←  Выдающиеся личности

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Степан Бандера

Фотография Alisa Alisa 23.01 2010

12 октября 1957 года на ступеньках дома на улице Карла, 8, в Мюнхене был найден мертвым доктор Лев Ребет, редактор "Українського Самостiйника", один из руководителей "Организации Украинских Националистов за границей" (ОУН(3)), давний политический оппонент Бандеры и ОУН (революционной).

Медицинская экспертиза, проведенная через 48 часов после смерти, установила, что смерть наступила вследствие остановки сердца. 15 октября 1959 года в четверг, на лестничной площадке первого этажа на улице Крайтмайр, 7, в Мюнхене в 13.05 был найден еще живой, залитый кровью Степан Бандера, проводник (руководитель) ОУН. В этом доме он жил со своей семьей. Его сразу же отвезли в больницу. Доктор при осмотре уже мертвого Бандеры нашел у него привязанную кобуру с револьвером, и поэтому об этом инциденте сразу же сообщили в криминальную полицию. Экспертизой было установлено, что "смерть наступила вследствие насилия путем отравления цианистым калием".

Немецкая криминальная полиция сразу же взяла фальшивый след и на протяжении всего следствия так и не смогла ничего установить. Провод (Руководство) Заграничных Частей ОУН (ЗЧ ОУН) сразу же в день смерти своего руководителя сделал заявление, что это убийство - политическое и что оно является продолжением серии покушений, начатых Москвой в 1926 году убийством Симона Петлюры в Париже, и в 1938 году - Евгения Коновальца в Роттердаме.

Степан Бандера был похоронен 20 октября на большом мюнхенском кладбище Вальдфридгоф.

Параллельно со следствием, которое вела западногерманская полиция, Провод ЗЧ ОУН создал свою комиссию для расследования убийства проводника, которая состояла из пяти членов ОУН из Англии, Австрии, Голландии, Канады и Западной Германии.

...Последние точки над "i" в деле смерти Льва Ребета и Степана Бандеры были поставлены только в конце 1961 года на всемирно известном процессе в Карлсруэ.

За день до начала строительства берлинской стены, 12 августа 1961 года, в американскую полицию Западного Берлина обратилась молодая пара беглецов из восточной зоны: гражданин СССР Богдан Сташинский и его жена, немка Инге Поль. Сташинский заявил, что он - сотрудник КГБ и по приказу этой организации стал убийцей политиков в изгнании Льва Ребета и Степана Бандеры...

* * *

За несколько месяцев до своей трагической гибели Степан Бандера написал "Мои биографические данные", в которых сообщил некоторые факты из своего детства и юности.

Родился 1 января 1909 года в селе Угрынив Старый возле Калуша во время австро-венгерского правления в Галичине.

Его отец, Андрей Бандера, был греко-католическим священником в том же селе и происходил из Стрыя, где родился в мещанской семье Михаила и Розалии (девичья фамилия - Белецкая) Бандер. Мать, Мирослава, была дочерью священника из Угрынива Старого - Владимира Глодзинского и Екатерины (до замужества - Кушлык). Степан был вторым ребенком после старшей сестры Марты.

Детские годы в родном селе проходили в атмосфере украинского патриотизма. У отца была большая библиотека. Часто в доме бывали активные участники национальной и политической жизни Галичины. Братья матери были известными в Галичине политическими деятелями. Павло

Глодзинский был одним из основателей украинских организаций "Маслосоюза" и "Сiльський господар", а Ярослав Веселовский - депутатом Венского парламента.

В октябре-ноябре 1918 года Степан, как он сам пишет, "пережил волнующие события возрождения и строительства украинской державы".

Во время украинско-польской войны отец, Андрей Бандера, ушел добровольцем в Украинскую Галицкую Армию, став военным капелланом. В составе УГА он находился на Надднепрянщине, воевал с большевиками и белогвардейцами. В Галичину возвратился летом 1920 года. Осенью 1919 года Степан Бандера поступил в украинскую гимназию в Стрые, которую окончил в 1927 году.

Польские преподаватели старались внедрять в гимназическую среду "польский дух", и эти намерения вызывали серьезное сопротивление со стороны гимназистов.

Поражение Украинских Сечевых Стрельцов привело к самороспуску Стрелецкой Рады (июль 1920 года, Прага), а в сентябре того же года в Вене была создана Украинская Военная Организация во главе с Евгением Коновальцем. Под руководством УВО в полонизированных украинских гимназиях создавались ученические группы сопротивления. Хотя обычно членами этих групп становились ученики седьмого и восьмого классов, Степан Бандера принимал в них активное участие уже в пятом классе. Кроме того, он был членом 5-го Куреня Украинских Пластунов (скаутов), а после окончания гимназии перешел в Курень Старших Пластунов "Червона Калина".

В 1927 году Бандера намеревался поехать на учебу в Украинскую Хозяйственную Академию в Подебрадах (Чехо-Словакия), но не смог получить паспорт для выезда за границу. Поэтому он остался дома, "занимаясь хозяйством и культурно-просветительской деятельностью в родном селе (работал в читальне "Просвiта", руководил театрально-аматорским кружком и хором, основал спортивное товарищество "Луг", участвовал в организации кооператива). При этом проводил организационно-воспитательную работу по линии подпольной УВО в соседних селах" ("Мои биографические данные").

В сентябре 1928 года Бандера переехал во Львов и поступил на агрономическое отделение Высшей Политехнической Школы. Продолжал учебу до 1934 года (с осени 1928 до середины 1930 года жил в Дублянах, где было отделение Львовской Политехники). Каникулы проводил в селе у отца (мать умерла еще весной 1922 года).

Диплом инженера-агронома он так и не получил: помешала политическая деятельность и арест.

В 1929 году завершился процесс объединения всех националистических организаций, которые действовали разрозненно, в единую Организацию Украинских Националистов (ОУН). Проводником ОУН был избран Евгений Коновалец, который одновременно продолжал руководить УВО. Руководство двумя организациями давало возможность постепенно и безболезненно превратить УВО в одну из референтур ОУН, хотя в связи с тем, что УВО имела в народе очень большую популярность, была сохранена ее номинальная независимость.

Членом ОУН Бандера стал с начала ее существования. Имея уже опыт революционной деятельности, он стал руководить распространением подпольной литературы, которую печатали за пределами Польши, в частности, прессовые органы "Розбудова Нацiї", "Сурма", "Нацiоналiст", запрещенные польскими властями, а также издаваемые подпольно в Галичине "Бюлетень Крайової Екзекутиви ОУН", "Юнацтво", "Юнак". В 1931 году, после трагической гибели сотника Юлиана Головинского, которого

Коновалец послал в Западную Украину, чтобы закончить непростой процесс объединения ОУН и УВО, краевым проводником ОУН на украинских землях, оккупированных Польшей, стал Степан Охримович. Охримович знал Бандеру еще со времени учебы в гимназии. Он ввел его в состав Краевой Экзекутивы (исполнительного органа) ОУН, поручив ему руководство всей референтурой пропаганды ОУН в Западной Украине.

Охримович считал, что Бандера, несмотря на молодость, справится с этим заданием. Степан Бандера действительно поднял пропагандистское дело ОУН на высокий уровень. Он положил в основу пропагандистской деятельности ОУН необходимость распространения идей ОУН не только среди украинской интеллигенции, студенческой молодежи, но и среди наиболее широких масс украинского народа.

Начались массовые акции, которые преследовали цель пробуждения национальной и политической активности народа. Панихиды, праздничные манифестации во время сооружения символических могил борцам за свободу Украины, оказание почестей павшим героям в дни национальных праздников, антимонопольная и школьная акции интенсифицировали национально-освободительную борьбу в Западной Украине. Антимонопольная акция представляла собой отказ украинцев от покупок водки и табака, на производство которых существовала монополия государства. ОУН призывала: "Прочь из украинских сел и городов водку и табак, потому что каждая копейка, потраченная на них, увеличивает фонды польских оккупантов, которые используют их против украинского народа". Школьная акция, которая была подготовлена Бандерой еще в качестве референта КЭ ОУН, была проведена в 1933 году, когда он уже был Краевым проводником ОУН. Акция заключалось в том, что школьники выбрасывали из школьных помещений польские государственные гербы, издевались над польским флагом, отказывались отвечать учителям на польском языке, требовали от учителей-поляков, чтобы они убирались в Польшу. 30 ноября 1932 года в Городке Ягеллонском произошло нападение на почтовое отделение. При этом были арестованы Васыль Билас и Дмытро Данылышин и затем повешены во дворе львовской тюрьмы. Под руководством Бандеры было организовано массовое издание литературы ОУН об этом процессе. Во время казни Биласа и Данылышина во всех селах Западной Украины траурно звонили колокола, отдавая честь героям. В 1932 году Бандера становится заместителем краевого проводника, а с января 1933 года начинает исполнять обязанности краевого проводника ОУН. Конференция Провода ОУН в Праге в начале июня того же 1933 года формально утвердила Степана Бандеру в возрасте 24 лет на посту краевого проводника.

Началась серьезная работа по ликвидации давнего конфликта, возникшего в процессе объединения ОУН и УВО, расширение организационной структуры ОУН, организация подпольной учебы кадров.

Под руководством Бандеры ОУН отходит от экспроприационных акций и начинает серию карательных акций против представителей польской оккупационной власти.

Три наиболее известных политических убийства того времени получили широкую огласку во всем мире, еще раз дали возможность поставить украинскую проблему в центре внимания мировой общественности. 21 октября того же года 18-летний студент Львовского университета Мыкола Лемык вошел в консульство СССР, убил сотрудника КГБ А. Майлова, заявив, что пришел отомстить за искусственный голодомор, который устроили русские большевики в Украине.

Этим политическим убийством лично руководил Степан Бандера. Боевой референт ОУН Роман Шухевич ("Дзвiн") начертил план посольства и разработал план покушения.

Лемык добровольно сдался полиции, и судебный процесс над ним дал возможность на весь мир заявить, что голод в Украине - действительный факт, который замалчивает советская и польская пресса и официальные органы власти.

Еще одно политическое убийство совершил Григорий Мацейко ("Гонта") 16 июня 1934 года. Его жертвой стал министр внутренних дел Польши Перацкий. Постановление об убийстве Перацкого было принято на специальной конференции ОУН в апреле 1933 года в Берлине, в которой принимал участие от Провода Украинских Националистов Андрей Мельник и другие, а от КЭ ОУН - исполняющий обязанности краевого проводника Степан Бандера. Это убийство было актом мести за "пацификацию" в Галичине в 1930 году. Тогда польские власти усмиряли галичан массовыми избиениями, разрушая и сжигая украинские читальни, хозяйственные учреждения. 30 октября был зверски замучен сотник Юлиан Головинский, председатель КЭ ОУН и краевой комендант УВО, которого выдал провокатор Роман Барановский. Руководителем "пацификации" был вице-министр внутренних дел Перацкий. Он же руководил подобными "пацификационными" операциями на Полесье и Волыни в 1932 году, был автором плана "уничтожения Руси"4.

План покушения разработал Роман Шухевич, приводил его в действие Мыкола Лебедь ("Марко"), общее руководство осуществлял Степан Бандера ("Баба", "Лис").

Польский журнал "Бунт Млодых" 20 декабря 1933 года в статье "Без пяти двенадцать" писал: "...Таинственная ОУН - Организация Украинских Националистов - сильнее всех легальных украинских партий вместе взятых. Она господствует над молодежью, она формирует общественное мнение, она действует в страшном темпе, чтобы втянуть массы в круговорот революции... Сегодня уже понятно, что время работает против нас. Каждый староста в Малопольше и даже на Волыни может назвать несколько сел, которые до недавнего времени были полностью пассивными, а сегодня они стремятся к борьбе, готовы к антигосударственным акциям. А это значит, что сила противника возросла, а польское государство многое утратило". Этой могущественной и таинственной ОУН руководил мало кому известный молодой интеллигентный студент Степан Бандера.

* * *

14 июня, за день до убийства генерала Перацкого, польская полиция арестовала Бандеру вместе с его товарищем, инженером Богданом Пидгайным ("Быком"), вторым (вместе с Шухевичем) боевым референтом КЭ ОУН, когда они пытались пересечь чешско-польскую границу. После гибели Перацкого, ареста Ярослава Карпинца, студента-химика Ягеллонского университета, и обыска на его квартире в Кракове, когда был найден ряд предметов, которые подтверждали его причастность к изготовлению бомбы, оставленной Мацейко на месте покушения, началось следствие: полиция зафиксировала контакты Бандеры и Пидгайного с Карпинцем в Кракове. Были арестованы еще несколько членов организации, которые имели отношение к убийству министра, в том числе Лебедь и его невеста, будущая жена, Дария Гнаткивская.

Следствие тянулось долго, и, возможно, подозреваемых не удалось бы поставить под суд, но в руки полиции попали около двух тысяч документов ОУН - так называемый "архив Сеныка", который находился в Чехо-Словакии. Эти документы дали возможность польской полиции установить большое количество членов и руководителей ОУН. Два года допросов, физических и моральных пыток. Бандеру содержали в одиночной камере, закованным в кандалы. Но и в этих условиях он искал возможности связаться с друзьями, поддержать их, пробовал выяснить причины провала. Во время еды ему расковывали руки, и он успевал за это время писать на дне тарелки записки друзьям.

С 18 ноября 1935 по 13 января 1936 года в Варшаве происходил суд над двенадцатью членами ОУН, обвиненными в соучастии в убийстве министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Вместе с Бандерой судили Дарию Гнаткивскую, Ярослава Карпинца, Якова Чорния, Евгения Качмарского, Романа Мыгаля, Екатерину Зарицкую, Ярослава Рака, Мыколу Лебедя. Обвинительный акт состоял из 102 машинописных страниц. Обвиненные отказывались говорить по-польски, здоровались приветствием: "Слава Украине!", превратили зал процесса в трибуну пропаганды идей ОУН. 13 января 1936 года был объявлен приговор: Бандера, Лебедь, Карпинец приговорены к смертной казни, остальные - от 7 до 15 лет заключения.

Процесс вызвал всемирный резонанс, польское правительство не осмелилось привести приговор в исполнение и начало переговоры с легальными украинскими политическими партиями о "нормализации" украинско-польских отношений. Бандере и его друзьям смертная казнь была заменена пожизненным заключением.

Это дало возможность организовать над Бандерой и членами Краевой Экзекутивы ОУН еще один судебный процесс, на сей раз, во Львове, по делу нескольких террористических актов, которые совершила ОУН. На львовском процессе, который начался 25 мая 1936 года, на скамье подсудимых был уже 21 обвиняемый. Здесь Бандера открыто выступил как краевой проводник ОУН.

На варшавском и львовском процессах Степан Бандера был приговорен вместе к семи пожизненным заключениям. Несколько попыток подготовить его побег из тюрьмы не имели успеха. За решеткой Бандера просидел до 1939 года - до оккупации Польши немцами.

Уже в это время НКВД интересовалася ОУН, в частности Бандерой. 26 июня 1936 года, когда Бандера давал показания на Львовском процессе, в зале к его словам внимательно прислушивался московский дипломат Светняла. Бандера, объясняя цель и методы борьбы украинских националистов против русского большевизма, говорил: "ОУН выступает против большевизма потому, что большевизм - это система, с помощью которой Москва поработила украинскую нацию, уничтожив украинскую государственность...

Большевизм методами физического уничтожения борется на восточноукраинских землях с украинским народом, а именно - массовыми расстрелами в подземельях ГПУ, уничтожением голодом миллионов людей и постоянными ссылками в Сибирь, на Соловки... Большевики применяют физические методы, поэтому и мы применяем в борьбе с ними физические методы..."

* * *

После захвата немцами Польши в Западную Украину пришли новые оккупанты. Из польских тюрем освободились тысячи украинских политзаключенных, и среди них Степан Бандера.

В конце сентября 1939 года он подпольно прибыл во Львов, где на протяжении нескольких недель занимался разработкой стратегии будущей борьбы.

Главное - создание густой сети ОУН по всей Украине, налаживание ее широкомасштабной деятельности. Продумывался план действий на случай массовых репрессий и депортаций советскими оккупантами населения Западной Украины.

По приказу Провода ОУН Бандера перешел за границу, в Краков. Здесь он женился на Ярославе Опаривской. "Революционеры" в ОУН, лидером которых был Степан Бандера, считали, что Украина должна собственными силами, не надеясь на чью-либо милость, не будучи послушным орудием в чужих руках, завоевывать независимость в борьбе.

События, которые произошли летом 1941 года, до и после Акта восстановления украинской государственности, показали полную правоту Бандеры в том, что милости от Гитлера Украине ждать не следует.

* * *

Готовясь к борьбе с московско-большевистскими оккупантами, ОУН-революционная решила использовать внутренние разногласия между некоторыми военными кругами Вермахта и нацистской партией для организации учебных украинских груп при немецкой армии. Были созданы северный украинский легион "Нахтигаль" ("Соловей") под руководством Романа Шухевича и южный легион "Роланд". Предварительными условиями их создания было то, что эти формирования предназначались только для борьбы против большевиков и не считались составными частями немецкой армии; на мундирах воины этих легионов должны были носить тризубец и идти в бой под сине-желтыми знаменами.

Руководство ОУН(р) планировало, что с приходом в Украину эти легионы должны стать зародышем самостоятельной национальной армии. 30 июня 1941 года, сразу же после бегства большевиков, Национальное Собрание во Львове провозгласило Акт восстановления Украинской Государственности. Председатель Национального Собрания Ярослав Стецько был уполномочен создать Временное правительство для организации украинских властных структур.

Гитлер поручил Гиммлеру срочно ликвидировать "бандеровскую диверсию", создание самостоятельного Украинского государства отнюдь не входило в планы нацистов.

Во Львов немедленно прибыла команда СД и спецгруппа гестапо для "ликвидации заговора украинских самостийников". Премьеру Стецько был предъявлен ультиматум: признать недействительным Акт возобновления Украинского Государства. После решительного отказа Стецько и еще несколько членов правительства была арестованы. Проводник ОУН Бандера был арестован в Кракове.

Сотни украинских патриотов нацисты бросили в концлагеря и тюрьмы. Начался массовый террор. В концлагере Освенцим зверски были замучены братья Степана Бандеры - Олэкса и Васыль.

Когда начались аресты, оба украинских легиона, "Нахтигаль" и "Роланд", отказались подчиняться немецкому военному командованию и были расформированы, их командиры - арестованы.

Бандера пробыл в концлагере до конца 1944 года.

Почувствовав на своей шкуре силу УПА, немцы начали искать в ОУН-УПА союзника против Москвы. В декабре 1944 года Бандера и еще несколько членов ОУН-революционной были освобождены. Им предложили переговоры о возможном сотрудничестве. Первым же условием переговоров Бандера выдвинул признание Акта возобновления Украинской Государственности и создание украинской армии как отдельных, независимых от немецких, вооруженных сил самостоятельной державы. Гитлеровцы не согласились признать независимость Украины и стремились создать пронемецкое марионеточное правительство и украинские военные формирования в составе немецкой армии.

Бандера решительно отбросил эти предложения.

Все последующие годы жизни С. Бандеры вплоть до трагической гибели - время борьбы и большого труда за пределами Украины для ее блага в полулегальных условиях чужеземной среды.

После августа 1943 года, от III Чрезвычайного Великого Сбора ОУН, на котором руководство перешло к Бюро Провода ОУН, и до февральской 1945 года конференции, председателем Организации был Роман Шухевич ("Тур"). Февральская конференция избрала новый состав Бюро Провода (Бандера, Шухевич, Стецько). Степан Бандера снова стал руководителем ОУН(р), а Роман Шухевич - его заместителем и председателем Провода в Украине. Провод ОУН решил, что в связи с московско-большевистской оккупацией Украины и неблагоприятным международным положением, проводник ОУН должен постоянно пребывать за границей. Бандера, именем которого было названо национально-освободительное движение против оккупации Украины, был опасным для Москвы. Мощная идеологическая и карательная машина была запущена в ход. В феврале 1946 года, выступая от имени УССР на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Лондоне, поэт Мыкола Бажан потребовал от западных государств выдачи большого количества украинских политиков в изгнании и в первую очередь Степана Бандеры.

На протяжении 1946-1947 годов американская военная полиция охотилась за Бандерой в американской оккупационной зоне Германии. В последние 15 лет жизни Степан Бандера ("Весляр") опубликовал большое количество теоретических работ, в которых анализировалась политическая ситуация в мире, в СССР, в Украине, были определены пути дальнейшей борьбы. Эти статьи не утратили своего значения и в наше время. Как предостережение нынешним строителям "независимой" Украины в тесных объятиях северного соседа звучат слова С. Бандеры из статьи "Слово к украинским националистам-революционерам за границей" ("Визвольний шлях".- Лондон.- 1948.- NoNo 10, 11, 12): "Главной целью и главнейшим принципом всей украинской политики является и должно быть восстановление Украинского Самостоятельного Соборного Государства путем ликвидации большевистской оккупации и расчленения российской империи на самостоятельные национальные государства. Только тогда может иметь место объединение этих самостоятельных национальных государств в блоки или союзы по принципу геополитических, хозяйственных, оборонных и культурных интересов на представленных выше основаниях. Концепции эволюционной перестройки или превращения СССР в союз свободных государств, но так же объединенных, в том же составе, с преимущественным или центральным положением России - такие концепции противоречат идее освобождения Украины, их надо до конца устранить из украинской политики.

Самостоятельного государства украинский народ сумеет добиться только путем борьбы и труда. Благоприятное развитие международной ситуации может значительно помочь расширению и успеху нашей освободительной борьбы, но оно может сыграть только вспомогательную, хотя и очень полезную роль. Без активной борьбы украинского народа наиболее благоприятные ситуации не дадут нам никогда государственной независимости, а только замену одного порабощения другим. Россия со своим глубоко укоренившимся, а в современную эпоху наиболее раскаленным захватническим империализмом, в каждой ситуации, в каждом состоянии, всеми силами, со всей ожесточенностью будет бросаться на Украину, чтобы удержать ее в составе своей империи или заново поработить. Как освобождение, так и защита самостоятельности Украины может в основе своей опираться только на собственные украинские силы, на собственную борьбу и постоянную готовность к самозащите.

* * *

Убийство С. Бандеры было заключительным звеном 15-летней цепи перманентной охоты на лидера украинских националистов.

В 1965 году в Мюнхене увидела свет 700-страничная книга - "Московские убийцы Бандеры перед судом", в которой собрано большое количество фактов и документов о политическом убийстве Бандеры, отклики мировой общественности о процессе над Сташинским в Карлсруэ, детальное описание самого процесса. В книге описан целый ряд попыток убийства Бандеры. А сколько их осталось неизвестными?

В 1947 году покушение на Бандеру готовил по приказу МГБ Ярослав Мороз, перед которым стояло задание совершить убийство так, чтобы оно выглядело, как эмигрантское сведение счетов. Покушение было раскрыто Службой Безопасности ОУН.

В начале 1948 года из Польши в Западную Германию прибыл агент МГБ Владимир Стельмащук ("Жабски", "Ковальчук"), капитан подпольной польской Армии Краевой. Стельмащуку удалось выйти на место пребывания Бандеры, но поняв, что в ОУН стало известно о его агентурной деятельности, он исчез из ФРГ.

В 1950 году СБ ОУН узнала о подготовке базой КГБ в столице Чехо-Словакии Праге покушения на Бандеру.

На следующий год данные о Бандере начал собирать агент МГБ, немец с Волыни Степан Либгольц. Позже КГБ использовало его в провокации, связанной с побегом убийцы Бандеры, Сташинского, на Запад. В марте 1959 году в Мюнхене был арестован немецкой криминальной полицией некий Винцик, якобы работник какой-то чешской фирмы, который усиленно разыскивал адрес школы, где учился сын Степана Бандеры Андрей. ЗЧ ОУН имели информацию о том, что в том же году КГБ, используя опыт уничтожения Петлюры, готовил к покушению молодого поляка, родственников которого будто бы уничтожили бандеровцы в Галичине. И, наконец, Богдан Сташинский, уроженец села Борщовычи возле Львова. Еще до убийства Ребета Сташинский познакомился с немкой Инге Поль, на которой он женился в начале 1960 года. Инге Поль, очевидно, сыграла большую роль в том, что у Сташинского открылись глаза на коммунистическую советскую действительность. Поняв, что КГБ, заметая следы, уничтожит его, Сташинский за день до похорон маленького сына сбежал с женой в американскую зону Западного Берлина.

После помолвки с Инге Поль в апреле 1959 года, Сташинского вызвали в Москву и в "высшей инстанции" приказали убить Бандеру. Но тогда, в мае, выехав в Мюнхен и выследив проводника ОУН, в последнюю минуту Сташинский не совладал с собой и убежал.

2-го октября 1959 года, за 13 дней до гибели Бандеры, СБ ОУН за границей стало известно о решении Москвы убить проводника. Но не уберегли... Когда 15 октября Бандера возвращался в час дня домой, на ступеньках лестницы к нему приблизился Сташинский и из завернутого в газету двухканального "пистолета" выстрелил ему в лицо синильной кислотой...

Когда-то руками захваченных татарами украинских хлопцев, превращенных в янычар, истреблялись их собратья. Теперь украинец Сташинский, холуй московско-большевистских оккупантов, своими руками уничтожил украинского проводника...

Весть о побеге Сташинского на Запад стала взрывом бомбы большой политической силы. Процесс над ним в Карлсруэ показал, что приказы о политических убийствах издавали первые руководители СССР, члены ЦК КПСС.

...На тихой фешенебельной улице Ливерпул Роуд, 200, почти в центре Лондона, в музее Степана Бандеры хранятся личные вещи проводника ОУН, одежда со следами его крови, посмертная маска. Музей устроен так, что проникнуть в него можно только изнутри помещения. Придет время - и экспонаты этого музея будут перенесены в Украину, за которую всю свою жизнь боролся и за которую погиб ее великий сын.

Автор: Игорь Набытовыч

Ответить

Фотография Nick Nick 04.02 2010

Не, ну я пряма не магу...
Пряма слеза прошибает от умиления.
Особенно понравилось вот это:

Почувствовав на своей шкуре силу УПА, немцы начали искать в ОУН-УПА союзника против Москвы

:) :) :lol: Так вот кто, оказывается, разгромил немцев! А Красная Армия пришла на всё готовенькое и подло оккупировала Украину. Какая гнусность!!!

А если серьёзно, Бандера мрaзь и убийца. Убийца не только своих политических противников, но и мирных жителей, в том числе и собственных сограждан.
Поляки не привели смертный приговор в исполнение, а потом "кровавые чекисты" освободили и выпустили на волю эту свoлoчь а потом и те и другие поплатились. Поляки поплатились своими убитыми согражданами, а ГеБе поплатилось тем, что через много лет пришлось проводить нашумевшую операцию по уничтожению, а в 39 году можно было придушить его без шума и пыли
Сообщение отредактировал Nick: 04.02.2010 - 20:42 PM
Ответить

Фотография sponson sponson 09.02 2010

Не, ну я пряма не магу...
Пряма слеза прошибает от умиления.
Особенно понравилось вот это:

:lol: :lol: :D Так вот кто, оказывается, разгромил немцев! А Красная Армия пришла на всё готовенькое и подло оккупировала Украину. Какая гнусность!!!

А если серьёзно, Бандера мрaзь и убийца. Убийца не только своих политических противников, но и мирных жителей, в том числе и собственных сограждан.
Поляки не привели смертный приговор в исполнение, а потом "кровавые чекисты" освободили и выпустили на волю эту свoлoчь а потом и те и другие поплатились. Поляки поплатились своими убитыми согражданами, а ГеБе поплатилось тем, что через много лет пришлось проводить нашумевшую операцию по уничтожению, а в 39 году можно было придушить его без шума и пыли


По сравннению с Бандерой Нестор Иванович был Александром Македонским, а махновцы по сравнению с УПА были великой армией.
Сообщение отредактировал sponson: 09.02.2010 - 08:44 AM
Ответить

Фотография NATO NATO 20.03 2010

По сравннению с Бандерой Нестор Иванович был Александром Македонским, а махновцы по сравнению с УПА были великой армией.

Ни в коем случае нельзя сравнивать. Ни по каким критериям кроме физиологических :blink:
Ответить

Фотография Ярослав Стебко Ярослав Стебко 20.03 2010

Ни в коем случае нельзя сравнивать. Ни по каким критериям кроме физиологических :blink:

Почему?
Ответить

Фотография NATO NATO 20.03 2010

Почему?

Степан Бандера.
Серый плащ с поднятым воротником, шляпа на глаза, подворотня, дождь...
Первое, что сделал - рассорился с учителями и старшими товарищами, расколол организацию. Дальнейшая деятельность на половину состояла из поиска финансирования и на половину из борьбы с этими самыми старшими товарищами. Яркий пример - убийство топором женщины-поэтессы, которая кому то письмо написала или даже с кем то кофе попила.
Кроме марания бумаги национальная борьба заключалась в подстрекательстве несовершеннолетних к погромам еврейских лавок и поджогам польских школ.
Унылое подполье одним словом.

Нестор Махно.
Чистое поле, тачанка с пулеметом "максим", верные хлопцы, ветер...
Гуляйполе - очень недолго и очень ярко. Крестьянская республика, черные знамена. По мобильности войска батьки превосходили современные американские бригады "Страйкер". Сам Махно - романтик, на велосипеде любил проехаться вдоль обоза.
Было, что вспомнить, короче говоря.

Общего у них не было ничего, ни идеологии ни практики.
То, что один с нацистами связался, а другой - с большевиками? Так куда деваться было? Это их и погубило
Ответить

Фотография Ярослав Стебко Ярослав Стебко 20.03 2010

Так понятно. Согласен.
Ответить

Фотография student student 16.08 2011

Хоть я и не националист но я всеравно считаю его великим человеком!
Ответить

Фотография VladRuss VladRuss 16.08 2011

Нашего батьку, Нестора Махно, даже не трогайте своей мохнатой лапой. Достойный человек был. А понаписали и понадумывали про него - выше крыши.
Ответить

Фотография VladRuss VladRuss 16.08 2011

Большевички на его горбу в рай въехали.
Его же потом и отметелили. Кто там у нас самый главный начальник Красной Армии? Лейба Троцкий. Он Нестора и ненавидел. А где он был, когда Нестор Украину от немцев спасал? Когда воевать некому было? И только Махно реально воевал? А что ему большевики взамен выписали? Александра Пархоменко?
Ответить

Фотография Алтаец Алтаец 16.08 2011

Вроде про Махно в другой ветке обсуждали, тут-то зачем?
Ответить

Фотография stan4420 stan4420 16.07 2018

Убийство «головного провидныка» ОУН относится как будто к разряду исторических событий, не вызывающих споров. Еще в 1990 году СССР официально признал, что Бандеру ликвидировал КГБ и, казалось, вопрос был закрыт навсегда.

Но начнем с того, что никогда это убийство не оценивалось с правовой точки зрения. Горбачевские катастройщики замолчали главное – не было бессудного убийства, как это представляла западная пропаганда. В 1949 году, в полном соответствии с советскими законами, Верховный суд СССР приговорил Бандеру к смертной казни по целому ряду статей, включая организацию массовых убийств мирного населения и терроризм. Поэтому юридически произошедшее было исполнением приговора суда, а не убийством. Государственные органы Советского Союза обязаны были предпринять все необходимые меры для исполнения приговора. В советском уголовном кодексе была статья, как и сейчас она есть в уголовных кодексах всех стран, предусматривающая ответственность за неисполнение решения суда.

Данный приговор Верховного суда не отменен до сих пор. Даже во времена тотально-бездумного горбачевского реабилитанса решение не было опротестовано.

Чисто политически Москве было совершенно невыгодно устранять Бандеру. Он был полной гарантией, что не произойдет объединения бандеровцев и мельниковцев, для которых взаимное выяснение отношений было важнее цели борьбы ОУН. Более того, ОУН-УПА на Западной Украине к 1959 году были полностью уничтожены, и никакой опасности лично Бандера уже не представлял. Но, если принять подобную логику, то бессмысленны и приговоры Нюрнбергского трибунала – бывшие фюреры побежденного Третьего рейха лично стали опаснее не более младенцев.

Никиту Сергеевича за многое можно и нужно упрекнуть, но в данном случае он действовал так, как надлежит подлинному государственному деятелю. За преступления против человечности должно последовать возмездие по закону, все остальное не имеет значения. Этой же логикой руководствовался Давид Бен-Гурион, отдавая приказ Моссаду похитить в Аргентине Адольфа Эйхмана для проведения судебного процесса в Израиле, хотя понимал неминуемость последующих внешнеполитических осложнений.

Однако реальные движущие силы произошедшего официальной версией полностью скрыты.

Итак, 15 октября 1959 года агент-боевик КГБ Богдан Сташинский из пистолета-шприца с ампулками синильной кислоты выстрелил в Бандеру в подъезде его мюнхенского дома. От выстрела тот впал в кому и скончался по пути в больницу. А 12 августа 1961 года, за сутки до перекрытия секторальных границ в Берлине, Сташинский вместе с женой-немкой, «раскаявшись», перебегает из ГДР в Западный Берлин, где признается в совершенных на территории ФРГ двух убийствах. Отсидев из полученных по приговору суда восьми лет четыре, досрочно освобождается «за хорошее поведение» и бесследно исчезает. Потом долгое время в газетах появлялись заметки, что ЦРУ прячет его в ЮАР или в США.

Но смешно представлять, что Сташинский страдал после совершенных убийств и был способен к покаянию в стиле романов Достоевского. Завербован он был в качестве «секретного сотрудника» Львовским УМГБ еще в 1950 году, и, скорее всего, инициативно проявил желание сотрудничать, что открывало перед амбициозным сельским мальчиком карьерные перспективы.

Активность и абсолютная моральная небрезгливость Сташинского хорошо видны по характеру выполнявшихся им заданий. Скажем, агент «Олег» (второй агентурный псевдоним – «Мороз») внедряется с помощью ничего не подозревающей сестры в «боивку» УПА, которой командовал ее жених, и передает собранную информацию чекистам. Сестру садят за пособничество, ее жених гибнет в бою при ликвидации «боивки», а Богдан получает денежную премию и личную благодарность начальника Львовского УМГБ полковника Владимира Майструка.

_.jpg

Богдан Сташинский

У Сташинского всегда была возможность уйти в лес, а оттуда за кордон, но он, усердно устилая свой путь трупами бандеровцев и отправленными в лагеря, служил МГБ. Служил потому, что служба ГБ открывала перед ним перспективу в жизни. И своего добился – его взяли в разведку агентом-боевиком. А при хорошей работе «Олег» мог быть переведен и на штатную офицерскую должность, как это произошло с другим агентом-боевиком (также впоследствии перебежчиком) капитаном Николаем Хохловым.

Вся выполнявшаяся агентурная работа характеризует Сташинского как человека чрезвычайно рационального, хладнокровного, не склонного к необдуманным поступкам и моральной рефлексии. Да и невозможно предположить, что комплексующему интеллигенту можно было пройти через жесточайшее сито отбора в «ликвидаторы» для загранработы. Свой орден Красного Знамени, врученный самим председателем КГБ Александром Шелепиным, он получил вполне заслуженно за профессионально, точно и хладнокровно выполненное задание по ликвидации Бандеры.

И Бандера был не первым «клиентом» Сташинского. 12 октября 1957 года он аналогичным образом ликвидировал в Мюнхене одного из лидеров «закордонной» ОУН (ЗЧ ОУН) Льва Ребета. За что был премирован ценным подарком – фотоаппаратом «Зенит» – и получил личную благодарность председателя КГБ генерала Ивана Серова.

Поэтому история с переходом в Западный Берлин выглядит крайне нелогично для предельно рационального профессионального убийцы. Если бы он просто «выбрал свободу», то это было бы объяснимо – его дальнейшая карьера в КГБ действительно не сложилась. Сташинский легко мог представиться обычным перебежчиком, придумав любую легенду, и потом бесследно раствориться на Западе. Подозрений насчет него у западных спецслужб не было, и все прошло бы совершенно гладко

Опасности мести со стороны КГБ перебежчику особо опасаться не стоило. Сташинский прекрасно знал возможности своего ведомства в проведении ликвидаций на Западе. Полуразваленный при Хрущеве «щит и меч революции», лишившийся многих профессионалов разведки и руководимый беспомощными партназначенцами, не мог сравниться по возможностям с МГБ. Даже подготовка убийства такой важной фигуры, как Бандера, проходила крайне тяжело. Сташинскому пришлось не только собственными силами отслеживать график передвижения объекта и устанавливать режим работы охраны, но даже выяснять домашний адрес. Хотя последнее можно было легко сделать заранее, просто просмотрев прессу украинских националистов в Мюнхене.

Однако вместо прикрытия легендой Сташинский немедленно признается в двух убийствах, совершенных на территории Германии. А, согласно законодательству ФРГ, двойное заказное убийство неминуемо означало многолетнее или пожизненное тюремное заключение.

Не говоря уже о том, что даже после выхода из тюрьмы над ним бы до конца жизни висела угроза расправы боевиков СБ ОУН за убийство Ребета и Бандеры.

Конечно, если бы Сташинский обладал ценной для ЦРУ информацией, все это бы не имело никакого значения. Он бы получил тогда не только защиту, но и щедрую оплату предательства, и последующее устройство. Но предатель не знал ничего, что бы представляло интерес. Операции по устранению Ребета и Бандеры им проводились без помощи резидентуры в Германии и агентуры КГБ. Не знал он ничего и о работе разведки в целом, за исключением своего конкретного задания. Все, что мог «Мороз» рассказать, – это назвать своих кураторов, большинство которых при этом знал под вымышленными именами, и раскрыть технику подготовки агентов-боевиков (индивидуальную в каждом конкретном случае).

Особой ценности такая информация не представляла и рассчитывать, что она обеспечит будущее и защитит от многих лет тюрьмы, не приходилось.

Не понимать столь очевидных вещей рассчитывавший все до мельчайших деталей Сташинский не мог. Остается единственное объяснение: он был уверен, что никто с него за убийства не спросит (что, правда, получилось не в полной мере).

Заметим, что судебное решение по Сташинскому вызвало в Германии громкий скандал, так как подсудимый был признан не убийцей, а лишь «пособником убийства», что и обусловило беспрецедентно мягкий приговор. Было очевидно, что такое странное решение суд принял под сильнейшим внешним давлением, которому противостоять не мог.

А что касается мести со стороны известной своей безжалостностью и огромным опытом убийств политических противников СБ ОУН, то рисковать можно было только при гарантии получения надежной защиты от нее. Все это в тогда еще далеко не самостоятельной Германии могли обеспечить только американцы.

Показательно, что подобные сомнения есть и у внука убитого лидера ОУН – тоже Степана Бандеры. Далекий от политики канадский бизнесмен давно изучает историю убийства своего деда, сумел даже ознакомиться с некоторыми документами ЦРУ, что породило у него еще больше вопросов. Вот его ответы на вопросы журналистов, из которых очевидно, что официальная версия, в которой фигурирует только КГБ, Бандеру-внука не удовлетворяет.

В 2000 году в интервью израильскому журналисту Владимиру Ханелису он заявил следующее: «В деле Сташинского много неясного». И сказал о желании, если бы это было возможно, выяснить правду у самого убийцы: «Мне бы хотелось встретиться с ним и поговорить — для восстановления исторической правды. Но никто не знает, где сейчас Сташинский и жив ли он вообще».

Характерно, что семья Бандеры была против убийства Сташинского как единственного, кто может рассказать всю правду о событиях 15 октября 1959 года: «Люди, близкие нашей семье, предлагали найти его и отомстить. Попросту говоря – убить. Но семья всегда была против этого».

В 2014 году в интервью львовской газете «Експрес» Бандера-внук также заявляет: «В этом деле осталось много вопросов». И вновь выражает сомнение, что Сташинский жив: «…в любом случае подозреваю, что Сташинского уже нет среди живых»,

У него также возник вполне закономерный вопрос: зачем Сташинский признался в убийстве, в котором подозревали вообще не КГБ, а мельниковцев. Признался, как будто играя отведенную ему заранее роль: «Парадокс – если бы Сташинский сам не признался американцам в убийстве, то все считали бы, что Степана Бандеру убили украинцы из других организаций – «мельниковцы» или еще кто-то, а так весь мир узнал, что его убил агент КГБ».

Но всем сомнениям есть только одно логичное объяснение: «Олег» был завербован американцами еще до убийства Бандеры. Инициативно, как и в случае с МГБ. И он сам сообщил ЦРУ о порученном ему на Лубянке задании. Сообщил, рассчитывая, что ценность информации обеспечит будущее на Западе. Сташинский вполне рационально был уверен, что предотвращение убийства столь важного для ЦРУ (о чем постоянно говорили на Лубянке, не зная всей внутренней кухни Лэнгли) лидера ОУН зачтется ему в качестве огромной заслуги.

Для понимания дальнейшего следует знать, что Бандера к этому времени уже перестал быть нужным американским хозяевам. После разгрома на Украине ОУН-УПА он не обладал не только повстанческими возможностями, но и необходимыми ЦРУ разведывательными – бандеровское подполье перестало существовать. Между тем глава ОУН настойчиво, с элементами шантажа, продолжал требовать финансирования в прежнем объеме и слишком много знал о работе ЦРУ. Также американцев совсем не вдохновляли его тесные контакты с британской МИ-6, с которой Бандера играл сепаратную от ЦРУ игру.

Кроме того, после смерти Сталина в вашингтонской администрации все больше становилось людей, считавших, что сотрудничество с одиозным пособником гитлеровцев дискредитирует США, принося при этом все меньшую пользу. Поддержка известного международного террориста крайне затрудняла и нормализацию отношений с СССР, что постепенно признавалось необходимым.

Все эти факторы делали вопрос избавления от Бандеры для ЦРУ весьма актуальным.

На эту же версию прямо указывает и Бандера-внук: «В конце концов, в устранении моего деда, думаю, были заинтересованы не только они (СССР. – Авт.), но и американцы. Могу судить об этом, ознакомившись с рассекреченными документами ЦРУ. Из них следует, что их агенты также следили за Бандерой».

Поэтому можно представить, каким подарком судьбы стало для «тихих американцев» появление Сташинского в западноберлинской или мюнхенской резидентуре с рассказом о полученном задании. Сташинский ошибся только в одном, но главном – он думал, что его ценность заключается в предотвращении ликвидации лидера ОУН. Но вышло наоборот – ему предложили исполнить порученное задание. ЦРУ руками КГБ решало проблему Бандеры и плюс заполучало агента в советской разведке. После исполнения задания Сташинский должен был возвратиться в СССР, чтобы перейти на постоянную работу в разведку как выполнивший правительственное задание особой важности герой.

Но с последним не сложилось: несмотря на полученный орден, Сташинского так и не зачислили в аппарат разведки, а решили устроить его в мирной жизни. Карьера «Олега» в КГБ закончилась, выезд за границу становился далее невозможен. Поэтому убийца Бандеры воспользовался последней возможностью бегства на Запад – под предлогом посещения жены в ГДР уйти через Западный Берлин.

Неожиданное появление Сташинского подвигло ЦРУ на использование перебежчика уже в чисто пропагандистских целях против СССР, больше он ни для чего пригоден не был. Для убедительности «раскаявшемуся убийце» пришлось немного посидеть в специально оборудованной комфортной камере немецкой тюрьмы. Конечно, восторга это у него вызвать не могло, но кураторов хотения вышедшего в тираж агента беспокоили меньше всего.

И стоит признать вполне обоснованными сомнения Бандеры-внука в долгой жизни Сташинского после освобождения. Все, что нужно было ЦРУ от экс-ликвидатора, оно получило сполна и вряд ли в дальнейшем руководствовалось сентиментальными мотивами в отношении двойного агента, вся жизнь которого представляла череду предательств.

 

Дмитрий Тесленко

Ответить