонг и значительная часть дельты Красной реки были оккупированы маньчжурами. Обеспечивая видимость «законности» присутствия маньчжуров в Тханглонге, Сун Шии вручил Ле Тиеу Тхонгу от имени маньчжурского императора инвеституру. На деле же Ле Тиеу Тхонг, получивший титул «Аннам Куоквыонг» (т.е. «правитель умиротворенного юга»), не обладал никакой властью даже в самом Тханглонге, не говоря уже о периферийных районах, где суд и расправу чинили маньчжуры. Он занимался лишь тем, что выколачивал из народа продовольствие для многотысячной армии захватчиков. В этих целях им использовалась созданная по инициативе маньчжуров «армия спасения императора».

 

В то время как армия захватчиков, упиваясь первыми победами, готовилась к встрече Нового года по лунному календарю, вьетнамские войска, возглавляемые Нгуен Хюе, начали интенсивную подготовку к наступлению на север, чтобы покончить с иноземными оккупантами.

 

12 декабря 1788 г. Нгуен Хюе принимает решение объявить себя императором под именем Куанг Чунг, с тем чтобы возглавить борьбу населения Северного и Центрального Вьетнама против незваных пришельцев с севера.

 

25 января 1789 г., т.е. в часы, предшествующие началу праздника Тет, Куанг Чунг приказал атаковать вражеские посты. Этой же ночью тэйшоны, форсировав р. Зиань, напали на передовые укрепления маньчжурской армии и овладели ими. Отступавших преследовали до Фусуана (пров. Хатэй).

 

Затем тэйшоны овладели укрепленными постами маньчжуров в окрестностях Тханглонга и в полдень 30 января вступили в город, который к тому времени уже покинул Сун Шии. {17}

 

Убегая из Тханглонга, китайский главнокомандующий бросил на произвол судьбы императора-марионетку Ле Тиеу Тхонга, который не смог переправиться через Красную реку, поскольку наплавной мост уже был разрушен по приказу маньчжурского главнокомандующего. Ле Тиеу Тхонгу пришлось украсть рыбацкую лодку и с трудом преодолеть реку. Он попытался догнать Сун Шии, но тот уходил от преследования с такой поспешностью, что император-предатель встретил главу захватнической армии только в Намкуане, т.е. на вьетнамо-китайской границе.

 

§ 5. ВНЕШНЯЯ И ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРЕЙ-ТЭЙШОНОВ

 

Используя результаты военных побед, Куанг Чунг стремился построить отношения со Срединной империей на более или менее равной основе. После серии внешнеполитических мероприятий маньчжурский двор признал Куанг Чунга правителем (куок-выонгом) Вьетнама и отказался от поддержки дома Ле. Таким образом, угроза с севера была устранена. Более того, Китай был одним из главных торговых партнеров Вьетнама.

 

В созданном Куанг Чунгом государственном аппарате ответственные посты занимали военачальники армии тэйшонов. Введена была новая система набора в армию: из трех налогоплательщиков один должен был идти в солдаты.

 

Аграрная политика Куанг Чунга преследовала цель сделать общину экономической опорой государства. Его указы предусматривали возвращение крестьян на землю, обязательную обработку заброшенных и целинных земель. Формы получения земельного налога оставались традиционными, однако размер его были ниже, чем при Чинях.

 

В сфере духовной жизни наиболее важными нововведениями Куанг Чунга были распространение тьы ном в качестве официальной письменности, а также расширение системы просвещения. Хотя основой для воспитания народа Куанг Чунг считал конфуцианство, он и его окружение терпимо относились и к другим конфессиям. В частности, тэйшоны отменили запрет на пропаганду христианства в стране. Правда, позднее, когда католические миссионеры стали активно помогать их главному противнику Нгуен Аню, на вьетнамцев-христиан обрушились репрессии.

 

§ 6. ПАДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА ТЭЙШОНОВ

 

Конфликты между братьями тэйшонами, сложное положение на севере Вьетнама способствовали тому, что новая попытка Нгуен Аня высадиться в Зядини в 1787 г. увенчалась успехом. По существу, только тэйшонский гарнизон Сайгона оказал ему сопротивление, большинство же крупных пунктов {18} Южного Вьетнама быстро перешли под контроль Нгуен Аня.

 

В том же 1787 г. от имени Нгуен Аня, как правителя Зядини, епископ Адранский подписал с Францией соглашение, вошедшее в историю под названием Версальский договор. Согласно этому документу, Нгуен Ань уступал Франции остров Пуло-Кондор, гавань Хойан, даровал французам монополию в торговле на территории всей страны, обязался поставлять Франции солдат и продовольствие в случае, если она будет вести войну с каким-либо государством на Востоке. Со своей стороны Франция обязалась передать в помощь Нгуен Аню четыре военных корабля и отряд численностью в 1650 человек. И хотя этот договор не был воплощен в жизнь (тому помешала буржуазная революция 1789 г. во Франции), французские колонизаторы впоследствии обращались к нему для оправдания захватнических акций по отношению к Вьетнаму.

 

В 1789 г. Нгуен Ань овладел всей областью Зядинь и начал фундаментальную подготовку к походу на север. Используя европейских инструкторов для обучения армии, закупая вооружение европейского производства, строя корабли и крепости по европейскому образцу, Нгуен Ань обрел небывалую военную силу. К тому же годы его нового пребывания в Зядини ознаменовались заметной стабилизацией сельского хозяйства и других отраслей экономики. Упрочению власти Нгуен Аня способствовал и субъективный фактор: в 1792 г. умер Куанг Чунг и в руководстве тэйшоновского государства не нашлось фигуры, способной противостоять правителям Юга.

 

В 1792 г. Нгуен Ань объявил своим генералам план наступательных действий против Кюиньона и других областей Центрального Вьетнама. Этот план был рассчитан на то, чтобы ежегодно в апреле ‒ мае, когда дуют южные ветры, направлять флот на север, а когда, начинают дуть северо-восточные ветры, возвращать его в Зядинь. Осуществляя план «сезонной войны», Нгуен Ань направлял главный удар по Кюиньону. Но потребовалось несколько экспедиций, чтобы захватить город в 1799 г. После этого завоевание тэйшонского государства шло более быстрыми темпами. В 1802 г. Нгуен Ань вступил в Тханглонг. Государство тэйшонов перестало существовать. {19}

 

Новакова О.В., Цветов П.Ю. История Вьетнама. Ч. 2: Учебник. М.: Изд-во МГУ, 1995. С. 6‒19.

Ответить

Фотография Стефан Стефан 19.09 2019

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА КОНЦА XVIII ‒ НАЧАЛА XIX в. ВОССОЗДАНИЕ ЕДИНОГО ВЬЕТНАМСКОГО ГОСУДАРСТВА

 

В начале 70-х годов XVIII в. номинальная империя Дайвьет (совр. Вьетнам) продолжала оставаться разделенной на два государства: на севере ‒ княжество Дангнгоай, на юге ‒ княжество Дангчаунг. Во главе всего Дайвьета формально стоял император (вуа), ставка которого находилась в столице Дангнгоая ‒ Тханглаунге (совр. Ханой). Однако император (за исключением редких всплесков активности), подобно японскому тэнно того же времени, фактически не принимал участия в реальном управлении государством. Его роль была сведена к выполнению чисто сакральных функций во время церемоний государственного культа.

 

Реально всеми государственными делами в Дангнгоае распоряжался «военный правитель» (тюа) из рода Чинь, передававший свою власть по наследству и сумевший подчинить себе наряду со всеми слоями военачальников также и гражданский аппарат.

 

Аналогичные управленческие функции в Дангчаунге выполняли наследственные военные правители (тоже тюа) из рода Нгуенов, еще в XVII в. отстоявшие независимость своего государства от правителей севера. Формально правители из рода Нгуенов признавали верховную власть императора из династии Ле, но решительно отказывались подчиняться «узурпаторам» Чиням. Впоследствии лозунг «Уничтожим [власть] Чинь, восстановим [власть] Ле!» стал основным идеологическим оправданием для походов южан на север Вьетнама.

 

Экономическая и социальная ситуация в Дангнгоае и Дангнчаунге была во многом различной. В северном Дангнгоае главным политически и социально активным лицом был государственный чиновник, опиравшийся на общинное крестьянство, налогово- и повинностнообязанных податных (динь). Ремесленники, торговцы и предприниматели были задавлены жестоким государственным гнетом. Лишь в начале 20-х годов XVIII в. в Дангнгоае было официально признано частное землевладение и проведены долгожданные реформы. Однако непоследовательность проведения реформ после смерти Чинь Кыонга в 1729 г., усиление старых форм государственной эксплуатации и укрепление позиций чиновничества вызвали мощное движение среди основных социальных слоев, переросшее в восстания, настоящую «мини-войну» середины XVIII в. Последние антиправительственные выступления в Дангнгоае были подавлены лишь к 1770 г.

 

В южном Дангчаунге, обладавшем огромными резервами плодородных земель Зядини, ставшей со временем житницей всего Вьетнама, частное землевладение было официально признано в 1669 г., т.е. на 54 года раньше, чем в {250} Дангнгоае. Основной экономически доминирующей фигурой на юге был крупный частный землевладелец, владевший десятками, а то и сотнями экономически зависимых от него арендаторов и батраков. Очень мощным экономическим потенциалом обладали крупные торговцы и богатые предприниматели, так же как и землевладельцы, претендовавшие на политическую власть регионального уровня. Но и на юге деспотическая власть затрудняла получение экономически доминирующими слоями привилегированного социального статуса, не выделяла «богатых» из «тягловых» и тем самым препятствовала включению их в правящий слой.

 

Однако реальный контроль верховной власти Дангчаунга в различных районах страны был неодинаков. Если в старых владениях Нгуенов, в исторических областях Тхуанхоа и Куангнам, чиновники действительно управляли подведомственными им территориями, то в удаленной от центра торгово-предпринимательской Зядини очень уверенно чувствовала себя местная нечиновная элита, состоявшая из крупных частных землевладельцев, состоятельных торговцев и богатых предпринимателей. Что же касается территорий Куангнгая, Кюиньона и Фуиена, то там периоды относительной свободы местного самоуправления сменялись ужесточением контроля со стороны центральной власти. Государственный контроль над местной нечиновной элитой осложнялся в этих провинциях тем, что значительная часть территории располагалась в горных районах, куда реальные полномочия официальных чиновников фактически не распространялись.

 

В 1771 г. торговец бетелем Нгуен Ван Няк, землевладелец и богатый купец, староста гильдии торговцев, добившийся от властей признания своего привилегированного положения в качестве служащего-секретаря таможни на торговом пути из горных районов в приморье, не подчинился требованию государственного налогового чиновника сдать в казну увеличенную долю доходов своей гильдии и бежал в горный район Тайшон, где стал собирать под свои знамена всех недовольных политикой Чыонг Фук Лоана ‒ жестокого и жадного временщика при тюа Нгуен Фук Тхуане.

 

Под знамена Нгуен Ван Няка наряду с недовольными фискальными тяготами крестьянами, составлявшими основную массу инсургентов, вставали также вьетнамские и китайские купцы, сельские богачи и состоятельные частные землевладельцы, общинные деревенские и уездные городские интеллигенты, оппозиционные правящему режиму. Именно последние брали на себя разработку военных планов, организацию воинской подготовки, снабжение войска оружием и провиантом. Среди повстанцев было немало и маргиналов: обездоленных бродяг, нищих, попрошаек, а то и просто разбойников. В особую группу можно выделить лиц, терроризировавших и облагавших данью общинные и межобщинные рынки. Эти «рэкетиры» впоследствии сыграли немалую роль в руководстве войсками, которые стали зваться тайшонами (по местности Тайшон, где началось восстание).

 

Нгуен Ван Няк, так же как и два его младших брата, получил неплохое образование в частной школе. После учебы братья продолжали совершенствоваться в специализированной школе боевых искусств. Младший из братьев, Нгуен Ван Лы, не ограничился этим и ушел в буддийский монастырь, где не только перенял у {252} своих китайских единоверцев секреты прославленной боевой школы монастыря Шаолинь, но и приспособил шаолиньский стиль рукопашного боя к психофизическим данным вьетнамцев: меньшему весу, большей подвижности, взрывному южному темпераменту.

 

Так появился новый «стиль петуха», с успехом использовавшийся тайшонами в борьбе с противниками. Впрочем, более всего в повстанческом войске был распространен тот боевой стиль, который тайшоны получили в наследство от своих предков, а затем совместно развили в свою личную боевую школу. Многие тайшонские военачальники также использовали для тренировок солдат собственные родовые стили боевых искусств.

 

Приток малоимущих и неимущих крестьян в войско тайшонов повлиял на формирование идеологии восставших на первом этапе движения: в него был привнесен эгалитарный оттенок. Когда в первой половине 1773 г. укрепившие свои силы тайшоны преодолели перевал Манг и спустились в долинные районы округа Кюиньон, они, занимая деревни и торговые поселения, не причиняли вреда богачам, если встречали с их стороны доброжелательное отношение. Лишь в случае открытого сопротивления они захватывали рис и имущество богатых, деля его между собой и местными бедняками. Лозунг восставших «взять имущество у богачей и разделить его между бедняками» на практике реализовывался только в отношении тех состоятельных людей, которые не признавали новую власть и не желали поступиться частью своего имущества, расцениваемого тайшонами в качестве военного приза.

 

Быстрое пополнение армии восставших было связано не столько с лозунгами справедливости и равенства, начертанными на их знаменах, сколько с конкретными действиями тайшонов, освобождавших перешедшие на их сторону деревни и городские поселения от налогов и податей в пользу столичного правительства. Восставшие были хорошо вооружены и могли силой заставить непокорных подчиниться. По свидетельству европейцев, у них были не только стрелы и мечи, но и огнестрельное оружие.

 

Во второй половине 1773 г. тайшоны захватили Киентхань и, почти не встречая сопротивления, стали распространять свою власть на всю территорию Кюиньона. Союзниками Нгуен Ван Няка стали сельские богачи (тхо хао) Нгуен Тхунг, Хюиен Кхе и купец Тю Ван Тиеп, захвативший соседний с Кюиньоном округ Фуиен. В Фуиене с нгуеновскими войсками сражались и восставшие чамы во главе со своей предводительницей принцессой Тхи Хоа. В союзе с восставшими, но самостоятельной силой выступали китайские купцы, образовавшие в приморских районах Кюиньона две армии, возглавляемые Ли Цаем и Цзы Дином. Наряду с китайцами в этих армиях было много горцев из числа малых народностей Вьетнама. Китайцы одевали и экипировали их за свой счет.

 

Таким образом, во главе восставших встали отнюдь не бедняки, а представители экономически господствующих, но социально приниженных слоев: сельские богачи, землевладельцы, вьетнамские и китайские купцы, чамская знать.

 

В конце 1773 г. войска тайшонов окружили административный центр округа Кюиньон и в результате штурма легко захватили его. Практически не встречая сопротивления, тайшоны двинулись в Куангнгай, где у приморского города Бенда (Каменная пристань) столкнулись с посланным из столичного Фусуана {253} войском, которому с моря оказывал поддержку флот. Восставшие перешли в наступление и в ожесточенном сражении наголову разгромили правительственные войска. Не помог армии тюа и морской флот, который попал в бурю и почти полностью затонул.

 

Пока в Фусуане центральные власти приходили в себя от первого крупного поражения, восставшие накануне 1774 г. дошли до Куангнама, где впервые встретили организованный отпор: 5-тысячный корпус правительственных войск остановил продвижение тайшонов у местечка Бенван. Но вскоре тайшоны взяли реванш. В начале 1774 г. отборная армия Нгуенов с севера вторглась в Кюиньон, но была разбита, и повстанцы за семь дней заняли весь Куангнам, включая и провинциальный центр. Приблизительно в это же время восставшие расширили контролируемую ими территорию на юге.

 

После двух месяцев боев в Куангнаме тайшоны были потеснены, а затем получили удар в спину на юге, в Зядини. В середине 1774 г. Тонг Фыок Хиеп, губернатор провинции Лонгхо, возглавил собранные со всего Крайнего Юга войска, состоявшие в основном из частновладельческих дружин, и отбил у тайшонов недавно захваченные ими провинции Биньтхуан, Зиенкхань и Бинькханг. Он планировал также вторгнуться и в Фуиен.

 

Положение тайшонов становилось тяжелым. Потеря Фуиена грозила существованию их основных баз в горных районах. И тут восставшие получили совершенно неожиданную поддержку: их внезапным союзником стали враги их врагов ‒ правившие в Дангнгоае тюа из династии Чинь.

 

Подавив длившиеся более 30 лет массовые выступления различных социальных слоев и посчитав Дангнгоай «умиротворенным», амбициозный тюа Чинь Шам решил реализовать старую мечту своих предков о захвате Дангчаунга. Были привлечены самые талантливые военные и гражданские чиновники. Главнокомандующим был назначен талантливый полководец, евнух Хоанг Нгу Фук. Началась грандиозная военная операция, приведшая к крушению всей политической, социальной и экономической системы Вьетнама.

 

В конце 1774 г. чиньские войска перешли р. Зянь. Хоанг Нгу Фук заявил, что воюет не с Нгуенами, а с теми, кто узурпировал и посягнул на их власть: прежде всего с ненавистным для всего населения Дангчаунга временщиком Чыонг Фук Лоаном, а также с восставшими тайшонами. Когда Хоанг Нгу Фук подошел к крепости Чаннинь, предатели открыли ему ворота, и крепость была взята.

 

В Фусуане произошел дворцовый переворот. Родовая знать и высшее чиновничество арестовали Чыонг Фук Лоана и выдали его двигавшемуся на юг Хоанг Нгу Фуку. Нгуены надеялись на то, что чиньский военачальник удовлетворится этой «жертвой» и остановит свои войска. Однако северяне, заполучив Чыонг Фук Лоана, продолжили марш на юг. Зная о силе нгуеновского флота и слабости их сухопутной армии, Хоанг Нгу Фук преимущественно использовал пехоту. Теперь основной целью чиньских войск провозглашалось уничтожение тайшонов. Для этого, заявлял Хоанг Нгу Фук, необходимо разместить чиньские войска в Фусуане.

 

Тюа Нгуен Фук Тхуан пытался сдержать наступление чиньской армии как прямым военным сопротивлением, так и организацией партизанского движения в тылу северян, и наконец, подкупом. Но все было тщетно. В самом конце 1774 ‒ {254} начале 1775 г. северяне перешли Ароматную реку (Шонг Хыонг) и наголову разбили войска Нгуенов. Хоанг Нгу Фук занял всю область Тхуанхоа и вошел в столицу Фусуан, заблаговременно покинутую правителем Нгуенов.

 

В начале 1775 г. беглый тюа Нгуенов прибыл в Куангнам, где по требованию военачальников объявил своего племянника Нгуен Фук Зыонга наследным принцем, главнокомандующим войсками и главноуправляющим Куангнамом. Через несколько дней тайшоны комбинированным ударом с моря и суши обрушились на позиции нгуеновских войск в Куангнаме и обратили их в бегство. Тюа Нгуен Фук Тхуан вместе с войсками отплыл в Зядинь, объясняя свое бегство намерением собрать на Крайнем Юге новую армию.

 

На пути в Зядинь нгуеновский флот попал в шторм. Почти все корабли пошли ко дну. В числе немногих спасшихся был корабль, на котором плыли сам правитель Нгуен Фук Тхуан и его 13-летний племянник Нгуен Фук Ань (будущий император Нгуен Тхе То).

 

В Бинькханге корабль спасшегося правителя встретил верный ему военачальник Тонг Фыок Хиеп, которого тюа тут же назначил главнокомандующим. Подчинявшиеся Хиепу предводители частновладельческих дружин получили офицерские должности. Их войска стали основной социальной и военной опорой нгуеновской власти на Крайнем Юге.

 

В это время оставленные правителем войска наследного принца Нгуен Фук Зыонга в Куангнаме оказались в очень сложном положении. С севера в эту провинцию вторглась чиньская армия, а с юга вели наступление тайшоны. Наследный принц проявил дипломатический талант и, вступив в переговоры с теми тайшонами, которые наступали на его позиции с гор, убедил их перейти на сторону нгуеновских властей. Под знамена Нгуен Фук Зыонга стекались новые приверженцы, и его армия стала набирать силу.

 

В середине 1775 г. боевая колонна тайшонов, состоявшая из отрядов, набранных китайскими купцами Ли Цаем и Цзы Дином, атаковала армию наследного принца в Куангнаме, разгромила ее и взяла в плен самого Нгуен Фук Зыонга. Однако китайцам не удалось удержать в своих руках наследного принца. Они были вынуждены передать Нгуен Фук Зыонга Нгуен Ван Няку, который вскоре предпринял наступление против вторгшегося в Куангнам чиньского войска. Во время этого наступления один из китайских вождей, Цзы Дин, был фактически загнан в ловушку своим соратником-соперником Ли Цаем и самим Нгуен Ван Няком. Ценой этого предательства стал сданный противнику Куангнам, который был занят войсками Хоанг Нгу Фука. В это же время на своем южном фронте тайшоны потерпели поражение в Фуиене.

 

В результате краха на обоих фронтах Нгуен Ван Няк осознал, что он не в состоянии воевать один против всех. Приходилось выбирать между Чинями и Нгуенами. Союз с Нгуенами был, по-видимому, невозможен, ибо законный правитель Дангчаунга Нгуен Фук Тхуан не хотел вступать ни в какие соглашения с «мятежником». К тому же такой союз неминуемо повлек бы за собой выдачу Нгуенам наследного принца. А это знамя легитимизма Нгуен Ван Няк выпускать из своих рук не собирался. Оставалось лишь идти на поклон с богатыми дарами к Хоанг Нгу Фуку и униженно просить его взять тайшонов под свое покровительство. Поскольку основным противником Чиней был законный правитель {255} Дангчаунга, то и северянам нужен был союзник в борьбе против Нгуенов. Поэтому чиньский военачальник Хоанг Нгу Фук принял от тайшонов подарки и пожаловал Нгуен Ван Няку должность командующего тайшонским войском.

 

Нгуен Ван Няк выдал свою дочь за наследного принца и потребовал от новоиспеченного зятя, чтобы тот провозгласил себя правителем Дангчаунга. Принц отказался. Тогда Нгуен Ван Няк отправил перешедших на его сторону членов правящего рода Нгуенов организовывать от имени наследного принца партизанское движение как в тылу чиньских войск (невзирая на недавнее соглашение о союзе с Хоанг Нгу Фуком), так и в нгуеновском Фуиене. Затем Няк направил в Фуиен боевые части под командованием своего брата, талантливого военачальника Нгуен Ван Хюэ, который разгромил войска Тонг Фыок Хиепа. В чиньских войсках, подошедших в это время к границам Куангнгая, свирепствовала эпидемия, унесшая более половины армии. Хоанг Нгу Фук решил срочно уводить на север оставшихся в живых солдат. Сам военачальник заболел и умер по дороге на север.

 

С конца 1775 г. интересы Нгуен Ван Няка и его братьев, с одной стороны, и ранее поддерживавшего их вьетнамского и китайского купечества ‒ с другой, разошлись окончательно. Первым от братьев-тайшонов отделился вьетнамский купец Тю Ван Тиеп. Он увел из тайшонских войск тысячу своих сторонников. Затем тайшонам изменил китайский купец Ли Цай. В результате тайшоны полностью потеряли Фуиен.

 

Опасаясь конфликтовать с Чинями, Нгуен Ван Няк решил нанести удар их противнику и выбить из Зядини Нгуенов. В армию были мобилизованы все тягловые жители Кюиньона. Командование вновь созданным флотом взял на себя младший из братьев-тайшонов Нгуен Ван Лы. В итоге первого похода тайшонов на Крайний Юг был захвачен Сайгон, но тюа Нгуен Фук Тхуану удалось заблаговременно бежать. Нгуен Ван Лы не стал преследовать тюа, а двинулся в глубь Зядини. Покорение Зядини тайшонами шло очень трудно, ибо они везде встречали сопротивление дружин крупных землевладельцев.

 

Взяв курс на формальное создание тайшонского государства, Нгуен Ван Няк отстроил в Кюиньоне крепость Тябан (бывшую Виджайю) и объявил себя тайшонским выонгом (князем-правителем). Принятие титула выонга означало разрыв с Чинями, которых Няк более не считал своими покровителями. Формальный разрыв дошел до открытых военных действий: вскоре Нгуен Ван Няк разгромил чиньского военачальника, попытавшегося пройти в Куангнам через перевал Хайван.

 

В Зядини, однако, положение тайшонов было отнюдь не блестящим. Тюа Нгуен Фук Тхуан вызвал из Фуиена поддерживавшие его войска во главе с Тонг Фыок Хиепом и поручил лидеру местных частных землевладельцев До Тхань Няну организовать армию. Она была набрана из землевладельцев провинции Диньтыонг и получила название армии донгшонов («восточные горы» в оппозиции к тайшонам ‒ «западные горы»). До Тхань Нян изгнал из Зядини Нгуен Ван Лы и занял Сайгон. Правитель Нгуен Фук Тхуан вернулся в Бенче и щедро наградил своего спасителя.

 

В 1776 г. в Зядини вспыхнул конфликт между сторонниками Нгуенов ‒ прибывшим из Фуиена Ли Цаем и До Тхань Няном, видевшим в китайском {256} «выскочке» своего соперника. Ли Цай разогнал войско До Тхань Няна и захватил вместе с правителем Нгуен Фук Тхуаном только что приехавшего в Зядинь наследного принца Нгуен Фук Зыонга, которому удалось морем на случайном корабле ускользнуть из Кюиньона от Нгуен Ван Няка и присоединиться к антитайшонскому сопротивлению на Крайнем Юге. В конце 1776 г. Ли Цай наконец-то реализовал свой план и провозгласил наследного принца Нгуен Фук Зыонга Главным новым выонгом, а прежнему правителю Нгуен Фук Тхуану дал почетный титул Старшего верховного выонга, лишив его реальной власти. Фактически верховные полномочия в Зядини сосредоточились в руках китайского купечества, вождем которого был Ли Цай.

 

В начале 1777 г. Нгуен Ван Няк, которого правитель Дангнгоая тюа Чинь Шам только что объявил правителем Куангнама, послал в Зядинь вторую тайшонскую экспедицию. Огромный флот атаковал Сайгон, а сухопутные войска вторглись в Биньтхуан, а оттуда ‒ в Чанбиен. Ли Цай остался защищать Сайгон, а навстречу тайшонской пехоте послал Нгуен Фук Зыонга. В боях на суше нгуеновские военачальники гибли один за другим, а флот тайшонов никак не мог взять Сайгон. Опасаясь за свою жизнь, Нгуен Фук Зыонг бросил войска в Чанбиене и вернулся в Сайгон, где вместе с Ли Цаем отражал нападения противника. Наконец тайшоны заставили их отступить в западном направлении. Внезапно оттуда показались войска. Это возвращалась из кхмерского Кампота нгуеновская армия, посланная ранее в Камбоджу для восстановления там дангчаунгского влияния. Ли Цай же решил, что это наступают его враги-донгшоны, и неожиданно для тайшонов начал отступление, которое превратилось в беспорядочное бегство. Тайшоны стали преследовать Ли Цая, и в итоге его войска действительно попали в зону контроля донгшонгских войск До Тхань Няна, которые их и перебили. Так погиб вместе со своим войском вождь китайского купечества, пытавшийся играть самостоятельную роль в бурных событиях гражданской войны во Вьетнаме.

 

Освободившись от «опеки» Ли Цая и пополнив свои ряды прибывшими из Камбоджи солдатами, Нгуен Фук Зыонг стал отступать в глубь Зядини по направлению к ее западному побережью. В том же направлении, но по другому пути стал двигаться и тюа Нгуен Фук Тхуан. До Тхань Нян сначала пришел ему на помощь, но в середине 1777 г. оставил тюа в Кантхо и отправился на северо-восток Зядини, в Биньтхуан. Родовая нгуеновская знать осталась практически беззащитной.

 

Этим воспользовались тайшоны. Во второй половине 1777 г. Нгуен Ван Хюэ во главе крупной карательной экспедиции двинулся из Сайгона на запад и в Виньлаунге убил Нгуен Фук Зыонга. Через месяц по его же приказу был убит и законный правитель Дангчаунга Нгуен Фук Тхуан. Вместе с правителем и наследником была вырезана почти вся родовая знать Нгуенов. Из ближайших родственников в живых остался только 15-летний Нгуен Фук Ань, которого скрывал от тайшонов французский миссионер Пиньо де Беэн, епископ Адранский.

 

Вскоре Нгуен Ван Хюэ с основными силами вернулся в Кюиньон, оставив в Зядини небольшой гарнизон тайшонских войск. До Тхань Нян в начале 1778 г. снова разгромил зядиньских тайшонов и захватил Сайгон, где возвел на {257} дангчаунгский престол юного Нгуен Фук Аня, возглавившего антитайшонское движение в Зядини.

 

Если на Крайнем Юге тайшоны потеряли свои позиции, то в Центральном Вьетнаме их положение укрепилось. В 1778 г., получив от дангнгоайского тюа Чинь Шама титул правителя Куангнама, Нгуен Ван Няк объявил себя правителем государства, сменил девиз эры правления, а своим братьям присвоил почетные ранги. С этого времени во Вьетнаме уже формально появилось государство тайшонов со своей территорией, правителем, армией, складывающейся военной и бюрократической иерархией. Основные усилия этого государства, в течение восьми лет не нарушавшего мира с Чинями, были направлены на разгром Нгуен Фук Аня, захват Зядини и закрепление тайшонов на Крайнем Юге. В Кюиньоне велась активная подготовка к новому походу на юг.

 

Однако в 1778 г. тайшонская экспедиция в Зядинь была разбита, что укрепило на Крайнем Юге положение Нгуен Фук Аня. В 1779 г. он создал в Зядини свою собственную администрацию и даже вмешался в междоусобную распрю в Камбодже, способствуя победе антисиамской партии. В 1781 г. До Тхань Нян был убит по приказу Нгуен Фук Аня, опасавшегося влиятельного конкурента. Это вызвало восстание донгшонов, которое было решительно подавлено верными Нгуен Фук Аню войсками. В том же, 1781 г. Нгуен Фук Ань с помощью миссионера Пиньо де Беэна получил для своего флота несколько кораблей европейского образца. Активные военные приготовления обеспокоили Нгуен Ван Няка, который понял, что нельзя давать возможность главе антитайшонского сопротивления наращивать силы. Весной 1782 г. братья-тайшоны Нгуен Ван Няк и Нгуен Ван Хюе отправились во главе новой экспедиции в Зядинь. Потерпев сокрушительное поражение, Нгуен Фук Ань бежал на остров Фукуок. Вся территория Зядини оказалась под контролем тайшонских гарнизонов.

 

Вскоре верный Нгуен Фук Аню военачальник Тю Ван Тиеп нанес из Фуиена удар по тайшонским гарнизонам и добился определенного успеха. В результате Нгуен Фук Ань смог возвратиться в Сайгон. Однако через несколько месяцев, уже в 1783 г., когда тайшоны осуществили новую морскую экспедицию в Зядинь, он потерпел полное и сокрушительное поражение. Вынужденный бежать в Сиам, Нгуен Фук Ань рассчитывал на покровительство короля Рамы I, приходу к власти которого он косвенно способствовал.

 

Дело в том, что, когда в 1781 г. сиамская армия сражалась в Камбодже с дангчаунгскими войсками, сиамский король Пья Так Син начал в столице массовые репрессии, вызвавшие народное восстание. Нгуен Фук Ань не воспользовался тяжелым положением армии противника, в тылу которого полыхала гражданская война, и заключил с сиамским командующим Чао Прайей Чакри мир. Этот мир дал Чакри возможность свергнуть Пья Так Сина. Он принял имя Рамы I и стал основателем новой династии. В своих взаимоотношениях с Нгуен Фук Анем Рама I руководствовался не только чувством благодарности. Предоставление изгнанному с родины законному наследнику Нгуенов пристанища в Сиаме давало Раме I удобный повод для аннексии Камбоджи и вмешательства в дела Зядини.

 

В 1784 г. 300 кораблей сиамского флота перевезли в Зядинь 20-тысячную армию и высадили ее на западном побережье. В это же время 30-тысячное сиамское войско пересекло территорию Камбоджи и вторглось в пределы Зядини с {258} севера. Вместе с сиамцами на родину возвращался и немногочисленный отряд сторонников Нгуен Фук Аня, за которыми закрепилось название «бангкокцы», т.е. те, кто сопровождал правителя в новую сиамскую столицу Бангкок во время его изгнания. Объединив свои силы, сиамцы развернули активные наступательные операции против тайшонов, у которых к тому времени на Крайнем Юге было расквартировано лишь трехтысячное войско. Командир тайшонских войск Чыонг Ван Да принял решение, ведя оборонительные бои, начать планомерный отход на восток.

 

К концу 1784 г., после полугода активных наступательных военных действий, сиамцам удалось овладеть лишь западной частью Зядини. Крупные города Крайнего Юга и вся его восточная часть по-прежнему находились в руках тайшонов. Сиамцы после первых же побед занялись грабежами Зядини и вывозом материальных ценностей в Сиам на военных кораблях. Интересы Нгуен Фук Аня как законного правителя Дангчаунга отходили для Рамы I на второй, если не на третий план. Нгуен Фук Ань начал осознавать шаткость своего положения приживальщика при иноземных завоевателях. Поэтому, продолжая опираться на сиамцев, он решил уравновесить их небескорыстное присутствие влиянием других иностранных держав и обратился за помощью к европейцам. Когда в ноябре 1784 г. в Зядинь вернулся Пиньо де Беэн, Нгуен Фук Ань попросил его о посредничестве в деле получения военной помощи из Франции. В составе дипломатической миссии, которая отправилась во Францию 27 ноября 1784 г., вместе с Пиньо де Беэном в Европу поехал и старший сын Нгуен Фук Аня ‒ четырехлетний принц Кань.

 

Находившиеся в Кюиньоне вожди тайшонов внимательно следили за действиями сиамцев и готовились к решительному наступлению. В начале 1785 г. тайшонская армия морским путем достигла Зядини. Нгуен Ван Хюэ решил устроить сиамцам засаду у излучины р. Митхо. Когда сиамский флот двинулся вниз по течению реки, Нгуен Ван Хюэ приказал пропустить противника на ту позицию, где на отрезке от Жатьгам до Соаймута были заранее подготовлены засады. Там сиамцы были блокированы и наголову разбиты. В этом речном сражении погибла почти вся сиамская армия. Ее остатки численностью не более 3 тыс. человек спешно бежали через Камбоджу в Сиам. Вместе с ними покинул пределы Зядини и обескураженный Нгуен Фук Ань.

 

После победы у Жатьгам-Соаймута у тайшонов на территории Вьетнама не осталось соперников из претендующей на бразды правления родовой знати Дангчаунга. Поэтому теперь все их помыслы были направлены на захват Севера.

 

Положение в Северном Вьетнаме в 80-е годы XVIII в. было сложным. После смерти в 1782 г. тюа Дангнгоая Чинь Шама власть по его завещанию была передана болезненному пятилетнему ребенку ‒ Чинь Кану. Фактически же бразды правления взял в свои руки честолюбивый временщик Хоанг Динь Бао ‒ близкий родственник полководца Хоанг Нгу Фука. Но он продержался у кормила власти недолго. С ним расправились столичные гвардейцы, посадившие на престол старшего брата Чинь Кана ‒ Чинь Кхая.

 

В 1783 г. Чинь Кхай и верные ему чиновники попытались восстановить контроль над столичными гвардейцами, но в итоге заложником и пленником гвардейцев стал сам правитель. Солдатские грабежи и террор усилились и в конце {259} 1785 г. вызвали волнения в Куангиене. В начале 1785 г. в Северном Вьетнаме начался голод.

 

Этой сложной и опасной ситуацией в Северном Вьетнаме воспользовалось тайшонское руководство. В середине 1786 г. два больших тайшонских отряда под руководством Нгуен Ван Хюэ сухопутным и морским путями двинулись к Фусуану ‒ бывшей нгуеновской столице, а в то время ‒ главной стратегической базе Чиней на юге. После ожесточенного боя Фусуан был взят. Не останавливаясь, тайшоны овладели также Вихоангом (нынешний Намдинь), где захватили большие запасы продовольствия. Путь на дангнгоайскую столицу Тханглаунг, древний политический центр Вьетнама, был открыт. Лихорадочные усилия дангнгоайского правителя наладить сопротивление тайшонам ни к чему не привели.

 

21 июля 1786 г. войска тайшонов вступили в Тханглаунг, победоносно завершив поход на север. Власть чиньского правителя была свергнута. Тайшоны сурово обошлись с военными и гражданскими чиновниками, верными Чиням, но по отношению к остальному населению Дангнгоая они старались не допускать насилия.

 

После свержения Чинь Кхая тайшоны формально восстановили власть императоров династии Ле. Нгуен Ван Хюэ, получив от императора Ле Хиен Тона почетные титулы и оставаясь в тени, делал все возможное, чтобы создать впечатление полноты власти императора. На деле же именно Нгуен Ван Хюэ был хозяином положения. После смерти Ле Хиен Тона спор претендентов на трон разрешил именно тайшонский лидер, назначив на престол того из принцев, который его устраивал. Им стал принц Ле Зюи Ки, известный по посмертному императорскому имени ‒ Ле Тьиеу Тхонг.

 

Одной из причин, удерживавших Нгуен Ван Хюэ от прямого участия в управлении Северным Вьетнамом, было нежелание обострять отношения в правящей верхушке государства тайшонов. Нгуен Ван Няк после успехов своего младшего брата стал относиться к нему с подозрением, не без основания полагая, что Хюэ может начать с ним борьбу за руководство тайшонским государством. Вследствие этого Нгуен Ван Няк вскоре отстранил брата от всех дел на Крайнем Севере и заставил его вернуться в Центральный Вьетнам. Однако Нгуен Ван Хюэ не собирался легко сдавать завоеванные позиции. Спор между братьями-тайшонами о разделе сфер влияния дошел до открытых военных столкновений. Нгуен Ван Хюэ с 60-тысячным войском победоносных ветеранов окружил Кюиньон и в течение четырех месяцев осаждал город. В начале 1787 г. братья наконец-то договорились о границе, разделяющей их владения: области к югу от Куангнама отходили под управление Няка, а к северу от этой разграничительной линии полновластным правителем становился Хюэ.

 

Гражданской войной и междоусобной борьбой во Вьетнаме воспользовались маньчжурские правители Китая, не упустившие случая для вмешательства во внутренние дела Вьетнама. Такую возможность китайцам предоставил сам вьетнамский император Ле Тьиеу Тхонг, скрывавшийся от преследования тайшонов вблизи вьетнамо-китайской границы и оттуда обратившийся к маньчжурскому императору с просьбой о помощи против узурпаторов.

 

Маньчжуры подготовили для вторжения во Вьетнам армию численностью в 200 тыс. человек, не считая «армии спасения императора» Ле Тьиеу Тхонга, а также матросов и солдат приведенных в состояние боевой готовности флотилий {260} в Гуандуне и Фуцзяне. 25 ноября 1788 г. подразделения сухопутной цинской армии перешли границу и 17 декабря 1788 г. вступили в Тханглаунг.

 

После оккупации значительной части дельты Красной реки главнокомандующий китайской армией Сун Шии вручил привезенному в китайском обозе Ле Тьиеу Тхонгу от имени маньчжурского императора инвеституру и оскорбительный титул Аннам Куок-выонг ‒ «Правитель умиротворенного Юга». Никакой реальной властью Ле Тьиеу Тхонг не располагал даже в самом Тханглаунге, не говоря уже о периферийных районах, где полностью хозяйничали китайцы. Ле Тьиеу Тхонг был вынужден выколачивать из податного населения продовольствие для многотысячной китайской армии.

 

Фусуанский правитель Нгуен Ван Хюэ 12 декабря 1788 г. у горы Нгыбинь, расположенной к югу от Фусуана, объявил себя императором и принял новый девиз правления ‒ Куанг Чунг. В тот же день во главе флота и пехоты он выступил на север. Прибыв в Нгеан, Нгуен Ван Хюэ основательно пополнил там свое войско, доведя его до 100 тыс. человек. В горах Тамдиеп наступающая армия соединилась с отступившими под натиском китайцев тайшонами. В соответствии с разработанным Нгуен Ван Хюэ планом тайшоны быстро прошли Нижний Шоннам и 28 января 1789 г., в разгар празднования Нового года по лунному календарю, когда все обычные дела должны уступать место длительному отдыху и обильным пиршествам, начали захватывать вражеские форты около Тханглаунга. Несмотря на двукратное численное превосходство пребывавшая в растерянности китайская армия, боясь окружения, стала отступать. Два крупных китайских военачальника покончили жизнь самоубийством, а командующий Сун Шии, опасаясь попасть в плен, спешно переправился на северный берег Красной реки. Боясь преследования тайшонов, он приказал разрушить наплавной мост, обрекая тысячи китайцев на смерть и плен. Многие китайцы утонули в водах Красной реки. Тех, кто сопротивлялся, тайшоны убивали. Разбежавшихся по деревням вылавливали местные жители.

 

В полдень 30 января тайшоны вступили в Тханглаунг, покидая который китайский главнокомандующий бросил на произвол судьбы Ле Тьиеу Тхонга, переправившегося через Красную реку на утлой рыбацкой лодке, поскольку наплавной мост по приказу Сун Шии был уже разрушен. Последний вьетнамский император династии Ле попытался догнать Сун Шии, но тот уходил от преследования с такой поспешностью, что Ле Тьиеу Тхонг смог присоединиться к главе захватнической армии только на вьетнамо-китайской границе.

 

Разгром китайцев был полным и сокрушительным. Маньчжурский император Хунли снял Сун Шии с должности, назначил нового генерал-губернатора Гуандуна ‒ Гуанси и передал в его подчинение полумиллионную армию, готовую к вторжению во Вьетнам. Для того чтобы предотвратить повторную интервенцию, Нгуен Ван Хюэ должен был проявить незаурядный дипломатический талант. Он признал себя формальным вассалом Китая и вернул Хунли всех пленных, с которыми обошелся чрезвычайно великодушно. Представляясь правителем суверенного государства, соседствующего с Дангнгоаем, Нгуен Ван Хюэ уже осенью 1789 г. добился признания себя «ваном Аньнаня». Со своей стороны, он обещал построить поминальный храм в честь погибших во Вьетнаме китайцев и лично приехать в Пекин на празднование восьмидесятилетия Хунли. {261}

 

Признав Хюэ правителем Вьетнама, маньчжурское правительство отказалось от поддержки династии Ле. В результате угроза с севера была устранена.

 

В созданном Нгуен Ван Хюэ государстве были усилены черты традиционной дальневосточной деспотии. В 1789 г. новый тайшонский император приказал составить подушные списки, в которые, в отличие от прошлых времен, заносилось не только нечиновное деревенское и городское мужское население, но все без исключения мужчины без различия их имущественного, социального и служебного положения. Деление «списочных» на категории осуществлялось исключительно по возрастному принципу. В 1790 г. списки были составлены, и с этого времени все «списочные» тайшонского государства были обязаны носить с собой выданную властями табличку-паспорт, содержавшую основные данные о его владельце: имя, фамилию, место приписки, возраст. Лиц, не имевших при себе таких паспортов, штрафовали или отправляли в ссылку. Это давало возможность властям в любой момент выяснить место приписки человека, сопоставить с его реальным обиталищем и при необходимости водворить в пункт официального проживания. Исключение делалось лишь для «пришлых», семьи которых проживали в «чужой» общине более трех поколений. Таковых вносили в общинные списки по месту фактического жительства и там же облагали всеми налогами и повинностями. Если какая-нибудь община скрывала беглых «чужаков», то найденный беглец и общинный староста «укрывающей» общины подвергались суровому наказанию. Даже те беглецы, которые находили убежище в буддийских храмах, теряли монашеский статус и возвращались к исполнению «тягла».

 

Одной из основных повинностей в тайшонском государстве была служба в армии, где вводилась новая для дельты Красной реки, более тяжелая система набора: из трех налогоплательщиков один должен был идти в солдаты. Одновременно армия выполняла важнейшие производственные функции: строительные и ремесленные. Солдаты возводили укрепления, сооружали дороги и строили корабли.

 

Под жесткий контроль деспотического государства было поставлено ремесло. Ремесленные предприятия, в основном принадлежащие государству, обслуживали главным образом тайшонский двор, армию и обеспечивали внешнеторговую деятельность.

 

Последняя, сконцентрированная в основном на связях с Китаем, также полностью зависела от государства, которое определяло пункты торговли китайцев в Каобанге и Лангшоне, а также договаривалось о деятельности вьетнамских купцов в Гуанси. Внешнеэкономические контакты с Китаем воспринимались как род государственных обязанностей, и все ремесленники и купцы, связанные с торговыми пунктами на китайско-вьетнамской границе и проживающие севернее р. Зянь, освобождались от казенных повинностей. Между тайшонами и европейцами прочных торговых связей установлено не было, хотя намерения такого рода у Нгуен Ван Хюэ имелись.

 

Чиновничья структура тайшонского государственного аппарата воспроизводила традиционную систему должностей, строго соподчиненных друг с другом и полностью замкнутых на стоящего на вершине бюрократической пирамиды императора. Должность военного правителя ‒ тюа ‒ была упразднена. Никто из чиновников не наделялся особыми функциями, дававшими возможность избежать {262} императорского контроля. Кадровый состав чиновничьего аппарата состоял в основном из тайшонской верхушки, а также части бывших нгуеновских и даже чиньских чиновников. В связи с дефицитом кадров наряду с отбором чиновников по результатам конкурсных экзаменов, который так и не заработал в полную меру, практиковалась система личных рекомендаций.

 

Аграрная политика Нгуен Ван Хюэ имела целью сделать общину основной экономической базой государства. Его указы предусматривали возвращение крестьян на землю и обязательную обработку заброшенных и целинных земель. Фактически это означало введение системы государственного крепостничества, дотоле почти неизвестного во Вьетнаме. Формы получения земельного налога оставались традиционными. В целом эксплуатация государством общины была, по-видимому, усилена. При этом в большей мере увеличивались ставки налогообложения «лучших» земель по сравнению с «худшими» и частных по сравнению с общинными.

 

В сфере духовной жизни наиболее важным нововведением Нгуен Ван Хюэ было утверждение национальной письменности (тьы ном) в качестве официальной. Основой для воспитания народа Нгуен Ван Хюэ считал конфуцианство, но терпимо относился и к другим конфессиям, правда только в том случае, если «ложные религии» не затрагивали его политических интересов. Так, поначалу тайшоны отменили запрет на пропаганду христианства. Однако позднее, когда католические миссионеры стали активно помогать их главному противнику Нгуен Фук Аню, на вьетнамцев-христиан обрушились репрессии.

 

Конфликты между братьями-тайшонами и борьба с китайцами на севере Вьетнама способствовали тому, что новая попытка Нгуен Фук Аня высадиться в Зядини в 1787 г. увенчалась успехом. По существу, только тайшонский гарнизон Сайгона оказал ему сопротивление. Большинство же крупных населенных пунктов Зядини быстро перешли под контроль «бангкокского изгнанника».

 

В том же, 1787 г. от имени Нгуен Фук Аня, властителя Зядини и законного правителя всего Дангчаунга, епископ Адранский подписал с Францией соглашение, вошедшее в историю под названием Версальского договора. Согласно этому документу, Нгуен Фук Ань уступал Франции о. Пуло-Кондор, гавань Хойан, даровал французам монополию в торговле на территории всей страны, а также обязывался поставлять Франции солдат и продовольствие в том случае, если она будет вести войну с каким-либо государством на Востоке. Франция же должна была передать Нгуен Фук Аню четыре военных корабля и отряд численностью в 1650 человек. Воплощению этого договора в жизнь помешала начавшаяся через два года Великая французская революция, но впоследствии французские колонизаторы часто обращались к нему для оправдания своего присутствия во Вьетнаме.

 

В 1789 г. Нгуен Фук Ань овладел всей Зядинью и начал подготовку к походу на север. Используя европейских инструкторов для обучения своей армии, закупая вооружение европейского производства, строя корабли и крепости по европейскому образцу, Нгуен Фук Ань создал очень сильные и передовые для Юго-Восточной Азии вооруженные силы. Годы правления Нгуен Фук Аня, поддержанного экономической и социальной элитой Зядини, ознаменовались на Крайнем Юге процветанием сельского хозяйства и других отраслей экономики. После {263} того как в 1792 г. умер Нгуен Ван Хюэ, в тайшонском руководстве не нашлось фигуры, способной противостоять правителю Крайнего Юга.

 

В 1792 г. Нгуен Фук Ань провозгласил план наступательных военных действий против Кюиньона и других областей Центрального Вьетнама.

 

В соответствии с этим планом ежегодно в апреле ‒ мае, когда дули южные муссоны, военный флот отправлялся на север, а с осенними северными ветрами возвращался в Зядинь. Так начались шесть последовательных военных кампаний 1792‒1799 гг., называемых «сезонными войнами». На заключительном этапе борьбы с тайшонами эти войны переросли в непрерывную военную кампанию 1800‒1802 гг., в результате которой южанами была захвачена старая столица Фусуан, а затем и цитадель тайшонов ‒ Кюиньон. Не ограничиваясь возвращением Дангчаунга, Нгуен Фук Ань двинул свои войска на север и в течение месяца почти без кровопролития завоевал весь Северный Вьетнам. 20 июня 1802 г. он вступил в Тханглаунг ‒ столицу древнего Дайвьета, откуда бежал последний тайшонский император. Впервые за 300 лет на территории Дайвьета было создано единое общевьетнамское государство. {264}

 

910b375ff6dc.jpg

{251}

 

История Востока: В 6 т. Т. 4. Восток в новое время (конец XVIII ‒ начало XX в.): Кн. 1 / Отв. ред. Л.Б. Алаев и др. М.: Вост. лит., 2004. С. 250‒264.

Ответить