←  Интересное

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Курилка

Фотография Новобранец Новобранец 29.09 2021

 

А подколю-ка я Вас, коллеги. Marlene Dietrich. 1942

Юбки с таким разрезом в 42???

Конструкция сов. мотоциклов была содрана после войны с немецких.

 

Скорее всего, это фотошоп. 

 

Это не фотошоп. Стилизованная под старину фотка с загримированной моделью.

Молодец, Гурга.

1. В спойлере написано. Это самодельный (ориентировочно) байк с деталями от Урала годов выпуска достаточно современных (Модель "Волк")

2. Туфельки такого типа появились ориентировочно в 50-х-60-х, дамы скажут точнее.

А вот вырезы такого типа в те времена уже были. 

Ответить

Фотография Яго Яго 29.09 2021

 

И в чем именно тут прикол?
Что-то не так с мотоциклом?

Пока сохраню интригу...

 

2004-1.jpg

 

«Ура́л Волк» — первый российский чоппер, производился Ирбитским мотоциклетным заводом с 1999 года[1].

 

nemetskie-mototsikly-vojny.jpg.pagespeed

 

Нeмецкий BMW R-75. Его аналог KS750

Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 07.10 2021

Почему Пиковый туз такой большой?

На фото выше – колода игральных карт. Все четыре туза лежат лицом вверх, и невооружённым глазом видно, что пиковый немного отличается от остальных. У трефового, бубнового и червового тузов значки масти, расположенные в центре, имеют одинаковый размер. Однако у пикового туза значок масти огромный. Если вы проверите любую другую колоду карт, вы, скорее всего, обнаружите то же самое (но только если вы находитесь в той части мира, которая когда-то была частью Британской империи).

Это вряд ли назовёшь случайностью. И в данном случае оно так и есть. Существует веская причина, по которой пиковый туз больше остальных и богато украшен: налоги.

 

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 19.10 2021

Ученик выдающихся историков академиков М.Н. Тихомирова, М.В. Нечкиной и В.М. Хвостова, доктор исторических наук, академик РАН Юрий Александрович Поляков (18.10.1921–27.12.2012):

 

В магии слова его поразительная сила. Его непостижимость. А какое слово взволнует, растревожит, заденет читателя при описании исторических событий? Речь идёт сейчас не о сути, а именно о слове.
 
Как лучше, удачнее донести до нашего современника аромат эпохи, значение событий, дух, настроение, как добиться, чтобы он услышал голоса героев, увидел слёзы, пот, кровь, поле, окутанное пороховым дымом?
 
Историк должен воздействовать и на ум, и на сердце читателя. А пути - разные. Исторический текст является научным текстом. Он не может быть иррациональным. В этом его отличие от поэзии.
 
При этом исторические тексты удивительно многопроблемны. Пожалуй, ни одна наука не обладает таким богатством жанров, таким многообразием сюжетов и проблем и соответственно форм изложения»
(«Историческая наука: Люди и проблемы». М., 1999).
 
***
– Характерной чертой, которая прошла через все этапы истории Отечества, была борьба центробежных и центростремительных тенденций. Для России это противостояние – стержень, вечный спутник, ключевая особенность. Она приводила к трагическим коллизиям, к распаду и к удивительным взлётам, а после очередного развала – к очередному возрождению.
 
Борьба этих тенденций всегда оказывала огромное, порой определяющее воздействие на всю жизнь России, в частности, на особенности государственного устройства, требуя укрепления центра, способного жёстко противостоять сепаратистским устремлениям.
 
***
 
В Гражданской войне выступали три силы - Белое движение, Советы и националы. Удивительно, но главные противники - белые и красные - практически представляли центростремительность. Национальные силы - центробежность.
 
– Советы нашли новую форму государственного устройства. Парадокс в том, что лозунг свободного самоопределения народов оказался не разъединяющим, а сплачивающим.
 
– Неправильно считать образование СССР волюнтаристским, авторитарным шагом. Всё решалось не одномоментно. Действовали, переплетаясь, различные факторы. Значителен был внешний фактор - иностранная интервенция. Девиз объединения для борьбы с отечественными и мировыми эксплуататорами находил поддержку у широких масс разных народов.
 
Пять лет – от развала империи до образования СССР – время самого острого и напряжённого противостояния двух тенденций. Возрождение единого государства на федеративной основе было историческим компромиссом. Этот компромисс себя оправдал.
 
Я считаю создание национальных советских республик и областей делом правильным и прогрессивным. Разумной и гибкой представляется и созданная в СССР система разностепенной самостоятельности – союзные и автономные республики, автономные области, национальные округа. Справедливо и то, что все национальные образования имели пропорциональное представительство в высших органах власти.
Ответить

Фотография Новобранец Новобранец Вчера, 09:49 AM

На нашем форуме вполне актуально...

 

C3GvyCDXEAAnbVS.jpg

Как проверять городские легенды?

Социальный антрополог, фольклорист, кандидат филологических наук Саша Архипова, которая изучает слухи и фейки и ведет канал (Не)занимательная антропология, написала инструкцию: как различать реальную новость и городские легенды различных типов. Мне она показалась познавательной и занимательной. Далее полный текст авторства Архиповой.

Вопрос о том, как понять, это слух перед тобой или правда, как проверить городскую легенду, мне задает практически каждый журналист и очень многие читатели моего телеграм–канала «(Не)занимательная антропология». До сегодняшнего дня я всегда отвечала, что, дескать, все очень сложно и однозначных рецептов нет. Но сейчас, мне кажется, пришло время поговорить о том, что же в этой сложной ситуации мы все–таки можем сделать. И для этого мы должны понять, что такое городская легенда и каковы ее свойства. «Городская легенда», согласно определению — это история, рассказывающая о выдуманных событиях, которые могли бы быть, или типологизирующая редкое событие, которое однажды имело место. Такая история базируется на повторяющихся сюжетах и имеет установку на достоверность.

Давайте разберем по кусочкам это определение.

Что такое повторяющийся сюжет?

Однажды вечером я шла по переходу в московском метро, а передо мной бежала женщина и тянула за руку мальчика. Мальчик порывался встать и рассмотреть рекламу. Маме это надоело и она сказала:

«Если ты от меня отстанешь, то ты останешься тут. А знаешь, что потом произойдет? Тебя гастарбайтеры найдут и убьют. Они сделают из тебя котлеты и будут их продавать».

Что произошло? Маме, чтобы добиться послушания, пришлось напугать своего сына (оставим в стороне рассуждения, насколько это правильно), используя для этого устойчивый сюжет городской легенды: некие чужие воруют наших детей, делают из них еду и продают ее нам же. В качестве страшной истории она бытовала и в СССР. Вот, например, рассказ, записанный в 1989 году пятиклассницей в ленинградской школе по просьбе фольклориста Вадимом Лурье (орфография и грамматика источника сохранена):

"Послала мать дочь закупить колбосу. Пошла дочь навстречу ей старушка Старушка и говорит у меня есть колбаса у а девочки был красный ноготок. Старушка сделала из девочки колбосу. Пошла мать навстречу ей старуха и говорит: у меня есть колбаса пошли Она дала ей колбосу Мать сказала спасибо. Стала есть и видит в колбасе красный ноготок и поняла что старуха сделала из ее дочки колбосу".

Перед нами – один и тот же повторяющийся сюжет, по–разному рассказанный и с разными целями (существует целая наука фольклористика, занимающаяся как раз этим вопросом: почему люди воспроизводят повторяющиеся сюжеты вновь и вновь). Именно повторяющийся сюжет будет лежать в основе городской легенды.

А бывает так, что в основе городской легенды все–таки лежит крупица правды?

Бывает. Именно поэтому в определении появляется эта фраза «городская легенда типологизирует редкое событие». Тайной фабрики каннибалов, которые говорят из наших детей котлетки, не существует. Это выдуманные события. Но. например, в 1920е годы, когда в нескольких регионах СССР был страшный голод, были и каннибалы. Были и те, которые пытались нажиться, продавая человеческое мясо. Но такие случаи были единичны. Городская легенда далает из одного однократного события – событие типичное, происходящее здесь и сейчас.

Так городская легенда совмещает в себе элементы привычного нам мира (дети, пирожки, рынок) с чем–то другим, тоже из нашего мира, но мало сочетаемым (каннибалы). Например, каннибалы существуют, дети тоже существуют, однако в современной легенде каннибалы массово делают из детей пирожки. И по этому параметру городская легенда отличается от легенды традиционной. В традиционной легенде это сочетание несочетаемого достигается за счет столкновения повседневных реалий со сверхъестественными: например, Богородица ходит по земле или дьявол вселяется в человека. Нам с вами, живущим в «расколдованном мире», в целом легко выделить сверхъестественный элемент (ангелы, черт, гномы), но вот как понять, что правда или нет, когда в рассказе сталкиваются реалии нашего с вами мира, события, которые могли бы случиться? Именно поэтому с городской легендой так трудно иметь дело.

Как городская легенда убеждает

Городские легенды используют в разговоре, чтобы убедить собеседника в чем–то. Вопрос заключается в том, зачем для этого прибегать в городской легенде? Почему нельзя в качестве аргумента привести собственное мнение? Давайте рассмотрим один любимый мною пример.

Вот есть Марья Петровна, 40 лет, у нее дочка 12 лет, и они недавно переехали в новый район. Марье Петровне очень не нравится, что в одном классе с ее дочкой учатся дети трудовых мигрантов. Марья Петровна считает, что дочка стала учиться плохо из–за них (а вовсе не потому, что сама Марья Петровна не очень знает школьную программу и мало помогает дочке с занятиями). Но Марья Петровна чувствует, что если она напрямую заговорит об этом на родительском собрании, то ее могут ожидать социальные санкции (попросту говоря, ее обвинят в расизме и ксенофобии). Фраза "я считаю, что наши дети не могут учиться вместе с детьми таджиков" вряд ли принесет социальные "печеньки" ее автору. Поэтому Марья Петровна рассказывает другую историю: "Вот соседка рассказала, что у ее подруги из соседнего района ребенок в школе, а там таджики русскую девочку в школе изнасиловали и избили". Так Марья Петровна достигает своих целей: она и родителей напугала, и мнение свое высказала, и избежала ответственности за него.

К городской легенде прибегают, когда есть нужда в воображаемом мнении сообщества, которое расценивается как более важное, чем твое собственное. Для того, чтобы показать это мнение сообщества, используется отсылка к «другу моего друга» — как в примере выше, «подруга соседки рассказала». Как возникает такая особенность речи, можно подробно прочитать тут, но самое главное – что такая отсылка, во–первых, указывает на источник (подруга из соседнего раойна), а во–вторых, позволяют рассказчику соблюдать дистанцию – не я передаю, а соседка со слов подруги.

А еще городские легенды начинают активно циркулировать, когда доверие общества к представителям власти падает (в том числе и к полиции), и люди начинают вести себя по принципу "спаси себя сам". Они создают "низовой контроль" — сами ищут источники опасности, сами предупреждают друг друга. И городская легенда становится одним из инструментов такого раннего предупреждения. Тут срабатывает принцип "лучше перебдеть, чем недобдеть" — даже те, кто не верит в само содержание легенды, согласится с тем, что лучше все равно передать ее дальше, потому что "ну а вдруг?". Так в городских легендах возникают навязчивые требования передать дальше текст;

Итак, текст городской легенды имеет, как правило, три особенности, которые призваны убедить собеседника в том, что написанное или произнесенное очень важно: это повышенная эмоциональность (восклицательные знаки, просьбы максимального репоста), указание на источник "друг моего друга" и требования передать информацию дальше.

Текст — это "подозреваемый". Мы хотим доказать его "вину", доказать, что он является городской легендой

Все эти перечисленные свойства городской легенды делают ее такой сложной для проверки. Как тут быть? Надо проделать последовательно несколько действий. И всегда надо помнить, что мы работаем с вероятностями. Описанные ниже процедуры не дают 100% гарантии, но позволят увеличить вероятность того, что перед тобой городская легенда.

Итак, вы получили сообщение в социальных сетях. Вот оно (на КДПВ)
.
Шаг первый: проверка текста. Абстрагируйтесь от содержания и посмотрите, как оно написано.

Есть ли конструкция «друг моего друга»?

Если ли признаки повышенной эмоциональности текста?

Есть ли требования распространять дальше?

Пример выше обладает повышенной эмоциональностью и требованиям распространять дальше, но отсылки к другу моего друга здесь нет. Потому что это другая форма городской легенды — это не рассказ, а инструкция, она в ультимативной форме предписывает совершить некоторые действия, обычно с отсылкой на безличное "имеется информация" (или "ФСБ сообщило"/"с МВД письмо пришло").

Шаг второй: проверка содержания. Городская легенда пытается убедить вас в чем–то, используя повторяющиеся сюжеты, причем используя с вариацией. Варианты нужны для того, чтобы городская легенда работала как аргумент про немедленную опасность в каждом конкретном случае. Некоторые сюжеты повторяются веками и десятилетиями, а имена, города и страны меняются. Например, каждый год вспыхивает паника по поводу «банды педофилов», которые воруют детей, заманивая их в машину с помощью байки о потерявшемся котенке. Вы должны узнать:

■ является ли сюжет повторяющимся

■ является ли сюжет и варьирующимся

Чтобы это сделать, выделите из текста ключевые слова (банда педофилов ребенок котенок) без упоминания конкретного города и прогуглите. А потом прогуглите по–английски и вы увидите, как этот сюжет распространяется по городам и странам (иллюстрация — в комментарии к посту).

Шаг третий: проверка источников. На этом этапе мы задаемся двумя вопросами:

Есть ли верифицируемые источники информации?

Есть ли опровержения или подтверждения изложенной информации?

Для этого мы снова берем ключевые слова и гуглим, но теперь последовательно добавляем к ключевым словам «банда педофилов ребенок котенок» сначала слова "источник информации", потом «опровержение полиции», потом «фейк» или «слух». Велика вероятность, что не вы первый прочитали эту новость, и кто–то уже занимался опровержением. В случае "банды педофилов" опровержений и любительских расследований даже несколько.

Если вы проделали все эти действия и получили результат, что верифицируемых источников нет, что отсылка на источники эмоционального текста идет по модели «друг моего друга», что эту историю публиковали в разных версиях в 187 городах России и других странах за последние 10 лет, что существуют англоязычные варианты и полиция это опровергала – перед вами скорее всего городская легенда.

И тогда встает самый главный вопрос – а почему она возникла и стала популярной? Но это тема уже для следующего разговора.

 

Ответить