←  Украина

Исторический форум: история России, всемирная история

»

История Малороссии

Фотография Стефан Стефан 21.08 2018

Левшин А. Письма из Малороссии.

Харьков: Унив. тип., 1816. – [VI] + 206 с.

 

[Оглавление:

Предисловие

Письмо 1. Малороссия

Письмо 2. Полтава

Письмо 3. Полтава

Письмо 4. Полтава

Письмо 5. Деревня Ч….

Письмо 6. Решетиловка

Письмо 7. Белоцерковка

Письмо 8. Хороль

Письмо 9. Лубны

Письмо 10. Лубны

Письмо 11. Лубны

Письмо 12. Лубны

Письмо 13. Лубны

Письмо 14. Лубны

Письмо 15. Деревня Ракиты

Письмо 16. Ташань

Письмо 17. Переяслав

Письмо 18. Переяслав

Письмо 19. Переяслав

Письмо 20. Переяслав

Письмо {21}. Переяслав

Письмо {22}. Переяслав

Письмо 23. Борисполь

Письмо 24. Киев

Письмо 25. Киев

Письмо 26. Киев

Письмо 27. Киев

Письмо 28. Киев

Письмо 29. Киев

Письмо 30. Киев

Письмо 31. Киев

Письмо 32. Киев

Письмо 33. Киев

Письмо 34. Киев

Письмо 35. Киев

Письмо 36. Бровары

Письмо 37. Чернигов

Письмо 38. Чернигов

Письмо 39. Городня

Письмо 40. Городня

Письмо 41. Постоялой двор

Письмо 42. Новозыбков

Письмо 43. Новозыбков

Письмо 44. Новозыбков

Письмо 45. Климова

Письмо 46. Новгород Северский

Письмо 47. Новгород Северский

Письмо 48. Новгород Северский

Письмо 49. Глухов

Письмо 50. Глухов]

 

http://dlib.rsl.ru/v...2988825#?page=1

Ответить

Фотография Стефан Стефан 21.10 2018

Рубан В. Краткие географические, политические и исторические известия о Малой России, с приобщением украинских трактов и известий о почтах, також списка духовных и светских тамо находящихся чинов, числе народа и прочая.

СПб., 1773. – [X] + 91 с.

 

[Содержание:]

Предызвещание

[Обращение к П.Г. Румянцеву]

Краткие географические, политические и исторические известия о Малой России

I. Географическое описание

II. О воинстве и о гражданском правительстве

III. Историческое описание

IV. Ведомость, по которым дорогам учреждены в Малой России почтовые станы для пересылки государственных дел и партикулярных писем, также и для желающих ехать на почтовых лошадях, за двойные прогоны, с показанием расстояния от станции до станции верст

V. Известие, по которым дням и часам в малороссийских городах почта приходит и отходит, куда и откуда

VI. Список духовных и светских чинов, находящихся в Малой России на 1773 год

 

http://irbis-nbuv.go...S21STR=00002316

http://starieknigi.i...ii_1773_RSL.pdf

Ответить

Фотография Стефан Стефан 19.03 2019

1634 г.:
 

Коммиссары согласились называть Михаила Ѳеодоровича царемъ, потому что Польское правительство признало этотъ титулъ прежде, называя Владислава царемъ; но не споря о царскомъ титулѣ, коммиссары спорили о титулѣ: всея Руси; они говорили боярамъ: «великій государь вашъ пишется всея Руси, а Русь и въ Московскомъ и въ Польскомъ государствѣ есть: такъ {238} написать бы въ Польскую докончальную запись великаго государя вашего царемъ своея Руси, чтобъ титуломъ всея Руси къ Польской Руси причитанья не имѣть, а въ Московской докончальной записи и впередъ въ грамотахъ царскихъ къ королямъ Польскимъ писать по прежнему всея Руси.» Московскіе послы отказали: «этого начинать непригоже: ваша малая Русь, которая принадлежитъ къ Польшѣ и Литвѣ, къ тому царскаго величества именованью всея Руси нейдетъ, примѣнять вамъ этой своей Руси ко всея Руси нечего.» Покончивши споръ о титулѣ, послы ударили по рукамъ на вѣчномъ докончаніи. Это было 17 Мая. {239}

 

Соловьев С. История России с древнейших времен. Т. 9. М.: Тип. Каткова и Кº, 1859. С. 238‒239.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 26.03 2019

Въ Россіи этнографическія области не совпадаютъ съ границами гидрографическихъ бассейновъ и еще гораздо менѣе ‒ съ границами губерній, начертанными часто на-угадъ, безъ соображенія съ естественными условіями, или именно съ намѣреніемъ парализировать {174} національное сродство. Такъ, если мы возьмемъ малороссовъ, подвластныхъ русской державѣ, то оказывается, что область ихъ разселенія далеко не ограничивается однимъ только бассейномъ Днѣпра, ‒ они проникаютъ на западъ въ бассейнъ Вислы и переходятъ за Бугъ, а на востокѣ занимаютъ значительную часть Донецкаго бассейна; они перешли даже за верхній Донъ, а по ту сторону Азовскаго моря распространились до Кубани и на Кавказѣ. Съ другой стороны, великоруссы утвердились на верхнемъ теченіи почти всѣхъ восточныхъ притоковъ Днѣпра, а румыны перешли за низовье Днѣстра. Такимъ образомъ, этимъ двумъ большимъ потокамъ, Днѣпру и Днѣстру, только въ общемъ смыслѣ можетъ быть присвоено названіе малороссійскихъ рѣкъ.

 

Наименованія ‒ Малая Русь или Малороссія, Украйна, Рутенія ‒ имѣютъ чисто условное значеніе, постоянно мѣнявшееся соотвѣтственно историческимъ превратностямъ и даже сообразно административнымъ дѣленіямъ. Ни одно изъ этихъ географическихъ названій не относится точнымъ образомъ къ странамъ, населеннымъ малорусскимъ племенемъ, ибо эта народность, сгруппированная первоначально въ измѣнчивую конфедерацію, никогда не имѣла политическаго единства; даже не считая закарпатскихъ русиновъ, живущихъ въ предѣлахъ Венгерскаго королевства, другіе малороссы оставались, начиная съ четырнадцатаго столѣтія, долгое время раздѣленными между двумя государствами, Польшей и Литвой. Малороссы центральной области, по берегамъ Днѣпра, едва только успѣли, въ семнадцатомъ вѣкѣ, завоевать себѣ нѣкоторую автономію, въ формѣ казацкой вольной общины, какъ вскорѣ утратили свою самостоятельность, отдавшись подъ покровительство Московскаго царства, сдѣлавшагося, благодаря своимъ обширнымъ размѣрамъ, Россіей по преимуществу. Что касается населенія древнѣйшей Россіи, то-есть Кіевской Руси, то оно извѣстно подъ своимъ стариннымъ наименованіемъ ‒ русиновъ или русняковъ ‒ только на западныхъ его границахъ, тамъ, гдѣ этнографическія различія еще болѣе усиливались различіемъ религіозныхъ вѣрованій. Когда имя Малой Россіи въ первый разъ появилось въ византійскихъ хроникахъ въ концѣ тринадцатаго столѣтія, оно примѣнялось къ Галиціи и Волыни; затѣмъ оно сдѣлалось наименованіемъ страны по среднему Днѣпру, или Кіевской области, отличаемой такимъ образомъ отъ великаго княжества Московскаго, въ столицѣ котораго, Москвѣ, имѣлъ пребываніе первосвятитель русской церкви ‒ митрополитъ, перенесшій туда свой престолъ въ XIV вѣкѣ. Точно также названіе Украйны, то-есть „окраины“ или „пограничной области“, соотвѣтствующее западно-европейскимъ „мархіямъ“ или „маркамъ“; не переставало перемѣщаться, сообразно всѣмъ измѣненіямъ границъ. Сначала его употребляли для обозначенія Подоліи, въ отличіе ея отъ Галицкой Руси, которой она принадлежала; потомъ, когда бассейнъ Днѣпра перешелъ подъ владычество {175} Литвы, имя Украйны было присвоено ея южнымъ провинціямъ, между Днѣпромъ и Бугомъ. Въ Польскомъ государствѣ Украйной называлась преимущественно страна малороссійскихъ казаковъ. Но и Великая Россія тоже имѣла свои пограничныя области, свои окраины или „украйны“, въ одной изъ которыхъ образовались, въ семнадцатомъ столѣтіи, малорусскія вольныя поселенія, или слободы (такъ называемая „Слободская Украйна“), раздѣленныя нынѣ между губерніями Харьковской, Курской и Воронежской. Какъ только извѣстная область заселялась, какъ только въ ней появлялись города, и жители устраивались мирными, хотя уже менѣе самостоятельными общинами, эта область переставала быть „украйной“; но вездѣ, гдѣ поселялся малоросъ относительно вольный, онъ приносилъ съ собой и названіе „украйны“ для земли, по которой бродилъ.

 

Малороссы, или малороссіяне, сливаются нечувствительными переходами съ бѣлоруссами на сѣверѣ, а по ту сторону Карпатскихъ горъ ‒ со словаками; но они ясно отличаются отъ поляковъ на западѣ и отъ великороссіянъ на востокѣ; смѣшенія очень рѣдки между малороссами и великороссами. Даже съ физической точки зрѣнія эти двѣ народности рѣзко различаются между собой. У малороссіянъ ‒ голова вообще болѣе широкая и болѣе короткая, чѣмъ у великороссовъ, а задняя часть черепа у нихъ болѣе плоская (средній указатель черепа у галиційскихъ малороссовъ, по Маеру и Коперницкому, 84,3) 1); они очень короткоголовы (брахицефалы). Около половины изъ нихъ имѣютъ темнорусые волосы и каріе глаза; вообще говоря, малороссы ‒ народъ рослый (средній ростъ галиційскихъ малороссовъ, по Маеру и Коперницкому, 164 сантим., 51/2 фут.), какъ показываютъ статистическія данныя относительно новобранцевъ; преимущественно изъ нихъ набираютъ гренадеровъ, вслѣдствіе ихъ высокаго роста и статнаго вида, а также кавалеристовъ ‒ вслѣдствіе длинноты ихъ ногъ; но вообще они не имѣютъ столько мускульной силы, какъ великороссы. Въ нѣкоторыхъ уѣздахъ, гдѣ малороссы и великороссы живутъ въ непосредственномъ сосѣдствѣ другъ съ другомъ, безъ промежуточнаго населенія, можно явственно замѣтить физическое превосходство первыхъ въ отношеніи роста и красивой наружности. Малороссійскія женщины отличаются граціозной поступью, ласковымъ взглядомъ, пріятнымъ голосомъ; у нихъ также и болѣе красивый костюмъ, похожій на одежду румынокъ, валахскихъ и трансильванскихъ. Вышивки красными и синими нитками, украшающія рубашку, юбку, передникъ разными фигурами: косоугольниками и крестами, треугольниками, шашешницами и вѣтками, сочетаются самымъ удачнымъ образомъ, правда, по стародавнимъ правиламъ, но съ нѣкоторой свободой, всегда {176} позволяющей располагать украшенія такъ, чтобы они гармонировали съ турнюрой и чертами лица данной особы 1). Наконецъ, малороссіянки держатъ свои хаты въ гораздо бо́льшемъ порядкѣ, въ бо́льшей чистотѣ и опрятности, чѣмъ великорусскія женщины, какъ ни скромны эти жилища, ‒ мазанки изъ глины, крытыя соломой и выбѣленныя известкой.

 

Было бы слишкомъ смѣло произносить какое либо общее сужденіе о цѣлыхъ народностяхъ, такъ какъ смѣшенія славянъ, какъ между собою, такъ и съ первобытными населеніями, произвели значительное разнообразіе типовъ; но въ цѣломъ, повидимому, можно указать ту разницу, что малоруссы превосходятъ великоруссовъ природнымъ умомъ, насмѣшливостью, ироніею, природнымъ вкусомъ, воображеніемъ живымъ и въ то же время сдержаннымъ; они не впадаютъ въ преувеличенія, какія встрѣчаются въ произведеніяхъ народной поэзіи великорусской или {177} финской 1); но зато они не обладаютъ практическимъ смысломъ великорусса; они менѣе солидарны между собою, менѣе настойчивы въ преслѣдованіи цѣли, легче останавливаются на полпути и не умѣютъ такъ хорошо совладать съ неблагопріятными обстоятельствами; вообще они болѣе даровиты, но менѣе энергичны. Будучи исконными соперниками, малоруссы и великоруссы награждаютъ другъ друга насмѣшливыми прозвищами: великоруссъ далъ украинцу кличку хохолъ, вслѣдствіе пучка волосъ или чуба (оселедецъ), который тотъ прежде отращивалъ на макушкѣ и закладывалъ за ухо; въ свою очередь малороссъ прозвалъ великоросса, или „москаля“, кацапомъ, то-есть козломъ, вслѣдствіе длинной бороды, которою онъ любитъ похвастать. Конечно, прозвища эти основаны только на наружныхъ отличіяхъ; но подъ этими странными названіями русскіе двухъ національностей представляютъ себѣ также контрастъ, существующій между народными характерами и нравами.

 

Переходя къ вопросу о родословной украинскаго народа, замѣтимъ, что при настоящемъ состояніи знаній возможны только болѣе или менѣе вѣроятныя гипотезы относительно степени родства или преемственности, прямой или косвенной, которая связываетъ малороссовъ съ древними обитателями, слѣды пребыванія которыхъ найдены, въ Полтавской губерніи, въ видѣ оружія и орудій изъ кости и кремня, рядомъ съ костями мамонтовъ и съ раковинами ледянаго періода. Могилы каменнаго вѣка, отрытыя въ окрестностяхъ города Острога въ Волыни, заключаютъ въ себѣ человѣческіе скелеты, совершенно непохожіе на скелеты славянскаго племени, отъ которыхъ они отличаются въ особенности очень длинной и узкой головой, а также берцовыми костями, сплющенными и изогнутыми въ формѣ сабельнаго клинка: эта первобытная раса, повидимому, довольно близко подходитъ къ той, которая жила на западѣ Европы въ эпоху дольменовъ 2). Но за этими первыми, древнѣйшими могилами слѣдовали безчисленнные курганы, разсѣянные по всей странѣ. Уже тысячи этихъ могильныхъ насыпей исчезли: однѣ изъ нихъ ‒ въ городахъ и деревняхъ послужили матеріаломъ при возведеніи большихъ построекъ или укрѣпленій; другія, на поляхъ, были употреблены для улучшенія почвы на окрестныхъ земляхъ; нѣкоторыя, имѣвшія небольшіе размѣры, были сравнены плугомъ; тѣмъ не менѣе во многихъ мѣстахъ, особенно на водораздѣльныхъ высотахъ между рѣками, онѣ и теперь еще настолько многочисленны, что составляютъ, такъ сказать, господствующую черту края, ибо для сооруженія этихъ кургановъ обыкновенно выбирали мѣстоположенія видимыя издалека высокіе, крутые берега рѣкъ, вершины естественныхъ горокъ, мысы, далеко выдвинувшіеся въ море. Однако, долина Днѣстра {178} составляетъ исключеніе въ этомъ отношеніи: мы видимъ тамъ длинные ряды искусственныхъ бугровъ, расположенные именно у подножія высокихъ береговъ 1). Самые замѣчательные изъ могильныхъ кургановъ находятся въ области, сосѣдней съ Днѣпровскими порогами, особенно къ западу отъ нихъ: это ‒ могилы „царственныхъ скиѳовъ“, погребальные обряды которыхъ описаны Геродотомъ; всѣ эти курганы имѣютъ съ сѣверной стороны болѣе крутой скатъ, чѣмъ съ другихъ сторонъ, и многіе изъ нихъ обложены плитами; между ними встрѣчаются даже такіе, которые соединены одинъ съ другимъ аллеями изъ сложенныхъ камней, матеріалъ для которыхъ нужно было привозить изъ очень отдаленныхъ мѣстъ. Встрѣчаются могилы (какъ, напримѣръ, курганъ близъ Хвастова, въ Кіевской губерніи), которыя имѣютъ около 90 саженъ въ окружности и высятся среди другихъ меньшихъ горокъ, словно цари, окруженные своимъ дворомъ. На многихъ курганахъ прежде стояли грубо изваянныя статуи, въ которыхъ позднѣйшія поколѣнія видѣли подобіе старыхъ женщинъ, откуда и произошло названіе каменная баба, данное этимъ загадочнымъ истуканамъ, и которыя, по общему мнѣнію, напоминаютъ скорѣе монгольскій, чѣмъ славянскій типъ; можетъ быть, это и есть тѣ степныя статуи, съ которыми Амміанъ Марцеллинъ сравниваетъ гунновъ: почти у всѣхъ бабъ руки сложены на груди. Впрочемъ, теперь ужѣ не встрѣтишь кургановъ, вершина которыхъ была бы увѣнчана такимъ изваяніемъ: почти всѣ каменныя бабы были разбиты или перенесены въ другія мѣста, чтобы служить межевыми знаками или украшеніями въ садахъ. Между тѣмъ, если вѣрить мѣстному преданію, баба очень крѣпко стояла на вершинѣ горки, точно вросла въ землю, такъ что требовалось не менѣе десятка сильныхъ воловъ, чтобы увезти ее, тогда какъ достаточно было одной упряжи, чтобы привезти обратно на прежнее мѣсто: казалось, она сама шла, чтобы опять подняться на могильный холмъ, съ котораго ее взяли. Крестьяне чтутъ, какъ святыню, эти каменныя изваянія: матери приносятъ къ нимъ дѣтей, заболѣвшихъ лихорадкой, становятся на колѣни передъ истуканомъ, почтительно цѣлуютъ его и предлагаютъ ему хлѣба и мелкую монету 2).

 

Многія тысячи могильныхъ кургановъ Малороссіи были уже раскопаны, и тайны ихъ, открытыя міру, позволили отчасти возстановить мысленно давно исчезнувшія поколѣнія, съ ихъ религіозными обрядами, съ ихъ бытомъ, нравами и промыслами. Между этими памятниками представлены всѣ послѣдовательные вѣка цивилизаціи, каменный, бронзовый и желѣзный. Нѣкоторыя могилы относятся къ относительно новымъ временамъ, и даже есть такія, которыя, очевидно, были насыпаны послѣ {179} введенія христіанства въ странѣ, какъ о томъ свидѣтельствуютъ предметы византійскаго или русскаго происхожденія, находимые въ курганахъ; иныя заключаютъ въ себѣ одновременно древности, принадлежащія къ тремъ вѣкамъ ‒ каменному, бронзовому и желѣзному. Многіе холмы содержатъ только скелеты лошадей. Наконецъ, есть много такихъ, гдѣ не находятъ ничего ‒ ни костей, ни оружія. Великой эпохой искусства въ дѣлѣ погребенія слѣдуетъ считать эпоху скиѳской цивилизаціи. Раскопки, сдѣланныя въ нѣкоторыхъ могилахъ Южной Россіи, между прочимъ, въ Александропольскомъ уѣздѣ, къ юго-западу отъ Екатеринослава, показали, что „скиѳы“ той эпохи были въ частыхъ сношеніяхъ съ греками и покупали у нихъ самыя дорогія произведенія промышленности и искусства: оружіе, рѣзные сосуды 1), драгоцѣнныя украшенія. Но рядомъ съ этими предметами, чисто эллинскими, въ курганахъ находятъ также оружіе и орудія изъ бронзы, указывающія на тотъ фактъ, что греческая образованность, при своемъ проникновеніи въ край, встрѣтила тамъ азіатскую цивилизацію совершенно иного характера 2). Мегалитическія могилы, разсѣянныя между Днѣстромъ и Днѣпромъ, къ сѣверу отъ Одессы, также принадлежатъ къ другой культурной эпохѣ или къ другой религіи. Изъ всѣхъ этихъ народовъ, кости которыхъ сокрыты подъ насыпями кургановъ, одни быстро проходили, какъ завоеватели или бѣглецы, другіе, напротивъ, подолгу оставались въ странѣ, и, безъ сомнѣнія, небольшая примѣсь ихъ крови сохранилась въ нынѣшнемъ населеніи Малороссіи.

 

Въ девятомъ столѣтіи населеніе южной, черноморской покатости, между Днѣпромъ и Дунаемъ, и преимущественно на берегахъ Днѣстра, состояло изъ славянъ-улучей (угличей) и тиверцевъ. Но эти славяне находились на пути угровъ (венгровъ), печенѣговъ, кумановъ, и столкновеніе всѣхъ этихъ народовъ оттѣснило ихъ къ сѣверу: въ эпоху съ десятаго до двѣнадцатаго вѣка рѣка Рось, ‒ можетъ быть „рѣка Руси или Руссовъ“, ‒ служила границей между русскими Кіевской области и южными кочевниками. Многія поселенія тюркскаго племени, торки, берендеи, „черно-шапошники“, или кара-калпаки, поселились на югѣ отъ этой рѣки. Впослѣдствіи татары водворились около Канева 3), въ значительной части Кіевской Руси; полагаютъ даже, что и Бердичевъ былъ первоначально татарской колоніей. Безъ сомнѣнія, эти пришельцы во многихъ мѣстахъ смѣшивались со славянскимъ населеніемъ, доказательствомъ чего служитъ, между прочимъ, тотъ фактъ, что люди, которыхъ литовскій князь Ольгердъ вытѣснилъ изъ Подоліи въ 1366 году, были татары, говорившіе русскимъ языкомъ 4). На всемъ юго-западѣ Россіи можно встрѣтить множество {180} названій, напоминающихъ пребываніе въ краѣ мусульманскихъ поселенцевъ.

 

Въ наши дни малороссы ‒ почти исключительно земледѣльцы, и люди самаго мирнаго нрава. Но въ прежнія времена, впродолженіе многихъ столѣтій, война была постояннымъ явленіемъ въ равнинахъ, гдѣ протекаетъ Днѣпръ, и жители всегда должны были быть готовы или къ битвѣ, или къ бѣгству. Могучая рѣка, которая нынѣ мирно катитъ свои воды среди странъ, населенныхъ людьми одной народности и одного языка, есть одинъ изъ тѣхъ потоковъ, которые играли наиболѣе важную роль въ исторіи народовъ и берега которыхъ особенно упорно оспаривались другъ у друга двумя враждебными племенами. Послѣ вторженія турокъ въ Крымъ въ 1475 году, татары сдѣлались поставщиками живаго товара для гаремовъ и каторжныхъ работъ въ Стамбулѣ, и вскорѣ южныя области славянскаго государства стали ареной для охоты на невольниковъ 1). Мусульманскіе хищники, задумавъ набѣгъ, обыкновенно собирались зимой близъ Перекопскаго перешейка, причемъ каждый изъ нихъ приводилъ двухъ или трехъ коней для будущихъ плѣнниковъ и ожидаемой добычи; отсюда они выступали въ походъ многочисленнымъ полчищемъ, иной разъ въ количествѣ шестидесяти или восьмидесяти тысячъ человѣкъ, переходили за Днѣпръ, являлись неожиданно съ какой нибудь населенной мѣстности, грабили села, хуторы, господскіе замки и забирали въ плѣнъ всѣхъ жителей; затѣмъ, прежде чѣмъ успѣвали собрать войско для отраженія набѣга, лихіе наѣздники уже были въ безопасности въ своихъ степяхъ, по ту сторону Днѣпра. Для борьбы съ этими монгольскими отрядами грабителей выступали подобныя же военныя дружины, образовавшіяся изъ христіанскихъ элементовъ и стяжавшія себѣ громкую славу подъ именемъ казаковъ 2). Главная масса ихъ арміи состояла изъ людей независимыхъ, искавшихъ свободнаго образа жизни и простора для своей удали на границахъ, въ то время оспариваемыхъ другъ у друга христіанами и магометанами, ‒ изъ рыболововъ, укрывавшихся подъ высокими лѣсистыми берегами Днѣпра, ‒ изъ отважныхъ торговыхъ людей, странствовавшихъ караванами по широкой степи. Кромѣ того, паны польскіе и литовско-русскіе, находившіеся въ средѣ этого пограничнаго воинства и воспитанные болѣе или менѣе подъ вліяніемъ рыцарскихъ идей Запада, сдѣлали изъ казаковъ нѣчто въ родѣ „украинскаго рыцарства“. Одинъ изъ первыхъ центровъ сопротивленія образовался близъ {181} Переяслава (на берегу большаго колѣна Днѣпра), защищеннаго съ восточной и сѣверной сторонъ болотами, лѣсами, блуждающими рѣчками. Каневъ и Чигиринъ также принадлежатъ къ числу городовъ, имена которыхъ всего чаще упоминались въ первыя времена исторіи казачества; но самой большой извѣстностью пользовался городъ Черкасы, какъ центръ „низовыхъ казаковъ“, то-есть рыболововъ и торговыхъ людей, и „городовыхъ казаковъ“, то-есть уже населенной области по среднему теченію Днѣпра. Имя „Черкасы“ даже сдѣлалось у татаръ и у москвитянъ національнымъ наименованіемъ для обозначенія малороссовъ, и его употребляютъ понынѣ въ южной части Великоруссіи. {182}

 

 

1) Антропологическій Сборникъ, издаваемый Краковской академіей (на польскомъ языкѣ). {176}

 

1) Ольга Косачева. Украинскій народный орнаментъ, Кіевъ, 1876 г. {177}

 

1) Бѣлинскій. Русская народная поэзія.

 

2) Антропологическій Сборникъ Краковской академіи, I (на польскомъ языкѣ). {178}

 

1) J.G. Kohl. Reisen in Süd-Russland.

 

2) Забѣлинъ, Исторія русской жизни, I; Чужбинскій, Поѣздка въ Южную Россію. {179}

 

1) Труды археологической коммиссіи, 1864, 1872 гг. и т.д.

 

2) Worsaae, La colonisation de la Russie et du Nord Scandinave.

 

3) Путешествіе Плано Карпини въ 1251 году.

 

4) Симашкевичъ, „Описаніе Подоліи“ 1. {180}

 

1) Michalon Lithuanus, Fragmenta; Антоновичъ и Драгомановъ, „Историческія пѣсни малорусскаго народа“, I ч.

 

2) Слово „казакъ“ ‒ безспорно не славянскаго корня; оно вѣроятнѣе всего турецкаго происхожденія. По мнѣнію однихъ, оно въ переводѣ означаетъ „вольный человѣкъ“ и удержалось въ названіи „киргизъ-кайсакъ“; по мнѣнію другихъ, произошло отъ наименованія одного кавказскаго племени („касо́ги“), и т.д. Въ Ордѣ „казаками“ называли низшій классъ войска. Ред. {181}

 

Реклю Э. Россия Европейская и Азиатская. Т. 1: Европейская Россия до Урала. СПб.: Издание Картографического заведения А. Ильина, 1883. С. 174‒182.

 

Ответить